Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Глава VI.

Развитие взглядов на использование флотов ведущих морских держав в войне на море

1. Военные доктрины и стратегические концепции применения ВМС ведущих морских держав

Качественно новая военно-политическая и военно-стратегическая обстановка, сложившаяся в настоящее время в мире, привела к тому, что ведущие государства Запада и Востока в интересах достижения своих целей на международной арене пересмотрели в начале 90-х годов военно-морские стратегии, в которых в концентрированном виде выражены их взгляды на боевое применение ВМС на океанских и континентальных ТВД.

Эти же изменения не только оказали существенное влияние на международную политику, но и поставили новые серьезные проблемы перед органами, планирующими как строительство, так и применение вооруженных сил. Они связаны с переоценкой характера угроз, источников и районов потенциальных конфликтов, а также с сокращением военных расходов большинства стран мира. Проблемы, стоящие перед вооруженными силами в целом, проецируются на их виды, в том числе и на военно-морские силы.

Новые военные доктрины и концепции применения ВМС ведущих морских держав (в первую очередь США) в настоящее время разрабатываются с учетом противодействия региональным конфликтам, распространению оружия массового поражения, опасности дестабилизации обстановки в отдельных регионах и государствах (в том числе в Персидском заливе, на Балканском и Корейском полуостровах, в России, странах СНГ, Китае) и транснациональным опасностям (наркобизнес, международный терроризм, преступность, миграция населения и т.п.).

В новой национальной военной стратегии США, принятой в сентябре 1997 года и получившей название "Стратегия формирования, реагирования, постоянной подготовки", указывается, что для достижения стратегических национальных и военных целей США требуется наличие вооруженных сил, способных выполнить три комплекса задач (элементы стратегии):

 формирование благоприятной международной обстановки посредством сдерживания устрашением;

 реагирование на весь спектр кризисов - от оказания гуманитарной помощи до ведения крупномасштабной войны (двух войн одновременно или в перекрывающей друг друга последовательности);

 постоянная подготовка к неопределенному будущему (включая поддержание военного превосходства, достаточного уровня финансирования, проведение модернизации вооружения и военной техники на основе достижений научно-технической революции).

Военные действия и операции по достижению таких целей и задач обеспечиваются выполнением следующих стратегических концепций.

1. "Стратегическая гибкость" - своевременное сосредоточение, применение и обеспечение длительности применения военной мощи США с такой скоростью, которой противники США ничего не смогут противопоставить.

2. "Присутствие вооруженных сил США в передовых районах" - для ВМС США это постоянное присутствие в таких районах, как Северная морская зона на Атлантике, Средиземном море, Персидский залив и Красное море, западная часть Тихого океана.

3. "Переброска сил и средств" - наличие действенных возможностей по переброске сил и средств в любой район мира для предотвращения конфликта и быстрого реагирования на кризис и войну.

4. "Решающие силы" - задействование достаточной военной мощи для преодоления сопротивления противника и достижения благоприятного для США политического исхода.

Главным во взглядах военно-политического руководства США на применение вооруженных сил является ориентация, прежде всего, на ограниченные (локальные или региональные) войны в различных районах мира. Характерная особенность подобных войн заключается в том, что многие из них могут вестись якобы под эгидой ООН, фактически же по сценарию и под руководством США (военный конфликт в зоне Персидского залива), а также без формального одобрения ООН и опять-таки по сценарию США военная агрессия против Югославии.

В подтверждение этого в официально опубликованных документах министерства обороны США указывается, что "если США откажутся от выполнения своих международных обязательств, утратят в мировых делах свое военное превосходство, мир может стать гораздо более опасным, а степень угрозы США, их союзникам и друзьям может существенно возрасти".

Для выполнения этого положения США взяли на себя функции мирового жандарма, присвоив себе право вести боевые действия даже без объявления войны против любой страны, которая, по их оценкам, может представлять угрозу. Примерами могут служить высокоточные удары средствами воздушного нападения (крылатыми ракетами морского и воздушного базирования, авиацией ВВС и ВМС) по объектам системы ПВО в Ираке (1993, 1996 и 1998 гг.) и Боснии (1995 г.), по объектам химического производства в Судане и базам террористов в Афганистане (август 1998 г.), по военным и гражданским объектам на территории Югославии (март - июнь 1999 г.).

Вместе с тем Соединенные Штаты не исключают возможности ведения и крупномасштабной войны с применением только обычных средств поражения. Такая война может стать следствием эскалации локального конфликта, в который могут быть вовлечены страны нашего ближнего зарубежья, Россия, а также США и их союзники. Общей особенностью крупномасштабной обычной войны и обычных войн меньшего масштаба явится то, что их развязывание и ведение может сопровождаться наличием постоянной угрозы применения в любое время ядерных сил США и других стран, имеющих на вооружении ядерное оружие.

Потенциальная возможность развязывания крупномасштабной ядерной войны маловероятна, но полностью не исключена. Она может последовать из-за резкого обострения международной обстановки в результате применения оружия массового поражения одной из сторон в региональном вооруженном конфликте, случайного пуска ядерных ракет, а также несанкционированного использования других средств массового поражения. Подтверждением сказанному является проведение Комитетом начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США регулярных тренировок и учений с ядерными силами по отработке планов их выборочного и массированного применения.

Исходя из вышеизложенных положений, военно-политическое руководство США продолжает уделять неослабное внимание вопросам ядерной политики и ядерной стратегии, развитию и совершенствованию стратегических ядерных сил. В целом, как и ранее, ядерная политика и стратегия США будут направлены на обеспечение лидирующей роли страны в мире с позиции ядерной мощи и ядерного превосходства.

В области вооруженных сил общего назначения, прогнозируя развитие военно-политической обстановки до 2005 года и далее на перспективу до 2010-2015 годов, военно-политическое руководство США остановилось на необходимости иметь вооруженные силы, достаточные для обеспечения передового присутствия в наиболее оперативно важных районах в мирное время и участие их одновременно в двух крупных региональных конфликтах по типу войны в зоне Персидского залива, то есть с широким использованием высокоточного оружия.

Роль ВМС и морской пехоты США при этом определяется следующим образом: "Назначение морских сил США остается прежним - воздействие мощью и распространение влияния нации через моря на акватории и берега иностранных государств как в мирное, так и в военное время. Важнейшая роль морских сил - быть задействованными в передовых районах с целью предотвращения конфликтов и осуществления контролирования кризисов".

Рабочими группами объединенного штаба КНШ вооруженных сил США разработан ряд возможных сценариев войн на период до 2005 года. Отработка действий вооруженных сил и ВМС по сценариям возникновения кризисных ситуаций постоянно проигрывается в ходе плановых мероприятий оперативной и боевой подготовки.

При этом подчеркивается, что конкретный состав группировки вооруженных сил ВМС США в потенциальном конфликте зависит, в первую очередь, от возможного противника и района боевых действий. По оценкам американских военных экспертов, ожидается, что потенциальные региональные агрессоры будут способны иметь в составе своих ВС до 400-750 тыс. человек личного состава, 2-4 тыс. танков, 500-1000 боевых самолетов, 100-1000 баллистических ракет типа "Скад", часть из которых может быть с боеголовками в ядерном, химическом или биологическом снаряжении, 100-200 боевых кораблей, главным образом ракетных катеров, и до 50 подводных лодок. Основным оружием ВМС противника, представляющим угрозу для боевых кораблей ВМС США, считается минное оружие, подводные лодки, действующие на небольших глубинах, а также быстроходные ракетные катера, вооруженные противокорабельными ракетами класса "поверхность - поверхность".

Для успешного решения задач в региональном конфликте с таким противником от ВМС США планируется в среднем привлечь до 4-6 авианосных ударных группировок (АУГ), 4-5 экспедиционных бригад морской пехоты (МП), подразделения сил специальных операций. Так, например, для возможных действий предполагается привлечь:

 против вооруженных сил Ирака (в конфликте с Кувейтом) - до 3 АУГ, 40 носителей крылатых ракет "Томагавк" с общим боезапасом до 1160 крылатых ракет, одну экспедиционную дивизию морской пехоты;

 против вооруженных сил СНГ (в конфликте со странами Балтии) - до 6 АУГ, 2-3 авианосно-поисково-ударные группы (АПУГ), 36 носителей крылатых ракет "Томагавк" (боезапас более 1000 крылатых ракет), 1-2 экспедиционные дивизии МП;

 против вооруженных сил Китая - до 6 АУГ, 30 носителей крылатых ракет "Томагавк" (боезапас до 1000 крылатых ракет), 2 экспедиционные дивизии МП;

Кроме вооруженных сил США, к участию в возможном конфликте планируют привлечь и, безусловно, привлекут также ВМС стран-союзников.

Так, в ходе силового разрешения фактических региональных конфликтов, имевших место уже в последнее время, США и их союзники имели возможность в короткие сроки создать в кризисном районе следующие группировки:

а) против Ирака в ходе операции "Лиса в пустыне":

 до 26 боевых кораблей (от США и Великобритании), в том числе две АУГ, десантный отряд, ракетно-ударная группа, 15 носителей крылатых ракет "Томагавк" (12 надводных кораблей, 3 атомные подводные лодки), 138 самолетов палубной авиации (всего из 12 стран НАТО - 121 корабль, 1121 боевой самолет и до 200 тыс. человек);

 более 170 боевых самолетов ВВС, в том числе 21 стратегический бомбардировщик В-52Н и В-1В ВВС США;

б) против Югославии в ходе операции "Эллайд форс" (только в течение первых 30 суток боевых действий):

 до 40 боевых кораблей (от 9 стран НАТО), в том числе 2 АУГ (США и Франция), 2 АПУГ (Великобритания и Италия), десантный отряд и ракетно-ударная группа (США), 8 носителей крылатых ракет "Томагавк" (3 нк, 5 пла), 108 самолетов палубной авиации;

 более 400 боевых самолетов ВВС (от 13 стран НАТО), в том числе 21 стратегический бомбардировщик В-52Н, В-2А и В-1В ВВС США.

Как показывает опыт, а также сам ход реализации основных положений новых концепций вооруженных сил США в современных условиях и в ближайшем будущем, основную роль играют и будут играть объединенные группировки под единым командованием, состоящие из компонентов всех видов вооруженных сил. Делая упор на достижение господства в различных видах военных действий путем проведения совместных операций такими группировками, военное руководство США уделяет самое пристальное внимание совершенствованию их возможностей по ведению боевых действий с учетом особенностей задач, которые могут быть поставлены силам (войскам) для действий в любом регионе мира, исходя из уровня конфликта и необходимости вести войну нового поколения.

С точки зрения повышения боевых возможностей ВС США особое внимание уделяется следующим ключевым моментам:

поэтапная и продуманная интеграция возможностей всех видов вооруженных сил, их полная совместимость по всем параметрам: методически, организационно, мыслительно и технически;

эффективные методы интеграции и улучшения взаимодействия и взаимозаменяемости вооруженных сил союзников и партнеров США по коалициям;

успешное применение новых и усовершенствованных технологий;

обеспечение информационного превосходства, возможности ведения наступательных ударных и оборонительных действий в рамках информационной войны.

Кроме того, взят курс на изменение порядка проведения интенсивных совместных военных операций. Вместо того чтобы полагаться на крупные соединения и последовательное ведение боевых действий, ставится задача достичь эффекта массирования боевой мощи в решающее время и в нужном месте при меньшем сосредоточении своих сил и средств, прежде всего за счет внедрения технологических достижений (оружие, имеющее более высокое поражающее действие и большую дальность стрельбы, системы точного целеуказания и т.д.) и усовершенствования управления силами, основанного на точной разведывательной информации.

Исходя из этого, в руководящих документах вооруженных сил США, появившихся уже после принятия новой военной доктрины и после войны в Югославии, сформулирована суть новых (единых для всех видов вооруженных сил) взглядов на проведение совместных операций в вооруженных конфликтах. Вот главные из них:

"Господствующий маневр" - предполагает полномасштабное применение рассредоточенных группировок разнородных сил (включая наземные, морские, воздушные и космические компоненты), меньших по составу, но обладающих б?льшими способностями по массированию огневой мощи и активно использующих возможности по информационному обеспечению и маневру для решения поставленных задач.

"Высокоточное сражение (бой)" - предусматривает применение самых различных средств вооружения (в том числе высокоточного оружия, оружия избирательного действия, а также всепогодных средств нанесения ударов без захода в зону поражения противником) и представляет более широкий выбор вариантов боевых действий, обеспечивающих адекватность, точность и гибкость.

В реализации взглядов военно-политического руководства США ведущую роль играют военно-морские силы, которые считаются одним из наиболее боеготовых, универсальных и живучих видов вооруженных сил, способных решать широкий круг задач не только на океанских и морских, но и на приморских направлениях сухопутных театров.

Именно ВМС, как ни один другой вид вооруженных сил, могут эффективно применяться как в военное, так и в мирное время. Располагая более чем половиной практически неуязвимых стратегических ядерных боеприпасов подводного базирования, мощной штурмовой авиацией, мобильной морской пехотой, военно-морские силы США несут постоянную стратегическую угрозу практически любому региону земного шара.

2. Новая военно-морская стратегия США и ее основные концепции

В связи с исчезновением угрозы глобальной войны и ростом опасности кризисов и конфликтов в различных регионах мира изменились и взгляды на применение флота и морской пехоты США.

Новая военно-морская стратегия США, принятая в сентябре 1994 года и получившая название "Действия с моря в передовых районах", наглядно отразила изменения в приоритетности задач, стоящих перед ВМС, отодвинув на второй план боевые действия в открытом море и отведя более высокое место совместным операциям, проводимым с морских направлений, для оказания влияния на события в приморско-прибрежных районах, то есть находящихся в пределах 650 миль от береговой черты в зоне непосредственной досягаемости ударной мощи сил морского базирования. По оценке специалистов ВМС США, 70% населения мира живет не далее 370 км от береговой черты, около 80% столиц государств мира расположены на удалении не более 550 км от берега, большинство городов мира лежит в пределах 200 км от берега, более 92% (для России - 80%) важных объектов во всех регионах земного шара также находятся в прибрежной полосе. Для России общее количество важных объектов - стратегических целей (столица и города свыше 100 тыс. населения, урановые, нефтяные и газовые месторождения, центры по переработке и обогащению радиоактивных материалов, ГЭС) составляет около 150, из них в прибрежном районе находится более 120.

Новая военно-морская стратегия США базируется на следующих основных концепциях:

1. Ядерное сдерживание и особенно устрашение обычным высокоточным оружием (т.е. создание условий бессмысленности применения потенциальным противником любых видов оружия).

2. Постоянное присутствие группировок ВМС в передовых районах для предотвращения кризисов и немедленного реагирования на них (в повседневных условиях - присутствие в Северной морской зоне на Атлантике, то есть Баренцевом и прилегающих морях, 2-3 атомных подводных лодок, 1-2 кораблей гидроакустической разведки; в Средиземном море - 6-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 4-5 атомных подводных лодок; в Персидском и Оманском заливах - 5-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 1-2 атомные подводные лодки; в западной части Тихого океана и прилегающих к России морях - 7-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 3-4 атомные подводные лодки, 1-2 корабля гидроакустической разведки и дополнительно в каждом из указанных выше районов - до одной эскадрильи самолетов БПА).

3. Объединенные операции ВМС совместно с другими видами ВС и вооруженными силами стран союзников (в случае вооруженного конфликта - ведение боевых действий против ВМС противника и завоевание господства на море в приморских районах, а также обеспечение "действий своих ВМС против берега" с морских направлений).

Как считают в США, стратегические наступательные силы морского базирования (СНС МБ) в ближайшем будущем, как и в настоящее время, будут играть существенную роль в ядерной триаде США. При этом удельный вес СНС МБ будет неуклонно возрастать. Кроме того, материалы анализа специалистов США в расчете на штатный ядерный боеприпас показали, что расходы в наземном компоненте триады в перспективе (до 2020 года) будут на 25% выше, чем в морском. В 1994 году на слушаниях в Конгрессе США по перспективам стратегической ядерной триады с участием министра обороны У. Перри был сделан следующий вывод: "Морской компонент - сильнейший, а по критерию "стоимость - эффективность" - самый выгодный компонент триады".

Основным содержанием новой военно-морской стратегии США в части сил общего назначения флота и морской пехоты (военно-морских экспедиционных сил) является их подготовка и поддержание в высокой боевой готовности к ведению совместных с сухопутными войсками и ВВС операций в составе объединенных группировок вооруженных сил в передовых районах в кризисных ситуациях (так называемых "экспедиционных войн") по защите национальных интересов США.

Главная цель ВМС в таких "экспедиционных войнах" - обеспечение господства на море и в воздушном пространстве над акваториями, прилегающими к побережью районов конфликтов, в прибрежных водах районов конфликтов, а также в воздушном пространстве и на самом побережье на дальность действия высокоточного оружия ВМС и самолетов палубной авиации (расчетно это составляет до 1000 км от береговой черты).

При этом ожидается, что, в связи с особенностями прибрежных районов, операции ВМС по завоеванию господства в этих районах будут отличаться от классических операций по завоеванию господства в открытых районах морей и океанов как своим масштабом, так и в силу целого ряда специфических видов "прибрежных" угроз, к которым относятся в первую очередь скрытно действующие малозаметные дизельные подводные лодки (в том числе сверхмалые подводные лодки), мины и береговые противокорабельные оперативно-тактические ракеты. Именно поэтому в настоящее время на первый план наряду с основной задачей - завоеванием господства во всех средах (в воздухе, на воде и под водой) - выходят вопросы подготовки ВМС к решению еще целого комплекса задач, в первую очередь - к нанесению ударов по береговым целям мощным высокоточным оружием, организации эффективной ПРО и ПВО на ТВД, проведению десантных операций, ведению минной войны и обеспечению безопасности морских коммуникаций.

Конкретный состав военно-морских экспедиционных сил будет определяться складывающейся обстановкой и может быть представлен как оперативным соединением, включающим авианосно-ударную группу, десантный отряд с силами морской пехоты на борту, группу материально-технического обеспечения, самолеты базовой патрульной авиации и подразделения сил специальных операций, так и отдельным отрядом десантных кораблей с подразделениями морской пехоты на борту или корабельной ударной группой с крылатыми ракетами "Томагавк".

В современных условиях командование ВМС США было также вынуждено пересмотреть взгляды на степень необходимости, значимости и на масштабы взаимодействия с военными флотами иностранных государств как в мирное время, так и в кризисных ситуациях. Командование ВМС США считает целесообразным и необходимым провести комплекс мероприятий по установлению и поддержанию еще в мирное время отношений партнерства и организации практического взаимодействия с флотами дружественных и невраждебных США государств. Основное внимание при этом уделяется эффективному взаимодействию уже в мирное время, что позволит представить развитие той или иной кризисной ситуации, либо оперативно принять необходимые меры для ее урегулирования.

В соответствии с этим положением выдвигается требование организации совместно с силами флотов других стран боевого дежурства в отдаленных районах Мирового океана. Возросло количество проводимых совместно мероприятий оперативной и боевой подготовки на всех театрах. Наиболее зримо это проявилось в районах Персидского залива, Балтийского и Средиземного морей и Юго-Восточной Азии.

3. Новая коалиционная стратегия НАТО и роль в ее реализации ВМС стран - участниц блока

Наряду с активным применением ВМС США для обеспечения национальных интересов военно-политическое руководство страны постоянно подчеркивает свою готовность выполнять и обязательства перед блоком НАТО.

Что касается НАТО, то в апреле 1998 года руководством Североатлантического союза была принята "новая стратегическая концепция НАТО", которая фактически является коалиционной военной стратегией блока на переходный период конца XX-начала XXI века. В основе новой военной стратегии лежат политические и военно-стратегические установки прежней, принятой в 1991 году, стратегии, дополненные новыми моментами, соответствующими изменениям в геостратегической обстановке в мире.

Главной особенностью новой военной стратегии НАТО является дальнейшая переориентация деятельности блока с преимущественно военной на политическую область.

При этом проведение политических мер не только не исключается, а, наоборот, тесно увязывается с действиями объединенных вооруженных сил блока, в том числе за пределами зоны ответственности НАТО. Таким образом, создаются предпосылки для применения ОВС НАТО первыми и проведения курса на эскалацию в случае необходимости военных действий. Так, к примеру, прикрываясь лозунгом "права человека важнее государственного суверенитета", военно-политическое руководство НАТО фактически присваивает себе право открыто вмешиваться во внутренние дела других государств. Именно это наблюдалось на Балканах в ходе вооруженной агрессии НАТО против Югославии, где война формально даже не объявлялась и санкции на подобные действия от ООН получены не были.

Рассматривая возможность возникновения локальных конфликтов в современных условиях как наиболее вероятную угрозу, с учетом нестабильности обстановки в различных регионах мира, и в первую очередь на европейских ТВД, командование НАТО разработало и активно претворяет в жизнь концепцию "управления кризисами", в которой определены формы и способы деятельности блока на этапе их возникновения и развития и которая является в настоящее время основной концепцией, определяющей характер строительства, оперативной и боевой подготовки и применения вооруженных сил блока НАТО.

Для проведения миротворческих операций руководство альянса предусматривает использовать силы реагирования НАТО, которые рассматриваются в качестве наиболее боеготового компонента ОВС блока, предназначенного для первоочередного задействования при возникновении кризисных ситуаций. Вместе с тем, основываясь на анализе развития современных кризисов и вооруженных конфликтов, руководство НАТО считает целесообразным привлекать для проведения операций по их разрешению государства, не являющиеся членами НАТО.

Военный аспект новой стратегии практически полностью базируется на положениях стратегии "гибкого реагирования". В ней сохранена в неизменном виде установка на подготовку НАТО к ведению двух видов войн - всеобщей и ограниченной с применением как ядерного, так и обычного оружия. Прямая военная конфронтация НАТО с вооруженными силами СНГ/России считается маловероятной, а развязывание крупномасштабного военного конфликта в Европе рассматривается как следствие обострения локальной кризисной ситуации, урегулирование которой может привести к военному противостоянию НАТО и СНГ/России.

Концепции применения сил общего назначения ОВС НАТО - "передовой обороны" и "сокращенного передового присутствия" - остались практически без изменений. К ним добавлена новая концепция - "применения многонациональных объединений оперативных формирований".

В основу последней положен документ, подготовленный командованием разработки военно-морской доктрины ВМС США и получивший название "Многонациональные морские операции". Документ был распространен не только в ВМС стран - участниц альянса, но и стран, подписавших программу "Партнерство во имя мира", в том числе и России.

Важнейший принцип многонациональных операций - достижение хорошо понимаемой и согласованной цели при стремлении всех партнеров к единству в ее достижении. Объединенные ВМС НАТО предусматривается использовать во всех категориях многонациональных ВМС. При отработке этой концепции в ходе оперативной и боевой подготовки, повседневной деятельности ОВМС НАТО и национальных флотов стран-участниц наибольшее внимание уделяется повышению уровня совместимости и взаимозаменяемости национальных компонентов многонациональных формирований НАТО и их партнеров.

Главное в содержании всех новых концепций НАТО - быстрая адекватная реакция блока на любую военную угрозу.

В соответствии с этим произведено и реформирование ОВС блока НАТО, которые в настоящее время подразделяются на силы реагирования (немедленно и быстро), главные оборонительные силы и силы усиления.

Силы немедленного реагирования (СНР) ОВС НАТО в Европе будут включать в свой состав существующие мобильные силы НАТО (8-11 усиленных батальонов сухопутных войск), 8-10 эскадрилий тактической авиации и морской компонент, на котором остановимся ниже. Всего в составе СНР предполагается иметь до 14-15 тыс. человек личного состава, около 200 боевых самолетов и 40 боевых кораблей и судов.

Силы быстрого реагирования (СБР) будут также состоять из сухопутного, воздушного и морского компонентов. Сухопутные войска будут сведены в объединенный армейский корпус общей численностью 150-160 тыс. человек. Кроме того, в составе СБР будет около 200 боевых самолетов и свыше 150 боевых кораблей.

Главные оборонительные силы (ГОС) к 2001 году будут насчитывать до 35 дивизий, около 4700 боевых самолетов и свыше 500 боевых кораблей.

Силы усиления будут состоять из соединений и частей, не вошедших в состав ГОС, и предназначаться для усиления 1-го оперативного эшелона войск, а также для создания резервов ТВД в целом.

Составной частью новых концепций НАТО являются действия ОВМС по их реализации. Объединенные ВМС НАТО должны быть способны выполнять следующие задачи:

а) в мирное время и в ходе конфликта низкой интенсивности:

обеспечение присутствия, направленного на демонстрацию бдительности и боеготовности блока, на укрепление стабильности, сдерживание потенциального агрессора, проведение боевой подготовки ОВМС НАТО, включая их органы командования и управления;

наблюдение за обстановкой, ориентированное на сбор информации о вероятной угрозе путем отслеживания учений, операций и дислокации потенциально враждебных сил, включая гражданские суда;

контроль над морскими акваториями в пределах зоны ответственности НАТО, имеющими жизненно важное значение для блока;

проведение операций по доставке гуманитарной помощи и ликвидации последствий стихийных бедствий;

б) в военное время (конфликты средней и высокой интенсивности):

завоевание господства на море в интересах защиты морских коммуникаций;

содействие наземным операциям и проведение морских десантных операций;

защита ядерных сил морского базирования;

сдерживание ядерными силами морского базирования.

В СНР предполагается включить силы, постоянно находящиеся в оперативном подчинении командований ОВС НАТО, в том числе от ВМС: постоянные соединения ВМС НАТО на Атлантике и в Средиземном море, постоянное соединение минно-тральных сил ОВМС НАТО (не исключено, что аналогичные или подобные им соединения могут быть также созданы в Балтийском и, возможно, Черном морях). Региональный характер этих соединений не означает, что их могут задействовать только в этих районах. Как показывает практика, они применяются в любой зоне, затрагивающей интересы НАТО. Кроме того, дополнительными силами немедленного реагирования станут подводные лодки, самолеты базовой патрульной авиации (БПА) и силы ПВО, действующие в мирное время под национальным командованием и осуществляющие повседневное наблюдение.

Например, в зоне ответственности верховного главнокомандующего ОВС НАТО на Атлантике в состав сил немедленного реагирования включаются: постоянное соединение ВМС НАТО на Атлантике, 10 атомных многоцелевых и 6 дизельных подводных лодок, 20 самолетов БПА и 12 всепогодных истребителей ПВО.

Задачи сил немедленного реагирования: развертывание в зоне кризиса для "демонстрации присутствия, солидарности и решимости блока к вмешательству в назревающий конфликт", ведение наблюдения (т.е. разведки) и сдерживание кризиса - так называемое "передовое морское присутствие". Кроме того, они образуют ядро для создания группировок сил в случае эскалации кризиса.

Силы быстрого реагирования будут вводиться в действие в случае, если масштабы кризиса превзойдут возможности СНР. СБР поглотят силы немедленного реагирования и примут на себя все их задачи. Основным компонентом этих сил должны быть два многонациональных формирования ВМС, размер и возможности которых определит масштаб кризиса. Эти формирования с заранее определенным конкретным составом и задачами будут способны решать основной комплекс задач вооруженной борьбы на море, включая проведение десантных операций. Одно из них будет предназначено для действий на Атлантике, а другое - в Средиземном море. Многонациональные формирования могут быть представлены оперативными группами, оперативными соединениями и оперативными объединениями - так называемыми "расширенными оперативными соединениями".

Основные задачи сил быстрого реагирования:

 обеспечение присутствия и контроля за обстановкой в зоне конфликта и на подходах к ней;

 воспрепятствование разрастанию конфликта;

 усиление контроля в ключевых районах вне зоны конфликта;

 защита морских коммуникаций;

 противоминное обеспечение своих сил в зоне конфликта и ближайших к нему районах.

В силы быстрого реагирования ОВМС НАТО на Атлантике предполагается включить оперативное объединение в составе двух авианосно-ударных групп (АУГ), одной авианосно-поисковой ударной группы (АПУГ), двух десантных отрядов, одной корабельно-тральной группы (КТГ) - всего 59 боевых кораблей и 18 самолетов базовой патрульной авиации; а также до 44 боевых кораблей и 58 самолетов базовой патрульной авиации и разведывательной авиации, 12 истребителей ПВО, действующих в составе многоцелевых оперативных групп и самостоятельно.

Согласно требованиям ВГК ОВС НАТО в Европе, силы немедленного реагирования должны прибывать в назначенные районы в течение 1-2 суток, силы быстрого реагирования - 7-10 суток. Однако опыт оперативной и боевой подготовки ОВС блока показал, что переброска СНР осуществлялась в течение 5-7 суток, а развертывание группировки СБР - к исходу 14 суток после получения соответствующего приказа.

Главные оборонительные силы формируются в соответствии с планами действий блока НАТО в чрезвычайной обстановке, в случае эскалации кризиса и появления опасности развязывания боевых действий либо при необходимости оказания силового давления для предотвращения начала боевых действий. Они предназначены для сдерживания разрастающегося конфликта, завоевания и удержания господства на море, поддержки сухопутных войск и ВВС на приморских флангах совместно с силами быстрого реагирования. В зависимости от масштабов и характера кризиса состав главных сил может изменяться. В одном из вариантов в его состав вводится третье многонациональное формирование (дополнительно к двум, действующим на Атлантике и Средиземном море).

Максимально главные оборонительные силы на Атлантике могут включать:

 оперативное объединение в составе 2 авиационно-ударных групп, 2 авиационно-поисковых ударных групп, 10 корабельно-ударных групп/корабельно-поисковых ударных групп и 6 корабельно-тральных групп (всего 122 боевых корабля и 36 са-молетов БПА);

 силы, действующие в составе зональных формирований в Восточной, Западной и Иберийской Атлантике (всего 72 боевых корабля, 72 самолета базовой патрульной и разведывательной авиации, 14 тяжелых бомбардировщиков, 60 истребителей-бомбардировщиков, 54 истребителя ПВО).

Срок формирования и развертывания этих сил - 12-30 суток.

Силы усиления будут включаться в состав ОВС/ОВМС НАТО только в ходе длительного полномасштабного конфликта и в основном предназначаться для защиты морских коммуникаций и восполнения потерь в ходе боевых действий. На их развертывание требуется гораздо больше времени, чем для сил реагирования и главных оборонительных сил (от 30 до 90 суток и более). В состав сил усиления на Атлантике могут быть включены до 80 боевых кораблей, 66 самолетов БПА, 12 истребителей ПВО.

Складывающаяся военно-политическая и военно-стратегическая обстановка в мире вынуждает военных специалистов США и НАТО постоянно вносить определенные коррективы во взгляды на роль, место и применение ВМС в региональных конфликтах. Но, несмотря на это, ВМС сегодня и к концу переходного периода к войнам нового поколения (до 2007-2010 г.), по мнению американских и натовских стратегов, должны в Мировом океане обладать способностью:

 сохранить ракетно-ядерную угрозу как "гарантию мира" по периметру границ СНГ, и в первую очередь России как ядерной сверхдержавы;

 поразить в случае конфликта группировки вооруженных сил любого противника (в том числе России) на всю глубину их оперативного построения;

 нарастить в кратчайшие сроки в передовых (ключевых) районах ударные группировки сил общего назначения;

 блокировать в случае конфликта ВМС любого противника у своего побережья и воспрепятствовать его развертыванию на океанские коммуникации;

 захватить и удерживать стратегическую инициативу в начале войны.

Взгляды на применение вооруженных сил/ВМС большинства стран НАТО (Великобритания, ФРГ, Норвегия, Дания, Франция и Италия) в главных положениях схожи с коалиционной стратегической концепцией. Наиболее вероятной угрозой безопасности этих стран и их национальным интересам считаются региональные конфликты. Упор в создании вооруженных сил делается на формирование высокомобильных сил реагирования, которые должны включать в свой состав компоненты всех видов вооруженных сил. Основными формами применения вооруженных сил Великобритании и Франции определены "миротворческая операция" и операция вторжения, или "интервенция". Все операции проводятся либо самостоятельно, либо во взаимодействии с вооруженными силами союзных и дружественных стран в соответствии с концепцией НАТО "Партнерство во имя мира" в настоящее время.

Вместе с тем необходимо отметить, что в ведущих государствах мира национальные ВМС все более широко привлекаются к охране территориальных вод и экономических зон для контроля за рыболовством, пресечения контрабандной перевозки наркотиков, к военно-научным исследованиям Арктического бассейна и ряду других задач, к решению которых в прежние времена они привлекались лишь эпизодически.

ВМС стран Запада стали в современном мире непременными участниками действий по установлению и поддержанию мира, реагированию на кризисы в приморских регионах, и в обозримом будущем эти функции за ними сохранятся (Ирак, Югославия, Сомали, Гаити - самые свежие примеры).

4. ВМС Японии и Китая и особенности их применения

Япония в последнее время разрабатывает так называемый региональный подход к обороне и безопасности. Суть его в самостоятельном реагировании на обострение военно-политической обстановки в регионе, а также участии вооруженных сил страны в урегулировании кризисных ситуаций за пределами региона под эгидой ООН. В части морских вопросов военная доктрина Японии исходит из того, что страна представляет собой "классическую морскую державу" и поэтому наличие адекватной морской мощи является необходимым условием реализации ее национальных целей и интересов как на глобальном, так и на региональном уровнях.

Учитывая островной характер Японии, новая концепция применения ВМС страны, разработанная в середине 1992 года, - неотъемлемая часть общей военной доктрины Японии и полностью соответствует всем ее положениям. Отмечается, что новая концепция применения ВМС Японии тесно увязывается с американской концепцией "передового присутствия", в связи с чем ВМС Японии должны выполнять задачи по обеспечению быстрого развертывания ВМС США в зонах Индийского и западной части Тихого океанов в случае возникновения в указанных регионах вооруженных конфликтов.

Военная политика Китая также строится с учетом повышения его роли как мировой державы. Основной задачей вооруженных сил/ВМС страны, как сказано в военной доктрине КНР, является обеспечение и защита национальных интересов Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе и за его пределами. Считается, что наиболее вероятной угрозой безопасности страны в современных условиях являются локальные конфликты и что возникнут они скорее всего с морских направлений. Исходя из этого, руководство ВМС Китая в настоящее время расширило зону действия своих сил за пределы прибрежной акватории. Для адекватной реакции на возможные кризисные ситуации в вооруженных силах Китая созданы силы быстрого реагирования, включающие компоненты всех видов вооруженных сил, в том числе от ВМС: 36 подводных лодок, 42 ракетных надводных корабля, 73 самолета и 4 тыс. человек морской пехоты.

5. Состояние ВМФ России и пути его развития

Состояние ВМФ России

История регулярного Российского флота берет начало с 1696 года, с указа Петра I "Морским судам быть", и характеризуется двумя особенностями, обеспечивавшими его возрождение и дальнейшее развитие после грубых просчетов и провалов в его строительстве и боевом использовании. Первая особенность: флот находился в подчинении и управлении у первого лица в государстве - царя, императора; вторая особенность: развитие и строительство флота осуществлялось по перспективным кораблестроительным программам (5-, 10-, 20-летним) с непосредственным финансированием их из бюджета государства, то есть государство непосредственно строило флот. Такая практика управления флотом и его развития существовала до 1917 года и позволяла возрождать его после случаев поражения - парусного в 1854-1856 годах, броненосного (паросилового) в 1905 году. В советский период Военно-морской флот как вид вооруженных сил подчинялся министру обороны и только два раза замыкался на высшее государственное руководство, однако финансирование развития флота шло непосредственно из бюджета государства согласно директивным кораблестроительным программам. Такая практика развития ВМФ позволила СССР в 1946-1986 годах построить океанский флот, который в "холодной войне" сумел защитить государственные интересы с морских направлений.

С 1986 года строительство флота велось по отдельным заказам, так как М.Горбачев отказался от принятия десятилетних кораблестроительных программ, а с распадом СССР ВМФ оказался вообще ненужным Российской Федерации и в течение десяти лет реформ утратил свою роль в Мировом океане по защите интересов России.

1986 год является поворотным в истории развития флота. Государство перестало принимать кораблестроительные программы и финансировать их, и в дальнейшем, с 1992 года, строительство флота было полностью возложено на Министерство обороны РФ. Что из этого получилось, рассмотрим далее.

Казалось бы, из трехсотлетней истории Российского флота можно и должно было бы извлечь уроки. Государству необходимо сейчас строить флот для защиты своих интересов в Мировом океане. Но, к сожалению, в последнее десятилетие шел развал флота.

С началом "холодной войны" советское государство впервые после Петровской эпохи развернуло последовательное строительство океанского флота, призванного защищать его интересы с морских направлений. Благодаря этому в 70-80-е годы XX века был создан океанский ракетно-ядерный флот, который нейтрализовал угрозу с моря и обеспечил национальную безопасность страны.

После окончания Великой Отечественной войны усилия советского народа были направлены на создание современных армии и флота, и эта задача была решена. Монополия США первых послевоенных лет на ядерное оружие потребовала создания в короткие сроки стратегических ядерных сил страны и морских стратегических ядерных подводных сил как их элемента. В течение 70-80-х годов в Северодвинске было построено 83 атомных ракетных подводных крейсера стратегического назначения (главный конструктор С.Ковалев), что позволило добиться стратегического паритета с ВМС США.

В это же время шло создание сил общего назначения для борьбы с подводными лодками и надводными кораблями ВМС США и НАТО в дальней и ближней морских зонах.

Флот еще никогда не переживал в столь короткий срок такого быстрого роста качественных изменений в вооружении, тактике и оперативном искусстве.

В результате выполнения четырех десятилетних программ на судостроительных заводах Северодвинска, Ленинграда, Николаева, Комсомольска-на-Амуре, Горького, Ярославля, Керчи, Сталинграда (Волгограда) и других городов было построено 3600 боевых кораблей и катеров, что позволило создать группировки сил флота для действия в океанской и ближней морской зонах.

Группировка для действия в океанской зоне включала 500 боевых кораблей, в том числе 247 атомных подводных лодок, 156 из них с ракетным вооружением; 253 крупных надводных корабля.

Группировка для действия в ближней морской зоне имела в своем составе 3100 боевых единиц, из них 2048 надводных кораблей и катеров, 495 десантных кораблей и катеров, 557 тральщиков.

Одновременно с корабельным составом развивалась и морская авиация, которая в своем составе насчитывала 5 дивизий морской ракетоносной авиации и 9 полков противолодочной авиации. Шло формирование морской пехоты, имевшей в своем составе одну дивизию и три бригады. Общая численность личного состава ВМФ доходила до 500 тыс. человек.

Распад СССР привел к потере флотом районов базирования кораблей на Балтике, Черном и Каспийском морях, а также аэродромов, судоремонтной и тыловой базы, части объектов системы управления.

В ходе строительства океанского флота получила развитие военно-морская наука, равно как и ее составляющие. Родились новые формы военно-морского искусства, такие как участие в стратегической операции СЯС, стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей роли флота, операции флотов и морские операции. Военно-морской флот СССР нес боевую службу во всех важных районах Мирового океана. Таков результат эпохи океанского флота. Однако с распадом СССР за 10 лет реформ флот был без войны потерян, и только корпуса кораблей в местах отстоя напоминают его былую славу. Эра океанского ракетно-ядерного флота закончилась.

Будущее Военно-морского флота необходимо рассматривать во взаимосвязи с развитием Государства Российского. Реставрация капитализма в России, проведенная под видом реформ, сделала страну третьеразрядным государством, постепенно утрачивающим экономический и военный потенциал, с перспективой превращения в сырьевой придаток западных стран. Безусловно, такой ход "развития" страны привел к кризису во всех сферах жизни общества, в том числе и в Вооруженных силах России.

Резкое ослабление роли государства в укреплении обороноспособности страны отразилось и на состоянии Военно-морского флота. На сегодня ВМФ сохраняет боеспособность оставшихся сил, однако уровень решаемых ими задач ограничен в основном прибрежной зоной, тогда как ряд практических задач в океанской зоне не выполняется. С трудом решаются задачи ядерного сдерживания морскими стратегическими ядерными силами. При сохранении существующего положения, особенно с финансированием, к 2015 году ВМФ практически полностью может утратить возможность решать свойственные ему задачи в Мировом океане и прекратить свое существование как вид Вооруженных сил Российской Федерации (см. схему на с. 241).

Основной причиной такого положения является резкое снижение ассигнований на ВМФ: с 1990 года объем государственного заказа сократился более чем в 20 раз. Доля ВМФ в общем объеме бюджетного финансирования Министерства обороны снизилась с 23% в 1993 году до 9,2% в 1998 году. При этом около 70% выделенных средств расходуется на содержание ВМФ, а доля финансирования закупок и развития вооружения ВМФ на 1999 год составляет лишь 11% и 12% соответственно (реально же выделено 5% и 6% от назначенных объемов). Следствием такого финансирования стало резкое ухудшение количественных и качественных показателей сил флота, уход их из важных стратегических зон Мирового океана и прекращение несения боевой службы эскадрами и соединениями боевых кораблей (ликвидированы Средиземноморская, Индийская и Тихоокеанская эскадры). Морская авиация прекратила полеты в океанах, лишившись аэродромной сети на Кубе, Ближнем Востоке, в Африке и других районах. Все это привело к утрате влияния России в оперативно важных морских районах и присутствия в горячих точках для оказания поддержки дружественным государствам; нанесен ущерб престижу России как великой морской державе.

Анализ состояния ВМФ показывает, что с 1990 года общее количество кораблей уменьшилось в 1,6 раза (с 428 до 273), количество кораблей на боевой службе сократилось в 7,5 раз (с 210 до 28). Численность личного состава ВМФ сократилась в 2,5 раза (с 424 до 169 тыс. человек). Особенно тяжелое положение сложилось с вводом новых кораблей в боевой состав ВМФ. Уровень ежегодного финансирования строящихся кораблей составляет не более 3-5% их стоимости (необходимо не менее 25%). Как следствие - недопустимо низкие темпы и удорожание строительства кораблей.

Нарастает процесс старения флота. Доля кораблей со сроком службы пятнадцать и более лет составляет около 55%. Увеличивается количество ограниченно боеспособных кораблей и судов с просроченными межремонтными сроками. Так, сейчас этот показатель для боевых кораблей составляет более 50%, а для вспомогательных судов - 70%. Морская авиация имеет 60% самолетов с просроченными сроками ремонта. Остро стоит вопрос о незавершенном строительстве кораблей и судов, исключенных из государственного оборонного заказа. На стапелях находятся 51 надводный корабль и 9 подводных лодок, строительство которых приостановлено по причине отсутствия финансирования.

Прогноз показывает, что при сохранении существующего финансирования к 2015 году в составе ВМФ России сохранится не более 60 кораблей (22 атомные и 9 дизельных подводных лодок, 29 надводных кораблей).

Это повлечет за собой полную утрату ВМФ способности решать поставленные задачи на морских направлениях. Утрата флотом возможности защищать жизненно важные интересы России в Мировом океане будет иметь катастрофические последствия для национальной безопасности России.

С позиции современной геополитики основные противоречия в области национальных интересов различных стран в XXI веке во многом будут определяться глобальными для человечества проблемами, и прежде всего перенаселением Земли, что обострит проблемы энергетики, экологии, продовольствия, минеральных, топливно-энергетических и биологических ресурсов, пресной воды и др.

Растущие потребности человеческого общества приводят к быстрому истощению ресурсов на континентах и естественному продвижению стран мира к освоению богатейших ресурсов Мирового океана. В настоящее время более 20% разведанных мировых запасов нефти и газа находятся на акваториях морей.

Поэтому существующие реальные угрозы национальным интересам России в Мировом океане (во внутренних водах, территориальных морях, исключительной экономической зоне на континентальном шельфе) являются очень опасными и при определенных условиях могут привести к локальным войнам и вооруженным конфликтам, способным нанести существенный ущерб экономическому и военному потенциалу Российской Федерации.

События последнего десятилетия резко изменили геополитическую расстановку сил в области мировой морской деятельности, создав реальную угрозу национальной безопасности России:

 ограничение выхода ее к ресурсам и пространствам Мирового океана, магистральным морским международным коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

 резкие изменения соотношения сил на морских и океанских ТВД не в пользу России (сегодня во всех основных регионах Мирового океана группировки ВМФ России в количественном отношении уступают зарубежным в 2,5-4 раза, а к 2010 году общее соотношение численности кораблей России и стран НАТО может составить 1:10);

 усиливающееся экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ее вытеснения из активной морской деятельности;

 усиление несанкционированного и безнаказанного доступа к морским ресурсам России, резкое возрастание иностранного влияния на отечественную морскую деятельность.

Опасность этих угроз значительно усиливается негативными внутренними факторами: сложной социально-экономической обстановкой в стране и ослаблением контроля в среде морской деятельности.

Просчеты Российской Федерации в важнейших сферах морской деятельности диктуют необходимость безотлагательной реализации государством комплекса неотложных мер, в том числе:

 принятие десятилетней (до 2010 г.) кораблестроительной программы развития флота;

 разработку единой стратегии защиты и обеспечения национальных интересов России в Мировом океане - государственной морской стратегии;

 обеспечение необходимого финансирования морской деятельности России;

 укрепление статуса Российской Федерации в этой области.

Основные источники угрозы, которые могут привести к возникновению конфликтов и изменить геополитическую ситуацию в определенных регионах Мирового океана:

 отсутствие соглашений о разграничении континентального шельфа, о разграничении исключительных экономических зон (имеются только советско-американские соглашения), хотя большинство 200-мильных зон прибрежных государств перекрывается;

 неурегулированность претензий, связанных с островами и другими естественными образованиями суши, и в первую очередь на акваториях Балтийского, Азовского, Южно-Китайского, Охотского, Баренцева морей и других;

 отношение США к обязательствам по конвенции ООН по морскому праву 1982 года и, как следствие, двойственный подход к вопросу о разграничении морского дна за пределами национальной юрисдикции прибрежных государств;

 периодические развертывания и сосредоточения группировок ВМС в районах военных конфликтов и проведение действий по морской блокаде, демонстрация и применение силы, что может привести к вовлечению в конфликты других стран, озабоченных защитой своих интересов;

 претензии США на безраздельное господство в Мировом океане в целях защиты своих жизненно важных интересов.

Фактическое отсутствие у России средств экономического влияния и снижение ее военной силы тем не менее не должны ставить под сомнение необходимость проведения эффективной внешней политики на всех направлениях, отвечающей национальным интересам России в различных регионах мира, включая Мировой океан. В то же время безопасность России должна обеспечиваться и военными средствами - ядерным сдерживанием и достаточным для обороны потенциалом сил общего назначения.

В результате анализа состояния и перспектив развития на ближайшие 15-20 лет ВМС стран НАТО можно сделать вывод, что все они продолжают совершенствовать и развивать свои военно-морские силы, придавая им боевые свойства и возможности по подготовке к войнам нового (шестого) поколения.

В этих условиях достижение государственных интересов России в Мировом океане, связанное с применением военной силы на океанских (морских) акваториях, должно обеспечиваться поддержанием состава, состояния и боевой готовности ВМФ на необходимом уровне для эффективного применения его в мирное и военное время, на базе развития высокоточного оружия и создания информационного поля.

С учетом этого обстоятельства выделяются три стратегические концепции применения сил и средств ВМФ:

 участие в ядерном сдерживании и обеспечении безопасности морской деятельности;

 национальное влияние и безопасность экономики в Мировом океане;

 своевременная оборона и пресечение агрессии с моря для защиты национальных интересов с морских направлений. Россия должны иметь сбалансированный флот, способный решать задачи "флот против берега" и "флот против флота" и противостоять любой группировке ВМС любых прибрежных государств.

Задачи ВМФ вытекают из нижеперечисленных общих стратегических задач Вооруженных сил России:

1. Ядерное сдерживание потенциального противника.

2. Отражение агрессии.

3. Нанесение ответных ударов с целью лишения агрессора возможности продолжать ведение военных действий и ослабления его военно-экономического потенциала.

4. Отражение вторжения с суши, моря и воздуха и разгром вторгшихся группировок противника, удержание важнейших районов территории страны.

5. Срыв новых попыток возникновения агрессии.

Основной формой применения Вооруженных сил РФ в условиях войны шестого поколения станет стратегическая оборонительная воздушно-космическо-морская операция, в рамках которой ВМФ совместно с ВВС и ПВО будет проводить морскую операцию по срыву ударов авианосно-ударных групп высокоточным оружием из районов Северной Атлантики и западной части Тихого океана, а также противолодочную морскую операцию по срыву ударов подводных лодок противника высокоточным оружием из районов Арктики.

Опыт локальных войн в 90-х годах XX века внес крупные коррективы в развитие военно-морского искусства и строительство флота.

Ракетизация флота и развитие системы управления позволили внести революционные преобразования в характер будущей войны, где основными объектами поражения станут объекты экономики, системы управления и коммуникации. Это определило появление войны шестого поколения - воздушно-космическо-морской с применением высокоточного оружия. К сожалению, кризис военной и военно-морской наук после распада СССР не позволил своевременно внести изменения в военную теорию, раскрыть характер будущей войны и определить новый этап в развитии вооруженных сил и строительстве флота.

Океанский ракетно-ядерный флот СССР с 1946-го по 1986 годы создавался для ведения войн четвертого и пятого поколений, где успех определялся количеством кораблей и их ударным потенциалом, в том числе и ядерным. В вопросах управления силами имелся ряд недостатков, особенно в части освещения обстановки и выдачи целеуказания силам флота в реальном масштабе времени.

Информационную революцию в военном деле за время перестройки и реформ в России мы просто проспали, что сказалось на дальнейшем развитии армии и флота и на их реформировании. Груды военной техники и кладбища кораблей напоминают о просчетах военной и военно-морской наук.

Поэтому нужно извлечь опыт из строительства океанского флота, положить в основу возрождения ВМФ десятилетние кораблестроительные программы с финансированием их из бюджета страны с учетом изменения характера будущей войны - войны шестого поколения. Военной науке необходимо уточнить теорию военного и военно-морского дела, опираясь на опыт XX века, и приступить к разработке новых положений в военном и военно-морском искусстве, на новой материальной базе развивать армию и флот.

Пути развития Военно-морского флота России в XXI веке

Как представляется, подходы к дальнейшему развитию флота должны основываться на военной доктрине с учетом существующей потенциальной угрозы и условий обеспечения боевой готовности флота, а также политических и экономических факторов.

Россия должна ориентироваться на создание флота, способного быть одним из инструментов внешней политики, обеспечивающим ее экономические интересы и национальную безопасность. В основу морской стратегии закладываются две главные концепции применения ВМФ России:

в мирное время - ядерное сдерживание на стратегическом уровне и военно-морское сотрудничество;

в военное время - своевременная оборона, пресечение и отражение агрессии.

Из анализа военных конфликтов, военно-политической обстановки, количественного и качественного состава ВМС США и НАТО можно сделать вывод, что создается новая материальная основа для ведения войны на море. Основным средством огневого поражения стало высокоточное оружие, применяемое авиацией и кораблями с использованием космических и воздушных систем освещения обстановки, а также автоматизированных систем боевого управления, позволяющих управлять силами в реальном масштабе времени и обеспечивать поражение береговых и морских целей.

Целью реформирования ВМФ должно быть его новое качественное состояние на базе современной науки и новейших технологий. Речь идет о сбалансированном флоте, то есть сбалансированном по решению задач, по родам сил флота и морским вооружениям для реализации своего предназначения - выполнения задач "флот против берега" и "флот против флота" на базе высокоточного оружия, единого информационного поля и автоматизированных систем управления; о флоте, способном противостоять группировкам ВМС отдельно взятых прибрежных государств, не исключая ВМС США и НАТО, в случае необходимости их силового сдерживания. Создание сбалансированного флота России должно опираться на материально-техническую базу - морскую мощь государства.

Одна из составляющих морской мощи государства - судостроение. Отечественное судостроение в результате так называемых реформ оказалось в крайне сложном, кризисном состоянии. В этой ситуации сохранение судостроения России - задача общенациональная, без решения которой стране грозит утрата своего места и влияния в мире как великой морской державы.

Судостроительная промышленность является донором для развития таких важных наукоемких отраслей, как машиностроение, приборостроение и электроника. Без развития этих отраслей невозможно иметь сбалансированный флот. Флот -дорогостоящий вид вооруженных сил, и его строительством должно заниматься государство. Он создается в мирное время, так как на строительство корабля уходит 8-10 лет. При этом следует учитывать, что отсутствие заказов на строительство (а мы в начале XXI века будем строить только атомные подводные лодки и небольшое число эскадренных миноносцев) может привести к распаду кооперации при создании корабля. Нам нужны корабли XXI века, а для этого необходимо сохранить научно-технический потенциал России, который находится в критическом состоянии.

Наличие ВМФ у России - объективная и исторически подтвержденная необходимость, одно из непременных условий ее безопасности, защиты национальных интересов, экономического и культурного развития. Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности. Сегодня он как никогда нуждается в серьезной поддержке и конкретной помощи со стороны государства. Его внутренние резервы практически исчерпаны. Без государственной помощи и поддержки флот обречен на гибель.

В настоящее время на Западе военно-морские флоты становятся основным силовым компонентом по обеспечению не только стабильности, но и национальной безопасности в целом. Возрастание роли военно-морских флотов обусловливается и неуклонным ростом значения Мирового океана в жизни человечества, прежде всего его сырьевых, продовольственных, энергетических и других ресурсов. В связи с этим усилилось стремление многих стран мира закрепить за собой влияние в перспективных сырьевых морских и океанских районах, отчего столкновения интересов в данной сфере будут нарастать, а характер и способы их разрешения определит реальная морская сила конфликтующих сторон.

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться той реальной силой, с наличием которой считаются в мире, силой, стоящей на защите и отстаивающей национальные интересы России, во многом обеспечивающей нашей стране статус великой державы.

Сбалансированный флот России - это новый этап в развитии океанского ракетно-ядерного флота. Это приоритетное направление обеспечения национальной безопасности с морских рубежей. Для достижения в XXI веке целей морской политики по обеспечению безопасности на море необходимо принятие закона о ВМФ и создание Адмиралтейской коллегии (Совета), возглавляемой первым лицом государства.

Даже не рассматривая конкретных оперативно-стратегических задач, которые может и должен решать флот, и конкретных возможных наших противников на море, легко выделить главное для понимания этого вопроса: Военно-морской флот должен иметь возможности для эффективного противодействия и, при необходимости, вооруженной борьбы с современными подводными, надводными и воздушными силами и средствами ВМС других государств, причем не только в своей прибрежной зоне, но и в удаленных районах океана - в принципе везде, где этого могут потребовать интересы России.

При этом в мирное время ВМФ должен быть способен выполнять совместно с другими видами Вооруженных сил России функции сдерживания любого государства от попыток реализовать военными средствами свои враждебные намерения относительно России, ее союзников и других стран; проводить внешнеполитические акции и выполнять обязательства России перед мировым сообществом по поддержанию мира и стабильности; выступать в качестве важнейшего средства упрочения дружественных связей с зарубежными странами и выполнения миротворческих функций под эгидой ООН; участвовать совместно с другими видами ВС в мероприятиях по локализации конфликтов в приграничных районах России, угрожающих ее безопасности, и по оказанию помощи гражданскому населению при возникновении чрезвычайных ситуаций различного рода, решать и другие задачи.

Учитывая эти положения и исходя из нынешнего состояния ВМФ, предполагается в ближайшие 10 лет создать современный, сбалансированный по родам сил и средствам обеспечения Военно-морской флот, способный в любых условиях обстановки гарантированно обеспечить защиту России и государств Содружества с морских направлений (Указ Президента о совершенствовании морской деятельности ? 471 от 4 марта 2000 г.).

В структурном плане, с геостратегической и военно-политической точек зрения Российский ВМФ должен располагать четырьмя флотами и одной самостоятельной флотилией. Из них два - Северный и Тихоокеанский - океанских, а два других - Балтийский и Черноморский, а также Каспийская флотилия, - действующих на закрытых морских театрах.

При этом Северный и Тихоокеанский флоты должны оставаться оперативно-стратегическими объединениями, способными решать не только оперативные, но и стратегические задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с объединениями других видов Вооруженных сил России и союзных ей стран на отдельных стратегических направлениях. Но и в этом случае каждый флот должен быть сбалансирован для решения конкретных задач, свойственных своей зоне и прогнозируемому развитию ситуации в ней.

Качественное совершенствование морских СЯС и системы управления ими должно осуществляться путем приведения их характеристик к уровню современных требований. В то же время количественный состав МСЯС после реализации вступившего в силу Договора по СНВ-2 сократится более чем в 1,5 раза. Строительство новых подводных лодок стратегического назначения пока задерживается из-за отсутствия новых ракет, их появления можно ожидать к 2008-2010 году.

Необходима замена многоцелевым подводным лодкам, выслужившим установленные сроки. В состав флота надо вводить новые подводные лодки: не меньше чем по одному типу многоцелевой атомной и дизельной (с ограниченным водоизмещением) подводных лодок в год. Серийное строительство подводных лодок в ближайшей перспективе планируется осуществлять только на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске (ранее оно велось на четырех предприятиях). Новые подводные лодки должны быть оснащены различными высокоэффективными видами оружия для действий по надводным и подводным целям, а также береговым объектам (в том числе в неядерном снаряжении) в зависимости от поставленных задач.

Дальнейшее развитие должны получить и боевые надводные корабли. Можно рассчитывать, что в их числе флот получит наконец новые авианесущие корабли (хотя бы к 2010-2015 г.). Необходимо продолжать строительство ракетных кораблей - на базе эсминца проекта 956 и его последующих модификаций, а также многоцелевых сторожевых кораблей (фрегатов) нового типа. Приоритет в строительстве кораблей ближней морской зоны должен быть отдан качественно новым типам противолодочных, ударных и минно-тральных небольшого водоизмещения. Важно отметить, что универсальность боевых надводных кораблей должна достигаться за счет их оснащения унифицированными пусковыми установками для применения высокоточных крылатых ракет большой дальности в обычном снаряжении, противокорабельных и противолодочных ракет, а также многофункциональными системами управления оружием и другим современным вооружением и техникой.

Требует развития морская авиация различного назначения, в том числе корабельного базирования. В ближайшие годы необходимо создать перспективный многоцелевой самолет берегового базирования, предназначенный для решения задач освещения надводной обстановки в операционных зонах, выдачи целеуказания и решения других задач.

В перспективе должно произойти существенное расширение боевых мобильных возможностей береговых войск, в том числе для действий в составе мобильных сил РФ.

Реализация намеченных основных направлений строительства и обновления Военно-морского флота России призвана обеспечить создание качественно нового и более современного флота, который в условиях значительных сокращений всех родов сил должен в максимально возможной степени сохранить свой боевой потенциал, стать менее обременительным для страны в экономическом отношении и быть способным достойно отстаивать и защищать национальные интересы России на море в бесконтактных войнах.

В настоящее время силы ВМФ содержатся в установленной боевой готовности, обеспечиваются, хотя и с большим трудом, всем необходимым. Корабли и самолеты ограниченным составом несут боевое дежурство, одиночные корабли привлекаются к несению боевой службы в оперативно-важных районах.

Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности. Наше общее дело - сохранить флот для России, не дать ей скатиться до уровня третьеразрядного государства.

Вся история Российского государства связана с нашествиями и войнами различного масштаба. Западная цивилизация пыталась поставить Россию на колени, не желая на Востоке иметь сильное государство - соперника, не позволяющего захватывать земли Дальнего Востока, Средней Азии, Северного Кавказа, Украины и Белоруссии. Только со времен Петра I Россия участвовала в 26 войнах по защите своей безопасности, из них 22 войны - в период царской России. Российский флот провел 87 морских сражений, только два из которых проиграл (второе Роченсальмское в 1790 г. и Цусимское в 1905 г.).

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться впредь той реальной силой, которая будет до конца защищать и отстаивать национальные интересы России, с наличием которой считаются в мире и которая во многом обеспечивает нашей стране статус великой державы.

Мы знаем из истории Государства Российского, какие усилия прилагали европейские страны, чтобы задержать строительство флота в России, не дать ему выйти в океан и не допустить в мировое сообщество. Эта ситуация будет продолжаться и в XXI веке. Чтобы сохранить независимость, имея огромную территорию, более 34% мировых запасов полезных ископаемых, научно-технический потенциал и интеллект русской науки, надо опираться на собственную морскую мощь, строить государство с учетом исторического опыта, взять все лучшее, что было в истории, и сохранить статус великой морской державы.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что все без исключения ведущие страны Запада и Востока имеют долгосрочные, научно обоснованные программы модернизации своих ВМС, которые предусматривают, с одной стороны, вывод из боевого флота старых и технически неисправных боевых кораблей и судов, с другой стороны - постоянное строительство новых современных боевых кораблей и принятие на вооружение новых видов оружия и боевой техники.

Анализ существующих и перспективных кораблестроительных программ стран НАТО позволяет сделать вывод о том, что в ведущих морских державах мира имеется устойчивая тенденция к сокращению общего количества типов кораблей, интеграции всех систем корабля в единую многофункциональную автоматизированную систему боевого управления для достижения максимальной боевой мощи корабля, унификации и стандартизации при многонациональном сотрудничестве в создании новых проектов кораблей. Планомерно и целенаправленно совершенствуются системы обеспечения эффективного восстановления боеспособности и боеготовности сил флотов за счет улучшения базового технического и ремонтного обслуживания кораблей.

В ближайшем будущем (до 2010-2020 г.) развитие ВМС стран НАТО будет носить целеустремленный характер в направлении готовности вести войны шестого поколения против любого государства мира.

Основу сил общего назначения ВМС западных стран, как и прежде, будут составлять авианосцы, многоцелевые атомные подводные лодки, ракетные крейсера и фрегаты, десантные и минно-тральные корабли, несущие огромное количество высокоточных крылатых ракет, а также вспомогательные суда (транспорты боеприпасов, снабжения, танкеры и плавбазы).

Авианосцы ВМС США, Франции, Великобритании и других стран останутся основой сил реагирования и передового присутствия НАТО для обеспечения своевременных действий по предотвращению или урегулированию конфликтов в различных регионах мира.

Атомные многоцелевые подводные лодки нового поколения будут малошумными, а по своему боевому потенциалу в отдельных случаях - способными решать и стратегические задачи в бесконтактных войнах.

Надводные корабли станут более универсальными и будут иметь адекватные огневые и неогневые средства для защиты от низколетящих противокорабельных ракет, которые широко распространяются в мире, в том числе для оснащения береговых батарей. После 2005 года надводные корабли отдельных классов, прежде всего США и Японии, видимо, будут способны также участвовать в системе ПРО на ТВД. Из всех классов кораблей, входящих в современные ВМС, по количественному составу большую часть флотов в ближайшем будущем по-прежнему будут составлять эскортные корабли классов "эсминец - фрегат".

Некоторое сокращение корабельного состава в США и других ведущих странах вследствие сокращения бюджетных ассигнований и снятия с вооружения устаревших боевых кораблей не повлияет на боевые возможности и уровни боевой и технической готовности флотов иностранных государств, что будет достигнуто прежде всего за счет увеличения доли новых кораблей и повышения их боевого потенциала (см. схему на с. 254).

Силы флотов иностранных государств продолжают находиться в высокой степени боевой готовности, в короткие сроки способны сосредоточить мощные группировки на любом операционном направлении и создать серьезную угрозу любому потенциальному противнику, действуя по сценариям войн нового поколения.

Таким образом, анализ состояния и развития ВМФ России свидетельствует о его критическом положении. Необходимо политическое решение Президента для принятия десятилетней кораблестроительной программы и реализации его указа о морской деятельности Флота России в Мировом океане с учетом характера войны шестого поколения.

О военно-морской деятельности России

Откладывание вопроса морской политики "на потом", в прошлом наказывало Россию и тормозило ее развитие.

Формирование единой скоординированной государственной политики по совершенствованию и развитию Военно-морского флота для обеспечения национальных интересов России в Мировом океане, военной безопасности страны и повышения ее международного авторитета, укрепления безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной и научной деятельности всегда было одной из главных и сложнейших задач Российского государства.

Отсутствие, а равно и недооценка подобной преемственной долгосрочной государственной политики в отношении роли и значения Военно-морского флота для развития и укрепления нашего Отечества не только негативно сказывалось на судьбе России, но и приводило к трагическим последствиям в ее истории.

Опыт Российского государства, как и неразрывно связанный с ним 300-летний опыт Российского Военно-морского флота, неоспоримо свидетельствует, что решительный поворот к наращиванию вклада морской мощи в устойчивое экономическое развитие, национальную безопасность и международный авторитет России возможен только при лидирующей роли государства в этом процессе.

Государственные интересы Российской Федерации в Мировом океане определяются геополитической значимостью Мирового океана для страны и представляют собой совокупность политических, экономических и собственно военных интересов государства.

Значение военно-морской деятельности для России обусловлено следующими основными факторами:

 значительная протяженность морской государственной границы и наличие на прибрежном шельфе полезных ископаемых и биологических ресурсов;

 проживание в прибрежных районах более половины населения России;

 обострение конкуренции между развитыми странами мира за доступ к ресурсам Мирового океана;

 усиление влияния военно-морского потенциала государств, в том числе ядерного, на соотношение сил в мире, сокращение стратегической стабильности, ход и исход войн и вооруженных конфликтов.

Государственные интересы России в Мировом океане предусматривают:

1. В политической сфере:

 обеспечение гарантированного доступа России к ресурсам и пространствам Мирового океана, исключение дискриминальных действий со стороны отдельных государств или военно-политических блоков;

 урегулирование на выгодных для страны условиях имеющихся политических и международно-правовых проблем использования Мирового океана.

2. В экономической сфере:

 освоение и рациональное использование природных ресурсов Мирового океана в целях социально-экономического развития страны и обеспечение эффективного функционирования морских транспортных коммуникаций;

 поддержание необходимого научно-технического, промышленного и кадрового потенциала, обеспечивающего военно-морскую деятельность.

Собственно военные интересы России в Мировом океане имеют целью обеспечение гарантированной защиты всего спектра ее государственных интересов в Мировом океане. Актуальность защиты государственных интересов России в Мировом океане возрастает вследствие существенного изменения геополитической ситуации в мире после распада СССР и возникновения новых угроз безопасности России в области морской деятельности, основными из которых являются:

 ограничение возможности выхода России к ресурсам и пространствам Мирового океана, международным магистральным морским коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

 активизация военно-морской деятельности ведущих морских держав и изменение состояния ВМС не в пользу России, а также совершенствование боевых возможностей группировок военно-морских сил ведущих морских держав за счет высокоточного оружия;

 экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ограничения ее морской деятельности.

Россия для защиты своих государственных интересов в Мировом океане должна обладать соответствующим морским потенциалом, основу которого составляют: Военно-морской флот, органы морской охраны пограничной службы, гражданский морской флот, навигационно-гидрографические, гидрометеорологические системы, системы связи и другие обеспечивающие судоходство системы. Военно-морской флот составляет основу морского потенциала России, решающего задачи обороны страны с морских направлений и безопасности государства в Мировом океане.

Главными целями политики России в области военно-морской деятельности являются реализация и защита государственных интересов России в Мировом океане и сохранение статуса мировой морской державы, а также развитие и эффективное использование военно-морского потенциала государства. В основу достижения этих целей положены следующие основные принципы:

 государственное управление военно-морской деятельностью на основе морской политики;

 анализ военных угроз России в Мировом океане и адекватность реагирования с применением военных и невоенных мер;

 сбалансированность развития морских сил ядерного сдерживания и сил общего назначения, а также наличие необходимых группировок сил флота для защиты государственных интересов в Мировом океане с учетом характера будущей войны.

Военно-морская деятельность, связанная с защитой государственных интересов и обеспечением национальной безопасности России в Мировом океане с учетом характера будущей войны, относится к категориям военно-морской науки и к ее общетеоретическим основам. Ей присущи политические, экономические, дипломатические и военные формы и способы решения поставленных задач.

Приоритетными направлениями политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности являются:

 усиление государственной поддержки, регулирование и контроль военно-морской деятельности;

 поддержание и качественное обновление сил и средств морской составляющей стратегических ядерных сил, обеспечение их количественного уровня, требуемого для ядерного сдерживания;

 поддержание и качественное обновление сил и средств общего назначения с учетом характера будущей войны;

 поддержание и развитие систем разведки и целеуказания, связи и боевого управления, а также навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения военно-морской деятельности;

 охрана принадлежащих России природных ресурсов, а также ресурсов за пределами исключительной экономической зоны России, где в соответствии с международными договорами она обладает правами на их сохранение и использование;

 обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане;

 создание благоприятных международно-правовых условий для деятельности Военно-морского флота в Мировом океане.

Все вышеперечисленное исходит из того, что мы рассматриваем Мировой океан как возможную сферу военных действий для проведения воздушно-космических морских операций с применением высокоточного оружия. А это требует создания единой системы освещения обстановки и боевого управления в едином масштабе времени. Поэтому в поддержании и развитии морской техники и вооружения ВМФ высший приоритет принадлежит:

 ракетным подводным лодкам стратегического назначения;

 многоцелевым подводным лодкам;

 универсальным боевым надводным кораблям;

 системам освещения обстановки, разведки и целеуказания, боевого управления, в первую очередь космическим системам.

В сдерживании угроз с морских и океанских направлений, защите государственной границы России в подводной среде, укреплении безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной, научной и иных видов деятельности России в Мировом океане ведущая роль принадлежит Военно-морскому флоту.

Военно-морской флот - это главная составляющая и основа морского потенциала Российского государства, вид Вооруженных сил Российской Федерации, предназначенный для обеспечения защиты интересов России и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Основные задачи Военно-морского флота:

1. Защита интересов России в Мировом океане военными методами.

2. Поддержание военно-морского потенциала России в готовности к применению по предназначению.

3. Контроль деятельности военно-морских сил иностранных государств и военно-политических блоков в прилегающих к территории страны морях, а также в других районах Мирового океана, имеющих важное значение для безопасности России.

4. Выявление, предупреждение и предотвращение военных угроз, отражение агрессии против России и ее союзников с морских и океанских направлений, участие в действиях по предотвращению и локализации вооруженных конфликтов на ранних стадиях развития.

5. Своевременное наращивание сил и средств в районах Мирового океана, откуда может исходить угроза интересам и безопасности России.

6. Создание и поддержание условий для безопасности экономической и других видов деятельности России в ее территориальных морях, исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе, а также в отдаленных районах Мирового океана.

Для решения указанных задач Военно-морской флот состоит из регионально-дислоцированных оперативно-стратегических объединений - Северного, Тихоокеанского, Балтийского и Черноморского флотов, а также Каспийской флотилии. Качественный и количественный состав сил флотов должен соответствовать уровню и характеру угроз национальной безопасности России в конкретном регионе. Применение Военно-морского флота осуществляется в порядке, установленном для Вооруженных сил России, связанной с выполнением в мирное и военное время поставленных задач. В мирное время основными формами боевого применения ВМФ являются боевая служба, боевое дежурство и участие в ядерном сдерживании. В военное время основными формами решения задач будут являться готовность морских стратегических ядерных сил участвовать в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны, морские операции и систематические боевые действия.

Военно-морская деятельность ВМФ России является категорией военно-политической науки, которой присущи общие законы войны и вооруженной борьбы на море, и состояние этой деятельности зависит от политических, экономических и военных факторов. Она охватывает весь Мировой океан и особенно стратегические районы, где необходима защита экономических интересов страны.

Таким образом, рассмотрев развитие взглядов на использование флотов ведущих морских держав в войне на море, можно сделать следующие выводы:

1. Новый скачок в развитии материальной базы ведения войны на море в конце XX века заставил по-новому взглянуть на применение ядерного оружия, результатом которого станет глобальное уничтожение цивилизации, и выдвинул на первое место в вооруженной борьбе высокоточное оружие.

2. Распад СССР ускорил процесс освоения высокоточного оружия в локальных войнах и уточнения военных доктрин США и других стран НАТО, в которых ведущее место отводится военно-морским силам.

3. В связи с отсутствием глобального противостояния в Мировом океане главные усилия ВМС США и НАТО направлены против экономических объектов на континентальных театрах войны, что отражено в их военных стратегиях.

4. ВМФ России утратил свои позиции в Мировом океане и снова становится прибрежным из-за нежелания правительства заниматься его содержанием и строительством.

5. Разработанная Главным штабом ВМФ России программа военно-морской деятельности как военно-политической категории при ее реализации может возвратить России статус великой морской державы, в противном случае к 2010-2015 году Военно-морской флот как вид Вооруженных сил утратит свое значение.

6. Будущая война, война шестого поколения, к которой готовятся развитые страны, будет бесконтактной, отрывается от земной поверхности и становится воздушно-космическо-морской, где основную роль сыграют информация в едином масштабе времени и высокоточное оружие воздушного и морского базирования.

Однако большинство стран мира по своему экономическому состоянию готово сейчас только к войне четвертого поколения.

В связи с этим морские стратегии западных государств предусматривают применение флота в войнах как четвертого, так и пятого и шестого поколений с учетом реальной угрозы.

Дальше