Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

2. Управление и артиллерийские группы

Основные принципы управления артиллерией и создания артиллерийских групп{14} были достаточно полно разработаны задолго до Великой Отечественной войны. Предусматривалось, что управление артиллерией будет осуществлять командир корпуса (дивизии, полка) через соответствующего начальника артиллерии. В бою артиллерийские части (подразделения) либо придавались стрелковым (кавалерийским, танковым) соединениям, частям и подразделениям, либо назначались для их поддержки. При этом различались два способа управления артиллерией: централизованный — старшим общевойсковым (артиллерийским) начальником, и децентрализованный — командиром полка (батальона, роты). Считалось, что централизованное управление в наибольшей степени обеспечивает маневр огнем в целях его массирования на решающих направлениях. Признавалось необходимым централизовать управление артиллерией при прорыве [27] обороны противника на период артиллерийской подготовки и поддержки атаки пехоты и танков.

Для ведения боевых действий исходя из характера решаемых задач предусматривалось из штатной и приданной артиллерии создавать временные тактические артиллерийские группы:

— в дивизии — группы поддержки пехоты (ПП) по числу полков первого эшелона; каждая группа могла делиться на подгруппы по числу батальонов первого и второго эшелонов;

— в корпусе — группы дальнего действия (ДД) и артиллерии разрушения (АР) по числу дивизий на главном направлении или одну на корпус; группы дальнего действия и артиллерии разрушения создавались в составе не менее двух дивизионов и, как правило, на подгруппы не делились.

В кампаниях и операциях войны выявились определенные недостатки предвоенной системы управления и группировки. Группы создавались не по организационно-тактическому принципу, а в основном по характеру решаемых задач. Отмечалось возрастание количества групп, находящихся в подчинении одного командира (начальника), двойственность в управлении артиллерийскими группами и т. д. Все это усложняло управление артиллерией и затрудняло поддержание взаимодействия с пехотой и танками, особенно с развитием наступления.

Количественный и качественный рост артиллерии как рода войск в ходе войны, возросшие масштабы маневра и массирования артиллерии на главных направлениях соединений и объединений в боях и операциях вынуждали искать новые формы и способы управления артиллерийскими массами и их группировки.

Необходимо было умело распорядиться большим количеством артиллерии, сосредоточенной на участках прорыва, чтобы она облегчила условия прорыва обороны, а не превратилась в помеху наступающим войскам. Для этого стремились так организовать управление ею, создать такую ее группировку, чтобы обеспечить маневр и тесное непрерывное взаимодействие артиллерии с пехотой, танками и авиацией на всю глубину боя и операции.

В 1941–1942 гг. в связи с ликвидацией корпусного звена управления группы ДД, как правило, создавались в армии и реже в дивизиях. Группы ПП в связи с недостатком артиллерии создавались в дивизиях и реже в полках. В последнем случае управление группами осуществлялось командиром (начальником артиллерии) дивизии.

В 1942–1943 гг. создаются фронтовые артиллерийские группы (ФАГ) под Ленинградом и Сталинградом. Организация таких групп позволяла в условиях обороны важных объектов массировать огонь{15} для ведения контрбатарейной борьбы и отражения (срыва) наступления ударных группировок противника. [28]

На основе творческого изучения опыта проведенных операций в 1944 г. были разработаны принципы новой группировки артиллерии. В специальных указаниях, утвержденных командующим артиллерией Советской Армии, была определена наиболее целесообразная, отвечающая природе современного боя и операции группировка артиллерии, которая предусматривала создание в полку полковой артиллерийской группы (ПАГ), в дивизии — дивизионной артиллерийской группы (ДАГ), в корпусе — корпусной артиллерийской группы (КАГ) и в армии — армейской артиллерийской группы (ААГ).

Рассмотрим на некоторых боевых примерах, как проходил этот процесс.

Пример 5.

Группировка артиллерии в 37-й армии в Ростовской наступательной операции 17 ноября 1941 г.

В середине ноября 1941 г. войскам Южного фронта была поставлена задача: разгромить 1 ТА противника, отбросить ее на запад и ликвидировать угрозу прорыва на Кавказ. По замыслу операции главный удар должна была наносить 37 А во фланг и тыл 1-й немецкой танковой армии, предпринимавшей попытки овладеть Ростовом.

37 А была усилена артиллерией РВГК, что позволило создать на главном направлении довольно сильную артиллерийскую группировку, достаточную, как показал ход боевых действий, для решения основных задач в полосе наступления армии (см. приложение 1).

К началу наступления 37 А передовые части противника не успели создать сильную оборону. Противник стремился приспособить к обороне населенные пункты, а промежутки между ними прикрывал огнем артиллерии и ударами авиации. Артиллерия противника в полосе 37 А насчитывала до 7 дивизионов (84 орудия и 3–4 минометные батареи), развернутых относительно равномерно во всей полосе.

Таким образом, в результате сосредоточения основных усилий артиллерии армии на 15-километровом участке фронта удалось обеспечить почти двойное превосходство над артиллерией противника.

Группировка артиллерии в 37 А создавалась в основном в соответствии с предвоенными взглядами. Отличие заключалось лишь в создании армейской группы дальнего действия в связи с упразднением корпусного звена. Основной задачей группы являлась борьба с артиллерией противника и его резервами (схема-таблица 1, помещенная в конце книги).

Наличие в составе группы разведывательных средств, хотя и крайне ограниченных, создавало предпосылки для успешного решения поставленной задачи. Командующий армией мог влиять огнем группы дальнего действия на ход боевых действий дивизий первого эшелона (96, 253 и частично 99 сд) и поддерживать ввод в [29] сражение двух дивизий второго эшелона армии или подвижной группы фронта. При необходимости командующий армией мог через начальника артиллерии армии централизовать управление армейской и дивизионными (96 и 253 сд) группами дальнего действия для решения важнейших задач на главном направлении.

Группировка артиллерии в дивизиях первого эшелона, например в 96 сд, в целом обеспечивала удобство управления, самостоятельность дивизии и полков первого эшелона при прорыве обороны противника в первый день наступления и осуществление взаимодействия артиллерии с пехотой и танками. В связи с отсутствием самоходной артиллерии задачу орудий танковой поддержки в ходе наступления выполняли четыре батареи 754 птап, приданные 209 и 651 сп. В их задачу входило уничтожение в первую очередь противотанковых средств противника огнем прямой наводкой.

К недостаткам в группировке артиллерии 96 сд можно отнести слабый состав группы поддержки пехоты 651 сп, по существу, равный одному дивизиону (11 орудий и минометов). Видимо, было бы целесообразнее группу дальнего действия в дивизии не создавать, а иметь в подчинении командира дивизии бронепоезд и дивизион реактивной артиллерии. Тогда 2/427 пап можно было бы передать в состав группы поддержки пехоты 651 сп, так как при отсутствии средств артиллерийской инструментальной и воздушной разведки дивизионная группа дальнего действия не могла эффективно вести борьбу с артиллерией, минометами и резервами противника.

В целом группировка артиллерии 37 А обеспечила ведение наступления, и, как показал ход боевых действий, в первый день наступления главная группировка армии при поддержке огня артиллерии успешно разгромила передовые части противника и к исходу дня продвинулась на глубину 15–18 км.

Пример 6.

Группировка артиллерии 5-й танковой армии и управление ею в контрнаступлении под Сталинградом 19 ноября 1942 г.

В ноябре 1942 г. советские войска начали контрнаступление в целях разгрома сталинградской группировки немецко-фашистской армии. На направлении главного удара Юго-Западного фронта наступала 5 ТА, которая прорывала оборону противника на участке 10 км силами 47 гв. сд и 119 сд, усиленных значительным количеством артиллерии (схема 2). Переход соединений армии от обороны к наступлению потребовал значительных перегруппировок артиллерии в целях создания решительного превосходства над противником на участке прорыва.

Оборона румыно-немецких войск носила очаговый характер. В опорных пунктах противник оборудовал окопы, ходы сообщения и участки траншей полного профиля. Часть пулеметов находилась в сооружениях типа ДЗОТ. Глубина обороны достигала 4–5 км. Хороший обзор местности позволял противнику маневрировать [30] огнем артиллерии и средствами пехоты для прикрытия промежутков между опорными пунктами.

Распределение артиллерии в 5 ТА обеспечивало сосредоточение ее основных усилий на 10-километровом участке прорыва и создание почти трехкратного превосходства над артиллерией противника (см. приложение 1).

Несмотря на открытую местность и, следовательно, трудности маскировки, в армии и дивизиях первого эшелона удалось основную массу артиллерии развернуть на удалении 3–4 км от переднего края обороны противника и тем создать условия для успешного решения огневых задач с меньшим расходом боеприпасов. По существу, основную задачу по взлому обороны противника и сопровождению вводимых в прорыв танковых корпусов артиллерия могла успешно решать без смены огневых позиций. Это было особенно важно при некомплекте средств связи и тяги.

Наблюдательные пункты артиллерии развертывались, как правило, на удалении 1–1,5 км от переднего края обороны противника. Управление артиллерией в армии и дивизиях осуществлялось через командиров артиллерийских групп и их штабы.

В дивизиях были созданы только группы поддержки пехоты по числу полков первого эшелона (схема-таблица 2 в конце книги). Отсутствие артиллерийской группы в распоряжении командира дивизии привело к тому, что он был вынужден в интересах боя ставить задачи той или иной группе поддержки пехоты или просить командующего армией о привлечении арт