Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Глава V.

Военно-морская наука и ее структура

1. Необходимость военно-морской науки

Моря и океаны с давних пор являлись ареной соперничества, вооруженной борьбы, что повлекло за собой создание особых систем вооружения, объединяемых понятием "военно-морской флот", и появление военно-морского искусства. В течение многовековой истории военных флотов военно-морское искусство развивалось неравномерно. Как и любая научная теория, оно тесно связано с практикой и опирается на опыт прошлых войн.

Основные составляющие военно-морского искусства: стратегическое использование ВМФ, оперативное искусство и тактика ВМФ и проблема согласования его усилий с действиями других видов вооруженных сил для достижения общих целей в вооруженной борьбе, организуемой на основе единой военной стратегии для решения задач "флот против флота" и "флот против берега". Важность специфики решаемых задач, острая необходимость защиты национальных интересов в Мировом океане, вдали от страны, и необходимость поддержания обороноспособности на морских направлениях выделили военно-морскую науку (теорию) из интегрированного понятия "военная наука" в отдельную область.

Военно-морская наука возникла в середине ХIХ века с появлением броненосного (парового) флота. В настоящее время она представляет собой единую систему знаний о закономерностях вооруженной борьбы на море, функционировании и строительстве флота, обладающего сложными боевыми системами, разнообразными по стратегической значимости и ударной мощи, а также по количеству и многообразию решаемых задач. Для военно-морской науки значительную проблему представляет определение наиболее рациональных способов функционирования флотов и его разнородных группировок, организация управления ими в различных районах Мирового океана в условиях противодействия противника. Этими проблемами не занимается военная наука в целом, а лишь военно-морская наука.

Сложная структура флотов и их функционирование в специфических природных океанологических условиях требуют от военно-морской науки обоснования целевого предназначения флотов, их количественного и качественного состава и проведения исследований и разработок по определению наиболее эффективных способов их боевого применения в войнах.

Указанные специфические факторы привели к необходимости становления и дальнейшего развития самостоятельной области знаний - военно-морской науки.

Еще в середине XIX века военно-морская наука приобрела статус самостоятельной в определенных границах системы специальных знаний о закономерностях вооруженной борьбы на море и развитии военного флота. Этому способствовало появление принципиально иных боевых (металлических) кораблей с новыми мореходными, техническими и боевыми качествами, что позволило ставить перед флотом более сложные и объемные задачи. Возникла необходимость разработки новых теоретических знаний, тактических приемов использования сил флота, научных исследований возможностей кораблей, их оружия и технических средств в условиях противодействия противника.

Данному процессу способствовало развитие общей фундаментальной и прикладных наук, а также становление военной науки. Флот приобретал черты и свойства сложной организованной динамической системы, построение, функционирование и управление которой требовали более глубокого научного обоснования и проведения специальных научных исследований. Аналогичный процесс шел и в армии, однако в силу меньшей технической оснащенности и относительно простых условий функционирования военное дело развивалось менее интенсивно.

За прошедшие более чем 150 лет военная и военно-морская науки претерпели изменения. Вооруженные силы к концу ХХ века стали представлять сложную суперсистему, объединяющую пять видов вооруженных сил, причем решение задач стало возможным лишь при взаимодействии различных видов и родов сил.

В ходе "холодной войны" родился океанский ракетно-ядерный флот, что сделало американский континент уязвимым с морских направлений.

Основными направлениями военно-морской науки были:

 обоснование способности выполнять оперативно-стратегические задачи силами флотов;

 обоснование необходимости перехода к строительству атомного подводного флота;

 доказательство необходимости внедрения ракетного и ядерного оружия и создания морских подводных ракетно-ядерных систем стратегического назначения;

 аргументирование необходимости вооружения флота кораблями и авиацией для океанской зоны;

 обоснование требования внедрения корабельных авиационных средств;

 доказательство необходимости качественного изменения средств оснащения подводной обстановки, сил и средств борьбы с подводными лодками;

 доказательство необходимости внедрения автоматизации управления силами, оружием и боевой техникой;

 внедрение математических методов исследования операций;

 разработка научных методов руководства строительством флота с проведением комплексных научно-исследовательских работ в области оперативно-тактических и инженерно-технических проблем;

 создание базы информационного обеспечения решения боевых задач, желательно в реальном масштабе времени.

Безусловно, военная наука этим заниматься не могла. Все эти научные направления исходили из гонки вооружений и концентрации западными странами ядерных средств стратегического назначения в Мировом океане, что обусловливало дальнейшее возрастание роли ВМФ в войне на океанских театрах и морских направлениях.

Особенности сил флота: высокая маневренность, способность скрытно сосредотачиваться и неожиданно образовывать мощные ударные группировки, а также лучшая по сравнению с силами, действующими на суше, устойчивость к воздействиям ядерного оружия - выдвинули военно-морские флоты в первый ряд современных средств вооруженной борьбы, а также активизировали развитие военно-морской науки. Необходимость научного обоснования форм стратегического использования флотов в противоборстве на океанских ТВД является постоянной потребностью практики, и способствовать этому призвана военно-морская наука.

Способы использования ВМФ в современных условиях бесконтактных войн будут значительно отличаться от тех, которые доминировали в прошлых войнах, в том числе во Второй мировой. Появление высокоточного оружия внесло значительные коррективы в военно-морское искусство. Сейчас военно-морской науке и, в частности, военно-морскому искусству предстоит определить формы и способы использования родов сил флота в условиях массированного применения обычных средств поражения, защиты от ударов высокоточного оружия противника при угрозе применения ядерного оружия.

Военно-морская наука должна с учетом существенных изменений в войне в целом и вооруженной борьбе на море интенсивно вести разработки в новых направлениях.

1. В области многоцелевого предназначения ВМФ, что обусловлено универсальностью флота и возможностью решать разнообразные задачи, а также его общегосударственным значением как важнейшего компонента морской мощи страны, особенно в защите интересов государства в Мировом океане.

2. В сфере действий в различных районах Мирового океана, ибо флот обладает возможностью широкого маневра, значительной автономностью и способностью патрулировать в этих районах. Нужно исследовать возможное противодействие противника, обосновать необходимость создания многослойной и динамической системы обороны своих сил. Кроме того, удаленность действия родов сил требует научного обоснования создания глобальной системы управления силами (освещение обстановки, разведка целеуказания и связь) в мирное и военное время.

3. Оценка изменчивости среды, в которой действуют надводные, подводные и авиационные силы флота, выделение степени осложнения применения видов морского оружия и управления ими в Мировом океане.

4. Оценка эффективности боевых действий уникальных боевых систем родов сил флота, где корабль (атомная подводная лодка) представляет собой сложную организационно-динамическую систему, применяемую в водной среде для решения различных задач. Необходимо оценить, как высокая насыщенность корабля сложными наукоемкими техническими средствами и многочисленными системами различного предназначения, колоссальная энергетическая и огневая мощь, сочетающаяся с высокой маневренностью и автономностью действий, а также наличие экипажа позволяют ему длительное время действовать в замкнутом контуре и не совсем привычных для человека условиях жизни.

5. Сложность в строительстве кораблей требует от военно-морской науки привлечения для исследований, обоснования, опытно-конструкторских работ многих разнопрофильных НИИ, КБ и заводов самых разнообразных направлений и подчиненности. Процесс строительства кораблей занимает до 9-10 лет. Ввод в строй, приемка и эксплуатация весьма не просты и требуют разработки специальных методических руководств и комплексного научно-технического сопровождения. В строительстве корабля участвуют сотни предприятий, корабль и флот строит вся страна, а управлять этим процессом должна военно-морская наука.

6. Глобальная разветвленная и многофункциональная инфраструктура ВМФ, включающая стационарные, подвижные, наземные, плавучие и летающие объекты, предназначенные для обеспечения эффективного функционирования сил флота как в мирное, так и в военное время, требует от военно-морской науки соответствующих научных специальных исследований и научной координации.

7. Особый характер и значимость сбалансированного флота определяются военно-морской наукой. В этой связи необходимо:

 на государственном уровне в военной доктрине определить задачи, роль и место флота в будущей войне и механизмы его сбалансированного развития;

 на оперативно-стратегическом уровне определить приоритетность родов сил флота, оружия, систем управления в вооруженной борьбе на море;

 в решении задач родов сил флота обосновать техническое объединение их в единую многофункциональную боевую систему, способную в реальном масштабе времени выдавать данные для поражения любых морских и береговых объектов бесконтактным способом;

 на основе научно-технического прогресса и развития собственно военно-морской науки добиваться внезапности качественных скачков в развитии сил флота.

8. Военно-морская наука должна оценить необходимость иметь в составе организационных структур флота практически все типы боевых систем, что ляжет в основу обоснованных программ строительства, организации, функционирования и боевого применения, а также всестороннего обеспечения сил флота.

9. Обосновав необходимость специфической подготовки личного состава флота, и прежде всего корабельных офицеров, военно-морская наука призвана разработать специальные методики преподавания в высших военно-морских училищах и академии.

Анализ этих особенностей позволяет судить о сложности и государственной важности всего процесса обоснования строительства флота, а также форм и методов ведения научных исследований военно-морской наукой. Подобное обоснование может быть осуществлено только на основе единой системы военных и военно-морских знаний, полученных в результате научных исследований и разработок по всему комплексу военно-политических, оперативно-тактических, технических и других взаимосвязанных проблем.

Специфика таких исследований - одна из самых существенных особенностей военно-морской науки. Она же и определяет необходимость этой науки как самостоятельной отрасли знаний в военной науке.

Безусловно, основным предметом военно-морской науки, как и военной науки в целом, является вооруженная борьба, но только на море, во всех ее проявлениях и способах ведения. При этом предметная область расчленяется на ряд сфер исследования, главные из них:

 прогнозирование военно-политической обстановки на морских и океанских театрах;

 определение роли и места ВМФ в системе безопасности государства в целом и на каждом морском (океанском) театре;

 функционирование боевых систем флота самостоятельно и во взаимодействии с элементами других видов вооруженных сил;

 непосредственное воздействие внешней среды на боевое использование сил и средств флота;

 строительство, организационная структура и тыловое обеспечение ВМФ;

 система подготовки командных кадров и всего личного состава, а также оперативной и боевой подготовки сил флота.

В задачи военно-морской науки входит:

1. Выявление закономерностей в рассматриваемых процессах и явлениях в ходе вооруженной борьбы на море.

2. Разработка специальных теорий и методов в интересах решения определенных теоретических и практических задач силами флота.

К таким теориям прежде всего следует отнести:

 теорию кораблевождения, навигации и управления кораблем (морские практики);

 общую теорию кораблестроения и теорию отдельных классов кораблей;

 теорию остойчивости, непотопляемости, качки корабля;

 теорию борьбы за живучесть корабля;

 теорию эффективности различных видов оружия, обеспечивающих систем и т.д.

Не вызывает сомнений, что эти теоретические разработки присущи только военно-морскому флоту и требуют специальных наук, которые занимаются этими теориями.

Важнейшими составляющими частями военно-морской науки являются теории:

 безопасность государства от угрозы с морских и океанских направлений;

 военно-морского искусства;

 строительства ВМФ в широком смысле (корабельный состав, вооружение, военная техника, системы управления и боевого обеспечения);

 боевого управления силами;

 тылового и других видов обеспечения;

 обучения и воспитания личного состава;

 методологии сравнительного анализа систем вооружения своего флота и потенциального противника;

 радиоэлектронной борьбы;

 информационного противоборства;

 исследования операций;

 военно-морская география;

 военно-морская история.

Кроме того, военно-морская наука использует фундаментальную и прикладные науки, общие положения военной науки, ее теории и принципы и другие науки, связанные с военно-морским делом и являющиеся научным аппаратом соответствующих исследований.

2. Структура военно-морской науки

Глубокое понимание единства военной науки, доктрины и стратегии позволяет раскрыть сложные внутренние связи, характеризующие различные составляющие военно-морской науки.

В условиях изменения военно-стратегической обстановки в мире за последние 10 лет, а также происходящей научно-технической (информационной) революции неизмеримо повысилось значение военной теории и практики, которые взаимодействуют и взаимообогащают друг друга в зависимости от общественного строя и поколения войн.

Основным источником объективных знаний, определяющих развитие военной теории, является вооруженная борьба. В настоящее время превалирует обобщение и анализ опыта как современной оперативной и боевой подготовки, так и локальных войн и военных конфликтов конца XX века (война против Ирака и Югославии), так как они велись уже практически по-новому. Изучение войн и использование законов войны и вооруженной борьбы в военной и военно-морской науках - важнейшие условия подготовки страны к войне.

Законы войны и вооруженной борьбы, будучи познанными, выступают в виде законов военной науки, то есть диалектики нашего мышления и сознания.

Законы военной науки, в том числе и военно-морской, являются отражением объективных законов войны.

Объективные законы войны в целом могут быть познаны и отражены в законах военной науки как на эмпирическом, так и теоретическом уровне.

Формы протекания, условия действия объективных законов весьма разнообразны. Так, победа в бою в войнах любого поколения определяется законами соотношения боевой мощи противоборствующих сторон, но формы проявления могут быть различными. В одном случае победа достигается в результате общего превосходства в боевой мощи, в другом - путем создания превосходства на главном направлении, а в третьем - благодаря применению неожиданных для противника способов и форм ведения боевых действий или внезапности.

Задача военно-морской науки как раз и состоит в том, чтобы определить, какие существуют и какие могут существовать условия, формы действия объективных законов войны и вооруженной борьбы на море и каким образом их можно использовать в практической деятельности для достижения победы над противником.

Выражением этого уровня военно-научного знания являются принципы военно-морского искусства, которые применяются непосредственно в практической деятельности по подготовке сил флота к ведению военных действий. Смысл военно-морского искусства в том и заключается, чтобы в ходе боевых действий на море применить такие принципы - это как наиболее общие, основополагающие и руководящие требования, положения и идеи о способах и формах боевых действий сил флота с целью достижения победы над противником. Как видим, теория ВМФ - составная часть военной теории и ей присущи те же законы и принципы.

Военно-морская наука - это система научных знаний, раскрывающих законы и закономерности вооруженной борьбы на море, принципы строительства ВМФ, его подготовки и применения в системе вооруженных сил в ходе войны и в мирное время. Она на научной основе определяет перспективы и направления развития ВМФ. Теория ВМФ в соответствии с положениями нашей военной науки уделяет большое внимание взаимодействию его с другими видами вооруженных сил с учетом характера будущей войны.

Возникновение и развитие в военно-морской науке теории ВМФ, как и других теорий, следует рассматривать с позиции ее развития, под которым понимается возникновение предпосылок нового и на их базе становления нового предмета или явления.

Теория ВМФ, как и теория других видов вооруженных сил, сформировалась под влиянием общего процесса развития вооруженных сил, морских вооружений и искусства их боевого применения. Ее становление началось с изучения особенностей развития и использования флота в системе вооруженных сил морских держав, спецификой морских вооружений, условиями их применения на морских и океанских ТВД с учетом влияния среды. Возникшая на базе общественной практики и достижений различных наук, в первую очередь - военной теории, теория ВМФ прошла длительный путь развития, важными вехами которого были русско-японская, Первая и Вторая мировые войны. Особой чертой теории ВМФ было и остается то, что она уделяет большое внимание разработке вопросов совместных действий с другими видами вооруженных сил. Это с особой силой проявилось в годы Великой Отечественной войны, когда возникла острая необходимость согласованного применения всех видов вооруженных сил для разгрома сильного сухопутного противника, что сказалось и на развитии военно-морского искусства.

В послевоенный период потребовалась теоретическая разработка сложных проблем строительства и использования океанского ракетно-ядерного флота в новых условиях "холодной войны". Важным предназначением флотов великих морских держав стало действие их сил не только в плане борьбы "флот против флота", но и "флот против берега", в связи с чем ракетно-ядерная система морского базирования начала рассматриваться в качестве одного из главных стратегических компонентов противоборствующих сторон.

Развитие предмета теории ВМФ неизбежно вызывает соответствующие изменения и в содержании ее элементов. Развитие стратегических морских вооружений способствовало появлению морской операции по разрушению наземных объектов, операции по борьбе с атомными ракетными подводными лодками, а также стратегической операции на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ.

Теория ВМФ - часть военной науки и, следовательно, находится в субординационной зависимости от нее. Она, как и теория других видов вооруженных сил, базируется на общем фундаменте военной науки, использует познанные ею наиболее общие законы войны для строительства, подготовки и применения ВМФ. Значение теории в системе военной науки постоянно менялось и зависело от военно-политической обстановки, оснащения новыми системами вооружений, от экономических возможностей государства и характера будущей войны.

Теория ВМФ развивается и функционирует строго в рамках военной науки с учетом специфики военно-морского дела и среды, в которой действуют силы флота на данном этапе.

Структурный состав военно-морской науки:

1. Общетеоретические основы военно-морской науки.
2. Теория военно-морского искусства.
3. Теория строительства ВМФ.
4. Теория воинского обучения и воспитания.
5. Теория управления ВМФ.
6. Теория тыла ВМФ
7. Военно-морская история.

1. Общетеоретические основы военно-морской науки

Общетеоретические основы военно-морской науки можно рассматривать как научно-практический фундамент, который формирует ее структуры и создает логически обоснованную и стройную систему знаний. В нее входят: предмет, структура теории, ее место в военно-морской науке, взаимосвязь элементов теории, их влияние друг на друга, связь с теориями других видов вооруженных сил и прогнозирование развития ВМФ.

Предметом теории является применение законов и принципов военной науки при ведении вооруженной борьбы на морских и океанских театрах во всем ее многообразии и в тесном взаимодействии с борьбой на континентальных театрах, а также при защите государственных интересов России в Мировом океане в мирное время. Таким образом, предмет теории военно-морской науки - вооруженная борьба на море во всех ее взаимосвязях с другими видами вооруженных сил. Ее развитие обусловлено рядом факторов, главными из которых являются возрастание экономических возможностей страны в создании систем морских вооружений, изменение их боевых свойств, политическая и военная обстановка в мире и регионах Мирового океана.

Эти факторы объективно вызывают необходимость научной разработки всех элементов военно-морской науки, и прежде всего военно-морского искусства.

Появление и использование в 90-е годы ХХ века высокоточного оружия силами флота и авиацией в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции одновременно с проведением приемов радиоэлектронной борьбы позволяют перенести усилия флота для поражения береговых объектов экономики, системы управления и коммуникации на всю территорию государства, подвергшегося нападению. Массированные удары кораблей и авиации высокоточным ракетным оружием позволяют ослабить экономический и жизненный потенциал государства и без ввода сухопутных войск добиться над ним победы.

Необходимы научная разработка форм борьбы, прежде всего с носителями высокоточного оружия, новый подход к радиоэлектронной борьбе, к организации борьбы с высокоточными ракетами на всей траектории полета, а также организация противоракетной обороны и защиты жизненно важных объектов. К сожалению, уроки войны в Персидском заливе и Югославии остаются без внимания со стороны отечественной военной и военно-морской наук, хотя они весьма существенны и о них уже шла речь.

Таким образом, развитие высокоточного оружия повлияло на предмет теории ВМФ. Сейчас предметом теории следует считать вооруженную борьбу на море, но непременно с использованием высокоточного оружия и в условиях информационного противоборства, где поражение экономических объектов является основным в достижении победы в войне. Это должно повлиять на все элементы военно-морской науки, особенно на теории военно-морского искусства, строительства и управления ВМФ.

Боевой корабль представляет собой комплекс огневого поражения и входит в многофункциональную разведывательно-ударную боевую систему, которая в реальном масштабе времени обеспечивает его данными для поражения конкретных объектов. Основа такой системы - информационное поле, создаваемое космическими или воздушными летательными аппаратами. Исходя из того, что будущая война будет воздушно-космическо-морской с применением высокоточного оружия, можно утверждать, что характер боевых действий на море при решении задач "флот против флота" и "флот против берега" изменится. Это требует уточнения форм использования сил флота при стратегическом использовании ВМФ. Если для морских стратегических ядерных сил изменения форм их использования в первом ударе СЯС могут быть незначительны, то использование сил общего назначения претерпит существенные корректировки. Морские операции по уничтожению корабельных группировок, нарушению коммуникаций, морские десантные и противодесантные операции, поисковые противолодочные операции также должны существенно измениться. Специфика этих операций будет зависеть от дальности применения ракетного оружия и авиации противника. Так, дальность применения крылатых ракет морского базирования составляет 1,5-2,5 тыс. км, палубной авиации - 1,5-1,8 тыс. км. Это позволяет использовать их в ударе как самостоятельно, так и совместно. Морские операции по срыву ударов высокоточного оружия будут отличаться большим пространственным размахом на акватории Мирового океана. Сторона, не владеющая силами для войны шестого поколения, а имеющая силы войны четвертого поколения, заранее обречена на поражение. Значение Мирового океана в войнах шестого поколения резко возрастает, так как его статус отличается от статуса территории суверенного государства и нейтральные воды позволяют беспрепятственно решать задачи силами флота на всей его акватории и против любого противника.

Для борьбы с оперативно-стратегическими группировками ВМС США, вооруженными высокоточным оружием, необходимо пересмотреть структуру сил общего назначения. В них должны входить разнородные поисково-ударные группировки, в том числе и противоавианосные соединения атомных подводных лодок.

Возрастает роль морской противолодочной поисковой операции в районах возможного патрулирования атомных подводных лодок с крылатыми ракетами морского базирования.

В войнах нового поколения особое место будет занимать разведывательно-информационное поле как носитель информации о целях и объектах на море и суше. Здесь важную роль играет космос, статус которого пока не определен, что позволяет разведспутникам производить съемки территории ежесуточно, а в угрожаемый период нарастить космическое поле за счет других аппаратов и обеспечить выдачу данных о целях в реальном масштабе времени. Необходимо учесть, что информационное поле и передача информации осуществляются радиоэлектронными средствами, которые подвержены помехам. В связи с этим противоборствующая сторона будет непременно оказывать радиоэлектронное противодействие. Поэтому новое значение приобретает радиоэлектронная борьба, которая может вестись в различных масштабах - от глобального до регионального, и информационное противоборство.

Таким образом, в войнах шестого поколения (воздушно-космическо-морских) первостепенное значение приобретают Мировой океан, воздушно-космическое пространство и информационное поле, в сфере которого будет вестись вооруженная борьба.

В этих условиях необходимо обеспечить дальнейшее развитие теории управления, которое должно осуществляться на региональном и глобальном уровнях. Центральные командные пункты ВМФ и флотов обязаны взять управление оперативно-стратегическими группировками на себя, обеспечив поисково-ударным силам выдачу данных о противнике в реальном масштабе времени. Рассматривая угрозу с морских направлений, важно определить возможные районы как совместных действий авиации и кораблей с высокоточными крылатыми ракетами, так и самостоятельных действий морских сил с крылатыми ракетами.

Следовательно, общая часть теории ВМФ должна выявить, исходя из характера будущей воздушно-космическо-морской войны, угрозы с морских направлений, разработать возможные задачи флотов и определить формы применения сил флотов самостоятельно и совместно с другими видами вооруженных сил.

Безусловно, уничтожение экономических и других береговых объектов только высокоточными крылатыми ракетами будет очень дорого стоить, но для экономически развитых стран это не составит проблемы. Просто на накопление требуемого количества ракет уйдет 7-10 лет, и этот процесс уже осуществляется.

Уже ясно, что появление атомных подводных лодок, морской авиации, надводных кораблей с высокоточными крылатыми ракетами внесло существенные изменения в общетеоретические основы военно-морской науки и ее составные части, что должно отразиться на развитии оперативного искусства ВМФ.

Структура теории ВМФ согласовывается со структурой военной науки, учитывая при этом специфичность применения сил ВМФ, многообразие и сложность внутренних связей элементов теории ВМФ. Кроме того, как и в военной науке, в военно-морской науке в ее общетеоретической, структурной части используются многие науки и знания, которые в нее непосредственно не входят, однако служат решению ряда важных проблем, связанных с теорией. Это прежде всего область научных познаний океанической среды и технические науки, обслуживающие кораблестроение. При детальном рассмотрении структуры теории ВМФ необходимо учитывать и ее специфические особенности, в первую очередь связанные со средой, в которой протекает вся деятельность флота, - особую зависимость его от климатических, метеорологических и гидрологических условий различных регионов Мирового океана.

В структурную часть целесообразно включить и теорию многофункциональных систем, военно-морскую прогностику и методологию научных исследований в ВМФ, а также теорию информационного противоборства и основы сбалансированности флота. Общетеоретические основы являются основным фундаментом военно-морской науки, на базе которого идут разработки всех ее элементов. На основе законов войны и вооруженной борьбы на море ведется разработка принципов военно-морского искусства. Смена материальной базы ведения войны на море непосредственно влияет на принципы военно-морского искусства и теорию управления силами флота. Элементы самой военно-морской науки находятся в тесной взаимосвязи, которую необходимо также учитывать при разработке теории. Просчет во взаимосвязях может значительно снизить эффективность применения сил флота. Так, Советский Союз, открыв эру строительства крылатых ракет, упустил создание информационного поля и системы целеуказания, то есть не сформировал многофункциональную боевую систему применения противокорабельных ракет, где корабль должен выступать элементом комплексного огневого поражения. В строительстве кораблей ВМФ были допущены серьезные упущения - например, отсутствовала интеграция оружия и технических средств в единую боевую корабельную систему, где корабль является элементом боевой системы.

Общетеоретические основы военно-морской науки тесно взаимосвязаны с теориями всех видов вооруженных сил, с общей военной теорией, что позволяет создать систему вооруженной борьбы во всех сферах, с учетом общих законов и категорий вооруженной борьбы. Если в прошлых войнах существовало четкое разделение родов войск и сил флота, то в войнах шестого поколения идет сращивание форм вооруженной борьбы в единую систему. Так, например, в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции, проводимой с целью срыва ударов высокоточного оружия противника, должна строиться единая система борьбы, начиная с морской операции по уничтожению корабельных группировок и противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок и заканчивая противовоздушной и противоракетной обороной по уничтожению носителей и ракет. Это совершенно новая, уникальная система вооруженной борьбы, и проходит она в форме противокосмической, противовоздушной морских операций и систематических боевых действий в условиях радиоэлектронной борьбы. Ясно, что управление силами и средствами в противовоздушной космической морской операции должно быть единым.

Таким образом, нужна единая теория совместной воздушно-космическо-морской оборонительной операции, состоящая из теории видов вооруженных сил на базе общих законов войны и вооруженной борьбы.

Важным элементом теории является военно-морская прогностика, которая, будучи одной из научных основ управления процессом развития, приобрела особое значение сейчас, когда резко возросли темпы смены поколений всех вооружений и их стоимость. Если в эпоху парусных флотов вооружение не изменялось практически в течение столетий, то в современных условиях за несколько десятилетий в США, например, создано шесть поколений морских стратегических вооружений.

Теория прогнозирования связана с теориями строительства ВМФ и развитием военно-морского искусства, ибо она решает как инженерные, так и проблемы вооруженной борьбы. Во всех случаях она опирается на конкретные и реальные достижения науки, техники и производства. Большую роль в прогнозировании играют фундаментальные науки, особенно для долгосрочных прогнозов.

Естественно, первичным является прогнозирование в области развития техники и оружия, вторичным - вопросы военно-морского искусства. В то же время военно-морское искусство оказывает большое влияние на направление инженерных поисков. В центре исследований находятся комплексные системы вооружений, основу которых составляют корабли и авиация.

При прогнозировании учитывается необходимость параллельного развития флота и его обширной инфраструктуры (военно-морских баз, различных систем связи, навигации, систем управления и др.).

Прогнозирование в области военно-морского искусства должно вестись с учетом перспектив развития боевой техники, оружия и сил, а также возможных изменений военно-политической обстановки в Мировом океане.

Информация и флот

Большой научный вклад в общетеоретические основы военно-морской науки внес вице-адмирал И.Тынянкин, который разработал концепцию информационного обеспечения в войне на море.

В понятие "информация" в широком смысле включаются сведения о материальном мире и происходящих в нем процессах, являющихся объектом сбора, передачи, обработки, хранения, преобразования и отображения. Информационное обеспечение всегда являлось основой для принятия оптимального решения при выработке целесообразных действий в конкретных условиях реальной обстановки. Вид и достоверность данных информационного обеспечения определяются требованиями стоящих задач, научно-техническим уровнем соответствующих типов вооружений и военной техники и их помехозащищенностью.

Для действий военно-морского флота информационное обеспечение имеет особо важное значение. В современных условиях ВМФ - единственный вид вооруженных сил, способный действовать непрерывно во времени и на всем пространстве Мирового океана.

Для решения государственных задач ВМФ оснащается кораблями с атомными и другими энергетическими установками, различными видами баллистических и крылатых ракет, артиллерийским, ракетным, торпедным и противолодочным вооружением, минами различного назначения и противоминными средствами, автоматизированными радиоэлектронными и гидроакустическими системами наблюдения, связи и навигации, средствами радио- и радиотехнической разведки, радиоэлектронной борьбы, боевыми информационно-управляющими системами и радиоэлектронными средствами взаимодействия с космическими и авиационными силами и средствами, разнородными силами флота и наземными командными пунктами управления флота.

Эффективность выполнения задач флотом в оперативных зонах Мирового океана при использовании ударного и оборонительного оружия будет зависеть от своевременности обеспечения командования достоверной информацией о естественном физическом состоянии и прогнозируемых условиях окружающей среды (водной, воздушной, ледовой, донной и на границах их раздела), именуемой океаносферой; о целевой обстановке и вскрытии замысла объектов воздействия; о состоянии своих сил и их готовности использовать вооружение и военную технику. Оптимальность принятия решения на действия флота в этих условиях будет определяться полнотой, качеством и системностью обработки массивов информации, получаемой от специальных радиоэлектронных средств вооружения и военной техники указанного выше функционального назначения. Очень важное значение при этом будет иметь перспективный метод композиционной технологии информационного моделирования сложных объектов принятия решения, реализуемый в автоматизированных информационно-управляющих системах соответствующих уровней командования.

Информационное обеспечение действий флота в зависимости от вида операций должно включать радиоэлектронные комплексы и системы, обеспечивающие освещение обстановки различных уровней:

 глобального - в интересах решения стратегических и оперативных задач флота на морском ТВД;

 регионального - в интересах решения оперативных и тактических задач флота;

 зонального - в интересах действий специальных групп кораблей и ракетных подводных крейсеров стратегического назначения.

В состав радиоэлектронных средств информационного обеспечения действий флота в зависимости от вида операций могут входить: космические и авиационные радиоэлектронные средства освещения надводной и подводной обстановки, разведки, навигации и связи; корабельные комплексы и системы воздушной и надводной обстановки, гидроакустические и гидрофизические средства освещения подводной обстановки; наземные центры сбора, обработки и отображения информации и выработки оптимального решения по составу сил и средств и виду их действия; флагманские автоматизированные системы управления разнородными силами соединения; корабельные (надводных кораблей и подводных лодок) боевые информационно-управляющие системы оптимизации использования ударного оружия классов "корабль - берег", "корабль - воздух", "корабль - корабль"; оружие по видам самообороны - ПВО, ПРО, ПКО, ПЛО, ПМО и др.; корабельные комплексы и средства РЭБ, разведки, навигации и связи.

Остановимся на особенностях вышеуказанных составляющих информационного обеспечения ВМФ.

Известно, что при разработке плана операций прежде всего учитывается состояние и прогноз гидрометеорологической обстановки по маршруту и в районе действия сил и средств. Успешность операций существенно зависит от достоверности прогноза гидрометеообстановки на морском ТВД, от степени познания в пространстве и во времени гидрологических, аэрологических, геологических, биохимических и электромагнитных явлений, протекающих в водной и воздушной средах и на границе их раздела.

Гидрометеорологическая обстановка определяет структуры физических полей и, следовательно, возможности всех видов радиоэлектронных средств воздушного и подводного наблюдения флота по дальности действия, разрешающей способности и точности определения координат целей. Прогнозирование эффективности радиоэлектронных средств информационного обеспечения действий флота определяется полнотой и качеством банка данных физических параметров сред.

В связи с этим использование информации о состоянии Мирового океана и прибрежных акваторий в виде гидрометеорологических, гидрографических, ледовых, гидробиологических и других данных является важнейшей функцией планируемой морской деятельности. Однако в настоящее время в России сведения о Мировом океане разобщены по различным ведомствам, информационные технологии и спецификации данных в большинстве своем несовместимы, взаимный обмен банками данных на регулярной основе не производится и использование информации ограничивается решением узковедомственных задач.

Комплексному решению проблемы изучения, освоения и эффективного использования ресурсов и пространств Мирового океана в интересах экономического развития, обеспечения безопасности страны и охраны ее морских границ посвящена Федеральная целевая программа "Мировой океан", утвержденная 10 августа 1998 года Постановлением Правительства РФ ? 919.

Она включает 10 программ, две из которых непосредственно посвящены исследованию природы Мирового океана и созданию единой системы информации об обстановке в нем. Программами предусматриваются фундаментальные исследования процессов взаимодействия Мирового океана и атмосферы; изучение и мониторинг состояния океана и гидрометеорологической обстановки в прилегающих морях; навигационно-гидрографическое и гидрометеорологическое обеспечение оборонных и народно-хозяйственных задач; создание единого информационного пространства страны по проблемам Мирового океана; обеспечение безопасности и надежности информационных технологий, а также защита государственных информационных ресурсов о Мировом океане.

Глобальность и актуальность информационной проблемы предопределяет необходимость создания и внедрения в практику морской деятельности Единой общегосударственной системы информации об обстановке в Мировом океане. Она должна интегрировать существующие ведомственные информационные системы Росгидромета, Минобороны, ФАПСИ, Мин-природы, Роскомэкологии, РАН и других ведомств. Думается, в интересах обороны страны необходимые океанологические данные различных ведомств надо сосредоточить в специальном центре ВМФ, узаконенном постановлением Правительства РФ.

Пока же научными организациями ВМФ, РАН и промышленности непрерывно совершенствуются статистические методы обработки имеющихся данных физических параметров океаносферы и динамические модели диагностики и прогноз на этой основе электромагнитных, магнитных, оптических, акустических и других физических полей.

Планирование и проведение таких работ должно предусматриваться соответствующими организационными структурами ВМФ.

Другой важнейшей составляющей информационного обеспечения указанных выше видов деятельности флота является сбор и обработка фоноцелевой обстановки и выработка оптимальных решений по использованию соответствующих сил флота.

Для обеспечения системы освещения обстановки на морском ТВД в интересах стратегических и оперативных задач ВМФ в качестве источников информации используются комплексы и системы радио- и радиотехнической разведки, космические и авиационные радиоэлектронные средства надводного и подводного обнаружения, корабельные и наземного базирования радиолокационные комплексы загоризонтного действия, центры управления ВМФ и автоматизированные системы управления флотов.

Главные задачи этого информационного контура - вскрытие воздушной, надводной и подводной обстановки; прогнозирование возможных действий объектов наблюдений; непрерывное слежение за целевой обстановкой; оптимизация принятия решения по необходимому составу сил и средств и их управлению для выполнения поставленных флоту задач.

Региональное информационное обеспечение действий соединения кораблей на морском ТВД предусматривает использование априорной информации из центров управления ВМФ и текущей информации от корабельных радиоэлектронных и гидроакустических средств освещения обстановки и автоматизированных систем сбора, обработки и выработки данных целеуказания всем видам оружия в зависимости от решаемых задач.

Основным видом действий в этих региональных условиях может быть использование ударного оружия различного назначения и соответствующих видов оружия в обеспечении ПРО, ПВО, ПЛО, ПТО, ПМО как соединения в целом, так и его кораблей в отдельности.

В зональном виде информационного обеспечения, особенно для действий ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, эффективность его будет определяться возможностями радиоэлектронных систем и комплексов по превосходству в сборе данных о подводной целевой обстановке; скрытностью плавания по различным физическим полям излучения; высокоточными средствами определения навигационного местоположения; радиоэлектронными средствами астро- и геокоррекции по расчетному маршруту полетов ракет; бортовыми корабельными автоматизированными системами боевого управления.

В каждом виде информационного обеспечения действий флота используются радиоэлектронные средства добывания сведений в реальном масштабе времени с высокими точностями местоположения и пространственного разрешения объектов наблюдения. Они реализуют активные и пассивные принципы работы, осуществляя мониторинг океаносферы в широком диапазоне частотного спектра электромагнитных и акустических колебаний.

Эффективность решения координатных задач объектов наблюдения при дистанционном мониторинге будет зависеть от качества динамических моделей физических полей, инженерно-технических решений и характеристик видов вооружений и военной техники.

Важное значение в информационном обеспечении действий флота имеют боевые информационно-управляющие системы корабельного и наземного базирования, которые в условиях большого потока априорных сведений, в том числе поступающих от радиоэлектронных средств наблюдения, и возможного радиоэлектронного противодействия, должны обеспечить оптимальную обработку поступивших данных по специальным математическим программам и оптимизировать решения по эффективному использованию оружия в конкретных условиях фоноцелевой обстановки.

Любой вид упомянутого выше информационного обеспечения требует наличия высоконадежных средств передачи информации в широком диапазоне радиочастот от наземных и маневренных командных пунктов управления до объектов, действующих в океане.

Особое внимание должно уделяться обеспечению боевой устойчивости космических средств добывания информации об обстановке на морском ТВД, систем навигации и связи. Эти системы, оснащенные высокопотенциальными радиоэлектронными средствами целевого назначения, должны иметь защитные свойства от намеренного внешнего воздействия в широком диапазоне электромагнитного спектра частот.

В современных условиях можно сделать вполне определенный вывод: информационное обеспечение действий сил флота, основанное на использовании в реальном масштабе времени радиоэлектронных средств разведки, поиска и обнаружения целей, наблюдения и классификации, систем навигации и связи, обработки совокупной информации и отображения данных об обстановке на театрах Мирового океана, является одним из приоритетных видов боевого обеспечения, без которого практически невозможно оптимизировать действия сил ВМФ и эффективно использовать оружие. Системный подход к исследованию оперативно-тактической значимости информационного обеспечения действий сил и его составных компонентов, по-видимому, заслуживает особого внимания военно-морской науки.

Если говорить об этой проблеме в целом, необходимо иметь в виду, что достижение эффективного результата действий флота возможно лишь в условиях овладения информационным пространством.

Приведенную выше типизацию информационного обеспечения по пространственным критериям можно признать условной. Но она, по существу, отражает процесс развития сил флота - от действий в прибрежных зонах (1950-1960 гг.) до действий ракетно-ядерного флота в Мировом океане (1970-е - середина 1980-х гг.).

Строительство атомных ракетных и противолодочных подводных лодок, авианесущих надводных кораблей, дальней разведывательной и ударной авиации, кораблей охранения океанской зоны проходило в СССР практически одновременно с реализацией специальных целевых программ создания эффективных радиоэлектронных комплексов и систем разведки, связи, навигации, освещения воздушной, надводной и подводной обстановки, автоматизированных информационно-управляющих систем корабельного, воздушного и наземного базирования.

Так, в период с 1960-го по 1980-е годы для слежения за надводной обстановкой на всей акватории Мирового океана была создана уникальная система морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) с комплексами активной радиолокационной и пассивной радиотехнической разведки, корабельными комплексами разведки, обнаружения и целеуказания и наземными комплексами приема и обработки информации. Ее эффективность подтвердили события лета 1982 года, когда в ходе англо-аргентинского конфликта эта система полностью отслеживала обстановку на море и позволила определить момент начала высадки десанта.

В этот же период в интересах ВМФ широкое развитие получили: радиоэлектронные космические средства связи и навигации; корабельные, авиационные и автономные гидроакустические комплексы, системы и станции; комплексы и средства радиоэлектронного и гидроакустического противодействия; системы сверхдальней передачи информации на погруженные подводные лодки; наземные и корабельные радиоэлектронные системы загоризонтного освещения надводной обстановки; автоматизированные и наземные комплексы обработки информации, позволившие оптимизировать состав сил и виды оружия при ведении наступательных, оборонительных и самостоятельных операций. Это радиоэлектронное вооружение создавалось на высоком научном и технологическом уровне и по отдельным тактико-техническим характеристикам превосходило зарубежные аналоги того времени.

В заключение необходимо отметить, что XX век, названный веком радиоэлектроники, передал следующему столетию новые перспективные научные, инженерные и технологические основы, которые могут фантастически расширить возможности человеческой деятельности в различных областях науки и практики. Оценка этих возможностей и использование их в интересах флота должно стать приоритетной задачей исследователей и конструкторов кораблей и радиоэлектронных средств, использующих свойства различных физических полей. Остается надеяться, что в XXI веке будут найдены возможности создания сил ВМФ и соответствующее им информационное обеспечение для эффективного решения Военно-морским флотом России его государственных функций в Мировом океане.

Это диктуется самой логикой развития военно-морских сил ведущих стран мира.

2. Теория военно-морского искусства

Военно-морское искусство, являясь важнейшей частью теории ВМФ, представляет собой систему научных знаний о законах и закономерностях вооруженной борьбы на море, теорию и практику подготовки и ведения операций, боевых действий, сражений и боев. Военно-морское искусство непосредственно связано с военным искусством и основывается на его принципах. Структурно военно-морское искусство включает теорию и практику стратегического использования ВМФ, оперативного искусства и тактики ВМФ.

Субординационная зависимость теории ВМФ от военной науки в области военно-морского искусства определяется необходимостью подчинения содержания теории стратегического использования ВМФ основным принципам единства военной стратегии государства. В то же время теория стратегического использования ВМФ питает единую военную науку в той мере, которая требуется для учета особенностей вооруженной борьбы на море при выработке решения и постановке задач в стратегическом звене. В войнах четвертого и пятого поколений стратегическое использование ВМФ предполагалось в форме стратегической операции на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ. В ходе нее планировали операции флотов и морские операции по уничтожению корабельных группировок, морские десантные операции и в дальнейшем морские операции по нарушению коммуникаций противника. Стратегическая операция на океанском ТВД должна была проводиться самостоятельно и во взаимодействии с другими видами вооруженных сил.

В переходный период к бесконтактным войнам характер стратегического использования ВМФ, безусловно, претерпит изменения. Сохранится стратегическое ядерное сдерживание, но появится новая форма борьбы с высокоточным оружием - стратегическая оборонительная воздушно-космическо-морская операция, проводимая с целью срыва воздушно-космических ударов противника. В ходе нее будут проводиться морские операции по уничтожению надводных корабельных группировок и противолодочные поисковые операции по уничтожению носителей высокоточного оружия при активном использовании средств радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства. Стратегическое использование ВМФ в войнах шестого поколения потребует дальнейшей разработки механизма использования сил флота при решении задач в условиях наличия высокоточного оружия. Масштабы поражения высокоточным оружием (на уровне тактического ядерного) повлекут за собой стирание граней между элементами военно-морского искусства в ударной и оборонительной стратегических воздушно-космическо-морских операциях.

Основную угрозу силам флота и береговым объектам в войнах шестого поколения будут представлять носители крылатых высокоточных ракет - авианосцы и их палубная авиация, стратегические бомбардировщики, тактическая авиация, ракетные надводные корабли и атомные подводные лодки. Главная задача сил флота совместно с ПВО и ПРО страны, воздушно-космическими войсками - сорвать удары высокоточного оружия по экономическим и военным объектам и уничтожить его носители. Основная форма применения сил флота - морские операции по уничтожению корабельных группировок носителей высокоточного оружия. Таким образом, морская операция будет являться составной частью стратегической оборонительной воздушно-космическо-морской операции, проводимой на театре войны. В этой операции широкое применение найдут силы и средства радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства. Учитывая пространственный размах стратегической операции, можно утверждать, что для ее проведения необходимы глобальное информационное поле и глобальная система управления.

Применительно к каждому океанскому и морскому ТВД необходимо разработать теорию стратегического использования ВМФ с учетом всех условий, которые будут влиять на ее проведение.

Оперативное искусство ВМФ, будучи основной составной частью военно-морского искусства, опирается и на единые методологические основы военного искусства, однако обладает значительно большей самостоятельностью, чем стратегическое применение ВМФ. Это связано с военно-морской спецификой, оказывающей влияние на разработку материальных средств ведения борьбы в океанской среде и на оперативное их использование и управление ими.

Предметом исследования оперативного искусства ВМФ является теория и практика подготовки и ведения объединениями ВМФ операций и боевых действий. В ходе войн шестого поколения число ранее планировавшихся морских операций сократится. Поскольку ход и исход войн нового поколения находятся в зависимости от поражения военно-экономических объектов, приоритетной задачей в войне на море станет "флот против берега", которая будет решаться в стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции при наличии высокоточного оружия и в условиях готовности к применению ядерного оружия.

При отсутствии требуемого количества высокоточного оружия силы флота будут участвовать в стратегической оборонительной воздушно-космическо-морской операции, проводя морские операции по уничтожению корабельных группировок носителей крылатых ракет в зоне Северного и Тихоокеанского флотов. Основными районами проведения таких операций станут Северо-Восточная Атлантика, Средиземное море, Арктика, западная часть Тихого океана и северная часть Индийского океана (Красное море, Персидский залив). Для уничтожения авианосцев, надводных кораблей и атомных подводных лодок с крылатыми ракетами вероятного противника будут использоваться противоавианосные дивизии атомных подводных лодок, атомные ракетные крейсера, морская ракетоносная и противолодочная авиация совместно с войсками ПВО и воздушно-космической обороны.

Могут иметь место морские операции по защите своих коммуникаций и другие.

Итак, еще раз подчеркнем: учитывая особенности войн шестого поколения, можно полагать, что произойдет стирание граней между элементами военно-морского искусства при применении ВМФ в стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции с участием других видов вооруженных сил, когда цели операции будут достигаться одновременно.

Тактика ВМФ - древнейшая форма применения сил флота в войнах всех поколений - представляет собой относительно самостоятельную теорию и практику подготовки и ведения боевых действий, высшей формой которых является морской бой. Тактика - это наука о морском бое, более самостоятельная область военно-морского искусства, что обусловливается непосредственной связью тактики с военно-морской техникой, морской средой, а также специфичностью задач, способов ведения морских боев и приемов применения корабельного оружия. Тактика ВМФ вытекает из тактики родов сил ВМФ, классов кораблей и применения оружия. В то же время в тактике ВМФ применяются общие методологические положения и принципы военного искусства.

Принципы военно-морского искусства - это основные положения, отражающие объективные закономерности вооруженной борьбы на море. Они вытекают из принципов военного искусства и в значительной степени идентичны им. В то же время их проявление имеет свою специфику, которая определяется особенностями морских вооружений и условиями решения боевых задач на морских и океанских театрах.

Принципы военно-морского искусства - категория историческая. Возникнув на объективных началах, они развиваются под влиянием изменений материальных средств вооруженной борьбы, условий ее ведения и задач, стоящих перед силами флота. Этот процесс проявляется в изменении удельного значения принципов в данный исторический период и в новых формах их выражения на практике.

В современных условиях принципы военно-морского искусства по сфере своего применения подразделяются следующим образом:

1. Принципы управления силами флота (боевая готовность, взаимодействие сил, твердое и непрерывное управление, освещение обстановки в реальном масштабе времени, единство командования).

2. Принцип организации и ведения морской операции и боя (решительность в наступлении, активность в обороне, массирование сил и средств, внезапность, сочетание огня и маневра, сосредоточение усилий на главном направлении, всестороннее обеспечение боевых действий, завоевание господства на море и др.).

3. Принципы обучения и воспитания личного состава (патриотизм, преемственность традиций, присяга, уставы).

4. Принципы военного строительства флота (военная доктрина, сбалансированность сил флота, интеграция вооружений корабля, многофункциональные боевые системы, приоритетность и др.).

5. Информационное противоборство и радиоэлектронная борьба.

Как видим, принципы военно-морского искусства имеют отношение ко всем его трем составным частям. Однако представляются в каждой из них неодинаково. Они взаимосвязаны и в совокупности составляют научно-практический фундамент, на котором строится военно-морское искусство.

Рассмотрим некоторые из этих принципов.

Боевая готовность - это определенная степень подготовленности соединений, частей кораблей к решению боевых задач в назначенное время. Предпосылками ее являются укомплектованность кораблей, частей личным составом и оснащение современным оружием и техникой; уровень боевой подготовки и оперативной подготовки штабов всех степеней, огневая и тактическая подготовка соединений кораблей и частей, их сплоченность; высокая дисциплина и бдительность; наличие автоматизированной системы управления, системы освещения обстановки и командных пунктов, системы перевода сил флота в различные степени боевой готовности.

Уровень боевой готовности должен соответствовать степени угрозы и характеру будущей войны, а угрозе войны шестого поколения - уровень вооружения, качество управления, оценка обстановки в реальном масштабе времени. В противном случае повторится 38-суточная война в Ираке и 78-суточные высокоточные удары по уничтожению объектов экономики и жизнедеятельности Югославии.

Примером высокой боевой готовности в прошлом может служить состояние советского ВМФ в начале Великой Отечественной войны, когда флот в первые часы войны не потерял ни одного боевого корабля или самолета от ударов вражеской авиации. Боевая готовность на протяжении всей истории флота была одним из критериев его способности решать поставленные задачи, а в современных условиях она приобретает особое значение.

Это обусловливается свойствами стратегических систем вооружений, наличием в прибрежных морях России постоянных группировок кораблей и авиации ВМС других стран, вооруженных стратегическими ракетами с ядерными боеприпасами, высокоточным оружием, и обеспечением этих группировок глобальной системой освещения обстановки, навигации и связи. Сдерживать эту угрозу можно, только создав определенные группировки сил российского флота, способные сдержать и предотвратить агрессию с морских направлений. В данном случае боеготовность выступает в качестве реального принципа военно-морского искусства, способного обеспечить срыв агрессивного акта.

В боевой готовности кораблей следует рассматривать также и боевую готовность их оружия, время его реакции на уничтожение выпущенных противокорабельных ракет и торпед противника. Известно, что борьба с ними характеризуется жесткими временными параметрами. В системе боевой готовности решающее значение имеют автоматизированные системы управления оборонительным оружием кораблей соединения.

Взаимодействие сил представляет собой согласование по времени, целям и месту действий однородных или разнородных сил и группировок для достижения конкретной цели боя или операции.

В зависимости от целей и масштаба боевых действий различают взаимодействие тактическое, оперативное и стратегическое, каждое из которых организуется соответствующей командной инстанцией: тактическое в бою - командиром соединения, оперативное в морской операции - командующим силами в операции, стратегическое в стратегической операции - верховным командованием.

Стратегическое взаимодействие уже в ходе войн четвертого поколения выходило за рамки прерогативы руководства флота, а в ходе войн пятого и шестого поколений оно будет организовываться командующим флотом или главнокомандующим ВМФ. Организация взаимодействия с войсками приморских фронтов является одной из важных традиций военно-морского искусства. Первый боевой устав ВМФ (БУМС-30) многократно обращал внимание на необходимость отработки тесного взаимодействия сил в бою, которое должно быть спланированным, продуманным и отработанным на практике. Взаимодействие организуется по задачам, времени и рубежам.

Сосредоточение усилий на главных направлениях представляет собой действия, при которых в результате развертывания сил и их маневра создаются ударные и обеспечивающие группы, а также группировки сил для решения задач в боях и операциях при наибольшей концентрации ударных сил на решении главной задачи, где необходимо создать превосходство своих сил над противником. Сосредоточение завершается занятием силами в назначенное время определенных районов, откуда они могут начать боевые действия по сигналу старшего начальника.

Основное содержание принципа сосредоточения может быть ограничено рассмотрением таких понятий, как развертывание, маневр, массирование и маневр траекториями.

Развертывание сил рассматривается в качестве системы мер, обеспечивающих создание группировок сил в соответствии с замыслом их применения в той или иной форме военных действий. Оно может быть стратегическим, оперативным и тактическим.

Стратегическое развертывание сил флота предусматривает заблаговременное создание на театре мощных группировок сил. Оно осуществляется как в мирное, так и военное время в виде усиления флотов, как это было в предвоенный период при создании наших Северного и Тихоокеанского флотов и в ходе Великой Отечественной войны для усиления Северного флота.

В современных условиях стратегическим развертыванием может считаться также формирование и расположение на океанских театрах группировок (флотилий) атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами стратегического назначения. Например, группировки американских атомных ракетных подводных лодок, действующих на Атлантическом (Рота, Холи-Лох) и Тихоокеанском (о. Гуам, Бангор) театрах с системой их базирования и обеспечения. В современных условиях (война шестого поколения) стратегическим развертыванием может считаться развертывание США в районе Евро-Азиатского континента авианосно-ударного соединения, имеющего в своем составе 1-2 авианосца, ракетные надводные корабли и 2-3 атомные подводные лодки, вооруженные высокоточным оружием, и сил обеспечения.

К мероприятиям стратегического развертывания относится также перевод флотов с мирного на военное положение с проведением мобилизационных мероприятий.

Оперативное развертывание флота состоит в скрытом выдвижении отдельных группировок на направлениях и в районы согласно принятому решению на оперативное построение сил в данной операции. Оно может производиться в ходе военных действий, а также до начала военных действий, как это было при ударе японского флота по Пёрл-Харбору в декабре 1941 го-да или как это осуществляют США в настоящее время, организуя патрулирование в океанах атомных подводных лодок с баллистическими и крылатыми ракетами стратегического назначения, а также авианосных ударных групп в Средиземном море, Персидском заливе и юго-западной части Тихого океана. Указанные группировки находятся в готовности применить ядерное или высокоточное оружие по странам на Евро-Азиатском континенте.

Развертывание производится скрытно, с осуществлением мер маскировки и дезинформации, вне путей судоходства. Примерами таких действий были операции ВМС США против Ирака и Югославии.

Тактическое развертывание осуществляется в зоне боя и заключается в занятии ударными и обеспечивающими группами исходных позиций для атаки или нанесения ударов по противнику. Оно производится на меньшую глубину и на более узком фронте, чем в морской операции, выполняется в строгом соответствии с планом взаимодействия сил в бою и призвано обеспечить сосредоточение основных тактических усилий против главного объекта или основной группировки сил противника.

В ходе "холодной войны" для контроля за действием авианосцев широко использовалось слежение кораблем, непосредственное наблюдение и слежение ракетным оружием крейсеров и атомных подводных лодок с крылатыми ракетами.

Ударная ракетная группировка кораблей, находясь в боевом порядке, также следит за авианосцами ракетным оружием в заданных секторах по данным корабля непосредственного слежения. Предусматривались секторы удара для морской ракетоносной и дальней авиации. Таким образом, тактическое развертывание осуществлялось по данным корабля непосредственного слежения за авианосцем.

Создание противоавианосных дивизий из атомных подводных лодок, вооруженных противокорабельными ракетами с дальностью до 500 км, позволяло в зоне Северной Атлантики следить оружием по данным самолетов-разведчиков или атомных подводных лодок из состава завесы непосредственного слежения за авианосцем.

Отсутствие информационного поля значительно затрудняло поиск авианосцев и выдачу целеуказания противокорабельным ракетам.

Опыт, накопленный в ходе "холодной войны" в борьбе против авианосцев, может быть востребован и в войнах шестого поколения. Наличие у развитых морских стран глобального информационного поля, безусловно, затруднит развертывание кораблей и авиации в отдаленные районы и осуществление тактического развертывания, которое в наибольшей степени сохранилось в десантных действиях в бою за высадку десанта.

Маневр силами - понятие, в значительной мере идентичное развертыванию и также может быть стратегическим, оперативным и тактическим. Он представляет собой передвижение сил в ходе военных действий с целью создания материальных предпосылок, необходимых для решения поставленной ранее или вновь возникшей задачи, формирование группировки сил, концентрации огня, сосредоточения усилий разных групп сил и т.д. Маневр силами может осуществляться также для нанесения контрудара или выполнения контратаки.

Успех маневра в ходе боевых действий зависит от правильного учета командованием объективно сложившейся обстановки, скрытности и внезапности маневра, а также его стремительности. Важно четкое взаимодействие сил при маневре, их всестороннее обеспечение и надежное непрерывное управление.

Стратегический маневр производится в пределах одного или нескольких ТВД согласно замыслу высшего командования о переносе центра тяжести усилий на новое направление или для осуществления крупных контрмер в связи со стратегическим маневром сил противника. Он характеризуется большой глубиной и значительным составом сил.

Оперативный маневр производится в пределах района операции в соответствии с решением командующего. Он может завершать оперативное развертывание сил по плану операции или их перегруппировку, вызванную изменением обстановки в ходе военных действий. Оперативный маневр применяется при переходе группы кораблей через Арктику с Севера на Тихий океан или южным путем для усиления группировки сил флота. Для флотов характерен также межтеатровый маневр авиационными соединениями для усиления сил на другом ТВД.

Тактический маневр осуществляется в районе боевых действий по решению командира, управляющих силами в бою и имеет целью наращивание возможностей на тех направлениях, где оказалось невозможным реализовать замысел в соответствии с ранее разработанным планом. Он предпринимается также для охвата противника в бою при ракетном ударе разнородных сил или при преследовании атомной подлодки. В современных условиях тактический маневр в ряде случаев может быть заменен маневром противокорабельных ракет большой и средней дальности.

Массирование сил не только является составной частью принципа сосредоточения усилий на главных направлениях, но и рассматривается в качестве самостоятельного принципа военного искусства. Оно представляет собой создание превосходства в силах на главном направлении в боях или операциях. В войнах четвертого поколения массирование сил применялось для прорыва обороны противника при уничтожении важных объектов, а в войнах шестого поколения - для прорыва противовоздушной обороны и уничтожения экономических объектов (крупных промышленных центров) и в других случаях.

Внезапность способствует успеху в вооруженной борьбе на океанских и морских театрах, а иногда и определяет возможность его достижения. Она обеспечивается скрытностью подготовки своих действий и дезинформацией противника и оказывается особенно эффективной при применении средств поражения и приемов использования сил, неизвестных неприятелю. Внезапность создает благоприятные возможности для нанесения противоборствующей стороне значительных потерь в относительно короткое время и для дезорганизации управления ее силами, нарушает составленные противником планы действий по вариантам ситуаций. В этих условиях особое значение приобретают смелость, решительность, инициатива и стремительность нападающего.

Внезапность является фактором времени, продолжительность ее влияния на обстановку определяется способностью активной стороны сохранить и использовать те решающие преимущества, которые она приобрела в результате неожиданных для врага действий, а также возможностью противоборствующей стороны принять меры по их локализации.

Например, при высадке морских десантов в ходе Великой Отечественной войны 73 из 113 высаженных десантов достигли целей внезапности. По мере развития вооружений роль внезапности приобретает все большее значение, так как возрастает вероятность поражения противника в короткие сроки. Одновременно увеличиваются возможности разведки и системы раннего предупреждения о ракетном нападении, что обостряет соревнование этих двух противоборствующих факторов. В современных условиях роль внезапности намного возросла. В то же время ее достижение затруднилось.

В зависимости от обстановки, условий и масштабов операций внезапность можно подразделять на стратегическую, оперативную и тактическую.

Стратегическая внезапность проявляется, как правило, на важном стратегическом направлении или на ТВД и преимущественно в начале войны. Например, внезапное начало войны Японии против России в 1904 году и против США в 1941-м, а также нападение фашистской Германии во Второй мировой войне (Польша, Франция, Норвегия и др.). Стратегическая внезапность была достигнута и при высадке англо-американских десантов в Северной Африке в ноябре 1942 года.

Оперативная внезапность проявляется в операциях, на достижение целей которых она может оказать существенное влияние. Важное значение имеет неожиданное для противника начало операции, скрытное развертывание группировок и дезориентирование противника относительно направлений главного удара. Внезапность ударов на главном направлении может быть достигнута путем проведения ложных и демонстративных действий и продуманной дезинформации противника. Все эти меры должны принимать размеры и формы, которые не позволят противнику сомневаться в их достоверности. Примерами достижения оперативной внезапности в боевых действиях на море богата Великая Отечественная война: Феодосийская морская операция декабря 1941 года, Новороссийская 1943 года, Петсамо-Киркенесская 1944 года, действия Балтийского флота в Выборгской (1944 г.) и в Восточно-Прусской (1945 г.) операции.

Тактической внезапности стремятся достичь в бою, в ходе которого прежде всего могут быть применены новые виды оружия, произведены быстрые перегруппировки сил и изменены направления главных ударов и атак, а также использованы неизвестные ранее противнику тактические приемы. Достижению тактической внезапности способствуют своевременные и эффективные меры маскировки, а также радиоэлектронные средства разведки и целеуказания, которые широко применялись, например, во время арабо-израильского конфликта в 1967-м и в последующие годы.

Захват и удержание инициативы. Одной из важных особенностей теории военного и военно-морского искусства является признание в качестве доминирующего принципа активного наступательного характера действий сил, что невозможно без захвата и удержания инициативы в бою, операции и при стратегическом использовании сил флота.

Сторона, захватившая инициативу, может навязать противнику бой в невыгодных для него условиях, чем заранее ослабит его возможности организации обороны или сопротивления при встречных действиях. Владение инициативой позволяет выбрать время и направление действий главных группировок, успех которых определяет достижение цели боя или операции.

Рассматриваемый принцип оказывается связанным с завоеванием и удержанием господства на море и в воздухе в определенном районе на нужное время. Возможность захвата и удержания инициативы в значительной мере связана с достижением внезапности и является как бы ее реализацией. В определенных условиях инициатива может быть захвачена в результате боевых действий, когда на том или ином их этапе противник из-за материальных потерь или нарушения управления силами утрачивает возможность выполнения своих планов и вынужден действовать не так, как ему было бы выгодно, а так, как его вынуждает обстановка.

Инициативой можно овладеть и в результате сосредоточения превосходящих сил, способных подавить и ошеломить противника, что обеспечивает свободу выбора направлений, времени и форм воздействия на него. В этом проявляется связь принципа захвата и удержание инициативы с принципом сосредоточения усилий на главном направлении действий.

Удержание инициативы требует быстрого реагирования на возможное изменение обстановки в связи с выдвижением в район боевых действий резервов противника. Современное уничтожение или ослабление их является важной мерой ее сохранения. В ходе войн различных поколений на морских театрах шла непрерывная борьба за удержание инициативы. Ее ход зависел, как правило, от обстановки на приморских флангах фронтов. Так, немецко-фашистский флот минным заграждением создал большие трудности в развертывании советских подводных лодок из Финского залива. В то же время на протяжении всей войны мы полностью владели инициативой ведения десантных действий, лишив противника возможности высаживать морские десанты.

В условиях войн шестого поколения захват и удержание инициативы приобретают особое значение и становятся одним из решающих факторов победы.

Морально-политический фактор. Цели морских операций и боев достигаются противоборством материальных сил. Однако бой никогда не был поединком только техники.

В военных действиях на протяжении всей истории всевозрастающее значение имел моральный фактор, а следовательно, и искусство его использования. С появлением массовых армий, ростом мощи оружия и возникновением антагонистических коалиций государств и группировок их вооруженных сил повышалась и роль морального фактора. В ходе Второй мировой войны армия комплектовалась по принципу общей воинской повинности. В последнее время идет много разговоров о наемной армии, основанной на контрактной основе. Но совершенно очевидно, что при крупномасштабной войне на контрактной основе невозможно создать массовые армии. С другой стороны, психология контрактника - деньги, он служит за деньги, и это, безусловно, не связано с массовым героизмом и самопожертвованием. В условиях явного превосходства в качестве вооружения наемники умеют держаться достойно, но в трудных условиях обстановки от этого достоинства часто ничего не остается.

Значение морального фактора в войне понималось всегда. Во время Великой Отечественной войны в Советской армии были созданы благоприятные условия для более полного и эффективного использования морального фактора. В ходе войны не только моральный дух армии, но и духовные силы народа выступали фактором стратегического значения.

Важнейшим средством формирования морально-боевых качеств является воспитание и обучение населения и военнослужащих.

Время. По мере развития военно-морской техники, увеличения скоростей носителей, дальнобойности и мощи оружия военно-морское искусство оказывалось перед необходимостью решать возрастающие по объему задачи во все более короткие сроки. Сокращение сроков решения задач привело к необходимости поддержания сил флота в готовности к немедленному нанесению ударов по противнику и ко всемерной автоматизации управления этими силами.

Господство на море - особая категория, присущая только вооруженной борьбе на морских театрах. Ее особенность - создание определенных условий, обеспечивающих достижение силами флота поставленных целей. Речь идет о господстве в районе действия своих сил или просто господстве на море. Оно достигается путем уничтожения определенной группировки противника и поддержания благоприятного оперативного режима в зоне ответственности флота.

Идея господства на море возникла с началом использования морских пространств в войнах специально созданными военно-морскими силами. Господство на море в значительной мере лишает противника возможности, иногда в течение длительного времени, осуществлять организованные наступательные действия, а победитель получает свободу в выборе времени, направления и характера наступательных действий.

Создание предпосылок для завоевания господства на море требует продолжительных сроков и выполнения ряда мероприятий еще в мирное время (создание группировок, оборудование театра, освещение обстановки, базирование и управление силами). Сейчас главная угроза на морском театре исходит из космоса и воздуха, поэтому резко возрастает необходимость противовоздушной и противоракетной обороны как основных элементов завоевания господства на море. Во всех случаях господство на море дополняется господством в космосе, воздухе, что и обеспечивает успех в операции.

3. Теория строительства ВМФ

Теория строительства ВМФ - система знаний о законах, закономерностях и принципах строительства флота, качественного и количественного состава его сил, их сбалансирования, оптимизации направлений развития вооружения, совершенствования организационной структуры, комплектования, отмобилизования, подготовки резервов и повышение боевой готовности ВМФ на базе экономических, социально-политических и научно-технических возможностей страны.

Зависимость теории ВМФ от военной науки в области теории строительства ВМФ заключается в том, что она, являясь составной частью теории строительства вооруженных сил в целом, базируется на ее общих принципах, а также на требованиях военной доктрины.

Задачи теории строительства вытекают из требований политики, определяющей характер и направленность развития вооруженных сил, учитывающей те революционные изменения, которые происходят в военно-технической области, в средствах вооруженной борьбы и в характере боевых действий. Важная функция строительства ВМФ - научная разработка основных направлений развития флота в соответствии с общим прогнозом развития вооруженных сил. Она изучает и исследует проблемы создания систем комплексов вооружения и техники, кораблей и летательных аппаратов, системы оборудования морских театров.

Структурно теория строительства ВМФ включает теории вооружения ВМФ, сбалансирования ВМФ, организации ВМФ, отмобилизования ВМФ, оборудования морских театров и другие.

Ядром теории строительства ВМФ являются теории сбалансирования и вооружения (см. схему на с. 195).

1. Первостепенная проблема теории строительства ВМФ - сбалансирование. Существо его заключается в теоретических разработках по определению рациональной структуры и количественного состава такого флота, который был бы способен действовать во взаимодействии с другими видами вооруженных сил и самостоятельно, успешно решать задачи в военное и мирное время.

Основным фактором, определяющим характер сбалансирования ВМФ, является политика государства, в соответствии с которой ведется развитие армии и флота, формируется военная доктрина, определяющая задачи, роль и место ВМФ в системе вооруженных сил. Финансирование строительства сбалансированного флота должно исходить из возможностей экономики государства. Большое значение для правильного решения проблемы сбалансированности флота имеет уровень научности обоснования военной доктрины. Исходя из характера будущей войны, состояния флота ведущих морских держав, на государственном уровне необходимо понять, какой должен быть флот и какие задачи он будет решать (прибрежный или океанский), каково его место в защите государства. Таким образом, на политическом, государственном уровне определяется сбалансированность ВМФ, что и выражается в военной доктрине страны.

В дальнейшем на военно-политическом уровне, исходя из стратегического использования ВМФ, определяется сбалансированность родов сил флота (подводных лодок, надводных кораблей и морской авиации) и приоритетность морских вооружений. В последующем на оперативно-тактическом уровне определяются группировка сил, их организация и вооружение для проведения морских боев и операций.

Важным фактором, зависящим от уровня развития промышленности, является техническое сбалансирование, которое объединяет такие функции, как обнаружение и выдача целеуказания по противнику, необходимые группировки сил флота, требуемое количество высокоточного оружия, пункты управления и связь, представляющие единую многофункциональную боевую систему. Такая группировка отслеживает на море противника в реальном масштабе времени и способна с высокой вероятностью в любых условиях обстановки поражать назначенные объекты на море и берегу.

Это новый этап в развитии сбалансирования флота, который вызван переходом к войнам нового поколения, информационной революцией, появлением высокоточного оружия и возникшим требованием иметь разведывательно-информационные поля глобального или регионального масштабов.

Из истории известно, что при строительстве флотов Англии и Японии перед Второй мировой войной были допущены существенные ошибки в сбалансировании, которые вытекали из переоценки возможностей линейных кораблей и недооценки подводных лодок и сил противолодочной войны.

Теория строительства ВМФ, разрабатывая вопросы его сбалансирования, исходит всякий раз из необходимости создания наиболее эффективных средств, способных успешнее других решать поставленные задачи. Такими силами у нас в предвоенный период (до 1941 г.) были корабли и самолеты прибрежного действия, а в ходе "холодной войны" был построен океанский флот, основу которого составляли атомные подводные лодки, ракетные корабли и морская ракетоносная и противолодочная авиация. Однако главным недостатком в развитии ВМФ было отсутствие информационного поля. Военная и военно-морская науки не заметили информационную революцию, не обосновали необходимость боевых многофункциональных систем для родов сил флота, что не позволило в полной мере реализовать их ударную мощь.

Таким образом, сбалансированность флота заключается в том, чтобы все элементы, составляющие его боевую мощь, и средства их обеспечения постоянно находились в наиболее выгодном сочетании, при котором флот может полностью реализовать такие свои качества, как скрытность, универсальность и огневая мощь, то есть способность выполнить различные задачи в любой точке Мирового океана в условиях любой возможной войны.

В войнах в Ираке и Югославии, которые вели ВМС США и стран НАТО, проявился образ войны нового поколения. Сбалансированность сил флота и ВВС основывалась на едином информационном поле, высокоточном оружии, информационном противоборстве и радиоэлектронной борьбе.

Главными факторами, определяющими степень сбалансированности флота, следует считать политику, военную доктрину, военно-морское искусство, на основе которых осуществляется оптимизация систем вооружений, информационного ресурса государства.

2. Теория вооружения ВМФ разрабатывает, исследует и изучает проблемы определения основных направлений развития ВМФ, создания материальных средств вооруженной борьбы на ТВД, а также систем базирования.

Значение теории вооружения заключается в том, что она связана с созданием материальных средств вооруженной борьбы на море.

Разработке систем вооружения свойственна особая специфика, вытекающая из необходимости создания форсированных, напряженных систем, эксплуатация которых, принимая форму боевого применения, имеет мало общего с эксплуатацией промышленных комплексов.

Определение целесообразных в данный период направлений развития флота и удовлетворение требований его сбалансирования по количественным и качественным критериям, а также разработка рационального порядка смены поколений систем вооружений являются теоретической основой, определяющей и регулирующей весь комплекс проектных разработок в области конкретных комплексов вооружений ВМФ и их строительство. Безусловно, теория вооружения должна учитывать характер войн шестого поколения и состояния информационного ресурса страны, а также дальнейшее развитие высокоточного оружия. Войны США против Ирака и Югославии продемонстрировали новые возможности ракетного оружия, которые реализуются в общей многофункциональной разведывательно-ударной боевой системе. Следовательно, с учетом опыта локальных войн оружие должно создаваться в едином комплексе с системами освещения обстановки и управления, с учетом информационного противоборства и радиоэлектронной борьбы.

При рассмотрении теории вооружения следует учитывать отводимое военной доктриной место ВМФ в системе вооруженных сил страны, экономические возможности государства, политико-стратегическую обстановку на океанских и морских ТВД и последние научно-технические достижения.

3. Развитие сил флота, повышение их боевой и мобилизационной готовности требуют постоянного совершенствования организационной структуры объединений, соединений, органов управления, с тем чтобы они полностью соответствовали реальным возможностям сил и средств и условиям их использования в конкретной обстановке, а также теории военно-морского искусства.

Теория организации ВМФ представляет собой систему знаний, исследований и разработок практических рекомендаций по закономерностям изменения структур военных формирований в мирное и военное время и принципах их построения в соответствии с предназначением и задачами. Она исследует, изучает и разрабатывает вопросы, связанные с организационной структурой всего ВМФ. Выводы этой теории зависят от материальных средств вооруженной борьбы на море, в том числе от систем управления. Свои рекомендации она вырабатывает с учетом требований военно-морского искусства и складывающейся оперативно-стратегической обстановки на ТВД.

Теория организации предусматривает такие формы структур частей и соединений ВМФ, как повседневную и боевую, постоянную и временную; изменения в материальных средствах вооруженной борьбы определяют количественные и качественные изменения организации сил. Качественные организационные изменения вызываются появлением принципиально новых систем вооружения.

Во всех случаях теория организации учитывает состояние и возможности управления силами в различных условиях. Организационная структура учитывает боевые возможности противника и своих сил. Обстановка на морских и океанских ТВД находит отражение в теории организации с учетом задач каждого флота и ВМФ в целом, географических особенностей, расположения и состояния группировок сил сторон и их соотношения, условий ведения операций и базирования. Военно-морское искусство требует безусловного подчинения организационной структуры особенностям ведения морских операций и боев. В связи с этим за основу теории берется разработка и обоснование рационального формирования ударных и обеспечивающих групп, соединений. Это важно для формирования соединений и частей высокоточного оружия в условиях войн шестого поколения.

Особенностью ВМС является необходимость иметь в определенных случаях их повседневную и боевую организацию. Боевые формирования, как правило, временные и принимают форму командований.

Организация сил ВМФ имеет дело с конкретными носителями и оружием. Это позволяет ей широко применять методы оптимизации и в полной мере использовать основной критерий, принятый в военном деле - "стоимость - эффективность". Таким образом, теория организации ВМФ представляет собой многогранную, весьма специфическую систему знаний, связанную практически со всеми основными элементами теории строительства и использования ВМФ в современных условиях. Задачами современной теории строительства и использования ВМФ могут быть: исследование общих вопросов вооруженной борьбы на океанских театрах в условиях бесконтактных войн; разработка научно обоснованных предложений по направлениям развития флота и распределению его сил между театрами; разработка всех элементов военно-морского искусства и определение их значимости в данный период; научное прогнозирование развития ВМФ; обеспечение научной базой процесса руководства строительством и развитием флота; научное обоснование вариантов сбалансирования сил ВМФ; разработка научных обоснований боевой подготовки ВМФ; разработка предложений по организации ВМФ; исследование и обобщение опыта истории; исследование перспектив развития ВМФ, принявшее в современных условиях форму прогнозирования в области техники ВМФ и военно-морского искусства; поиск возможностей расширения использования сопредельных наук.

Современная теория строительства и использования ВМФ характеризуется тесной связью всех ее элементов и их глубоким взаимным влиянием. Своеобразным уравнителем здесь является военно-морское искусство, требования которого пронизывают все элементы теории.

4. Теория воинского обучения и воспитания личного состава ВМФ

Эта теория представляет собой систему научных знаний, теоретических положений, отражающих практический опыт и закономерности обучения и воспитания личного состава ВМФ. Система включает также теоретические обоснования и положения военной педагогики, основы воинского воспитания, обучения, их методику. Ее задачи: разработка научных методов проведения боевой подготовки, обучение и воспитание кадров ВМФ на традициях и патриотизме, оперативная и тактическая подготовка соединений и штабов, частей, кораблей и подразделений на основе опыта прошлых и характера будущих войн.

5. Теория управления ВМФ

Теория управления ВМФ охватывает теорию и практику деятельности командования и штабов всех уровней по поддержанию высокой боевой готовности сил флота, по подготовке и руководству их действиями для успешного выполнения поставленных задач. Теория управления ВМФ пронизывает все элементы военно-морской науки, но имеет и самостоятельную область исследований. Она базируется на общих закономерностях и принципах управления вооруженными силами с учетом специфики ВМФ, а также вооруженной борьбы на море.

Теория управления, как составная часть военно-морской науки, непосредственно связана со всеми ее элементами. Основой для управления является решение командующего (командира) на операцию и боевые действия. Сам процесс принятия решения и его методика позволяют на основе категорий военно-морского искусства выработать идею уничтожения противника или решения других задач. Штаб является главным органом управления силами, частями и подразделениями. Методика работы штаба в повседневных и боевых условиях закреплена в наставлении по службе штабов. Основные элементы управления: освещение обстановки, разведка, связь, командный пункт и, безусловно, объекты управления, силы флота. Успеха в решении задач в операции и бою достигнет тот, кто владеет обстановкой на море, кто выиграет борьбу за информацию и создание информационного поля. Информация и ее получение в реальном масштабе времени - основа успеха в операции. Следовательно, все составные части теории управления должны быть технически объединены в единую многофункциональную систему боевого управления, отображающую обстановку в реальном масштабе времени. В общем случае в основе процесса управления лежит умственная деятельность человека, связанная с анализом и синтезом информации.

Рассматривая теорию управления ВМФ, необходимо учитывать, что флот - не подбор сил, средств и объектов различного назначения, а постоянно действующая и постоянно совершенствующаяся разведывательно-ударная боевая система.

Предметом исследования теории управления силами ВМФ являются законы, закономерности, категории и принципы управления, организационные формы и методы функционирования систем управления силами при решении боевых и повседневных задач в различных условиях обстановки с применением современных технических средств управления.

Задача теории управления состоит в том, чтобы вырабатывать теоретические основы и практические рекомендации по управлению силами ВМФ с учетом их развития для максимальной эффективности в вооруженной борьбе с противником в войнах нового поколения на океанских и морских ТВД самостоятельно и во взаимодействии с другими видами вооруженных сил.

Сущность управления - это основанное на закономерностях вооруженной борьбы и принципах военно-морского искусства целенаправленное воздействие командования, штабов и других органов управления на подчиненные силы для поддержания боевой готовности и руководство ими при выполнении поставленных задач. Основные функции управления: непрерывное добывание, сбор, изучение, отображение и анализ данных; принятие решения и доведение задач до подчиненных; планирование операций и боевых действий; организация и проведение мероприятий по повышению (поддержанию) боевой готовности сил, обеспечению их боеспособности, оперативному (боевому), специальному и тыловому обеспечению; организация управления с учетом специфики решаемых задач; непосредственное руководство подготовкой сил к выполнению задач и к боевым действиям; контроль за действиями подчиненных сил в соответствии с принятым решением и складывающейся обстановкой.

Теория управления силами ВМФ включает:

 Общие положения (основы), определяющие предмет исследования, законы, закономерности, категории и принципы, формы и методы управления, требования к нему и другие понятия.

 Методологическое построение систем управления различных уровней и назначения, организацию их функционирования в различных условиях обстановки, а также методику оценки эффективности систем управления.

 Методы работы командования, органов и пунктов управления при решении боевых и специальных задач в ходе подготовки и ведения операций, а также методику подготовки управленческих кадров.

 Силы и средства управления, организацию и способы их применения, разработку требований к их постоянному совершенствованию. При этом в структуре теории управления силами должна учитываться специфика управления каждым родом сил ВМФ.

Методологической основой теории управления, как и всех других наук, являются законы и категории военной и военно-морской наук.

6. Теория тыла ВМФ

В теории тыла ВМФ исследуются вопросы обеспечения сил флота материальными средствами, их накопления, хранения и подвоза, передачи запасов кораблям и частям для успешного выполнения поставленных задач. Эта теория разрабатывает проблемы маневренного тыла для обеспечения сил материальными средствами в удаленных районах океана в мирное и военное время, а также все проблемы тылового обеспечения боевых действий в соответствии с нормами военно-морского искусства.

7. Военно-морская история

Военно-морская история включает опыт строительства и использования флотов в войнах, рассматривает эволюцию вооруженной борьбы на море, исходя из применения военно-морских флотов в различные эпохи и на разных стадиях их технического развития, создания военно-морского оружия, боевой техники и искусства их применения. Важнейшее значение имеет история военно-морского искусства, исследующая возникновение, развитие форм и способов вооруженной борьбы на море, то есть теорию и практику подготовки военных действий и ведение их силами военно-морских флотов, самостоятельно и совместно с другими видами вооруженных сил.

Весь исторический опыт свидетельствует, что боевая техника и вооружение оказывали революционизирующее влияние на боевое использование вооруженных сил. Поэтому для познания закономерностей развития материальной базы ВМФ большое значение имеет исследование и изучение истории военного кораблестроения, морских вооружений и других разделов военной техники, представляющих интерес для флота. Надо отметить, что развитие вооружений зависит от достижений фундаментальных и прикладных наук в государстве. Историю военно-морских флотов, являющуюся в то же время частью военно-исторической науки, составляют те компоненты ее отраслей, которые раскрывают опыт строительства и применения флотов в войнах и в мирное время.

Безусловно, важнейшую роль в развитии теории боевого применения и строительства ВМФ играет история военно-морского искусства, исследующая возникновение и развитие форм и способов вооруженной борьбы на море, то есть ее теорию и практику.

Главная ценность в истории военно-морских флотов заключается в способности выявить общие закономерности развития флотов и военно-морского искусства, научно проанализировать явления минувших войн и извлечь из них поучительные уроки на будущее. На современном этапе важно дать анализ локальных войн с применением высокоточного оружия.

8. Взаимосвязь элементов военно-морской науки

Особенность военно-морской науки и ее общетеоретической части - взаимосвязь ее элементов, их влияние друг на друга и на развитие самой теории. Это происходит прежде всего потому, что военно-морская наука - не просто подбор отдельных составных частей, а скоординированная система военных знаний, находящихся и в предметной, и в проблемной взаимосвязи. Нагляднее всего взаимосвязь элементов военно-морской науки проявляется в теориях военно-морского искусства и строительства ВМФ.

Теория вооружения ВМФ, являясь составной частью теории строительства, находится в тесной взаимосвязи с теорией военно-морского искусства ВМФ. В то же время разработка новых видов оружия должна быть связана с оперативно-тактическими требованиями, выдвигаемыми теорией военно-морского искусства. Таким образом, диалектическая связь и взаимозависимость элементов военно-морской науки - важный стимул развития военно-морского искусства и вооружений. Военно-морское искусство, кроме того, определяет многие аспекты теории управления ВМФ. А в части, касающейся управления силами, она в значительной мере определяет искусство управления кораблем, соединением, объединением в операции и боях.

Большое влияние военно-морское искусство оказывает и на теорию организации ВМФ - составную часть теории строительства.

Теория организации ВМФ вырабатывает свои рекомендации, прежде всего, с учетом требований военно-морского искусства, условий выполнения боевых задач. Она рассматривает повседневную, боевую организацию, структуру частей и соединений ВМФ, однородных и разнородных сил исходя из особенностей ведения морских боев и операций. Война в Югославии показала ясно, что необходима организация военно-морских соединений, имеющих на вооружении высокоточное оружие различной дальности и структуры их боевого обеспечения. Поэтому основной задачей является разработка рациональной организации сил.

Военно-морское искусство тесно связано с его историей, теорией тыла и т.д. Так, история военно-морского искусства изучает возникновение и развитие в прошедших войнах форм и способов вооруженной борьбы на море, самостоятельно или совместно с другими видами вооруженных сил, вскрывает ее закономерности и создает условия для развития военно-морского искусства. Теория тыла разрабатывает все проблемы тылового обеспечения боевых действий в соответствии с нормами военно-морского искусства. Теория ВМФ может успешно развиваться, только опираясь на совокупность военно-морских отраслей общественных, естественных и технических наук, являющихся в данном случае сопредельными науками, такими как океанология, гидродинамика и др. Надо уделять большое внимание теоретическим вопросам, тесно увязывать их с практикой строительства и использования ВМФ в современной вооруженной борьбе.

Такими вопросами на современном этапе развития теории ВМФ могут стать:

 возрастание роли Мирового океана в решении различных государственных задач в политической, военно-стратегической, экономической, социальной, научной, культурной и других сферах;

 усиление влияния военно-морского потенциала государств, в том числе ядерного, на соотношение сил в мире, сохранение стратегической стабильности, ход и исход войн и вооруженных конфликтов;

 сбалансированность развития морских сил ядерного сдерживания и сил общего назначения;

 совершенствование теории военно-морского искусства с учетом возможностей новых систем высокоточного оружия и разработка приемов и форм использования сил, адекватных новым возможностям вооружений;

 разработка теории информационного ресурса государства, вооруженных сил и сил флота;

 разработка теории вооружений с учетом интеграции комплексов оружия, систем освещения обстановки, разведки, целеуказания и связи в единую многофункциональную боевую систему управления;

 разработка новых методов изучения Мирового океана в интересах укрепления обороны государства;

 продолжение изучения и исследования анализа тылового обеспечения Второй мировой, Великой Отечественной и локальных войн, а также выработка рекомендаций по его использованию в современных условиях.

Все это позволит в дальнейшем развивать военно-морскую науку и укреплять морскую мощь государства.

3. О восстановлении военно-морской науки

Авторами военно-теоретических трудов, опубликованных в конце XX века, вскрыты и в какой-то мере описаны новые процессы и явления, которыми отмечены различные формы борьбы между народами и государствами (политико-дипломатической, экономической, идеологической, информационно-психологической и т.д., в том числе вооруженной). Вместе с тем большинство исследователей по-прежнему не видят оснований для внесения существенных корректив в систему научно-теоретических знаний о предмете, методах, задачах и структуре военной науки, ее законах, закономерностях и принципах, сформулированных несколько десятилетий назад.

Еще большее отставание от потребностей сегодняшнего дня проявляется на уровне обыденного сознания. На фоне непрекращающихся разговоров о необходимости безусловного учета всего нового, что вносит в практику военного дела научно-технический прогресс, требования и рекомендации боевых руководящих документов, разработанных на основе достижений военно-теоретической мысли 25-летней давности, зачастую воспринимаются как данность. Едва ли заслуживают упрека те, кто продуктом военной науки (в его чистом виде) обычно не пользуется. Руководствуясь правилами, более-менее адекватно отражающими степень развития теории военного дела, собственным опытом и интуицией, они по-своему правы.

Иное дело те, чья профессиональная деятельность направлена на получение и применение новых знаний. Чтобы в полной мере соответствовать своему предназначению, они обязаны знать, по крайней мере, на основе каких законов и закономерностей выработаны соответствующие научные принципы, в повседневной практике предстающие перед нами в виде нормативных требований и рекомендаций. Еще выше ответственность ученых, когда происходит вторжение в область науковедения. А именно с этим мы имеем дело, пытаясь восстановить в правах военно-морскую науку.

Сегодня история вопроса существует главным образом в форме воспоминаний, чаще устных. Однако они предельно мифологизированы и вряд ли помогут разобраться в подлинных мотивах, побудивших известных военных теоретиков и практиков выступить в роли "гонителей" военно-морской науки, тем более что самые компетентные участники дискуссии о военно-морской науке, развернувшейся в начале 70-х годов в стенах Генерального штаба и продолженной на страницах "Морского сборника", в большинстве своем уже ушли из жизни.

К сожалению, и сегодня в поле зрения фигурантов этой многолетней интриги по-прежнему не попадает тот факт, что сама теория военного дела государства (составными частями которой являются как теория военно-морского флота, так и военно-морская наука) среди национальных общественных наук до сих пор не значится. Происходит это, по всей видимости, потому, что взглядам отечественных военных теоретиков и практиков, высказывающихся по вопросу формирования структуры и содержания теоретической системы военно-научных знаний, присущи две крайности.

Одни произвольно включают в эту систему любые знания, имеющие хоть какое-то отношение к военному делу. Другие втискивают в ее рамки знания только о подготовке и ведении вооруженной борьбы. Сторонники первой концепции не могли (или не желали) и не могут провести четкую границу между совокупностью военных знаний и теориями (науками), обслуживающими другие виды человеческой деятельности. Вторые игнорируют реальное многообразие сфер и направлений деятельности в области военного дела и не принимают во внимание тенденции, ведущие к постепенной утрате вооруженной борьбой прежде исключительного положения по отношению к остальным формам противоборства между народами и государствами, составляющими содержание такого сложного общественно-политического явления, как война.

Все эти выводы справедливы и по отношению ко взглядам, связанным с формированием и развитием военно-морской науки. При подготовке материалов внимательно анализировались доступные для изучения письменные источники по проблеме. Не остались без внимания и устные свидетельства. В итоге было сделано предположение, что исключение военно-морской науки из теории военного дела государства произошло в первую очередь из-за отсутствия соответствующих логико-методологических основ формирования ее как системы военно-научных знаний.

Представляется, что решение этой проблемы невозможно в принципе, если рассматривать возникновение и развитие совокупности военно-морских знаний, игнорируя содержание и логику исторического развития военно-морского дела. При этом следует оговориться, что дефиниции этого понятия, представленные в отечественных научно-справочных изданиях последнего времени, нуждаются, по меньшей мере, в уточнении.

Не останавливаясь на их детальном разборе, мы полагаем целесообразным рассмотреть гипотезу, суть которой заключается в том, что военно-морское дело исторически изначально представляло и представляет собой специфическую область военного дела государства, охватывающую все виды деятельности, направленные на научное обоснование военно-морской доктрины, вооружение, строительство, подготовку и применение военно-морских сил (военно-морского флота) государства в мирное и военное время.

Исходя из этого, можно выделить основные функции, свойственные ведомствам, различным институтам и учреждениям государства, привлекаемым последним к определенным видам и направлениям его деятельности в области военно-морского дела.

Во-первых, функции, связанные с разработкой и нормативным оформлением на определенное время системы установок государственного и военного строительства (развития) на организацию и выполнение военно-морского дела в государстве, в том числе:

 на создание системы морского оружия (СМО) для защиты национальных интересов государства, его территориальной и государственной целостности;

 на основные направления военно-морского строительства и строительства ВМС (ВМФ) государства;

 на характер и способы решения задач военного и мирного времени с применением ВМС (ВМФ) государства.

Во-вторых, функции, связанные с планированием развития, конструированием, производством и реализацией носителей и систем морского оружия, включая:

 разработку (замысел, НИР, ОКР, испытания) СМО;

 создание головных (опытных) образцов СМО;

 производство (мелкосерийное, серийное) СМО;

 поставку (продажу) систем морского оружия ВМС (ВМФ);

 торговлю системами морского оружия на международных рынках оружия.

В-третьих, функции, связанные с созданием соответствующей организационной структуры ВМС (ВМФ) государства и поддержанием ее в состоянии, позволяющем в течение всего периода действия военной (военно-морской) доктрины государства рассчитывать на успешную реализацию ее военно-политических, военно-технических, военно-стратегических и военно-экономических установок.

Основные элементы этой структуры:

 учреждения, имеющие отношение к организации планирования и выполнения задач военно-морского строительства и строительства ВМС (ВМФ);

 совокупность учреждений и предприятий военно-промышленного комплекса, привлекаемых к созданию СМО и строительству ВМС (ВМФ);

 ВМС (ВМФ) государства.

Очевидно также, что выполнение соответствующих функций должно предваряться и обеспечиваться разработкой краткосрочных и долгосрочных прогнозов основных направлений развития этих структурных элементов военной организации государства.

В-четвертых, функции, свойственные главным образом органам, ответственным за организацию военно-морского дела в государстве, а именно:

 определение соответствующих задач военного и мирного времени принятым на вооружение системам морского оружия и соотношений между родами сил (войск) флота;

 создание и развитие организационной структуры постоянных и временных группировок ВМС (ВМФ), родов сил и войск, комплектование их личным составом, оснащение средствами ведения вооруженной борьбы, материального и технического обеспечения;

 подготовка военных кадров, организация военной службы, базирование (расквартирование) сил (войск);

 создание запасов и резервов материальных средств.

В-пятых, функции, направленные на применение ВМС (ВМФ) государства:

 подготовка и ведение военных действий ВМС (ВМФ) стратегического, оперативного и тактического масштаба на океанских, морских и приморских ТВД во всех исторически сложившихся формах борьбы между народами и государствами, но главным образом в форме вооруженной борьбы;

 обеспечение управления (руководство) силами (войсками) флота в военное и мирное время;

 воинское обучение и воспитание личного состава ВМС (ВМФ);

 подготовка населения и мобилизационных ресурсов страны к ведению военных действий ВМС (ВМФ).

В-шестых, функции, в наибольшей степени свойственные научным учреждениям государства и направленные на изучение и описание настоящего и прошлого военно-морского дела, всей совокупности образующих его видов и направлений деятельности (действий) на всех исторических этапах развития человеческого общества, то есть истории военно-морского дела.

В-седьмых, это функции, направленные на обслуживание всех видов деятельности (действий), входящих в сферу военно-морского дела в границах связанных с ними специальных отраслей знаний (проблемных направлений) общественных, естественных и технических наук (теорий).

Предложенный системный подход к описанию содержания военно-морского дела государства может вызвать возражения оппонентов, в особенности тех, кто избегает употреблять такие термины, как "военно-морская доктрина" и "военно-морская стратегия", "теория военного дела государства", "борьба между народами и государствами". Поэтому сразу оговоримся, что рассмотренная гипотетическая структура этого содержания является результатом синтеза представлений, сложившихся на основе различных методологических подходов к определению сущности и содержания военно-морского дела в наиболее развитых странах мира (индустриальных или уже вступивших в постиндустриальную фазу своего развития). Исходя из этого, она является конвергентной и не может отражать буквально уровня развития военно-морского дела и его теории в каком-то отдельно взятом государстве.

Примем во внимание и то, что значительная часть населения нашей планеты - это жители государственных образований, для которых по объективным причинам само понятие "военно-морское дело" носит отвлеченный характер, а для других государств (из-за ограничений географического, экономического и научно-технического порядка) - полномасштабная деятельность в Мировом океане невозможна и целевое направление в эту сферу материальных, финансовых и интеллектуальных ресурсов практически лишено смысла. Очевидно, что Россия не относится к государствам этих двух многочисленных групп и развитие военно-морского дела в ней должно рассматриваться через призму национальных приоритетов.

Исходя из вышесказанного, обобщив, в первом приближении, сложившиеся на сегодняшний день общенаучные представления о формировании и развитии систем военно-морских знаний и сравнив существующие логико-методологические подходы к их систематизации, автор попытался сформулировать гипотетический вариант их структуры, который в наибольшей степени отвечает требованиям современного науковедения.

Для этого было необходимо:

 обобщить и кратко описать всю совокупность видов и направлений деятельности (действий), входящих в область (сферу) военно-морского дела;

 расположить их в изначальной исторически сложившейся логической последовательности;

 расчленить упомянутую выше совокупность видов и направлений деятельности на группы, объединенные общей целью (результатом);

 классифицировать все знания по отраслям, описывающим как группы видов и направлений деятельности, так и входящие в ту или иную группу совокупности определенных видов и направлений деятельности, выделенные по задачам, решаемым в сфере военно-морского дела.

Представляется, что только при таком логико-методологическом подходе можно считать обоснованной не только формальную структуру, но и содержание важнейших отраслей знаний как теории военно-морского дела, так и ее ядра - военно-морской науки, формальная структура которой изображена на схеме.

При обосновании содержания предлагаемого варианта структуры военно-морской науки, определении места, названия и логического построения включаемых в нее военно-научных знаний использовались исторически сложившиеся толкования русских слов и ряд научных предположений (гипотез).

Суть этих предположений состоит в следующем:

 формирование и развитие военно-морской науки как системы научных знаний требует формирования и развития в каждой из входящих в нее отраслей такого раздела, как общие основы, отражающего результаты определения и обоснования объекта, предмета, структуры, содержания, методов исследования (разработки проблем) соответствующей отрасли знаний; законов, закономерностей, критериев и принципов, в соответствии с которыми решаются практические задачи при достижении цели (результата) данного вида (направления) деятельности; связей и отношений данной отрасли с другими отраслями знаний, входящими в состав военно-морской науки;

 структура содержания военно-научных знаний, входящих в состав военно-морской науки, определяется ее местом среди других отраслей военно-научных знаний, составляющих теорию военно-морского дела. Последняя должна включать: военно-морскую доктрину государства; теорию военно-морского строительства государства; теорию вооружения ВМС (ВМФ) государства; теорию строительства ВМС (ВМФ) государства; теорию вооруженной борьбы на море (военно-морскую науку); историю военно-морского дела, а также специальные отрасли

общественных, естественных и технических наук, обслуживающих теорию военно-морского дела;

 военно-морская наука отражает накапливаемый опыт военно-морского дела в государстве в виде таких отраслей знаний, как общие основы военно-морской науки; теория военно-морского искусства (подготовки и ведения вооруженной борьбы ВМС (ВМФ); теория управления ВМС (ВМФ); теория воинского обучения и воспитания личного состава ВМС (ВМФ); теория тылового и боевого обеспечения ВМС (ВМФ); теория обоснования научных основ военно-морской доктрины государства; специальные отрасли (проблемные направления) общественных, естественных и технических наук, обслуживающих отрасли военно-морской науки;

 военно-морская доктрина государства (соответствующий раздел единой военной доктрины государства) как отрасль (раздел) теории военно-морского дела образует систему военно-научных знаний, отражающих научно обоснованные и официально одобренные военно-политическим руководством государства (оформленные соответствующими нормативными актами) военно-политические, военно-технические, военно-стратегические и военно-экономические установки (цели, директивы военной политики) по организации военно-морского дела государства, включая применение ВМС (ВМФ) в войне и осуществление военно-морской деятельности в мирное время. При этом, наверное, следует "держать в уме" предположение, высказанное американским военным теоретиком Р.Барбером, о том, что "...любая нация имеет две доктрины: одну - доктрину "декларативную", другую - доктрину "действия", поскольку "часто эти две доктрины очень сильно отличаются друг от друга";

 военно-морская наука представляет собой теоретическую систему знаний на высшей ступени своего развития. Она обобщает и исследует военно-научные знания о характере, законах и закономерностях подготовки и ведения военных действий ВМС (ВМФ) в ходе борьбы между народами и государствами во всех исторически сложившихся ее формах;

 военно-морская наука, являясь ядром системы военно-научных знаний о военно-морском деле, не должна включать в свое содержание отрасли военно-научных знаний о видах и направлениях деятельности, входящих в область военно-морского дела, но не имеющих прямого отношения к подготовке и ведению борьбы между государствами и народами с применением ВМС (ВМФ). В этом вопросе автор полностью солидарен с позицией генерала армии М.Гареева, который считает, что надо исключить любую двусмысленность при определении и формировании содержания систем военно-научных знаний. Правила (принципы, установки) выполнения специфических задач военно-морской деятельности без ведения вооруженной борьбы ("задач мирного времени"), как представляется, должны быть прерогативой военно-морской доктрины государства, теория разработки научных основ которой включается в состав военно-морской науки. В случае появления нового, решающего оружия, к примеру "информационного", предоставляющего принявшим его на вооружения странам и коалициям неизвестные до того возможности для ведения борьбы между народами и государствами, неизбежно повлечет за собой появление в составе военно-морской науки соответствующей отрасли военно-научных знаний о формах и способах его применения, а следовательно, и уточнение структуры и содержания военно-морской науки;

 история военно-морского дела - это отрасль (раздел) теории военно-морского дела, система военно-научных знаний о складывающихся веками видах и направлениях деятельности, входящих в область военно-морского дела. Она направлена на сбор и хранение исторических памятников военно-морского дела (материальных, археологических, письменных и др.), изучение и описание зарождения и развития с древнейших времен и до наших дней совокупности военно-научных знаний, образующих теорию военно-морского дела, военно-морского строительства, морского оружия и вооружения народов и государств, строительства ВМС (ВМФ); их применения в войнах, развития форм и способов ведения вооруженной борьбы с применением ВМС (ВМФ); развития военно-морской символики и геральдики, военно-морских мемориалов. Содержание истории военно-морского дела отражает объем знаний, на основе которого, по меткому выражению выдающегося военного мыслителя А.Свечина, "рождаются опорные точки нашего военного мышления". На определенном этапе развития из ее содержания выделилась такая отрасль знаний об истории вооруженной борьбы народов и государств, как история военно-морского искусства, которая вошла в состав военно-морской науки. Представляется, что из содержания истории военно-морского дела точно так же могут извлекаться и самостоятельно формироваться отрасли (проблемные направления) военно-исторических знаний, в границах которых могло бы изучаться развитие других отраслей знаний теории военно-морского дела;

 отрасли знаний (теории, науки), обслуживающие военно-морское дело, представляют собой систему военно-научных знаний теории военно-морского дела, одновременно являющихся отраслями знаний (проблемными направлениями) общественных, естественных и технических наук, обеспечивающих повышение эффективности выполнения научных и практических задач всех видов и направлений военно-морского дела. Исторический опыт показывает, что по мере усложнения и умножения задач военно-морского дела происходит зарождение и развитие соответствующих отраслей знаний в науках (теориях), его обслуживающих.

Завершая изложение взглядов на логико-методологические подходы к формированию структуры и содержания военно-морской науки, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что военно-морское дело не может выполняться эффективно без опоры на его теорию, в особенности на первый ее раздел - военно-морскую доктрину государства (или, если это у кого-то еще вызывает возражения, на соответствующие военно-политические и другие установки военной доктрины государства).

Таким образом, рассмотрев вопросы восстановления военно-морской науки, можно сделать выводы:

1. Военно-морская наука - составная часть военной науки, система научных знаний о вооруженной борьбе на море; флот имеет право на самостоятельную науку, что доказано всей историей Российского государства.

2. Военно-морская политика государства в своей основе опирается на военно-морскую науку и как система государственного и военно-морского строительства всегда направлена на защиту национальных интересов в Мировом океане.

3. Структура военно-морской науки сложилась исторически по мере развития военно-морского дела в России и состоит из общетеоретических основ, военно-морского искусства, теории управления, теории строительства и подготовки сил флота.

4. Характер возможной будущей войны шестого поколения ставит перед военно-морской наукой требование, исходя из новой материальной базы ведения войны на море, разработать основы строительства и применения флота в новых условиях воздушно-космическо-морской войны.

5. Военно-морская политика, в силу способности флота решать стратегические задачи, приобрела на опыте самостоятельность во внешней политике государства и структурно должна объединить военно-морскую доктрину, теорию военно-морского строительства и военно-морскую науку.

6. Основные направления военно-морской науки могут формироваться, исходя из понимания следующих реалий:

а) стратегическое использование ВМФ должно осуществляться в мирное время - в форме стратегического ядерного сдерживания и в военное время - проведения операции морских стратегических ядерных сил по уничтожению экономического потенциала вероятного противника;

б) поддержание стратегической стабильности в важных районах Мирового океана в мирное время должно достигаться путем несения боевой службы силами общего назначения, в военное время - проведения морских операций по срыву ударов высокоточного оружия с морских направлений;

в) океанский ракетно-ядерный флот должен получить дальнейшее качественное развитие посредством строительства сбалансированного флота с учетом характера войны шестого поколения. В основе сбалансированного флота должны быть боевые многофункциональные разведывательно-ударные си-стемы, основой которых являются носители высокоточного оружия и информационное поле, обеспечивающее целеуказание в реальном масштабе времени.

Таким образом, к концу XX века в связи с возросшей мощью флота возросла роль военно-морской науки, и она должна формировать военно-морскую политику государства в интересах национальной безопасности с морских направлений.

Дальше