Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Значенiе военнаго воздухоплаванiя

Воздухоплаванiе! Обладанiе воздушнымъ океаномъ! Что можетъ быть величественнѣе этой идеи?

Если бы она получила полное осуществленiе, то произошелъ бы серьезный переворотъ въ человеческой жизни. Послѣдствiя для цивилизацiи были бы неисчислимы. Однако, въ настоящее время воздухоплаванiе не только далеко отъ совершенства, но оно сделало лишь ничтожный шагъ впередъ за время своего слишкомъ столѣтняго существованiя, съ 1783 г., съ эпохи знаменитаго изобрътенiя братьевъ Монгольфье и профессора Шарля. И всетаки воздухоплаванiе составляетъ важную и обширную отрасль человѣческихъ знаннiй.

Не имѣя въ виду изслѣдовать все огромное дѣло воздухоплаванiя, мы коснемся лишь нѣсколькихъ вопросовъ изъ тактики воздушныхъ шаровъ, предмета до сихъ поръ почти не тронутаго.

Задача военнаго воздухоплавашя представляется намъ въ трехъ видахъ: во 1-хъ, рекогносцировочная задача, т. е. наблюденiя съ привязныхъ воздушныхъ шаровъ; во 2-хъ, почтовыя сообщенiя при помощи свободныхъ полетовъ изъ одной местности въ другую, пользуясь попутнымъ вѣтромъ или придавая известное направленiе соотвѣтствующимъ механизмомъ, и въ 3-хъ, задача военнаго аэростата какъ оружiя, т. е. нанесенiе вреда неприятелю бомбардированiемъ.

Что касается управляемыхъ шаровъ, то они составляютъ роскошь для той страны, которая еще не имѣетъ хорошо устроенной части привязныхъ шаровъ и свободныхъ полетовъ по вѣтру, потому что цѣли, которыя могли бы преследовать управляемые аэростаты, не многочисленны. Мы можемъ себѣ представить полетъ по тому направленiю, [2] которое намъ угодно придать шару, лишь въ исключительныхъ случаяхъ, напр., въ обложенную непрiятелемъ крепость доставить другого коменданта, вылетѣть изъ обложенной крепости для производства отдаленной рекогносцировки и вернуться назадъ... Другiя же цѣли, напр., сообщенie извѣстiй въ крепость, хорошо достигаются при помощи военноголубинной почты, а голубей, которые прилетятъ въ крѣпость, можно вывезти обратно при помощи свободныхъ полетовъ по тому теченiю вѣтра, которое случится въ данную минуту, лишь бы только этотъ полетъ былъ достаточно долгимъ. Тогда, отделившись отъ крепости на такое значительное разстоянiе, чтобы выйти изъ сферы влiянiя противника, мы можемъ уже прiѣхать къ тому пункту, котораго желаемъ достигнуть, при помощи обыкновенныхъ путей сообщенiя (желѣзныхъ дорогъ).

Значить цъли управляемыхъ шаровъ могутъ представляться весьма ограниченными, а пожертвованiя, сопряженныя съ устройствомъ и пользованiемъ такими приборами, слишкомъ велики.

Бомбардированiе съ аэростатовъ-это такая затѣя, которая можетъ показаться просто смѣшною тому, кто имѣетъ понятiе о войнѣ. Чтобы поразить противника и нанести ему существенный, матерiальный вредъ, необходимо действовать массою какихъ нибудь разрывныхъ снарядовъ, и только тогда можно достигнуть солидныхъ результатовъ. Между тѣмъ, по техничискимъ условiямъ, съ аэростата невозможно выбросить массу этихъ снарядовъ. При небольшомъ же количествѣ выброшеннаго взрывчатаго вещества достигнутый матерiальный ущербъ будетъ ничтожнымъ. Нравственное впечатлънiе на первый разъ можетъ быть покажется сильнымъ, но послъ двухъ-трехъ почти безрезультатныхъ опытовъ, оно потеряетъ значенiе. Следовательно, вопросъ о бомбардированiи съ воздушныхъ шаровъ упраздняется самъ собою.

Центръ тяжести военнаго воздуплаванiя лежитъ въ употребленiи привязныхъ шаровъ и въ свободныхъ полетахъ по течешю вѣтра. Значитъ на эту отрасль военнаго воздухоплавашя и надо обратить особенное вниманiе.

Понятiе о матерiальной части военнаго воздухоплаванiя

Прежде чѣмъ перейти къ разсмотрънiю тактики воздухоплавательныхъ парковъ, считаю необходимымъ, хотя бы вкратцѣ, познакомить васъ съ матерiальною частью военнаго воздухоплаванiя. Конечно, все это большинству изъ присутствующихъ извѣстно, но всетаки считаю необходимымъ сказать объ этомъ нѣсколько словъ, чтобы условиться въ нѣкоторыхъ терминахъ. [3]

Шары разделяются на шарльеры и монгольфьеры. Первые представляютъ шары, наполненные какимъ нибудь газомъ, легчайшимъ воздуха, а вторые наполняются нагрѣтымъ воздухомъ. Наконецъ, есть комбинацiя этихъ двухъ системъ, извъстная подъ именемъ розьеровъ, названныхъ такъ по имени изобрѣтателя ихъ Пилятра де-Розье, который заплатилъ жизнью за смѣлый полетъ на своемъ приборѣ. Мысль его заключается въ томъ, чтобы соединить шарльеръ съ монгольфьеромъ и, повышая или понижая температуру монгольфьера, заставить весь приборъ то подниматься, то опускаться безъ потери балласта. Здѣсь является соединенiе двухъ такихъ опасныхъ вещей, какъ огонь, необходимый для нагрѣванiя монгольфьера, и газъ шарльера, всегда легко воспламеняющiйся.

Главная составная часть шара-это оболочка. Оболочка бываетъ весьма разнообразныхъ объемовъ: отъ самыхъ маленькихъ, напр., въ 100 к. м. до весьма большихъ, напр., до нѣсколькихъ тысячъ кубич. метр. Разница происходить вслѣдствiе многихъ причинъ. Маленькiе шары въ 100 к. м. (напр., нашъ 'Колибри« - 118 куб. метровъ) употребляются для оптической сигнализацiи; электрическая лампа поднимается на подобномъ привязномъ шарикѣ, въ канатъ котораго вплетены проводники отъ батареи, стоящей на землѣ; замыкая и прерывая токъ, мы будемъ получать на верху свѣтъ, видный на далекое разстоянiе и передающй донесенiя при помощи азбуки Морзе. На такомъ шарѣ можно поднимать фотографическую камеру и дѣйствовать затворомъ съ земли посредствомъ электрическаго приспособленiя. Шары побольше, напр., въ 300-400 к. м., употребляются для подъема одного воздухоплавателя. Еще больше, въ 540 к. м. или 640 к. м., употребляются какъ военные аэростаты: какъ привязные, такъ и для свободныхъ полетовъ; наполняются водородомъ. Если же для наполненiя имеется только свѣтильный или водяной газъ, то приходится шарамъ придавать большiй объемъ (1.000-2.000 куб. метр.), чтобы они имѣли большую подъемную силу.

Для привязныхъ военныхъ аэростатовъ употребляется преимущественно объемъ въ 540 к. м. и 640 к. м. Объемъ объусловливается ихъ службою. Привязной шаръ долженъ обладать значительною подъемною силой: 1) Необходимо поднять, во 1-хъ, самого воздухоплавателя, который управлялъ бы шаромъ, а во 2-хъ, то лицо, которое производить рекогносцировку; иногда это, самъ главнокомандующiй, иногда начальникъ штаба, а иногда просто офицеръ генеральнаго штаба, знакомый со всею обстановкою боя или вообще всей операцiей. Кромѣ того, особенно въ крѣпостяхъ, иногда не достаточно однихъ этихъ лицъ, а необходимо призвать на совѣтъ и лицъ другихъ спецiальностей для обсужденiя [4] какого нибудь сложнаго вопроса; самая лучшая комбинацiя будетъ состоять изъ офицера генеральнаго штаба, артиллериста и инженера. Если прибавить воздухоплавателя, то окажется, что иногда бываетъ необходимо поднять четырехъ чедовѣкъ на аэростатѣ. Этимъ и определяется максимальная подъемная сила шара. 2) Онъ долженъ вытягивать ½ версты привязнаго каната, вѣсъ котораго до 8 пудовъ. 3) имѣть достаточную свободную подъемную силу, чтобы противодѣйствовать силѣ ветра, не сильно качаться и тѣмъ самымъ обезпечить возможность и удобство наблюдения. 4) Надо, чтобы шаръ держалъ газъ довольно продолжительное время и обходился бы безъ подполненiя, потому что по военнымъ обстоятельствами неизвестно, когда выдастся случай для подполненiя и будетъ ли подвезенъ къ сроку надлежащiй матерiалъ. Вслѣдствiе этого, удаляясь отъ своего, такъ сказать, базиса, аэростатъ долженъ имѣть въ самомъ себе значительной запасъ подъемной силы. Вотъ почему весьма полезенъ большой шаръ, могущiй поднять несколькихъ воздухоплавателей въ начале, когда онъ только что изготовленъ къ употребленiю. Затѣмъ, когда аэростатъ находится въ дѣйствiи, онъ теряетъ свою подъемную силу и, наконецъ, если онъ въ состоянiи поднять хотя бы одного воздухоплавателя, то и то въ нужную минуту онъ можетъ принести огромнейшую пользу, ибо все таки наблюденiя будутъ произведены.

Конечно, такое уменьшенiе подъемной силы послѣдуетъ черезъ более или менее продолжительный промежутокъ времени, причемъ желательно, чтобы этотъ промежутокъ былъ продолжительнѣе.

Итакъ, вы стремимся къ возможно большему объему шара, и когда есть средства, то отчего же не сделать очень большiе шары? Но эта соблазнительная идея встречаетъ весьма серьезныя препятствiя въ томъ, что видь съ аэростатомъ приходится маневрировать, причемъ большой объемъ представляетъ следующiя неудобства: 1) наполненiе продолжительнее, дороже и труднее; 2) парусность больше, а потому затруднительнее передвиженiя и другiя действiя съ наполненнымъ шаромъ; 3) по той же причини сильнее качанiя; 4) цель для непрiятельскихъ выстреловъ больше.

Итакъ, вотъ другiя условiя, требующiя возможно меньшаго объема шара.

Тутъ мы встречаемся съ двумя противорѣчивыми требованiями, какъ и въ большинствѣ военныхъ вопросовъ: съ одной стороны желательно имѣть шаръ возможно большiй, съ другой - возможно меньшiй. Наилучшая комбинащя по соображенiи всехъ обстоятельствъ и дастъ шаръ того иди другого средняго объема, который въ сущности нельзя безусловно определить для всехъ обстоятельствъ: въ однихъ случаяхъ [5] выгоденъ шаръ одного размера, въ другихъ-другого. Вотъ почему я и упоминаю о двухъ объемахъ: 540 (некоторые иностранные-Францiя и Германiя) и 640 к. м. (русскiе), но, конечно, могутъ выработаться и другiе объемы.

Матерiи, употребляемыя для оболочки шара, следующiя:

Во 1-хъ, шелкъ, это наилучшiй матерiалъ и для привязныхъ, и для свободныхъ шаровъ, потому что при достаточно большой прочности на разрывъ (по машине Перро до 1,000 и болѣе килограмовъ на кв. метръ), она очень легка; но она довольно дорога, сечется и очень долго служить не можетъ. Бумажныя матерiи, напр., перкаль, имѣютъ ту выгоду, что онѣ значительно дешевле, но онѣ тяжелее шелка, недолговечны и не такъ прочны, и вслѣдствiе этого, въ особенности на привязныхъ шарахъ, которые весьма сильно перетираются сѣткою, въ матерiи образуется много мелкихъ, иногда незамѣтныхъ отверстiй; черезъ нихъ газъ диффундируетъ гораздо сильнее. Понятно, что если соблюдать экономiю на маломъ, т. е. на матерiи, то можно упустить большое, т. е. самую цѣль, которую преслѣдуетъ военное воздухоплаванiе, а потому для привязныхъ шаровъ надо употреблять преимущественно шелковую матерiю. Для свободныхъ полетовъ - другое дело, потому что тамъ не требуется особенной прочности матерiи и можно употреблять бумажныя{1}. Пеньковыя матерiи очень прочны и не уступятъ въ прочности шелковымъ, но зато онѣ весьма тяжелы. Животная перепонка (бодрюшъ) легка, прочна, превосходно держитъ газъ, но дорога и боится воды, которая ее размягчаетъ и дѣлаетъ негодною; если бодрюшъ покрывать лакомъ недопускающимъ воду, то починка невозможна, ибо заплаты изъ новыхъ слоевъ бодрюша не приклеиваются, а пришивать нельзя; бодрюшъ выгоденъ для небольшихъ шаровъ въ сухую погоду; принять въ Англiи.

Шелковая или бумажная ободочка лакируется, чтобы насколько возможно уменьшить диффузiю газа. Лаки бываютъ различныхъ сортовъ, и чуть ли не каждый воздухоплаватель имѣетъ свой рецептъ лака, который онъ выдаетъ за наилучший. Но въ действительности самый лучшiй лакъ, это вареное чистое льняное масло, къ которому прибавляется немного каучука. Наложенное на оболочку льняное масло, окисляясь на воздухѣ, осмаливается и увеличиваетъ газонепроницаемость матерiи. Чѣмъ масло дольше сохраняется, т. е. чѣмъ оно старѣе, тѣмъ оно лучше; поэтому слѣдуетъ имѣть запасы масла, выстоявшагося [6] нѣсколько лѣтъ. Лакированная матерiя должна быть гибка, не хрупка и при несильномъ перегибѣ пальцами не давать бѣлыхъ полосъ. Красить оболочку не слѣдуетъ: это вредитъ прочности матерiи, и на свѣтлый цвѣтъ меньше влiяетъ лучистая теплота солнца. Заплатки на оболочкѣ не составляютъ порока, если они наложены правильно. [7]

Въ оболочкѣ находится клапанъ, открываемый для выпуска газа; газъ выпускается для маневрированiя шаромъ сверху внизъ, для уменьшенiя давленiя внутри шара и для другихъ цѣлей, между прочимъ, часто и для спуска. Клапанъ помещается иногда въ зенитѣ шара, иногда сбоку; въ настоящее время, почти всегда въ зенитѣ. Самый простой (въ сущности и наиболее удобный) клапанъ состоитъ изъ деревяннаго обруча, къ которому прижимаются двѣ створки, отворяющiяся внутрь шара. Створки прижимаются къ обручу резиновой лентой, перетягивающейся черезъ мостикъ, который располагается сверху обруча. Елапанъ долженъ: 1) отворяться безъ особаго усилiя, но и не очень легко; 2) недопускать утечки газа, и 3) его смазка и заклейка не должна замерзать, твердѣть или высыхать. Для смазки обыкновенно употребляется сало или вазелинъ. Дiаметръ клапана составляетъ 1/10-1/15 радiуса шара, дабы имѣъть возможность сразу выпустить большую порцiю газа. На оболочку шара надевается сѣть, которая плетется изъ самыхъ лучшихъ прочныхъ несмоленыхъ пеньковыхъ веревокъ. Расчетъ сѣти делается весьма тщательно и математически точно. Сѣтка покрываетъ шаръ, причемъ сверху прочно прикрепляется къ клапану, Ячейки сѣти проходятъ несколько за экваторъ шара и послѣ этого, при помощи 3 рядовъ спусковъ, число ячей уменьшается и оканчивается отдельными веревками, которыя называются сетевыми стропами. Помощью сѣтевыхъ стропъ шаръ прикрѣпляется къ малымъ костылямъ подвеснаго обруча. Длина стропъ должна быть такова, чтобы разстоянiе отъ выходнаго отверстiя оболочки, придатка (аппендиксъ), до подвѣснаго обруча была не меньше 1½ сажени, ибо при быстромъ подъемѣ шара расширяющiйся газъ выходитъ въ большомъ количествѣ изъ нижняго отверстiя и можетъ задушить воздухоплавателей. Назначенiе сѣти заключается не только въ прикрѣпленiи корзины къ оболочкѣ, но и въ равномѣрномъ распредѣленiи по ней тяжести всего снаряженiя шара.

По экватору шара привязываются еще такъ называемыя тонкiя поясныя веревки. Цѣль ихъ заключается въ томъ, чтобы удерживать шаръ во время наполненiя его, при помощи балластнихъ мѣшковъ съ пескомъ, иначе шаръ улетѣлъ бы раньше времени, и удержать его руками было бы невозможно.

Къ подвѣсному обручу привязывается своими стропами корзина, называемая иногда гондолою{2}. Корзина плетется изъ ивовыхъ прутьевъ [8] и камыша, размеры около 1 метра въ боку. Подвѣсный обручъ является соединительнымъ звеномъ между шаромъ и корзиной. Прикрѣпленiе делается такимъ образомъ: каждый стропъ шара оканчивается петлею, которая надевается на малый костыль, идущiй отъ подвѣснаго обруча. Затѣмъ стропы отъ корзины привязываются за среднiе костыли, идущiе отъ кольца книзу и, такимъ образомъ, шаръ оказывается снаряженнымъ.

Необходимою частью при спускахъ послѣ свободныхъ полетовъ является якорь, который служитъ для того, чтобы зацепиться за что нибудь и остановить двнженiе шара, увлекаемаго вѣтромъ.

Существуетъ весьма много самыхъ разнообразныхъ системъ якорей, но наиболее удовлетворительной системой является система поручика Кованько, принятая въ нашемъ воздухоплавательномъ паркѣ. Якорь представляетъ пятилапчатую кошку. Если положить якорь на ровное мѣсто такъ, чтобы рымъ касался земли, то лапы должны доставлять съ поверхностью земли уголъ отъ 45° до 35°. Якорь изготовляется такимъ образомъ, что его веретено составляетъ одно цѣлое вмѣстѣ съ развилинами. У насъ употребляется якорь вѣсомъ отъ полпуда до 35 ф. Въ рыму якоря привязывается надежнымъ узломъ якорный канатъ, который другимъ концомъ укрепляется на большомъ костылѣ подвѣснаго обруча и свертывается у борта корзины бухтою на подобiе ракетнаго шнура такъ, чтобы, разрѣзавъ стягивающую бухту бичевку, можно было бы безпрепятственно распустить канатъ. Якорный канатъ долженъ быть приготовленъ изъ хорошей пеньки и очень проченъ. Онъ не долженъ служить долѣе 3 лѣтъ отъ изготовленiя, хотя бы въ это время лежалъ вовсе безъ употребленiя. Длина до 30 саженъ.

Клананная веревка проходить внутри шара отъ клапана черезъ придатокъ и доходить до корзины, гдѣ захлестывается слабымъ узломъ за подвесной обручъ, чтобы она не мешала, и нельзя было бы на нее наступить и случайно открыть клапанъ. Она делается изъ отборной пеньки или шелка; прочность такова, чтобы выдержать вѣсъ 2 человѣкъ; толщина не меньше обыкновеннаго карандаша. У верхняго конца есть стальной карабинъ, которымъ она прикрѣпляется къ двумъ поводкамъ, идущимъ отъ створокъ клапана. Нижняя часть веревки снабжена небольшими костылями для того, чтобы воздухоплавателю удобнее было тянуть.

Еще одна веревка удерживаетъ придатокъ (апендиксъ), привязывая его обручъ къ подвесному обручу. Если бы придатокъ не привязывался къ подвесному обручу, то онъ простымъ порывомъ вѣтра могъ бы разорваться при самомъ движенiи, а при открыванiи клапана напоромъ воздуха могло бы придатокъ втягивать въ шаръ, что вело бы къ большимъ затрудненiямъ. [9]

Къ большому костылю, находящемуся на противоположной сторонѣ подвѣснаго обруча, относительно костыля якорнаго каната, крепится канатъ, называемый гайдъроопъ, длиною отъ 20 до 40 саж. Онъ состоитъ изъ каната пальца въ два толщиною; прочность не такъ важна, какъ у якорнаго каната. Цѣль гайдъроопа заключается въ слѣдующемъ: когда шаръ опускается на землю, то этотъ канатъ долженъ смягчать удары шара. Сматываясь на землѣ, каната уменьшаетъ вѣсъ шара на вѣсъ лежащей на землѣ части гайдъроопа, и шаръ, разумѣется, теряетъ стремленiе къ низу, прiобрѣтаетъ стремленiе къ верху, и удары смягчаются. Чѣмъ гайдъроопъ тяжелее и длиннее, тѣмъ онъ дѣйствуетъ лучше. Обыкновенно дѣлаютъ гайдъроопъ вѣсомъ 0,04 всей подъемной силы шара. При обыкновенныхъ нашихъ шарахъ это выйдетъ несколько больше 1½ пуда. Нѣкоторые воздухоплаватели предлагаютъ, чтобы этотъ гайдъроопъ служилъ вмѣстѣ съ тѣмъ задержкою при такъ называемомъ волокѣ (тренажѣ) шара; когда послѣднiй спускается па землю, то его можетъ вѣтромъ волочить нѣкоторое время.

Для того, чтобы гайдъроопъ удерживался, цѣпляясь за предметы земной поверхности; предполагаютъ делать его съ какими нибудь палочками, острiями или же навязывать на него тряпки. Палки и острiя неудобны, потому что местные жителя, хватающiеся за гайдъроопъ, чтобы остановить шаръ, не зная устройства его, могутъ поранить себѣ руки. Тряпки и друпе предметы неудобны, потому что действительно шаръ будетъ зацепляться за какiе нибудь предметы земной поверхности, что вовсе не выгодно для воздухоплавателя. Напримѣръ, крайне неудобно задушиться за деревья, если желаютъ перелетать лѣсъ; [10] наконецъ, можно зацѣпиться тамъ, гдѣ не желаютъ остановиться, словомъ управленiе шаромъ уходитъ изъ рукъ воздухоплавателя, а между тѣмъ судьбу свою надо всегда имѣть въ своихъ рукахъ. При подъемахъ привязныхъ употребляется еще одно приспособленiе, именно: къ подвесному обручу придѣлывается особая палка, длинная и прочная. Отъ ея концовъ идутъ два каната къ другой такой же палкѣ и такимъ образомъ получается трапецiя. Къ ней прикрепляется привязной канатъ, который идетъ къ машине, называемой лебедкой.

Если для подполненiя шара нельзя употреблять обыкновенные способы, то подносятъ запасный газъ въ такъ называемыхъ газгольдерахъ. Они сшиваются изъ такой же матерiи, какъ и шаръ, и пролакировываются. Вѣсъ оболочки не играетъ особенной роли. Форма газгольдера 'Чайка« случайная, и теперь выработана другая форма. Концы газгольдера делаются тупыми и круглыми, самъ газгольдеръ цилидрической формы. Въ задней части обыкновенно находится отверстiе съ придаткомъ трубчатой формы, черезъ которое наполняютъ его газомъ и черезъ которое газъ выгоняютъ въ шаръ при подполненiи.

Наполненiе шара водородомъ

а) Способъ Кутеля.

Наполнеше шара водородомъ указано профессоромъ Шарль въ прошломъ столѣтiи, вскорѣ послѣ изобрѣтенiя братьями Монгольфье аэростата, наполняемаго нагрѣтымъ воздухомъ. Въ сущности говоря, Шарль разработалъ въ главныхъ чертахъ всю матерiальную часть воздушныхъ шаровъ, и потому можетъ быть названъ отцомъ воздухоплаванiя. Онъ же указалъ на способы добыванiя водорода въ большихъ количествахъ. Конечно, это не могутъ быть лабораторные способы, посредствомъ которыхъ водородъ добывается въ небольшихъ колбочкахъ для того, чтобы показать, какъ онъ горитъ. Здѣсь добыванiе происходитъ въ огромныхъ размѣрахъ, и способы нужны, такъ сказать, фабричные.

Въ прошломъ столѣтiи, когда имелось въ виду применить воздухоплаванiе для военныхъ цѣлей, Францiя вела войну съ коалицiею европейскихъ государствъ, которыя, защищая монархическiй режимъ, решились уничтожить революцiю во Францiи. Для этой войны Францiи нуженъ былъ порохъ, и вслѣдствiе этого считали невозможнымъ разрѣшить для добыванiя водорода употреблять сѣрную кислоту, потому что сѣра шла на изготовленiе пороха. Правда, что ее потребовалось бы очень немного, но таково было распоряженiе правительства, и вотъ стали искать другого способа для добывашя водорода. [11]

Способъ наполненiя шара водородомъ, изобретенный капитаномъ Кутелемъ, первымъ военнымъ воздухоплавателемъ, заключается въ слѣдующемъ:

Строилась кирпичная печь, въ которой положены желѣзныя трубы, наполненныя железными стружками. Черезъ эти трубы пропускался перегретый водяной паръ, который разлагался, и такимъ образомъ получался водородъ весьма чистый. Матерiальная часть воздухоплавательной роты капитана Кутеля была устроена превосходно. Въ нѣкоторыхъ источникахъ говорится, что, будтобы, шаръ, наполненный по способу капитана Кутеля и действовавши въ 1794 г. подъ крѣпостью Шарлеруа и въ сраженiи подъ Флерусомъ, держалъ газъ въ теченiе 30 дней, Но добыванiе водорода для наполненiя шара было прежде весьма медленно: Кутель долженъ былъ употребить на это 50 часовъ. Затѣмъ способы добыванiя водорода внимательно разработывались и дѣлались все болѣе и болѣе совершенными.

б) Французскiй аппаратъ Iона.

Во Францiи одно время былъ принять аппарата инженера Габрiеля Iона. Этотъ аппаратъ весьма компактный и удобный для перевозки, потому что газодобыватель (генераторъ) его представляетъ всего одну [13] повозку. Устройство генератора следующее. Въ котелъ наливается смѣсь сѣрной кислоты съ водою. Котелъ железный со свинцовой рубашкой внутри, чтобы сѣрная кислота не разъедала железа. Полученный газъ пропускается черезъ промыватель, чтобы отделить отъ него, механически захваченныя частицы сѣрной кислоты. Затѣмъ газъ идетъ черезъ сушитель, состоящiй изъ прослоекъ хлористаго кальцiя, ѣдкаго калия и каменнаго угля, чтобы избавиться отъ водяныхъ паровъ. Присутствiе частицъ сѣрной кислоты и водяныхъ паровъ вредно, ибо водяные пары, будучи увлечены водородомъ внутрь шара, осѣли бы на оболочкѣ въ видѣ капель и действовали бы на нее неблагопрiятно, а частицы сѣрной кислоты разъѣдали бы оболочку шара. Въ составъ генератора входить насосъ, качающiй воду и сѣрную кислоту въ соответствующей пропорцiи, причемъ пропорцiя принимается въ 1/6, т. е. 6 объемовъ воды и 1 объемъ сѣрной кислоты. Для удобства накачиванiя сѣрная кислота наливается предварительно въ деревянные ящики, выложенные свинцомъ. Вотъ главныя части этого аппарата. Процессъ происходить такимъ образомъ. Насосъ накачиваетъ сѣрную кислоту и воду въ генераторъ, въ который предварительно наложены желѣзныя стружки. Образуется водородъ, который черезъ газопроводную трубу переходитъ въ промыватель и затѣмъ въ сушитель, а изъ сушителя идетъ по матерчатымъ шлангамъ въ шаръ.

Насосы генератора приводятся въ дѣйствiе паровикомъ лебедки системы того же Iона. Когда дѣйствуетъ привязной шаръ, то паровикъ приводить въ движенiе рычагъ, сматывающiй на барабанъ канатъ. Канатъ проходить черезъ универсальный блокъ, т. е. блокъ, имѣющiй движенiе во всѣ стороны, а затѣмъ канатъ идетъ къ шару, гдѣ привязанъ къ трапецiи.

Генераторъ Iона имѣетъ весьма важныя неудобства. Одно изъ этихъ неудобствъ заключается въ томъ, что наполненiе чрезвычайно продолжительно. Наиболее успешное наполненiе было въ 1886 г. на большихъ маневрахъ подъ Брестомъ, но и тамъ встретились большiя затрудненiя. Наполненiе шара, самое дѣятельное, длилось 8½ часовъ. Матерiала пошло очень много, потому что мы не жалѣли кислоты, и даже израсходованъ большой ея излишекъ лишь бы поспѣшить съ наполненiемъ шара, несмотря на все это, такая страшная медленность наполненiя!

Другой недостатокъ-огромный вѣсъ генератора-190 п.; на маневрахъ невозможно было везти его по пескамъ шестеркою гвардейскихъ сильныхъ лошадей. Черезъ несколько шаговъ лошади останавливались, такъ что мы повозились порядочнотаки съ этимъ генераторомъ. Если бы онъ разбирался по частямъ, то перевозка была бы облегчена, а въ [14] настоящемъ своемъ видѣ онъ представляетъ такую громадную вещь которая совершенно недоступна въ полевомъ дѣлѣ. Почему же проектировали такой неудобный прибор? Потому, что французом дороги прекрасны, тамъ и понятiя не имѣютъ о нашихъ дорогахъ.

Французамъ легко перевозить генераторъ въ 190 п., а если бы они посмотрѣли тотъ способъ перевозки, какой мы употребляли подъ Брестомъ, то они увидели бы капитальный недостатокъ этого аппарата. Во всякомъ случай, во французскихъ воздухоплавательныхъ паркахъ аппаратъ этотъ несколько легче и другой измененной системы.

Вышеуказанные недостатки побудили обратиться къ другимъ способамъ, и вотъ мы тогда вспомнили старый способъ добыванiя водорода при помощи котловыхъ аппаратовъ.

в) Котловой генераторъ.

Въ прежнее время (профессоръ Шарль) добывали водородъ ужасно примитивнымъ способомъ. Въ деревянныя бочки накладывали желѣзныя или цинковыя стружки, наливали смѣсь серной кислоты съ водою и [15] отъ этихъ бочекъ трубы шли къ какому нибудь промывателю, а оттуда въ шаръ. Этотъ способъ часто изображается въ курсахъ физики.

Котловой генераторъ (рисунокъ см. выше) есть тотъ же бочечный способъ добыванiя водорода, но тамъ бочки усовершенствованные т. е. вмѣсто нихъ сделаны мѣдные котлы. Дно у котловъ двойное (внутреннее - решетчатое), а внизу находится кранъ для выпусканiя отработанной жидкости, т. е. получившагося желѣзнаго купороса. Снаряженный стружками котловой генераторъ закрывается сверху крышкою, въ которой есть отверстiе для выпуска газа и наливанiя смѣси воды съ сѣрной кислотой. Нѣсколько такихъ котловыхъ аппаратовъ доставляютъ полученный газъ въ обпцй резервуаръ, въ такой же котелъ. Въ шлемѣ этого послѣдняго котла есть нѣсколько отверстiй: одно центральное для выпусканiя газа и нѣсколько другихъ отверстiй для прiема газа, по числу тѣхъ котловъ, которые доставляютъ водородъ. Они соединяются трубками съ этими отдельными котлами; трубки проходятъ изъ отверстiй почти до дна котла. Котелъ наполненъ водою, и значить газъ, проходя черезъ воду, освобождается отъ всѣхъ примѣсей и идетъ черезъ общее отверстiе по шлангу въ шаръ. Для того, чтобы водородъ не получался сырымъ, надо приспособить сушитель, что делается легко. Котловымъ генераторомъ наполненiе идетъ весьма быстро. Если работать пятью котлами, то можно наполнить шаръ объемомъ въ 640 к. м. въ теченiе 4-5 часовъ совершенно свободно. Но этотъ аппаратъ тоже очень примитивенъ и, кромѣ того, не удобенъ для перевозки и весьма тяжелъ.

г) Русскiй аппаратъ системы Гарутъ.

Въ виду этого нашъ техникъ Гарутъ придумалъ другое устройство аппарата, которое совмещало бы въ себѣ идею какъ котлового аппарата, такъ и аппарата Iона. Устроивъ новое приспоеобленiе для смѣшенiя кислоты съ водою и доставку этой смѣси въ самый генераторъ сохранивъ притомъ простоту котловыхъ аппаратовъ, онъ получилъ комбинацiю весьма удовлетворительную.

Котловой аппаратъ системы Гарута обыкновенно состоитъ изъ четырехъ генераторовъ. Это мѣдные котлы, имѣющiе двойное дно. Внизу имеется кранъ для выпуска отработанной жидкости, т. е. желѣзнаго купороса; верхнiй кранъ служить для того, чтобы черезъ него наливать смѣсь сѣрной кислоты съ водою; затѣмъ имеется еще одинъ кранъ, продувательный, для того, чтобы узнавать, идетъ ля газъ иди нѣтъ и одинъ контрольный кранъ, помощью котораго можно узнать, до какого [17] мѣста доходить жидкость и достаточно ли ее и, наконецъ, есть еще одно отверстiе для притока воздуха въ верхней крышкѣ самаго аппарата. Посрединѣ между генераторами ставится промыватель и тутъ же находится еще ящикъ, въ которомъ производится смѣшенiе сѣрной кислоты съ водою. Помощью другого калибрированнаго ящика, входящаго внутрь упомянутаго большого ящика, смѣшенiе делается такимъ образомъ: при качанiи съ помощью насоса кислоты и воды, смѣсь эта поступаетъ въ общiй ящикъ въ опредѣленной пропорцiи и уже изъ этого ящика при помощи отдѣльныхъ трубъ расходится по генераторамъ и постепенно наполняются одинъ генераторъ, другой, третiй и т. д. Газъ, получающiйся въ генераторахъ, помощью трубы, идущей отъ верхняго отверстiя, поступаетъ въ промыватель, черезъ длинную трубу, доходящую до его дна, проходить черезъ воду, оставляетъ тамъ частицы сѣрной кислоты и ненужныя примѣси, и оттуда уже проходить черезъ сушитель, привинчивающийся снизу, а затѣмъ изъ сушителя поступаетъ по шлангамъ въ шаръ.

Кстати я здѣсь коснусь нѣкоторыхъ принадлежностей аппарата Гарута.

Мѣдная, освинцованная внутри, бочка имѣетъ двѣ трубки, могущiя герметически закупориваться. Бочка эта назначена для перевозки сѣрной кислоты, что составляетъ чрезвычайно важный вопросъ.

До настоящаго времени кислоту перевозили въ бутыляхъ, которыя закупоривались глиняными пробками, замазывались глиною, завязывались тряпками и ставились въ корзинахъ съ соломою. Сѣрная кислота. проникала черезъ пробки, которыя болтались въ горлышкахъ и неоднократно выбрасывались изъ бутылей. Кромѣ того и посуда бьется.

Такимъ образомъ вопросъ о перевозкѣ кислоты оказывается весьма важнымъ; надо было изобрести легкую посуду, въ которой можно было бы перевозить кислоту; весьма выгодными оказались мѣдныя бочки, которыя весьма удобны для перевозки кислоты, потому что вѣсъ ихъ не больше, чѣмъ вѣсъ укупорки кислоты въ бутыляхъ и, кромѣ того, онѣ выгоднѣе и для наполненiя генераторовъ. Однако, отъ времени кислота разъѣдаетъ понемногу и ихъ.

Чтобы наливать сѣрную кислоту въ освинцованный ящикъ при добыванiи водорода помощью прибора Iона, два солдата подносили такую бутыль къ ящику; она ставилась въ особое железное приспособленiе и для того, чтобы бутыль не вывалилась при ея перевертыванiи, особое железное кольцо накладывалось сверху, и затѣмъ бутыль переворачивали на рычагѣ, при чемъ кислота выливалась въ свинцовый ящикъ. Правильнаго доступа воздуха въ бутыли не было, и вслтдствiе этого операцiя переливанiя кислоты въ ящики была весьма продолжительна, неудобна, и сопряжена съ опасностью обжечься этой кислотой. [18]

Поручикомъ Семковскимъ предложено приспособленiе самое простое, въ видѣ трубочки, доставляющее правильный доступъ воздуха въ бутыли. Наливанiе при этомъ способѣ происходитъ хорошо, но, всетаки, чрезвычайно медленно, и имъ не устраняется необходимость перекачивать смѣсь сѣрной кислоты съ водою еще изъ ящика въ самый аппаратъ.

Въ аппаратѣ Гарута устранено это неудобство тѣмъ, что можно прямо привинчивать трубку къ одному изъ отверстiй бочки и при помощи воздушнаго насоса перекачивать серную кислоту въ распределительный ящикъ; а другое отверстiе необходимо для доступа воздуха въ бочки. Каждая бочка вмѣщаетъ въ себя 40 п. сѣрной кислоты. Въ каждомъ воздухоплавательномъ отдѣленiи полагается 7 бочекъ, значить 280 п. серной кислоты, слѣдующихъ непосредственно за шаромъ.

Способъ Гарута весьма быстрый и удобный. Наполненiе шара въ 640 к. м. достигается въ 2½ ч. и максимумъ въ 3 часа. Это уже значительный прогрессъ.

Кромѣ того, аппаратъ Гарута разборный, и каждую часть можно везти отдельно. Напр., отдельный котелъ генератора вѣситъ только 18 п., значить его легко перевезти на повозкѣ, хотя бы въ одну, лошадь. Положимъ, число повозокъ отъ этого увеличится, но за то грузъ пройдетъ по любой местности. Это важное преимущество аппарата системы Гарута. Но и въ немъ есть некоторые техническiе недостатки, которыхъ я не буду касаться, такъ какъ они мелочны и легко устранимы. Но капитальный его недостатокъ заключается въ томъ, что сборка аппаратовъ довольно продолжительна, самое меньшее 1½ часа, да и разгрузка съ повозокъ отнимаетъ время, между тѣмъ, какъ аппаратъ Iона для той же операцiи требуетъ, при исправности его и искусствѣ людей, гораздо меньше времени. Но аппаратъ Iона часто портится, потому что серная кислота разъѣдаетъ клапаны, которые делаются изъ бронзы и всдвдствiе этого часто бываютъ остановки въ работѣ въ самое нужное время, когда шаръ необходимо наполнять. Въ этомъ отношенiи аппаратъ системы Гарута гораздо солиднее обезпечиваетъ наполненiе шара.

Чтобы еще болѣе ускорить добыванiе водорода помощью аппарата Гарута, надо стараться доставить возможно большiй притокъ воды. Если притокъ воды будетъ обезпеченъ, то наполненiе пойдетъ гораздо успѣшнѣе. Отсюда слѣдуетъ, что водяной насосъ слѣдуетъ брать достаточной силы; иногда случайно можно воспользоваться какиминибудь водокачками или паровыми двигателями, которые быстро доставлялибы воду.

Напр., при наполненiи шара въ Усть-Ижорскомъ саперномъ лагерѣ, искусно воспользовались водокачкою при помощи особаго приспособленiя системы Гарута, и вслѣдствiе этого наполненiе шло особенно быстро. [19]

Шаръ наполненный или во время наполненiя обыкновенно закрывается паруснымъ заборомъ, что совершенно необходимо, потому что вѣтеръ поддуваетъ шаръ какъ снизу, такъ и съ боковъ; особенно неблагопрiятно поддуванiе вѣтра снизу: вѣтеръ давитъ на шаръ и выдавливаетъ изъ него газъ, диффузiя дѣлается сильнее, а наполненiе медленнѣе и, наконецъ, происходитъ значительная потеря газа.

Нѣкоторыя неудобства въ аппаратъ системы Гарута отчасти устраняются приспособленiемъ, предложеннымъ въ настоящее время поручикомъ Ковалько. Это система тѣхъ же котловыхъ аппаратовъ, но только заряжающихся помощью заранѣе уже заготовленныхъ патроновъ. Каждый изъ генераторовъ разделяется на несколько отдѣленiй, представляющихъ собою трубки, въ которыя прямо вставляются уже готовые патроны изъ желѣзныхъ стружекъ, обернутыхъ въ желѣзную сѣтку. Наполненiе стружками генераторовъ, имѣющихъ значительную высоту, очень затруднительно, потому что железо накладывается десятками пудовъ, значитъ все это надо приподнимать, насыпать и вообще операцiя требуетъ [20] довольно продолжительной и медленной работы, между тѣмъ вкладыванiе упомянутыхъ патроновъ весьма легко и быстро. Эта система не требуетъ времени на сборку, заряжанiе и установку, такъ какъ все везется въ полной готовности къ наполненiю, остается только установить въ извѣстномъ порядкѣ повозки и сростить шланги,-дѣло 10-15 минутъ.

При нѣкоторыхъ еще приспособленiяхъ наполненiе, очевидно, будетъ производиться гораздо скорее. Но, всетаки, то обстоятельство, что сборка приборовъ и наполненiе продолжительны и подвергаются различнымъ случайностямъ, вслѣдствiе чего не обезпечиваютъ изготовленiе шара къ дѣйствiю, а также значительный вѣсъ всѣхъ приборовъ и матерiаловъ заставляетъ многихъ говорить, что эти прислособленiя не практичны, что они не могутъ следовать за армiей и что ихъ мѣсто исключительно въ крѣпостяхъ. Будемъ, надѣяться, что съ разработкою технической части воздухоплавательныхъ отдѣленiй, явится возможность для нихъ свободно следовать за полевою армiею, да и въ настоящее время, при надлежащей энергiи начальства, воздухоплавательныя части могутъ свободно слѣдовать за войсками.

д) Сухiе воздухоплавательные парки.

Есть еще одинъ весьма важный способъ наполненiя шара водородомъ, при помощи перевозки его въ стальныхъ газопрiемникахъ, въ которые газъ заключенъ подъ давленiемъ 120-130 атмосферъ. Подобные газопрiемники превосходно изготовляются въ настоящее время въ Англiи фирмою Говардъ-Лэнъ. Способъ перевозки водорода въ стальныхъ газопрiемникахъ съ успѣхомъ применяли въ последнее время англичане въ Египте, итальянцы въ Массовѣ. Длина газопрiемника 8 ф. при 53/8 дюйма въ дiаметрѣ; толщина стѣнъ 3 миллиметра, внутреннiй объемъ 0,032 куб. метра; сжатаго водорода вгоняется около 4 куб. метровъ (3,84); вѣсъ каждаго газопрiемника немного более 2 пудовъ. Несомненно, что техника пойдетъ дальше, и 'сухiе воздухоплавательные парки« завоюютъ себе право у частiя въ полевой войнѣ.

Въ 1887 году мы предложили стальные газопрiемники для русскихъ воздухоплавательныхъ отделенiй и небезуспешно. Въ самомъ деле, выгоды, доставляемыя сухими парками сравнительно съ аппаратами другихъ системъ, весьма существенны: 1) простота матерiальной части; спецiальный механикъ не требуется; 2) вѣсъ груза и размеры обоза меньше; 3) прочность матерiальной части - она стальная; важна забота только о цѣлости и исправности крановъ; 4) подвижность можетъ быть доведена до высокой степени, потому что грузъ дѣлимый [21] (каждую такую стальную трубу одинъ пѣхотинецъ можетъ переносить совершенно свободно), и слѣдованiе парка за войсками обезпечено даже въ войнѣ горной и степной при самыхъ тяжелыхъ обстоятельствахъ; 5) наполненiе производится быстро (1 часъ) и безъ особыхъ хлопотъ, подвергаясь меньшему числу случайностей, чѣмъ при другихъ способахъ, а потому является уверенность въ успѣхѣ наполненiя; 6) не требуется воды, что въ извѣстныхъ обстоятельствахъ составляетъ огромнѣйшее преимущество. Укажу на такой примѣръ. При наполненiи шара водородомъ обычными способами требуется большое количество воды, а между тѣмъ армiя нерѣдко оказывается въ такомъ положенiи, что не только нѣтъ воды для газодобывательнаго аппарата, но нѣтъ ее и для питья. Ведя войну въ Средней Азiи мы неизбежно встрѣтимъ затрудненiе за отсутствiемъ воды, и точно также иностранцы встрѣчаютъ такiя же затрудненiя при экспедицiяхъ въ Африку и даже въ Азiю. Это и побудило прибегнуть къ способу наполнешя шара изъ стальныхъ газопрiемниковъ.

По разсчету требуется для шара въ 640 к. м. 160 газопрiемниковъ, если въ каждомъ заключается 4 к. м. водорода. Но этого мало, потому что, во-1-хъ, имѣется неполныхъ 4 км., а только 3,84, во-2-хъ, когда выпустили водородъ, то одинъ его объемъ остается въ газопрiемнике, и следовательно, на все наполненiе придется сделать никоторую прибавку, именно потребуется 170 газопрiемниковъ, всего вѣсомъ около 350 пуд., между тѣмъ какъ наполненiе обыкновеннымъ способомъ требуетъ отъ 200 до 800 п. сѣрной кислоты и 250 п. желѣзныхъ стружекъ; всего 500 п., не считая укупорки этихъ матерiаловъ и нѣкотораго количества препаратовъ для сушителя. Хотя по теоретическому разсчету стружекъ требуется меньше, всего 104 п., но на самомъ дѣлѣ надо ихъ класть около 250 п., во-первыхъ, для быстроты реакцiи и, следовательно, для выигрыша времени, а во-вторыхъ, потому, что не все желѣзо можно использовать на добыванiе водорода, всегда его остается значительное количество, а перевозить все равно нужно. И такъ выходить грузъ более 500 п., да самый газодобыватель (генераторъ) 190 п.

Какъ я уже упомянулъ, шаръ въ 640 к. м. можно наполнить изъ стальныхъ газопрiемниковъ въ часъ. Однако я встрѣтилъ эту цифру только въ одномъ источникѣ, а въ другихъ источникахъ я не встрѣчалъ точныхъ цифръ относительно скорости наполненiя шара, такъ что я не выяснилъ себѣ окончательно, на сколько действительно успешно наполненiе по указанному способу. Въ самомъ дѣлѣ, ведь процедура сборки этихъ частей довольно сложна. Делается это такимъ образомъ: кладется становая труба (коллекторъ), къ которой приращивается съ [22] двухъ сторонъ по десятку стальныхъ газопрiемниковъ, а потомъ уже водородъ, поступая въ становую трубу, входить оттуда черезъ шлангъ въ шаръ. Какъ скоро это будетъ производиться, я не могу определенно сказать, но, во всякомъ случаѣ, судя по настоящей матерiальной части воздухоплавательныхъ парковъ, будущность можно предрекать стальнымъ газопрiемникамъ. Вѣроятнѣе всего, что они постепенно вытѣснятъ всѣ способы и будутъ введены во всѣхъ армiяхъ.

Наполнеше самихъ газопрiемниковъ делается при помощи особеннаго довольно дорогого нагнетателя. Но вѣдь оно делается тамъ, въ отечествѣ, вдали отъ театра войны; добываше водорода при такихъ условiяхъ делается спокойно и всѣмъ матерiаломъ можно воспользоваться до конца. Наконецъ, вероятно можно будетъ съ удобствомъ наполнять эти стальные газопрiемники помощью электролиза. Въ 1887 году я уже дѣлалъ въ Императорскомъ Русскомъ Техническомъ Обществъ сообщенiе по поводу сухихъ воздухоплавательныхъ парковъ{3}, причемъ упоминалъ о добыванiи водорода въ большихъ количествахъ при помощи электролиза. Съ удовольствiемъ теперь я узналъ, что этотъ способъ практикуется французской фирмой Дельмара (Говарда Лена), а русскiй профессоръ Лачиновъ предложилъ для электролиза батарею своей системы. Дельмаръ и Лачиновъ пользуются паровымъ двигателемъ, я же считаю для Россiи болѣе удобнымъ естественный водяной двигатель (турбины). Въ большихъ мастерскихъ Говарда устроены обширныя приспособленiя для добыванiя водорода электролизомъ. Попутно получается кислородъ, а можетъ быть у него спецiально добывается кислородъ, а попутно водородъ, но во всякомъ случаѣ, добытый водородъ нагнетается въ стальные газопрiемники и весь процессъ этотъ тамъ идетъ очень хорошо.

Наполненiе свѣтильнымъ и водянымъ газомъ

Чтобы покончить съ вопросомъ о наполненiи шара, мнѣ остается еще сказать о наполненiи свѣтильнымъ и водянымъ газомъ. Свѣтильнымъ газомъ наполняется шаръ на газовомъ заводи для обыкновенныхъ полетовъ. При помощи трубъ и шланговъ газъ изъ большого газгольдера идетъ въ шаръ. Быстрота наполнешя зависитъ отъ приспособленiй завода и дiаметра трубъ.

Въ послѣднее время второе С.Петербургское газовое общество настолько приноровилось къ наполненiямъ и завело у себя такiя приспособленiя, что можно разсчитывать наполнить шаръ въ 1.000 к. м. въ теченiе 20 мин., и не болѣе, какъ въ ¾ часа. [23]

Итакъ, наполненiе свѣтильнымъ газомъ на газовыхъ заводахъ дѣлается весьма скоро. Но для привязныхъ шаровъ этотъ газъ не особенно удобенъ, такъ какъ подъемная сила ихъ сравнительно не такъ велика, является большая парусность и масса неудобствъ при такой службѣ съ шаромъ большихъ размѣровъ. Но для свободныхъ полетовъ этотъ способъ удобенъ и даетъ возможность чаще употреблять его, такъ какъ онъ дешевъ. Наполненiе шара въ 640 к. м. водородомъ обходится обыкновенно около 400 р. На маневрахъ подъ Брестомъ въ 1886 г. наполненiе шара стоило 700 р., но теперь выработались болѣе экономные прiемы и стоимость дошла до 400 руб.

Что касается наполненiя свѣтильнымъ газомъ, то оно обходится около 80 р. для шара въ 1.000 к. м.

Добываше водянаго газа весьма сложно. Онъ получается пропусканiемъ перегрѣтаго водяного пара черезъ трубы, наполненныя каменнымъ углемъ; газъ состоитъ частью изъ водорода, частью изъ окиси углерода и затѣмъ изъ небольшихъ примѣсей углекислоты и азота. Его плотность нѣсколько меньше плотности свѣтильнаго газа и потому онъ выгоднѣе, подъемная сила выходить нисколько больше. Кромѣ того, способъ его добыванiя весьма дешевъ. Но, конечно, водяной газъ никогда не можетъ быть сравниваемъ съ водородомъ, плотность котораго весьма мала; теоретически онъ въ 14 разъ легче воздуха, на практикѣ - въ 10-11 разъ, но и эта цифра весьма велика, если сравнить съ водянымъ газомъ, который всего въ 2 раза съ небольшимъ легче воздуха.

Водяной газъ практикуется въ Германiи, гдѣ очень любятъ наполнять имъ шары. Но у насъ, въ Россiи, нѣтъ для этого соотвѣтствующихъ приспособленiй и потому водяной газъ не употребителенъ.

Прiемы наполненiя шара

Для наполнешя шара въ военное время выбирается мѣсто, безопасное отъ нападенiя и выстрѣловъ непрiятеля, по возможности скрытое отъ его взоровъ, вблизи воды (значительныхъ размѣровъ прудъ или ручей, глубина котораго не менѣе 21/3 ф., дабы конецъ прiемнаго резиноваго рукава всегда былъ покрытъ водою); грунтъ твердый, мѣсто ровное, просторное, съ удобнымъ выѣздомъ на дорогу. Для отработанныхъ продуктовъ газодобывателя (генератора) вырывается яма (иначе можно отравить источникъ воды или попортить обувь и ноги, если ходить по землѣ, пропитавшейся отработанными продуктами) и къ ней отводныя канавки. Самое наполненiе дѣлается такимъ образомъ: на [24] брезентѣ раскидывается шаръ, приспособляется клапанъ, надевается сѣтка и шаръ расправляется.

Для раскладыванiя существуетъ нѣсколько прiемовъ, разработанныхъ соотвѣтствующимъ уставомъ, такъ что нижнiе чины знаютъ свои обязанности и дѣлаютъ все весьма быстро.

Въ учебномъ нашемъ паркѣ практикуется въ настоящее время способъ, показанный покойнымъ Шарлемъ Леру, весьма удобный и быстрый. Шаръ расправляется такъ, чтобы не было никакихъ задержекъ для прослѣдованiя газа въ оболочку.

Клапанъ осматривается, и всѣ шарниры, мѣста соединенiя створокъ съ обручѣмъ и т. п. тщательно смазываются саломъ (вазелиномъ), чтобы нигде не было щелей, а следовательно, и диффузiи газа. Клапанная веревка не должна имѣть узловъ, петель или задѣвать за что-нибудь, и должна проходить совершенно свободно отъ клапана черезъ весь шаръ.

Помощью шланга приращивается выходное отверстiе шара [25] (апендиксъ) къ источнику газа, и затѣмъ пускаютъ газъ въ шаръ, причемъ онъ расправляется такъ, чтобы не было какихъ-нибудь складокъ; черезъ нѣсколько времени шаръ уже принимаетъ свою форму. Чтобы удержать его на землѣ, привязываютъ къ пояснымъ веревкамъ и къ стропамъ мѣшки съ пескомъ.

При наполненiи во время вѣтра, обыкновенно, оболочку шара нажимаетъ на сѣть со стороны, противоположной вѣтру, отчего въ этомъ мѣстѣ ячеи сѣти растягиваются поперекъ, а съ другой стороны вытягиваются въ длину, вслѣдствiе чего сѣть ложится на шаръ неправильно, одна половина оказывается длиннее другой, такъ что подвѣсный обручъ повиснетъ криво, а корзина будетъ подвѣшена однимъ бокомъ книзу. Въ избѣжанiе этого надобно слѣдить за положенiемъ сѣти во время наполненiя, и, смотря по надобности, сближать или расширять стропы сѣти.

Когда шаръ окончательно наполненъ, то къ нему привѣшиваютъ корзину и приспособляютъ все снаряженiе. Прежде считали, что не следуетъ наполнять шаръ до конца, потому что, когда шаръ поднимается, то все равно, онъ выполняется газомъ. Опытные профессiональные воздухоплаватели определяли достаточность наполненiя не какими-нибудь математическими разсчетами, а прямо на ощупь руки. Эти люди очень мало понимали въ теорiи воздухоплаванiя.

Правда, что при быстромъ взлете къ верху газъ сильно расширяется, и шаръ можетъ лопнуть; но въ настоящее время нижнее открытое отверстiе шара делается съ такимъ разсчетомъ, чтобы дать свободный выходъ излишнему газу; такимъ образомъ опасность устранена.

Можно определенно сказать, что лучше выполнить шаръ до конца. Это справедливо и для привязнаго, и для свободнаго шара. Если въ привязномъ шарѣ оставить ненаполненное пространство, то нижняя часть оболочки будетъ вѣтромъ биться о сѣть и попортится; кроме того, вѣтеръ сильно дѣйствуетъ на впадины въ шарѣ и выдуваетъ много газа.

Что касается шара, предназначеннаго для свободнаго полета, то при несовершенномъ наполненiи соблюдается пустая экономiя, не играющая никакой роли въ общемъ разсчетѣ полета, а между тѣмъ всегда полезно брать съ собою какъ можно больше газа.

Полевая служба привязного шара

а) Расположенiе бивакомъ.

Обратимся теперь къ полевой службе привязного шара. Привязной шаръ составляетъ центръ тяжести всѣхъ дѣйствiй военнаго воздухоплавательнаго парка. Наполненный и снаряженный привязной шаръ можетъ [26] действовать во время расположенiя войскъ на отдыхъ, въ бою и при походныхъ движенiяхъ. Эти три положенiя являются типическими.

Во время расположемя войскъ на отдыхѣ съ воздушнаго шара осматриваютъ расположенiе непрiятельскихъ биваковъ и передовыхъ постовъ, при чемъ шаръ выгодно выдвигать впередъ на одну линiю съ нашими главными караулами. Для наблюденiя биваковъ не слѣдуетъ подниматься поздно ночью, потому что тогда непрiятель уже успокоился, пища сварена и съѣдена, большая часть огней потухла и разсмотрѣть ничего нельзя. При расположенiи на отдыхъ, для воздухоплавательнаго парка выбирается мъсто, удовлетворяющее условiямъ обыкновеннаго бивака, а кромѣ того имѣются въ виду еще спецiальныя особенности воздухоплавательныхъ частей, заставляющiя выбирать мѣсто низкое, быть можетъ, вредное въ гигiеническомъ отношенiи. Тогда команду и часть обоза надо отправить на болѣе возвышенныя мѣста, удовлетворяющiя гигiеническимъ ycлoвiямъ, но самый шаръ поместить въ низинѣ, укрыть отъ вѣтра. Корзина отъ шара отцепляется, разстилается брезентъ, къ нему притягивается шаръ при помощи мѣшковъ съ пескомъ, прикрѣпленныхъ къ пояснымъ веревкамъ. Это дѣлается для того, чтобы шаръ не имѣлъ большихъ колебательныхъ движенiй отъ порывовъ вѣтра. Нижняя часть шара огораживается съ подвѣтренной стороны паруснымъ заборомъ, чтобы не выдувало газъ. Къ шару обязательно приставляется часовой, чтобы онъ могъ предупредить всякiя случайности, а случайности могутъ быть такiя, что угрожаютъ парализовать деятельность шара или временно, или и совсѣмъ.

Въ прошломъ столѣтiи, во время революцiонныхъ войнъ, были случаи, что шаръ оказывался проколотымъ или прострѣленнымъ и газъ выпущеннымъ. При сильномъ вѣтрѣ можетъ случиться такой порывъ, что шаръ перекинетъ черезъ себя нѣсколько мѣшковъ и, освободившись отъ привязи, улетитъ. Такiе случаи бываютъ. Въ подобныхъ обстоятельствахъ часовой всегда можетъ вызвать помощь и предупредить опасность.

Что касается расположенiя самихъ парковъ, т. е. остального обоза и команды, то это подчиняется обыкновеннымъ правиламъ расположенiя войскъ на бивакъ.

б) Бой.

Когда привязной шаръ выступаетъ на боевую позицiю, то онъ не беретъ съ собою всего своего обоза, всѣхъ бочекъ и т. п., потому что въ этомъ не предстоитъ надобности; нужно взять съ собою только паровую лебедку, при помощи которой производятся подъемы, немного [28] угля, чтобы лебедка могла дѣйствовать, и некоторое количество воды для снабженiя ея котла. Шаръ везутъ на мѣсто прикрѣпленнымъ къ лебедкѣ или несутъ на оттяжкахъ, т.е. на двухъ болыпихъ веревкахъ, сажень въ 20 длиною, которыя привязывыютъ къ подвесному обручу. Шаръ располагаютъ такимъ образомъ, чтобы по крайней мѣрѣ мѣсто лебедки было обезпечено отъ выстрѣловъ противника. Она укрывается въ лощинѣ, за складкою местности, лѣсомъ, прочнымъ зданiемъ или солиднымъ землянымъ заслономъ. Лебедка составляетъ ахилесову пяту привязного шара, Разъ ея расположенiе замечено противникомъ и она находится въ разстоянiи выстрѣла отъ непрiятеля, то онъ можетъ ее забросать гранатами и подбить весьма легко. Ущербъ будетъ крайне серьезный: дѣйствiя шара не только прекратятся на время этого боя, но и затѣмъ починить ее довольно трудно вслѣдствiе сложности ея устройства. Некоторые совѣтуютъ передвигать лебедку съ мѣста на мѣсто и тѣмъ затруднять непрiятелю стрѣльбу, но при совершенныхъ способахъ современной стрѣльбы по движущимся цѣлямъ врядъ ли это облегчить безнадежное положенiе лебедки; ее разобьютъ въ самое короткое время. Поэтому нѣтъ нужды непременно выбирать возвышенное мѣсто для расположенiя лебедки. Хотя съ перваго раза кажется такъ соблазнительно стать на возвышенномъ мѣстѣ, однако, на дѣлѣ оказывается, что командованiе (превышенiе), доставляемое высотою, не играетъ важной роли, потому что встречающаяся обыкновенно на поляхъ сраженiй высоты дадутъ командованiе не болѣе 10-12 саж. Но что значить 10-12 саж. въ сравненiи съ 500 метровъ (½ версты), на которые можетъ подняться шаръ? Конечно, 10 саж. лишнихъ не играютъ тутъ никакой роли.

Привязной канатъ обыкновенно делается въ 500 м.; вѣсъ его7- 8 пуд. Металлическiй тросъ, конечно, былъ бы легче; но вопросъ объ его употребленiи недостаточно еще разработанъ и потому, обыкновенно, употребляется пеньковый канатъ. Весь каната вытравливать нельзя - надо оставить, хотя бы одинъ слой каната на барабанѣ, чтобы обезпечить шаръ отъ случайнаго срыва съ барабана, такъ что наибольшая высота подъема - около 220 саж.; но рѣдко поднимаются на такую высоту, ибо и надобности не представляется; обычная высота подъема около 100 саж.; если же приходится наблюдать за укрѣпленiями или разрывомъ снарядовъ, то слѣдуетъ подниматься возможно выше; впрочемъ и съ меньшихъ высотъ наблюдать всетаки возможно. Вѣтеръ часто не даетъ шару подниматься на всю длину каната, а уклоняетъ его въ сторону, такъ что хотя канатъ вытравленъ и весь, но высота подъема можетъ быть значительно меньше.

При выборѣ мъста расположенiя шара на позицiи слѣдуетъ принять въ разсчетъ, насколько велика опасность отъ непрiятельекихъ [29] выстрѣловъ? Если шаръ находится въ сферѣ выстрѣловъ шрапнелью, то безусловно спустятъ его въ самое короткое время. Опыты стрельбы по шару изъ полевыхъ пушекъ, произведенные 13 поля 1890 г. на УстьИжорскомъ полигоне{4} блистательно подтвердили сказанное. Никакiе маневры лебедки въ горизонтальномъ направленiи, т. е. измѣненiя мѣстоположенiя шара впередъ, назадъ или въ сторону, никакiе маневры шара въ вертикальномъ направленiи, при помощи самыхъ энергичныхъ дѣйствiй паровой лебедки, ничто не спасетъ шаръ отъ гоняющихся за нимъ шрапнелей. Несколькими залпами онъ, во всякомъ случаѣ, будетъ пораженъ. Гранатнаго огня шаръ не боится, потому что попасть въ него прямымъ полетомъ въ высшей степени затруднительно на томъ разстоянiи, на которомъ обыкновенно находится шаръ.

Если шаръ пораженъ шранпелью, то опасность для самихъ воздухоплавателей не такъ велика, какъ это покажется съ перваго раза, потому что раненый шаръ будетъ опускаться весьма медленно, и газъ черезъ небольшiя дыры будетъ выходить постепенно, большихъ же разорванныхъ ранъ быть не можетъ, какъ показали опыты. Поэтому воздухоплаватель опускается на землю совершенно спокойно, безъ вреда для здоровья; разбиться при паденiи не можетъ.

Что касается пораженiй пулями или осколками шрапнелей, то тутъ опасность не больше, чѣмъ для войскъ, находящихся на землѣ; я даже утверждаю, что она меньше, и потому положенiе воздухоплавателя, производящаго рекогносцировку во время боя, болѣе спокойно и безопасно, чѣмъ всѣхъ остальныхъ войскъ.

Спрашивается: въ какомъ же разстоянiи надо стать отъ противника, чтобы успешно производить наблюденiя? Надобно удалиться отъ непрiятельскихъ батарей на самое большое разстоянiе дѣйcтвiя дистанцiонной трубки. 12 секундная трубка, при стрѣльбѣ изъ нашей легкой полевой пушки, можетъ действовать на разстоянiи 1.650 саж. Значить, если мы поставимъ свой шаръ въ разстоянiи не менѣе 3½ верстъ отъ противника, то вполнѣ будемъ обезпечены отъ выстрѣловъ и будемъ находиться въ полной безопасности. Правда, что разстоянiе 3½ версты - это до непрiятельскихъ батарей, а непрiятельская пѣхота будетъ ближе, но огонь ея во всякомъ случаѣ безвреденъ; значитъ, только наблюдать ее легче.

Но можетъ быть, если поднять шаръ на значительную высоту, то даже и въ болѣе близкомъ разстоянiи отъ непрiятельскихъ батарей шаръ будетъ недосягаемъ? Можетъ быть придется придавать орудiямъ весьма большiе углы возвышенiя, недостижимые для полевыхъ орудiй, [30] и потому шаръ на разстоянiи 500-600 саж. отъ батареи будетъ находиться въ полной безопасности, ибо наивысшая траекторiя пройдетъ ниже шара? Подобное предположенiе весьма соблазнительно; однако, при ближайшемъ разсмотрѣнiи обстоятельствъ, оказывается следующее.

Если бы можно было выстрелить по вертикальному направленiю, то артиллерiйскiе снаряды поразили бы шаръ на весьма большой высотѣ: снарядъ легкой пушки достигнетъ высоты до 3 верстъ, а полевой мортиры болѣе версты. Но существующая система лафетовъ не даетъ возможности придавать орудiямъ очень большихъ угловъ возвышенiя: такъ легкой пушкѣ можно придать уголъ возвышенiя въ 22° слишкомъ{5}, причемъ дальность будетъ 2.700 саж,, а полевой мортирѣ около 43° (это по таблицамъ, а на самомъ дѣлѣ можно до 47), причемъ дальность только 1.675 саж. При такихъ углахъ возвышенiя, наивысшая точка траекторiи будетъ: для легкой пушки около 350 саж. въ разстоянiи 1.550 саж. отъ дула орудiя, и для полевой мортиры около 500 саж., но въ разстоянiи только 1.125 саж. отъ дула орудiя.

Если взять нормальную высоту подъема шара въ 100 саж., то уже на разстоянiи 225 саж. отъ дула легкой пушки и въ 125 саж. отъ полевой мортиры шаръ можетъ быть пораженъ; если же взять высоту шара въ 50 саж. (подобная высота тоже часто бываетъ, она и не мала- это высота Исакiевскаго собора въ Петербургѣ), то легкая пушка начинаетъ его поражать съ 120 саж., а мортира съ 70 саж. Выше мы указали на какихъ разстоянiяхъ будутъ обыкновенно становиться шары отъ артиллерiи непрiятеля (3½ версты). Трудно представить себѣ обстоятельства, при которыхъ эти разстоянiя сделаются менѣе 225 саж. Следовательно, можно сказать, что орудiе способно поражать шаръ почти на всемъ пространствѣ досягаемости своего снаряда.

Если предположить, что непрiятельскiя батареи будутъ находиться отъ нашихъ боевыхъ частей въ разстоянiи 1.000-1.300 саж. (обычная первая артиллерiйская позицiя), то шаръ станетъ за нашими боевыми частями на разстоянiи около одной версты. Вотъ это мѣсто и слѣдуетъ выбирать для позицiи шара. Но такъ какъ первоначально непрiятель находится довольно далеко, то сначала можно выдвинуть шаръ болѣе впередъ, а потомъ съ развитiемъ боя и съ приближенiемъ противника, можно отвести назадъ и поставить въ большей безопасности. Противникъ наступаетъ, его артиллерiя мѣняетъ свои позицiи, подходитъ ближе. Конечно, наблюденiя не должны превращаться, но мы въ это время можемъ еще разъ удалить шаръ на некоторое разстоянiе. [31]

Разстоянiе въ 3½ в. вовсе не такъ мало, какъ можетъ показаться съ перваго раза. Иногда говорятъ: не все ли равно стать на двѣ версты ближе или дальше, вѣдь открывается такой обширный кругозоръ?

Совсѣмъ не все равно. Кругозоръ действительно обширенъ, но наблюденiе тѣмъ лучше, чѣмъ съ болѣе близкаго разстоянiя оно производится. Въ критическiе моменты, когда необходимо произвести наблюденiя, шаръ, пренебрегая опасностью, долженъ выдвинуться и сделать наблюденiе, если этого потребуетъ начальникъ отряда. Шаръ погибнетъ, но онъ успѣетъ сделать свое дѣло, пока его прострѣлятъ и спустятъ.

Въ отношенiи фронта позицiи лучшее расположенiе шара - центральное; тогда съ него можно наблюдать въ объ стороны на одинаковомъ разстоянiи. Но, можетъ быть, выгоднѣе расположить шаръ возлѣ начальника отряда, чтобы ему быстрѣе получать свѣдѣнiя? Въ такомъ расположенiи шара нѣтъ особенной надобности, во-1-хъ, потому, что начальникъ отряда мѣняетъ свое мѣсто, и не ѣздить же за нимъ шару и во-2-хъ, пунктъ, который избираетъ начальникъ отряда, подчиненъ несколько другимъ условiямъ, чѣмъ пунктъ, избираемый шаромъ, а потому шаръ обязательно долженъ быть самостоятеленъ и не зависимъ отъ мѣстоположенiя начальника отряда; для связи же съ начальникомъ должно быть назначено къ шару достаточное число конныхъ вѣстовыхъ, и скупиться на нихъ нечего, потому что свѣдѣнiя, доставляемыя шаромъ, на столько необходимы и вообще его роль на столько важна, что иное извѣстiе можетъ совершенно изменить судьбу всего боя. Когда скомандовано для подъема, то отпускаютъ понемногу оттяжки; шаръ, при помощи своей свободной подъемной силы, поднимается кверху въ вытягиваетъ за собой какъ оттяжки, такъ и привязной канатъ. Когда высота, на которую поднялся шаръ признается достаточною, то застопориваютъ машину лебедки, и канатъ перестаетъ разматываться, шаръ останавливается безъ всякаго толчка. При спускѣ даютъ ходъ машинѣ въ лебедкѣ, канатъ начинаетъ наматываться на барабань, а шаръ постепенно опускаться. Когда онъ опустится саж. на 20 отъ земли, то люди подхватываютъ оттяжки и относятъ шаръ къ брезенту, на который и притягиваютъ шаръ окончательно. Для спуска съ высоты 150-200 саж. требуется 5-10 мин. времени, а для подъема-и того меньше.

Съ высоты 100 саж. довольно затруднительно сообщать внизъ донесенiя прямо голосомъ; хотя при рѣзкомъ, отчетливомъ и громкомъ голосѣ, при сильномъ его напряженiи, можно сказать нѣсколько словъ, но постоянно говорить такимъ образомъ неудобно. Замечательное явленiе происходить при передачи голосомъ какихъ нибудь извѣстiй съ шара на землю. Когда вы скажете несколько словъ, то черезъ [32] нѣсколько времени эхо донесетъ до васъ сказанную фразу въ той же последовательности и она передается съ замечательною точностью, какъ будто вы слышите вашъ собственный голосъ съ земли,-обманъ поразительный.

Передача въ рупоръ тоже не удобна. Если бросить записку внизъ, то вѣтромъ ее можетъ отнести Богъ знаетъ куда. Если наполнить конвертъ пескомъ и бросить, то онъ можетъ попасть въ грязь, лужу и записка попортится. Если она упадетъ среди кустовъ, высокаго хлѣба и т. п., то затруднительно ее отыскать. Вслѣдствiе всего этого я практиковалъ такой способъ посылки записокъ: я бралъ съ собою въ корзину много пустыхъ баластныхъ мѣшковъ и когда наступало время бросить записку, то я клалъ ее въ балластный машокъ, насыпалъ въ, него немного песку, завязывалъ и бросалъ. Мѣшокъ довольно большой, изъ плотнаго брезента зеленаго цвата, летитъ замѣтно и вѣтромъ его далеко не отнесетъ. Конные вѣстовые сейчасъ подъѣзжаютъ и легко находятъ его. Этотъ способъ посылки записокъ, по моему мнѣнiю, наилучшiй, но все таки онъ весьма не совершененъ. Сколько проходить времени, пока напишешь записку, пока она упадетъ, пока ее отвезутъ; вообще сколько времени проходить, пока начальникъ получить ее. У него можетъ возникнуть недоразумѣнiе, онъ захочетъ разъяснить его; для этого надо опять посылать назадъ запрашивать шаръ. Самымъ лучшимъ средствомъ для сообщенiя шара съ начальникомъ отряда служить телеграфъ, а еще лучше, и даже исключительно рекомендуется телефонъ. При немъ переговоры происходятъ безъ всякихъ затрудненiй, и всякiя недоразумѣнiя сейчасъ же разъясняются очень легко и просто. Правда, документа отъ сказанного не остается ('словъ къ дѣлу не пришьешь«, какъ говорятъ чиновники), но зато самое дѣло отъ этого больше выиграетъ.

Когда мѣсто выбрано и шаръ приготовленъ къ подъему, воздухоплаватель садится въ корзину и беретъ съ собою соотвѣтствующее снаряженiе, т. е. инструменты и всѣ принадлежности для свободнаго полета, потому что случайно шаръ можетъ оторваться отъ лебедки, случайно какая нибудь пуля или осколокъ шрапнели можетъ перерезать привязной канать, и тогда шаръ превратится изъ привязнаго въ свободный. Мало того, можетъ случиться, что шаръ будетъ окруженъ противникомъ, который доберется до его лебедки. Воздухоплавлатель никогда не долженъ попасться въ плѣнъ. Онъ обрѣзываетъ канатъ и улетаетъ въ пространство, гда противникъ не можетъ его настигнуть. Надо быть готовымъ на все. Поэтомуто всѣ принадлежности для свободнаго полета должны заблаговременно находиться въ корзинѣ.

Наблюдатель долженъ имѣть привычку къ наблюденiямъ, потому [33] что, если человѣкъ поднялся въ первый разъ, ему кажется неловкимъ его положенiе въ корзинѣ и очень трудно орiентнроваться въ данной мѣстности: первоначально онъ не узнаетъ въ ней всѣхъ предметовъ и все кажется ему страннымъ, а качанiе корзины мѣшаетъ быстро примениться къ обстановкѣ. Значить, надо практиковаться возможно большему числу офицеровъ въ наблюденiяхъ съ привязного шара, и не только младшимъ офицерамъ, но и старшимъ. Чтобы надлежащимъ образомъ оцѣнить окружающую обстановку, долженъ подняться самъ главнокомандующiй (или его начальникъ штаба), ибо онъ рѣшаетъ вопросъ и для него важно самому воспрiять картину боя, не полагаясь на сужденiя своихъ подчиненныхъ, которые, при всей своей опытности, могутъ разойтись съ нимъ въ оцѣнкѣ.

Шаръ, поднявшись на высоту, неизбежно подвергается колебанiямъ, которыя отражаются угнетающимъ образомъ на сидящихъ въ корзинѣ. Обыкновенно у непривычныхъ людей дѣлается морская болѣзнь, иногда въ сильной степени. Предвидя это, во-1-хъ, никогда не слѣдуетъ подниматься голодному, а затѣмъ, если бы и случился припадокъ морской болѣзни, то изъза него отнюдь не сладуетъ немедленно опускаться на землю и прекращать наблюденiя, потому что болѣзнь черезъ нѣсколько времени можетъ прекратиться.

На рисункѣ ясно видно, какъ легко человеку освоиться со своимъ положенiемъ: одинъ изъ воздухоплавателей смѣло сидитъ на борту корзины и расположился какъ у себя дома. Это сила привычки, и если подняться на шарѣ и продержаться на немъ часа 3-4, то я глубоко убѣжденъ, что самый нервный человѣкъ, въ концѣ этого времени, такъ привыкнетъ, что будетъ вполнѣ спокоенъ.

Шаръ колеблется по большей части равномѣрно; корзина вращается, и наблюдатель можетъ приспособиться съ биноклемъ такимъ образомъ, что всѣ окружающiе предметы проносятся въ немъ, какъ въ панорамѣ.

Нѣтъ надобности вертѣть голову вправо и влѣво, а хорошенько усѣвшись или на складномъ стулѣ, или на балластныхъ мѣшкахъ, опереться локтями на бортъ корзины, обнять рукою одну изъ подвѣсныхъ стропъ и спокойно наблюдать въ бинокль. Если я не успѣлъ при одномъ раскачиванiи что-нибудь наблюсти, то я пополню свои наблюдешя при слѣдующемъ раскачиванiи. Нѣтъ надобности спѣшить и горячиться съ наблюденiями, а надо относиться спокойно: безъ суеты можно все успѣть сдѣлать.

Иногда, при сильномъ порывистомъ вѣтрѣ, качанiя корзины бываютъ на столько велики, что производить наблюденiя или затруднительно, или и вовсе невозможно. Хотя колебанiя корзины зависятъ не только отъ [34] силы вѣтра, но и отъ многихъ другихъ причинъ (напр., отъ величины свободной подъемной силы шара: чѣмъ она больше, тѣмъ колебанiя меньше), но за норму можно принять слѣдующiя соображенiя. Подниматься вообще и производить наблюдешя можно при вѣтрѣ, скорость котораго никакъ не болѣе 7 м. въ секунду. До 10 м. еще можно подниматься, но наблюденiя производить затруднительно; наблюденiя сколько-нибудь возможны только для опытныхъ наблюдателей: до такой степени сильно бросаетъ корзину. При еще большей скорости вѣтра подъемы вовсе невозможны.

Вотъ, въ такихъ случаяхъ, когда дуетъ сильный вѣтеръ и вытягиваетъ канатъ на большое разстоянiе, а шаръ не столько поднимается къ верху, сколько стелется по землѣ, нѣкоторое командованiе мѣстности играетъ роль, тутъ десятками саженъ не приходится пренебрегать, потому что вся высота подъема можетъ оказаться въ 20-30 саж.

Примчѣчанiе. Иногда шаръ не совсѣмъ полонъ, если часть газа вышла. Подобнаго положенiя надо избегать, потому что коль 35

скоро шаръ не сохранилъ своей, формы, то тогда вѣтеръ попадаетъ въ складки, впадины, особенно сильно давитъ на шаръ и выдавливаетъ изъ него газъ.

Если случится, что шаръ не будетъ полонъ водородомъ, то въ крайности можно его дополнить воздухомъ, чтобы всетаки сохранить фигуру. Однако, если подполнить шаръ воздухомъ, то водородъ смешается съ нимъ и испортится. Впослѣдствiи, когда будетъ случай подполнить шаръ водородомъ, мы этого не сможемъ уже сделать, потому что соотвѣтствующiй объемъ теперь занятъ воздухомъ; если же станемъ выдувать изъ шара воздухъ, то выдуемъ вмѣстѣ съ нимъ и водородъ. Вслѣдствiе этого было бы выгоднѣе приспособить къ привязнымъ шарамъ въ нижней части оболочки двойную матерiю, т. е. внутреннiй баллонетъ, и если понадобится накачать некоторое количество воздуха въ шаръ, то онъ попадетъ въ этотъ баллонетъ и фигура шара выполнится.

На сколько сильно бросаетъ шаръ во время вѣтра, я испыталъ въ 1886 году на самомъ себѣ во время большихъ маневровъ подъ Брестомъ{6}.

30 августа, около 12 ч. ночи, мы задумали подняться для того, чтобы разсмотрѣть бивачные огни противника. Внизу было совершенно тихо, и мы думали спокойно произвести подъемъ. Но, когда мы поднялись даже на сравнительно небольшую высоту, 20-30 саж., то подулъ сильный вѣтеръ, крѣпчавшiй по мѣрѣ дальнѣйшаго поднятiя и увлекавшiй шаръ къ северовостоку, вытягивая канатъ, но не позволяя подняться къ верху. Иногда порывомъ вѣтра (вѣтеръ былъ очень силенъ, даже гудѣлъ) шаръ грозило ударить о деревья или о землю, но сопутствовавшiй мнѣ поручикъ Трофимовъ искусно маневрировалъ помощью баласта и не допускалъ до этого.

Послѣ получасовой борьбы, опасаясь разорвать шаръ о деревья, мы спустились и притянули шаръ къ землѣ за поясныя веревки.

При благопрiятныхъ обстоятельствахъ съ шара можно обозревать обширное пространство, такъ что при подъемахъ саженъ на 150-200 смѣло можно разсмотръть окрестности верстъ на 90. Это превосходить всякое желанiе, потому что мы можемъ наблюдать противника на трехъ, четырехъ переходахъ отъ себя, но для подобнаго успѣха надо имѣть соотвѣтствующiй зрительный приборъ. Какiе же имѣются у насъ зрительные приборы? Собственный глазъ, бинокль и зрительная труба. Собственнымъ глазомъ можно наблюдать сравнительно на неболышiя разстоянiя. Съ помощью сильныхъ биноклей можно прекрасно наблюдать [36] на 5 верстъ въ стороны, причемъ отлично видны цепи, резервы, легко пересчитать число эскадроновъ, орудiй, передковъ и т. д.; съ 2 верстъ отчетливо наблюдаются укрепленiя, можно сосчитать число траверзовъ, рвовъ и проч.; на разстоянiи до 10 верстъ колонны войскъ различаются легко, т. е. собственно величина ихъ, но легко ошибиться въ определенiи рода оружiя, особенно при столбахъ пыли; далее 10 верстъ- до 15, можно различать присутствiе колоннъ, но, вообще, наблюденiя затрудняются; следовательно, въ бинокль можно обозревать позицiю въ 25-30 верстъ по фронту.

Точность и дальность наблюденiй, вероятно, можетъ быть увеличена съ введенiемъ въ употребленiе въ воздухоплавательныхъ частяхъ сильныхъ подзорныхъ трубъ (напр., двойныя зрительныя аллюминiевыя трубы). Въ каждомъ окружномъ и корпусномъ штабе полагается весьма сильная труба Мерца, которою и желательно пользоваться на маневрахъ. Привинчивать ее къ борту корзины неудобно, ибо тогда труба участвуетъ во всехъ колебанiяхъ корзины; выгоднее подвешивать трубу къ подвесному обручу. Дальнейшiе опыты должны указать наивыгоднейшiй способъ приспособленiя трубы къ шару.

Недостатокъ трубъ - малое поле зренiя, а потому затруднительно поймать предметъ въ трубу. Однако, нетъ нужды разсматривать предмета въ трубу долгое время. Поймать его можно въ бинокль, и только уточнить наблюденiе въ трубу, посмотревъ хотя бы секунду. Достаточно, если наблюдаемый предметъ, что называется, только прочеркнетъ въ полѣ трубы.

Если я поймаю непрiятельскую колонну въ трубу, хотя бы на самое короткое время, то я отличу пехоту отъ конницы или обоза, и этого для меня довольно - подобное наблюденiе можетъ быть чрезвычайно ценно. Если моряки ухитряются делать наблюденiя въ трубы при качке судна, то почему не могутъ того же сделать воздухоплаватели?!

Надобно произвести такiе опыты въ обширныхъ размерахъ и вместе съ тѣмъ практически и научно выяснить вопросъ о наилучшемъ и наиболее удобоприменимомъ типе трубы.

Качества наблюденiй весьма много зависятъ отъ подготовки (научной и практической) и природныхъ свойствъ наблюдателя, но еще больше отъ погоды, времени года и сутокъ, местности и т. п. окружающихъ естественныхъ условiй.

Наблюденiямъ съ привязного шара весьма препятствуютъ разныя атмосферическiя явленiя. Туманъ, дождь, снегъ закрываютъ горизонтъ отъ воздухоплавателей и препятствуютъ его наблюденiямъ; не говоря уже о темноте, но иногда въ жаркое время, въ совершенно ясный день, [37] вследствiе колебанiй воздуха, образуется такая мгла на горизонте, что невозможно черезъ нее что-нибудь разсмотреть.

Вотъ подобныято обстоятельства и уменьшаютъ деятельность шара. Противники употребленiя воздушныхъ шаровъ на войне съ торжествомъ указывают на это обстоятельство. Но что же делать! вѣдь каждый предметъ обладаетъ извѣстными только свойствами, сверхъ которыхъ требовать отъ него невозможно.

Съ привязного шара открывается такой прекрасный видъ и до такой степени отчетливо можно наблюдать, что действительно получается совершенно полная и ясная картина боя. Можно сосчитать число орудiй, зарядныхъ ящиковъ, количество баталiоновъ, которые маневрируютъ противъ насъ. При наблюденiяхъ съ поверхности земли, современное боевое расположенiе кажется въ такомъ безпорядкѣ, что сосчитать число войскъ весьма затруднительно даже въ боевыхъ частяхъ, не говоря уже о дальнихъ резервахъ. Для большаго удобства начальники становятся на возвышенныхъ пунктахъ, но и этого недостаточно, всетаки маскировка затрудняетъ счетъ. Между тѣмъ съ воздушнаго шара можно все разсмотрѣть чрезвычайно обстоятельно.

Въ особенности интересны и плодотворны наблюденiя за стрельбою артиллерiи. Стрельба артиллерiи будетъ успешна, если подобраны соответствующiя данныя для выстрела (высота прицела, отклонение целика, длина трубки), тогда уже цель находится въ рукахъ. Но подобрать эти данныя не легко. Наблюдаютъ, напримеръ, произошелъ ли при паденiи снаряда перелетъ или недолетъ; надо иметь искусный и наметанный глазъ, чтобы отличить перелетъ отъ недолета. Напримеръ, разорвало гранату и дымомъ закрыло мишень; я знаю что это недолетъ, а если мишень закрыла дымъ отъ разорвавшейся гранаты, то я знаю, что это перелетъ, но если есть ветеръ, то дымъ, который первоначально закрылъ мишень, отбрасывается назадъ и уже теперь мишень закрываетъ дымъ, а следовательно предполагается перелетъ; можетъ быть и обратный случай. Точно также, мне показалось, напримеръ, что снарядъ упалъ вправо, потому что дымъ былъ вправо; но если и ветеръ идетъ справа, то дымъ отнесетъ влево. Если я не уловилъ дымокъ въ первый моментъ паденiя снаряда, то мне кажется, что снарядъ упалъ влево.

Поэтому артиллеристы стараются выбирать боковые пункты для наблюденiй. Оттуда ясно видятъ передеты и недолеты. Но во 1-хъ, весьма затруднительно и неудобно выбирать эти пункты во время боя. Ихъ можно выбрать лишь на короткихъ разстоянiяхъ, да и то не совершенно на фланге непрiятельской линiи, а вкось, да кроме того, съ этихъ наблюдательныхъ пунктовъ невозможно отличать куда упалъ снарядъ: вправо иди влево. Съ шара всѣ наблюденiя доступны; ясно [38] видны какъ перелеты, такъ и недолеты снарядовъ и уклоненiе ихъ вправо и влѣво. Вслѣдствiе этого, батарею можно расположить такъ, что она не будетъ видеть противника, она будетъ находиться въ лощинѣ и оттуда стрелять, но съ шара наблюдается паденiе снарядовъ, сообщается на батарею, корректированiе стрельбы очень просто и батарея имѣетъ успѣхъ. Насколько позволяетъ глазъ, можно даже отличать величины недолетовъ и перелетовъ, конечно, приблизительно.

При стрѣльбѣ артиллерiи въ мирное время, въ такъ называемой наблюдательной цѣпи, которая располагается сбоку мишеней, для опредѣленiя величины недолета или перелета существуетъ особый приборъ. Следовало бы попробовать и испытать этотъ приборъ при наблюденiяхъ съ шара. Очень часто съ шара можно определить совершенно точно мѣсто паденiя снаряда; если, напримѣръ, онъ попалъ въ цѣль, то съ шара отлично видно въ какое именно мѣсто цѣли попалъ снарядъ. Такiя показанiя, конечно, имѣютъ цѣну.

Врагомъ наблюденiй съ шара является растительность: лиса и крупные кусты сильно мѣшаютъ наблюденiямъ и маскируютъ непрiятеля; но если дорога, просѣка, полянка попадается подъ лучъ зрѣнiя наблюдающаго съ шара, то и тутъ можно обнаруживать движеше колонны. Слѣдуетъ заметить, что всетаки не такъ много лѣсовъ, кустовъ и складокъ местности, которые способны скрыть огромныя массы пѣхоты, конницы, артиллерiи, парковъ и пр., сосредоточивающихся на современныхъ поляхъ сраженiя. Кромѣ того, наблюдаемому часто очень трудно оцѣнить, скрываетъ ли его данный мѣстный предметъ отъ взоровъ съ шара или нѣтъ.

Въ этомъ случаѣ является еще одно весьма важное обстоятельство- нравственное впечатлѣнiе, производимое воздушнымъ шаромъ. Когда въ прошломъ столѣтiи впервые появился воздушный шаръ, австрiйцы, противники французовъ, говорили, что это такое средство, которое нельзя примѣнять на войнѣ, не нарушая международнаго права, что это воздушный шпiонъ, противъ котораго нельзя принять тѣхъ мѣръ, которыя принимаются противъ обыкновенныхъ шпiоновъ.

Часто съ шара и не видно противника, но за то онъ видитъ шаръ, вслѣдствiе чего полагаетъ, что и его видятъ; одна подобная мысль производить такое удручающее впечатлѣнiе на войска, двигающiяся, напр., въ обходъ, что у нихъ пропадаетъ энергiя, они думаютъ, что обходъ ихъ открыть и сделаны приготовленiя для противодѣйствiя ему. 'Противъ всякаго маневра есть свой контръ маневръ, лишь бы минута не была упущена«; эту-то службу весьма часто и можетъ сослужить шаръ.

Слѣдующiй случай изъ практики маневровъ подъ Брестомъ 1886 года отчасти подтверждаетъ сказанное. [39]

Въ обходъ фланга Южнаго отряда двинулась кавалерiя противника подъ начальствомъ генералъмаiора Струкова. Она выступила предъ разсвѣтомъ и разсчитывала затѣмъ выйти въ тылъ Южному отряду, т. е. предпринять кружный обходъ. Она действовала весьма искусно и шла все за лѣсомъ, а между тѣмъ, какъ мнѣ говорили впослѣдствiи, 'когда мы увидѣли, что шаръ виситъ въ воздухѣ, то подумали: если мы его видимъ, значить и онъ насъ видитъ (а въ дѣйствительности съ шара не видѣли этой колонны), и просто руки опустились, не хотелось продолжать движенiе въ обходъ, все предполагали, что Южный отрядъ приготовился, чтобы отразить наше нападенiе«.

При всѣхъ выгодахъ, приносимыхъ привязнымъ воздушнымъ шаромъ, слѣдуетъ отмѣтитъ и одну вредную его сторону. Шаръ во время боя является для противника весьма замѣтнымъ орiентировочнымъ пунктомъ, по которому можно судить о расположенiи войскъ, особенно, если принять въ соображенiе, что онъ располагается приблизительно въ серединѣ боеваго порядка. Впрочемъ, атакующiй сдѣлаетъ крупную ошибку, если дастъ направленiе на шаръ для движенiя въ атаку значительной массы, ибо шаръ не составляетъ неподвижнаго предмета и, перемѣнивъ мѣсто, можетъ ввести атакующаго въ забдужденiе.

Военная исторiя даетъ много примѣровъ блистательной службы привязныхъ воздушныхъ шаровъ. Въ 1794 году наблюденiя капитана Кутеля способствовали побѣдѣ французовъ при Флерусѣ; въ 1862 году шаръ сослужилъ отличную службу подъ Ричмондомъ во время войны за нераздельность союза въ Америкѣ; извѣстно замѣчательное употребленiе воздухоплаванiя французами въ 1870 году, во время войны Бразилiи съ Парагваемъ бразильсюй генералъ Саксiасъ успѣшно производилъ ежедневныя обозрѣнiя съ воздушнаго шара непрiятельскаго лагеря; наконецъ мы ясно можемъ себѣ представить, какую огромную пользу могъ бы принести воздушный шаръ въ бою подъ Плевной 30-го августа 1877 года.

Кромѣ большихъ шаровъ, употребляемыхъ для обозрѣнiя своего и непрiятельскаго расположенiя, шаровъ 'штабныхъ«, необходимы шары 'спецiальные«, для наблюденiя за стрѣльбою артиллерiи. Небольшiе 'спещальные« шары, около 350 куб. метровъ, для подъема одного фейерверкера на высоту, хотя бы и меньшую нежели поднимаются шары 'штабные«, принесутъ огромную пользу. Наполняясь водородомъ изъ одного общаго источника, они затѣмъ должны передаваться въ полное временное распоряженiе артиллерiи; лебедка можетъ быть легкая, даже импровизованная.

Во время боя шаръ можетъ послужить для подачи сигнала для какого либо общаго дѣйствiя. извѣстно, насколько трудно организовать подачу [40] сигнала въ сраженiяхъ. Многiе исторически примеры указываютъ на печальныя недоразумѣнiя въ подобныхъ случаяхъ. Мы не хотимъ сказать, чтобы шаръ былъ избавленъ отъ всякихъ случайностей, но онъ доставляетъ лишнее средство для важнаго дѣствiя.

в) Походныя движенiя.

Походныя движенiя воздухоплавательныхъ частей совершаются слѣдующимъ образомъ: иди несутъ шаръ на рукахъ за оттяжки или за поясныя веревки, или везутъ его. Двигаться можно довольно быстро, потому что люди идутъ безъ всякаго снаряженiя, безъ ранцевъ, и только встречный вѣтеръ можетъ затруднить движенiе. Но, если вѣтеръ попутный, то онъ даже подгоняетъ несущихъ веревки. Обыкновенно офицеры садятся въ корзину, а нижнiе чины несутъ за веревки. Если бы офицеровъ въ корзина не было, то все равно надо положить въ нее мѣшки съ баластомъ, чтобы уравновесить шаръ, иначе большой избытокъ подъемной силы увеличить работу несущихъ. Если вѣтеръ встрѣчный, то шаръ надо везти. Его привязываютъ къ лебедкѣ, а нижнiе чины удерживаютъ за оттяжки отъ колебанiй въ стороны; тогда лошади свободно тащатъ шаръ впередъ.

Колоннамъ войскъ помешать движенiе шара не можетъ, потому что скорость его не только не меньше скорости движенiя пѣхоты (4 версты въ часъ), но даже несколько больше. На небольшомъ разстоянiи онъ переносится не за веревки, а прямо, держась руками за корзину, какъ это часто делается предъ свободнымъ полетомъ, когда всѣ веревки снимаются для облегченiя шара. (См. рисунокъ на стр. 6).

Во время походныхъ движенiй, при благопрiятной погодѣ, наполненный шаръ не трудно передвигать отпущеннымъ на значительную высоту и не прерывать наблюденiй. При наступленiи шаръ идетъ при авангардѣ, при отступленiи-въ арьергардѣ.

Какъ часто въ военной исторiи приходится встречаться съ выраженiемъ: 'победитель потерялъ соприкосновенiе съ противникомъ« (напр., послѣ сраженiя при Вертѣ 6го августа 1870 года нѣмцы на нѣкоторое время потеряли изъ вида французовъ); теперь, при существованiи воздушныхъ шаровъ, подобное обстоятельство не должно имѣть мѣста: не уйдетъ же противникъ сразу на три перехода? Съ воздушнаго шара сразу будетъ открыто направленiе его отступленiя.

Если нашъ отрядъ двигается несколькими колоннами, то шаръ слѣдуетъ при средней и производить наблюденiя какъ къ сторонъ непрiятеля, такъ и за боковыми колоннами. Пользуясь донесенiями о [41] результатахъ этихъ наблюденiй, начальникъ отряда легко сдѣлаетъ надлежащiя распоряженiя, напр., объ уравненiи движенiя колоннъ, а при столкновенiи одной изъ нихъ съ непрiятелемъ-легко приметъ соотвѣтствующiя мѣры; такъ называемое движеше на выстрѣлы, требующее особеннаго таланта начальника въ оцѣнкѣ обстановки, при помощи воздушныхъ шаровъ упрощается до послѣдней степени, - обстановка видна, какъ на ладони.

Некоторое затрудненiе шаръ встрѣчаетъ при переходѣ черезъ преграду. Преграда является, прежде всего, въ видѣ телеграфныхъ проволокъ. Подъ проволоками его нельзя протащить вслѣдствiе большихъ размѣровъ, и следовательно, надо его перевести поверхъ проволоки. Тутъ могутъ быть два случая: или вѣтеръ попутный, или вѣтеръ встрѣчный. Если вѣтеръ попутный, то подпускаютъ шаръ ближе къ проволокамъ. Затѣмъ воздухоплаватель, сидящiй въ корзинѣ, собираетъ одну оттяжку въ бухту; шаръ пропускаютъ надъ проволокою; воздухоплаватель сбрасываетъ оттяжку, люди подхватываютъ ее внизу. Тѣмъ же порядкомъ передаютъ и другую оттяжку. Если вѣтеръ встрѣчный, то надо подвести шаръ ближе къ проволокамъ. Затѣмъ свертываютъ въ бухту часть оттяжки и ловкимъ движенiемъ перебрасываютъ прямо черезъ проволоку, ловятъ ее на другой сторонѣ и тѣмъ же порядкомъ передаютъ другую оттяжку или примѣняютъ первый способъ.

Для переправы черезъ рѣки пользуются мостами, бродами, плотинами. Представимъ себѣ южную плотину, покрытую роскошною растительностью, насажденною съ двухъ сторонъ и перекидывающую свои вѣтви съ одной стороны плотины на другую; эти вѣтви такъ сплетаются, что нѣтъ возможности перенести черезъ нихъ шаръ. Такая преграда преодолевается съ большимъ трудомъ; но не трудно съ шаромъ и переплыть рѣку, если имѣется подходящее судно, или же изъ подручныхъ матерiаловъ сдѣлать плотъ для переправы шара, а лебедка и весь остальной обозъ послѣдуетъ благополучно черезъ плотину.

Несмотря на очевидную пользу, которую можно извлечь изъ привязныхъ шаровъ, они рѣдко встречали сочувствiе въ военачальникахъ. Еще въ прошломъ столѣтiи, когда французскiй капитанъ Кутель явился въ 1794 году въ армiю Журдана съ предложенiемъ услугъ своего шара, то былъ встрѣченъ весьма недружелюбно. Его привели къ коммиссару конвента Дюкенуа, который поглядѣлъ на Кутеля подозрительно и сказалъ: 'вы мнѣ кажетесь подозрительнымъ; я начну съ того, что прикажу васъ разстрѣлять". Едва успѣли образумить нелѣпаго комиссара{7}. [42]

Если въ этомъ случаѣ дѣло объясняется просто невѣжествомъ Дювенуа, то какъ объяснить несочувственное отношенiе къ шарамъ въ другихъ случаяхъ? Можетъ быть это происходить отъ того, что начальники, обремененные массою различныхъ обязанностей во время военныхъ операцiй, вдругъ встречаются еще съ новымъ обстоятельствомъ, которое налагаетъ новыя заботы? Правда оно даетъ имъ весьма важное рекогносцировочное средство, но, всетаки, непрiязнь къ новымъ обязанностямъ отталкиваетъ отъ воздухоплаванiя. Начальники отказываютъ воздухоплавателямъ въ своемъ содѣйствiи, не даютъ имъ средствъ; приходится работать при неблагопрiятныхъ условiяхъ, и если всетаки удается выйти изъ такого положенiя съ честью, то лишь благодаря фанатической любви къ своему дѣлу, преодолевающей всѣ препятствiя.

Недостатки шаровъ весьма серьезны; напр., во время непогоды они вовсе не могутъ действовать; тогда начальники претендуютъ и говорятъ, что 'вотъ, вашъ шаръ не можетъ подниматься«. Затѣмъ, обозъ шара весьма великъ, особенно когда приходится тащить всѣ матерiалы для наполненiя шара водородомъ. Но съ теченiемъ времени, если будутъ введены сухiе воздухоплавательные парки, обозъ облегчится и можетъ быть они завоюютъ большую симпатiю.

Указываютъ еще на то, что время для изготовленiя шара къ дѣйствiю весьма велико, что лѣсъ стѣсняетъ обзоръ, что все это препятствуетъ деятельности воздушныхъ шаровъ во время боя. Безспорно, недостатки есть, но вѣдь все имѣетъ свои сильныя и свои слабыя стороны; надобно умѣть пользоваться первыми и ослаблять вторыя.

Напрасно думаютъ, что Наполеонъ I относился недоброжелательно къ воздухоплаванiю. Если онъ не пользовался имъ, то потому, что условiя были неблагопрiятны. Въ доказательство пренебрежительнаго отношенiя Наполеона къ воздухоплаванiю приводятъ, напр., следующее. Въ 1799 году онъ взялъ съ собою въ Египетъ воздухоплавательную роту, подъ начальствомъ Жака Конте. Какъ известно, въ составъ отряда Бонапарта входили и другiя спещальныя войска, были ученыя экспедицiи, которыя имѣли задачей разработать памятники. Приготовляясь къ отраженiю одного изъ нападенiй непрiятеля, Бонапартъ отдалъ слѣдующее приказанiе: 'баталiонамъ строить каре; ослы и ученые въ середину« (Les batallons se forment en carres, leg anes et les savants au milieu). Конечно, изъ этого выраженiя, очень комичнаго вслъѣствiе сопряженiя ословъ съ учеными, никоимъ образомъ нельзя вывести заключенiе относительно непрiязни Бонапарта къ воздухоплаванiю. Естественно, что всѣ эти войска, которыя не имѣли способности къ самооборонѣ, должны были стать подъ защиту каре пѣхоты. [43]

г) Привязные шары на судахъ.

Теперь вкратцѣ скажу о дѣйствiи привязныхъ шаровъ на судахъ. Такое примѣненiе возникло лишь въ последнее время, а примъненiе это, конечно, весьма важно. Наполненiе шара производилось на берегу, а потомъ шаръ переносился на военное судно. Мнѣ кажется, что производить наполненiе въ морѣ изъ стальныхъ газопрiемниковъ со сжатымъ водородомъ не представитъ ни малѣйшаго затрудненiя. Разумѣется, наполненiе на палубѣ обычнымъ способомъ, при помощи сѣрной кислоты и железа очень сложно, но сжатый водородъ весьма удобенъ.

Въ 1889 г. были произведены такiе опыты во Францiи подъ Тулономъ и шаръ дѣйствовалъ исправно. Правда, на военномъ суднѣ тѣсно, рангоутъ сильно будетъ мѣшать дѣйствiямъ шара; но при новой конструкцiи судовъ на палубѣ будетъ просторнее, а въ трюмѣ найдется мѣсто для склада небольшаго запаса стальныхъ газопрiемниковъ. Если на суднѣ и будетъ немного больше хлопотъ, за то какiя громадныя выгоды получитъ морякъ, если онъ подниметъ свой шаръ на 200 саж. кверху. Какой обширный горизонтъ для его наблюденiй! Онъ заблаговременно усмотритъ непрiятельскую эскадру, пересчитаетъ число ея судовъ и будетъ имѣть время для стратегическаго или тактическаго маневра. Иногда лежащiй внизу слой тумана препятствуетъ наблюденiямъ съ марсовъ, если же подняться выше, то наблюденiя становятся возможными. Шаръ въ этомъ случаѣ будетъ хорошимъ помощникомъ.

Во время моего полета 5 октября 1889 г., а также 31 августа 1890 г., перелетая Неву, я отчетливо видѣлъ дно рѣки. Подобныя случаи наблюдались много разъ и другими при полетахъ надъ моремъ, такъ что даже при глубинѣ въ 25 метровъ дно видно отчетливо - воздухоплаватели могли легко рисовать его особенности. Въ настоящее время нарождается новое грозное средство для атаки броненосцевъ - подводныя лодки. Пользуясь шаромъ легко усмотреть ихъ сквозь толщу воды и принять соотвѣтствующiя мѣры противодѣйствiя.

Шаръ обыкновенно приспособляется на задней части палубы; когда нужно поднять шаръ, то съ помощью блоковъ его легко отпускаютъ; паръ всегда находится въ распоряженiи моряка, который при помощи пара поднимаетъ или спускаетъ шаръ быстро, удобно и легко. Объемъ шара, вѣсъ корзины, толщина, а следовательно, и вѣсъ каната въ морскихъ шарахъ могутъ быть меньше нежели въ сухопутныхъ. Если судно съ поднятымъ шаромъ двинется впередъ при попутномъ вѣтрѣ, то давленiе вѣтра на шаръ уменьшается въ зависимости отъ скорости движенiя судна. Можно такъ подобрать эту [44] скорость, что давленiе вѣтра не будетъ вовсе ощутительно, а потому для устойчивости шара достаточно самой небольшой свободной подъемной силы, т. е. и объемъ шара можетъ быть меньше обыкновеннаго, разсчитаннаго на давленiе вѣтра. Понятно, что по той же причинѣ и канату не придется выдерживать большихъ натяженiй, следовательно, онъ можетъ обладать меньшею прочностью. Прочность корзины нужна для ослабленiя ударовъ о землю; въ морскомъ шарѣ ударъ о воду не потребуетъ такой прочности, а потому корзину придется сдѣлать легче. Словомъ, вся матерiальная часть легче, проще, компактнее.

Полетъ свободнаго шара

Перейду къ полетамъ свободныхъ шаровъ. Полетъ свободнаго воздушнаго шара изъ крѣпости, обложенной непрiятелемъ, можетъ быть произведенъ со следующими цѣлями:

1) Высылка пассажира, который въ своей странѣ будетъ имѣть то или другое значенiе - личность его, сама по себѣ, представляетъ особую важность (Гамбета въ 1870 г. для Францiи), онъ явится передъ главнокомандующимъ или правительствомъ докладчикомъ относительно положенiя крепости или какого либо важнаго проекта и т. д.

2) Высылка почтовыхъ голубей, если ихъ не успѣли вывезти изъ крепости до ея обложенiя или сообщенiя крепости съ остальной страной такъ долго поддерживались голубями, что взятыя изъ крепости всѣ израсходовались и снова сосредоточились въ ней.

3) Высылка корреспонденцiи.

Второй и третiй случаи свободнаго полета воздушного шара не всегда требуютъ присутствiя въ немъ человека: небольшой шаръ можно выслать съ корреспонденцiей или голубями на произволъ теченiя вътра; шаръ этотъ, израсходовавъ часть своей подъемной силы, опустится внѣ сферы влiянiя противника, мѣстные жители захватятъ его, представятъ въ ближайшее почтовое учрежденiе, которое выдастъ имъ заранѣе установленную награду и распорядится отправкой груза по назначенiю. Конечно, подобныя предпрiятiя сопряжены съ тѣмъ рискомъ, что шары, вслѣдствiе случайностей, могутъ попасть въ руки противника. Посылать шары съ человѣкомъ надежнее, но крайность (недостатокъ воздухоплавательнаго имущества) можетъ заставить поступить иначе. Посылка голубей и корреспонденцiи можетъ быть соединена съ высылкой пассажира.

Для успъха нормальнаго свободнаго полета прежде всего шаръ долженъ быть сильный, способный летѣтъ настолько долгое время, чтобы [45] успѣть выйти изъ сферы влiянiя врага. Наши водородные шары, способные летъть не болѣе 8-9 часовъ, слабы (самый долгiй полетъ былъ сделанъ нами 5 октября 1889 года-7½ часовъ); по нашему мнѣнiю, слѣдуетъ имѣтъ водородные шары, по крайней мѣрѣ, въ 1.000 куб. метровъ емкостью. Затѣмъ важно летѣть въ слоѣ атмосферы, гдѣ [46] наибольшая скорость вѣтра. Чаще всего эта наибольшая скорость приходится на высотѣ 1.000-2.000 метровъ{8}.

Что касается направленiя полета, то его можно определить при помощи метеорологическихъ данныхъ. Если же ихъ собрать затруднительно или невозможно, то проще всего определить направлеше полета по движенiю кучевыхъ облаковъ (cumulus); чтобы точнѣе узнать направленiе ихъ движенiя, слъдуетъ на обручъ натянуть подъ прямымъ угломъ двѣ веревки, поднять обручъ на шесть такъ, чтобы веревки совпали съ направленiемъ главныхъ странъ свѣта, и тогда, ставъ подъ обручемъ, легко сообразить теченiе облаковъ.

Если облака не находятся въ зенита, а ближе къ горизонту, или небо совсѣмъ безоблачно, то за несколько времени передъ полетомъ выпускаютъ 1 - 2 пробныхъ бумажныхъ шара (делаются объемомъ около 1 куб. метра). Выпусканiе пробныхъ шаровъ имѣетъ нѣкоторыя невыгоды: даетъ знать противнику о предстоящемъ полетѣ и его направленiи; по этимъ даннымъ непрiятель заблаговременно можетъ принять мѣры для дѣйствiй противъ шара.

Каждая крепость должна изучить направленiе господствующихъ въ данной местности вѣтровъ въ разныя времена года и сутокъ.

Если определено направленiе полета и примерная скорость, то по картѣ можно приблизительно назначить мѣстности, которыя шаръ будетъ проходить въ тотъ или другой моментъ времени, а равно и мѣсто его спуска.

Для свободнаго полета шаръ приготовляется обыкновеннымъ порядкомъ [47] и соотвътствующимъ образомъ снаряжается. Изъ инструментовъ (обыкновенно привязываются къ стропамъ на высотѣ глазъ) отмѣчу какъ необходимые: самопишунцй барографъ Ришара, который прямо чертить на разграфленной бумагѣ (величина должна быть на 5.000 метровъ, а заводъ на 36 часовъ) отмътки высотъ, проходимыхъ шаромъ; барометръ анероидъ{9}, со шкалою высотъ тоже не менѣе 5.000 метровъ; часы, допускающее проникновенiе воздуха во внутрь механизма; термометръ{10}; компасъ для опредѣленiя направленiя движенiя шара, если внизу видна земля; берутся и другiе инструменты, если полетъ имѣетъ спецiальную цѣль. Необходимы: сигнальная труба, чтобы подать сигналъ въ случаѣ надобности (напр., опустились вдали отъ жилья и надобно позвать на помощь), совокъ для выбрасыванiя песку малыми порцiями, воздухоплавательный ножъ (финскiй пукко лучше всего), карты по данному направленiю: крупнаго масштаба (3 версты въ 1 д.) на пеньковой бумагѣ и мелкаго масштаба для общаго обозрѣнiя; лишнихъ листовъ лучше не брать-трудно во время полета отыскать нужный листъ; форменныя записныя книжки съ графами для отмѣтокъ: времени, высоты по баграфу и по барометру, температуры, мѣста нахожденiя шара, расхода балласта и примѣчанiя; пробковые плавательные пояса, если есть вероятность опуститься на воду; провизiя (немного), вода, свертокъ необходимыхъ лекарствъ (остановить кровь, противъ обморока). Иногда берутъ красный флагъ, какъ сигналъ бѣдствiй, вывѣшиваемый въ случаѣ какоголибо несчастiя или въ ожиданiи неминуемаго спуска на воду; существуетъ распоряженiе Морскаго Министерства, по которому всякое судно, заметившее такой флагъ на шарѣ, обязано немедленно принять мѣры къ поданiю помощи.

Приготовленный шаръ принимаетъ къ себѣ въ корзину воздухоплавателей. Воздухоплаватель, выбросивъ столько баласта, сколько необходимо, чтобы получить самую небольшую подъемную силу, приказываетъ отпустить шаръ. Шаръ поднимается кверху. У насъ, въ послѣднее время принятъ весьма удобный способъ отпусканiя шара на распущенномъ гайдъроопѣ, вслѣдствiе чего можно успѣть, при надобности, притянуть шаръ обратно и начать полетъ съ самой небольшой подъемной силой. Последнее необходимо, чтобы сохранить возможно большiй запасъ баласта, этотъ драгоценный капиталъ воздухоплавателя, жизненную силу шара, для дальняго путешествiя. Эфектные подъемы [48] сразу вверхъ, свѣчкой,-достоянiе невежества: они опасны, требуютъ напрасно выброшеннаго баласта и не отвѣчаютъ цѣли военнаго полета. Если мы среди расположенiя нашихъ войскъ и будемъ летѣть низко, то это не бѣда: пока долетимъ до непрiятеля-еще успѣемъ подняться на высоту, на которой вероятность подстрелить шаръ ничтожна, да и выстрелы эти не очень опасны.

Начать съ того, что противъ свободныхъ шаровъ трудно применить артиллерiйскiй огонь; пѣхотная стрельба по свободнымъ, низко летящимъ шарамъ, имѣетъ много преимуществъ передъ стрельбой артиллерйской: 1) пѣхота быстрее изготовится для встречи огнемъ шара, появившагося въ сферъ ея дѣйствiя лишь на короткое время; 2) она легче мѣняетъ направленiе и уголъ возвышенiя; наконецъ, 3) только она одна и можетъ стрелять подъ такими значительными углами возвышенiя. Правда, во время войны нѣмцевъ съ французами въ 1870-71 гг. Круппъ изготовилъ и прислалъ нѣмцамъ ружье (Ballong'eschutz), спецiально приспособленное для стрельбы по воздушнымъ шарамъ; калибръ ружья 3,6 сантиметра, передвигалось оно за шаромъ на повозкѣ, меняло направленiе быстро и стрѣляло подъ очень большими углами возвышенiя; но это орудiе не принесло пользы, ибо единственный пораженный шаръ 'Daguerre", попавшiйся въ руки нѣмцевъ въ Феррьерѣ, былъ пробитъ обыкновенными ружейными пулями{11}. [49]

Этотъ фактъ показываетъ, что изобретать и вводить спецiальное оружiе для дѣйствiя его по воздушнымъ шарамъ (какъ и вообще оружiе, предназначенное для преслѣдованiя исключительныхъ цѣлей, слишкомъ спецiализированное) не стоитъ.

Если откроетъ огонь пѣхота, то потребуется не мало попавшихъ пуль, чтобы немедленно спустить шаръ, Въ 1850 г. при Ширнессѣ, въ Англiи, былъ произведенъ опытъ ружейной стрѣльбы по шару 'Nassau" объемомъ около 3000 куб. метровъ, съ цѣлью выяснить, отъ сколькихъ пробоинъ шаръ опустится. Потребовалось 60 пуль, т. е. 120 пробоинъ, чтобы заставить шаръ медленно опускаться. Опытъ въ Ширнессѣ весьма цѣнный, ибо даетъ довольно опредѣленное указанiе, что шаръ нельзя быстро спустить нѣсколькими попавшими пулями; правда, слѣдуетъ имѣть въ виду огромный объемъ 'Nassau"-въ 3 т. куб. метровъ, тогда какъ обыкновенные шары будутъ около 1 т. куб. мет., а потому, вѣроятно, опустятся скорѣе. Во время войны нѣмцевъ съ французами, 7го октября 1870 г., въ Турѣ произведенъ опытъ съ цѣлью узнать, до какой высоты воздушные шары могутъ быть поражаемы изъ ружей Шасспо. Для этого бумажный шаръ въ 4 метра дiаметромъ подняли на шнурѣ на 400 метровъ; 18 хорошихъ стрѣлковъ открыли по немъ стрѣльбу. Когда шаръ притянули назадъ, то нашли 11 попавшихъ пуль. Въ тотъ же шаръ на высогѣ 500 метровъ 12 хорошихъ стрѣлковъ вовсе не могли попасть. Изъ этого факта нѣкорые выводятъ, что на высотѣ 500 метровъ шаръ совершенно безопасенъ отъ пуль Шасспо, которыя до него не долетаютъ. Полагаемъ, что выводъ этотъ невѣренъ. Въ 1870 г. воздухоплаватели, вылетѣвшiе изъ Парижа, слышали, какъ они увѣряютъ, на высотѣ 800 метровъ свистъ пуль, пущенныхъ въ нихъ нѣмцами. Допуская, что этотъ свистъ былъ созданъ воображенiемъ французскихъ воздухоплавателей, всетаки выводъ о недосягаемости шара на 500 метрахъ невѣренъ, ибо опровергается самымъ простымъ вычисленiемъ, на основанiи правилъ баллистики. Если стрѣлки не попали въ шаръ, то вовсе не потому, что до него не долетали пули, а вслѣдствiе трудности попаданiя въ шаръ, когда линiя прицѣливанiя въ него близка къ вертикальному направленно. Затрудненiе заключается въ необходимости определить высоту прицѣла, которая не зависитъ уже отъ одного только разстоянiя до цѣли, но необходимо принимать во вниманiе и кривизну траекторiи по отношенiю къ линiи прицѣливанiя, сильно наклонной къ горизонту.

Въ iюльскомъ нумерѣ за 1886 г. 'Journal des scienses militaires" есть статья 'Tir contre les ballons", основательно разбирающая вопросъ о стрѣльбѣ по воздушнымъ шарамъ изъ французскихъ ружей образца 1874 г. Авторъ, рядомъ весьма доказательныхъ математическихъ выкладокъ, [50] приходитъ къ выводу, что 'когда линiя прицѣливанiя составляетъ съ вертикальною линiей уголъ менѣе 10°, то траекторiи, отввчающiя высотѣ прицела на 200 метровъ, весьма отлоги по отношенiю къ линiи прицѣливанiя; стрельба при этомъ наклонѣ становится очень легкою, потому что нѣтъ надобности определять разстоянiя, такъ какъ высота прицѣла на 200 метровъ даетъ возможность всегда попасть въ цѣль на разстоянiяхъ по меньшей мѣрѣ до 755 метровъ«. Въ сущности, по замѣчанiю автора, стрельба на большiя разстоянiя врядъ ли будетъ действительна, вслѣдствiе трудности попасть въ подвижной шаръ, а отчасти вслѣдствiе того, что пуля можетъ быть не сохранить достаточно силы для пробиванiя шара; но высота поднятiя пули, выстрѣленной изъ ружья образца 1874 г., по вертикальному направленiю, равняется 1.883 метрамъ, въ предположенiи, что плотность воздуха неизменяется; если же принять въ разсчетъ это измѣненiе (хотя влiянiе его ничтожно)-около 2.000 метровъ.

Принимая во вниманiе, что нынѣшнiя 3 линейныя, ружья обладаютъ гораздо лучшими баллистическими качествами, нежели французскiя образца 1874 г., мы должны придти къ заключенiю, что свободные воздушные шары на средней высотѣ своего полета могутъ быть поражаемы залповымъ ружейнымъ огнемъ, но стрѣльба эта будетъ весьма гадательна, нѣсколько попавшихъ пуль не принесутъ существеннаго вреда (отверстiя отъ современныхъ пуль весьма малы), воздухоплаватели не должны опасаться огня противника. Наконецъ, слѣдуетъ принять во вниманiе и то обстоятельство, что пули осаждающаго упадутъ обратно съ большой высоты, по большей части, въ свой лагерь, наполненный войсками, и могутъ причинить непрiятный ущербъ, особенно въ нравственномъ отношенiи.

Во всякомъ случаѣ, опасность отъ огня осаждающаго будетъ въ числѣ обстоятельствъ, заставляющихъ начинать свободный полетъ на разсвѣтѣ, когда меньше шансовъ подвергнуться обстрѣливанiю, нежели днемъ. Подъемъ на разсвѣтѣ можно подготовить и совершить внезапнѣе для осаждающаго, будетъ больше свѣтлаго времени на совершенiе продолжительнаго полета, спускъ произойдетъ за свѣтло, что представляетъ много удобствъ, и останется еще светлое время дня для распоряженiй по исполненiю порученiя, возложеннаго на посланнаго воздушнымъ путемъ. Наконецъ, къ разсвѣту температура газа въ шарѣ будетъ ниже, а потому въ верхнихъ слояхъ атмосферы, гдѣ холоднѣе, нежели на поверхности земли, легче будетъ достигнуть равновѣсiя системы шара въ воздухѣ.

Когда шаръ поднимается на верхъ, то воздухоплаватель, поднимающiйся въ первый разъ, обуреваемъ многими ощущенiями. Но тотъ, кто летадъ уже нѣсколько разъ, хлопочетъ, скорѣе заняться своимъ [51] дѣломъ; даже вновь поднимающiйся имѣетъ тоже свои обязанности, за которыя онъ сейчасъже долженъ дѣятельно приняться, потому что онъ летитъ не для того, чтобы получить прiятныя ощущенiя, а чтобы исполнить извѣстную работу. Работы оказывается весьма много: надо наблюдать часы, барометръ, термометръ, отсыпать баластъ, отмечать по картѣ направленiе пути, слѣдить за состоянiемъ шара, положенiемъ облаковъ, можетъ быть, надо фотографировать; все надо записать и притомъ надо сдѣлать какъ можно больше наблюденiй, черезъ каждыя 3-5 минутъ, иногда даже черезъ 2-1½ мин. Тутъ всѣмъ работы хватить. Только поглядывай на различные инструменты, привешенные къ стропамъ корзины! Значить объ ощущенiяхъ некогда и думать; но они сами являются, такъ какъ видѣ, который открывается съ шара, представляетъ нѣчто необыкновенное и, конечно, никто не можетъ получить такого прiятнаго ощущенiя, какое получаетъ воздухоплаватель. Внизу разстилается обширное пространство съ необъятнымъ горизонтомъ, представляющее дивно исполненную карту. Конечно, людей и скота не видно, но лѣса, пашни, дороги, рѣчки, мосты, селенiя видны отчетливо; контуры вообще чрезвычайно рѣзки. Часто подъ шаромъ находятся облака (cumulus) или небольшими разорванными лоскутьями, или нагроможденныя въ видѣ куполовъ и скалъ и представляющiя кругомъ на огромное разстоянiе какъ бы цѣлое море гигантскихъ хлопьевъ ваты. Иногда облака затягиваютъ подъ шаромъ все пространство и земли не видно; куда несется шаръ?-объ этомъ можно только догадываться. 'Подобные полеты, пишетъ Медебекъ (стр. 168), въ высшей степени опасны; статистика несчастныхъ случаевъ съ аэростатами заключаетъ въ себѣ много такихъ, которые произошли именно отъ того, что воздухоплаватель [52] терялъ изъ виду землю и затѣмъ внезапно видѣел подъ собою море«.

Шаръ вмѣстѣ съ вѣтромъ несется спокойно въ пространствѣ, ни малѣйшаго колебанiя не заметно; можно въ корзинѣа поставить стаканъ и налить въ него воды до краевъ, не расплескавъ ни капли. Кругомъ господствуетъ торжественная тишина, нарушаемая лишь изрѣдка колокольнымъ звономъ, свисткомъ локомотива, пушечнымъ выстрѣломъ или другимъ какимъ звукомъ, доносящимся съ отдаленной земли. Ни одного живого существа! Надо разсчитывать только на себя и средства своего воздушнаго корабля.

Если земля видна, то всетаки орiентировка дѣло не легкое, и надо быть очень внимательнымъ. Лучше всего орiентироваться по городамъ, рѣкамъ и большимъ ручьямъ, шоссе и желѣзнымъ дорогамъ, характернымъ опушкамъ лѣсовъ; по деревнямъ же и грунтовымъ дорогамъ (если ихъ много) орiентировка при быстротѣ движенiя шара затруднительна. Для опредѣленiя мѣста нахожденiя шара не слѣдуетъ смотрѣть черезъ борта корзины, но слѣдить, куда проектируется конецъ гайдъроопа, иначе легко сделать ошибку въ нѣсколько верстъ; слѣдить надобно неотступно, ибо, разъ потерявъ орiентировку, потомъ при недостаткѣ рѣзкихъ контуровъ возстановить ее довольно трудно. Въ такихъ случаяхъ помогутъ отмѣтки времени на различныхъ пунктахъ пути: зная скорость движенiя (она определится по картѣ вскорѣ послѣ начала путешествiя) и время, прошедшее отъ послѣдней отмѣтки, легко определить мѣстоположенiе шара.

Поднимающiйся шаръ не останавливается въ той точкѣ, гдѣ онъ достигаетъ равновѣсiя, по закону Архимеда, съ вытѣсняемымъ воздухомъ, но по инерцiи поднимается выше; потомъ начинаетъ падать, причемъ опять переходить точку равновѣсiя и будетъ опускаться до земли, если его не удержать своевременнымъ выбрасыванiемъ баласта.

Профессiональные воздухоплаватели, поднимающiеся для увеселенiй публики, за плату, обыкновенно летаютъ недолго. Они вылетаютъ изъ какого-нибудь увеселительнаго сада, доходятъ до своей кульминацiонной точки, затѣмъ опускаются внизъ и только смягчаютъ удары при помощи баласта. Но мы должны совершать продолжительные полеты.

Военные полеты, въ сущности говоря, должны имѣть свомъ идеаломъ, по крайней мѣрѣ верстъ 300, чтобы уйти изъ сферы влiянiя не только противника, располагающагося кругомъ крепости, но изъ сферы тѣхъ разъѣздовъ, которые онъ можетъ послать за шаромъ, чтобы взять его въ плѣнъ при спускѣ. Значить, какъ только шаръ показалъ стремленiе опуститься, надо немедленно выбросить небольшое количество баласта, чтобы удержать его. Шаръ начнетъ подниматься и [53] неизбежно поднимется выше той точки, до которой онъ достигъ раньше; затѣмъ опять опустится и опять надо выбросить горсть баласта; искусно расходуя баластъ, можно удерживать шаръ на извѣстной высотѣ.

Если пропустить моментъ, когда шаръ начинаетъ опускаться, то потомъ, когда шаръ значительно понизится, придется израсходовать порядочное количество песка, чтобы снова подняться на высоту; значить воздухоплаватель за свое невниманiе сейчасъ же будетъ наказанъ расходомъ драгоцѣннаго для него баласта. Отъ этого можетъ быть зависитъ результатъ его полета, а можетъ быть и его судьба, сотому что, если онъ не сможетъ перелетать водное пространство или расположенiе нeпpiятeля и придется опуститься, то ему угрожаетъ гибель.

Лучистая солнечная теплота заставляетъ шаръ подниматься; водныя пространства, лѣса, болота притягиваютъ къ себъ шаръ; восходящiе или нисходящiе токи воздуха увлекаютъ шаръ кверху или книзу, атмосферное электричество влiяетъ, несомненно, такимъ же образомъ. Все это должно быть принято въ разсчетъ, дабы израсходовать возможно меньше баласта. Но всетаки песокъ приходится постоянно расходовать во время пути.

Наконецъ, балластъ израсходованъ, путешествiе, волей неволей надобно кончать. Къ этому времени необходимо оставить небольшое количество песка для смягченiя удара при спускѣ, иначе воздухоплавателямъ можетъ грозить серьезная опасность. Начать спускъ не только можно, но даже должно, не открывая клапана, если необходимость къ этому не принуждаетъ (напримѣръ, нужно опуститься немедленно, иначе попадешь въ море); для начала спуска выжидаютъ, когда шаръ самъ начнетъ падать; если же нѣтъ возможности этого дожидаться, тогда надо на короткое время открыть клапанъ, какъ говорятъ, сдѣлать одинъ-другой хлопокъ. Выбрасыванiемъ баласта надо регулировать спускъ и довести до того, чтобы шаръ опускался не болѣе 2 метр. въ секунду, иначе корзина можетъ сильно удариться. Легко добиться даже еще болѣе медленного спуска. Практикуется и такъ называемый спускъ ступеньками.

Дѣло въ томъ, что, опускаясь и дойдя до некоторой высоты отъ земли, мы должны выбросить несколько баласта и пройти въ горизонтальномъ направленiи; затѣмъ, опять дать шару возможность опуститься естественнымъ путемъ, опять выбросить баласта и, дѣлая, такимъ образомъ, ступеньки, останется спуститься въ сущности съ самой незначительной высоты; при такихъ условiяхъ ударъ никогда не можетъ быть силенъ.

Во время спуска спокойно убираютъ инструменты, привязываютъ и укладываютъ все такъ, чтобы въ случаѣ волока ничего не могло [54] выскочить изъ корзины. При концѣ полета, когда начнетъ уже сматываться на землѣ гайдъроопъ, не надо суетиться, лихорадить: все въ рукахъ воздухоплавателя, если онъ дѣйствуетъ спокойно. Гайдъроопъ смягчаетъ ударъ о землю; иногда можно уравновеситься на гайдъроопѣ, чтобы пройти еще никоторое пространство или выбрать болѣе удобное мѣсто для спуска.

Когда выбрано мѣсто для спуска и шаръ опустился довольно низко, тогда выбрасываютъ якорь, заблаговременно распустивъ его канатъ изъ бухты петлей, открываютъ клапанъ (полезно надѣть перчатки,-веревки рѣжутъ руки), шаръ опускается на землю, корзина ударяется объ нее, но очень слабо, ибо тяжесть гайдъроопа, якоря и якорнаго каната смягчаетъ ударъ, шаръ валится на бокъ, газъ постепенно выходить и полетъ кончается.

Безъ команды управляющаго шаромъ: 'выходи«, никто не имѣетъ права выйти, иначе облегченный пудовъ на 5 шаръ можетъ увлечь остальныхъ путниковъ на огромную высоту.

Если якорь не зацепился прочно, то происходить 'волокъ« всей системы шара или, какъ называютъ, 'тренажъ«. Шаръ увлекается вдоль земли нижнимъ теченiемъ вѣтра, и это представляетъ большую опасность, потому что шаръ то поднимается кверху на нисколько десятковъ сажень, то стремительно опускается внизъ и притомъ двигается впередъ, иногда весьма быстро, ударяясь о встречающееся предметы и уподобляясь огромному мячу, делающему гигантскiе прыжки.

Какой же момента болѣе удобенъ для выбрасыванiя якоря? Когда отпущенный якорный канатъ виситъ въ видѣ петли и когда петля коснулась земли, тогда, по мнѣнiю опытныхъ воздухоплавателей, самый надлежащiй моментъ бросить якорь. Тутъ надо хорошо наметить мѣсто, куда запустить его. Если есть растительность, то якорь сразу возьметъ на 'мертвую«, не будетъ бороздить землю и волока не произойдетъ.

Часто случается спускаться въ лѣсу; нѣкоторыми принимается такой спускъ за варварскiй невѣжественный прiемъ. Но мнѣ это такъ счастливо всегда удавалось, что я считаю его за очень удобный и хорошiй спускъ.

Если подъ шаромъ лѣсокъ не частый, хвойный, гдѣ сучья ломаются, то спускъ будетъ хорошъ: якорь обязательно возьметъ на мертвую, вѣтра внизу между деревьями нѣтъ, значить и тренажа нѣтъ. Ломая подъ собою вѣтви, шаръ еще болѣе смягчаетъ ударъ. Что касается возможности повиснуть на вѣтвяхъ и поцарапаться, то такiе случаи рѣдки; шаръ повисаетъ на вѣтвяхъ свободно, и мне никогда не случалось его портить. Порча чаще бываетъ, когда шаръ уже попадаетъ на землю. Bсе очень рады, что полетъ кончился благополучно и забываютъ про всевозможныя предосторожности, которыхъ педантически при [55] держивались въ воздухѣ, напр., опорожняя шаръ отъ газа, придавливаютъ оболочку на какой нибудь сучокъ: матерiя портится.

Для достиженiя различныхъ цѣлей свободные полеты могутъ практиковаться и съ судовъ флота; напр., эскадра, маневрирующая въ Финскомъ заливѣ, съ большой пользой можетъ выпускать свободные шары, которые, пользуясь попутнымъ вѣтромъ, будутъ направляться на Финляндскiй либо Эстляндскiй берегъ и тамъ опускаться.

Замѣчанiе о монгольфьерахъ

Монгольфьеры превосходное средство для военнаго воздухоплаванiя; но оно до сихъ поръ очень мало разработано. Весьма важныя достоинства монгольфьеровъ: 1) простота, дешевизна и небольшой вѣсъ матерiальной части; 2) простота и быстрота изготовленiя шара къ дѣйствiю.

Шьется шаръ изъ любой матерiи, которую можно не покрывать лакомъ. Сѣти нѣтъ,-ее замѣняютъ ленты матерiи или шнурки, вшиваемые въ оболочку. Клапана нѣтъ. Въ нижнiй придатокъ оболочки вшивается прочное деревянное или металлическое кольцо, къ которому вприкрѣпляется корзина. Дiаметръ кольца довольно великъ, около ¼ дiаметра шара. Матерiалъ для наполненiя шара нагрѣтымъ воздухомъ (дрова, лучше солома) всегда подъ рукою, возить его не нужно. [56]

Генераторомъ служить печь особаго устройства, которая вѣситъ много меньше существующихъ газодобывателей. Къ экватору шара пристегивается кольцеобразный парашютъ, который раскрывается самъ собою при паденiи шара и смягчаетъ ударъ о землю; парашютъ необходимъ, ибо выбрасыванiе баласта въ монгольфьерахъ не играетъ той роли, какъ въ шарльерахъ, и потому не применяется. Такъ какъ подъемная сила нагрѣтаго воздуха не велика, то приходится увеличивать объемъ шара; объемъ въ 3 т. куб. метровъ весьма обычный.

Для наполненiя монгольфьера вырывается въ землѣ круглая яма, дiаметромъ немного меньше дiаметра нижняго отверстiя шара; по бокамъ ямы ставится два столба; черезъ нихъ протягивается веревка, удерживающая за кольцо верхнюю часть шара, нижнее кольцо котораго кладется поверхъ ямы, а вся оболочка падаетъ кругомъ складками, образуя какъ бы гигантскую круглую палатку. Въ ямѣ поставлена печь, имеющая сверху железную сѣтку, препятствующую искрамъ разлетаться въ разныя стороны. Снаружи въ яму ведетъ выкопанный въ землѣ ходъ, черезъ который проходятъ люди для топки печи. Лучше всего топить соломой, которая быстро даетъ большое количество тепла. При началѣ топки, пока оболочка еще не расправилась, люди подпираютъ ее извнутри шестами съ тупыми концами. Температура воздуха въ наполненномъ монгольфьерѣ доходить до 70-80° Цельзiя. Когда шаръ достаточно наполнился, то его отпускаютъ выше, отводятъ немного въ сторону и подвязываютъ корзину съ печью по срединѣ или безъ печи, въ зависимости отъ того, предназначается ли монгольфьеръ для свободнаго полета или для привязныхъ подъемовъ.

Привязному монгольфьеру нельзя придавать печь, ибо колебанiя шара увеличиваютъ шансы зажечь монгольфьеръ. Поэтому надобно поднимать его на канатѣ безъ печи; въ теченiе 5-7 мин. шаръ можетъ держаться въ воздухѣ и затѣмъ отъ охлажденiя начнетъ самъ собою опускаться все скорѣе и скорѣе, но ударъ о землю будетъ все таки не силенъ, а при экваторiальномъ парашютѣ и совсѣмъ ничтоженъ. Затѣмъ, шаръ относятъ къ печи, снова подогрѣваютъ, и монгольфьеръ готовь къ новому подъему. Первоначальное нагрѣванiе шара лѣтомъ продолжается ½ ч.-1 ч., а подогрѣванiе минуть 5-10. Вслѣдствiе большаго объема, а следовательно, и большой парусности, привязной монгольфьеръ можетъ применяться только въ тихую погоду.

При свободномъ полетѣ берутъ запасъ соломы, подвешенной пучками кругомъ корзины; баласта не берется, а для смягченiя спуска усиливаютъ тонку печи; вообще маневрированiе въ вертикальномъ направленiи производится при помощи болѣе сильной или слабой топки печи.

До сихъ поръ свободные полеты па монгольфьерѣ довольно опасны, [57] такъ какъ большая часть существовавшихъ монгольфьеровъ въ конце концовъ сгорала.

Монгольфьеры прiобрѣтутъ большое значенiе, когда усовершенствуютъ топку (спиртъ, нефть) и получать возможность измерять температуру внутри шара, въ болѣе важныхъ его частяхъ, напр., въ верхушкѣ. Предлагаютъ для измѣренiя температуры помещать въ верхушкѣ шара приборъ, основанный на дѣйствi спирали, составленной изъ металловъ, имѣющихъ неодинаковый коэфицiентъ расширенiя; отъ прибора съ наружной стороны оболочки идутъ проводники къ помещающейся въ корзинѣ батарей и показателю. При увеличенiи или уменьшенiи температуры спираль прибора развертывается или свертывается, производить рядъ контактовъ, а показатель въ корзинѣ даетъ возможность следить за температурой.

Впрочемъ, все это находится въ перiодѣ проектовъ, и примѣненiе монгольфьеровъ въ военномъ воздухоплаванiи можетъ быть лишь крайне ограниченнымъ. Вотъ примѣръ весьма полезнаго употребленiя монгольфьера осаждающимъ. Если мы осаждаемъ какую нибудь крепость, то можемъ произвести наполненiе монгольфьера на какой нибудь одной сторонѣ крѣпости, откуда дуетъ вѣтеръ. Когда монгольфьеръ поднимется, онъ пронесется надъ крепостью и упадетъ сейчасъ за нею, значить въ расположенiи осаждающаго. При пролетѣ надъ крепостью, можно сделать превосходные фотографическiе снимки, сделать наблюденiя и получить важныя данныя для соображенiй начальниковъ. Совершая эти полеты постоянно, мы можемъ непрерывно собирать массу данныхъ.

Замѣтимъ, что монгольфьеръ съ однимъ воздухоплавателемъ можетъ и безъ печи держаться въ воздухѣ минутъ 15-25 (вѣдь онъ не поднимаетъ каната, какъ въ привязномъ), что при известной скорости вѣтра достаточно для пролета надъ крѣпостью. Понятно, что при этомъ опасность сжечь монгольфьеръ отсутствуетъ.

Замѣчанiе объ управляемыхъ летательныхъ снарядахъ

Мысль о произвольномъ движенiи въ воздухѣ по любому направленiю занимаетъ людей съ самаго перваго момента появленiя воздушныхъ шаровъ. Проектовъ появилось множество; большинство изъ нихъ представляло кричащiя нелепости, такъ что, наконецъ, парижская академiя наукъ поставила задачу изобрѣтенiя управляемаго летательнаго снаряда наравнѣ съ задачей о квадратурѣ круга и трисекцiи угла, а всѣ, занимавшiеся этимъ вопросомъ, были заподозрены въ умопомешательствѣ.

Не смотря на то, проекты сыпались дождемъ и до сихъ поръ [58] продолжаютъ появляться въ количествѣ просто угрожающемъ. Комиссiя по примѣненiю воздухоплаванiя къ военнымъ цѣлямъ, основанная русскимъ военнымъ вѣдомствомъ, начиная съ 1885 г. вынуждена была,разсмотрѣть несколько сотъ такихъ проектовъ и все отвергнуть. Право, жалко труда и времени этой комиссiи, израсходованныхъ на столь безплодное дѣло!

Однако, мы должны сказать, что въ послѣднiя 40 лѣтъ вопросъ сильно подвинулся впередъ, и многiя удачныя попытки показали, что разрѣшенiе его въ извѣстныхъ предѣлахъ возможно.

Въ 1852 г. Жиффаръ построилъ управляемый аэростатъ съ паровымъ двигателемъ; аэростатъ дѣйствовалъ успешно, но достигъ только скорости весьма ограниченной, всего 2-3 метровъ въ секунду. Въ 1855 г. Жиффаръ построилъ улучшенный двигатель, придалъ аэростату более удлиненную форму (1:7) и большiй объемъ (3.200 куб. метровъ), но опыты не удались.

Въ 1872 г. замечательный механикъ Дюпюи деЛомъ, строитель перваго броненосца, построилъ управляемый аэростатъ; двигателемъ машины должны были служить несколько человѣкъ атлетическаго тѣлосложенiя. Ему удалось достигнуть скорости только 2,6 метра въ секунду.

Въ томъ же году Генлейнъ примѣнилъ къ управляемому аэростату газовую машину и достигъ скорости 5,2 метра.

Въ 80хъ годахъ начинаютъ применять электрическiе двигатели. Тиссандье въ октябрѣ 1883 г, совершилъ полеты на своемъ небольшомъ (1.060 куб. метровъ) управляемомъ аэростатѣ съ динамомашиной и достигалъ скоростей 3-4 метра въ секунду.

Наконецъ, въ 1884 г. французскiе капитаны Ренаръ и Кребсъ построили военный аэростатъ съ особо изобретенной ими очень легкой и сильной батареей и достигли скорости 5,5-6,5 метровъ въ секунду. Изъ семи полетовъ имъ удалось 5 разъ вернуться въ мѣсто отправлешя аэростата. Подобный успѣхъ далъ право Эрве Манжану заявить въ парижской академiи наукъ, что 'задача постройки управляемыхъ аэростатовъ нынѣ практически разрешена, и самые упрямые скептики не могутъ въ этомъ болѣе сомневаться«.

Гастонъ Тиссандье говорить: 'Возможность воздухоплаванiя при помощи длинныхъ аэростатовъ съ винтомъ, движимыхъ электромоторами, безусловно доказана. Чтобы ввести воздухоплаванiе въ сферу практиi чески полезныхъ открыта необходимо строить воздушные корабли очень продолговатые и очень большой величины, которые поднимутъ очень сильныя машины«.

Совершенно соглашаясь съ замѣчанiями Манжана и Тиссандье, я [59] далекъ отъ того, чтобы представлять себѣ дѣло въ розовомъ свѣтѣ. Если опыта Ренара и Кребса были такъ успешны, то почему же французы не повторили постройку ихъ аэростата? Почему не снабдили этими чудными приборами свои крѣпости? Почему талантливый Ренаръ до сихъ поръ трудится надъ усовершенствованiемъ своего двигателя? Да дѣло въ томъ, что скорость, достигаемая его аэростатомъ, недостаточна: среднiй вѣтеръ оказывается значительнее, и потому деятельность управляемаго аэростата будетъ весьма ограничена. Она ограничивается еще болѣе тѣмъ, что Ренаръ и Кребсъ могли продолжать свои полеты не болѣе ¾ часа, а затѣмъ батарея переставала действовать.

И такъ, центръ тяжести вопроса лежитъ въ изобрѣтенiи сильнаго и легкаго двигателя{12}. Такимъ образомъ, изобретателю управляемаго аэростата при разсмотрѣнiи проекта прежде всего слѣуетъ предложить вопросъ: 'а какой у васъ двигатель«?

Конечно, техника будетъ трудиться надъ изобрѣтенiемъ подобнаго двигателя; она будетъ трудиться даже не въ цѣляхъ воздухоплаванiя, а для успѣховъ въ другихъ отрасляхъ промышленности; вовсе не думая о воздухоплаванiи, дастъ рядъ другихъ полезныхъ изобрѣтенiй и открытiй: дешевый способъ выработки алюминiя, его спайку, газонепроницаемый лакъ и нр. Когда все это будетъ сделано, то вопросъ произвольнаго летанiя разрешится самъ собою, техниками, не имеющими ничего общаго съ воздухоплаванiемъ. Воздухоплавателямъ придется только применить, приспособить для себя всѣ успехи промышленности. Когда же это будетъ? Конечно, определенно ответить на этотъ вопросъ никто не можетъ, но во всякомъ случай не такъ скоро, какъ инымъ, можетъ быть, хоѣлось бы. Хотя берегъ, такъ сказать, и виденъ, но всетаки надо положить срокъ лѣтъ въ 25.

Пока промышленность не достигла указанныхъ выше успѣховъ, попытки прожектеровъ будутъ тщетны: время, трудъ и деньги будутъ истрачены напрасно. И до сихъ поръ не мало жертвъ принесено заманчивой мечтѣ; опытъ прошедшаго долженъ бы сделать людей спокойнее и приостановить убыточныя фантазiи.

Что касается летательныхъ снарядовъ тяжелѣйшихъ воздуха (начиная отъ крыльевъ мифологическаго Икара и до остроумного аэроплана Можайскаго{13}, то и здѣсь мы прежде всего встречаемся съ необходимостью сильнаго и легкаго двигателя. Слѣдуетъ сказать, что опыты съ [60] аппаратами, тяжелейшими воздуха, до сихъ поръ не выходили изъ области моделей. Модели эти весьма коварны: при развитiи въ действительный аппаратъ онѣ теряютъ свое значенiе.

Остается упомянуть о направленiи полетовъ при помощи пользованiя теченiями воздуха въ различныхъ слояхъ атмосферы. Казалось бы, тщательное изученiе природы воздушнаго океана и усовершенствованiе маневрированiя шара въ вертикальномъ направленiи должно дать способы человеку къ произвольному направленiю своего полета. Однако, слѣдуетъ заметить, что различные слои атмосферы вовсе не заключаютъ въ себѣ самыхъ разнообразныхъ теченiй. Нельзя же, да простятъ мнѣ вульгарность выраженiя, представлять себѣ атмосферу въ видѣ какойто ржевской пастилы! Кромѣ того, маневрированiе въ вертикальномъ направленiи весьма не легко.

Изъ извѣстныхъ мн8 полетовъ, совершенныхъ въ Россiи, только разъ удалось воспользоваться различными теченiями воздуха. 5 октября 1889 г, въ 7 ч. 50 м. утра, я съ поручикомъ Бѣляевымъ поднялся изъ Петербурга на военномъ шарѣ 'Стрепетъ« (640 куб. метровъ), наполненнымъ водородомъ{14}. Двигаясь на востокъ, мы пересекли р. Неву на высотѣ 1.500 метровъ и заметили, что внизу дымъ изъ заводскихъ трубъ шелъ на югозападъ. Въ 10 ч. 45 ж. мы опустились, прошли черезъ облака и оказались на высотѣ 375 метровъ надъ землей близъ берега Ладожскаго озера, около Шлиссельбурга. Если бы мы продолжали летѣть верхнимъ слоемъ, то упали бы въ озеро; но тутъ шаръ измѣнилъ направленiе сначала на юговостокъ, а потомъ понесся на югозападъ, и въ 3 ч. 20 м, мы опустились верстахъ въ 18 за Гатчиной.

И такъ, по сiе время остается тщательно изучать направленiе господствующихъ вѣтровъ, умѣть по метерологическимъ давнымъ предсказывать направлеше вѣтра и обладать сильными шарами, чтобы даже при неблагопрiятномъ направленiи вѣтра можно было уйти отъ непрiятеля.

Замѣчанiе о фотографированiи съ воздушнаго шара

Фотографмрованiе съ воздушнаго шара въ последнее время сделало значительные успѣхи; снимать съ шара очень трудно, но, всетаки, теперь приспособились и дѣлаютъ весьма удовлетворительные снимки. Во время нашего свободнаго полета 31 августа 1890 года было сделано много хорошихъ снимковъ. Мы взяли камеру на цѣлую пластинку, и [61] она оказалась громадной; наиболее подходящи размеръ - это 13 ×18. Поворотливость камеры играетъ весьма большую роль. Если камера привинчена къ борту корзины и шаръ принялъ одно направленiе, то вы не можете повернуть камеру, чтобы сделать снимокъ назадъ. Объективъ надо брать такой, чтобы онъ покрывалъ всю пластинку до краевъ и притомъ съ самой большой дiафрагмой. Затворъ долженъ быть, на сколько возможно, быстрый и лучше центральный, какъ немогупцй засориться отъ высыпаемаго воздухоплавателемъ песку.

При полетѣ 31 августа 1890 г. скорость затвора могла быть доведена до 1/50 секунды, но желательна еще большая скорость, ибо перемѣщенiе шара по вертикальному и горизонтальному направленiямъ, вращенiе шара и колебанiя корзины отъ случайныхъ движенiй воздухоплавателей (хотя во время снимка и командуется 'смирно«)- всегда обнаруживаютъ вредное влiяние на резкость снимка.

Пластинки выбираются такiя, которыя не склонны къ вуали и даже лучше ихъ выбирать въ ущербъ быстротѣ ихъ дѣйствiя, такъ какъ туманность толстыхъ слое въ воздуха, въ особенности въ окрестностяхъ Петербурга, есть причина самой сильной вуали, злѣйшiй врагъ снимковъ съ воздушнаго шара.

Одинъ изъ снимковъ во время полета 31 августа 1890 г. сдѣланъ съ высоты 1½ верстъ и такъ успешно, что отчетливо вышли предметы въ разстоянiи верстъ 10 и болѣе; верки Шлиссельбургской крепости видны на снимки совершенно ясно, также каналы и даже барки на нихъ{16}. [63]

Заключенiе

Военное воздухоплаванiе въ началѣ породило черезчуръ большiя надежды; многiе полагаютъ, что средство это можетъ служить при всякихъ обстоятельствахъ, и кавалерiя теперь вовсе не нужна для развѣдокъ. Тѣмъ тяжелѣе разочарованiе, когда оказывается, что воздушные шары имѣютъ очень много недостатковъ, слабыхъ сторонъ, словомъ, представляютъ средство, какъ и всякiя другiя, применимое лишь въ свое время и на своемъ мѣстѣ.

Это обстоятельство нисколько не умаляетъ великого значенiя воздухоплаванiя на войнѣ.

Мы изобразили далеко еще не всѣ случаи примѣненiя воздушныхъ шаровъ; да, наконецъ, трудно предвидеть, какъ это средство распространится дальше и какiя примѣненiя его надлежитъ изобрести человѣческому уму въ будущемъ. Но и то, что мы знаемъ, достаточно для уясненiя, насколько это средство могущественно.

Изъ всего сказаннаго, для меня лично, представляется самымъ существеннымъ дѣйствiе привязного шара во время боя и притомъ именно во время современнаго боя.

Современное военное искусство внесло два весьма важныхъ новыхъ обстоятельства, а именно: обширность позицiй и многочисленность армiй, сражающихся на одномъ полѣ сраженiя. Весьма возможно, что теперь будетъ драться на одномъ полѣ сраженiя полумиллiонная, а можетъ быть и милiонная армiя. Если считать на каждый корпусъ отъ 3 до 5 верстъ и если въ армiи, положимъ, 5 корпусовъ, а выставлено въ боевую часть 3 корпуса, то вотъ уже позицiя протяженiемъ въ 15 верстъ.

Но, вѣдь, пять корпусовъ это всего 150.000, а постоянно говорятъ о миллiонныхъ армiяхъ. Двѣ 150 тысячныхъ армiи займутъ пространство въ 25-30 в. Какимъ образомъ управлять такими армiями? Донесенiя главнокомандующему доходятъ разновременнно; кромѣ того, они противоречивы и написаны подъ влiянiемъ субъективныхъ ощущенiй: одному все кажется пустякомъ, а другому малейшая опасность представляется угрожающею конечною гибелью. Главнокомандующему приходится разобраться среди самыхъ разнообразныхъ донесенiй. Управлять посредствомъ приказанiй онъ тоже теперь не можетъ. Разъ войска вступили въ бой, они вышли изъ его рукъ, у него нѣтъ такой силы, которая заставила бы войска идти въ другую сторону, не туда, куда они пошли.

Если это средство вырвано у него изъ рукъ, то остается еще одно, и притомъ весьма важное, для управленiя современнымъ боемъ - это [64] общiй резервъ. Когда бой получитъ свое надлежащее развитiе, главнокомандующiй долженъ наметить решительный пунктъ, на которомъ онъ произведетъ решительный ударъ. Но вѣдь надо угадать этотъ рѣшительный пунктъ! Надо угадать моментъ, когда произвести этотъ рѣшительный ударъ! Какое же для этого средство имѣется въ рукахъ главнокомандующаго? Чтобы изъ донесенiй представить себе настоящую обстановку, надо иметь генiй или такой талантъ, который по самымъ ничтожнымъ признакамъ возсоздалъ бы вполне обстановку.

Можетъ быть генiальный Наполеонъ справился бы съ этимъ дѣломъ; но мы не имѣемъ права разсчитывать на генiевъ, а должны предполагать людей со средними способностями. Читая военную исторiю, мы легко и часто весьма вѣрно критикуемъ рѣшенiя и действiя полководцевъ. Мы находимъ, что выбрать подходящее рѣшенiе было такъ легко и просто, потому что мы знаемъ положенiе обоихъ противниковъ, предъ нами открывается картина съ той и другой стороны; мы отчетливо представляемъ всю обстановку и картину боя, потому что собрали всѣ историческiя данныя. Не въ подобномъ ли положенiи окажется главнокомандующiй, когда онъ будетъ находиться въ корзинѣ привязного воздушнаго шара? Ему сразу представится вся картина боя; одновременно онъ увидитъ въ дѣйствiи и свои войска, и непрiятельскiя; ему легко оценить обстановку и выбрать решительный пунктъ, куда слѣдуетъ двинуть общiй резервъ, и решительный моментъ, когда надо его двинуть, чтобы нанести послѣднiй ударъ и одержать победу.

Другое важное обстоятельство при современномъ боѣ, это появленiе бездымнаго пороха, при которомъ маскировка оказывается еще сильнее, чѣмъ до сихъ поръ. Если до сихъ поръ войска применялись къ местности и скрывались за растительностью и другими местными предметами, старанiя всѣ клонились къ тому, чтобы внезапно подвести войска для нанесенiя рѣшительнаго удара, то теперь это еще легче сделать, потому что выстрелы не обнаруживаютъ расположенiя противниковъ. Но вотъ предательскiй шаръ поднимается надъ этими позицiями съ главнокомандующимъ и его начальникомъ штаба: никто отъ нихъ не можетъ скрыться, каждое орудiе, каждый батальонъ на виду! Ясно, какое могущественное средство имѣетъ главнокомандующiй въ шарѣ, чтобы наметить решительный пунктъ и бросить на него войска въ рѣшительную минуту.

Примечания