Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Приложения

Из книги «Warplanes and air battles of World War II»

Уоллис лично занялся вопросом доставки подрывного заряда непосредственно к стене дамбы и установки его там. Если это удастся сделать со стороны озера, то вес воды сильно поможет разрушить строение. В этом случае работу сможет проделать и более легкий заряд. Единственным решением задачи казалась торпеда, однако немцы тоже подумали об этом и установили для защиты дамб мощные противоторпедные сети. Чтобы преодолеть препятствие, Уоллис выдвинул по-детски простую идею. Специально сконструированную мину следует сбросить с низколетящего самолета, она будет прыгать по поверхности воды, пока не врежется в дамбу. После попадания в цель бомба должна отскочить и затонуть. Чтобы добиться максимального эффекта, она должна погрузиться на 30 футов. Это означало, что ее следует оснастить гидростатическим взрывателем, вроде тех, что стоят на глубинных бомбах.

Для успеха требовалось выполнить еще одно условие. Достигнув 30-футовой глубины, бомба должна быть прижата к стене дамбы. И снова Уоллис нашел блестящее решение. Если бомбу заставить вращаться НАЗАД, когда она оторвется от самолета, она будет вести себя именно так, как требуется. После удара о стену дамбы, она снова пойдет ВПЕРЕД, пока опять не упрется в дамбу. После этого бомба будет тонуть вертикально, пока не достигнет глубины взрыва. Уоллис провел ряд экспериментов на моделях, [309] и на основании их результатов получил разрешение провести эксперимент с бомбой нормальных размеров.

Грозное оружие для уничтожения дамб получило название «Апкип». Оно больше всего напоминало мусорный бак. Бомба имела диаметр 50 дюймов и длину 60 дюймов. Она весила 9250 фунтов, из которых 6600 фунтов приходились на мощную взрывчатку RDX. Снаряд устанавливался ПОПЕРЕК бомбового отсека значительно модернизированного «Ланкастера». Его держали две V-образных рамы, которые позволяли бомбе вращаться. Бомба раскручивалась до скорости 500 об/мин с помощью маленького электромотора, установленного в бомбовом отсеке, посредством обычной ременной передачи. Когда бомбардир в носовой кабине нажимал гашетку, чтобы сбросить бомбу, V-образные рамы резко отгибались в стороны, позволяя ей свободно падать.

Обращаться с «апкипом» было нелегко. Бомбы следовало сбросить на скорости ровно 220 миль/час с высоты точно 60 футов. Если «Ланкастер» закладывал вираж на этой высоте, его крыло проходило на высоте всего 6 ярдов от поверхности. Мало того. Скачущую мину следовало сбросить на расстоянии 425 ярдов от стены дамбы. Допустимая ошибка составляла всего 25 ярдов в ту или иную сторону. При скорости 220 миль/час самолет пролетал эти 25 ярдов за четверть секунды.

Никогда раньше к летчикам не предъявляли таких жестких требований. Добавьте сюда необходимость провести атаку ночью, и вы получите представление о трудности задания.

Чтобы провести эту атаку, КВВС пошли на беспрецедентный шаг, сформировав специальную эскадрилью в марте 1943 года. Ее командир, подполковник авиации Гай Гибсон, получил право отбирать лучших летчиков Бомбардировочного Командования. Его командующий, сэр Артур Харрис, приказал отбирать людей, которые уже завершили 2 оперативных цикла. Поэтому нетрудно понять, что 617-я эскадрилья получила самых опытных и самых удачливых летчиков Бомбардировочного Командования. Ночью 16 мая 1943 года с аэродрома Скэмптон в Линкольншире стартовали 19 «Ланкастеров», чтобы атаковать дамбы. Соединение было разделено на 3 волны: 9 самолетов первой волны должны были [310] атаковать Мён, потом Эдер, а если останутся бомбы, то и Зорпе. 5 самолетов второй волны были нацелены на Зорпе. Третья волна оставалась в резерве командования 5-й группы на случай, если понадобится нанести дополнительный удар по какой-либо цели. Если это не потребуется, их задачей была атака второстепенных дамб Листер и Эннерпе.

Первая волна, которую возглавлял сам Гибсон, по пути потеряла 1 самолет. Остальные атаковали и разрушили дамбу Мён в 0.56. Гибсон повел 3 самолета с неиспользованными бомбами к дамбе Эдер. В 1.54 с ней тоже было покончено.

Успех первой волны был уравновешен несчастьями, которые обрушились на вторую. Из 5 самолетов 2 были вынуждены повернуть назад, получив повреждения. Один самолет был подбит зенитками, второй зацепил брюхом за волны и потерял бомбу. Еще 2 самолета были сбиты, и только пятый атаковал дамбу Зорпе. Эта дамба представляла собой утрамбованный земляной вал с бетонной основой и была более упругой, чем бетонные дамбы Мён и Эдер. Поэтому она была не слишком подходящей целью для скачущих бомб Уоллиса. Однако ее важность была такова, что по ней обязательно следовало ударить. Единственная бомба самолета второй волны выбила около 50 футов парапета, но дамба уцелела. 3 резервным самолетам было приказано нанести удар, однако один из них был сбит по пути к цели. Старший сержант Браун прибыл на место, когда дамба Зорпе была почти полностью скрыта туманом. С ледяным спокойствием он выполнил 10 заходов на цель, пока не был полностью удовлетворен. Его бомба тоже попала в цель, упругая дамба треснула, но устояла. Когда прибыл третий резервный самолет, туман сгустился еще больше, и о новой атаке не могло идти речи.

2 оставшихся резервных самолета получили приказ атаковать запасные цели - дамбы Эннерпе и Листер. Дамба Эннерпе получила попадание, но устояла. Самолет, направленный к дамбе Листер, был сбит.

Таким образом блестящая атака 617-я привела к разрушению дамб Мён и Эдер и повреждению дамбы Зорпе. Новых атак с использованием скачущих бомб Уоллиса не проводилось, так как через несколько дней ошарашенные [311] немцы спешно прикрыли мощными зенитными батареями все уцелевшие дамбы.

Из 19 «Ланкастеров» и 133 человек экипажей были потеряны 9 самолетов и 56 летчиков. За эту атаку Гай Гибсон получил вполне заслуженный Крест Виктории. Были награждены еще 33 человека.

Разрушение дамбы Мён привело к затоплению долины ниже по течению реки. Такой же эффект произвело уничтожение дамбы Эдер. Здесь даже пришлось эвакуировать пригород Касселя Нехайм. Однако ни в том, ни в другом случае не удалось добиться долгосрочного эффекта. Если бы удалось уничтожить еще и дамбу Зорпе, немцы получили бы по-настоящему сильный удар. Водохранилища Мён и Зорпе содержали львиную долю запасов воды, используемой тяжелой промышленностью Германии. Если бы эти дамбы были разрушены, то, по словам рейхсминистра Альберта Шпеера: «Производство Рура получило бы страшнейший удар».

Самым важным результатом атаки стало отвлечение рабочих для ремонта дамб со строек пресловутого Атлантического Вала. Немцы бросили туда 20000 человек, что позволило им отремонтировать дамбы Мён и Эдер к осенним дождям. Успех скачущих бомб Уоллиса позволил ему снова вернуться к первоначальному предложению - «бомбе-землетрясению». По-прежнему не было самолета, способного поднять 10-тонную бомбы на высоту 40000 футов. Однако слегка модифицированный «Ланкастер» мог поднять ее на высоту 20000 футов и доставить на расстояние 140 миль. Для самолетов, базирующихся в Британии, целей на таком расстоянии не было. Тогда Уоллис предложил уменьшенный вариант бомбы весом 12000 фн. «Ланкастер» мог доставить такую бомбу почти в любую точку Германии. Это оружие не полностью соответствовало концепциям Уоллиса, однако должно было сработать почти так же.

Летом 1942 года КВВС уже имели бомбу весом 12000 фн - «блокбастер». Однако она имела очень тонкий корпус и не могла проникнуть в землю. Бомба сразу разрушалась. Бомба Уоллиса должна была выдержать удар о землю на сверхзвуковой скорости, что было совершенно новым в этой области вооружений. 1 июля Уоллис [312] получил разрешение на создание 12000-фунтовых бомб «толлбой».

Осенью 1943 года был проведен ряд экспериментов с моделями весом 4000 фн. Сначала опыты на полигоне Кричел Даун шли нормально, но когда бомбы начали сбрасывать с высоты 20000 футов, они стали показывать большую нестабильность полета. Однажды бомба разломилась в воздухе, и ее хвостовое оперение упало в 500 ярдах от носовой части.

Причина этой нестабильности была давно известна. При переходе звукового барьера турбулентность воздушных потоков сбивала бомбу с курса. Уоллис предложил развернуть плоскости хвостового оперения, чтобы они заставили бомбу вращаться вокруг своей оси. Потом пришлось решать проблему прочности корпуса, чтобы бомба не раскалывалась при ударе о землю. Чтобы добиться требуемой прочности, применили специальные методы литья и закалки корпусов.

Весной 1944 года «толлбой» был готов к использованию. Первый налет с этими бомбами был совершен 8 июня на важный железнодорожный тоннель Сомюр во Франции. 617-я эскадрилья сбросила 19 грозных снарядов. Все они легли достаточно точно. Одна из бомб попала в вершину холма прямо над тоннелем, глубоко вошла в меловой массив и взорвалась, похоронив тоннель. Бомбы оставляли воронки диаметром около 84 футов и глубиной 25 футов.

Вскоре после этого «толлбой» были использованы для уничтожения подземных хранилищ ракет «Фау» в северной Франции. После этих атак германские инженеры сообщили Имперскому Исследовательскому Комитету, что эти «сооружения не предназначались противостоять подобным бомбам».

Особенно замечательным был успех в уничтожении ранее неуязвимых бункеров подводных лодок. Обычные бомбы только царапали массивные крыши толщиной 16 футов железобетона. Новые бомбы разнесли на куски бункера в Бресте, Ла Паллисе, Эймейдене, Роттердаме, Бергене и Поортерсхавене. 12 ноября 1944 года 32 «Ланкастера» 9-й и 617-й эскадрилий атаковали «толлбоями» могучий линкор «Тирпиц», стоящий в Тромсё. 2 бомбы попали в корабль и взорвались глубоко внутри корпуса, после того, как сработал взрыватель с задержкой 1/14 секунды. Мощь 5 тонн взрывчатки, [313] заключенной в бронированную коробку, оказалась ужасающей. «Тирпиц» был буквально выпотрошен. Когда осели брызги близких разрывов, линкор выглядел так, словно его протащили сквозь валки исполинского прокатного стана. Один из очевидцев заметил, что он «больше всего напоминал недостроенный корпус на стапеле». Через 5 минут огромный пожар достиг кормового погреба. Взрыв боеприпасов пробил щель длиной 120 футов под броневым поясом левого борта. Корабль перевернулся и затонул.

Успех «толлбоев» в свою очередь привел к решению заняться гигантской 10-тонной бомбой «гранд слэм». Полученный опыт был очень полезным, но оставалась еще пара проблем. Снова всплыла прочность корпуса. Уоллис потребовал сталь с пределом прочности 50 - 55 тонн на кв. дюйм. Для этого требовалась закалка корпуса в масле, и только один завод - Стальная Корпорация Шеффилда - имел печи и ванны достаточно больших размеров, чтобы работать с этими отливками. Фирма работала на пределе возможностей, но не могла обеспечить необходимое количество бомб. Поэтому Бомбардировочное Командование обратилось к другим фирмам с просьбой начать производство бомб, используя специальную методику воздушной закалки, которая была проще и давала почти такие же результаты. Полученные корпуса имели предел прочности 48 - 53 тонны на кв. дюйм.

Впервые «гранд слэм» был использован 14 марта 1945 года при налете на виадук Бельфельд. В ходе атаки были сброшены 13 «толлбоев» и 1 «гранд слэм», в результате не удалось выделить воздействие каждого типа бомб. Но это не имело значения. 6 пролетов одного виадука и 7 пролетов другого были уничтожены. Около 20000 тонн бетона и кирпича были обрушены 3 близкими разрывами, один из которых принадлежал «гранд слэму». Уоллис говорил, что для этого типа бомб близкий разрыв лучше прямого попадания, и оказался прав.

Всего в ходе войны были сброшены 854 «толлбоя» и 41 «гранд слэм». В целом бомбы-камуфлеты Уоллиса оказались значительно более эффективны и менее эксцентричны, чем скачущие мины. [315]

Из книги N. Polmar «Aircraft carriers»

Хотя использование авианосных «Москито» против «Тирпица» было запрещено, в июле 1944 года пришел приказ подготовить 618-ю разведывательную эскадрилью КВВС, летающую на «Москито», к операциям против японских судов на Тихом океане. Эта эскадрилья получила модифицированные «Москито» Mk.1V. Пилоты были обучены полетам с авианосцев на «Барракудах». Учения проводились на борту эскортного авианосца «Раджа».

В октябре 1944 года эскадрилья была еще раз перевооружена. На сей раз она получила 21 бомбардировщик модели MR.VI и фоторазведчики PR.XVI. Оба самолета были невооруженными, а первый мог нести 4000 фн бомб на внутренней подвеске (при взлетном весе 22500 фн). Кроме обычного оружия, эти самолеты могли нести 2 сферические бомбы «Хайболл» - уменьшенную версию бомб Уоллиса, примененных против дамб Рура. Бомбы «Хайболл» следовало применять против морских целей при атаке с кабрирования. В том же месяце эскадрилья была погружена в Глазго на борт эскортных авианосцев «Фенчер» и «Страйкер». Пилоты не успели потренироваться в полетах с «авианосцев-джипов», а те уже отправились на Тихий океан. 23 декабря корабли прибыли в Мельбурн. После 6 месяцев бездействия эскадрилью было решено расформировать. Причины отказа использовать эскадрилью не ясны, возможно, сыграли роль отсутствие подходящих целей в этом районе и сложности полетов на «Москито» с эскортных авианосцев.

Эскадрилья вошла в состав Королевских Австралийских ВВС. Обслуживающий персонал до отправки в Англию работал на австралийских аэродромах. Пилоты были отосланы в Индию. Так закончилось существование этой необычной эскадрильи. [316]

Кавалер Креста Виктории подполковник авиации Гай Гибсон

Гай Пенроуз Гибсон родился 28 августа 1918 года в Симле, Индия. Его родителями были Александр Джеймс и Леонора Мэри Гибсон. У него были брат Александр Эдвард Чарльз (родился в 1915 году) и сестра Джоан (родилась в 1917 году).

В 1924 году семья Гибсонов возвращается в Англию. Проведя некоторое время в Корнуолле, они переезжают в Лондон. Первой школой маленького Гая становится Западно-Корнуоллский колледж для детей младше 8 лет. Потом он переходит в Подготовительную школу Св. Георгия в Фолкстоне, Кент. В это время его родители возвращаются в Индию, и Гай проводит первые каникулы с бабушкой в Корнуолле. Но это оказывается слишком тяжело для старушки, и мальчики переходят на попечение дяди, а Джоан остается в приходской школе.

В сентябре 1932 года Гай поступает в школу Св. Эдуарда на окраине Оксфорда. Его брат поступил туда в 1930 году. А примерно 8 лет назад в ней учился знаменитый безногий ас Дуглас Бадер. Ректор школы вспоминает, что Гай был одним из самых умных и решительных мальчиков, которые учились у него. Именно тогда Гибсон решил стать летчиком, хотя ему не удалось поступить в Королевские ВВС из-за маленького роста.

В 1935 году Гибсон попытался встретиться со знаменитым летчиком-испытателем Маттом Саммерсом. Эта попытка завершилась неудачей, но потом кто-то из родственников, лично знавший Саммерса, дал Гаю рекомендательное письмо. Гай сказал Саммерсу, что очень хочет стать летчиком-испытателем. Но Саммерс посоветовал ему сначала поступить в КВВС, научиться летать как можно лучше, а потом вернуться, «и мы посмотрим, что сможем для тебя сделать». Именно после этого комиссия КВВС отвергла Гая из-за его роста.

В годы Второй Мировой войны 150 выпускников школы Св. Эдуарда служили в Королевских ВВС. 48 из них получили различные награды за храбрость, а еще 11 были [317] упомянуты в приказах. В 1954 году министерство авиации сообщило совету школы, что будет ежегодно выделять 1000 фунтов стерлингов на стипендии детям офицеров КВВС, которые учатся в этой школе. Эти стипендии составляли 40 фунтов в год и носили имя Гая Гибсона.

Несмотря на свой маленький рост, Гибсон в конце концов сумел добиться зачисления в Королевские ВВС. 16 ноября 1936 года он поступил в Гражданскую летную школу в Ятсбери. 31 ноября 1937 года в награду за свою настойчивость он получил временное звание лейтенанта авиации и был переведен в 24-ю (учебную) Группу. Срок контракта составлял 4 года, начиная с 16 ноября 1936 года. 6 февраля Гибсон был переведен в 6-ю учебную летную школу для прохождения курса летной подготовки. 27 мая 1937 года он получил вожделенные крылышки пилота КВВС.

4 сентября 1937 года он был переведен в 83-ю эскадрилью, свою первую боевую часть. Она входила в состав 2-й Группы только что сформированного Бомбардировочного Командования. Позднее 83-я эскадрилья была передана 5-й Группе и была переведена в Линкольншир. Сначала Гибсон летал на бомбардировщике Хаукер «Хинд», а потом пересел на «Бленхеймы» и «Хэмпдены». 27 сентября 1937 года его отправили обратно в 24-ю Группу на краткосрочные курсы парашютных прыжков. Уже 2 октября он вернулся в 83-ю эскадрилью.

19 февраля 1939 года Гибсона зачисляют на краткосрочные штурманские курсы в Хэмбле. 16 июня 1939 года он получает звание старшего лейтенанта авиации. 11 июля он совершает учебный полет во Францию в составе большой группы бомбардировщиков. По взаимной договоренности с французами, летчики обеих стран совершали ознакомительные полеты над территорией соседней страны. Более 100 самолетов («Уитли», «Веллингтоны» и «Хэмпдены») вылетели на юг со своей базы, но встретили густой туман и были вынуждены вернуться. Вторая попытка тоже была сорвана туманом. Но через несколько дней британские самолеты благополучно перелетели в Тангмер. После заправки они взлетели и сделали несколько кругов вокруг Эйфелевой башни. Потоки горячего воздуха вызвали [318] сильную болтанку, от которой 2 членам экипажа Гибсона стало дурно. После эффектного шоу Гибсон взял курс на свой аэродром в Скэмптоне, где благополучно приземлился. Но на следующий день механики обнаружили, что баки его самолета совершенно сухи.

Контракт Гибсона с КВВС завершался в апреле 1939 года, но действия Гитлера вызвали опасения у командования британской армии, и оно задержало на службе всех пилотов, опасаясь начала войны. В конце августа 1939 года Гибсон получил отпуск и отправился в городишко Саундесфут, где рассчитывал покататься на яхте. Но уже в первый день отпуска мальчишка-рассыльный принес ему телеграмму: «Немедленно вернуться в свою часть».

Гибсон оставил своего кота Винди миссис Фрост, у которой он жил в Саундесфуте, на время войны. Судя по всему, он иногда навещал своего кота.

Когда началась Вторая Мировая война, в первый же день Гибсон отправился на боевую операцию. 83-я эскадрилья получила приказ бомбить германские корабли, выходящие из Вильгельмсхафена. 6 самолетов, в том числе и Гибсона, должны были атаковать карманный линкор «Адмирал Шеер». Из-за плохой видимости и дождя они не нашли цель и сбросили бомбы в море. Все самолеты вернулись на базу.

5 сентября Гибсон в качестве свидетеля присутствует на свадьбе своего брата. Его рука покоится на повязке. Гибсон рассказывает всем гостям, что он ранен шрапнелью во время вылета 3 сентября. Однако на самом деле его покусала собака командира авиабазы. Следующие несколько недель эскадрилья Гибсона занимается важным делом -сбрасывает листовки на Германию.

1 декабря 1939 года Гибсон отправился в увольнение в Ковентри, чтобы навестить брата, служившего в 6-м батальоне Уорвикширского полка. Там он впервые встретил Еву Мур, которая позднее стала его женой. В январе 1940 года 83-я эскадрилья была переброшена в Лоссимут для участия в противолодочных операциях. Там он впервые принял участие в новой для себя операции. Гибсон впервые сбрасывал магнитные мины. Английские пилоты ехидно [319] называли такие минные постановки «посевом». На обратной дороге Гибсон заметил подводную лодку, которая, как он решил, возвращается из похода в Атлантику. Гибсон атаковал ее, но лодка спешно погрузилась. Атака сорвалась и очень кстати, так как лодка была английской. Позднее Гибсон заметил еще одну лодку. Но не стал атаковать ее.

27 февраля он снова участвовал в минных постановках. На сей раз никаких лодок он не заметил. 11/12 апреля Гибсон вместе с другими летчиками ставит мины в гавани Киля. 14/15 апреля Гибсон снова вылетает для минной постановки. Он сбрасывает мину с высоты всего 100 футов. Из-за плохой погоды Гибсон садится на аэродроме в Манстоне. Следующий вылет должен был состояться для бомбардировки аэродрома Ольберге, Дания. Но из-за отказа компаса Гибсон был вынужден вернуться. 23/24 апреля он снова вылетает для постановки мин, на сей раз в Осло-фиорде. И снова он садится в Манстоне.

10 мая Военный Кабинет снимает все ограничения с действий Бомбардировочного Командования. Теперь самолеты могут вылетать в Германию, имея на борту более серьезное оружие, чем листовки. Первой целью английских бомбардировщиков должны были стать нефтехранилища в Бельгии и Голландии, куда вторглись немцы. Таким способом британское командование желало замедлить продвижение немецких войск. 14/15 мая 83-я эскадрилья ставила мины в гавани Копенгагена. 17/18 мая Гибсон пилотировал один из 78 самолетов, которые бомбили Гамбург и Бремен. Его самолет врезался в аэростат заграждения и повредил себе рули, правую плоскость и компас. Но Гибсон сумел вернуться назад, управляя самолетом с помощью моторов.

22/23 мая Гибсон бомбил железнодорожный мост через Шельду и уничтожил его. 26/27 мая он атаковал железнодорожный тоннель возле Аахена. Чтобы рикошетом загнать бомбу прямо в горло тоннеля, ему пришлось лететь на очень малой высоте. 30/31 мая Гибсон участвовал в сорвавшейся атаке нефтехранилища возле Брюнсбюттеля. Самолеты цель не нашли и вернулись назад с бомбами. [320]

Несмотря на это, в тот же день командир 5-й Группы вице-маршал авиации Артур Харрис представил Гибсона к награждению Крестом залетные заслуги. В это время Гибсон имел 11 боевых вылетов и провел в воздухе 66 часов. 9 июня 1940 года он получил эту награду. А тем временем Бомбардировочное Командование переключилось с решения «стратегических» задач на оперативные. Его целью стали коммуникации германской армии.

13/14 июня Гибсон бомбил район Гента. 17/18 июня он участвовал в налете на нефтеперегонный завод в Ганновере. 21/22 и 23/24 июня эскадрилья Гибсона бомбила авиазаводы в Касселе и Висмаре. 27/28 июня Висмар подвергся новой атаке. Сбрасывать бомбы приходилось с малой высоты под сильным зенитным огнем. 1/2 июля Гибсон сбросил первую 2000-фн бомбу во время атаки линкора «Шарнхорст», стоящего в Киле. Однако он промахнулся, и бомба упала на городские кварталы. На следующий день атаке подвергся нефтеперегонный завод в Нанте. После атаки весь заводской район был охвачен пламенем. 4 июля Бомбардировочное Командование переключилось на борьбу с угрозой вторжения. Его целью стали вражеские порты, корабли и авиапромышленность. Но британское верховное командование никак не могло определиться с приоритетом целей и постоянно переключало свои бомбардировщики с одной задачи на другую. 13 июля главной целью были названы авиазаводы, а нефтехранилища - второй по важности. Потом на второй план выдвинулись узлы связи. 10 июля главной целью становятся электростанции и оружейные заводы. Словом, в умах британских маршалов авиации царил настоящий хаос.

В августе Гибсон был не столь занят, так как основная тяжесть военных действий упала на легкие бомбардировщики и истребители, которые боролись с Люфтваффе. Английская авиация снова занялась охотой на германские высадочные средства. 25 июля Гибсон бомбил заводы «Сименс и Гальске». После посадки Гибсон приказал как можно быстрее заправить самолет, чтобы вылететь на поиск пропавшего экипажа. Но летчики были подобраны катером раньше, чем Гибсон обнаружил упавший в море самолет. [321] 8 сентября Гибсон на своем «Хэмпдене» вылетает для бомбежки Остенде. 15 сентября 155 британских самолетов наносят удар по порту Антверпена, где немцы сосредоточивают десантные баржи. Гибсон участвует в этом налете. Он добился по крайней мере 1 прямого попадания. Во время операции 20 сентября самолет Гибсона был поврежден прямым попаданием зенитного снаряда, который, к счастью, не разорвался. Он пробил пол кабины возле педали рулей и ранил бомбардира. Гибсон сохранил искореженную педаль у себя в комнате вместе с другими сувенирами. 21 сентября Бомбардировочное Командование получило новую директиву. Главной целью становились десантные баржи, а аэродромы и авиазаводы отодвигались на второй план. 23 сентября Гибсон участвует в налете на Берлин и сбрасывает бомбы на электростанцию в Потсдаме. Этот полет завершил пребывание Гибсона в 83-й эскадрилье и его первый период пребывания в составе Бомбардировочного Командования.

Гибсон подал рапорт о зачислении его на курсы пилотов ночных истребителей. 26 сентября он был направлен в 14-ю учебную эскадрилью в Коттесморе, а 16 октября был переведен в 16-ю эскадрилью в Аппер Хейфорд. 13 ноября Гибсон был направлен в 29-ю эскадрилью, которая базировалась в Веллингоре, Линкольншир. В это время эскадрилья летала на «Бленхеймах», ценность которых в качестве истребителей была довольно сомнительной. Однако вскоре ожидалось поступление «Бофайтеров». Гибсон совершил первый полет на «Бленхейме» 15 ноября. 19 ноября он совершил первый боевой вылет на этом самолете.

В это же время Гибсон занимает свою первую командную должность. Он становится командиром звена «А», хотя пилоты встречают это назначение без радости. Для них Гибсон был «бомбером». Однако вскоре характер Гибсона и его качества пилота принесли ему уважение летчиков 29-й эскадрильи.

В конце ноября Гибсон получает краткосрочный отпуск и 21 ноября улетает на «Бленхейме» в Кардифф на собственную свадьбу. 23 ноября он обвенчался с Эвелин Мэри Мур в церкви Всех Святых в Пенарте, Кардифф. Медовый [322] месяц был коротким. Уже 1 декабря Гибсон совершает первый полет на «Бофайтере», а 10 декабря он впервые вылетает на боевое патрулирование. В течение 20 минут Гибсон гонится за «призраком», мелькнувшим на экране радара, но обледенение самолета вынуждает его прекратить погоню. 11 декабря он проводит первый ночной бой. Над морем он атакует вражеский самолет, который опознал как Ju-88. Гибсон выпускает 2 короткие очереди, однако в своем рапорте ничего не говорит о попаданиях или ответном огне.

15 декабря Гибсон первым из пилотов получает разрешение летать на «Бофайтере» и днем, и ночью. 20 декабря он имеет безрезультатную стычку с Не-111. 4 февраля он атакует вражеский самолет над Гримсби и выпускает по немцу 63 снаряда. Однако снова никаких попаданий. Гибсон даже не смог опознать противника. 14 марта Гибсон наконец сбивает самолет противника. Это был Не-111. Первой очередью Гибсон убил стрелка немецкого бомбардировщика, поэтому ответного огня противник не ведет. Гибсон сначала подбивает левый мотор «Хейнкеля», а потом правый. Но при этом обломки пробивают и крыло «Бофайтера». Немецкий бомбардировщик падает в море, и лишь один из летчиков успевает выпрыгнуть с парашютом.

8 апреля самолет Гибсона был атакован Ju-88, который обстрелял его снизу. При этом был ранен оператор радара. При посадке самолет врезался в забор, так как отказали поврежденные тормоза. 23 апреля Гибсон был вынужден отказаться от атаки Do-17, так как стрелок немецкого самолета оказался слишком метким. Но немного позднее Гибсон снова атаковал немца и выпустил более 20 снарядов, повредив ему правый мотор. 7 мая Гибсон сбил вражеский самолет. 10 мая он обнаружил 4 бомбардировщика Не-111 возле Ширнесса. Пушки на «Бофайтере» Гибсона заклинило, и он обстрелял противника из пулеметов, повредив один из немецких бомбардировщиков, хотя сбить его не удалось. Неисправность в системе электроспуска удалось найти только через 5 дней.

Во время службы в 29-й эскадрилье Гибсон обзавелся псом по кличке «Ниггер», который позднее постоянно сопровождал его. Сука, принадлежавшая одному из пилотов, [323] родила щенят, и Гибсон выбрал Ниггера. 29 июня 1941 года Гибсон получил временное звание майора авиации, а 1 декабря был назначен временно исполняющим обязанности командира эскадрильи. 7 июля он сбил Не-111 возле Ширнесса. 16 сентября 1941 года Гибсон был награжден пряжкой к своему Кресту за летные заслуги.

21 октября Гибсон повредил 2 пикировщика Ju-87 над Дувром. 23 декабря он был переведен в 51-ю учебно-тренировочную эскадрилью в Кранфилд в качестве инструктора, так как совершил 99 вылетов на истребителе. В начале 1942 года Гибсон опробовал все мыслимые типы самолетов, в том числе «Лизандер», «Оксфорд», «Веллингтон» и многие другие. Наконец он стал старшим инструктором. 23 марта Гибсон был переведен служить в штаб в 5-й Группы. Однако он выразил желание вернуться в Бомбардировочное Командование и вскоре был приглашен на встречу с новым командующим «Бомбером» Харрисом. Видимо, Гибсон произвел хорошее впечатление на Харриса, так как через 2 дня после встречи он был назначен командиром 106-й бомбардировочной эскадрильи в Конингсби, Линкольншир. 13 апреля Гибсон прибыл к месту новой службы.

В это время 106-я эскадрилья все еще летала на неуклюжих «Манчестерах», моторам которых явно не хватало мощности. Свой первый полет на «Манчестере» Гибсон совершил 1 апреля. Приняв дела у прежнего командира эскадрильи, свой первый боевой вылет Гибсон совершил 22 апреля. Гибсон поставил 6 мин в гавани Киля и решил, что «Манчестер» слишком тяжел и неуклюж по сравнению с «Бофайтером». Последовали новые операции, часть из которых была проведена вместе с «следопытами». В июне 1942 года в эскадрилью начали поступать «Ланкастеры». Их пригоняли женщины-пилоты вспомогательной транспортной службы. Одновременно в эскадрилью поступили бомбы «Блокбастер», весящие 8000 фунтов. Летать на «Ланкастере» Гибсона учил капитан авиации Джон Хопгуд, который сам имел налет на этом самолете всего 10 часов. 8 июля 1942 года Гибсон совершил первый боевой вылет на «Ланкастере». Он повел 10 самолетов для атаки доков Вильгельмсхафена. [324] Во время вылета был потерян 1 самолет. Гибсон назвал свой самолет «Адмирал Прун». На фюзеляже был нарисован Микки Маус.

Последовали новые вылеты на различные цели в Бремене, Милане, Генуе. В списке целей эскадрильи можно найти даже недостроенный германский авианосец «Граф Цеппелин». 30 октября 1942 года Гибсон был представлен к Ордену за выдающиеся заслуги и 20 ноября получил его. Он стал временным командиром авиабазы.

В 1943 году началось бомбардировочное наступление на Германию. В ночь с 17 на 18 января Гибсон сбросил на Берлин 8000-фн бомбу. Но 5 февраля во время налета на Турин погиб «Адмирал Прун». К счастью, Гибсон в этом налете не участвовал. С 14 января по 4 февраля он участвовал в 3 рейдах против различных целей в Германии. 14 февраля Гибсон принимал участие в налете на Милан, 25 февраля - на Нюрнберг, 26 февраля - на Кельн.

Последним рейдом Гибсона в составе 106-й эскадрильи стал налет на Штуптарт. Во время полета к цели его «Ланкастер» получил попадание, но Гибсон после совещания со штурманом решил не прерывать полет. Он снизился до 4000 футов и набрал высоту только перед самым сбросом бомбы. После этого Гибсон взял курс домой, поближе к отпуску. Так, по крайней мере, думал он сам.

12 марта он был представлен к награждению пряжкой к своему Ордену за выдающие заслуги. Гибсон совершил 172 вылета и провел в воздухе 642 часа. Представление было сделано командиром 5-й Группы вице-маршалом авиации Кохрейном. Награду Гибсон получил 2 апреля 1943 года. 15 марта Гибсон был переведен в штаб 5-й Группы, однако он сразу попросил Кохрейна разрешить ему еще один полет. Кохрейн согласился, и Гибсон был переведен командиром в эскадрилью «Икс». После нескольких недель упорных тренировок Гибсон повел специально оборудованные самолеты в знаменитый рейд против дамб.

17 мая фоторазведчики подтвердили, что 2 дамбы разрушены. 23 мая по представлению главного маршала авиации сэра Артура Харриса Гибсон был награжден Крестом Виктории. Еще 34 летчика, участвовавшие в этом рейде, [325] получили награды. 27 мая король и королева посетили авиабазу в Скэмптоне, где Гибсон рассказал им об этой операции. Королю показали «Ланкастер» с вращающейся бомбой, а Барнс Уоллис рассказал, как она действует.

Гибсон представил 2 варианта герба 617-й эскадрильи, и король выбрал изображение разбитой дамбы с девизом «После меня - потоп!». Вручение наград летчикам было проведено 22 июня. Король в это время находился на Среднем Востоке, и ордена вручала королева. Обычно Крест Виктории вручают в последнюю очередь, но на сей раз Гибсон получил орден первым, вместе с пряжкой к Ордену за выдающиеся заслуги. В июне 1943 года Гибсон наконец сумел отправиться в свадебное путешествие. 20 июля Гай и Ева получили приглашение Черчилля провести уикэнд в Чекерсе в качестве гостей премьер-министра.

8 августе 1943 года по просьбе Черчилля Гибсон совершил путешествие в США. Он отплыл из Англии на борту лайнера «Куин Мэри» вместе с другими знаменитостями. После возвращения из США Гибсон получил назначение в министерство авиации и в этот период написал свою книгу «Впереди вражеский берег».

9 февраля 1944 года Гибсон стал кандидатом в парламент от консервативной партии, но политика его не привлекала, и он отказался от участия в выборах. В марте Гибсон закончил курсы для старших офицеров КВВС в Оксбридже и был переведен в штаб 28-й Группы. 12 июня 1944 года он был назначен начальником оперативного отдела штаба авиабазы ? 55 в Ист-Киркби. 19 июля Гибсон ухитрился совершить боевой вылет вместе с 630-й эскадрильей. Целью были пусковые установки ракет «Фау-1» в районе Парижа. 2 августа он был переведен на базу ? 54 в Кинингсби, где совершил еще один тренировочный полет. 18 августа с аэродрома Диилин Гибсон совершил свой 74-й боевой вылет на бомбардировщике.

16 сентября он совершил перелет на «Москито» из Лэнгфорд Лоджа в Кинингсби. Гибсон добился разрешения Кохрейна на боевой вылет, хотя до сих пор налетал на «Москито» всего 9 часов 45 минут. 19 сентября он вылетел на «Москито» в качестве «следопыта» при группе бомбардировщиков, [326] которая должна была атаковать железнодорожный узел в Германии. Хотя облачность была очень низкой, Гибсон нырнул под тучи и сбросил световые маркеры. В последний раз горящий самолет Гибсона видели над Стеенбергеном в Голландии. Поврежденный «Москито» разбился, и Гай Пенроуз Гибсон погиб. Он был похоронен в мемориальном комплексе Содружества в Голландии рядом со своим штурманом майором авиации Джимом Уорвиком.

Ева Гибсон получила письмо с соболезнованиями от Уинстона Черчилля.

Содержание