Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Герасименко В. Ф., генерал-лейтенант, командующий войсками Приволжского военного округа [75]

ГЕРАСИМЕНКО Василий Филиппович, род. 11(24).4.1900 г. в с. Великобуромка, ныне Черкасской обл. В Красной Армии с 1918 г. Участник Гражданской войны. В 1922 г. окончил курсы комсостава, в 1927 г. — Объединенную военную школу. Командовал стрелковыми подразделениями. После окончания в 1931 г. Военной академии им. Фрунзе был на различных штабных должностях, с января 1935 г. стал начальником штаба стрелковой дивизии, с августа 1937 г. — командиром корпуса, с 1938 г. — заместителем командующего войсками Киевского Особого военного округа, а с июля 1940 г. — командующим войсками Приволжского военного округа. Во время Великой Отечественной войны командовал армиями, округами. После ее окончания занимал командные и административные должности в оперативном звене управления. В 1949 г. окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. Генерал-лейтенант (1940). Награжден 8 орденами, медалями. Умер 13.02.1961 г.

Части Приволжского Военного округа за 1940 учебный год имеют значительные достижения в деле боевой и политической подготовки. Причем выступления и начальника Генерального штаба и всех остальных ораторов показали, что и достижения и недочеты Приволжского округа те же, что и в других округах. Поэтому повторяться нет надобности.

Основным недочетом нужно считать то, что из всех стрелковых полков, которые имеют округ, только шесть полков в результате инспекторской проверки вошли в оценку, все остальные имеют неудовлетворительную оценку. Возникает вопрос о причинах этого дела. Когда стали думать, где причина такого неудовлетворительного результата, некоторые товарищи склонны были эти причины искать в молодости частей округа. Известно, что дивизии округа организованы только в прошлом году или, как некоторые у нас выражаются, по «второму году службы» и некоторые даже «по первому году службы». И поэтому естественно, что они не имеют того накопленного опыта в деле боевой подготовки, какой имеют наши старые кадровые дивизии. И все же пришлось эту причину отбросить в сторону и основной причиной считать неконкретность руководства боевой подготовкой, недостаточный учет плохих и хороших результатов и недостаточную организованность в работе.

Дело в том, что эти шесть полков, которые вошли в оценку, имеют такой же стаж своей работы, как и остальные полки. Они тоже были организованы в 1939 — 1940 гг., но все же они вошли в оценку. Следовательно, там люди работали так, что учитывали все те недочеты, которые влияли на плохое состояние боевой подготовки, в том числе и молодость, и неопытность командного состава, большую разбавленность нашего командного состава командирами запаса.

Что сейчас мы имеем, как результат подготовки за первые три месяца 1940 — 1941 гг.? Перед какими перспективами мы сейчас стоим на будущий учебный год? Нужно сказать, что одиночная подготовка, как и в других округах, еще не стоит на должной высоте. Правда, проверка огневой подготовки показала (я лично проверял, проверял штаб по моему поручению), что последняя близка к удовлетворительной, и новобранцы сейчас, стреляя первые упражнения, выполняют [их] процентов на 85 — 90. Следовательно, по стрелковой подготовке как-будто благополучно.

По строевой — хуже. А я все-таки считаю, что строевая подготовка является основой того, что даст результат в дальнейшей боевой подготовке. (С. К. Тимошенко: Откровенно говоря, тяжелое впечатление производят 18-летние ребята). В. Ф. Герасименко: Они очень маленькие, прямо дети. (С. К. Тимошенко: До 1 мая всему командному составу нужно очень внимательно присмотреться. Если действительно очень плохо, то нужно сказать, а пока в панику ударяться нельзя). В. Ф. Герасименко: Большевики ПриВО и командный, политический состав, по-моему, правильно поняли задачу, и я считаю, что у нас больше такого года не будет, который бы принес неудовлетворительную оценку.

О подготовке командного состава. Здесь товарищи правильно говорили об укомплектовании командным составом наших подразделений и частей и о закреплении командного состава хотя бы на один учебный год, потому что бывают такие подразделения, в которых в течение года меняются 3, 4, 5 и даже 6 командиров. Естественно, что такие подразделения хорошей боевой подготовки иметь не будут, т. к. отвечать за эти подразделения некому. Следовательно, ближайшая задача, по-моему, состоит в том, чтобы закрепить командный состав по должности и запретить больше чем один раз в год делать перемещения. Перемещения производить только осенью, тогда, когда командир подразделения сдаст инспекторский смотр.

О системе боевой подготовки. Здесь говорили о стажировке. Насколько я знаю стажировку в прошлом, она не давала тех результатов, которых от нее ждали, а отрыв от подразделений командного состава бывает огромный и учить за это время и наблюдать за порядком в подразделении некому. [76] Нужно проводить боевую подготовку на совместном обучении всех родов войск.

Как обстоит дело с изучением боевого опыта? Мы знаем, что идет большая кровопролитная мировая война, говорим о том, чтобы изучать опыт этой войны, а между тем, у нас очень мало пособий по этой войне. По-видимому, наших корреспондентов там нет. Таким образом нельзя изучать опыт. По-моему, тому, кому следует, нужно было бы подумать над тем, что войска должны изучать этот опыт, больше издать литературы или хотя бы что-нибудь дать по этому вопросу. Этого нет, и об изучении опыта происходящей войны приходится только говорить.

Я считаю, что основным методом боевой подготовки комсостава должна продолжаться та установка, которая была дана в приказе [?] 120, — самостоятельная работа над собой и учеба подразделений. Сколько отводится времени на командирскую учебу? Только 3 учебных дня в месяц. Естественно, что за 3 дня командиры не научатся тому, чему должны научиться.

Основным, по-моему, временем, которое каждый порядочный, честный командир, который болеет за свою подготовку и желает подготовиться к будущей войне, является его свободное время, его свободные вечера. Ему нужно давать задания, контролировать эти задания, требовать выполнения их. Вот основное время по личной его подготовке. И потом — его учеба в составе подразделения.

О младшем командном составе. Младший командный состав, в особенности в настоящем году, пока что находится на неудовлетворительном уровне по своей подготовке. Мы вынуждены были производить ускоренные выпуски из полковых школ и набирать из красноармейцев, из рядовых бойцов. Естественно, что у них не такие знания, которые должны быть у каждого младшего командира. Нет теоретической выучки. Поэтому в этом отношении нужно (если мы хотим, чтобы младший командный состав был хорошим помощником всего остального командного состава в деле подготовки частей и подразделений) увеличить время подготовки младшего командного состава. Может быть следует пойти на то, чтобы сделать не один день, а может быть два дня в неделю. От этого мы только выиграем и ни в коем случае не проиграем.

Если говорить о подготовке штабов, то Приволжский военный округ находится в таких же условиях, как и другие округа. Самым слабым звеном является штаб батальона. Почему? Потому что они до сих пор не укомплектованы как следует. Командиры дивизий, командиры полков все время ждут, что кто-то (округ или Москва) пришлет каких-то готовых командиров.

Я приказал немедленно назначить на эти должности тех командиров, которые имеются в полку, и учить их — тогда будут адъютанты.

Хочу остановиться на материальном обеспечении боевой подготовки. Приволжский военный округ приравнен по своему положению к южным округам или к западным. В южных округах мороза нет, зимы нет, считают, что и у нас нет. Пока что в Киевском особом военном округе больше 7° мороза не было, а у нас было и 18 и 20°. Причем у вас мороз был один день, а у нас все время держится, а боевая подготовка спрашивается со всех одинаково. Например, нужно сейчас выходить в подвижные зимние лагеря. Лесов у нас нет. Нужно ночевать в открытом поле. Естественно, что нужны при морозе и валенки, и полушубки, и теплые шаровары. Вот этого на снабжении в Приволжском военном округе нет, и я бы просил его приравнять к округам холодного пояса.

Второй вопрос — о палатках. Сейчас, как всем известно, плащи-палатки с текущего довольствия сняли и положили их в НЗ. При выходе в подвижной лагерь без них обойтись нельзя. Лесов в Приволжском округе нет, значит надо, чтобы подготовить ночлег, отрыть землянку, наложить в нее соломы (соломы там много), накрыть ее сверху палаткой и спать. Но палатки все в НЗ. Я ходатайство такое послал Вам, товарищ Народный комиссар. Думаю, что надо разрешить эти палатки командующему войсками при надобности брать с тем, чтобы по миновании надобности в них высушить их, привести в порядок и положить в НЗ. [77]

Дальше вопрос о материальном обеспечении тактической подготовки. Это вопрос о снарядах, патронах и проволоке. То, что мы делали в этом году, все это возможно только при том положении, если мы будем иметь в достаточном количестве снаряды, проволоку, отравляющие вещества и другие материалы, которые необходимы при устройстве полос заграждения. Если мы проволоку на осенних учениях кое-где становили по-настоящему, то кое-где приходилось себя урезывать, в одну ниточку строить и сказать, что здесь проволока, то есть выходит та же самая условность с проволочным заграждением. Если к этому вопросу подходить с той точки зрения, что не должно быть условностей, надо было бы прибавить отпуск проволоки и других материалов, чтобы здесь не было недостатка.

Я хочу еще остановиться на комплектовании и на этом кончить. Действительно, когда заходишь в стрелковую роту, то получается даже неприятное впечатление: очень много маленьких, тщедушных людей, очень молодых. Прямо можно сказать, что нет надежды, что они выдержат всю ту нагрузку, которая на них возлагается при службе в пехоте. Так же, как и предыдущие товарищи, я считаю, что пехота вышла из того положения, когда в нее можно было направлять все то, что негодно в других родах войск. Надо в пехоту направлять наравне с такими родами войск, как артиллерия. Артиллерия сейчас модернизирована и там не обязательно быть «дядей правильным». Маленьких, но крепышей надо посылать в танковые части. А людей покрепче, поздоровее, таких, которые бы могли выдержать всю нагрузку, которая ложится на пехоту, надо направлять наравне с остальными войсками и в пехоту.

РГВА.ф. 4, оп. 18, д.55, л. 147 — 152.

Дальше