Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава четвертая.

Исторические уроки и выводы 1941 г.

4.1. Военно-политическая обстановка

Начальный период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. преподал нам важные уроки, которые не утратили и, видимо, не утратят своего значения до тех пор, пока будет существовать военная опасность для нашего государства. Естественно, что выводы, которые необходимо делать из этих уроков в целях проведения практических мероприятий по укреплению обороноспособности страны, каждый раз обусловливаются реальной расстановкой внутренних и внешнеполитических сил и множеством других факторов. Такие выводы должны иметь соответствующую прогностическую гарантию от неожиданностей и непредсказуемого развития событий.

Советский Союз накануне Великой Отечественной войны обладал значительным военно-экономическим потенциалом, который при умелом его использовании в целом обеспечивал падежную обороноспособность государства. Налицо было морально-политическое единство народа как следствие огромного социально-политического импульса, данного ему Октябрьской революцией. Самоотверженным трудом народа были созданы и развиты основные отрасли народного хозяйства, необходимые для производства современного по тому времени вооружения и техники. Военно-научный потенциал обеспечивал как техническое, так и военно-теоретическое развитие Вооруженных Сил.

Однако односторонняя, а в ряде случаев преднамеренно искаженная информация и оценка степени приготовления блока фашистских государств к войне, субъективизм и монополизм И. В. Сталина в необоснованной и неверной оценке военно-политической обстановки и, главное, в определении сроков нападения фашистской Германии на СССР не позволяли Стране Советов всесторонне подготовиться к отпору фашистской агрессии. Имело свои отрицательные последствия в подготовке страны и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии и ослабление разоблачения германского фашизма как главного источника военной опасности того периода.

Все это привело к тому, что оценка расстановки военных и политических сил в ряде случаев не соответствовала реальности. Размывались понятия «противники» и «союзники», что привело к неправильной оценке геостратегического положения Советского Союза, выразившейся в ошибках планирования, осуществления стратегического развертывания и вступления в войну Вооруженных Сил СССР.

Вместе с тем не следует только с позиций политического произвола рассматривать часто вынужденные внешнеполитические акции против Финляндки, в Прибалтийских государствах, областях Западной Украины, Западной Белоруссии и ряд других. В конечном счете это позволило значительно отодвинуть на запад границы страны, создало условия для того, чтобы в определенной степени обезопасить СССР от внезапного нападения и одновременного поражения жизненно важных центров. Другое дело, что эти условия не были реализованы в достаточной степени, так как не было проведено соответствующих мероприятий для [159] улучшения фактической обороноспособности страны и ее Вооруженных Сил.

К этому следует добавить, что ряд внешнеполитических и партийно-интернациональных демаршей И. В. Сталина дезориентировал симпатизирующие нам социально-политические силы в Германии и других государствах, поставил их под удар фашистских режимов и тем самым создал благоприятные условия для морально-психологической обработки населения этих стран на идеях развязывания войны против СССР.

Было бы также необъективным не оценить должным образом принятые меры и найденные формы руководства страной в тяжелейший период первых месяцев Великой Отечественной войны. Образование Государственного Комитета Обороны и Ставки ВГК позволило объединить усилия для отпора агрессии, противодействовать анархии и в целом обеспечило как перелом в ходе военных действий, так и эвакуацию, перебазирование и развертывание военной промышленности, а также снабжение армии, несмотря на огромные потери. При этом, безусловно, сыграли решающую роль авторитет и самоотверженная работа партии, безраздельная вера народа в правоту дела и борьбы.

Глубокий и всесторонний анализ исторического опыта 1941 г. и складывающейся в настоящее время военно-политической обстановки дает возможность провести аналогии и увидеть различия между реалиями этих периодов и в конечном итоге наметить пути по оборонным мероприятиям нашего государства.

Распад СССР, который был по существу конечной целью Гитлера и развязанной им войне, в настоящее время завершен без особых усилий со стороны противостоящих нам сил. Некогда единые могущественные Вооруженные Силы, являвшиеся противовесом и стабилизирующим военным фактором в мире, больше не существуют. Тем самым путь для различных авантюристических акций, связанных с захватом новых территории, экономической и политической экспансии, открыт со всех окружающих нас стратегических направлений.

Некоторые деятели и целые политические течения, забегающие вперед в оценке противостоящих нам противников, обуреваемые желанием представить их более миротворными, чем они есть на самом деле, возвращают нас к кануну 1941 г., когда такие же качества приписывались фашистской Германии. В настоящее время снова возникает ситуация кануна войны, когда в угоду субъективным желаниям руководства размывались понятия «противник» и «союзники»

В связи с этим, имея опыт 1941 г., целесообразно напомнить о том, что нельзя субъективно, по своему желанию, только политическими мерами и в короткие сроки изменить социально-экономическую сущность коренных противоречий между государствами с различными социально-политическими системами. На это нужны время и соответствующие условия. Сближение и укрепление доверия представляют длительный и сложный процесс, в ходе которого возможны и обострения, и другие негативные явления, вплоть до вооруженных конфликтов. Все это требует постоянной бдительности, весьма тщательной и, главное, объективной оценки расстановки военно-политических сил на каждом временном интервале развития внутренней и внешней обстановки.

Весьма сложным складывается наше внутреннее положение. Обострились национальные проблемы, борьба различных политических течений и партийных группировок за власть, что непосредственно и негативно сказывается на морально-политическом единстве народа и, [160] естественно, Вооруженных Сил. Таким образом, реально возникает образ нашего государства как «колосса на глиняных ногах», который хотел видеть в качестве своего противника Гитлер. Нельзя отрицать, что такую же мечту вынашивали и лелеяли наши постоянные противники, которых теперь скоропалительно причисляют к нашим друзьям.

Ввиду неконтролируемых действий националистических группировок затруднено комплектование Вооруженных Сил, которые по существу уже растащены по национальным «квартирам» и стремительно снижают боеспособность, теряя современный облик. В критические моменты обострения военно-политической обстановки, как это наглядно было продемонстрировано на опыте частичных мобилизации последнего времена, могут быть нарушены плановые параметры мобилизационного развертывания. В первую очередь это относится к комплектованию Вооруженных Сил подготовленными военными специалистами, так как современная техника и вооружение требуют для своего применения именно такой категории личного состава. При этом не снимаются также проблемы осуществления массового комплектования общевойсковых формирований менее подготовленными призывными контингентами.

На всем этом фоне ослаблена идеологическая и морально-психологическая подготовленность личного состава, что снижает его стойкость в сложных условиях современной войны.

Таким образом, объективно все приведенные факторы подрывают могущество государства.

Вместе с тем кардинальное отличие кануна Великой Отечественной войны от современного положения определяется наличием у противостоящих сторон ядерного оружия различного назначения и других средств массового поражения. Одновременно с этим территории государств мира насыщены потенциально опасными объектами, разрушение которых может привести к катастрофическим последствиям. Понимание того, что использование ядерного оружия приведет ко всеобщему уничтожению как нападающих, так и обороняющихся, приводит к сдерживанию широкомасштабных агрессивных действий, но не устраняет, а, наоборот, инициирует быстротечные локальные военные конфликты для достижения частных военно-политических целей. Главным способом развязывания и ведения таких конфликтов, естественно, являются внезапное нападение и быстрота решения поставленных боевых задач. Расширение таких действий и увеличение их масштабов будет постоянно грозить перерастанием в ядерную войну.

4.7. Строительство Вооруженных Сил

Сущность военно-политических задач накануне войны определялась оборонительным характером советской военной доктрины. В этой связи строительство Вооруженных Сил, совершенствование их боевой мощи велось по принципу главным образом ответных мер, предпринимаемых к связи с возрастанием непосредственной угрозы нападения фашистской Германии. В этом подтвердилась историческая закономерность того, что выбор момента нападения делает агрессор. Германия выбрала именно такой момент для нападения на Советский Союз, когда он находился в ослабленном состоянии как в политическом, экономическом, так и в военном отношении. История учит, а опыт войны подтверждает, что состояние военной мощи государства и боеспособность его Вооруженных Сил должны поддерживаться в адекватном с противником состоянии.

При развертывании Вооруженных Сил в условиях возрастающей угрозы агрессии целесообразно: сохранить или достигнуть сбалансированного [161] боевого и численного их состава, рациональных структур войск и приемлемого соотношения между видами Вооруженных Сил и родами войск; обеспечить возможность их быстрого мобилизационного развертывания; поддерживать высокие качественные параметры техники и боевой подготовки войск; своевременно развивать качественно новые рода войск и не реанимировать устаревшие (например, как это было перед войной с авиацией, танками и конницей). Эти основные идеи в строительстве Вооруженных Сил стали классическими и поэтому сохраняют свою актуальность в современных условиях.

К этому следует добавить положение о том, что нельзя слепо подражать тем или иным тенденциям в развитии иностранных армий. К таким относится, например, добровольный (наемный) принцип формирования вооруженных сил. Нельзя в угоду сиюминутным интересам разрушать исторические тенденции российских вооруженных сил, основанных на всеобщей воинской, обязанности, предполагающей высокий патриотизм всего народа и воспитывающей священный долг каждого гражданина по защите своего Отечества. Кстати, наиболее развитые государства мира, находящиеся, как и мы, в сложных геостратегических условиях, придерживаются таких же принципов.

Основополагающая установка на качественное развитие основных средств вооруженной борьбы, которая нашла отражение в третьем пятилетнем плане строительства Советских Вооруженных Сил (1938 - 1942 гг.), была принята с запозданием. Поэтому к началу войны осуществить намеченную программу не удалось. В связи с этим следовало бы более глубоко оценивать современное состояние военного строительства: Необходимо отделить его от некомпетентного решения по сокращению Вооруженных Сил, конверсии военного производства и в других важнейших сферах, а также придерживаться жесткой адекватности с противником в количественно-качественном содержании вооружений.

Повышение качества вооружений в принципе предполагает уменьшение числа их типов, универсализации, достижение рационального соотношения наступательных и оборонительных средств в соответствии с реальной угрозой и принятой военной доктриной. Это соотношение должно корректироваться в зависимости от изменений внутренних и внешнеполитических условий, а также характерных черт военной доктрины. Главным в строительстве Вооруженных Сил должно быть достижение надежных и эффективных показателей по всем их параметрам, обеспечивающим отражение агрессии и организацию ответного удара. Недооценка этих моментов привела в годы войны к известным тяжелым последствиям. В современных же условиях это может стать фатальным не только для Вооруженных Сил, но и для государства в целом.

Сухопутные войска Красной Армии строились с таким расчетом, чтобы обеспечить оборонительно-наступательные группировки, способные отразить вторжение агрессора и в последующем разгромить противника на его же территории. Однако опыт свидетельствует, что фактического повышения боеспособности объединений и соединений Сухопутных войск за счет оснащения их новыми видами оружия осуществить не удалось.

В предвоенные годы в условиях научно-технического прогресса обнаружилась тенденция к быстрому моральному и физическому старению вооружения и боевой техники и, как следствие, необходимости более быстрого перевооружения армии на новые средства. Особо важное значение приобретал вопрос сроков разработки и производства вооружения. В предвоенные годы цикл создания систем вооружения [162] (танк, самолет, артиллерийское орудие) занимал не более 3-5 лет, а период эксплуатации - до 10 лет. Сопоставляя опыт прошедшей войны и современные условия, следует отметить, что он не утерял своей актуальности. Необходимо, чтобы вооружение выпускалось с перспективой не менее чем на 10-15 лет. Например, танк Т-34 стал лучшим танком второй мировой войны и ближайших послевоенных лет.

Следует подчеркнуть, что при осуществлении кардинального перевооружения армии и флота в больших масштабах требуется обязательно соблюдать принцип поддержания постоянной боевой готовности войск в ходе этого процесса и максимально учитывать экономические возможности государства. Данное положение подтверждает тот факт, что накануне войны исключительно сложным оказалось удовлетворение армии и флота новыми образцами оружия и военной техники. Анализ опыта их внедрения в этот период показывает, что объемы заказов определялись субъективно-директивными методами, которые в большей мере удовлетворяли планам развития Вооруженных Сил и не всегда учитывали фактические возможности промышленности. Поэтому естественно, что планы не выполнялись, а построенные на них оперативно-стратегические концепции теряли реальность.

Таким образом, объективно оценивая опыт истории, следует признать, что исключительно важное значение имеет правильное определение рационального объема потребностей Вооруженных Сил в военной продукции, особенно накануне войны и в ее начальный период. Следует учитывать при этом, что вынужденная милитаризация экономики, какая имела место перед войной (свыше 43% госбюджета), негативно влияет на все другие стороны жизни общества.

Вместе с тем нельзя не сказать и о том, что в условиях, когда возникает такая жизненно важная, как в 40-х годах, необходимость наращивания военной мощи, государство должно быть способно выдержать возникающие нагрузки. Такую способность обеспечивает продуманная, а не спонтанная политика конверсии и реконверсии промышленности и в целом всего народного хозяйства страны.

Следовательно, необходимо своевременно определять возрастающие требования к боевой готовности Вооруженных Сил в более короткие сроки внедрять новую боевую технику, оружие и всесторонне овладевать ими.

К началу войны эксплуатационная готовность боевой техники оказалась низкой, что отрицательно сказалось на эффективности боевых действий в начальном периоде войны. Поэтому, как учит опыт, эта готовность должна быть постоянной. Планово-предупредительная система технического обслуживания и ремонта должна обеспечить исправное состояние материальной части с достаточным запасом моторесурсов, что обусловливает готовность к немедленным действиям в любых условиях. Недооценка командованием технического обеспечения является весьма опасной. Превращение его из важнейшего мероприятия по поддержанию боевой готовности войск во вспомогательное, отданное на откуп только технической службе, может привести в конечном счете к поражению.

Реорганизация родов войск и видов Вооруженных Сил, переход на новые штаты частей и соединений должны проводиться продуманно с большой осторожностью. Здесь недопустим волюнтаризм, решение должно опираться на глубокий научный анализ военно-политической обстановки, возможностей вероятных противников, соблюдение научно обоснованных оперативно-стратегических нормативов и реальные экономические возможности государства. В условиях обострения военной [163] опасности ошибочным является массовое проведение реорганизации войск методом расформирования одних соединений и создания других. При таких принципах организационной перестройки, естественно, снижается боеспособность соединений. Все изменения в организации войск и Вооруженных Сил в целом не могут проводиться одновременно. Они должны осуществляться последовательно, с сохранением основного организационного ядра и, главное, обеспечивать поддержание постоянной боевой готовности. Формирование и комплектование частей и соединений целесообразны во внутренних округах, а в приграничных необходимо иметь укомплектованные, сколоченные соединения с высоким уровнем боеспособности. При этом количественные и качественные изменения в организации войск должны согласовываться с возможностями по укомплектованию частей и соединений подготовленными кадрами, оружием и боевой техникой.

Опыт строительства Вооруженных Сил накануне войны показывает, что локальные войны и конфликты не дают возможности глубоко и всесторонне, проверить правильность общих положений военной доктрины и тем более не дают оснований для их кардинальной перестройки в условиях непосредственной угрозы войны. Чтобы не допустить субъективизма в этих вопросах, как это имело место перед войной, необходимы компетентная коллегиальность в их решении, творческая товарищеская обстановка в принятии нужных решений, полный учет выводов военной науки, исключение субъективно-эмпирического подхода к реорганизации войск.

Боевую и оперативную подготовку войск и штабов в Вооруженных Силах необходимо организовывать с учетом характера войны и особенно ее начального периода. Опыт показывает, что оборонительный характер советской военной доктрины предопределяет начало войны с отражения вторжения. Главными операциями в этот период будут оборонительные, а затем по необходимости и контрнаступательные с целью восстановления государственных границ и полного разгрома агрессора. С учетом этого основные идеи программ подготовки войск и штабов должны отражать пути и формы полного овладения всеми способами ведения вооруженной борьбы. Важное место должны занимать вопросы выработки навыков в управлении боевой техникой и искусством организации оборонительных действий.

Специфика подготовки артиллерии, инженерных подразделений, ПВО накануне войны вынуждала выезжать на полигоны и нарушать тем самым целостность войсковых организмов, снижать их боеготовность. Результатом этого явилось то, что в момент начала войны части и соединения без артиллерии и средств ПВО не смогли оказать должного отпора противнику и выполнять боевые задачи согласно плану прикрытия. Данное обстоятельство обязывает в ходе руководства боевой подготовкой в современных условиях умело сочетать интересы повышения боеготовности войск и выводы из стратегической внезапности, вытекающие из уроков истории и военных доктрин противника. Поучительным остается подход к повышению боевой готовности с использованием принципа обучения войск под девизом «Учить войска тому, что нужно на войне, и только так, как это делается на войне». Соблюдение, этого требования в условиях вероятности применения ракетно-ядерного оружия подразумевает творческие поиски новых форм и способов обучения воспитания войск.

Четкая организация, твердый уставной порядок, плановость, повышение культуры в работе, высокая дисциплинированность должны рассматриваться как основа совершенствования боевого мастерства и [164] повышения боевой подготовки войск. Глубокое понимание природы и характера сознательной воинской дисциплины, строгое выполнение всех положении уставов, принципиальный подход к оценке состояния войск - важнейшие условия улучшения качества боевой выучки.

Таким образом, вывод, основанный на опыте 1941 г. по постоянному совершенствованию боевой подготовки войск, требует от командного и технического состава изыскания эффективных мер в решении этого вопроса. Для выполнения этой задачи должно хватить настойчивости испробовать сотни и тысячи новых приемов, способов, средств борьбы для выработки наиболее пригодных из них.

Таким образом, исходя из опыта строительства Вооруженных Сил накануне войны, в современных условиях следует в первую очередь добиваться: соответствия мероприятий оборонительной направленности военной доктрины государственным задачам, определяемым военно-политическим руководством страны. Вооруженным Силам, не уступающих противнику количественных и особенно качественных характеристик армии и флота: поддержания постоянной боевой готовности боевых средств, особенно предназначенных для решения стратегических задач с началом войны; соответствия организационной структуры войск и видов Вооруженных Сил решаемым ими задачам; своевременного внедрения к овладения новой техникой; экономической к стратегической обоснованности развития Вооруженных Сил; достижения устойчивого управления Вооруженными Силами.

4.3. Оперативно-мобилизационное планирование

Начальный период Великой Отечественной войны со всей очевидностью подтвердил закономерность того, что от своевременно и качественно разработанных планов использования Вооруженных Сил зависят и результаты этого периода. В спою очередь качество планирования, как учит опыт, во многом зависит от уровня профессиональной подготовки коллектива Генерального штаба и его начальника. В оперативном планировании недопустимы поспешность, неглубокая проработка вопросов стратегических действий. В то же время недопустимым является и затягивание этих сроков, которое ведет к запаздыванию решения, а в последующем автоматически обусловливает спешку и наверстывание упущенного. При разработке оперативных планов необходимо использовать последние достижения военной науки. Опыт показывает, что пренебрежение этой истиной в Генеральном штабе, игнорирование научных выводов военно-теоретической мысли того времени, субъективизм в решениях привели к известным ошибкам и просчетам. Только с началом войны происходит практическая проверка правильности предвоенных взглядов, проведенных расчетов, реальности поставленных перед Вооруженными Силами первоначальных целей и задач.

Современная военная доктрина нашего государства также исходит из положения о решающей роли начального периода войны, в котором инициатива, видимо, будет принадлежать противнику, так как мы планируем в этот период только оборонительные операции. Задачи сдерживания противника могут быть выполнены только объединенными усилиями всех родов войск и видов Вооруженных Сил. Это будет период с первых же минут и часов войны характерен решительными и активными действиями основной массы сил и средств, развернутых еще в мирное время.

Главными в начальном периоде войны, как уже упоминалось, будут первые оборонительные операции, а затем, видимо, и контрнаступательные. [165] Готовность к ним должна быть максимально реальной еще в мирное время.

Основные расчеты и идеи оперативных планов, как правило, должны проверяться на учениях и оперативно-стратегических играх. Это позволит избежать крупных ошибок, просчетов и неточностей при окончательной подготовке столь ответственных и важных документов.

Исходя из основополагающих принципов нашей военной доктрины, по-прежнему в основе планирования развертывания Вооруженных Сил, как по масштабам, так и по порядку выполнения мероприятий, следует рассматривать главным образом ответные меры на подготовку противника к войне.

В основу планирования и организации стратегического развертывания Вооруженных Сил должен быть положен наиболее вероятный вариант действий.

Решение задач начального периода войны, вытекающих из современной военной доктрины, представляется еще более сложным, чем было в годы войны. На первом этапе этого периода отражение вторжения и нанесение поражения противнику в форме активных оборонительных действий будет весьма трудным. Опыт оперативно-мобилизационного планирования накануне войны раскрывает главную проблему, которую не удалось решить военно-политическому руководству страны и Генеральному штабу и которая в современных условиях приобретает еще большую остроту. Суть ее состоит в исключении факта внезапного нападения противника при невозможности наших превентивных действий в начальном периоде войны.

Все это заставляет постоянно и тщательно отслеживать складывающуюся в мире обстановку. Военный и послевоенный опыт показывает, что обострение военно-политической обстановки каждый раз приводит к резкому возрастанию объема работ по уточнению оперативно-мобилизационных планов, проводимых в сжатые сроки. В таких условиях может иметь место снижение качества разрабатываемых документов, неизбежны ошибки, несогласованность, что может обернуться нереальностью расчетов.

Самое опасное в оперативном планировании - недооценить противника и, как следствие, переоценить возможности своих войск. В этих сложных расчетах, как показывает опыт 1941 г., необходимо учитывать не только количественные, но прежде всего качественные показатели оружия и боевой техники, уровень укомплектованности и подготовки войск, их боевую и мобилизационную готовность, количество и качество резервов, политико-моральное состояние войск и другие показатели. Как известно, одним из главных вопросов, с решением которого столкнулся Генеральный штаб в оценке оперативно-стратегических замыслов противника перед войной, являлось определение направления его главного удара. От правильности решения этого вопроса, по существу, зависела судьба начального периода войны, так как это должно было бы предопределить сроки, цели и характер оперативно-стратегического развертывания наших Вооруженных Сил. Выводы Генерального штаба, подкрепленные научно-оперативными расчетами и данными, должны были быть определяющими при обсуждении этого вопроса в высших военно-политических инстанциях. Этого, как известно, накануне войны не произошло. Таким образом, этот урок говорит о том, что в решении принципиальных вопросов высшие военные органы управления должны проявлять решительность и настойчивость, основанные на всесторонней научной аргументации в доказательстве своих практических оперативно-стратегических предложений. [166]

Важным остается и решение вопроса по определению состава оперативно-стратегических группировок Вооруженных Сил на театрах военных действии, по направлениям с точным учетом характера и объема возлагаемых на них задач с началом войны.

Наиболее сложными в планировании были и остаются вопросы достижения минимальных сроков оперативно-мобилизационного развертывания группировок войск и Вооруженных Сил в целом. Опыт войны и истории свидетельствует, что наши вероятные противники, располагая более подготовленной инфраструктурой ТВД, имеют объективные возможности упредить нас в стратегическом развертывании, захватить инициативу и в конечном счете выиграть начальный период войны.

В основу нашего оперативно-стратегического, планирования 40-х годов были положены принципы гибкости и обеспечения как постепенного наращивания боевой готовности, так и быстрого проведения всего комплекса мероприятий по стратегическому развертыванию. В планах в целях упреждения действий противника предусматривалось поэшелонное приведение Вооруженных Сил в полную боевую готовность. В первом эшелоне в эту готовность приводились войска, предназначенные для выполнения задач начального периода войны.

Прикрытие государственной границы в исследуемый период получило свое развитие в увеличении количества войск, расширении выполняемых задач и стирании грани между боевыми действиями по прикрытию и ведением первых крупных операций главными силами.

Вместе с тем анализ замысла и задач на прикрытие показывает, что расчеты Генерального штаба не подкреплялись реальными возможностями. Способность войск прикрытия обеспечить отражение от возможного внезапного удара противника оперативно-стратегического масштаба должна была строиться на всестороннем учете фактора времени, который приобретал еще большее значение, чем в предвоенные годы. Опыт начала войны подтвердил, что прикрытие, построенное на иллюзиях, а не фактических возможностях войск, оказалось весьма непрочным.

Кроме того, излишне жесткая централизация планирования привела к определенному шаблону в решениях и поэтому сковывала инициативу на местах. Следовательно, необходима разработка нескольких альтернативных вариантов действий войск, наиболее полно учитывающих динамизм изменения местных условий, лучшие из которых воплощались бы в действительность.

В современных условиях, учитывая большую досягаемость средств поражения, обеспечение прикрытия приведения Вооруженных Сил в полную боевую готовность, отмобилизования и стратегического развертывания в целом должно возлагаться не только на пограничные войска. Необходимо также иметь силы, способные прикрыть основные элементы военно-экономической мощи страны на всю ее глубину, отразить сильный первоначальный удар противника на суше, в воздушно-космическом пространстве и на море, а также обеспечить успешное применение средств ответного удара для отражения и разгрома агрессора. Естественно, что эти силы должны иметь уже в мирное время соответствующую группировку и находиться в необходимой боевой готовности.

В целом же состав войск и их группировки должны определяться важностью прикрываемых операционных направлений. Дислокацию войск необходимо подчинить обеспечению их оперативного предназначения, а не исходить только из наличия жилых фондов, пригодных для размещения. В этом смысле опыт 1941 г. учит тому, что нерациональные перемещения войск при оперативном развертывании ставят их под удары противника, которые в современных условиях могут стать [167] уничтожающими. Необходимо также предусмотреть максимальные возможности для заблаговременного инженерного оборудования оборонительных полос и районов прикрытия.

При отражении внезапного нападения противника образование фронтов и приведение их войск в полную боевую готовность, а также оперативное развертывание будут проходить практически одновременно с выполнением боевых задач, и в первую очередь по уничтожению авиации, ракет, высокоточных средств поражения противника и других важных объектов. Поэтому план прикрытия государственной границы должен в зависимости от ТВД являться составной частью либо плана стратегической оборонительной операции на ТВД, либо планов фронтовых оборонительных операций, предусматривающих в последующем переход в решительное контрнаступление.

В современных условиях грань между боевыми действиями по прикрытию и первыми стратегическими операциями во многом стирается. Это должно найти отражение в планировании по определению количества, состава и способов действий сил и средств по прикрытию, отражению внезапного и нанесению ответного ударов.

Опыт начального периода войны показал возрастание взаимозависимости отмобилизования Вооруженных Сил и перевода на военное положение страны в целом. Война контрастно высветила, что мобилизация армии и флота зависит от морально-психологического состояния населения, единства армии и народа, понимания каждым гражданином своей почетной роли в защите Отечества.

Начальный период Великой Отечественной войны дает нам положительный опыт решения этих вопросов. Уроки этого периода не потеряли своей актуальности и сегодня. Основная направленность мобилизационной подготовки Вооруженных Сил должна исходить из основного требования, чтобы войсковая мобилизация была тщательно спланирована, всесторонне подготовлена и ее проведение обеспечивалось в строго установленные сроки. Это задача Генерального штаба, видов Вооруженных Сил, военных округов и флотов. Ее решение требует: научно обоснованного определения границ ТВД и операционных направлений, наиболее рационального соотношения в мирное время войск постоянной готовности, усиленного состава и подлежащих развертыванию на базе частей сокращенной численности и различного кадра; повышения эффективности всей подготовки войск (сил) к мобилизационному развертыванию и приведению их в полную боевую готовность в установленные сроки в самых сложных условиях обстановки всемерного повышения качества военной подготовки всех категорий военнообязанных, приписанных к войскам, особенно практического освоения ими новой техники и оружия, имеющихся и поступающих в войска; обеспечения устойчивого управления во всех звеньях процессом отмобилизования и приведения в боевую готовность войск (сил); детальной отработки всех элементов взаимодействия между войсковыми штабами, военными комиссариатами, органами гражданской обороны и местной власти в практическом решении задач войсковой мобилизации. От каждого командира и начальника требуется, чтобы мобилизационный план объединения, соединения, части, корабля был реальным и в то же время полностью согласованным с задачами оперативного плана.

4.4. Боевая и мобилизационная готовность

Опыт всей войны показывает, что боевая и мобилизационная готовность носит социально-политический характер. Они основаны прежде всего на социально-политической монолитности и развитой экономической системе [168] государства, прочном единстве армии и народа, на народном патриотизме. Все эти факторы обеспечиваются идейно-воспитательной работой, направленной на воспитание высокой воинской дисциплины, основанной на высоком самосознании военнослужащих в ее необходимости.

Сложные условия современности выдвигают тенденцию к возрастанию требований, предъявляемых к боевой готовности. Они нарастают под воздействием военно-политической обстановки, новых средств вооруженной борьбы, развития военного искусства в целом.

Несмотря на новую расстановку политических сил, ведущую в целом к снижению военной опасности, требуется, чтобы Вооруженные Силы находились в высокой боевой готовности и в случае необходимости обеспечили неприкосновенность рубежей Отечества в любых условиях обстановки.

Сущность этого важнейшего требования сводится к тому, чтобы поддерживать армию и флот в таком состоянии, которое позволило бы предотвратить агрессию вообще или, если это не удается, эффективно отразить нападение противника, в том числе и внезапное. Таким образом, если ранее боевая готовность играла вообще-то пассивную роль то сейчас уровень боевой готовности должен обеспечить не только недопущение, но даже и срыв агрессии. В этом деле преступны недооценка или упрощенный подход к разрешению практических вопросов. Выдерживание установленных сроков и нормативов боевой готовности должно стать непреложным законом повседневной деятельности войск.

Если наши противники усвоят, что они не смогут застигнуть нас врасплох и наши Вооруженные Силы находятся в постоянной боевой готовности к нанесению сокрушительного ответного удара, можно быть уверенным, что со стороны противников авантюры не будут иметь места.

Современные условия характеризуются тем, что непосредственная подготовка к началу военных действий в стратегическом масштабе сократилась до нескольких часов и даже минут. Независимо от политического антуража объединенные вооруженные силы вероятного противника постоянно сохраняют и наращивают способность к внезапному нападению. Они имеют возможность выполнять стратегические задачи без проведения крупных подготовительных мероприятий силами, которые находятся в полной боевой готовности к действиям в глобальном масштабе. Используя современные средства борьбы, а также дополнительна раздернутые под видом учений на театрах военных действий крупные боеготовые группировки войск и сил, они в случае необходимости будут стремиться начать войну внезапным нападением, возможность и опасность которого в современных условиях не уменьшается. В связи с этим резко возрастает значение времени как стратегического фактора, реализуемого в новых качественных моментах постоянной боевой готовности армии и флота.

Опыт войны показывает, что можно заблаговременно сосредоточить большое количество соединений и частей к, началу боевых действий и достигнуть преимущества в силах и средствах. Но если войска не будут приведены в необходимую боевую готовность и развернуты в районах боевого предназначения, они, как правило, потерпят поражение. Следовательно, если в годы Великой Отечественной войны упреждение во времени позволяло захватить стратегическую инициативу и получить, хотя и временные, но значительные преимущества, особенно в начальном периоде войны, то в современных условиях выражение «упредить - значат победить» приобрело поистине решающее значение. Таким образом, в современных условиях сроки приведения Вооруженных Сил в [169] полную боевую готовность должны рассматриваться как один из важных показателей, определяющих соотношение сил и средств. Особое значение приобретает своевременное принятие решения на перевод Вооруженных Сил в полную боевую готовность. Анализ начального периода Великой Отечественной войны показывает, что решение на приведение в полную боевую готовность нашей армии и флота ввиду просчета в оценке военно-стратегической обстановки было принято с запозданием. Войска первого стратегического эшелона были захвачены врасплох. В нынешних условиях это недопустимо. Процесс выработки и принятия решения высшим политическим руководством на ответные действия Вооруженных Сил, особенно стратегических ядерных сил, является важнейшей составной частью обороноспособности страны. Он требует от военно-политического руководства глубокого понимания законов вооруженной борьбы и возможностей нашего вооружения, выдержки и хладнокровия, большой силы воли и решительных действий. В условиях реальной угрозы, когда предпринятые меры дипломатического характера не достигают своих целей, решение должно быть принято со всей ответственностью, решительностью и осуществлено своевременно.

Опыт войны показал, что Верховное Главнокомандование, как совместный орган высшего политического и военного управления, должно готовиться еще в мирное время как в организационном, так и в оперативно-стратегическом отношении. Целесообразно в мирных условиях добиться глубокого понимания этой проблемы и установить тесное взаимодействие высших политических и военных органов в совместной подготовке боевого управления Вооруженными Силами. Навыки руководителей высшего эшелона по руководству Вооруженными Силами, и особенно по применению стратегических ядерных сил, должны быть доведены до автоматизма и соответствовать необходимым нормативам боевого применения соответствующих сил и средств.

Положение, при котором одна из сторон в начинающейся войне оказывается в меньшей степени готовности по сравнению с противником, в истории войн встречается гораздо чаще (это подтверждает и 1941 год), чем их равная готовность. Однако вряд ли это объективный закон, так как миролюбивая страна может быть и очень бдительной к проискам своих врагов и иметь высокую готовность своей армии. Необходимо учитывать и то, что на природу этого явления оказывает воздействие большой комплекс факторов: внешняя и внутренняя политика государства, эффективность и устойчивость его экономики, состояние вооруженных сил, размеры территории, развитие путей сообщения и многие другие. Эти факторы имеют различный характер и сложную взаимозависимость и требуют тщательного анализа при определении времени для приведения своих вооруженных сил в состояние готовности. Всесторонний учет данных факторов сохраняет свое значение и сегодня.

Таким образом, для того чтобы состояние готовности Вооруженных Сил постоянно соответствовало требованиям военно-политической обстановки, необходимо: проявлять постоянную и всестороннюю бдительность; обеспечить гибкое, оперативное и объективное реагирование на проводимые противником мероприятия по наращиванию боевой готовности войск; принять эффективные меры для организации и осуществления ответных действий; совершенствовать мероприятия по обеспечению постоянной готовности войск первого оперативного эшелона к отражению внезапной агрессии противника, имея эффективную систему своевременного получения достоверных разведывательных данных о противнике. [170]

4.5. Руководство Вооруженными Силами

Начало Великой Отечественной войны выявило ряд существенных недостатков в организации и осуществлении стратегического руководства Вооруженными Силами, в управлении войсками (силами) в оперативном и тактическом звеньях, что во многом предопределило неорганизованное вступление Вооруженных Сил в войну, серьезную неудачу в исходе приграничных сражении и потерю оперативной и стратегической инициативы. Только в ходе последующих боевых действий был предпринят ряд мер, которые привели управление Вооруженными Силами на всех уровнях в соответствие с требованиями обстановки.

В современных условиях такое затягивание с реорганизацией управления может привести к непоправимым результатам, так как в руках высшего военно-политического руководства находятся ядерные средства ответного удара, которые должны быть применены решительно и своевременно. В противном случае инициатива в войне безраздельно перейдет к противнику, что неизбежно приведет нас к поражению. Данные обстоятельства требуют от руководства всех звеньев, не исключая и высшего, высокой военно-стратегической и технической подготовки, которая может быть достигнута только в ходе постоянных тренировок и учений.

Данные обстоятельства требуют, чтобы руководство Вооруженными Силами и управление войсками (силами) должны готовиться как единая система заблаговременно, еще в мирное время. Эта система должна создаваться на единых принципах централизованного руководства стратегическими ядерными силами и стратегическими группировками войск. При этом необходимо предоставлять широкие возможности для самостоятельного принятия решений со стороны главных командований на ТВД, командований фронтов (флотов), армий, в ряде случаев соединения, обеспечивать управление войсками (силами) в любой войне, на всех ТВД как в коалиционных группировках, так и самостоятельно, в любых условиях начала агрессии противника, и в первую очередь при внезапном его нападении. Переход к боевому управлению войсками (силами) с началом войны должен осуществляться без существенной перестройки системы управления, действующей в мирное время. Учитывая возможный характер начала агрессии противника, оборонительный характер нашей военной доктрины, необходимо строго выдержать принцип: боевая готовность систем стратегического руководства и управления войсками (силами) должна быть существенно выше боевой готовности войск (сил).

Реализация этого принципа означает, что органы управления всех звеньев уже в мирное время должны иметь оргштатную структуру, а по возможности и укомплектованность, приближенные к военному времени, а также заблаговременно развернутую систему пунктов управления.

Самое пристальное внимание должно уделяться созданию и внедрению новейших малогабаритных, высокоэффективных и надежных средств связи. Современная система связи должна обеспечивать комплексное использование всех видов средств и каналов связи, развитие защищенных кабельных каналов в сочетании с использованием средств космической связи до тактических звеньев включительно, а также внедрение средств связи, использующих новую технологию и новые физические принципы. Управление должно быть тесно увязано с широким внедрением автоматизированных систем управления и созданием единой АСУ Вооруженными Силами. [171]

Все это должно преследовать главную цель - обеспечить устойчивое управление войсками в самых сложных условиях боевых действий, которые, по опыту 1941 г. и военных конфликтов, будут характеризоваться стремлением противника в первую очередь лишить командование возможности управлять подчиненными и тем самым дезорганизовать их действия.

Накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз разведка, по существу, не выполнила своих задач. В этот период не удалось в полной мере раскрыть группировку войск противника, установить сроки и направление нанесения главного удара, а также ответить на многие другие вопросы, вставшие перед нами перед началом войны и в ходе ее ведения. Многие имевшиеся данные трактовались так, что нападение предполагалось неизбежным, но только после победы Германии над Великобританией. Не в полной мере выполнила свою роль и контрразведка, допустив серьезные промахи в деле противодействия разведывательной деятельности противника.

В современных условиях к разведке должны предъявляться требования, неизмеримо повышенные по сравнению с концом 1941 г. Главная ее задача сейчас состоит в том, чтобы, используя все виды разведки и применяя более совершенные методы прогнозирования, добиться необходимой полноты и достоверности информации о непосредственной подготовке противника к нападению. Не менее важным становится своевременное доведение данных разведки до органов управления. Сейчас на разведку возлагается жизненно важная задача предупреждения о ракетно-ядерном нападении противника. Такой задачи перед разведкой не ставилось в той войне, поэтому и нет опыта ее решения. Тем ответственнее становятся меры, предпринимаемые в этой области в данное время. Разведка должна быть комплексной. Только это может обеспечить сопоставление различных разведданных и демаскирующих признаков, сделать правильный вывод о намерениях противника, его силе, сроках и масштабах готовящейся агрессии.

В период нарастания военно-политической напряженности, учитывая наличие у противников ядерного оружия, требуются особо четкое согласование, взаимосвязь, взаимодополнение и обобщение данных стратегической, оперативной и тактической разведки, оперативность в получении данных о подготовке противника к развязыванию агрессии на том или ином ТВД, включая сведения о конкретных направлениях и ориентировочном времени нападения. Только такое решение проблемы обеспечит грамотное принятие решений и управление Вооруженными Силами.

4.6. Частные выводы из уроков боевых действий войск

Военно-воздушные силы. Опыт показывает, что с началом войны основные силы ВВС должны быть нацелены на выполнение основной задачи - завоевания господства в воздухе путем проведения воздушных операций по разгрому авиационных группировок противника. При этом доказана необходимость централизованного управления Военно-воздушными силами со стороны их главнокомандующего. Только это условие позволяет массированно применять авиацию для решения важнейших задач в напряженные периоды вооруженной борьбы на операционных и стратегических направлениях. Децентрализация управления силами авиации усложняла, а порой исключала ее маневр в рамках фронта и между фронтами.

Резерв авиации уже в мирное время должен обеспечить [172] существенное усиление и восполнение потерь ВВС действующей армии. Наличие мощных резервов расширит возможности Главного Командования по маневрированию силами авиации между операционными и стратегическими направлениями.

Опыт боевых действий показал исключительную важность наличия в составе ВВС ударной (бомбардировочной и особенно штурмовой) авиации, способной в начале войны решать наступательные задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил, а также необходимости более активного развития разведывательное авиации и более напряженного ведения воздушной разведки, особенно в угрожаемый период, с тем чтобы исключить внезапность нападения противника.

Целесообразно учесть важность фактора превосходства в техническом оснащении авиации и выгодного качественного и количественного соотношения с противостоящими ВВС противника. Не следует допускать, чтобы в первом эшелоне оперативного построения авиационной группировки в приграничном районе находились авиационные части, не освоившие боевого применения новых самолетов. Необходимо интенсивнее готовить летные экипажи к боевому применению днем в сложных метеоусловиях и в ночное время.

В современных условиях, при коренном техническом обновлении ВВС самое пристальное внимание следует обращать на заблаговременное оборудование ТВД в авиационном отношении: развитие аэродромной сети, создание глубоко эшелонированных запасов материальных средств, их стандартизацию и своевременное обновление, развертывание живучей и устойчивой системы управления (пунктов и органов управления), оснащенной самыми современными средствами управления.

Большое внимание необходимо уделять решению проблемы повышения живучести авиации как на земле, так и в воздухе путем ее укрытия и всестороннего боевого обеспечения.

Следует постоянно работать над повышением мобильности авиационного тыла, мобильности и устойчивости его системы управления, а также повышать возможности частей связи и радиотехнического обеспечения, принимать меры по недопущению бесконтрольного увеличения видов авиационных боеприпасов.

Противовоздушная оборона. Опыт начального периода войны подтвердил необходимость иметь современную единую систему ПВО страны и Вооруженных Сил с полным учетом состояния к развития средств воздушного нападения противника.

В современных условиях, при качественном наращивании противником сил воздушно-космического нападения, нельзя допустить отставания в развертывании сил и средств ПВО. В целях обеспечения прикрытия группировок войск в ходе их стратегического развертывания необходимо основные мероприятия по переводу соединений и частей ПВО с мирного на военное положение проводить с опережением относительно прикрываемых войск.

Опыт войны и оценки противостоящих сил и средств противника на ТВД показывают, что для срыва его воздушного нападения и сохранения боеспособности группировок своих Вооруженных Сил на ТВД одних только сил ПВО недостаточно. Необходимо привлекать также ударную авиацию, ракетные войска и артиллерию, части РЭБ, разведки, другие алы и средства в целях ослабления группировки средств воздушного нападения противника в районах их базирования и для дезорганизации его системы управления и обеспечения.

Военно-Морской Флот. На современном этапе строительство [173] Военно-Морского Флота должно обеспечить сбалансированность его состава, отражение агрессии с морских направлений, ведение вооруженной борьбы как в оборонительных, так и в контрнаступательных операциях совместно с другими видами Вооруженных Сил и самостоятельно.

Как показывает опыт, планы применения ВМФ должны тесно увязываться с планами других видов Вооруженных Сил, действующих на приморских направлениях, и своевременно корректироваться в соответствии с изменениями военно-политической обстановки на театре военных действий.

Оперативную и боевую подготовку сил ВМФ необходимо ориентировать на решение как самостоятельных, так и совместных задач. Годовые планы оперативной подготовки флотов в части, касающейся отработки совместных действий, следует увязывать с планами оперативной подготовки войск округов, дислоцирующихся в приморских регионах. На совместных учениях необходимо отрабатывать не только оперативное, но и тактическое взаимодействие сил флота и войск.

Организация командования и система боевого управления силами должны обеспечивать устойчивое оперативное и скрытое управление силами в самостоятельных и совместных операциях.

Объем мобилизационных запасов материально-технических средств должен обеспечивать полное удовлетворение потребностей формируемых и доразвертываемых в ходе мобилизации соединений, частей. Хранение мобилизационных запасов необходимо предусмотреть в местах, исключающих их уничтожение в первых ударах.

В целях быстрого использования морских судов гражданских ведомств, планируемых к передаче ВМФ с началом мобилизации, необходимо еще в мирное время оборудовать их радиоаппаратурой и документацией, обеспечивающими связь с узлами связи, кораблями, самолетами и частями флота. Систему подготовки экипажей этих судов следует ориентировать на решение задач по планируемому функциональному предназначению в военное время.

Тыл Вооруженных Сил. Опыт войны убедительно показал, что уже в мирное время важно создать такое построение оперативного и стратегического тыла, которое обеспечит более глубокое его рассредоточение по рубежам, высокую устойчивость, живучесть, способность в короткие сроки восполнять потери войск в материальных средствах, комплексно решать задачи материального, транспортного, медицинского и других видов тылового обеспечения в предельно короткие сроки, при любом варианте развития военных действий. Созданная в мирное время глубоко эшелонированная материальная база должна стать основой для тылового обеспечения войск (сил) в начале войны и в первых операциях, а также для мобилизационного доразвертывания в короткие сроки основных группировок стратегического и оперативного тыла на ТВД. Большое значение будут иметь вывод частей и учреждений тыла из крупных городов, строительство недостающих объектов тыла, дополнительное создание ряда формирований. Всю работу по подготовке тыла к войне необходимо подчинить главной цели - поддержанию его войск и учреждений в высокой боевой готовности.

В современных условиях более, остро, чем это было в прошлую войну, станет проблема подготовки и создания резервов тыла (запасов боеприпасов, оружия, боевой техники и материальных средств, а также соединений, частей, подразделений и учреждений тыла), которые должны находиться в постоянной готовности к немедленному использованию (применению) по назначению. При этом необходимо как можно полнее использовать предприятия промышленности, сети лечебных учреждений, [174] транспорт на ТВД, а также возможности инфраструктуры в интересах повышения боевой мобилизационной подготовки войск.

Следует подчеркнуть особое значение стандартизации вооружения и техники в бесперебойном снабжении войск, ремонте и других видах технического обеспечения. При решении этих проблем мы находимся в гораздо более сложных условиях, чем в 1941 г., так как количество и сложность вооружения и техники неизмеримо возросли. Опыт 1941 г. показывает, что отсутствие организованной системы снабжения, особенно боеприпасами, горючим и смазочными материалами, приводило часто к срыву выполнения боевой задачи, и это при условии, что склады были ими переполнены. Учитывая горькие уроки начального периода войны, необходимо в мирное время создать систему материально-технического обеспечения с учетом планируемых вариантов боевых действий войск.

Требуется также тщательно спланировать и организовать весь объем работы по подготовке к боевым действиям, особенно мероприятия по обеспечению войск в начале войны, с учетом активного воздействия противника всеми видами оружия по объектам тыла и коммуникациям.

Замечания о подготовке командиров и штабов. Боевой опыт начала войны предъявил высокие требования к командирам и штабам. Чрезвычайно сложная обстановка исключала возможность выделения оперативного времени на принятие решения и на организацию боевых действий войск. Такое положение не следует исключать и сегодня, поэтому умение быстро ориентироваться в обстановке, грамотно выполнять свои обязанности остается важнейшим требованием, предъявляемым к современным командным кадрам.

Опыт показал, что любые условности в подготовке войск и штабов в мирное время приводят к их растерянности с началом войны. Документы свидетельствуют, что «командиры порой не знали, где находится голова, а где ноги». Это образное сравнение свидетельствует о слабом знании командирами и штабами оперативно-тактической обстановки, неумении принимать правильные решения и твердо управлять войсками. Слабая подготовка порождала неуверенность и нередко приводила к панике. Плохая подготовка и отсутствие опыта у командного состава в управлении войсками в итоге приводили к большим потерям.

Практика боевых действий в начале Великой Отечественной войны подтвердила высокую значимость воинского мастерства и патриотизма, инициативы и находчивости, моральной и психологической стойкости всего личного состава. Поэтому уровень боевой подготовки войск, штабов и командований всех степеней должен, безусловно, отвечать требованиям современной войны, определяться военной теорией, учитывать опыт минувшей войны и современных военных конфликтов.

Опыт реальных боевых действий 1941 г. и последующих периодов Великой Отечественной войны дает бесценные примеры, которые могут и должны лечь в основу практической подготовки войск.

Наша современность создает большие неопределенности в проблемах комплектования и мобилизационного развертывания Вооруженных Сил. Предлагаются и изучаются различные их варианты - от традиционно массовой до малочисленной профессиональной армии. Очевидным остается одно: обороноспособность государства должна быть гарантированно высокой. В этом деле были и остаются основополагающими высокие морально-политические и боевые качества личного состава, в какой бы структуре ни существовали Вооруженные Силы. Опыт 1941 г. дает этому неопровержимые доказательства. [175]

Дальше