Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Примечания

{1} Декрет 22 апреля напечатан в Moniteur 23 числа того же месяца. Декрет же от 28 апреля не помещен в этом издании, но его можно прочесть в «Collection Generale des Decrets rendus par l’Ass-Nat»; avril 1791.
{2} Такая же система была принята во Франции сто лет назад Кольбером.
{3} Например, что каждый командир, уступивший в бою противнику, силы которого превосходят его силы менее, чем вдвое, подлежит смертной казни; а если командир командовал линейным кораблем, то он, под страхом такой же казни, обязывался не прекращать боя с каким бы то ни было противником, пока корабль его не будет потоплен. Та же участь ожидала всякого командира, который в эскадренном бою допустит прорыв через свою линию. Такого же характера был декрет о том, что противнику не должно давать пощады.
{4} Пиренейская война, столь блестящая во многих отношениях и увенчавшаяся успешным достижением цели, представляет некоторые аналогии с рассматриваемыми здесь не столь значительными по сравнению с ней экспедициями и может, пожалуй, показаться опровержением высказанных нами положений. Но необходимо заметить, что в некоторых, и именно самых существенных пунктах упомянутые аналогии не имеют места. Лиссабон - место высадки и операционная база британцев - лежит на территории их испытанных и давнишних союзников; экспедиция направлялась в страну, восставшую против чужеземного правительства; и, что всего важнее, положение Лиссабона и отдаленность от Франции обязывали последнюю, - в случае отделения ею против него значительных сил, как она сделала это в 1810 году,- обеспечить длинную и весьма чувствительную линию сообщения, тогда как британцы располагали открытым морем. Тулон в 1793 году представлял для последних мало выгод сравнительно с Лиссабоном в 1809 году, потому что первый лежит во Франции и дальше от Англии, чем второй. Читатели найдут некоторые замечания о Пиренейской войне в примечании к настоящей главе, в конце ее.
{5} Обсуждение диспозиции британского флота со стратегической точки зрения, в связи с Ирландской экспедицией 1796 г., см. в главе XI.
{6} Из тридцати линейных кораблей, стоявших в Тулоне, когда его заняли союзники, три или четыре были посланы в Рошфор без пушек, для доставления туда пленных французов, которых было неудобно оставлять при себе.
{7} Автор живо сознает, что эта политика, т. е. занятие гарнизонами нескольких сравнительно удаленных друг от друга портов кажется несогласной со здравым военным принципом сосредоточения сил, так же как и с тем, что сам он говорил в разных местах своего исследования о надлежащей диспозиции военных отрядов с целью обеспечения господства на море. Уместно поэтому пояснить здесь, что упомянутые принципы и диспозиции приложимы и целесообразны там, где флоты воюющих сторон так близки к равенству, что между ними возможна действительная борьба. В войне времен Французской революции это условие не имело места. Великобритании принадлежало неоспоримое господство в Вест-Индских водах и задача ее состояла не в поражении неприятельского флота, а в обеспечении своих торговых путей. Для достижения этой цели ей необходимо было рассеять, а не сосредоточить свои корабли, и устроить для них на этих путях надежные станции - убежища и продовольственные центры. Здесь можно провести аналогию с организацией полиции в городе: в спокойное время агенты последней рассеяны по городу для противодействия отдельным нарушителям порядка, когда же чернь собирается в толпу и угрожает спокойствию города, они также собираются в более или менее значительные отряды.
{8} Считая и тот линейный корабль, который присоединился к Вилларе от Нильи 19 мая.
{9} Один из его офицеров, лейтенант (впоследствии адмирал) Кодрингтон, отброшенный при откате орудия на подветренный борт, приподнявшись после падения на левой руке, едва мог держать голову выше воды.
{10} Говорят, что среди этой страшной сцены кровопролития и разрушения произошел следующий комичный случай. Носовым украшением «Брансуика», была поясная статуя герцога Брауншвейгского, со шляпой, декорированной галунами. Последняя была сбита неприятельским снарядом во время боя. Тогда корабельная команда послала на шканцы депутацию с просьбой, чтобы командир (Гарви) пожертвовал свою треугольную шляпу с галунами взамен сбитой. Командир добродушно изъявил на это свое согласие, и шляпа его, укрепленная столяром гвоздями на голове статуи, оставалась там до конца сражения.
{11} Официальный отчет о гибели «Венжера», составленный оставшимися в живых из его экипажа.
{12} Баррер произнес в Национальном конвенте следующую речь: «Представьте себе линейный корабль «Венжер», пробитый пушечными снарядами по всем направлениям и окруженный английскими «тиграми» и «леопардами»; экипаж его состоит из раненых и умирающих людей, сражающихся с волнами и артиллерийским огнем. Вдруг шум сражения, страх перед опасностью, болезненные стоны раненых смолкают. Все выходят или выносятся на палубу. Все флаги, все вымпелы поднимаются. Клики Vive la Republigue! Vive la Liberte et la France! раздаются со всех сторон. Это - скорее трогательная и полная воодушевления картина гражданского праздника, чем ужасный момент кораблекрушения. На минуту они должны были бы подумать о своей судьбе. Но нет, граждане, наши братья не думают более о ней. Они видят только англичан и свое отечество. Они предпочитают быть поглощенными волнами, чем обесчестить его сдачей. Они не колеблются ни минуты. Последние мольбы свои они возносят за свободу и республику. Они исчезают».
{13} Французские отчеты указывают, что он оставался до восьми часов вечера, причем в течение всего времени мог быть атакован. Англичане же, напротив, говорят, что весь французский флот скрылся из виду к четверти седьмого часа. Вопрос этот, однако, несущественный, так как несомненно, что Вилларе оставался на поле сражения некоторое время и не мог быть атакован, если бы оставался еще дольше.
{14} Подобные же сообщения о Хоу и Куртисе сделаны и адмиралом Кодрингтоном.
{15} В полдень 1 июня, по вахтенному журналу корабля «Куин Шарлотт», остров Уэссан был в расстоянии 429 миль от него, по направлению ON½O.
{16} Небрежность, с какой часто описываются морские сражения авторами общеисторических сочинений, можно видеть из нижеследующего отрывка, относящегося к рассмотренному нами сражению и принадлежащего перу одного из самых выдающихся писателей. «Лорд Хоу завоевал такой решительный успех тем, что применил к делу те же самые принципы, которые дали победу Фридриху при Лейдене, Наполеону при Аустерлице и Веллингтону при Саламанке, т. е. он направил подавляющие силы против половины сил противника и атаковал его линию в косвенном направлении, с наветра, для того, чтобы сделать невозможным для подветренных кораблей прийти на помощь атакованным. Этим способом он заставил одну половину неприятельского флота быть пассивным зрителем уничтожения другой... Если бы ему удалось прорвать линию во всех пунктах или если бы командиры кораблей его эскадры беспрекословно послушались его указаний и сражались бы затем все с подветра, то он привел бы двадцать линейных кораблей в Спитхэд». Непонятно, каким образом атака одной половины линии согласуется с прорывом той же линии во всех пунктах; но и принцип атаки лорда Хоу в сражении 1 июня указан автором в полном противоречии со всеми фактами, хотя Алисой имел перед собой тщательно составленный труд Джемса, на который часто ссылается. То же самое читаем мы в сочинении Жомини, «Guerre de la Revolution Francaise». Этот автор пишет только как исследователь военно-сухопутной войны и касается морских операций лишь случайно; и он, без сомнения, был введен в заблуждение теми скудными источниками, какие мог достать в то время, когда писал.
{17} Интересно, хотя, быть может, и не имеет значения почти полное совпадение в числе выбывших из строя на каждом из этих кораблей: «Роял Соверен» потерял пятьдесят четыре человека, «Куин» - пятьдесят четыре, и «Глори» - пятьдесят два.
{18} Брентон в своей морской истории Великобритании передает интересный факт о командире одного из кораблей, шедших с левой стороны от лорда Хоу. Факт этот одновременно и характеризует типичного офицера, и подтверждает наши замечания. Он был так занят сохранением своего места в строю по компасному пеленгу, что потерял из виду предназначенного ему противника и в дыму сражения так и не нашел его совсем.
{19} Много лет спустя адмирал Вилларе был губернатором Мартиники. Когда остров этот был взят британцами в 1809 году, он отправился в Англию в качестве пассажира, на корабле, которым командовал капитан Брентон. Этот офицер говорит в своей морской истории, со слов французского адмирала, что последнему приказал выйти в море Робеспьер, предупредивший его, что он ответит головой, если караван попадет в руки Хоу. Вот почему он избегал боя так долго и старался отвлечь лорда Хоу от пути следования каравана. Потеря кораблей, взятых британцами, была для него сравнительно не важным делом. «Пока ваш адмирал занимался починкой и приведением их в порядок, я спасал свой караван и спас свою голову».
{20} Пелью прибыл в Фальмут из крейсерства близ Бреста 20 декабря.
{21} «По эту сторону Гибралтара мы не можем достать другой мачты» (Nels. Disp., May 4, 1796).
{22} Нельсон говорит только о шести кораблях.
{23} По-итальянски Cornice - шоссейная дорога по Ривьере от Ниццы в Геную.
{24} Австрийские генералы правильно говорят, что их войска заняли берег вследствие настоятельного желания англичан, чтобы британский флот действовал совместно с ними; а между тем ни этого флота, ни адмирала они никогда не видели.
{25} Письмо из Адмиралтейства адмиралу Манну может представлять некоторый интерес, как образчик официальной корреспонденции того времени, а также и как выражение неодобрения, слишком глубокое, чтобы его можно было назвать простым выговором: «Сэр, я получил и сообщил лордам комиссионерам Адмиралтейства ваше письмо ко мне от 29 декабря с объяснением ваших действий и серьезных (нескольких?) случайностей, имевших место при прохождении вашем через Гибралтарский пролив с вверенной вам эскадрой; и я получил приказание от их лордств довести до вашего сведения, что они не могут не испытывать величайшего сожаления о том, что вы принуждены были возвратиться с эскадрой в Англию при данных вам приказаниях и при обстоятельствах, в какие вы были поставлены. Я имею также и повеление их лордств сообщить вам, что с этой или завтрашней почтой вам будет послано приказание спустить флаг и списаться на берег».
{26} Проект форсирования входа в Тэжу эскадрой из Бреста открыто обсуждался во Франции.
{27} Интересный случай произошел во время этой погони. В самом разгаре ее с фрегата Нельсона упал за борт матрос. Немедленно была спущена шлюпка, на которую успел сесть и лейтенант Гарди, но она не нашла упавшего; между тем неприятель подходил так близко, что было сомнительно, успеет ли британский фрегат дождаться ее возвращения. Однако Нельсон, всегда великодушный до безрассудства, обстенил марсель, сказав: «Клянусь Богом, я не хочу потерять Гарди», и шлюпка была поднята. Факт этот выигрывает в интересе, если припомнить, что Гарди, взятый в плен на одном из призовых судов, отбитых у Нельсона 20 декабря, только что был отпущен из Испании и что впоследствии, в качестве командира флагманского корабля при Трафальгаре, он был свидетелем падения и смерти Нельсона.
{28} Отличительный флаг, показывающий присутствие коммодора на корабле.
{29} Излюбленным проектом Директории, так же как и Наполеона, было соединение французского и испанского военных флотов под общим начальством, подобно тому, как это имело место несколько раз при Людовике XVI, во время Американской войны за независимость. На такое соединение рассчитывали и в Ирландской экспедиции в 1796 году, и на переход испанского флота из Картахены в Кадис, хотя и запоздавший для принятия участия в этой экспедиции, Директория смотрела как на шаг вперед к осуществлению упомянутого соединения. Попытка же такого соединения была одной из задач полного приключений выхода Брюи из Бреста в 1799 году, когда он действительно привел за собой в этот порт пятнадцать испанских кораблей - номинально союзников, но в действительности враждебных Франции. О соединении двух флотов при Трафальгаре читателям, конечно, хорошо известно. Позднее император старался составить сборный флот из менее значительных флотов континентальных государств, подобно тому, как он составил из разных народностей огромную армию, с которой совершал нашествие на Россию. Но здесь, как это бывает обыкновенно, однородная сила, центрально расположенная, восторжествовала над нестройной коалицей.
{30} Строгие требования линии баталии в бейдевинд обязывали флот в виду неприятеля к тактически необходимому исправлению строя при каждой значительной перемене ветра - эволюция, трудность которой возрастала пропорционально числу кораблей, а при недостаточной практике в эскадренном маневрировании - быстрее даже, чем в геометрической прогрессии.
{31} Джемс говорит, что эти шесть кораблей привели сначала к ветру на правом галсе, взяв одинаковый курс с британцами, «как бы намереваясь выбраться на ветер всему британскому флоту». Лучший ход испанских кораблей и способность их, при хорошем управлении, держаться круче к ветру сравнительно с британскими, могли дать им возможность серьезно помешать атаке британцев; но из всего поведения испанцев в этот день является вероятным, что это движение их, если оно и было исполнено, составляло лишь одно из колебаний людей, не знающих, на что решиться.
{32} «Когда «Принс Джордж» повернул на другой галс, два трехдечных корабля (испанского подветренного отряда) повернули за нами, что готовы были сделать также и другие корабли неприятельского арьергарда; но главнокомандующий (нашего) центра и арьергарда, следуя близко, прикрыл пас от их нападения на арьергард шедших со мною кораблей и заставил их повернуть на прежний курс и удачно разделил флот противника». (Рассказ сэра Вильяма Паркера о действиях британского авангарда). Слог храброго адмирала несколько запутан, но мысль его становится достаточно ясной после шестикратного прочтения его строк. Его нельзя смешивать с весьма замечательным офицером, носившим то же имя, но принадлежавшим к следующему поколению. Как Паркер, так и Нельсон называют главный испанский отряд авангардом. В действительности же, когда «Каллоден» стал между ним и подветренным отрядом, то они были так близки между собой, оба на левом галсе, что весь испанский флот казался шедшим в одну линию, хотя беспорядочную и плохо связанную.
{33} Consols - процентные бумаги долгосрочных правительственных займов.
{34} «Прибыв в Венецию, коммодор, вы, в сопровождении начальника наших сухопутных сил там и французского посланника, явитесь к временному правительству. Вы ему скажете, что согласие в принципах, существующее между Французской и Венецианской республиками, и покровительство, которое мы им оказываем, требуют быстрого снаряжения флота для помощи нам в обеспечении господства на Адриатическом море и его островах; скажете, что для этой цели я и послал войска в Корфу для удержания его за Венецианской республикой и что отныне ей необходимо деятельно работать над приведением своего флота в хорошее состояние». «Под этим предлогом вы приберете все к своим рукам, проповедуя постоянно на словах единство обеих республик и всегда называя ее флот венецианским флотом... Я намереваюсь захватить для (Французской) республики все венецианские корабли и всевозможные припасы для Тулона». Письмо к коммодору Перре, 13 июня 1797.
{35} Такой сдержанный человек, как Колингвуд, писал (28 января 1798 года): «Вопрос не только в том, кто останется победителем... Но сохраним ли мы еще самостоятельность; суждено ли еще Великобритании числиться впредь в списке европейских держав».
{36} В Бресте вооружаются только десять линейных кораблей, которые не имеют команд и находятся далеко еще не в таком состоянии, чтобы держаться в море. Экспедиция против Англии, по-видимому, невозможна до будущего года. В английской эскадре Канала в это время числилось сорок семь кораблей, не считая шестнадцати, находившихся в Немецком море.
{37} Мормон приписывает близость курса Бонапарта к Кандии желанию дать защиту под берегом острова многочисленным судам прибрежного плавания, бывшим в его караване.
{38} Бонапарт во время своих приготовлений особенно заботился о том, чтобы иметь достаточно мелких судов. «При эскадре необходимо иметь возможно большее число корветов и посыльных судов. Разошлите по всем портам приказания всем таким судам присоединиться к флоту».
{39} Это сведение основано на карте, заимствованной из Commentaires de Napoleon. В ней, в пометке о позиции британцев на 22 июня, при приближении Нельсона к Александрии, очевидно, вкралась ошибка; но местонахождение их, помеченное 25-м числом, кажется вероятным. Джемс сообщает, что в ночь на 22 июня флоты шли взаимно пересекавшимися курсами; но так как между моментами прохождения их через точку пересечения прошел значительный промежуток времени, то они не заметили друг друга - тем более что погода тогда была постоянно пасмурная.
{40} На карте старого порта Александрия, составленной в 1802 году майором Брюсье, корпуса королевских инженеров, который был прикомандирован к экспедиции Аберкромби, показано, что по всему среднему фарватеру глубина не менее пяти сажень. В приложенном к карте описании говорится, что большие корабли могут выйти из порта, только когда погода благоприятствует завозу верпов. Последнее обстоятельство послужило для Брюэса главным возражением против входа туда, и это имело основание; но другое решение, в результате которого французский флот подвергся поражению, было еще хуже.
{41} Шпринг - канат, идущий с кормы судна и прикрепленный затем к канату того якоря, на котором оно стоит, или к другому якорю, брошенному в надлежащем положении относительно корабля. Укорачивая или удлиняя шпринг, можно поставить корабль бортом к желаемому направлению.
{42} Письмо де Грасса к Кергэлену 8 января 1783 года. Худ «расположил свои суда в тесно сомкнутом строе (tres serres), так что между ними и берегом невозможно было пройти, как я хотел».
{43} Это довольно оригинальный пример следования правилу, без отчетливого понимания сущности его. Арьергард колонны парусных судов на ходу составляет слабейшую ее часть, потому что авангарду труднее помочь ему в случае нужды; но в колонне парусных судов, стоящих на якоре носом к ветру, наветренные суда находятся в несравненно более опасном положении, так как подветренные могут подойти к ним только с большим трудом.
{44} Для линейных кораблей необходима была глубина почти в пять сажень при тихой воде, а в случае волнения - более.
{45} До середины настоящего столетия в британском флоте употреблялись три флага одинакового рисунка, но на полях разного цвета, а именно - красного, белого и синего. Адмиралы разделялись также на три класса; принадлежавшие к первому из них поднимали на судах своей эскадры красный флаг, а адмиралы второго и третьего классов поднимали соответственно белый и синий флаги. Так как Нельсон был в это время контр-адмиралом синей эскадры, то его суда должны были собственно носить синий флаг, почти невидимый ночью.
{46} Два спасшихся корабля были захвачены эскадрой лорда Нельсона ранее июля 1800 г., когда он передал командование Средиземноморской эскадрой своему преемнику.
{47} Хорошие артиллеристы, наверно, изменили бы исход этих кровавых драм, так как они в первом же акте разгромили бы английский флот. «Если бы Нельсон атаковал американский флот таким способом, как он атаковал французский в Абукире, то он имел бы достаточные причины раскаиваться в смелости своего опыта» (Купер; предисловие к сочинению «Два адмирала»).
{48} Отряд состоял из флагманского судна «Вэнгард», не имевшего настоящих мачт, которые он потерял при входе в Средиземное море, корабля «Каллоден», который во время битвы жестоко колотился об Абукирский риф в течение семи часов, и корабля «Александр», рангоут и корпус которого были в очень плохом состоянии.
{49} Из всех препятствий, могущих служить для защиты границ государства, такая пустыня, как Суэцская, бесспорно - самое большое. Легко себе представить, что форт в Эль-Арише, дающий неприятелю возможность пользоваться колодцами оазиса и отдохнуть под пальмовыми деревьями, имел очень большое значение.
{50} Интересно заметить, что из этой корреспонденции Бонапарт, по видимому, первый раз узнал о слове «conscript» в приложении к системе, которою он столь ненасытно пользовался впоследствии.
{51} Абукирский рейд небезопасен зимой; летом же может служить убежищем для эскадры. Во время экспедиции Аберкромби в 1801 году «все лоцмана, знакомые с египетским побережьем, заявили, что предпринятие высадки до равноденствия было бы сумасшествием». Флот тогда оставался в Абукирской бухте от 2 до 8 марта, пока можно было сделать высадку.
{52} Полезно привести здесь мнение о нем одного французского офицера. «Хотя каждый знает, что за человек сэр Сидней Смит, я все-таки скажу о нем несколько слов. В нем уживается вместе с рыцарством какое-то шарлатанство. Он человек умный, но недалек от ненормального состояния. Обладая способностями военачальника, он хотел увенчать себя лаврами, часто подвергаясь нелепому риску, без всякой цели, кроме лишь той, чтобы о нем говорили. Все смеются над ним, чего он и заслуживает, так как, несмотря на свою оригинальность, он в конце концов надоедлив».
{53} Смит бежал из Парижа 25 апреля; Бонапарт уехал из Парижа 2 мая; Нельсон отплыл из Кадиса 2 мая - весьма оригинальное совпадение трех серьезных по последствиям фактов.
{54} «Осада Акры длилась шестьдесят два дня и разделялась на два периода. Первый продолжался с 19 марта до 25 апреля, т. е. тридцать шесть дней, в течение которых артиллерия состояла из двух карронад, 32- и 24-фунтовых, снятых с английских шлюпок, и тридцати шести полевых орудий. Второй период тянулся с 25 апреля по 21 мая, т. е. двадцать шесть дней. В течение его артиллерия увеличилась двумя 24-фунтовыми и четырьмя 18-фунтовыми орудиями».
{55} Следует заметить, что Перро несколько времени спустя после окончания осады сделал попытку выгрузить боевые припасы за горой Кармель, но был открыт и вынужден бежать. Бонапарт, вероятно, смешал два факта. Его собственная корреспонденция противоречит факту выгрузки поблизости от Акры. Орудия были свезены на берег в Яффе, а оттуда уже сухим путем (волоком) были доставлены в Акру.
{56} Его адъютант Мор писал: «Адмирал Брюи, которому приходилось рассчитывать скорее на преданность командиров своему долгу, чем на правильность и точность маневрирования, перед отплытием позаботился о том, чтобы изложить им обязанности командира при всевозможных обстоятельствах, тщательно избегая, однако, при этом специального обращения к кому-либо в отдельности, чтобы не оскорбить чьего-либо самолюбия. Эта мудрая предосторожность все-таки не предотвратила новых ошибок, последствия которых могли бы оказаться гораздо более тяжелыми, если бы нам при встрече с неприятелем пришлось маневрировать, - для избежания ли боя или для того, чтобы принудить к нему противника».
{57} Два месяца спустя лорд Кейт, сменивший Сент-Винсента в командовании средиземноморскими силами Великобритании, писал Нельсону: «Если Менорку оставить без поддержки кораблей, то она падет».
{58} На кораблях Брюи было не более тысячного отряда солдат, так как давление второй коалиции на сухопутные границы требовало для защиты их сосредоточения всех сил, какие только можно было двинуть туда; но на них в общей сложности было двадцать четыре тысячи матросов и артиллеристов - сила, сама по себе способная совершить многое. Репутация адмирала привлекала под его флаг многочисленный состав офицеров и матросов.
{59} «Рейд Порт-Маона весьма тесен, и выход оттуда очень труден». «Судам лучше держаться у Порт-Маона под парусами, чем стоять на рейде».
{60} По другим достоверным источникам, это было 8-го числа. Согласовать эти показания можно допущением, что Брюи заходил в Геную только с частью флота, причем главные силы его оставались в это время на якоре в бухте Вадо. В таком случае он мог выйти из Генуи 6-го числа, а из Вадо - 8-го.
{61} «Мы избежали встречи с неприятелем, держась весьма близко, под прикрытием тумана, к берегам Пьемонта и Прованса» (журнал капитана Мора, адъютанта Брюи).
{62} «При прохождении мимо Тулона мы узнали о досадных авариях в испанском флоте и направились на соединение с ним в Картахену» (там же).
{63} Британский флот был усмотрен близ Сен-Тропеза и обстреливался с береговых батарей близ Антиба 6 июня.
{64} Этот восточный ветер, кажется, не принимался в соображение критиками действий лорда Кейта.
{65} Пеленг мыса Мелле 8-го числа был NNO, при расстоянии девяносто миль.
{66} Биограф лорда Кейта говорит, что он решился «зайти на Менорку по пути в Розас», что было, конечно, отступлением от прямого приказания Сент-Винсента, но не выходило, однако же, из пределов полномочий офицера в положении Кейта. Зайти на Менорку по пути в Розас от места нахождения его 8-го числа значило пройти 200 миль до нее и еще 150 до бухты Розас, тогда как в момент принятия решения, приведшего к неудаче все крейсерство, Кейт быль только на несколько миль далее от Менорки, чем от бухты Розас, до которой не было и двухсот миль.
{67} В течение этого времени и была захвачена эскадра Перре.
{68} Мятежники, принадлежавшие экипажу одного из судов отряда, а именно «Импетьюэкс», были преданы суду в Порт-Маоне 19 и 20 июня.
{69} Десять или двенадцать британских и четыре или пять португальских; первые отличались исключительно образцовым порядком.
{70} К этому следует прибавить, что при господствовавших тогда ветрах и волнении переход от Мальты до Тулона требовал гораздо более времени, чем от Тулона до Мальты. На это Нельсон часто и горячо сетовал в последующую войну, когда был главнокомандующим британских сил под Тулоном. Мальта, имеющая свое значение, говорил он, как чрезвычайно важный аванпост на пути в Индию и в деле приобретения влияния в Леванте, не имеет значения в операциях против Тулона.
{71} Это ясно видно из письма его к Нельсону от 6 июня. Неудача Кейта обыкновенно приписывается письменным приказаниям Сент-Винсента, полученным 8 июня; между тем, как упомянутое письмо показывает, он решился вернуться на Менорку двумя днями ранее их получения.
{72} В Комментариях Наполеона это письмо помечено 26-м сентября 1799 г., т. е. только месяцем позже дня отплытия Бонапарта.
{73} В то же самое время он потребовал одежду на двойное число людей против того, какое в действительности находилось с ним в Египте, уведомив распоряжавшихся этим делом чиновников, что поступает так для введения в заблуждение Европы относительно силы его армии. Это обстоятельство имело потом существенное влияние на те обвинения, какие он возводил на Клебера, преувеличивая его слабость.
{74} К этому можно прибавить, что уполномоченные собрались сначала на корабле лорда Смита.
{75} «Я говорил вчера вечером, в театре, с генералом Кильменом (начальником отряда, назначенного для посылки в Ирландию). Он сообщил мне, что... Брестское адмиралтейство пусто и что запасы, имеющиеся в других портах, не могут быть пересланы туда вследствие превосходства морских сил противника, поддерживающего повсюду действительную блокаду». В 1801 году «в Брестском порту был недостаток провизии. Вследствие трудности провести туда караван судов первый консул решил разделить находившийся там флот на части и одну из них послать в Рошфор... Испанскому адмиралу (пришедшему туда с Брюи в 1799 году) было предложено конвоировать этот отряд. При этом для снабжения конвойных кораблей ему пришлось брать необходимые предметы с других судов эскадры; что же касается провизии, то он мог получить только семнадцатидневный запас ее. Противные ветры и постоянное присутствие неприятеля помешали отплытию этих судов». По той же самой причине не состоялась и союзная экспедиция на мыс Доброй Надежды. «Голландские порты были блокированы не менее строго, чем и берега Франции». «В Бресте перебивались со дня на день. Вилларе Жуаезу было приказано выйти в море с десятью французскими и десятью испанскими кораблями для оказания поддержки караванам судов при их входе. Он, однако же, не пошел и получил другое назначение».
{76} Между Уэссаном и рифами существует узкий проход, пригодный и для линейных кораблей, но проходом этим, промеренным при лорде Сент-Винсенте, можно было пользоваться лишь при помощи лоцманов, и он составлял таким образом скорее удобство, чем существенную местную особенность.
{77} В Английском Канале и у соседней с ним части западных берегов Европы ветры, дующие между SW и NW, господствуют в течение трех четвертей всего числа дней в году и отличаются часто своей чрезвычайной силой.
{78} Питт в последние годы своей жизни живо сознавал выгоды положения Фальмута. С этим взглядом стоит, вероятно, в связи следующее известие, помещенное в кратковременное вторичное правление Питта в одном из тогдашних журналов: «В настоящее время (февраль 1805 года) решено, чтобы флот Канала собирался впредь в Фальмуте, где и должны быть немедленно же устроены стоянки для пятнадцати линейных кораблей». Взгляд этот разделялся, по-видимому, и лордом Эксмутом. Хотя Фальмут и прекрасно подходил по своему положению для рандеву, но, с другой стороны, суда, искавшие убежища в Торбее могли идти туда на три румба полнее - выгода, хорошо понятная морякам.
{79} «Мы прекрасно знаем, что при ветре южнее SO ни один линейный корабль не может выйти из Бреста». - Письмо Сент-Винсента.
{80} При выполнении этого смелого предприятия Пелью помогло несколько то обстоятельство, что его фрегат был захвачен у французов и поэтому легко мог быть принят за одно из судов экспедиции. Он держался близко, часто на половинном расстоянии пушечного выстрела от головного корабля.
{81} Большая часть команды «Ситизан» была спасена.
{82} «Туман так густ, что мы не можем видеть и на расстоянии длины корабля; туман стоял весь день». «Состояние погоды не дозволяло адмиралу Кольпойсу держать свой флот в пределах наблюдения, и в воздухе висела такая мгла, что приходилось все время делать туманные сигналы выстрелами из пушек».
{83} 16 февраля 1797 года Буве был без суда разжалован Директорией и вернулся во флот, уже во время Консульства. По суждению капитана Шевалье, «он слишком рано отчаялся в успехе экспедиции... и забыл, что он был обязан руководиться только великими интересами, случайно ему вверенными».
{84} По Шевалье. По Джемсу, захвачено было семь судов.
{85} Вольф Тон утверждает, что на судах экспедиции находилось 41160 мушкетов.
{86} Из пятнадцати кораблей четыре имели по девяносто восьми и более пушек.
{87} Современные суда, по своей гораздо большей сложности, значительно больше подвержены авариям, чем суда Сент-Винсента; поэтому неприложение таких же стараний, какие прилагал он к тому, чтобы дать им возможность чиниться своими средствами, будет оказывать теперь еще худшее влияние на боевую силу флота, чем в его время. Ни в каком другом отношении, пожалуй, заботливость администрации не может столь сильно влиять на готовность флота, как именно в этом.
{88} Приблизительно в десяти милях от входа в Брест.
{89} Шевалье писал: «У нас не было в Бресте (в 1800 году) ни провизии, ни материалов. Франко-испанский флот, находившийся там, имел значение только по своей численности».
{90} Англия присоединилась к русско-турецкому союзу 25 декабря 1798 г., Королевство Обеих Сицилии - в начале 1799т.
{91} См., напр., письмо его к леди Гамильтон от 3 октября 1798 года, являющееся лишь одним из многих подобных же заявлений в его корреспонденции.
{92} В совершенно открытой стране, не представляющей никаких естественных преград, бывает мало или же и вовсе не бывает таких стратегических пунктов, которые, находясь в центре позиций и будучи заняты слабейшей стороной, облегчали бы ее действия против разрозненных неприятельских сил. Наоборот, в сильнопересеченной стране, подобной Швейцарии, важные стратегические пункты, как то: проходы, вершины долин, мосты и пр., бывают так многочисленны, что приходится оставлять ’некоторые из них незанятыми, так как в противном случае обороняющиеся, разбросав свои силы, лишились бы тех выгод, которые обыкновенно приносит с собою сосредоточение в одном иди двух командующих центрах.
{93} Говорят, что старый фельдмаршал, получив эти приказания, воскликнул: «Вот как губят армии».
{94} Как раз в это самое время Нельсон послал в Генуэзский залив отряд судов, который должен был оказывать содействие Суворову.
{95} Интересное указание на небезопасность езды по большим дорогам в ту эпоху дает распоряжение, сделанное Бонапартом через год после того, как он стал Первым консулом (7 января 1801 года), чтобы ни один дилижанс, поддерживающий правильное сообщение, не был отправляем без капрала и четырех солдат, вооруженных мушкетами и снабженных двадцатью патронами; в ночное же время должны были еще сверх того назначаться в конвой два конных жандарма. При перевозке монет на сумму свыше 50 000 франков жандармский конвой должен был как днем так и ночью, состоять из четырех человек.
{96} Речь, произнесенная 18 февраля 1801 года.
{97} «Ясно усматривая, - говорит Тьер, панегирист Бонапарта, - что Мальта не могла держаться долго».
{98} Упования, которые Бонапарт возлагал на совокупную численность балтийских флотов, интересно сопоставить с мнением о них специалиста - Нельсона, высказанным в то время, когда он готовился вступить с ними в борьбу. «На военном совете (31 марта 1801 года) некоторыми из членов были сделаны известные возражения, относившиеся до каждой из трех держав, с которыми нам предстояло, последовательно или сразу, иметь дело в тех морях. Грозное значение придавалось в особенности численности русских. Лорд Нельсон ходил по каюте, огорчаясь всем, что отзывалось страхом или нерешительностью. Когда приведенное выше замечание было сделано относительно шведов, он резко заметил: «Чем больше их, тем лучше», и когда то же было сказано про русских, он несколько раз повторил: «Тем лучше, я желал бы, чтобы их было вдвое больше - тем легче, уверяю вас, достанется победа». Он намекал этим, как было впоследствии объяснено им частным образом, на полное незнакомство северных флотов с тактикой. Джемс, отличавшийся тщательностью своих исследований, определяет совокупную численность русского, шведского и датского флотов в Балтийском море в пятьдесят два вымпела, из числа которых были годны для службы не больше сорока одного; некоторые же другие писатели насчитывают восемьдесят восемь судов. «Только при исключительно благоприятном стечении обстоятельств, - прибавляет он, - из числа сорока одного судна могло бы быть собрано в том же месте двадцать пять; а против этих двадцати пяти, принадлежавших притом же трем различным нациям, бывшим совершенными новичками в морской тактике, было больше чем достаточно восемнадцати английских судов, а с Нельсоном в качестве начальника - и пятнадцати» (Nav. list., vol. Ill, p. 43; ed. 1878).
{99} Письмо к Талейрану от 27 января 1801 года.
{100} Когда этот труд уже печатался, автору посчастливилось найти в жизнеописании покойного знаменитого адмирала сэра Вильяма Паркера анекдот о Нельсоне, который в смысле выражения воинских идей этого великого флотоводца стоит дюжины рассказов о его «идите прямо на них», которые циркулируют, как характеристика его доктрин. В октябре 1804 года производились частые рекогносцировки Тулона, и фрегатам «Феб» и «Амазон» приказано было крейсировать соединенно. Прежде чем отпустить их, лорд Нельсон дал командирам их, Капелю и Паркеру, несколько инструкций на случай, если им пришлось бы атаковать два французских фрегата, которые тогда чаще других выходили из порта. Главная инструкция состояла в том, что никто из них не должен нападать на противника один, но что «оба должны стараться атаковать один фрегат вместе и в случае удачи гнаться за другим; тогда, «если вы не возьмете второго, то все-таки вы уже одержали победу, и ваше отечество приобретет один фрегат». Затем, полусмеясь, полусерьезно, он сказал командирам, добродушно прощаясь с ними: «Смею думать, что вы считаете себя славными ребятами, и что когда вы уйдете от меня, то не сделаете ничего такого, что было бы похоже на сказанное вам мною; вы ведь считаете себя умнее меня!».
{101} Датские суда стояли, ошвартовавшись, носами к югу.
{102} Если бы у Нельсона при посылке флага была задняя мысль, то он не признался бы в ней,- ни тогда, ни после, ни другу, ни недругу. «Многие из моих друзей, - писал он месяц спустя после сражения, - думали, что этот шаг не может быть оправдан и представляет военную хитрость. Очень немногие приписывают его тому, что я в действительности чувствовал и что я, Бог даст, сохраню до последнего момента, - т. е. человеколюбию». Затем он распространяется о положении дела и говорит, что раненые датчане на призах получили половину выстрелов, сделанных с береговых батарей. (Nelson’s Disp., vol. IV, p. 33).
{103} «Разрушением Копенгагена мы сделали бы худшее, что могли, и мало подвинулись бы к цели подружиться с датчанами».
{104} Второе эмбарго было наложено 7 ноября 1800 года, с единственной целью вынудить уступку Мальты России. Оно предшествовало шестью неделями декларации о Вооруженном нейтралитете, согласно которой другие державы, под предлогом защиты нейтральных прав, согласились вооружиться. Эти державы уверяли Великобританию в том, что упомянутое эмбарго было вызвано притязаниями царя на Мальту, и что потому они не принимали в нем никакого участия и, следовательно, не должны подвергаться со стороны Великобритании мщению. При этом, однако, они игнорировали факт, что избрали именно этот момент для оказания России поддержки.
{105} О важных последствиях этого соглашения, которое было сделано как придаточная и объяснительная декларация к главной конвенции, см. ниже, глава XVI. Этот вопрос касался операций, в которых Россия, как не занимавшаяся транспортным делом, не была заинтересована.
{106} О подробностях относительно видов Наполеона на стоявшую в Бресте эскадру, в которой был тогда большой отряд испанских судов, приведенных адмиралом Брюи в предшествовавшем августе, см. Corr. deNap., vol. VI, 181,186.
{107} Осеннего.
{108} Выгода близкого наблюдения за портом видна также и из тех затруднений, с которыми встретились французы после прорыва. В рассматриваемом случае семь линейных кораблей были отделены от эскадры Канала в погоню за Гантомом, но «вследствие неимения точных известий» они были посланы в Вест-Индию вместо Средиземного моря. Последнее находилось под надежным контролем эскадры Кейта из семи линейных кораблей и пяти кораблей Уоррена перед Кадисом, к которым у Менорки присоединились еще два.
{109} В вышеизложенном автор старался передать только в сжатом очерке быструю последовательность событий и инструкции, явившиеся плодом напряженной мыслительной деятельности Бонапарта, старавшегося подготовиться к различным ситуациям, в которых мог оказаться. Желающих изучить этот предмет подробно отсылаем к его переписке: vol.. VI, pp. 719, 729, 745; vol, VII, pp. 4, 24 - 26, 69 - 73, 125, 144, 164, 197, 198.
{110} Корабль «Сен-Антуан» - один из тех, которые были уступлены Франции Испанией.
{111} Трактат был подписан 6 июня и ратифицирован 16 июня. Бонапарт получил копию с него 16 июня.
{112} Император Павел особенно настаивал на сохранении независимости Неаполя и на возвращении Пьемонта королю Сардинии. 12 апреля Первый консул услыхал о смерти Павла и сейчас же отдал приказ, делавший Пьемонт военной областью Франции. Приказ этот-был намеренно помечен задним числом - 2 апреля (Corr. de Nap., vol. VII, p. 147). Талейрану было сообщено, что это первый, хотя пока еще совсем пробный шаг к слиянию страны с Францией. На случай возражения со стороны прусского посланника последнему следовало ответить, что Франция не обсуждает дел Италии с королем Пруссии (Idid., p. 153). Императору Александру было вежливо сообщено, что Франция считает интерес, который питал Павел к итальянским принцам, чисто личным, а не политическим (Idid., p. 153). Русский посланник, однако, месяц спустя надменно напомнил Талейрану, что его миссия обусловлена желанием царя, чтобы «короли Сардинии и Обеих Сицилии опять получили провинции, которыми владели до вторжения французских войск в Италию» (Ann. Reg., 1801; State papers, pp. 350 - 342). Лигурия была также сделана военной областью Франции по указу, помеченному 18 апреля.
{113} Хотя и отказав Великобритании в уступке Тринидада в своих инструкциях французскому уполномоченному, он тем не менее уведомил последнего, что в случае необходимости упомянутая уступка может быть сделана (Corr. deNap., voll VII, pp. 255 - 258).
{114} Спич Питта, 3 ноября 1801 года.
{115} «Малейшее промедление при таких обстоятельствах весьма предосудительно и может иметь великие последствия для наших эскадр и военно-морских экспедиций». Corr. de Nap,, Mar. 11, 1892.
{116} Экспедиция в Сан-Доминго стоит уже двадцати пяти тысяч французских солдат.
{117} Британский посланник в Париже пришел к тому же самому заключению по ознакомлении с инструкциями, посланными Талейраном французскому посланнику в Лондоне. «Из этого документа ясно, что французское правительство не желает более доводить дело до крайностей, т. е., иначе сказать, оно не приготовлено к этому». Посланник Соединенных Штатов в Париже писал также 24 марта: «В этом документе видно горячее и искреннее желание избежать войны как со стороны правительства, так и со стороны народа.
{118} Достойно замечания, что эти инструкции были изданы в тот самый день, как в Париж было получено известие о сообщении английского короля парламенту, 8 марта, что «вследствие военных приготовлений в портах Франции и Голландии он принял соответствующие добавочные меры предосторожности». Два дня спустя была созвана милиция.
{119} В случае войны британское правительство предполагало послать экспедицию для занятия Нового Орлеана, как оно сделало впоследствии в 1814 году.
{120} «Голландия, - говорит Тьер, - желала бы остаться нейтральной, но Первый консул принял решение, справедливость которого нельзя отрицать, сделать каждую морскую державу своей помощницей в нашей борьбе против Великобритании». (Cons, el Emp., livre XVII, p. 383).
{121} См. Cobbelt’s Reg., V, pp. 442, 443, где приведены весьма меткие замечания о нападках Питта, написанные самим Кобботом.
{122} «В лучшем случае это только догадка, - говорит он сам, - а свет приписывает мудрость тому, кто догадывается верно». (Nels. Disp., vol. VI, p. 193).
{123} Часть острова, находившаяся прежде во владении испанцев, тогда все еще была в руках французов.
{124} О действиях Бонапарта по отношению к Испании см. два письма его к Тайлерану, авг. 14 и 16, 1803 т.; Corr. deNap., vol. VIII, pp. 680- 586.
{125} Подписана 19 октября 1803 г. (Combate Naval de Trafalgar, by D. Jose de Couto, p. 79).
{126} Описание выгод для французских приватиров пользования испанскими портами изложено с интересными подробностями в Naval Chronicle, vol. XIII, p. 76.
{127} Nels. Disp., vol. VI, p. 240. Это письмо не было послано, так как Нельсон получил скоро приказания от Адмиралтейства.
{128} Когда эти строки были уже написаны, автор прочел мнение Нельсона об этом предмете: «Если бы они не потерпели аварии, то ничто не помешало бы нам встретиться в январе 21-го числа близ южной оконечности Сардинии». (Dispatches, vol. VI, p. 354).
{129} О мнении Вильнева см. Chevalier, Hist, de la Mar. Fran, sous 1’Empire, p. 134; о мнении Нельсона см. Nels. Disp., vol. VI, pp. 334,339
{130} Letter to Pitt by Robert Francis; Castlereagh’s Memoirs, vol. V, p. 444. Все письмо - в высшей степени внушительное, если не сказать пророческое. По внутренним признакам весьма вероятно, что автор этих писем, подписавшийся именем Robert Francis, был Robert Fulton, хотя о том и не упоминается ни в одной из его биографий.
{131} Вышеприведенные сведения заимствованы главным образом из «Naval Chronicle», April 16, 1805, vol. XIII, pp. 366 - 367, по проверке и дополнении их по Дакемсу и другим источникам.
{132} Пункт этот был назначен в инструкциях, Corr. de Nap, vol. X, p. 282. Позднее Наполеон говорит о randezvous у Зеленого мыса (Corr. de Nap., vol. XI, p. 60). Странное недоразумение в таких серьезных инструкциях.
{133} См. выше, стр. 205. Миссиесси отплыл из Вест-Индии на той же неделе, как Вильнев направился туда.
{134} Nels. Disp., vol. VI, p. 401. В предшествующем труде («Влияние морской силы на историю», в русском переводе, стр. 26) автор назвал ложным этот шаг, который Нельсон сделал вследствие заблуждения. Более близкое изучение дела привело автора, однако, к заключению, что британский адмирал был совершенно прав.
{135} Corr. de Nap., Vol. X, p. 624. Сравните это с только что цитированным замечанием Нельсона.
{136} По-видимому, приз (Nels. Disp., vol. VI, 410).
{137} В этот день Наполеон впервые узнал об отплытии Нельсона. 27 июня он пишет: «Я не представляю себе ясно, где Нельсон» (Corr. de Nap., vol. X, p. 701).
{138} О его соображениях по этому предмету см. письмо 16 июня, три дня спустя после оставления Антигуа, а также о его неуверенности по достижении Европы - письмо от 18 июля (Nels. Disp., vol. VI, pp. 457, 473).
{139} Шевалье дает подробное описание аварий, которые потерпели четыре оставшиеся в эскадре испанские судна.
{140} Гавани Ферроль, Корунья и третья, называемая Бетансос, суть бухты, имеющие общий вход с моря.
{141} См. письма Наполеона к Декре, Аллеману, и другим, 26 июля, 1805.
{142} Наполеон к Декре, 29 августа.
{143} Наполеон к Талейрану, дек. 18, 1799 г.: «Составьте ваш ответ в Геную в таких выражениях, чтобы нам была оставлена свобода слить Лигурийскую республику с Францией через несколько месяцев».
{144} Наполеон к Талейрану, 31 июля 1806 г.
{145} Наполеон в Талейрану, 13 августа.
{146} Наполеон к Вильневу, 18 августа.
{147} Наполеон к Декре, 14 августа.
{148} Из них линейных только двадцать девять.
{149} Барроу, тогда секретарь Адмиралтейства, упоминает в письме к Крукеру, 18 июля 1810 г., что два угольщика были взяты в плен в виду Рамсгэйта, близко под Норд-Форландом, и что 27 июля был захвачен один артиллерийский галиот близ Галлоперского маяка, в виду целой эскадры в Даунсе, ни одно из судов которой не тронулось с места (Crocker’s Diary, vol. I, p. 33).
{150} В 1806 году близ одной только Ямайки захвачено было британцами сорок восемь общественных или частных вооруженных судов: из них два фрегата, а остальные - суда незначительных размеров.
{151} Джеймс говорит, что, хотя суда назывались 1200-тонными, число регистровых тонн большой части из них превышает 1300, в некоторых случаях доходит до 1500.
{152} Страховая премия, которая в 1782 году составляла пятнадцать процентов стоимости груза на судах, совершавших торговые рейсы между Китаем и Индией, не превосходила половины этой суммы за все время от весны 1793 года до конца войны.
{153} Письмо бомбейских купцов к сэру Эдуарду Пелью (Nav. Chron., vol. XXIII, 107).
{154} За исключением портов вновь присоединенных департаментов.
{155} По Норману, число всех судов, захваченных французами за время с 1793 г. по 1800 г., равно 5157, тогда как по спискам Лойда - 3639. Благодаря любезности секретаря Лойда автор получил списки взятых в плен британских судов за каждый год, с 1793 по 1814-й, дающие числа, значительно меньше тех, которые приведены в нашей книге выше: согласно им, число взятых в плен британских судов с 1793 г. по 1800 г. включительно, было 3466.
{156} Гэрен считает, что за время с 1793 г. до Амьенского мира до марта 1802 г. Франция захватила 2172 британских судна, как коммерческих, так и военных; сама же она потеряла за это время до 1520 судов всех классов - от рыболовных лодок до фрегатов и линейных кораблей. Число последних (70), определяемое Гэреном, значительно ниже, чем приводит Джемс - добросовестный английский морской историк. Допустив, что на долю военных судов меньших размеров приходится число 150, мы должны заключить, из оценки Гэрена, что в руки британцев попало около 1300 французских торговых судов. Из них, без сомнения, значительная часть относилась к категории судов, занимавшихся прибрежной торговлей, нападения на которые составляли столь обычное и прибыльное развлечение в монотонной блокадной службе британцев. Гэрен претендует на большую тщательность своих данных, но автор имел причины сильно не доверять их точности. Из сопоставления всех выдержек очевидно, однако, что заявление Фокса 24 мая 1795 г. о взятии Францией во второй год войны 860 судов было сильно преувеличенным. (Perl, vol. V, p. 419. Longman’s 1815).
{157} В этот 22-летний период было всего лишь восемнадцать месяцев морского мира.
{158} Так, об одном из самых деятельных французских приватиров, станцией которого был Дюнкерк, писали, что «охота на мелкие суда, совершавшие торговые рейсы между Лондоном и Бервиком, была его любимым делом - не только вследствие ценности грузов этих судов, но и потому, что последние не требовали отделения на них большего числа матросов и, обладая хорошей парусностью, всегда могли уйти от пытавшихся отбить их британских крейсеров и укрыться в портах Франции и Голландии». Между 1793 и 1801 годами этот один приватир захватил в плен тридцать четыре приза (nav. Chron., vol. XII, p. 454).
{159} Отчетов о прибрежной английской торговле до 1824 года совсем не было.
{160} Коммерческие суда той эпохи имели, вообще говоря, малые размеры. Из таблиц Макферсона видно, что суда, совершавшие торговые рейсы между Великобританией и Соединенными Штатами за время с 1792 по 1800 год, имели в среднем от 200 до 230 тонн вместимости; .суда, ходившие в Вест-Индию и Балтийское море - около 250; в Германию, Италию и западную часть Средиземного моря - 150: в Левант - от 250 до 300 тонн и лишь некоторые - 500 тонн. Суда Ост-Индской компании были, как выше сказано, крупнее, имея в среднем почти 800 тонн вместимости каждое. Общая же средняя вместимость, выведенная нами (125 тонн), получилась такой незначительной вследствие большого числа судов, участвовавших в торговле с Ирландией. В 1796 году число входивших в английские и шотландские порты и выходивших из них судов, которые совершали рейсы между ними и Ирландией, было 13688 - что составляет более половины (по числу, а не по вместимости) всех британских судов, участвовавших в так называемой заграничной торговле, - причем вместимость одного судна в среднем не превышала 80 тонн в 1806 году, на торговлю с Ирландией приходилось 13939 судов - против 5211 поддержавших торговые соглашения с остальными странами, и вместимость одного такого судна в среднем опять была не более 80 тонн (Porter’s Progress of the Nation, part II, pp. 85, 174).
{161} Именно - при общем числе их 3289 средняя вместимость каждого равнялась 18 тоннам.
{162} Портер дает официальные сведения о призовых судах, занесенных в списки между 1793 и 1812 годами. В 1792 году их было только 609, при общей вместимости 93 994 тонны.
{163} Стоимость эта выражена в так называемых «официальных ценах», которые приписывались в прошлом столетии различным товарам произвольно. Выгода этой системы состоит в том, что в числовые данные, подобные рассматриваемым нами теперь, колебания цен не входят, почему они могут сравниваться между собой, как выраженные «в одном и том же масштабе». Во всей этой главе употребляются официальные цены, когда нет оговорки «действительные цены», которые были обыкновенно значительно большими, чем официальные. Так, в 1800 году ввоз и вывоз по официальной оценке определялся, как сказано выше, в 73 723 000 фунтов стерлингов, а действительная стоимость его была 111 231 000 фунтов стерлингов.
{164} «Французы не потерпят, чтобы держава, которая старается основать свое богатство на бедствиях других государств, воздвигнуть свою торговлю на развалинах торговли других государств и, добиваясь владычества на морях, хочет навязать всем предметы своей мануфактуры и не принимать ничего от иностранной промышленности, наслаждалась далее плодами своих позорных спекуляций».. Записка Директории в Совет пятисот, 4 янв., 1798 г.
{165} Акт, установивший эти пошлины, вошел в действие 15 августа 1789 года. Суда, построенные в Соединенных Штатах и принадлежавшие их гражданам, уплачивали входную пошлину в размере шести центов на тонну, все же другие суда - пятьдесят центов. Кроме того был допущен еще учет в десять процентов на установленные пошлины по предметам, которые ввозились на судах, построенных в стране и принадлежавших ей.
{166} В письме американского консула в Вест-Индии от 7 марта 1794 года упоминается о 220 судах, но число это не полное, так как тогда указ дошел до английских крейсеров лишь еще недавно.
{167} Указом 30 августа 1784 г.
{168} Национальный конвент непосредственно после объявления войны, 17 февраля 1793 года, расширил свободу торговли между Соединенными Штатами и французскими колониями; но это обстоятельство не могло повлиять на существенный факт, что рассматриваемая торговля при известных условиях имела место и в мирное время.
{169} Сам Монро в другой части того же письма признает, что «Великобритания не отказывается от своей доктрины ни в котором из постановлений... Всякое отступление от последней истолковывается как добровольная уступка ее основному принципу».
{170} М-р Джей, должно быть, не уяснил себе чего-то в этом деле, потому что по возвращении писал государственному секретарю: «Договор запрещает вывоз из Соединенных Штатов вест-индских товаров на нейтральных судах... но мы можем вывозить их прямо с французских или других, Вест-Индских островов в Европу». Конечно, договор не допускал этого.
{171} Следует припомнить, что дни Конца мая были свидетелями смертельной борьбы между якобинцами и жирондистами и что последние окончательно пали 2 июня.
{172} Одна из этих претензий относилась к тому, что Соединенные Штаты запретили теперь продажу в своих портах призов, отнятых у британцев французскими крейсерами. Такой образ действий, несогласный с договором с Францией и делавший различие между Великобританией и Францией в пользу первой, не дозволялся трактатом Джея.
{173} Речь Дентцеля в Совете старейшин.
{174} Письмо к Талейрану.
{175} Через день после того, как было получено известие о сражении при Риволи, м-р Пинкней, который оставался в Париже, несмотря на то что не признавался официальным послом, получил резкое предложение оставить Францию.
{176} 11 марта и 8 октября 1793 г.
{177} Из ввоза в Германию три пятых доли составляли иностранный товар, попадавший туда через Великобританию.
{178} Значение Вест-Индии в торговле Великобритании за последнее десятилетие XVIII столетия видно из нижеследующей таблицы. Значение этих чисел заключается не только в указании на размеры британской торговли в Вест-Индии, но и в указании на большой рост вывоза в Германию и на сохранение значительных торговых сношений с Францией, Бельгией и Голландией, с которыми Великобритания вела войну. Из приведенного вывоза 25 процентов в 1792 году и 43 процента в 1800 году приходились на долю иностранного товара, главным образом вест-индского, который по ввозе его в Великобританию вывозился оттуда на континент.
{179} В 1800 году завоеванные острова доставляли 9 процентов ввоза в Британию.
{180} Числа эти заимствованы из речи Арну. Автор того же имени, бывший шефом бюро торговли, издал в 1797 году книгу, содержащую более подробные сведения о французской морской торговле и полную выражениями сильной ненависти к Англии. Если автор сам не был депутатом, то, без сомнения, имел свободный доступ к официальным документам.
{181} Вследствие закона 18 января 1798 года британское правительство отрядило линейный корабль и два фрегата для конвоирования каравана американских судов до берегов Америки.
{182} Речь 2 февраля 1801 года.
{183} Речь 25 марта 1801 года.
{184} Принцип закона 1756 года состоял в том, как припомнят читатели, что нейтральная сторона не может заниматься транспортным делом на пользу воюющей стороны в тех отраслях или районах торговли, из которых последняя сторона исключила первую в мирное время.
{185} Из отчета, представленного Национальному конвенту 3 июля 1793 года, видно, что за время с 1787 г. по 1789 г. только две десятые французских товаров перевозились на французских судах; в 1792 году, который быль последним в период морского мира, - несколько более, но все-таки лишь три десятых.
{186} Стоимость вывоза с французских Вест-Индских островов в 1788 году достигла суммы 52 000 000 долларов, из которых 40 000 000 приходились на долю одного Сан-Доминго. Так как этот вывоз на время почти совершенно прекратился, то легко вообразить себе влияние этого обстоятельства на состояние цен.
{187} Американское судно, прибывшее в Марблхэд 29 мая, выгрузило свой груз 30-го и 31-го числа, вновь нагрузилось затем и вышло из порта 3 июня.
{188} По поводу захвата брига «Аурора», Мадисон, государственный секретарь, писал: «Пошлины были уплачены или обозначены, согласно закону, таким же способом, какой требуется по отношению к предметам, назначающимся для домашнего потребления; при погрузке же товара вновь на судно для вывоза на эти пошлины был сделан учет в размере 3,5 процента, как это дозволено по отношению к ввезенным товарам во всех случаях». (Am. State Papers, vol. II, p. 732). При захвате и вводе в порт американского судна «Уильям» на пошлины в сумме 1239 долларов быль сделан учет в 1211 долларов. При знаменитом захвате «Эшера», первом в 1804 году, на пошлину в 5278 долларов был сделан учет в 5280 долларов (Idid., 405).
{189} Текст Берлинского декрета помещен в American State Papers, vol. Ill, p. 262.
{190} Любопытное указание на зависимость континента от британских мануфактур состоит в том, что французская армия в продолжение этой ужасной зимы была обута и одета в британские изделия, ввезенные французским посланником в Гамбурге уже после издания Берлинского декрета (Bouriene’s Memoirs, vol. VII, р 292).
{191} Письмо лорда Гоуика: (Howick) к Монро, 10 янв. 1807 г. Am. State Papers, vol. Ill, p.5.
{192} Президентское послание конгрессу 27 окт. 1807 г.: Am. State Papers, vol. III. p. 5.
{193} Британская декларация 25 сентября 1807 г. - документ, который искусно и вполне оправдывает поступок Великобритании: Annual Register 1807, p. 735.
{194} См., например, Cobbett’s Parl.Debates, vol. VIII, pp. 630, 641 - 644, vol. ix, p. 87, petition of west india planters; p. 100 speech of mr. hibbert; and p. 684, speech of Mr. Georg Rose.
{195} 11 ноября было обнародовано три Королевских указа - все относящиеся к тому же самому предмету. Вслед за ними, 25 ноября, были изданы три других, развивающих далее или изменяющих три первых.
{196} Внимание, оказываемое поддержанию торговли Великобритании, проявилось всего яснее во втором указе от 11 ноября, которым подрывался навигационный акт (Navigation Act) через разрешение всякому дружественному кораблю ввозить произведения неприятельских стран; это разрешение было распространено впоследствии (парламентским актом 14 апреля 1808 года) на всякое судно, «принадлежащее какой бы то ни было стране, состоящей или нет в хороших отношениях с его величеством». Этим неприятельские коммерческие корабли допускались как транспорты в торговых сношениях Великобритании с запретными портами. См. Am State Papers, vol. Ill, pp. 270, 282.
{197} Гибралтар и Мальта поименованы особо, как естественные складочные места в Средиземном море, из которых производилась обширная контрабандная торговля для обхода мероприятий Наполеона. Губернаторы этих мест были уполномочены выдавать лицензии даже неприятельским кораблям вместимостью не выше 100 тонн, если они не вооружены, для участия в британской торговле вопреки декретам императора.
{198} 28 марта 1808 года был издан парламентский акт, устанавливающий вывозные пошлины, в дальнейшее развитие постановлений Королевских указов. Этот акт содержал статью об освобождении американских судов, направляющихся в британские порты, от ластового сбора, налагаемого на суда, находящиеся в порту добровольно.
{199} В прениях об указах 3 марта 1812 года слова Спенсера Персеваля, одного из министров, главным образом ответственного за эти указы, передавались так: «Что касается принципа, на котором основаны Королевские указы, то он просил заметить, что считал, их всегда лишь строго мерами возмездия и насколько он мог понять дело, они лучше всего оправдывались этим принципом... Целью правительства была защита и развитие отечественной торговли, на которую сделано такое беспримерное до сих пор нападение французскими декретами. Если бы Королевские указы не были изданы, то Франция вела бы свободную колониальную торговлю при посредстве нейтральных судов, а мы были бы отрезаны от континента... Целью Королевских указов было не уничтожение, торговли континента, но принуждение последнего к торговле с нами». (Cobbett’s Parl. Debates, vol. XXI, p. 1152). Что касается последствий для Франции, то Персеваль заявил, что доход с таможен во Франции упал с шести миллионов франков в 1807 году до восемнадцати с половиной миллионов в 1808-м и до одиннадцати с половиной в 1809 году.
{200} Correspondence de Napoleon, vol. XVIII, p. 19.
{201} Письмо Наполеона к Людовику из Трианона, 20 дек., 1808 г.; Memoires de Bourienne, vol. VIII, p. 134. - Garnier’s Louis Bonaparte, p. 351, вероятно, 1809 г.; - 20 дек. 1808 г. Наполеон был в Мадриде, а в 1809 г. - в Трианоне, не говоря уже о ссылке на Австрийскую войну 1809 г.
{202} Наполеон издал инструкции, относящиеся к этому предмету, в августе 1807 года. Товары, какие могла доставить Англия, были секвестрованы; те, которые не могли быть британского происхождения, - как, например, морские припасы и французские вина, - были допущены. Всем судам преграждался выход с Везера. Никаких объяснений такого образа действий иностранным агентам не было дано. См. Cobbett’s Political Register, 1807, pp. 857 - 859.
{203} Наполеон видел в 1809 году, что дело, совершенное им в Тильзите, совсем потеряно, так как единственная война, которую Россия могла вести против англичан, была война на почве торговли, а последняя встречала там покровительство почти такое же, как прежде. Так, в Майнце продавались сахар и кофе, доставленные из Риги. - Memoires de Savary, due de rovigo (Имперский начальник полиции), vol. Ill, p. 135.
{204} D’lvernois, Effect of Continental blocade, London, Jan; 1819. Лорд Гренвиль, один из вождей оппозиции, выразил подобный взгляд, когда говорил в палате лордов 8 февраля 1810 года.

Ту же мысль развивал и спич короля при открытии парламента 19 января 1809 года: «Общественные доходы, несмотря на то, что мы заперты почти от всей континентальной Европы и совершенно от Соединенных Штатов, росли до размеров, неожиданных даже для сильнейших оптимистов».

{205} Например, лицензия была необходима для британского подданного на право погрузки на судно каких бы то ни было товаров, предназначавшихся для неприятельского порта, хотя бы это судно и было нейтральным. В 1805 - 1807 годах королевские указы исключили обязательность лицензий в частных случаях, но даже и тогда купцы предпочитали взять лицензию, потому что она коротко разрешала все вопросы, поднимавшиеся британскими крейсерами, и особенно приватирами. См. Cobbett’s Parl. Debates, vol. X, p. 924.
{206} Интересное описание нейтрализованной торговли читатели найдут в Naval Chronicle, vol. p. XXXI, p. 119. - О системе лицензий можно прочесть в Parlamentary Debates (table of Contents) и Quarterly Rewiew of May, 1811.
{207} В 1809 и 1810 годах сто шесть только американских судов были захвачены приватирами. Однако лишь часть из них была признана законными призами. (Am State Papers, vol. Ill, p. 521).
{208} Сообщение Эрскина (Erskine) по этому предмету помечено 19 апреля 1809 г.
{209} Декрет сохранялся в тайне, и его существование отрицалось в Moniteur’e. (cobbett’s pol. Register, XVIII, p. 701). Наполеон писал итальянскому вице-королю 6 августа 1810 года: «Вы получите декрет, который я только что издал, чтобы установить пошлины на колониальные продукты... Он должен соблюдаться в Италии, это секрет, который оставьте при себе; вы поэтому сделаете распоряжение об исполнении декрета только министерскими письмами». (Corr. vol. XXI, р. 28).
{210} В Бордо знали, что снабженные лицензиями суда нагружались вином и водкой для британской армии в Португалии (Memoires de due de Rovigo, vol.V, p.60).
{211} Porter’s Progress of the Natio, sect. Ill, p. 205. В 1815 году, после падения Наполеона, цена упала до 34 фунтов стерлингов.
{212} Как Монрое, так и Пинкней в бытность посланниками в Лондоне сообщали правительству Соединенных Штатов, что принятые крайние меры пользовались популярностью. (Am. State Papers, vol. Ill pp. 188, 206).
{213} Letter on the Genucs and Disposition of the Franch Government; by an American Lateley returned from Europe, pp. 189 - 192. Baltimore, 1810. См. также Metternich’s Memoirs, vol. II, p. 476, где упоминается о бедственном состоянии Франции.
{214} Memoires du due de Raguse, vol. Ill, p. 423. - Marmont прибавляет: «Это было сильным подспорьем для французской промышленности в ту эпоху лишений и бедности».
{215} Таким же образом суда с британскими лицензиями часто проскальзывали во французские порты, особенно с морскими припасами из Балтики.
{216} «Не было ни одного голландца, - говорит Тьер, - который не потерял бы пятидесяти процентов своего капитала в иностранных займах». Cons, et Empire (Forbes’s trains.), XII, 47.
{217} Император желает войны потому, что ему нужна более или менее девственная почва, потому что ему надо занять свои армии и содержать их за счет других... Румянцев сообщил мне длинный разговор, который имел с императором. «Ему нужны деньги,- сказал Румянцев,- он не скрывает этого: он желает войны с Австрией, чтобы достать их» (Metternich to Stadion, Feb. 17. 1809; Memoirs, II, 329). Австрийская война 1809 года дала военной казне Наполеона 34 000 000 долларов. (Thiers, Cons, et. Emp., Book XXXVIII, p. 34).
{218} Так он пишет к Даву, командующему французской армией в Германии: «Мне будет нужно много денег, что должно заставить вас понять, как важно для меня, чтобы вы достали их мне возможно больше и просили их от меня возможно меньше». (Согг., March. 24,1811).
{219} Это состояние долга было отчасти искусственным, так как Наполеон поддерживал цену общественных облигации на 80% тайным участием своей военной шкатулки (Thiers, Cous. ct Emp., Book. XLI, p. 18).
{220} Любопытно отметить в письмах Меттерниха, бывшего тогда послом в Париже, как он исчислял это истощение «капитала» французской армии, видя в этом окончательное прекращение подчиненности Австрии: «С некоторого времени Наполеон живет в долг. Запасы были израсходованы» (11 апреля 1809 г.). Сравните также его обращение к императору в 1813 году: «Не набрана ли ваша настоящая армия на одно поколение раньше времени? Я видел ваших солдат; это просто мальчики». (Memoirs, vol. I, p: 189).
{221} Эти притязания Наполеона были по большей части совершенно справедливы. Несколько интересных фактов, относящихся к истинному характеру так называемой нейтральной торговли в Балтийском море, могут быть заимствованы из Ross’s Life of Saumarez, vol. II. Maps. IX -XIII. См. также донесения, представленные многими американскими шкиперами, Am State Papers vol. Ill, pp. 329 - 333. С другой стороны, в высшей степени правдивый Джон Адаме, посланник Соединенных Штатов в России, утверждал, что он действительно знал несколько американских кораблей, пришедших прямо из Соединенных Штатов. Эти факты, однако, показывают только зависимость всего света того времени от морского могущества Великобритании, которое делало невозможной Континентальную систему Наполеона. С другой стороны, она была для него единственным средством настигнуть своего неприятеля. Если тот шел вперед, то разорялся; если отступал, то банкротился.
{222} В продолжение одного 1809 года этот флот захватил 430 кораблей, в среднем в шестьдесят тонн каждый, из которых 340 были датские. Между ними было от тридцати до сорока вооруженных катеров и шхун, очень многими из которых Дания пользовалась для снабжения Норвегии хлебом. Остальные девяносто кораблей были русские (Naval Chronicle, vol. XXII, p. 517).
{223} «Еще раз я должен сказать вам, - писал один шведский государственный человек Сомарецу, - что вы были главным виновником того, что Россия осмелилась вести войну против Франции. Сделайте вы один выстрел, когда мы объявили войну Англии, все было бы кончено, и Европа была бы порабощена» (Ross’s Saumarez, vol, p. 294).
{224} См. спор Меттерниха с французским министром иностранных дел в октябре 1807 г. (Memoirs, vol. II, p. 161).
{225} Это составляет около 8 процентов в год. Соответствующее же увеличение за четырехлетнее управление (1757 - 1761 годы) старшего Питта в период Семилетней войны равнялось 29 процентам, что дает 7 процентов в год.
{226} Относительно сделанного самим Наполеоном заявления об этом факте см. «Note pour le Ministre des Relations Exterieures», Corr. См. также выше, стр. 349.
{227} Annual Register, 1793, p.163. Относительно переписки По этому поводу см. A. R. 1792; State Papers, pp. 326, 327. См. также письмо Ле’Брюна, французского министра иностранных дел, в Monitteure, Aug. 26, 1792.
{228} Директория старалась ввести в небольших государствах, соседних с Францией или же бывших с ней в союзе, республиканские конституции «однородные» (централизованные) по форме и аналогичные с нашей собственной, как сделал это и Бонапарт в Цизальпинской республике и Генуе. Таким же образом поступила и в Голландии, где подготовила для правительства Соединенных Провинций нечто вроде 1.8-го фуктидора (государственный переворот). Теперь она имеет в виду революционизировать Швейцарию. Бонапарт же поощряет ее. Он уже вызвал революцию в близкой к Швейцарии и союзной с ней республикой Граубендской. Martin, Hist, de France dcpnis 1789, vol. III. p. 7.
{229} 3аметка Наполеона относилась собственно к эдиктам Директории о конфискации английских товаров, оказавшихся где-либо на суше, но она одинаково применима и к декрету, изданному в январе 1798 года и распространившему действия названных эдиктов на море: «Le Directoire ebaucha le systeme du».
{230} Переписка эта, поскольку она опубликована, помещена в Annual Register, 1797; State Papers, pp. 181-223.
{231} Яркое изображение последствий, вызванных Берлинским декретом на континенте, находится у Fyffc, в History of Modern Europe, vol. I, p. 328.

Глава 2

{232} Декрет 22 апреля напечатан в Moniteur 23 числа того же месяца. Декрет же от 28 апреля не помещен в этом издании, но его можно прочесть в «Collection Generale des Decrets rendus par Г Ass-Nat»; avril 1791.
{233} Такая же система была принята во Франции сто лет назад Кольбером.

Глава 3

{234} Например, что каждый командир, уступивший в бою противнику, силы которого превосходят его силы менее, чем вдвое, подлежит смертной казни; а если командир командовал линейным кораблем, то он, под страхом такой же казни, обязывался не прекращать боя с каким бы то ни было противником, пока корабль его не будет потоплен. Та же участь ожидала всякого командира, который в эскадренном бою допустит прорыв через свою линию. Такого же характера был декрет о том, что противнику не должно давать пощады.
{235} Пиренейская война, столь блестящая во многих отношениях и увенчавшаяся успешным достижением цели, представляет некоторые аналогии с рассматриваемыми здесь не столь значительными по сравнению с ней экспедициями и может, пожалуй, показаться опровержением высказанных нами положений. Но необходимо заметить, что в некоторых, и именно самых существенных пунктах упомянутые аналогии не имеют места. Лиссабон - место высадки и операционная база британцев - лежит на территории их испытанных и давнишних союзников; экспедиция направлялась в страну, восставшую против чужеземного правительства; и, что всего важнее, положение Лиссабона и отдаленность от Франции обязывали последнюю, - в случае отделения ею против него значительных сил, как она сделала это в 1810 году,- обеспечить длинную и весьма чувствительную линию сообщения, тогда как британцы располагали открытым морем. Тулон в 1793 году представлял для последних мало выгод сравнительно с Лиссабоном в 1809 году, потому что первый лежит во Франции и дальше от Англии, чем второй. Читатели найдут некоторые замечания о Пиренейской войне в примечании к настоящей главе, в конце ее.
{236} Обсуждение диспозиции британского флота со стратегической точки зрения, в связи с Ирландской экспедицией 1796 г., см. в главе XI.
{237} Из тридцати линейных кораблей, стоявших в Тулоне, когда его заняли союзники, три или четыре были посланы в Рошфор без пушек, для доставления туда пленных французов, которых было неудобно оставлять при себе.

Глава 4

{238} Автор живо сознает, что эта политика, т. е. занятие гарнизонами нескольких сравнительно удаленных друг от друга портов кажется несогласной со здравым военным принципом сосредоточения сил, так же как и с тем, что сам он говорил в разных местах своего исследования о надлежащей диспозиции военных отрядов с целью обеспечения господства на море. Уместно поэтому пояснить здесь, что упомянутые принципы и диспозиции приложимы и целесообразны там, где флоты воюющих сторон так близки к равенству, что между ними возможна действительная борьба. В войне времен Французской революции это условие не имело места. Великобритании принадлежало неоспоримое господство в Вест-Индских водах и задача ее состояла не в поражении неприятельского флота, а в обеспечении своих торговых путей. Для достижения этой цели ей необходимо было рассеять, а не сосредоточить свои корабли, и устроить для них на этих путях надежные станции - убежища и продовольственные центры. Здесь можно провести аналогию с организацией полиции в городе: в спокойное время агенты последней рассеяны по городу для противодействия отдельным нарушителям порядка, когда же чернь собирается в толпу и угрожает спокойствию города, они также собираются в более или менее значительные отряды.

Глава 5

{239} Считая и тот линейный корабль, который присоединился к Вилларе от Нильи 19 мая.
{240} Один из его офицеров, лейтенант (впоследствии адмирал) Кодрингтон, отброшенный при откате орудия на подветренный борт, приподнявшись после падения на левой руке, едва мог держать голову выше воды.
{241} Говорят, что среди этой страшной сцены кровопролития и разрушения произошел следующий комичный случай. Носовым украшением «Брансуика», была поясная статуя герцога Брауншвейгского, со шляпой, декорированной галунами. Последняя была сбита неприятельским снарядом во время боя. Тогда корабельная команда послала на шканцы депутацию с просьбой, чтобы командир (Гарви) пожертвовал свою треугольную шляпу с галунами взамен сбитой. Командир добродушно изъявил на это свое согласие, и шляпа его, укрепленная столяром гвоздями на голове статуи, оставалась там до конца сражения.
{242} Официальный отчет о гибели «Венжера», составленный оставшимися в живых из его экипажа.
{243} Баррер произнес в Национальном конвенте следующую речь: «Представьте себе линейный корабль «Венжер», пробитый пушечными снарядами по всем направлениям и окруженный английскими «тиграми» и «леопардами»; экипаж его состоит из раненых и умирающих людей, сражающихся с волнами и артиллерийским огнем. Вдруг шум сражения, страх перед опасностью, болезненные стоны раненых смолкают. Все выходят или выносятся на палубу. Все флаги, все вымпелы поднимаются. Клики Vive la Republigue! Vive la Liberte et la France! раздаются со всех сторон. Это - скорее трогательная и полная воодушевления картина гражданского праздника, чем ужасный момент кораблекрушения. На минуту они должны были бы подумать о своей судьбе. Но нет, граждане, наши братья не думают более о ней. Они видят только англичан и свое отечество. Они предпочитают быть поглощенными волнами, чем обесчестить его сдачей. Они не колеблются ни минуты. Последние мольбы свои они возносят за свободу и республику. Они исчезают».
{244} Французские отчеты указывают, что он оставался до восьми часов вечера, причем в течение всего времени мог быть атакован. Англичане же, напротив, говорят, что весь французский флот скрылся из виду к четверти седьмого часа. Вопрос этот, однако, несущественный, так как несомненно, что Вилларе оставался на поле сражения некоторое время и не мог быть атакован, если бы оставался еще дольше.
{245} Подобные же сообщения о Хоу и Куртисе сделаны и адмиралом Кодрингтоном.
{246} В полдень 1 июня, по вахтенному журналу корабля «Куин Шарлотт», остров Уэссан был в расстоянии 429 миль от него, по направлению ON½O.
{247} Небрежность, с какой часто описываются морские сражения авторами общеисторических сочинений, можно видеть из нижеследующего отрывка, относящегося к рассмотренному нами сражению и принадлежащего перу одного из самых выдающихся писателей. «Лорд Хоу завоевал такой решительный успех тем, что применил к делу те же самые принципы, которые дали победу Фридриху при Лейдене, Наполеону при Аустерлице и Веллингтону при Саламанке, т. е. он направил подавляющие силы против половины сил противника и атаковал его линию в косвенном направлении, с наветра, для того, чтобы сделать невозможным для подветренных кораблей прийти на помощь атакованным. Этим способом он заставил одну половину неприятельского флота быть пассивным зрителем уничтожения другой... Если бы ему удалось прорвать линию во всех пунктах или если бы командиры кораблей его эскадры беспрекословно послушались его указаний и сражались бы затем все с подветра, то он привел бы двадцать линейных кораблей в Спитхэд». Непонятно, каким образом атака одной половины линии согласуется с прорывом той же линии во всех пунктах; но и принцип атаки лорда Хоу в сражении 1 июня указан автором в полном противоречии со всеми фактами, хотя Алисой имел перед собой тщательно составленный труд Джемса, на который часто ссылается. То же самое читаем мы в сочинении Жомини, «Guerre de la Revolution Francaise». Этот автор пишет только как исследователь военно-сухопутной войны и касается морских операций лишь случайно; и он, без сомнения, был введен в заблуждение теми скудными источниками, какие мог достать в то время, когда писал.
{248} Интересно, хотя, быть может, и не имеет значения почти полное совпадение в числе выбывших из строя на каждом из этих кораблей: «Роял Соверен» потерял пятьдесят четыре человека, «Куин» - пятьдесят четыре, и «Глори» - пятьдесят два.
{249} Брентон в своей морской истории Великобритании передает интересный факт о командире одного из кораблей, шедших с левой стороны от лорда Хоу. Факт этот одновременно и характеризует типичного офицера, и подтверждает наши замечания. Он был так занят сохранением своего места в строю по компасному пеленгу, что потерял из виду предназначенного ему противника и в дыму сражения так и не нашел его совсем.
{250} Много лет спустя адмирал Вилларе был губернатором Мартиники. Когда остров этот был взят британцами в 1809 году, он отправился в Англию в качестве пассажира, на корабле, которым командовал капитан Брентон. Этот офицер говорит в своей морской истории, со слов французского адмирала, что последнему приказал выйти в море Робеспьер, предупредивший его, что он ответит головой, если караван попадет в руки Хоу. Вот почему он избегал боя так долго и старался отвлечь лорда Хоу от пути следования каравана. Потеря кораблей, взятых британцами, была для него сравнительно не важным делом. «Пока ваш адмирал занимался починкой и приведением их в порядок, я спасал свой караван и спас свою голову».

Глава 6

{251} Пелью прибыл в Фальмут из крейсерства близ Бреста 20 декабря.

Глава 8

{252} «По эту сторону Гибралтара мы не можем достать другой мачты» (Nels. Disp., May 4, 1796).
{253} Нельсон говорит только о шести кораблях.
{254} По-итальянски Cornice - шоссейная дорога по Ривьере от Ниццы в Геную.
{255} Австрийские генералы правильно говорят, что их войска заняли берег вследствие настоятельного желания англичан, чтобы британский флот действовал совместно с ними; а между тем ни этого флота, ни адмирала они никогда не видели.
{256} Письмо из Адмиралтейства адмиралу Манну может представлять некоторый интерес, как образчик официальной корреспонденции того времени, а также и как выражение неодобрения, слишком глубокое, чтобы его можно было назвать простым выговором: «Сэр, я получил и сообщил лордам комиссионерам Адмиралтейства ваше письмо ко мне от 29 декабря с объяснением ваших действий и серьезных (нескольких?) случайностей, имевших место при прохождении вашем через Гибралтарский пролив с вверенной вам эскадрой; и я получил приказание от их лордств довести до вашего сведения, что они не могут не испытывать величайшего сожаления о том, что вы принуждены были возвратиться с эскадрой в Англию при данных вам приказаниях и при обстоятельствах, в какие вы были поставлены. Я имею также и повеление их лордств сообщить вам, что с этой или завтрашней почтой вам будет послано приказание спустить флаг и списаться на берег».
{257} Проект форсирования входа в Тэжу эскадрой из Бреста открыто обсуждался во Франции.
{258} Интересный случай произошел во время этой погони. В самом разгаре ее с фрегата Нельсона упал за борт матрос. Немедленно была спущена шлюпка, на которую успел сесть и лейтенант Гарди, но она не нашла упавшего; между тем неприятель подходил так близко, что было сомнительно, успеет ли британский фрегат дождаться ее возвращения. Однако Нельсон, всегда великодушный до безрассудства, обстенил марсель, сказав: «Клянусь Богом, я не хочу потерять Гарди», и шлюпка была поднята. Факт этот выигрывает в интересе, если припомнить, что Гарди, взятый в плен на одном из призовых судов, отбитых у Нельсона 20 декабря, только что был отпущен из Испании и что впоследствии, в качестве командира флагманского корабля при Трафальгаре, он был свидетелем падения и смерти Нельсона.
{259} Отличительный флаг, показывающий присутствие коммодора на корабле.
{260} Излюбленным проектом Директории, так же как и Наполеона, было соединение французского и испанского военных флотов под общим начальством, подобно тому, как это имело место несколько раз при Людовике XVI, во время Американской войны за независимость. На такое соединение рассчитывали и в Ирландской экспедиции в 1796 году, и на переход испанского флота из Картахены в Кадис, хотя и запоздавший для принятия участия в этой экспедиции, Директория смотрела как на шаг вперед к осуществлению упомянутого соединения. Попытка же такого соединения была одной из задач полного приключений выхода Брюи из Бреста в 1799 году, когда он действительно привел за собой в этот порт пятнадцать испанских кораблей - номинально союзников, но в действительности враждебных Франции. О соединении двух флотов при Трафальгаре читателям, конечно, хорошо известно. Позднее император старался составить сборный флот из менее значительных флотов континентальных государств, подобно тому, как он составил из разных народностей огромную армию, с которой совершал нашествие на Россию. Но здесь, как это бывает обыкновенно, однородная сила, центрально расположенная, восторжествовала над нестройной коалицей.
{261} Строгие требования линии баталии в бейдевинд обязывали флот в виду неприятеля к тактически необходимому исправлению строя при каждой значительной перемене ветра - эволюция, трудность которой возрастала пропорционально числу кораблей, а при недостаточной практике в эскадренном маневрировании - быстрее даже, чем в геометрической прогрессии.
{262} Джемс говорит, что эти шесть кораблей привели сначала к ветру на правом галсе, взяв одинаковый курс с британцами, «как бы намереваясь выбраться на ветер всему британскому флоту». Лучший ход испанских кораблей и способность их, при хорошем управлении, держаться круче к ветру сравнительно с британскими, могли дать им возможность серьезно помешать атаке британцев; но из всего поведения испанцев в этот день является вероятным, что это движение их, если оно и было исполнено, составляло лишь одно из колебаний людей, не знающих, на что решиться.
{263} «Когда «Принс Джордж» повернул на другой галс, два трехдечных корабля (испанского подветренного отряда) повернули за нами, что готовы были сделать также и другие корабли неприятельского арьергарда; но главнокомандующий (нашего) центра и арьергарда, следуя близко, прикрыл пас от их нападения на арьергард шедших со мною кораблей и заставил их повернуть на прежний курс и удачно разделил флот противника». (Рассказ сэра Вильяма Паркера о действиях британского авангарда). Слог храброго адмирала несколько запутан, но мысль его становится достаточно ясной после шестикратного прочтения его строк. Его нельзя смешивать с весьма замечательным офицером, носившим то же имя, но принадлежавшим к следующему поколению. Как Паркер, так и Нельсон называют главный испанский отряд авангардом. В действительности же, когда «Каллоден» стал между ним и подветренным отрядом, то они были так близки между собой, оба на левом галсе, что весь испанский флот казался шедшим в одну линию, хотя беспорядочную и плохо связанную.
{264} Consols - процентные бумаги долгосрочных правительственных займов.

Глава 9

{265} «Прибыв в Венецию, коммодор, вы, в сопровождении начальника наших сухопутных сил там и французского посланника, явитесь к временному правительству. Вы ему скажете, что согласие в принципах, существующее между Французской и Венецианской республиками, и покровительство, которое мы им оказываем, требуют быстрого снаряжения флота для помощи нам в обеспечении господства на Адриатическом море и его островах; скажете, что для этой цели я и послал войска в Корфу для удержания его за Венецианской республикой и что отныне ей необходимо деятельно работать над приведением своего флота в хорошее состояние». «Под этим предлогом вы приберете все к своим рукам, проповедуя постоянно на словах единство обеих республик и всегда называя ее флот венецианским флотом... Я намереваюсь захватить для (Французской) республики все венецианские корабли и всевозможные припасы для Тулона». Письмо к коммодору Перре, 13 июня 1797.
{266} Такой сдержанный человек, как Колингвуд, писал (28 января 1798 года): «Вопрос не только в том, кто останется победителем... Но сохраним ли мы еще самостоятельность; суждено ли еще Великобритании числиться впредь в списке европейских держав».
{267} В Бресте вооружаются только десять линейных кораблей, которые не имеют команд и находятся далеко еще не в таком состоянии, чтобы держаться в море. Экспедиция против Англии, по-видимому, невозможна до будущего года. В английской эскадре Канала в это время числилось сорок семь кораблей, не считая шестнадцати, находившихся в Немецком море.
{268} Мормон приписывает близость курса Бонапарта к Кандии желанию дать защиту под берегом острова многочисленным судам прибрежного плавания, бывшим в его караване.
{269} Бонапарт во время своих приготовлений особенно заботился о том, чтобы иметь достаточно мелких судов. «При эскадре необходимо иметь возможно большее число корветов и посыльных судов. Разошлите по всем портам приказания всем таким судам присоединиться к флоту».
{270} Это сведение основано на карте, заимствованной из Commentaires de Napoleon. В ней, в пометке о позиции британцев на 22 июня, при приближении Нельсона к Александрии, очевидно, вкралась ошибка; но местонахождение их, помеченное 25-м числом, кажется вероятным. Джемс сообщает, что в ночь на 22 июня флоты шли взаимно пересекавшимися курсами; но так как между моментами прохождения их через точку пересечения прошел значительный промежуток времени, то они не заметили друг друга - тем более что погода тогда была постоянно пасмурная.
{271} На карте старого порта Александрия, составленной в 1802 году майором Брюсье, корпуса королевских инженеров, который был прикомандирован к экспедиции Аберкромби, показано, что по всему среднему фарватеру глубина не менее пяти сажень. В приложенном к карте описании говорится, что большие корабли могут выйти из порта, только когда погода благоприятствует завозу верпов. Последнее обстоятельство послужило для Брюэса главным возражением против входа туда, и это имело основание; но другое решение, в результате которого французский флот подвергся поражению, было еще хуже.
{272} Шпринг - канат, идущий с кормы судна и прикрепленный затем к канату того якоря, на котором оно стоит, или к другому якорю, брошенному в надлежащем положении относительно корабля. Укорачивая или удлиняя шпринг, можно поставить корабль бортом к желаемому направлению.
{273} Письмо де Грасса к Кергэлену 8 января 1783 года. Худ «расположил свои суда в тесно сомкнутом строе (tres serres), так что между ними и берегом невозможно было пройти, как я хотел».
{274} Это довольно оригинальный пример следования правилу, без отчетливого понимания сущности его. Арьергард колонны парусных судов на ходу составляет слабейшую ее часть, потому что авангарду труднее помочь ему в случае нужды; но в колонне парусных судов, стоящих на якоре носом к ветру, наветренные суда находятся в несравненно более опасном положении, так как подветренные могут подойти к ним только с большим трудом.
{275} Для линейных кораблей необходима была глубина почти в пять сажень при тихой воде, а в случае волнения - более.
{276} До середины настоящего столетия в британском флоте употреблялись три флага одинакового рисунка, но на полях разного цвета, а именно - красного, белого и синего. Адмиралы разделялись также на три класса; принадлежавшие к первому из них поднимали на судах своей эскадры красный флаг, а адмиралы второго и третьего классов поднимали соответственно белый и синий флаги. Так как Нельсон был в это время контр-адмиралом синей эскадры, то его суда должны были собственно носить синий флаг, почти невидимый ночью.
{277} Два спасшихся корабля были захвачены эскадрой лорда Нельсона ранее июля 1800 г., когда он передал командование Средиземноморской эскадрой своему преемнику.
{278} Хорошие артиллеристы, наверно, изменили бы исход этих кровавых драм, так как они в первом же акте разгромили бы английский флот. «Если бы Нельсон атаковал американский флот таким способом, как он атаковал французский в Абукире, то он имел бы достаточные причины раскаиваться в смелости своего опыта» (Купер; предисловие к сочинению «Два адмирала»).
{279} Отряд состоял из флагманского судна «Вэнгард», не имевшего настоящих мачт, которые он потерял при входе в Средиземное море, корабля «Каллоден», который во время битвы жестоко колотился об Абукирский риф в течение семи часов, и корабля «Александр», рангоут и корпус которого были в очень плохом состоянии.

Глава 10

{280} Из всех препятствий, могущих служить для защиты границ государства, такая пустыня, как Суэцская, бесспорно - самое большое. Легко себе представить, что форт в Эль-Арише, дающий неприятелю возможность пользоваться колодцами оазиса и отдохнуть под пальмовыми деревьями, имел очень большое значение.
{281} Интересно заметить, что из этой корреспонденции Бонапарт, по видимому, первый раз узнал о слове «conscript» в приложении к системе, которою он столь ненасытно пользовался впоследствии.
{282} Абукирский рейд небезопасен зимой; летом же может служить убежищем для эскадры. Во время экспедиции Аберкромби в 1801 году «все лоцмана, знакомые с египетским побережьем, заявили, что предпринятие высадки до равноденствия было бы сумасшествием». Флот тогда оставался в Абукирской бухте от 2 до 8 марта, пока можно было сделать высадку.
{283} Полезно привести здесь мнение о нем одного французского офицера. «Хотя каждый знает, что за человек сэр Сидней Смит, я все-таки скажу о нем несколько слов. В нем уживается вместе с рыцарством какое-то шарлатанство. Он человек умный, но недалек от ненормального состояния. Обладая способностями военачальника, он хотел увенчать себя лаврами, часто подвергаясь нелепому риску, без всякой цели, кроме лишь той, чтобы о нем говорили. Все смеются над ним, чего он и заслуживает, так как, несмотря на свою оригинальность, он в конце концов надоедлив».
{284} Смит бежал из Парижа 25 апреля; Бонапарт уехал из Парижа 2 мая; Нельсон отплыл из Кадиса 2 мая - весьма оригинальное совпадение трех серьезных по последствиям фактов.
{285} «Осада Акры длилась шестьдесят два дня и разделялась на два периода. Первый продолжался с 19 марта до 25 апреля, т. е. тридцать шесть дней, в течение которых артиллерия состояла из двух карронад, 32- и 24-фунтовых, снятых с английских шлюпок, и тридцати шести полевых орудий. Второй период тянулся с 25 апреля по 21 мая, т. е. двадцать шесть дней. В течение его артиллерия увеличилась двумя 24-фунтовыми и четырьмя 18-фунтовыми орудиями».
{286} Следует заметить, что Перро несколько времени спустя после окончания осады сделал попытку выгрузить боевые припасы за горой Кармель, но был открыт и вынужден бежать. Бонапарт, вероятно, смешал два факта. Его собственная корреспонденция противоречит факту выгрузки поблизости от Акры. Орудия были свезены на берег в Яффе, а оттуда уже сухим путем (волоком) были доставлены в Акру.
{287} Его адъютант Мор писал: «Адмирал Брюи, которому приходилось рассчитывать скорее на преданность командиров своему долгу, чем на правильность и точность маневрирования, перед отплытием позаботился о том, чтобы изложить им обязанности командира при всевозможных обстоятельствах, тщательно избегая, однако, при этом специального обращения к кому-либо в отдельности, чтобы не оскорбить чьего-либо самолюбия. Эта мудрая предосторожность все-таки не предотвратила новых ошибок, последствия которых могли бы оказаться гораздо более тяжелыми, если бы нам при встрече с неприятелем пришлось маневрировать, - для избежания ли боя или для того, чтобы принудить к нему противника».
{288} Два месяца спустя лорд Кейт, сменивший Сент-Винсента в командовании средиземноморскими силами Великобритании, писал Нельсону: «Если Менорку оставить без поддержки кораблей, то она падет».
{289} На кораблях Брюи было не более тысячного отряда солдат, так как давление второй коалиции на сухопутные границы требовало для защиты их сосредоточения всех сил, какие только можно было двинуть туда; но на них в общей сложности было двадцать четыре тысячи матросов и артиллеристов - сила, сама по себе способная совершить многое. Репутация адмирала привлекала под его флаг многочисленный состав офицеров и матросов.
{290} «Рейд Порт-Маона весьма тесен, и выход оттуда очень труден». «Судам лучше держаться у Порт-Маона под парусами, чем стоять на рейде».
{291} По другим достоверным источникам, это было 8-го числа. Согласовать эти показания можно допущением, что Брюи заходил в Геную только с частью флота, причем главные силы его оставались в это время на якоре в бухте Вадо. В таком случае он мог выйти из Генуи 6-го числа, а из Вадо - 8-го.
{292} «Мы избежали встречи с неприятелем, держась весьма близко, под прикрытием тумана, к берегам Пьемонта и Прованса» (журнал капитана Мора, адъютанта Брюи).
{293} «При прохождении мимо Тулона мы узнали о досадных авариях в испанском флоте и направились на соединение с ним в Картахену» (там же).
{294} Британский флот был усмотрен близ Сен-Тропеза и обстреливался с береговых батарей близ Антиба 6 июня.
{295} Этот восточный ветер, кажется, не принимался в соображение критиками действий лорда Кейта.
{296} Пеленг мыса Мелле 8-го числа был NNO, при расстоянии девяносто миль.
{297} Биограф лорда Кейта говорит, что он решился «зайти на Менорку по пути в Розас», что было, конечно, отступлением от прямого приказания Сент-Винсента, но не выходило, однако же, из пределов полномочий офицера в положении Кейта. Зайти на Менорку по пути в Розас от места нахождения его 8-го числа значило пройти 200 миль до нее и еще 150 до бухты Розас, тогда как в момент принятия решения, приведшего к неудаче все крейсерство, Кейт быль только на несколько миль далее от Менорки, чем от бухты Розас, до которой не было и двухсот миль.
{298} В течение этого времени и была захвачена эскадра Перре.
{299} Мятежники, принадлежавшие экипажу одного из судов отряда, а именно «Импетьюэкс», были преданы суду в Порт-Маоне 19 и 20 июня.
{300} Десять или двенадцать британских и четыре или пять португальских; первые отличались исключительно образцовым порядком.
{301} К этому следует прибавить, что при господствовавших тогда ветрах и волнении переход от Мальты до Тулона требовал гораздо более времени, чем от Тулона до Мальты. На это Нельсон часто и горячо сетовал в последующую войну, когда был главнокомандующим британских сил под Тулоном. Мальта, имеющая свое значение, говорил он, как чрезвычайно важный аванпост на пути в Индию и в деле приобретения влияния в Леванте, не имеет значения в операциях против Тулона.
{302} Это ясно видно из письма его к Нельсону от 6 июня. Неудача Кейта обыкновенно приписывается письменным приказаниям Сент-Винсента, полученным 8 июня; между тем, как упомянутое письмо показывает, он решился вернуться на Менорку двумя днями ранее их получения.
{303} В Комментариях Наполеона это письмо помечено 26-м сентября 1799 г., т. е. только месяцем позже дня отплытия Бонапарта.
{304} В то же самое время он потребовал одежду на двойное число людей против того, какое в действительности находилось с ним в Египте, уведомив распоряжавшихся этим делом чиновников, что поступает так для введения в заблуждение Европы относительно силы его армии. Это обстоятельство имело потом существенное влияние на те обвинения, какие он возводил на Клебера, преувеличивая его слабость.
{305} К этому можно прибавить, что уполномоченные собрались сначала на корабле лорда Смита.

Глава 11

{306} «Я говорил вчера вечером, в театре, с генералом Кильменом (начальником отряда, назначенного для посылки в Ирландию). Он сообщил мне, что... Брестское адмиралтейство пусто и что запасы, имеющиеся в других портах, не могут быть пересланы туда вследствие превосходства морских сил противника, поддерживающего повсюду действительную блокаду». В 1801 году «в Брестском порту был недостаток провизии. Вследствие трудности провести туда караван судов первый консул решил разделить находившийся там флот на части и одну из них послать в Рошфор... Испанскому адмиралу (пришедшему туда с Брюи в 1799 году) было предложено конвоировать этот отряд. При этом для снабжения конвойных кораблей ему пришлось брать необходимые предметы с других судов эскадры; что же касается провизии, то он мог получить только семнадцатидневный запас ее. Противные ветры и постоянное присутствие неприятеля помешали отплытию этих судов». По той же самой причине не состоялась и союзная экспедиция на мыс Доброй Надежды. «Голландские порты были блокированы не менее строго, чем и берега Франции». «В Бресте перебивались со дня на день. Вилларе Жуаезу было приказано выйти в море с десятью французскими и десятью испанскими кораблями для оказания поддержки караванам судов при их входе. Он, однако же, не пошел и получил другое назначение».
{307} Между Уэссаном и рифами существует узкий проход, пригодный и для линейных кораблей, но проходом этим, промеренным при лорде Сент-Винсенте, можно было пользоваться лишь при помощи лоцманов, и он составлял таким образом скорее удобство, чем существенную местную особенность.
{308} В Английском Канале и у соседней с ним части западных берегов Европы ветры, дующие между SW и NW, господствуют в течение трех четвертей всего числа дней в году и отличаются часто своей чрезвычайной силой.
{309} Питт в последние годы своей жизни живо сознавал выгоды положения Фальмута. С этим взглядом стоит, вероятно, в связи следующее известие, помещенное в кратковременное вторичное правление Питта в одном из тогдашних журналов: «В настоящее время (февраль 1805 года) решено, чтобы флот Канала собирался впредь в Фальмуте, где и должны быть немедленно же устроены стоянки для пятнадцати линейных кораблей». Взгляд этот разделялся, по-видимому, и лордом Эксмутом. Хотя Фальмут и прекрасно подходил по своему положению для рандеву, но, с другой стороны, суда, искавшие убежища в Торбее могли идти туда на три румба полнее - выгода, хорошо понятная морякам.
{310} «Мы прекрасно знаем, что при ветре южнее SO ни один линейный корабль не может выйти из Бреста». - Письмо Сент-Винсента.
{311} При выполнении этого смелого предприятия Пелью помогло несколько то обстоятельство, что его фрегат был захвачен у французов и поэтому легко мог быть принят за одно из судов экспедиции. Он держался близко, часто на половинном расстоянии пушечного выстрела от головного корабля.
{312} Большая часть команды «Ситизан» была спасена.
{313} «Туман так густ, что мы не можем видеть и на расстоянии длины корабля; туман стоял весь день». «Состояние погоды не дозволяло адмиралу Кольпойсу держать свой флот в пределах наблюдения, и в воздухе висела такая мгла, что приходилось все время делать туманные сигналы выстрелами из пушек».
{314} 16 февраля 1797 года Буве был без суда разжалован Директорией и вернулся во флот, уже во время Консульства. По суждению капитана Шевалье, «он слишком рано отчаялся в успехе экспедиции... и забыл, что он был обязан руководиться только великими интересами, случайно ему вверенными».
{315} По Шевалье. По Джемсу, захвачено было семь судов.
{316} Вольф Тон утверждает, что на судах экспедиции находилось 41160 мушкетов.
{317} Из пятнадцати кораблей четыре имели по девяносто восьми и более пушек.
{318} Современные суда, по своей гораздо большей сложности, значительно больше подвержены авариям, чем суда Сент-Винсента; поэтому неприложение таких же стараний, какие прилагал он к тому, чтобы дать им возможность чиниться своими средствами, будет оказывать теперь еще худшее влияние на боевую силу флота, чем в его время. Ни в каком другом отношении, пожалуй, заботливость администрации не может столь сильно влиять на готовность флота, как именно в этом.
{319} Приблизительно в десяти милях от входа в Брест.
{320} Шевалье писал: «У нас не было в Бресте (в 1800 году) ни провизии, ни материалов. Франко-испанский флот, находившийся там, имел значение только по своей численности».

Глава 12

{321} Англия присоединилась к русско-турецкому союзу 25 декабря 1798 г., Королевство Обеих Сицилии - в начале 1799т.
{322} См., напр., письмо его к леди Гамильтон от 3 октября 1798 года, являющееся лишь одним из многих подобных же заявлений в его корреспонденции.
{323} В совершенно открытой стране, не представляющей никаких естественных преград, бывает мало или же и вовсе не бывает таких стратегических пунктов, которые, находясь в центре позиций и будучи заняты слабейшей стороной, облегчали бы ее действия против разрозненных неприятельских сил. Наоборот, в сильнопересеченной стране, подобной Швейцарии, важные стратегические пункты, как то: проходы, вершины долин, мосты и пр., бывают так многочисленны, что приходится оставлять ’некоторые из них незанятыми, так как в противном случае обороняющиеся, разбросав свои силы, лишились бы тех выгод, которые обыкновенно приносит с собою сосредоточение в одном иди двух командующих центрах.
{324} Говорят, что старый фельдмаршал, получив эти приказания, воскликнул: «Вот как губят армии».
{325} Как раз в это самое время Нельсон послал в Генуэзский залив отряд судов, который должен был оказывать содействие Суворову.
{326} Интересное указание на небезопасность езды по большим дорогам в ту эпоху дает распоряжение, сделанное Бонапартом через год после того, как он стал Первым консулом (7 января 1801 года), чтобы ни один дилижанс, поддерживающий правильное сообщение, не был отправляем без капрала и четырех солдат, вооруженных мушкетами и снабженных двадцатью патронами; в ночное же время должны были еще сверх того назначаться в конвой два конных жандарма. При перевозке монет на сумму свыше 50 000 франков жандармский конвой должен был как днем так и ночью, состоять из четырех человек.
{327} Речь, произнесенная 18 февраля 1801 года.
{328} «Ясно усматривая, - говорит Тьер, панегирист Бонапарта, - что Мальта не могла держаться долго».
{329} Упования, которые Бонапарт возлагал на совокупную численность балтийских флотов, интересно сопоставить с мнением о них специалиста - Нельсона, высказанным в то время, когда он готовился вступить с ними в борьбу. «На военном совете (31 марта 1801 года) некоторыми из членов были сделаны известные возражения, относившиеся до каждой из трех держав, с которыми нам предстояло, последовательно или сразу, иметь дело в тех морях. Грозное значение придавалось в особенности численности русских. Лорд Нельсон ходил по каюте, огорчаясь всем, что отзывалось страхом или нерешительностью. Когда приведенное выше замечание было сделано относительно шведов, он резко заметил: «Чем больше их, тем лучше», и когда то же было сказано про русских, он несколько раз повторил: «Тем лучше, я желал бы, чтобы их было вдвое больше - тем легче, уверяю вас, достанется победа». Он намекал этим, как было впоследствии объяснено им частным образом, на полное незнакомство северных флотов с тактикой. Джемс, отличавшийся тщательностью своих исследований, определяет совокупную численность русского, шведского и датского флотов в Балтийском море в пятьдесят два вымпела, из числа которых были годны для службы не больше сорока одного; некоторые же другие писатели насчитывают восемьдесят восемь судов. «Только при исключительно благоприятном стечении обстоятельств, - прибавляет он, - из числа сорока одного судна могло бы быть собрано в том же месте двадцать пять; а против этих двадцати пяти, принадлежавших притом же трем различным нациям, бывшим совершенными новичками в морской тактике, было больше чем достаточно восемнадцати английских судов, а с Нельсоном в качестве начальника - и пятнадцати» (Nav. list., vol. Ill, p. 43; ed. 1878).
{330} Письмо к Талейрану от 27 января 1801 года.

Глава 13

{331} Когда этот труд уже печатался, автору посчастливилось найти в жизнеописании покойного знаменитого адмирала сэра Вильяма Паркера анекдот о Нельсоне, который в смысле выражения воинских идей этого великого флотоводца стоит дюжины рассказов о его «идите прямо на них», которые циркулируют, как характеристика его доктрин. В октябре 1804 года производились частые рекогносцировки Тулона, и фрегатам «Феб» и «Амазон» приказано было крейсировать соединенно. Прежде чем отпустить их, лорд Нельсон дал командирам их, Капелю и Паркеру, несколько инструкций на случай, если им пришлось бы атаковать два французских фрегата, которые тогда чаще других выходили из порта. Главная инструкция состояла в том, что никто из них не должен нападать на противника один, но что «оба должны стараться атаковать один фрегат вместе и в случае удачи гнаться за другим; тогда, «если вы не возьмете второго, то все-таки вы уже одержали победу, и ваше отечество приобретет один фрегат». Затем, полусмеясь, полусерьезно, он сказал командирам, добродушно прощаясь с ними: «Смею думать, что вы считаете себя славными ребятами, и что когда вы уйдете от меня, то не сделаете ничего такого, что было бы похоже на сказанное вам мною; вы ведь считаете себя умнее меня!».
{332} Датские суда стояли, ошвартовавшись, носами к югу.
{333} Если бы у Нельсона при посылке флага была задняя мысль, то он не признался бы в ней,- ни тогда, ни после, ни другу, ни недругу. «Многие из моих друзей, - писал он месяц спустя после сражения, - думали, что этот шаг не может быть оправдан и представляет военную хитрость. Очень немногие приписывают его тому, что я в действительности чувствовал и что я, Бог даст, сохраню до последнего момента, - т. е. человеколюбию». Затем он распространяется о положении дела и говорит, что раненые датчане на призах получили половину выстрелов, сделанных с береговых батарей. (Nelson’s Disp., vol. IV, p. 33).
{334} «Разрушением Копенгагена мы сделали бы худшее, что могли, и мало подвинулись бы к цели подружиться с датчанами».
{335} Второе эмбарго было наложено 7 ноября 1800 года, с единственной целью вынудить уступку Мальты России. Оно предшествовало шестью неделями декларации о Вооруженном нейтралитете, согласно которой другие державы, под предлогом защиты нейтральных прав, согласились вооружиться. Эти державы уверяли Великобританию в том, что упомянутое эмбарго было вызвано притязаниями царя на Мальту, и что потому они не принимали в нем никакого участия и, следовательно, не должны подвергаться со стороны Великобритании мщению. При этом, однако, они игнорировали факт, что избрали именно этот момент для оказания России поддержки.
{336} О важных последствиях этого соглашения, которое было сделано как придаточная и объяснительная декларация к главной конвенции, см. ниже, глава XVI. Этот вопрос касался операций, в которых Россия, как не занимавшаяся транспортным делом, не была заинтересована.
{337} О подробностях относительно видов Наполеона на стоявшую в Бресте эскадру, в которой был тогда большой отряд испанских судов, приведенных адмиралом Брюи в предшествовавшем августе, см. Corr. deNap., vol. VI, 181,186.
{338} Осеннего.
{339} Выгода близкого наблюдения за портом видна также и из тех затруднений, с которыми встретились французы после прорыва. В рассматриваемом случае семь линейных кораблей были отделены от эскадры Канала в погоню за Гантомом, но «вследствие неимения точных известий» они были посланы в Вест-Индию вместо Средиземного моря. Последнее находилось под надежным контролем эскадры Кейта из семи линейных кораблей и пяти кораблей Уоррена перед Кадисом, к которым у Менорки присоединились еще два.
{340} В вышеизложенном автор старался передать только в сжатом очерке быструю последовательность событий и инструкции, явившиеся плодом напряженной мыслительной деятельности Бонапарта, старавшегося подготовиться к различным ситуациям, в которых мог оказаться. Желающих изучить этот предмет подробно отсылаем к его переписке: vol.. VI, pp. 719, 729, 745; vol, VII, pp. 4, 24 - 26, 69 - 73, 125, 144, 164, 197, 198.
{341} Корабль «Сен-Антуан» - один из тех, которые были уступлены Франции Испанией.
{342} Трактат был подписан 6 июня и ратифицирован 16 июня. Бонапарт получил копию с него 16 июня.
{343} Император Павел особенно настаивал на сохранении независимости Неаполя и на возвращении Пьемонта королю Сардинии. 12 апреля Первый консул услыхал о смерти Павла и сейчас же отдал приказ, делавший Пьемонт военной областью Франции. Приказ этот-был намеренно помечен задним числом - 2 апреля (Corr. de Nap., vol. VII, p. 147). Талейрану было сообщено, что это первый, хотя пока еще совсем пробный шаг к слиянию страны с Францией. На случай возражения со стороны прусского посланника последнему следовало ответить, что Франция не обсуждает дел Италии с королем Пруссии (Idid., p. 153). Императору Александру было вежливо сообщено, что Франция считает интерес, который питал Павел к итальянским принцам, чисто личным, а не политическим (Idid., p. 153). Русский посланник, однако, месяц спустя надменно напомнил Талейрану, что его миссия обусловлена желанием царя, чтобы «короли Сардинии и Обеих Сицилии опять получили провинции, которыми владели до вторжения французских войск в Италию» (Ann. Reg., 1801; State papers, pp. 350 - 342). Лигурия была также сделана военной областью Франции по указу, помеченному 18 апреля.
{344} Хотя и отказав Великобритании в уступке Тринидада в своих инструкциях французскому уполномоченному, он тем не менее уведомил последнего, что в случае необходимости упомянутая уступка может быть сделана (Corr. deNap., voll VII, pp. 255 - 258).
{345} Спич Питта, 3 ноября 1801 года.

Глава 14

{346} «Малейшее промедление при таких обстоятельствах весьма предосудительно и может иметь великие последствия для наших эскадр и военно-морских экспедиций». Corr. de Nap,, Mar. 11, 1892.
{347} Экспедиция в Сан-Доминго стоит уже двадцати пяти тысяч французских солдат.
{348} Британский посланник в Париже пришел к тому же самому заключению по ознакомлении с инструкциями, посланными Талейраном французскому посланнику в Лондоне. «Из этого документа ясно, что французское правительство не желает более доводить дело до крайностей, т. е., иначе сказать, оно не приготовлено к этому». Посланник Соединенных Штатов в Париже писал также 24 марта: «В этом документе видно горячее и искреннее желание избежать войны как со стороны правительства, так и со стороны народа.
{349} Достойно замечания, что эти инструкции были изданы в тот самый день, как в Париж было получено известие о сообщении английского короля парламенту, 8 марта, что «вследствие военных приготовлений в портах Франции и Голландии он принял соответствующие добавочные меры предосторожности». Два дня спустя была созвана милиция.

Глава 15

{350} В случае войны британское правительство предполагало послать экспедицию для занятия Нового Орлеана, как оно сделало впоследствии в 1814 году.
{351} «Голландия, - говорит Тьер, - желала бы остаться нейтральной, но Первый консул принял решение, справедливость которого нельзя отрицать, сделать каждую морскую державу своей помощницей в нашей борьбе против Великобритании». (Cons, el Emp., livre XVII, p. 383).
{352} См. Cobbelt’s Reg., V, pp. 442, 443, где приведены весьма меткие замечания о нападках Питта, написанные самим Кобботом.
{353} «В лучшем случае это только догадка, - говорит он сам, - а свет приписывает мудрость тому, кто догадывается верно». (Nels. Disp., vol. VI, p. 193).
{354} Часть острова, находившаяся прежде во владении испанцев, тогда все еще была в руках французов.
{355} О действиях Бонапарта по отношению к Испании см. два письма его к Тайлерану, авг. 14 и 16, 1803 т.; Corr. deNap., vol. VIII, pp. 680- 586.
{356} Подписана 19 октября 1803 г. (Combate Naval de Trafalgar, by D. Jose de Couto, p. 79).
{357} Описание выгод для французских приватиров пользования испанскими портами изложено с интересными подробностями в Naval Chronicle, vol. XIII, p. 76.
{358} Nels. Disp., vol. VI, p. 240. Это письмо не было послано, так как Нельсон получил скоро приказания от Адмиралтейства.

Глава 16

{359} Когда эти строки были уже написаны, автор прочел мнение Нельсона об этом предмете: «Если бы они не потерпели аварии, то ничто не помешало бы нам встретиться в январе 21-го числа близ южной оконечности Сардинии». (Dispatches, vol. VI, p. 354).
{360} О мнении Вильнева см. Chevalier, Hist, de la Mar. Fran, sous 1’Empire, p. 134; о мнении Нельсона см. Nels. Disp., vol. VI, pp. 334,339
{361} Letter to Pitt by Robert Francis; Castlereagh’s Memoirs, vol. V, p. 444. Все письмо - в высшей степени внушительное, если не сказать пророческое. По внутренним признакам весьма вероятно, что автор этих писем, подписавшийся именем Robert Francis, был Robert Fulton, хотя о том и не упоминается ни в одной из его биографий.
{362} Вышеприведенные сведения заимствованы главным образом из «Naval Chronicle», April 16, 1805, vol. XIII, pp. 366 - 367, по проверке и дополнении их по Дакемсу и другим источникам.
{363} Пункт этот был назначен в инструкциях, Corr. de Nap, vol. X, p. 282. Позднее Наполеон говорит о randezvous у Зеленого мыса (Corr. de Nap., vol. XI, p. 60). Странное недоразумение в таких серьезных инструкциях.
{364} См. выше, стр. 205. Миссиесси отплыл из Вест-Индии на той же неделе, как Вильнев направился туда.
{365} Nels. Disp., vol. VI, p. 401. В предшествующем труде («Влияние морской силы на историю», в русском переводе, стр. 26) автор назвал ложным этот шаг, который Нельсон сделал вследствие заблуждения. Более близкое изучение дела привело автора, однако, к заключению, что британский адмирал был совершенно прав.
{366} Corr. de Nap., Vol. X, p. 624. Сравните это с только что цитированным замечанием Нельсона.
{367} По-видимому, приз (Nels. Disp., vol. VI, 410).
{368} В этот день Наполеон впервые узнал об отплытии Нельсона. 27 июня он пишет: «Я не представляю себе ясно, где Нельсон» (Corr. de Nap., vol. X, p. 701).
{369} О его соображениях по этому предмету см. письмо 16 июня, три дня спустя после оставления Антигуа, а также о его неуверенности по достижении Европы - письмо от 18 июля (Nels. Disp., vol. VI, pp. 457, 473).
{370} Шевалье дает подробное описание аварий, которые потерпели четыре оставшиеся в эскадре испанские судна.
{371} Гавани Ферроль, Корунья и третья, называемая Бетансос, суть бухты, имеющие общий вход с моря.
{372} См. письма Наполеона к Декре, Аллеману, и другим, 26 июля, 1805.
{373} Наполеон к Декре, 29 августа.
{374} Наполеон к Талейрану, дек. 18, 1799 г.: «Составьте ваш ответ в Геную в таких выражениях, чтобы нам была оставлена свобода слить Лигурийскую республику с Францией через несколько месяцев».
{375} Наполеон к Талейрану, 31 июля 1806 г.
{376} Наполеон в Талейрану, 13 августа.
{377} Наполеон к Вильневу, 18 августа.
{378} Наполеон к Декре, 14 августа.
{379} Из них линейных только двадцать девять.

Глава 17

{380} Барроу, тогда секретарь Адмиралтейства, упоминает в письме к Крукеру, 18 июля 1810 г., что два угольщика были взяты в плен в виду Рамсгэйта, близко под Норд-Форландом, и что 27 июля был захвачен один артиллерийский галиот близ Галлоперского маяка, в виду целой эскадры в Даунсе, ни одно из судов которой не тронулось с места (Crocker’s Diary, vol. I, p. 33).
{381} В 1806 году близ одной только Ямайки захвачено было британцами сорок восемь общественных или частных вооруженных судов: из них два фрегата, а остальные - суда незначительных размеров.
{382} Джеймс говорит, что, хотя суда назывались 1200-тонными, число регистровых тонн большой части из них превышает 1300, в некоторых случаях доходит до 1500.
{383} Страховая премия, которая в 1782 году составляла пятнадцать процентов стоимости груза на судах, совершавших торговые рейсы между Китаем и Индией, не превосходила половины этой суммы за все время от весны 1793 года до конца войны.
{384} Письмо бомбейских купцов к сэру Эдуарду Пелью (Nav. Chron., vol. XXIII, 107).
{385} За исключением портов вновь присоединенных департаментов.
{386} По Норману, число всех судов, захваченных французами за время с 1793 г. по 1800 г., равно 5157, тогда как по спискам Лойда - 3639. Благодаря любезности секретаря Лойда автор получил списки взятых в плен британских судов за каждый год, с 1793 по 1814-й, дающие числа, значительно меньше тех, которые приведены в нашей книге выше: согласно им, число взятых в плен британских судов с 1793 г. по 1800 г. включительно, было 3466.
{387} Гэрен считает, что за время с 1793 г. до Амьенского мира до марта 1802 г. Франция захватила 2172 британских судна, как коммерческих, так и военных; сама же она потеряла за это время до 1520 судов всех классов - от рыболовных лодок до фрегатов и линейных кораблей. Число последних (70), определяемое Гэреном, значительно ниже, чем приводит Джемс - добросовестный английский морской историк. Допустив, что на долю военных судов меньших размеров приходится число 150, мы должны заключить, из оценки Гэрена, что в руки британцев попало около 1300 французских торговых судов. Из них, без сомнения, значительная часть относилась к категории судов, занимавшихся прибрежной торговлей, нападения на которые составляли столь обычное и прибыльное развлечение в монотонной блокадной службе британцев. Гэрен претендует на большую тщательность своих данных, но автор имел причины сильно не доверять их точности. Из сопоставления всех выдержек очевидно, однако, что заявление Фокса 24 мая 1795 г. о взятии Францией во второй год войны 860 судов было сильно преувеличенным. (Perl, vol. V, p. 419. Longman’s 1815).
{388} В этот 22-летний период было всего лишь восемнадцать месяцев морского мира.
{389} Так, об одном из самых деятельных французских приватиров, станцией которого был Дюнкерк, писали, что «охота на мелкие суда, совершавшие торговые рейсы между Лондоном и Бервиком, была его любимым делом - не только вследствие ценности грузов этих судов, но и потому, что последние не требовали отделения на них большего числа матросов и, обладая хорошей парусностью, всегда могли уйти от пытавшихся отбить их британских крейсеров и укрыться в портах Франции и Голландии». Между 1793 и 1801 годами этот один приватир захватил в плен тридцать четыре приза (nav. Chron., vol. XII, p. 454).
{390} Отчетов о прибрежной английской торговле до 1824 года совсем не было.
{391} Коммерческие суда той эпохи имели, вообще говоря, малые размеры. Из таблиц Макферсона видно, что суда, совершавшие торговые рейсы между Великобританией и Соединенными Штатами за время с 1792 по 1800 год, имели в среднем от 200 до 230 тонн вместимости; .суда, ходившие в Вест-Индию и Балтийское море - около 250; в Германию, Италию и западную часть Средиземного моря - 150: в Левант - от 250 до 300 тонн и лишь некоторые - 500 тонн. Суда Ост-Индской компании были, как выше сказано, крупнее, имея в среднем почти 800 тонн вместимости каждое. Общая же средняя вместимость, выведенная нами (125 тонн), получилась такой незначительной вследствие большого числа судов, участвовавших в торговле с Ирландией. В 1796 году число входивших в английские и шотландские порты и выходивших из них судов, которые совершали рейсы между ними и Ирландией, было 13688 - что составляет более половины (по числу, а не по вместимости) всех британских судов, участвовавших в так называемой заграничной торговле, - причем вместимость одного судна в среднем не превышала 80 тонн в 1806 году, на торговлю с Ирландией приходилось 13939 судов - против 5211 поддержавших торговые соглашения с остальными странами, и вместимость одного такого судна в среднем опять была не более 80 тонн (Porter’s Progress of the Nation, part II, pp. 85, 174).
{392} Именно - при общем числе их 3289 средняя вместимость каждого равнялась 18 тоннам.
{393} Портер дает официальные сведения о призовых судах, занесенных в списки между 1793 и 1812 годами. В 1792 году их было только 609, при общей вместимости 93 994 тонны.
{394} Стоимость эта выражена в так называемых «официальных ценах», которые приписывались в прошлом столетии различным товарам произвольно. Выгода этой системы состоит в том, что в числовые данные, подобные рассматриваемым нами теперь, колебания цен не входят, почему они могут сравниваться между собой, как выраженные «в одном и том же масштабе». Во всей этой главе употребляются официальные цены, когда нет оговорки «действительные цены», которые были обыкновенно значительно большими, чем официальные. Так, в 1800 году ввоз и вывоз по официальной оценке определялся, как сказано выше, в 73 723 000 фунтов стерлингов, а действительная стоимость его была 111 231 000 фунтов стерлингов.
{395} «Французы не потерпят, чтобы держава, которая старается основать свое богатство на бедствиях других государств, воздвигнуть свою торговлю на развалинах торговли других государств и, добиваясь владычества на морях, хочет навязать всем предметы своей мануфактуры и не принимать ничего от иностранной промышленности, наслаждалась далее плодами своих позорных спекуляций».. Записка Директории в Совет пятисот, 4 янв., 1798 г.
{396} Акт, установивший эти пошлины, вошел в действие 15 августа 1789 года. Суда, построенные в Соединенных Штатах и принадлежавшие их гражданам, уплачивали входную пошлину в размере шести центов на тонну, все же другие суда - пятьдесят центов. Кроме того был допущен еще учет в десять процентов на установленные пошлины по предметам, которые ввозились на судах, построенных в стране и принадлежавших ей.
{397} В письме американского консула в Вест-Индии от 7 марта 1794 года упоминается о 220 судах, но число это не полное, так как тогда указ дошел до английских крейсеров лишь еще недавно.
{398} Указом 30 августа 1784 г.
{399} Национальный конвент непосредственно после объявления войны, 17 февраля 1793 года, расширил свободу торговли между Соединенными Штатами и французскими колониями; но это обстоятельство не могло повлиять на существенный факт, что рассматриваемая торговля при известных условиях имела место и в мирное время.
{400} Сам Монро в другой части того же письма признает, что «Великобритания не отказывается от своей доктрины ни в котором из постановлений... Всякое отступление от последней истолковывается как добровольная уступка ее основному принципу».
{401} М-р Джей, должно быть, не уяснил себе чего-то в этом деле, потому что по возвращении писал государственному секретарю: «Договор запрещает вывоз из Соединенных Штатов вест-индских товаров на нейтральных судах... но мы можем вывозить их прямо с французских или других, Вест-Индских островов в Европу». Конечно, договор не допускал этого.
{402} Следует припомнить, что дни Конца мая были свидетелями смертельной борьбы между якобинцами и жирондистами и что последние окончательно пали 2 июня.
{403} Одна из этих претензий относилась к тому, что Соединенные Штаты запретили теперь продажу в своих портах призов, отнятых у британцев французскими крейсерами. Такой образ действий, несогласный с договором с Францией и делавший различие между Великобританией и Францией в пользу первой, не дозволялся трактатом Джея.
{404} Речь Дентцеля в Совете старейшин.
{405} Письмо к Талейрану.
{406} Через день после того, как было получено известие о сражении при Риволи, м-р Пинкней, который оставался в Париже, несмотря на то что не признавался официальным послом, получил резкое предложение оставить Францию.
{407} 11 марта и 8 октября 1793 г.
{408} Из ввоза в Германию три пятых доли составляли иностранный товар, попадавший туда через Великобританию.
{409} Значение Вест-Индии в торговле Великобритании за последнее десятилетие XVIII столетия видно из нижеследующей таблицы. Значение этих чисел заключается не только в указании на размеры британской торговли в Вест-Индии, но и в указании на большой рост вывоза в Германию и на сохранение значительных торговых сношений с Францией, Бельгией и Голландией, с которыми Великобритания вела войну. Из приведенного вывоза 25 процентов в 1792 году и 43 процента в 1800 году приходились на долю иностранного товара, главным образом вест-индского, который по ввозе его в Великобританию вывозился оттуда на континент.
{410} В 1800 году завоеванные острова доставляли 9 процентов ввоза в Британию.
{411} Числа эти заимствованы из речи Арну. Автор того же имени, бывший шефом бюро торговли, издал в 1797 году книгу, содержащую более подробные сведения о французской морской торговле и полную выражениями сильной ненависти к Англии. Если автор сам не был депутатом, то, без сомнения, имел свободный доступ к официальным документам.
{412} Вследствие закона 18 января 1798 года британское правительство отрядило линейный корабль и два фрегата для конвоирования каравана американских судов до берегов Америки.
{413} Речь 2 февраля 1801 года.
{414} Речь 25 марта 1801 года.
{415} Принцип закона 1756 года состоял в том, как припомнят читатели, что нейтральная сторона не может заниматься транспортным делом на пользу воюющей стороны в тех отраслях или районах торговли, из которых последняя сторона исключила первую в мирное время.
{416} Из отчета, представленного Национальному конвенту 3 июля 1793 года, видно, что за время с 1787 г. по 1789 г. только две десятые французских товаров перевозились на французских судах; в 1792 году, который быль последним в период морского мира, - несколько более, но все-таки лишь три десятых.
{417} Стоимость вывоза с французских Вест-Индских островов в 1788 году достигла суммы 52 000 000 долларов, из которых 40 000 000 приходились на долю одного Сан-Доминго. Так как этот вывоз на время почти совершенно прекратился, то легко вообразить себе влияние этого обстоятельства на состояние цен.
{418} Американское судно, прибывшее в Марблхэд 29 мая, выгрузило свой груз 30-го и 31-го числа, вновь нагрузилось затем и вышло из порта 3 июня.
{419} По поводу захвата брига «Аурора», Мадисон, государственный секретарь, писал: «Пошлины были уплачены или обозначены, согласно закону, таким же способом, какой требуется по отношению к предметам, назначающимся для домашнего потребления; при погрузке же товара вновь на судно для вывоза на эти пошлины был сделан учет в размере 3,5 процента, как это дозволено по отношению к ввезенным товарам во всех случаях». (Am. State Papers, vol. II, p. 732). При захвате и вводе в порт американского судна «Уильям» на пошлины в сумме 1239 долларов быль сделан учет в 1211 долларов. При знаменитом захвате «Эшера», первом в 1804 году, на пошлину в 5278 долларов был сделан учет в 5280 долларов (Idid., 405).

Глава 18

{420} Текст Берлинского декрета помещен в American State Papers, vol. Ill, p. 262.
{421} Любопытное указание на зависимость континента от британских мануфактур состоит в том, что французская армия в продолжение этой ужасной зимы была обута и одета в британские изделия, ввезенные французским посланником в Гамбурге уже после издания Берлинского декрета (Bouriene’s Memoirs, vol. VII, р 292).
{422} Письмо лорда Гоуика: (Howick) к Монро, 10 янв. 1807 г. Am. State Papers, vol. Ill, p.5.
{423} Президентское послание конгрессу 27 окт. 1807 г.: Am. State Papers, vol. III. p. 5.
{424} Британская декларация 25 сентября 1807 г. - документ, который искусно и вполне оправдывает поступок Великобритании: Annual Register 1807, p. 735.
{425} См., например, Cobbett’s Parl.Debates, vol. VIII, pp. 630, 641 - 644, vol. ix, p. 87, petition of west india planters; p. 100 speech of mr. hibbert; and p. 684, speech of Mr. Georg Rose.
{426} 11 ноября было обнародовано три Королевских указа - все относящиеся к тому же самому предмету. Вслед за ними, 25 ноября, были изданы три других, развивающих далее или изменяющих три первых.
{427} Внимание, оказываемое поддержанию торговли Великобритании, проявилось всего яснее во втором указе от 11 ноября, которым подрывался навигационный акт (Navigation Act) через разрешение всякому дружественному кораблю ввозить произведения неприятельских стран; это разрешение было распространено впоследствии (парламентским актом 14 апреля 1808 года) на всякое судно, «принадлежащее какой бы то ни было стране, состоящей или нет в хороших отношениях с его величеством». Этим неприятельские коммерческие корабли допускались как транспорты в торговых сношениях Великобритании с запретными портами. См. Am State Papers, vol. Ill, pp. 270, 282.
{428} Гибралтар и Мальта поименованы особо, как естественные складочные места в Средиземном море, из которых производилась обширная контрабандная торговля для обхода мероприятий Наполеона. Губернаторы этих мест были уполномочены выдавать лицензии даже неприятельским кораблям вместимостью не выше 100 тонн, если они не вооружены, для участия в британской торговле вопреки декретам императора.
{429} 28 марта 1808 года был издан парламентский акт, устанавливающий вывозные пошлины, в дальнейшее развитие постановлений Королевских указов. Этот акт содержал статью об освобождении американских судов, направляющихся в британские порты, от ластового сбора, налагаемого на суда, находящиеся в порту добровольно.
{430} В прениях об указах 3 марта 1812 года слова Спенсера Персеваля, одного из министров, главным образом ответственного за эти указы, передавались так: «Что касается принципа, на котором основаны Королевские указы, то он просил заметить, что считал, их всегда лишь строго мерами возмездия и насколько он мог понять дело, они лучше всего оправдывались этим принципом... Целью правительства была защита и развитие отечественной торговли, на которую сделано такое беспримерное до сих пор нападение французскими декретами. Если бы Королевские указы не были изданы, то Франция вела бы свободную колониальную торговлю при посредстве нейтральных судов, а мы были бы отрезаны от континента... Целью Королевских указов было не уничтожение, торговли континента, но принуждение последнего к торговле с нами». (Cobbett’s Parl. Debates, vol. XXI, p. 1152). Что касается последствий для Франции, то Персеваль заявил, что доход с таможен во Франции упал с шести миллионов франков в 1807 году до восемнадцати с половиной миллионов в 1808-м и до одиннадцати с половиной в 1809 году.
{431} Correspondence de Napoleon, vol. XVIII, p. 19.
{432} Письмо Наполеона к Людовику из Трианона, 20 дек., 1808 г.; Memoires de Bourienne, vol. VIII, p. 134. - Garnier’s Louis Bonaparte, p. 351, вероятно, 1809 г.; - 20 дек. 1808 г. Наполеон был в Мадриде, а в 1809 г. - в Трианоне, не говоря уже о ссылке на Австрийскую войну 1809 г.
{433} Наполеон издал инструкции, относящиеся к этому предмету, в августе 1807 года. Товары, какие могла доставить Англия, были секвестрованы; те, которые не могли быть британского происхождения, - как, например, морские припасы и французские вина, - были допущены. Всем судам преграждался выход с Везера. Никаких объяснений такого образа действий иностранным агентам не было дано. См. Cobbett’s Political Register, 1807, pp. 857 - 859.
{434} Наполеон видел в 1809 году, что дело, совершенное им в Тильзите, совсем потеряно, так как единственная война, которую Россия могла вести против англичан, была война на почве торговли, а последняя встречала там покровительство почти такое же, как прежде. Так, в Майнце продавались сахар и кофе, доставленные из Риги. - Memoires de Savary, due de rovigo (Имперский начальник полиции), vol. Ill, p. 135.
{435} D’lvernois, Effect of Continental blocade, London, Jan; 1819. Лорд Гренвиль, один из вождей оппозиции, выразил подобный взгляд, когда говорил в палате лордов 8 февраля 1810 года.

Ту же мысль развивал и спич короля при открытии парламента 19 января 1809 года: «Общественные доходы, несмотря на то, что мы заперты почти от всей континентальной Европы и совершенно от Соединенных Штатов, росли до размеров, неожиданных даже для сильнейших оптимистов».

{436} Например, лицензия была необходима для британского подданного на право погрузки на судно каких бы то ни было товаров, предназначавшихся для неприятельского порта, хотя бы это судно и было нейтральным. В 1805 - 1807 годах королевские указы исключили обязательность лицензий в частных случаях, но даже и тогда купцы предпочитали взять лицензию, потому что она коротко разрешала все вопросы, поднимавшиеся британскими крейсерами, и особенно приватирами. См. Cobbett’s Parl. Debates, vol. X, p. 924.
{437} Интересное описание нейтрализованной торговли читатели найдут в Naval Chronicle, vol. p. XXXI, p. 119. - О системе лицензий можно прочесть в Parlamentary Debates (table of Contents) и Quarterly Rewiew of May, 1811.
{438} В 1809 и 1810 годах сто шесть только американских судов были захвачены приватирами. Однако лишь часть из них была признана законными призами. (Am State Papers, vol. Ill, p. 521).
{439} Сообщение Эрскина (Erskine) по этому предмету помечено 19 апреля 1809 г.
{440} Декрет сохранялся в тайне, и его существование отрицалось в Moniteur’e. (cobbett’s pol. Register, XVIII, p. 701). Наполеон писал итальянскому вице-королю 6 августа 1810 года: «Вы получите декрет, который я только что издал, чтобы установить пошлины на колониальные продукты... Он должен соблюдаться в Италии, это секрет, который оставьте при себе; вы поэтому сделаете распоряжение об исполнении декрета только министерскими письмами». (Corr. vol. XXI, р. 28).
{441} В Бордо знали, что снабженные лицензиями суда нагружались вином и водкой для британской армии в Португалии (Memoires de due de Rovigo, vol.V, p.60).
{442} Porter’s Progress of the Natio, sect. Ill, p. 205. В 1815 году, после падения Наполеона, цена упала до 34 фунтов стерлингов.
{443} Как Монрое, так и Пинкней в бытность посланниками в Лондоне сообщали правительству Соединенных Штатов, что принятые крайние меры пользовались популярностью. (Am. State Papers, vol. Ill pp. 188, 206).
{444} Letter on the Genucs and Disposition of the Franch Government; by an American Lateley returned from Europe, pp. 189 - 192. Baltimore, 1810. См. также Metternich’s Memoirs, vol. II, p. 476, где упоминается о бедственном состоянии Франции.
{445} Memoires du due de Raguse, vol. Ill, p. 423. - Marmont прибавляет: «Это было сильным подспорьем для французской промышленности в ту эпоху лишений и бедности».
{446} Таким же образом суда с британскими лицензиями часто проскальзывали во французские порты, особенно с морскими припасами из Балтики.
{447} «Не было ни одного голландца, - говорит Тьер, - который не потерял бы пятидесяти процентов своего капитала в иностранных займах». Cons, et Empire (Forbes’s trains.), XII, 47.
{448} Император желает войны потому, что ему нужна более или менее девственная почва, потому что ему надо занять свои армии и содержать их за счет других... Румянцев сообщил мне длинный разговор, который имел с императором. «Ему нужны деньги,- сказал Румянцев,- он не скрывает этого: он желает войны с Австрией, чтобы достать их» (Metternich to Stadion, Feb. 17. 1809; Memoirs, II, 329). Австрийская война 1809 года дала военной казне Наполеона 34 000 000 долларов. (Thiers, Cons, et. Emp., Book XXXVIII, p. 34).
{449} Так он пишет к Даву, командующему французской армией в Германии: «Мне будет нужно много денег, что должно заставить вас понять, как важно для меня, чтобы вы достали их мне возможно больше и просили их от меня возможно меньше». (Согг., March. 24,1811).
{450} Это состояние долга было отчасти искусственным, так как Наполеон поддерживал цену общественных облигации на 80% тайным участием своей военной шкатулки (Thiers, Cous. ct Emp., Book. XLI, p. 18).
{451} Любопытно отметить в письмах Меттерниха, бывшего тогда послом в Париже, как он исчислял это истощение «капитала» французской армии, видя в этом окончательное прекращение подчиненности Австрии: «С некоторого времени Наполеон живет в долг. Запасы были израсходованы» (11 апреля 1809 г.). Сравните также его обращение к императору в 1813 году: «Не набрана ли ваша настоящая армия на одно поколение раньше времени? Я видел ваших солдат; это просто мальчики». (Memoirs, vol. I, p: 189).
{452} Эти притязания Наполеона были по большей части совершенно справедливы. Несколько интересных фактов, относящихся к истинному характеру так называемой нейтральной торговли в Балтийском море, могут быть заимствованы из Ross’s Life of Saumarez, vol. II. Maps. IX -XIII. См. также донесения, представленные многими американскими шкиперами, Am State Papers vol. Ill, pp. 329 - 333. С другой стороны, в высшей степени правдивый Джон Адаме, посланник Соединенных Штатов в России, утверждал, что он действительно знал несколько американских кораблей, пришедших прямо из Соединенных Штатов. Эти факты, однако, показывают только зависимость всего света того времени от морского могущества Великобритании, которое делало невозможной Континентальную систему Наполеона. С другой стороны, она была для него единственным средством настигнуть своего неприятеля. Если тот шел вперед, то разорялся; если отступал, то банкротился.
{453} В продолжение одного 1809 года этот флот захватил 430 кораблей, в среднем в шестьдесят тонн каждый, из которых 340 были датские. Между ними было от тридцати до сорока вооруженных катеров и шхун, очень многими из которых Дания пользовалась для снабжения Норвегии хлебом. Остальные девяносто кораблей были русские (Naval Chronicle, vol. XXII, p. 517).
{454} «Еще раз я должен сказать вам, - писал один шведский государственный человек Сомарецу, - что вы были главным виновником того, что Россия осмелилась вести войну против Франции. Сделайте вы один выстрел, когда мы объявили войну Англии, все было бы кончено, и Европа была бы порабощена» (Ross’s Saumarez, vol, p. 294).
{455} См. спор Меттерниха с французским министром иностранных дел в октябре 1807 г. (Memoirs, vol. II, p. 161).
{456} Это составляет около 8 процентов в год. Соответствующее же увеличение за четырехлетнее управление (1757 - 1761 годы) старшего Питта в период Семилетней войны равнялось 29 процентам, что дает 7 процентов в год.
{457} Относительно сделанного самим Наполеоном заявления об этом факте см. «Note pour le Ministre des Relations Exterieures», Corr. См. также выше, стр. 349.
{458} Annual Register, 1793, p.163. Относительно переписки По этому поводу см. A. R. 1792; State Papers, pp. 326, 327. См. также письмо Ле’Брюна, французского министра иностранных дел, в Monitteure, Aug. 26, 1792.
{459} Директория старалась ввести в небольших государствах, соседних с Францией или же бывших с ней в союзе, республиканские конституции «однородные» (централизованные) по форме и аналогичные с нашей собственной, как сделал это и Бонапарт в Цизальпинской республике и Генуе. Таким же образом поступила и в Голландии, где подготовила для правительства Соединенных Провинций нечто вроде 1.8-го фуктидора (государственный переворот). Теперь она имеет в виду революционизировать Швейцарию. Бонапарт же поощряет ее. Он уже вызвал революцию в близкой к Швейцарии и союзной с ней республикой Граубендской. Martin, Hist, de France dcpnis 1789, vol. III. p. 7.
{460} 3аметка Наполеона относилась собственно к эдиктам Директории о конфискации английских товаров, оказавшихся где-либо на суше, но она одинаково применима и к декрету, изданному в январе 1798 года и распространившему действия названных эдиктов на море: «Le Directoire ebaucha le systeme du».
{461} Переписка эта, поскольку она опубликована, помещена в Annual Register, 1797; State Papers, pp. 181-223.
{462} Яркое изображение последствий, вызванных Берлинским декретом на континенте, находится у Fyffc, в History of Modern Europe, vol. I, p. 328.
Содержание