Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Военные планы Гитлера{1}

29 марта 1935 г.

Придя в январе 1933-го года к власти, Гитлер заявил, что ему потребуются четыре года для уничтожения кризиса и безработицы в Германии. Эта национал-социалистическая{2} демагогия так и осталась пустой демагогией. Зато, как теперь становится ясным, за этим демагогическим планом скрывался другой, гораздо более реальный, четырехлетний план создания гигантских вооруженных сил.

В самом деле, уже на второй год власти национал-социалистов число Дивизий, разрешенных Германии Версальским договором, было утроено, достигнув 21-й. [162]

Была создана, запрещенная тем же договором, военная авиация.

Германская военная промышленность практически вступила на путь все прогрессирующей мобилизации. Возможная продукция мобилизованной германской военной промышленности общеизвестна. В один-два года она может вооружить армию, какая была у кайзера к концу империалистической войны.

Практическим завершением этой программы является объявленный национал-социалистическим правительством закон о всеобщей воинской повинности и о сформировании 36 дивизий мирного времени. Таким образом, уже на третий год власти Гитлера вооруженные силы Германии, только сухопутные, достигают мощности довоенной Германии, если учесть, что мобилизационное развертывание в Германии теперь производят утроением, а не удвоением (из семи дивизий развернуты 21). Наличие сильной военной авиации делает эту армию еще более сильной. К этому вопросу мы возвратимся еще несколько дальше.

Германские взгляды на ведение современной войны

Фон Сект первым в германской военной литературе поставил вопрос о том, что "целью современной стратегии будет добиться решения при помощи подвижных, высококачественных, способных к ведению операций сил, - без того или до того, как массы придут в движение"{3}. В связи с этим Сект требует иметь в мирное время вполне готовые к бою дивизии с тем, чтобы, по мобилизации, в них не вливалось никаких пополнений, т.е. чтобы в мирное время они содержались по штатам военного времени. Наряду с этим, Сект считает необходимым введение в Германии всеобщей воинской повинности для развертывания мощной работоспособности страны.

Людендорф, который, как известно, ныне привлекается к работе в германском Генштабе, считая необходимой всеобщую воинскую повинность и максимальное использование для войны людских ресурсов Германии, точно также считает необходимым иметь армию вторжения для дезорганизации обороны противника на его территории и нанесения ему внезапных, молниеносных ударов.

Людендорф недоволен темпами первого периода войны в 1914-м году.

"Мобилизация и сосредоточение войск затягивались до 16-го - 17-го дня мобилизации:".

Только спустя четыре недели после объявления мобилизации, разыгралось сражение под Танненбергом"{4}.

Поэтому, говорит Людендорф:

"В ведении войны крупных военных держав против слабо вооруженных государств, быстрая мобилизация, как и быстрое наступательное продвижение войск, будет играть исключительную роль. Крупные военные державы, кроме авиации, для срыва мобилизации противника, применят быстроподвижные войска, состоящие из моторизованной пехоты и кавалерийских дивизий, усиленных бронетанковыми соединениями и вспомогательными войсками, перевозимыми на автомобилях.

Все это указывает на то, что при подготовке к войне следует руководствоваться другими масштабами во времени и пространстве, чем те, которым учила нас военная история до сих пор"{5}.

Подполковник Неринг в только что вышедшей книге говорит:

"При мобилизации подвижные и моторизованные войска совместно с авиацией имеют задачей прикрыть собственные границы и обеспечить [163] наступление собственной армии, а также короткими ударами нарушить мобилизацию и концентрацию противника"{6}.

Те же мысли высказывает и генерал Метш в книге "Современная военная наука", изданной в 1934 году под редакцией известного германского военного писателя Кохенгаузена. Генерал Метцш утверждает, что стратегическая цель сильно вооруженного государства заключается в перенесении военных действий на территорию противника, чтобы с самого начала войны расстроить его военную организацию. Для этой цели должны быть, прежде всего, применены воздушные, затем быстроподвижные, т.е., в первую очередь, моторизованные силы. Вслед за этими подвижными силами должны следовать крупные войсковые массы для создания прочной базы для операций.

Высказываний в этом духе мы находим в германской военной литературе сколько угодно. Новая германская военная доктрина кристаллизуется, а теперь обеспечивается и материально.

Маршал Петен в статье, помещенной в журнале Revue des deux Mondes от 1 марта с.г., характеризует германскую военную доктрину теми же чертами. Он говорит, что "появление нового вооружения может придать борьбе совершенно иной оборот.

В настоящее время можно представить себе войну, внезапно начинающуюся приемами, способными уничтожить первый эшелон военных сил противника, дезорганизующими его мобилизацию и разрушающими жизненные центры его мощи".

"Орудия такой войны уже существуют", - добавляет маршал Петен и указывает, что этом метод пользуется в Германии особой популярностью.

Итак, Германия организует громадные вооруженные силы и в первую очередь готовит те из них, которые могут составить могучую армию вторжения.

Попробуем охарактеризовать это развитие в том виде, как оно представляется на основании данных прессы и официальных данных, опубликованных германским правительством.

Общие размеры германских вооружений

АВИАЦИЯ

Особые усилия прилагает германское правительство к развитию военной авиации.

Авиационная промышленность работает полным ходом. По заявлению французского военного министра Морена германские авиационные заводы производят по 15 самолетов в день. Следовательно, в течение 1935 года будет произведено свыше четырех с половиной тысяч самолетов.

Организация и численность развертываемых на сегодняшний день сухопутных и морских авиационных соединений рисуется в следующем виде:

12 авиасоединений при крупнейших аэропортах, где имелись районные авиационные группы и до настоящего времени. На вооружении их состоит до 2.100 бомбардировщиков и разведчиков.

16 авиасоединений, организованных Герингом, при воздушных отделах в крупнейших стратегических пунктах. На вооружении этих частей состоит истребительная и вспомогательная авиация, всего 1.600 самолетов. Итого, на вооружении сухопутной и морской авиации Германии, как [164] это можно заключить на основании публикующихся данных, должно состоять до 3.700 самолетов в строю.

Личный состав этих воздушных сил достигает 8.000 офицеров и 52.000 унтер-офицеров и рядовых. Помимо того, в 16 группах спортивной авиации и на курсах гражданского воздушного флота германское командование готовит до 60.000 человек летного состава, что поднимет общую численность авиации до 120.000 человек.

В Германии много говорят о планах Геринга по доведению авиации до 16.000 самолетов.

ПЕХОТА

Германия объявила о создании 12-ти корпусов и 36-ти пех[отных] дивизий. Штат этих соединений должен быть очень большим, т.к. во-первых, из этих частей, очевидно, будут составляться армии вторжения, а во-вторых, в них должны быть включены кадры для тройного развертывания. Этот штат, видимо, будет достигать 15.000 человек, на что и имеются указания прессы. Большой штат дивизии мирного времени необходим и потому, что требуется наверстать потерянное за прошедшие 15 лет, т. е. быстро накопить обученный запас.

В состав дивизии, помимо пехотных полков, видимо, войдут: два артполка (легкий и тяжелый), танковый батальон, батальон связи, инженерный батальон и химическая рота.

Всего армейские корпуса и пехотные дивизии будут иметь в своем составе до 546.000 человек.

В случае войны Германия может сразу же развернуть до 108-ми пех[отных] дивизий. Маршал Петен называет цифру до 100 дивизий.

КОННИЦА

Состав: 5 кав[алерийских] дивизий и 10 мотополков, всего 51.000 человек.

Конница штурмовых и охранных отрядов позволяет дальнейшее формирование кавалерийских дивизий.

АРТИЛЛЕРИЯ

Помимо артиллерии, входящей в состав пех[отных] и кав[алерийских] соединений. Германский Рейхсвер, по всей вероятности, развертывает не менее 12-ти полков резерва главного командования, 12-ти полков зенитной артиллерии и 12-ти тяжелых дивизионов береговой обороны, в общем составе до 54.000 человек.

БРОНЕВЫЕ И МОТОМЕХЧАСТИ

1 моторизованная дивизия - 15.000 чел.

4 механизированных бригады - 12.000 чел.

12 танковых батальонов резерва главного командования - 6.000 чел.

Всего - 33.000 чел., не считая танковых частей в пехоте и коннице

Танковые части находятся в процессе все растущего оснащения танками последних типов.

ВОЙСКА СВЯЗИ, ИНЖЕНЕРНЫЕ И ХИМИЧЕСКИЕ,

не входящие в состав общевойсковых соединений, должны содержать до 22.000 человек. [166]

Военно-учебные заведения и различные учреждения министерства обороны составят до 60.000 человек.

ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ
(учитывая резерв и строящийся)

Количество кораблей Количество людей
Линкоров 9 9.000
Крейсеров 8 4.000
Эсминцев 12 2.000
Миноносцев 20 2.000
Подлодок 26 2.600
Азы и управлен[ия] 26 3.000
Итого - 23.000{7}

Итоговая численность германских вооруженных сил к лету текущего года должна достигнуть, таким образом, 909.000 чел., а если не считать 60.000 учеников в гражданских авиаучреждениях, то 849.000 чел.

Завершение организационной военной программы Германии надо ожидать в 1936-м году.

Помимо этих регулярных вооруженных сил Германия имеет значительное количество скрытых вооруженных частей, могущих служить делу мобилизации и новых формирований, а именно:
  Количество частей Количество людей
Штурмовые отряды 21 400.000
Охранные отряды 7 40.000
Трудовая повинность 30 300.000
Пограничная охрана 21 50.000
Полиция - 110.000
Итого - 900.000

Армия вторжения

В состав армии вторжения из общего числа вооруженных сил могут войти соединения, способные к самостоятельным оперативным действиям и состоящие в штатах, близких к штатам мирного времени.

АВИАЦИЯ

Не считая войсковой авиации, в самостоятельных действиях, на сегодняшний день, сможет принять участие не менее 1.500 самолетов.

МОТОМЕХЧАСТИ

Моторизованная дивизия и 4 механизированных бригады.

КОННИЦА

5 кавалерийских дивизий. [167]

ПЕХОТА

1-й эшелон, на автомобилях - не менее 15-ти пех[отных] дивизий.

Германия имеет 661.000 легковых автомобилей, 12.500 автобусов, 191.000 грузовых машин и 983.000 мотоциклов. Из этого числа около 150.000 машин входит в состав "Автокорпуса национал-социалистов (НСКК)".

В текущем году личный состав этого корпуса прошел медицинское переосвидетельствование на предмет годности к военной службе.

Корпус подчиняется министерству обороны.

Для переброски пехотной германской дивизии требуется автотранспортная группа в составе около 650 легковых машин, 6.700 грузовиков и 1200 мотоциклов.

Совершенно очевидно, что даже с учетом автотранспорта для организации тылов, германское командование сможет дивизий пятнадцать перебрасывать для оперативных нужд на значительные расстояния. В этом направлении проводится большая работа. В 1932-м году средствами автокорпуса в течение 17 часов было подвезено из всех частей Германии в район Темпельгофа 200.000 человек, на что потребовалось около 20.000 легковых и грузовых машин.

Остальные дивизии мирного времени составят второй эшелон армии вторжения.

МОРСКОЙ ФЛОТ И МОРСКАЯ АВИАЦИЯ

Будут наносить удары по коммуникациям и торговым путям противника.

Эта армия вторжения, особенно авиация, мотомехчасти, конница и подводные лодки, несомненно, будут усиленно развиваться национал-социалистами в ближайшие годы. Но, вместе с тем, эта армия вторжения, уже и в этом виде, сильнее всей французской армии мирного времени.

Антисоветские и реваншистские планы Гитлера

В своем докладе на VII съезде Советов тов. Молотов привел из книги Гитлера "Моя борьба" следующее место:

"Мы, национал-социалисты, сознательно подводим черту под внешней политикой Германии довоенного времени. Мы начинаем там, где Германия кончила 600 лет назад. Мы кладем предел вечному движению германцев на юг и на Запад Европы и обращаем взор к землям на востоке. Мы прекращаем, наконец, колониальную и торговую политику довоенного времени и переходим к политике будущего - к политике территориального завоевания{8}.

Но когда мы в настоящее время говорим о новых землях в Европе, то мы можем в первую очередь иметь в виду лишь Россию и подвластные ей окраинные государства.

Сама судьба как бы указывает этот путь".

Тов. Молотов задал вопрос, остается ли это стремление Гитлера в силе?

Ответ на это мы находим в тех сведениях, которые проникли в печать, из разговоров Гитлера с Саймоном. По сообщению агентства "Радио" Гитлер заявил о том, что по отношению к СССР обстановка "заставляет Германию сохранить за собой свободу действий в будущем". При этом, по [168] данным печати, Гитлер требует ослабления западных границ СССР. Гитлер требует также, чтобы Франция отказалась от сотрудничества с СССР.

Эту ярко выраженную антисоветскую установку Гитлера признает даже вся буржуазная печать.

Маршал Петен в цитируемой выше статье говорит, что французская военная система "принятая в 1927-1928 гг., целиком основывалась на гипотезе, что наш возможный противник не способен в короткий срок выставить мощную армию и на надежде, что при его приближении мы найдем время для подготовки. Гипотеза эта не соответствует нынешним обстоятельствам". И, действительно, французская армия, с ее 20-ю дивизиями и большими сроками мобилизационного развертывания и сколачивания частей, уже не сможет активно действовать против Германии. Наоборот, прежде чем начать такое столкновение, ей придется потерять много времени на развертывание своих сил.

Эта изменившаяся обстановка на западе активизирует антисоветскую политику Гитлера. Гитлер стремится успокоить Францию, и, как сообщала печать из Берлина от 25-го марта, заявляет, что "Германия готова дать обещания, что она не имеет никаких притязаний к Франции и не имеет никаких агрессивных намерений в отношении своих западных соседей". Гитлер не хотел бы роста французских вооружений{9}.

Как это ни может показаться, на первый взгляд, странным, но эта, ходом событий создавшаяся обстановка, несколько напоминает стратегическую позицию, занимавшуюся Германией в годы после франко-прусской войны. Поясню эту мысль словами известного германского генерала Ганса Куля.

"В ближайшие годы после войны 1870/71 гг. можно было с уверенностью рассчитывать, что французы в случае войны будут обороняться. Все французские мероприятия к этому и сводились"{10}.

Куль указывает и на то, что, с другой стороны, Мольтке всегда учитывал, как трудно оказалось для немцев окончательно разбить Францию в 1870/71 гг.

Приводя ряд соображений Мольтке о выборе первого и решающего удара, Куль говорит:

"Из этих географических и транспортных условий, по мнению Мольтке, неизбежно вытекало то, что на Западе мы должны будем упорно обороняться, а на Востоке сможем защищать границу наступлением и что район сосредоточения для сил, действующих на этом фронте, должен быть избран впереди на неприятельской территории"{11}.

"Но ввиду того, что силы русских должны были с каждой неделей сильно возрастать, то нам выгодно было как можно скорее добиться решительного сражения"{12}.

Итак, обжегшись в 1914-м году при наступлении против Франции и считая, что практически в настоящее время Франция не способна быстро предпринять активные действия, правящие круги Германии основную стрелу своих операций направляют против СССР. При этом Гитлер надеется на свою дипломатию и на то, что Франция останется нейтральной.

Большой друг фашистской Германии- Скрутейтор, на страницах газеты "Сендей таймс" прямо пишет:

"Германия решила, что если у нее не останется другого выхода, кроме войны, для достижения своих целей и если представится удобный момент, то эта война должна будет происходить на востоке Европы, причем Великобритания и, если возможно, Франция должны занять нейтральную позицию. Германия надеется победить, если мы будем нейтральны, и Франция не подвергнется нападению".

Сходство с обстановкой после франко-прусской войны заключается еще и в факте союза Германии с Польшей. Куль указывает, что на решение Мольтке о нанесении первого удара против России оказало большое влияние "Заключение союза с Австро-Венгрией в 1879 г. Вмешательство Австрии могло иметь место только на Востоке"{13}.

Этот факт имеет крупнейшее значение для антисоветской политики Гитлера. Не говоря уже о том, что прямые пути в СССР идут через Польшу, армия этой последней насчитывает в мирное время 30 дивизий и, конечно, удвоит их число очень быстро по мобилизации.

Итак, антисоветский фронт растет и укрепляется материально. Военные силы национал-социалистической Германии растут бурно. К тому, что было приведено выше, можно еще добавить, что Австрия свои шесть бригад готовится превратить в шесть дивизий. В случае аншлюса, Германия, по мобилизации, получит еще до 18-ти пех[отных] дивизий.

Само собою понятно, что империалистские планы Гитлера имеют не только{14} одно антисоветское острие. В случае осуществления своей безнадежной мечты о разгроме СССР, конечно, германский империализм обрушился бы всеми силами на Францию: ему нужна французская руда. Ему необходимо и расширение его морской базы. Опыт войны 1914-1918 гг. показал со всей очевидностью, что без прочного обладания портами Бельгии и северными портами Франции морское соперничество с Великобританским империализмом Германии не по плечу.

Неистовая, исступленная политика германского национал-социализма толкает мир в новую войну. Но в этой своей неистовой милитаристской политике национал-социализм наталкивается на твердую политику мира Советского Союза. Эту политику мира поддерживают десятки миллионов пролетариев и трудящихся всех стран. Но если, несмотря на все, капиталисты и их слуги зажгут пламя войны и рискнут на антисоветскую интервенцию, то наша Красная Армия и вся наша социалистическая индустриальная страна железными ударами любую армию вторжения обратят в армию гибели, и горе тем, кто сам нарушил свои границы. Нет силы, способной победить нашей социалистической колхозной страны, страны с ее гигантскими людскими и индустриальными ресурсами, с ее великой коммунистической партией и великим вождем тов. СТАЛИНЫМ.

М. Тухачевский

29 марта 1935 года

Подлинник

Примечания