Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль
«Части Инженерныхъ войскъ, расположенныя въ отдаленныхъ округахъ, никогда не будутъ призываемы на европейск?й театръ военныхъ дѣйств?й, а потому техническая ихъ подготовка должна быть согласована съ потребностями этихъ отдаленныхъ районовъ и съ тою обстановкой, при которой имъ придется примѣнять тамъ техническое дѣло въ военное время» — такъ опредѣляетъ кругъ дѣятельности туркестанскихъ саперъ Инструкц?я для спец?альнаго образован?я полевыхъ Инженерныхъ войскъ. Культура народовъ, ихъ военное устройство, климатъ и сама природа Средней Аз?и во многомъ рѣзко отличаются отъ природы, климата и культуры въ Европѣ, а вслѣдств?е этого и пр?емы военнаго дѣла, военной техники, здѣсь должны быть и будутъ иные, отличные отъ европейскихъ, примѣняемые къ мѣстнымъ услов?ямъ.

Въ настоящемъ очеркѣ мы намѣрены остановиться на особенностяхъ атаки средне-аз?ятскихъ крѣпостей и населенныхъ пунктовъ.

Особенности эти вызываются слѣдующими обтоятельствами:

1) Видомъ и характеромъ крѣпостсй, выработанными опытомъ прежнихъ аз?ятскихъ войнъ.

2) Характеромъ населенныхъ пунктовъ, окруженныхъ цѣлымъ лабиринтомъ глинобитныхъ стѣнъ. [2]

3) Малымъ количествомъ крѣпостной и осадной артиллер?и у обоихъ сторонъ.

4) Дальнимъ разстоян?емъ операц?онной лин?и атакующаго отъ базиса.

5) Необходимостью быстрыхъ успѣховъ; и

6) Сравнительно низкою культурой нашихъ сосѣдей и низкимъ уровнемъ развит?я военнаго дѣла у нихъ.

Всѣ эти услов?я еще долгое время будутъ сохранять свою силу и съ ними особенности атаки аз?ятскихъ крѣпостей.

---------

Чтобы ознакомить читателя съ употреблявшимися у насъ раньше пр?емами атаки аз?ятскихъ крѣпостей и дать ему возможность провѣрить дѣлаемые нами выводы, приводимъ краткое описан?е осадъ важнѣйшихъ городовъ Туркестана и крѣпости Денгиль-Тепе.

Осады и штурмы крѣпостей и городовъ нашими войсками въ Средней Аз?и слѣдуетъ раздѣлить на три категор?и:

Первую — составляютъ осады крѣпостей въ киргизскихъ степяхъ: Пишпека, Яны-Кургана, Акъ-Мечети, Туркестана, Чимкента и Н?язбека. Характеръ этихъ осадъ вездѣ одинаковъ: атакующ?й закладываетъ параллели, ведетъ подступы летучею и туровою сапой, устраиваетъ переходъ черезъ ровъ и закладываетъ мину. Артиллер?я ограничивается обстрѣливан?емъ внутренности укрѣплен?я. Ходъ осады медленъ, но всегда вѣнчается успѣхоыъ при небольшихъ потеряхъ атакующаго. Гарнизоны весьма небольш?е, артиллер?йскихъ оруд?й у обороняющагося мало.

Осады крѣпостей городовъ Ташкента, Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака составляютъ вторую категор?ю.

Здѣсь атакующ?й не ведетъ осадныхъ работъ; онъ строитъ только батареи, иногда закладываетъ первую параллель для отвода глазъ обороняющагося, и послѣ непродолжительной подготовки артиллер?йскимъ огнемъ штурмуетъ город-ск?я стѣны при помощи штурмовыхъ лѣстницъ. Артиллер?я [3] бомбардируетъ крѣпость и производитъ бреши въ стѣнахъ, но не вссгда успѣшно. Въ защитѣ крѣпости принимаетъ участ?е все населен?е города, состоящее иногда изъ нѣсколькихъ десятковъ тысячъ человѣкъ.

Наконецъ, третья категор?я — атаки населенныхъ пунктовъ, незащищенныхъ крѣпостными стѣнами, но окруженныхъ, со всѣхъ сторонъ садами съ цѣлою сѣтью глинобитныхъ стѣнокъ. Такiя атаки часто встрѣчались въ Кокандскомъ походѣ. Самымъ яркимъ примѣромъ въ этомъ случаѣ можетъ служить бой въ садахъ города Андижана.

Совершенно особо стоитъ осада Денгиль-Тепе, замѣчательная своимъ блестящимъ успѣхомъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ и огромнымъ расходомъ матер?альныхъ средствъ. Эта осада будетъ нами разобрана отдѣльно.

-------

Самымъ характернымъ примѣромъ въ первой категор?и осадъ представляется намъ осада крѣпости Акъ-Мечеть (фортъ Перовск?й) въ 1853 году.

Крѣпость Акъ-Мечеть{1} была построена на разстоян?и четверти версты отъ праваго берега рѣки Сыръ-Дарьи, черт. I, фиг. 1; она имѣла видъ редута, квадратной формы, съ башнями на углахъ и на срединахъ фасовъ. Каждый изъ фасовъ былъ болѣе 50 саж. длиною. Глиняныя стѣны имѣли до 5 саж. высоты и столько же толщины у основан?я, и были окружены глубокимъ и широкимъ водянымъ рвомъ. Въ крѣпости находилось чѲловѣкъ четыреста защитниковъ, имѣвшихъ три мѣдныхъ оруд?я малаго калибра, которыя во время обороны переносились, по мѣрѣ надобности, съ одной башни на другую, нѣсколько фальконетовъ и довольно много аз?ятскихъ ружей. Отрядъ атакующаго состоялъ изъ трехъ ротъ пѣхоты, восьми сотень казаковъ, саперной команды, семнадцати оруд?й и двухъ сотъ вооруженныхъ киргизъ. Всего 2.250 нижнихъ чиновъ и 100 челов. офицеровъ. [4]

Командующ?й отрядомъ генералъ Перовск?й рѣшилъ вести осаду по всѣмъ правиламъ современной фортификац?и.

4-го ?юля была проложена дорога къ осаднымъ батареямъ; 6-го ночью заложена батарея № 1 въ 250 саж. отъ крѣпости; 7-го заложена батарея № 2 въ 215 саж. отъ крѣпости; 8-го были устроены батареи: № 3 въ 250 саж., № 4 ракетная и № 5 въ 140 саж., вооруженная мортирами.

11-го ?юля была начата ночыо соединительная траншея между батареями № 4 и № 5.

13-го ?юля была построена батарея № 6 и начатъ подступъ туровою сапой на западный уголъ крѣпости.

Къ 18-му ?юля подступы, веденные на западный, сѣверный и восточный углы крѣпости, подошли къ гласису, и было приступлено къ вѣнчан?ю гласиса.

20-го ?юля устроенъ былъ спускъ въ ровъ; 21-го ?юля построена батарея № 7 и начатъ переходъ черезъ водяной ровъ, который загружался фашинами съ привязанными къ нимъ земляными мѣшками.

25-го оконченъ переходъ черезъ ровъ и начата подземная галерея изъ голландскихъ рамъ черезъ берму, оказав-шуюся шириною въ 5 саж.

28-го галерея эта была окопчена, и заложена мина подъ стѣною крѣпости.

Въ 3 часа пополуночи мина была взорвана, причемъ образовалась брешь шириною въ 40 саж. Передъ взрывомъ войска были отведены на 250 саж. отъ стѣны, что дало возможность защитникамъ оправиться послѣ перваго испуга и два раза успѣшно отбить атаку бреши. Только послѣ третьей атаки атакующ?й занялъ обвалъ и стѣны, откуда открылъ огонь по внутренности крѣпости.

Оборона со стороны кокандцевъ на бреши, на стѣнѣ и въ строен?яхъ, внутри крѣпости, была самая отчаянная, не смотря на то, что поддерживавшiй духъ гарнизона комендантъ крѣпости Мухаммедъ-Вали былъ убитъ при самомъ началѣ штурма.

Въ течен?е осады, по показан?ю плѣнныхъ, кокандцы потеряли отъ 80 до 100 чел., преимущественно отъ дѣйств?я [5] гранатъ и ракѲтъ. Человѣкъ до 30 завалило взрывомъ стѣны. Всего же обороняющ?йся потерялъ 242 чел. убитыми и 52 ранеными. Атакующ?й потерялъ 30 чел. убитыми и 74 ра-неными.

Такая геройская защита крѣпости, ничтожною горстью плохо вооруженныхъ людей, въ продолжен?е 24-хъ дней, одинаково прекрасно рекомендуетъ какъ храбрость защитниковъ, такъ и достоинство глинобитныхъ стѣнъ ихъ прикрывавшихъ.

Осады второй категор?и на столкьо интересны, что мы хоть вкратцѣ остановимся на описан?и каждой изъ нихъ.

1-го октября 1864 года генералъ Черняевъ подошелъ въ первый разъ къ Ташкенту{2}. Въ то время городъ имѣлъ слишкомъ 100 т. жителей и былъ окруженъ стѣной въ 24 версты длиною.

Не имѣя возможности вести правильную осаду на такой огромный городъ, генералъ Черняевъ надѣялся смѣлымъ ударомъ ошеломить обороняющагося и нечаяннымъ нападен?емъ захватить крѣпость.

2-го октября онъ занялъ восемью батарейными оруд?ями командующ?я надъ цитаделыо высоты и выдвинулъ вправо отъ кокандской дороги, подъ прикрыт?емъ подходящихъ къ самой городской стѣнѣ садовъ, двѣ роты съ четырьмя конными оруд?ями для пробит?я бреши. Вскорѣ начальникъ этого отряда донесъ, что артиллер?я пробила брешь въ стѣнѣ, и просилъ позволен?я идти на штурмъ. Черняевъ разрѣшилъ и немедленно самъ двинулся къ пункту атаки съ двумя ротами.

Быстро пробѣжали наши солдатики небольшое простанство отъ ближайшихъ садовъ до крѣпостной стѣны; но добѣжавъ до рва, увидѣли, что стѣна вовсе не была пробита и что взобраться на нее было невозможно. Роты остановились, засѣли во рву и стали отстрѣливаться. [6]

Убѣдившись въ невозможности овладѣть стѣнами крѣпости открытою силой, гепералъ Черняевъ немедленно направилъ огонь всѣхъ двѣнадцати оруд?й на непр?ятеля у атакованной стѣны и приказалъ пѣхотѣ подъ прикрыт?емъ этого огня отступить къ батареямъ. При этомъ неудачномъ штурмѣ выбыло изъ строя 18 убитыми и 60 ранеными. Отрядъ отступилъ обратно въ Чимкентъ.

14-го ?юля 1865 года генералъ Черняевъ вторично подошелъ къ стѣнамъ Ташкента{3}.

И на этотъ разъ онъ рѣшилъ напасть на городъ нечаянно, приготовивъ только штурмовыя лѣстницы. Рѣшен?е свое генералъ Черняевъ мотивировалъ слѣдующими соображен?ями.

1) Гарнизонъ города, по обширности оборонительной лин?и, разбросань на весьма большомъ протяжен?и, почему весьма вѣроятно овладѣть верками прежде, нежеди онъ успѣетъ сосредоточиться противъ атакованнаго пункта.

2) Артиллер?я непр?ятеля, хотя и весьма многочисленная (около 50 оруд?й), но разсѣяная на протяжен?и 15-ти верстъ по всей южной сторонѣ города, также не въ состоян?и дѣйствовать совокупно.

3) Жители города раздѣлены на двѣ части, и парт?я нам преданная, въ случаѣ занят?я городской ограды, должна была оказать содѣйств?е.

Штурмь былъ назначенъ на разсвѣтѣ. Были приготовлены штурмовыя лѣстницы, весьма однако неуклюж?я и тяжелыя, которыя съ большими усил?ями поднесены были штурмующею колонной (2 роты и охотники) черезъ сады, окружающ?е Ташкентъ, къ городскимъ стѣнамъ.

Лѣстницы удалось подставить безъ сопротивлен?я. Караулъ на стѣнѣ захваченъ былъ врасплохъ, всѣ люди были переколоты и сброшены со стѣны. Только на улицахъ нашимъ войскамъ, двигавшимся къ цитадели, пришлось вступить въ бой и брать штурмомъ массу баррикадъ, часто вооруженныхъ артиллер?ею; цѣлый день продолжался этотъ бой, и лишь къ вечеру явились аксакалы съ изъявлен?емъ покорности.

Обѣ эти атаки города Ташкента весьма поучитольны. Какъ въ первомъ случаѣ атакующ?й не имѣлъ понят?я о силѣ крѣпостной глинобитной стѣны, которую онъ думалъ разбить четырьмя конными оруд?ями, такъ во второмъ — обороняющ?йся слишкомъ понадѣялся на неприступность этихъ самыхъ стѣнъ, забывая, что глинобитные валы, какъ бы они ни были прочны и высоки, надежно прикрываютъ только бдительнаго и храбраго защитника, умѣющаго ожи-вить ихъ мертвую силу.

24-го мая слѣдующаго года былъ произведенъ штурмъ крѣпости Ходжента{4} на берегу Сыръ-Дарьи, фиг. 2а.

Ходжентъ гордился тѣмъ, что силой никогда и никѣмъ взятъ не былъ; онъ не жалѣлъ средствъ на усилен?е своихъ крѣпостныхъ стѣнъ и сдѣлалъ изъ нихъ дѣйствительную твердыню. Городская ограда, простирающаяся въ длину до 11-ти верстъ, вся состояла изъ двойнаго ряда весьма высокихъ и толстыхъ стѣнъ, усиленныхъ башнями и бар-бетами. Подробный осмотръ городскихъ стѣнъ убѣдилъ генерала Романовскаго, что лучшимъ средствомъ для овладѣн?я большимъ городомъ, при данныхъ обстоятельствахъ, является штурмъ; но на успѣхъ его можно было надѣяться только при совершенной неожиданности его выполнен?я.

Атаку предполагалось вести двумя колоннами. Первая, изъ трехъ ротъ пѣхоты и четырехъ оруд?й, должна была напасть на сѣверо-восточный уголъ крѣпости, вторая — также изъ трехъ ротъ — южнѣе, на Калинауск?я ворота. Нечаянное нападен?е рѣшено было подготовить усиленнымъ бомбарди-рован?емъ внутренности города въ течен?е нѣсколькихъ дней. Согласно этому рѣшен?ю, 20-го мая открылась каноннада по впутренности города, и для того чтобы усыпить бдительность осажденнаго, 22-го мая были начаты осадныя работы противъ юго-восточнаго угла крѣпости.

24-го мая былъ назначенъ штурмъ. Войска, имѣя при [8] себѣ штурмовыя лѣстницы, расположились съ ранняго утра укрыто, въ 150 саж. отъ стѣны, и четыре полевыя оруд?я тотчасъ же открыли огонь по крѣпости. Дѣйств?е батареи, заложешюй на столь близкомъ разстоян?и, было очень удачно. Артиллер?йской огонь непр?ятеля замолкъ, мног?е зубцы стѣны были сбиты, и вообще эта послѣдняя значительно повреждена. Въ 2 часа пополудни раздался сигналъ къ общей атакѣ. Съ крикомъ «ура» пѣхота бросилась впередъ. Войска сѣверо-восточной колонны успѣли приставить три лѣстницы къ барбету безъ сопротивлен?я со стороны обороняющагося, но лишь только первые люди поднялись къ зубцамъ, какъ на стѣнахъ появилась масса защитниковъ. Пули, камни и удары кистеней посыпались на штурмующихъ. Четыре офицера, поднявш?еся по лѣстницамъ во главѣ охотниковъ, были первыми жертвами штурма; напрасно за ними поднимались все новые и новые люди; передовыхъ бухарцы ранили, убивали и сбрасывали съ лѣстницы. На поддержку своей пѣхоты двинулись подъ самую стѣну два оруд?я облегченнаго взвода и направили картечный огонь въ упоръ на защитниковъ. Командиръ взвода былъ раненъ смертельно.

Болѣе успѣшно шла борьба у Калинаускихъ воротъ. Не смотря на сильный огонь осажденныхъ, 2 роты поднялись на стѣну, оттѣснили непр?ятеля, выломали ворота и двинулись во внутрь города. Часть ворвавшихся въ городъ людей бросилась къ сѣверо-восточному барбету, въ тылъ бухарцамъ, все еще отбивавшимся отъ натиска 3-хъ ротъ сѣверо-восточной колонны.

Тогда, атакованные съ фронта и съ тыла, храбрые защитиики барбета отступили, и первая колонна также перешла по лѣстницамъ въ городъ. Вслѣдъ за штурмомъ на сѣверо-восточномъ углу и у Калинаускихъ воротъ, эскаладировалъ прирѣчную стѣну, съ сѣвера, небольшой отрядъ стрѣлковъ, переправшихся на баркасѣ черезъ Сыръ-Дарью.

Всѣ три колонны направились затѣмъ по улицамь къ цитадели, встрѣчая на своемъ пути ожесточенное сопротивлен?е. [9]

Защитники отстаивали городъ шагъ за шагомъ, строили баррикады, вооруженныя даже пушками, и отстрѣливались изъ выходящихъ на улицы сакель. Къ вечеру городъ былъ взятъ, и всѣ войска собрались въ цитадели. Сопротивлен?е ходжентцевъ стоило имъ 2.500 чел. убитыми. У насъ во время осады и штурма выбыли изъ строя: убитыми 5, безъ вести пропавшими 6 и ранеными 122.

Донесен?е своо о взят?и Ходжента генералъ Романов-ск?й оканчиваетъ такъ: «Какъ ни значительна наша потеря, какъ ни высокъ истинно геройск?й духъ здѣшнихъ войскъ и ихъ частныхъ начальниковъ, но нельзя не признать, что столь быстрымъ овладѣн?емъ Ходжента мы много обязаны тому обстоятельству, что войска направились къ этому городу вслѣдъ за разбит?емъ на голову арм?и эмира (Ирджарское дѣло). Оставленный бухарцами, не имѣвъ времени установить прочныхъ связей съ Кокандомъ, Ходжентъ не могъ приготовиться къ оборонѣ должнымъ образомъ. Численность его артиллер?и и гарнизона не соотвѣтствовали ни упорному духу защитниковъ, ни протяжен?ю верковъ. Только при подобныхъ благопр?ятныхъ обстоятельствахъ можно было рѣшиться на штурмъ. Въ противномъ случаѣ открытый штумъ крѣпости, подобыой Ходженту, былъ бы немыслимъ, и овладѣть этимъ сильно укрѣпленнымъ и многолюднымъ городомъ можно бы было только посредствомъ правильной осады, для которой, само собою разумѣется, неизбѣжно потребовались бы огромныя средства и весьма много времени».

Такова картина штурма по оффиц?альнымъ донесен?ямъ. Дополнимъ ее нѣкоторыми интересными подробностями изъ разсказа{5} очевидца г. В. Фишера. ???турмовыя лѣстницы, составляющ?я, по мнѣн?ю разсказчика, предметъ первостепенной важности при осадѣ средне-аз?ятскихъ крѣпостей, были приготовлены изъ только-что срубленныхъ тополей. Тетивы лѣстницъ имѣли въ толщину отъ 2 до 3 вершк., ширипа лѣстницъ равнялась 1 арш., а длина отъ 3 до 4 [10] саж., фиг. 26, такъ какъ высота крѣпостной стѣны не была точно извѣстна.

Каждая лѣстница была снабжена двумя подмогами изъ жердей, прикрѣпленныхъ къ тетивамъ на растоян?и одной трети отъ тонкаго конца, при помощи желѣзныхъ оковокъ. Послѣдн?я имѣли видъ пластинокъ, прибитыхъ къ тетивѣ лѣстницы четырьмя гвоздями, въ срединѣ же пластинокъ былъ пропущенъ болтъ съ заклепкой, на другомъ концѣ котораго имѣлось кольцо съ продѣтымъ въ него ушкомъ отъ желѣзной конусообразиой трубки, въ которую вставлялась подмога; эти оковки были приготовлены еще въ Чиназѣ до выступлен?я отряда въ походъ.

Установка лѣстницъ производилась слѣдующимъ образомъ: смотря по тяжести лѣстницы, отъ 10 до 14 чел. сол-датъ перебѣгали съ нею изъ ближайшихъ закрыт?й къ крѣпостной стѣнѣ. Передн?е, бросивъ комлевую часть лѣстницы у подошвы стѣны на бермѣ и хватаясь за подмоги, откинутыя въ сторону короткаго конца лѣстницы, совокупно съ остальными людьми опрокидывали ее на стѣну, причемъ подиоги раздвигались нѣсколько въ сторону.

Приведемъ нѣкоторыя подробности штурма на сѣверо-восточномъ барбетѣ изъ разсказа того же очевидца г. В. Фишера.

«Капитанъ Михайловск?й, предполагая, что верхняя стѣнка барбета достаточно уже сбита, съ крикомъ «ура» и съ двумя первыми лѣстницами смѣло бросился на штурмъ барбета; затѣмъ понеслась третья, а потомъ и четвертая лѣстница, но послѣдняя была брошена на дорогѣ, такъ какъ изъ несшихъ ея людей мног?е, вѣроятно сгоряча, бро-сились впередъ; оставшимся же четыремъ человѣкамъ нести лѣстницу было не подъ силу, а друг?е не успѣли помочь».

«Къ барбету удалось приставить съ успѣхомъ только первыя двѣ лѣстницы, но и то довольно наклонно, такъ какъ обороняющ?йся отталкивалъ верхушки ихъ палками, бросая въ это время сверху камни и гляняные сух?е комья; третья лѣстница хотя и была приставлена къ стѣнѣ [11] барбета, но оказазалась короткого, и подняться но ней на верхъ было невозможно».

«Сверхъ всякаго ожидан?я, на барбетѣ ноявилось мно-жество народа», пишетъ въ своемъ рапортѣ участникъ штурма капитанъ Михайловск?й{6}, «соскочить съ лѣстницъ на барбетъ оказалось очень труднымъ. Подпоручикъ Шороховъ, бывш?й впереди всѣхъ, долго держался на верху лѣстницы, но наконецъ былъ сбитъ съ нея ударами камней и чугунныхъ кистеней; нѣсколько солдатъ, занявшихъ его мѣсто, или были убиты, или ранены; болѣе часа люди стояли на лѣстницахъ».

По словамъ другаго очевидца всѣ лѣстницы были слишкомъ коротки и узки, и кромѣ того ихъ было мало.

Разсматривая положен?е нашего отряда подъ Ходжентомъ, нельзя не обратить вниман?я на полное игнорирован?е возможности вылазки со стороны обороняющаго.

Главный лагерь нашего отряда находился у берега Сыръ-Дарьи, въ 5 верстахъ къ югу отъ города; всѣ же операц?и производились съ восточной стороны крѣпости въ 5 верстахъ отъ главнаго лагеря, причемъ сообщен?е между лагеремъ и оперирующими войсками было неудобно и затруднено еще рѣкою Ката-су. Такъ можно было дѣйствовать только противъ ничего непонимающей въ военномъ дѣлѣ толпы мирныхъ горожанъ. Подобное же положен?е атакующаго мы встрѣтили у Акъ-Мечети, гдѣ атака также была начата съ востока, обошла однако траншеей сѣверный фасъ крѣпости и подошла къ гласису съ сѣверной стороны.

Оруд?я атакующаго подъ Ходжентомъ были распредѣлены слѣдующимъ образомъ:

4 оруд?я дѣйствовали съ 200 саж. противъ Кокандскихъ воротъ, причемъ бомбардировали внутренность города и бретировали стѣну;

4 мортиры (по двѣ въ двухъ батареяхъ) и двѣ нарѣзныя пушки бомбардировали городъ съ праваго берега рѣки (двѣ [12] мортиры поставлены были весьма оригинально за глинобитною стѣной). фиг. 2в;

батарея изъ 4-хъ оруд?й обстрѣливала городъ съ юга въ 200 саж. отъ стѣны.

Остальныя 4 оруд?я сначала дѣйствовали рядомъ съ оруд?ями южной батареи, при дальнѣйшемъ же ходѣ осады оруд?я эти были перевезены и поставлены въ подступахъ, противъ юго-восточнаго угла крѣпости.

Огсшь этихъ разбросанныхъ кругомъ города батарей не имѣлъ никакого вл?ян?я на ходъ осады и штурма; стѣны города пострадали очень мало, фиг. 2 г. Правда, были отдѣльные случаи пожаровъ въ городѣ, но таковые, въ виду невозможности распространяться, при существующемъ способѣ постройки сакель, не принесли намъ никакой пользы.

Неудачи атаки противъ сѣверо-восточнаго угла побудили военное начальство обратить вниман?е на подготовку штурма артиллер?йскимъ огнемъ.

---------

Вскорѣ представился случай произвести настоящ?й опытъ атаки средне-аз?ятской города-крѣпости съ помощью штурмовыхъ лѣстницъ и черезъ брешь пробитую артиллер?ей. Опытъ этотъ былъ произведенъ подъ Ура-Тюбе въ 1866 году.

Крѣпость Ура-Тюбе, построенная на трехъ довольно крутыхъ холмахъ, имѣла въ окружности 6 верстъ и была обнесена со всѣхъ сторонъ двумя высокими глинобитными стѣнами.

До осады Ура-Тюбе, при нашихъ многочисленныхъ осадахъ средне-аз?ятскихъ городовъ, обвалы въ стѣнахъ ни разу не пробивались. Между многими коренными туркестанскими артиллеристами существовало даже твердое убѣжден?е, что глиняныя стѣны бухарскихъ и кокандскихъ крѣпостей представляютъ среду весьма неудобную и даже невозможную для производства обваловъ. Говорили, что снаряды полевыхъ оруд?й глубоко уходятъ въ глиняныя стѣны, но самой стѣны нисколько не осыпаютъ. Приводили при этомъ въ примѣръ осаду Н?азбека, осаждая который, наша артиллер?я [13] выпустила что-то очень много снарядовъ, но ничего похожаго на брешь произведено не было; нѣкоторые артиллеристы, съ другой стороны, не довѣрявш?е опыту прежнихъ туркестанскихъ осадъ, настаивали на томъ, чтобы подъ Ура-Тюбе испробовать бреши съ близкаго разстоян?я по всѣмъ правиламъ артиллер?йскаго искусства.

Для нападен?я на крѣпостныя стѣны съ юга, по предложен?ю сторонниковъ штурмовыхъ лѣстницъ, были сформированы двѣ колонны изъ двухъ ротъ каждая; третья колонна, также изъ двухъ ротъ, при артиллер?и, должна была штурмовать городъ съ сѣверо-востока, черезъ брешь, которую предполагалось пробить вь стѣнѣ. Всѣмъ тремъ колоннамъ приказано было двигаться на штурмъ одновременно, по сигналу начальника третьей колонны, не раньше пробит?я бреши артиллер?ею.

Въ 5 часовъ утра раздался сигналъ къ атакѣ.

Люди 1-й колопны быстро подбѣжали къ стѣнѣ и приставили лѣстницы. Одинъ офицеръ и пять стрѣлковъ уже успѣли подняться на стѣну, какъ вдругъ отъ напора людей лѣстница хруснула и подломилась. Люди, бывш?е на лѣстницѣ, упали въ ровъ, а офицеръ съ пятью стрѣлками оказались въ довольно критическомъ положен?и, лицомъ къ лицу съ огромною толпой обороняющихся.

Чтобы спасти товарищей, наши солдатики бросились къ воротамъ, прорубили ихъ, и ворвавшись въ крѣпость, быстро очистили стѣны отъ защитниковъ.

Одновременно съ первою колонной двинулась и вторая съ двумя лѣстницами. Едва цѣпь вышла изъ прикрывавшихъ ее садовъ (защитники обыкновенно расчищали эспланаду на 200–300 шаговъ передъ стѣнами крѣпости), какъ непр?ятель открылъ усиленный огопь по штурмующимъ. Добѣжавъ до рва, часть нашихъ стрѣлковъ легла на гребень контр-эскарпа и открыла огонь по непр?ятелю на стѣнѣ, а осталь-ные, подъ защитою этого огня, приставили лѣстницы къ стѣнамъ. Подняться на стѣну намъ удалось довольно легко, не смотря на то, что бухарцы бросали сверху бревна, камни и горящ?е смоляные шары; но спустившись внизъ, пришлось [14] выдержать весъма губительный огонь изъ ближайшихъ сакель и башенъ. Завязалась сначала усиленная перестрѣлка, а затѣмъ и кровавая схватка, въ которой между многими другими былъ убитъ первый командиръ Туркестанской саперной роты капитанъ Плецъ.

Убыль въ двухъ южныхъ колоннахъ была сравнительно очень большая — 150 чел.

Третья колонна, какъ и предполагалось, штурмовала крѣпость по обвалу, произведенному артиллер?ею. Штурмовыя колонны при этомъ пользовались однако также штурмовыми лѣстницами. Убыль въ третьей колоннѣ была весьма незначительна. Намъ не удалось вполнѣ выяснить, на сколько удобовосходима была брешь, пробитая здѣсь артиллер?ею, хотя генералъ Романовск?й въ своемъ рапортѣ отъ 7 го октября 1866 года и пишетъ: «Необыкновенно удачно дѣйствовала брешь-батарея противъ сѣверо-восточнаго угла крѣпости; здѣсь съ большимъ искусствомъ распоряжался оруд?ями гвардейской артиллер?и штабсъ-капитанъ Зиновьевъ, поставивш?й себѣ спец?альною задачей доказать могучесть артиллер?йскаго огня противъ здѣшнихъ особой постройки стѣнъ, что до сего времени оставалось въ сомнѣн?и. Нельзя не признать, что усил?я штабсъ-капитана Зиновьева увѣнчались полнымъ успѣхомъ, опытъ былъ необыкновенно удаченъ: къ полудню, когда не было еще брошено въ стѣну и 150 гранатъ, въ ней образовались уже бреши, изъ которыхъ одна была шириною около 2-хъ, а по высотѣ около 1 саж., и другая нѣсколько ниже». Однако, дальше въ донесен?и генерала Романовскаго сказано, что колонна ротмистра Баранова атаковала валъ частью по лѣстницамъ, частью по бреши. Если бы стрѣльба дѣйствительно была «необыкновенно удачна», то едва-ли потребовались бы лѣстницы для эскаладирован?я. Самъ же штабсъ-капитанъ Зиновьевъ пишетъ, что мѣстность, лежащая впереди батареи, прикрывая нижнюю часть стѣны, позволила только сбить гребень стѣны аршина на три. Опытъ подъ Ура-Тюбе, такимъ образомъ, все же де выяснилъ вполнѣ преимущество атаки по пробитой артиллер?ею бреши передъ нечаяннымъ [15] нападен?емъ съ помощью штурмовыхъ лѣстницъ. Большая потеря въ южной колоннѣ была вызвана неудачнымъ устройствомъ штурмовыхъ лѣстницъ и тѣмъ обстоятельствомъ, что противъ этой колонны были сосредоточены больш?я силы обороняющагося, тогда какъ колонна, атаковавшая брешь, почти не встрѣтила никакого сопротивлен?я.

Какъ бы то ни было, но незначительная потеря атакующаго на сѣверо-восточномъ фасѣ Ура-Тюбинской крѣпости сильно подняла довѣр?е начальствующихъ лицъ къ подготовкѣ штурма артиллер?ею, а большой уронъ въ южныхъ колоннахъ пошатнулъ вѣру въ полезлость и необходимость штурмовыхъ лѣстницъ.

Несомнѣнно, что употреблявш?яся въ то время штурмовыя лѣстницы не удовлетворяли своему назначен?ю, и вообще весь маневръ эскаладирован?я стѣнъ среди туркестанскихъ войскъ былъ недостаточно разработанъ.

Необходимость выработать болѣе совершенный типъ штурмовыхъ лѣстницъ и умѣн?е обращаться съ ними побудили командующаго войсками округа, генерала фон-Кауфмана, приказать произвести въ саперной ротѣ опыты эскаладирован?я глинобитныхъ стѣнъ. Опыты эти производились два года подърядъ — въ 1868 и 1869 годахъ, но, къ сожалѣн?ю, никакихъ свѣдѣн?й о результатахъ ихъ въ ротѣ не сохранилось, и вопросъ о цѣлесообразномъ типѣ лѣстницъ такъ и остался открытымъ.

----------

Блестящимъ захватомъ Джизака закончился цѣлый рядъ славныхъ атакъ средне-аз?ятскихъ крѣпостей въ концѣ шестидесятыхъ годовъ.

Джизакъ, фиг. 3, считался самою сильною крѣпостью Туркестана. Надъ укрѣплен?емъ Джизака{7} трудились въ продолжен?е восьми мѣсяцевъ нѣсколько тысячъ человѣкъ ежедневно. Тройной рядъ стѣнъ, изъ которыхъ внутренняя была самая высокая, окружалъ Джизакъ. Объ относительной высотѣ этихъ стѣлъ можно судить по наружной стѣнѣ, выстроенной [16] незадолго до штурма; она имѣла 3 саж. вышины и 4 саж. толщины. Каждая стѣна усиливалась рвомъ глубиною иногда до 11-ти арш.

Множество барбетовъ и построекъ, выдающихся внаружу и обстрѣливавшихъ перекрестнымъ огнемъ рвы и всю впереди лежащую мѣстность, навѣсныя бойницы, дозорный путь по бермѣ, также съ закрытыми бойницами, — все это дѣйствительно придавало Джизаку грозный видъ и, конечно, было верхомъ фортификац?оннаго искусства туземцевъ. Непр?ятель работалъ надъ усилен?емъ крѣпости до самой послѣдней минуты передъ штурмомъ. Всѣ вороты были завалены и въ нихъ оставлены только небольш?я калитки; часть сакель и базара была разрушена для образован?я гласиса: въ разныхъ мѣстахъ на стѣнѣ устроены были засѣки изъ срубленныхъ и поваленныхъ деревьевъ.

Гарнизонъ Джизака состоялъ изъ остатковъ лучшихъ войскъ Эмира; онъ доходилъ до 10-ти тысячъ человѣкъ при 53-хъ оруд?яхъ.

Нашъ отрядъ состоялъ изъ 16-ти ротъ, и 5-ти сотенъ казаковъ съ ракетною командой, всего около 2.000 челов. и 20 оруд?й.

Послѣ тщательной рекогносцировки было рѣшено атаковать крѣпость съ юга, около Самаркандскихъ воротъ, и съ юго-востока, около Ура-Тюбинскихъ воротъ.

15-го октября приступили къ постройкѣ брешь-батарей, и нѣкоторыя изъ нихъ, не смотря на энергичныя вылазки бухарцевъ, были окончены къ слѣдующему утру.

16-го, 17-го и въ ночь на 18-е число производилась стрѣльба по внутренности города, причемъ ночью бухарцами задѣлывались обвалы, произведенные въ стѣнахъ.

18-го въ полдень, совершенно неожиданно для осажденнаго, былъ произведенъ штурмъ крѣпости. Штурмующ?я колонны бросились на обвалъ, и перейдя черезъ ровъ по лѣстницамъ, эскаладировали стѣны и обвалъ.

Успѣхъ штурма Джизака слѣдуетъ считать случайнымъ, такъ какъ бухарцы не ожидали атаки въ полдень, ихъ войска не были въ моментъ штурма на стѣнахъ, и атакующ?й [17] ворвался въ крѣпость почти безъ сопротивлен?я. Упадокъ энерг?и у обороняющагося былъ вызванъ весьма дѣйствительнымь артиллер?йскимъ огнемъ нашихъ полевыхъ батарей. Этимъ огнемъ управлялъ полковникъ Зиновьевъ — «профессоръ» по бреширован?ю глинобитныхъ стѣнъ, какъ назвалъ его покойный ген. Скобелевъ. Только губительностью артиллер?йскаго огня и неожиданностью самого штурма можно объяснить ничтожную потерю нашу въ 6 челов. убитыми и 92 ранеными при огромной убыли у бухарцевъ: 6.000 убитыми и 2.000 плѣнными. Подъ Джизакомъ мы видимъ един-ственный примѣръ удачнаго бреширован?я крѣпостной стѣны, хотя и здѣсь остался выступъ эскарпа, на который штурмующ?я колонны не могли подняться безъ помощи лѣстницъ. Здѣсь также бухарцы впервые рѣшились на вылазку.

Осада Джизака еще замѣчательна тѣмъ, что въ ней въ первый разъ, за все время нашихъ средне-аз?ятскихъ войнъ, проявилось нѣчто въ родѣ правильнаго артиллер?йскаго боя, причемъ наша артиллер?я заставила замолчать непр?ятельскую.

---------

Къ трет?й категор?и, какъ мы говорили выше, относится оборона городовъ и населенныхъ пунктовъ, не окруженныхъ крѣпостною стѣной.

Самымъ яркимъ примѣромъ такой обороны, хотя весьма плохо организованной, можетъ служить оборона Андижана. Бой въ улицахъ мы встрѣтили и при взят?и Ташкента, Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака, но эти бои составляли какъ-бы заключительный актъ взят?я города, уже находящаго въ рукахъ штурмующаго послѣ перехода его черезъ городск?я стѣны; въ упомянутыхъ городахъ обыватели вступали въ одиночныя схватки съ войсками, безъ системы, безъ надежды на успѣхъ, защищая только свою жизнь и имущество. Въ Андижанѣ къ оборонѣ готовились заблаговременно.

Приближаясь къ Андижану, нашему отряду сдѣлалось извѣстнымъ, что андижанцы приготовились къ упорной защитѣ. Уже по дорогѣ черезъ смежную полосу кипчакскихъ [18] поселен?й, брошенныхъ жителями, всѣ мосты черезъ глубок?е арыки были сломаны.

Въ 7 часовъ утра, 1-го октября, былъ назначенъ штурмъ Андижана{8}. Всю ночь на 1-е октября въ городѣ, какъ разсказывали впослѣдств?и перебѣжчики, жители работали надъ устройствомъ заваловъ по всѣмъ улицамъ. Абдурахманъ-Автобачи разъѣзжалъ по городу и самъ распоряжался работами. Были заняты всѣ 12 улицъ, ведущихъ отъ окраины города къ рештаму (городская площадь). Въ стѣнахъ и сакляхъ пробиты были бойницы, на улицахъ построены баррикады, и изъ арыковъ выпущена вода на улицы. Оборона каждой улицы была ввѣрена опредѣленному отряду.

Наши войска двигались двумя колоннами: одна подъ начальствомъ полковника Скобелева, другая подъ начальствомъ барона Меллера-Закомельскаго; въ каждой колоннѣ находилосъ по 20 саперъ. За колонною полковника Скобелева двигались главныя силы, подъ началъствомъ полковника барона Аминова, при 40 саперахъ.

Медленно подвигались колонны по улицамъ, затопленнымъ водою, отстрѣливаясь во всѣ стороны. Непр?ятель посылалъ свои выстрѣлы изъ-за стѣнъ садовъ, изъ-за сложенныхъ стоговъ клевера, съ крышъ сакель, изъ бойницъ, пробитыхъ повсюду въ стѣнахъ. Нѣсколько разъ наши охотники бросались на баррикады, занятыя защитниками, овладѣвали ими и гнали передъ собою отступающихъ по тѣсной улицѣ кипчаковъ.

Такъ постепенно, шагъ за шагомъ, прошли колонны Скобелева и барона Аминова весь городъ и часть базара, обогнули стѣну дворца и вышли на площадь. Вслѣдъ за колонною полковника Скобелева вышла на площадь и ко-лонна барона Меллера-Закомельскаго. Колонна эта штурмомъ взяла 5 баррикадъ, овладѣла однимъ оруд?емъ и до самой площади тѣснила непр?ятеля штыками. Черезъ часъ, когда огонь нашихъ стрѣлковъ ослабилъ энерг?ю непр?ятельскихъ застрѣльщиковъ, продолжавшихъ посылать свои выстрѣлы [19] съ крышъ сакель въ войска, расположенныя на площади, было начато обратное движен?е изъ города.

Улицы, по которымъ только-что прошли къ площади, опять оказались перегороженными баррикадами, а сады по сторонамъ улицы вновь занятыми кипчаками. Перебѣжчики-евреи потомъ объяснили, откуда взялись эти новыя толпы защитниковъ города: не зная, съ которой стороны отрядъ нашъ будетъ атаковать городъ, жители баррикадировали всѣ 12 улицъ, ведущихъ изъ окрестностей къ базару и дворцовой площади. Когда кипчаки, стоявш?е на остальныхъ 10-ти улицахъ, увидѣли, что отрядъ нашъ уже занялъ площадь и двигается обратно, они поспѣшно оставили баррикады и собрались всѣ въ садахъ кругомъ площади и на улицахъ, гдѣ долженъ быть проходить нашъ отрядъ. При обратномъ движен?и арьергарду было приказано сжечь все что могло горѣть. Пожаръ разливался бысгро, удобовоспламенимаго матер?ала было много.

Въ нашемъ отрядѣ оказалось всего убтыми 8 чел., ранеными и контуженными 56 чел.

Такая ничтожная потеря въ нашихъ войскахъ, изъ 5-ти ротъ пѣхоты, 3-хъ сотенъ казаковъ, 4-хъ ракетныхъ станковъ и 8-ми орудий, доказываетъ, что кокандцы совершенно не съумѣли организовать внутреннюю оборону города.

Наши аз?ятск?е города со своими узкими улицами и маленькими двориками, сплошь огороженными и перегороженными глиняными стѣнками, представляютъ изъ себя весьма трудно одолимыя позиц?и. При умѣлой защитѣ, бой въ городахъ долженъ быть весьма кровопролитенъ, и каза-лось бы, так?е ничтожные отряды, какъ нашъ подъ Андижаномъ, должны бы были быть уничтожены до послѣдняго человѣка.

------

Въ заключен?е остановимся на штурмѣ Денгиль-Тепе. Мы не будемъ здѣсь разбирать всѣ эпизоды этой интересой осады, описан?е которой вѣроятно еще свѣжо въ памяти читателей Инженернаго журнала, а остановимся только на подробностяхъ, наиболѣе выясняющихъ характеръ атаки [20] средне-аз?ятской крѣпости и отчасти незнакомыхъ еще нашимъ читателямъ.

При осадѣ Денгиль-Тепе генералъ Скобелевъ пользовался всѣми уроками, которые можно было извлечь изъ нашихъ войнъ въ Средней Аз?и и войнъ англичанъ въ Афганистанѣ. Эта осада, къ которой онъ тщательно приготовился и которую онъ выполнилъ какъ ген?альный полководецъ, является такимъ образомъ послѣднимъ словомъ въ наукѣ объ осадѣ аз?ятскихъ крѣпостей.

Подъ Денгиль-Тепе были примѣнены всѣ три способа штурма, возможные при данныхъ услов?яхъ:

а) штурмъ по обвалу, произведенному подземною миной:

б) штурмъ по бреши, пробитой артиллер?ею, и

в) штурмъ при помощи штурмовыхъ лѣстницъ.

Скобелевъ принялъ мѣры для заблаговременнаго изучен?я всѣхъ средствъ, необходимыхъ къ успѣшному выполнен?ю упомянутыхъ способовъ атаки.

Чтобы выяснить дѣйств?е пороха и пироксилина на глинобитныя стѣны, по приказан?ю ген. Скобелева во 2-й ротѣ 2-го Кавказскаго Сапернаго батал?она были произведены слѣдующ?е опыты въ лагерѣ Самурскаго укрѣплен?я{9}:

1) Зарядъ изъ 10-ти динамитныхъ патроновъ, вѣсомъ 2 ½ фунта, помѣщенный въ стѣнѣ круглой башни на 1 ½ фута отъ горизонта, пробилъ отверст?е въ 2 фута д?аметромъ (тол-щина стѣнки 2 ½ фута), фиг. 5.

2) Подъ основан?е той же башни были положены три заряда, которые мы для удобства обозначимъ буквами b, с, d, каждый въ 12 динамитныхъ патроновъ, вѣсомъ 3 фунта, фиг. 6; разстоян?е между зарядами b и с 1 ½ фута, между с и d - 3 фута. Соединен?е проводниковъ было сдѣлано въ цѣпь. Зарядъ с произвелъ обвалъ стѣнки на протяжен?и 7 фут., зарядъ b сгорѣлъ, а зарядъ d былъ засыпанъ.

3) Между брешью, пробитой зарядомъ с, и выходомъ изъ башни былъ уложенъ зарядъ е изъ 12-ти динамитныхъ [21] патроновъ, вѣсомъ 3 фунта. Зарядъ этотъ разрушилъ стѣнку отъ бреши до выхода.

4) Для производства обвала въ исходящемъ углу стѣнки, размѣры которой были въ оспован?и 5 фут., высотою 15 фут. и толщиною на верху 1 футъ, были заложены 2 заряда изъ 40 патроновъ, каждый вѣсомъ 9 фунтовъ, на разстоян?и 1 саж. отъ угла, фиг. 7. Проводники были соединены въ переплетъ. Заряды воспламенились одновременно, и обру-шивъ стѣнку, произвели обвалъ высотою 5 фут., шириною 11 фут., длиною съ наружной стороны 14 фут. и съ внутренней стороны 5 фут. Объемъ разрушенной части стѣнки равнялся 2,4 кубич. саж.

5) Опыты съ пироксилиномъ дали весьма слабые результаты.

Въ стѣнѣ толщиною въ 5 фут., на высотѣ 5 фут. отъ горизонта были положены 3 заряда, по 2 фунта каждый.

Разстоян?е камеры отъ боковой поверхности стѣнъ равнялось 1 футу 8 дюйм.

Послѣ взрыва образовалась брешь, которая имѣла съ наружной стороны 4 фута ширины и 3 фута 5 дюйм. высоты, съ внутренней 5 фут. 6 дюйм. ширины и 5 фут. 5 дюйм. высоты. Кромѣ того получились еще трещины, доходивш?я до верхняго края стѣнки.

Опыты эти убѣдили саперъ 2-го Кавказскаго Сапернаго батал?она въ непригодности пироксилина для подрыван?я глинобитныхъ стѣнъ, почему рѣшено было употребить порохъ.

Вопросъ о дѣйств?и артиллер?и по глинобитнымъ стѣ-намъ и внутренности аз?ятскихъ городовъ особенно озабо-чивалъ ген. Скобелева. Елу было извѣстно, что въ 1879 году артиллер?йск?й огонь оказался совершенно недѣйствительнымъ при обстрѣливан?и внутренности Денгиль-Тепе, заставленной кибитками; ему были извѣстны и всѣ неудачи артиллер?и въ Туркестанѣ при вышеописанныхъ осадахъ; и вотъ, снаряжая экспедиц?ю въ 1880 году, онъ просилъ снабдить батареи гранатами, наполненными керосиномъ, и [22] морскими ракетами съ большимъ зарядомъ пироксилина, а также гладкими полупудовыми мортирами.

Снабдить батареи зажигательными снарядами Артиллер?йское вѣдомство отказало, такъ какъ конструкц?я этихъ снарядовъ, предложенная генераломъ Форелесомъ и испытанная въ 1874–1880 гг. въ Свеаборгѣ, не была еще окончательно выработана. Морск?я ракеты и полупудовыя гладк?я мортиры были отпущены и принесли нашему отряду большую пользу.

Лучшимъ знатокомъ брешированiя глинобитныхъ стѣнъ Скобелевъ считалъ генерала Зиновьева, командовавшаго батареею при взят?и Джизака. Къ нему онъ обратился передъ выступлен?емъ въ Текинскую экспедиц?ю съ следующимъ письмомъ{10}:

«Очень можетъ быть, что мнѣ въ предстоящую экспедиц?ю придется самымъ тщательнымъ образомъ подготрвлять артиллер?йскимъ огнемъ атаку текинскихъ укрѣпленныхъ пунктовъ. По недостатку лѣса для лѣстницъ и трудности ихъ перевозки, мнѣ было крайне важно выяснить себѣ, на сколько можно разсчитывать на н аши полевыя оруд?я для производства въ глиняныхъ стѣнахъ обваловъ такихъ размѣровъ и характера, чтрбы эскалада была возможна и безъ штурмовыхъ лѣстницъ».

Поэтому генералъ Скобелевъ ставилъ слѣдующ?е вопросы:

1) Какимъ способомъ и изъ какихъ оруд?й производить обвалъ указаннаго характера.

2) Какой расходъ снарядовъ изъ 4-хъ и 9-ти фунтовыхъ оруд?й можетъ на это потребоваться.

3) Во сколько времени дѣйств?е брешь-батарей можетъ дать рѣшительные результаты; и

4) на сколько скорѣе можно получить тѣ же результаты, располагая батареи въ 200 и 150 саж. отъ, стѣнъ.

Отвѣтомъ генерала Зиновьева былъ цѣлый трактатъ о пробиван?я брешей въ стѣнахъ средне-аз?ятскихъ укрѣплен?й. Приводимъ лишь сущность этого отвѣта: брешь можетъ [23] быть пробита двумя способами, постепеннымъ разбит?емъ стѣны сверху. Первые выстрѣлы должны быть направлены, примѣрно, на 1 арш. ниже основан?я зубца стѣны; тогда граната, разрываясь, даже глубоко вникая въ стѣну, поднимаетъ зубцы и часть стѣны сползаетъ въ ровъ. Такъ продолжаютъ постепенно срѣзывать вершину стѣны, дѣйствуя все время въ верхнюю часть ея. Этотъ способъ былъ примѣненъ генераломъ Зиновьевымъ подъ Джизакомъ.

Какъ мы уже видѣли выше, передъ стѣнами Джизака находился глубок?й ровъ, который не могъ быть наполненъ обломками разбитой стѣны и у вершины эскарпа остался выступъ, въ 3–4 арш. высотою, на который при штурмѣ не могли подняться наши войска. Поэтому генералъ Зи-новьевъ совѣтуетъ снабжать колонны всегда лѣстницами, такъ какъ атакующ?й не можетъ составить себѣ положительнаго убѣжден?я, что такой уступъ не существуетъ. «Ваше Превосходительство», пишетъ генералъ, «изволите знать, что употреблен?е длинныхъ лѣстницъ требуетъ извѣстной ловкости людей: иная лѣстница сломается. Туркестанск?я войска эту штуку знали отлично, но едва-ли съумѣютъ про-дѣлать это войска кавказск?я. Съ маленькими же лѣстницами управляться легко».

Второй способъ заключается въ томъ, чтобы бить горизонтальную борозду отступя отъ вершины внизъ, примѣрно, на четверть вышины стѣны или даже менѣе. Когда подточенная снарядами часть стѣны осыплется, ниже ея, также на четверть, бить новую борозду. Эту стрѣльбу генералъ Зиновьевъ совѣтуетъ произвести уменьшенными зарядами, чтобы уменьшить углублен?е заряда въ стѣну.

Брешь-батареи генералъ Зиновьевъ рекомендуетъ располагать въ 300 саж. отъ крѣпостной стѣны и даже дальше, и кромѣ того ставить анфиладную батарею на лин?ю обстрѣ-ливаемаго фаса для обстрѣливан?я бреши до штурма анфиладнымъ огнемъ.

«Святому моменту штурма» съ помощью лѣстницъ Скобелевъ лично обучалъ свои войска въ Самурскомъ укрѣплен?и. Ежедневно, съ 5-го мая по 11-е декабря 1880 года, войска [24] занимались упражнен?ями въ эскаладѣ стѣнъ и брешей, съ помощыо штурмовыхъ лѣстницъ.

Самыя упражнен?я производились въ слѣдующемъ порядкѣ: рота или сотня располагалась въ 150–200 шагахъ отъ стѣны крѣпости, имѣя позади себя горныя оруд?я. По командѣ часть поднималась и шла быстрымъ порывистымъ шагомъ къ мѣсту, указанному для штурма. Штурмовыя лѣстницы носились особо подготовленными людьми, причемъ въ помощь имъ назначалось нѣсколько запасныхъ, на случай убыли.

Во время наступлен?я часть носила ружья вольно, всѣ пѣсенники шли на правомъ флангѣ, барабанщики слѣдовали за ротой и все время били къ атакѣ. Когда часть подхо-дила къ бреши на 20–30 шаговъ, командовали «на руку».

Передъ самою брешью часть съ крикомъ «ура» стремительно кидалась на нее. Занявъ ее, открывали учащенную стрѣльбу залпами по внутренности крѣпости, причемъ на брешь немедленно ставилась горныя оруд?я или морск?я картечницы. Во время эскалады лучш?е стрѣлки ложились у контр-эскарпа и не позволяли непр?ятелю показываться на валу.

Крѣпость Денгиль-Тепе имѣла видъ неправильнаго продолговатаго четыреугольника, въ обводѣ длиною около 2.055 саж., фиг. 8. Стѣны состояли изъ землянаго вала, облицованнаго слоемъ глины въ 1 ½ арш. толщиною. Высота стѣны была 14 фут., толщина у основан?я 5 саж., а вверху отъ 3 до 4 саж. Наружный ровъ былъ глубиною отъ 6 до 9 фут. и шириною отъ 12 до 16 фут., фиг. 4. Какъ народъ весьма храбрый, текинцы собирались защищать каждую пядь своей крѣпостной стѣны. Для этого стѣна была снабжена наружными и внутренними парапетами, въ грудную высоту, и большимъ числомъ траверсовъ, пересѣкавшихъ иногда весь валгангъ. Внутренн?й парапетъ предназначался для обстрѣливан?я внутренней площади на случай прорыва непр?ятеля. Передъ западнымъ фасомъ крѣпости текинцы устроили, на группѣ холмовъ, сильныя траншеи; [25] параллельно южному фасу также были выдвинуты траншеи съ ходами сообщен?я изо рва.

Въ близкомъ разстоян?и отъ крѣпости, въ 150–250 ша-гахъ, находилось нѣсколько курганчей{11}, обнесенныхъ высокими глинобитными стѣнами, толщиною въ 4 фута, съ угловыми башнями. Какъ увидимъ ниже, эти курганчи имѣли роковое значен?е на ходъ осады Денгиль-Тепе. Особенно было ихъ много противъ юго-восточнаго угла крѣпости.

Пропуская всѣ подробности осады, которыя любознательный читатель можетъ найти въ прекрасномъ сочинен?и генерала Гродекова «Война въ Туркмен?и», томъ III, приступимъ прямо къ описан?ю событ?й, предшествовавшихъ самому штурму.

Какъ только траншейныя работы противъ юго-восточнаго угла крѣпости изъ Ширванскаго редута придвинуты были на достаточно близкое разстоян?е, 6-го января 1881 г. было приступлено къ устройству миннаго спуска въ 20-ти саж. отъ стѣны, фиг. 9. Галерея шла въ твердомъ грунтѣ безъ всякой обшивки.

Послѣ отбит?я, со страшнымъ урономъ, вылазки 4-го января, текинцы отказались отъ надежды задержать нашу атаку и рѣшили сберечь всѣ силы свои для отражен?я штурма. Они даже не охраняли наружный ровъ отъ нашихъ весьма основательныхъ рекогносцировокъ, что дало возможность саперному офицеру капитану Гетшелю два раза измѣрить съ помощыо веревки разстоян?е миннаго спуска отъ стѣны. Большая часть защитниковъ крѣпости полагала, что русск?е дѣлаютъ подземную галерею, съ тѣмъ чтобы изъ нея выйти во внутренность крѣпости. Для изб?ен?я могущихъ выйти изъ узкой галерей людей, защитники содержали постоянный караулъ противъ атакованнаго фронта. Удивляетъ то обстоятельство, что даже высш?е военачальники изъ текинцевъ относились вполнѣ равнодушно къ нашимъ подземнымъ работамъ, тогда какъ изъ примѣра взят?я Герата въ тридцатыхъ годахъ настоящаго столѣт?я туркмены должны были [26] имѣть нѣкоторыя понят?я о серьезности подземной атаки; послѣдняя могла бы быть сильно задержана, если бы текинцы догадались впустить воду въ наружный ровъ изъ Великокняжескаго ручья. Скобелевъ сильно опасался этого. Потомъ оказалось, что текинцы дѣйствительно обсуждали это дѣло, но не рѣшились приступить къ нему изъ опасен?я повредить водой наружной стѣны крѣпости.

Подземныя работы двигались впередъ весьма быстро, со скоростью отъ 1 до 2 фут. въ часъ, въ сутки 42 фута.

Одновременно двигались впередъ и надземныя работы, перекидною сапой.

9-го января полковникъ Куропаткинъ донесъ ген. Скобелеву, что работы, вслѣдств?е неисправности вентилятора, не могутъ быть окончены къ 10-му числу, какъ предполагали раньше. Прибывшему тотчасъ же въ минную галерею Скобелеву начальникъ инженеровъ доложилъ, что до камеры осталось пройти еще 10 саж., т. е. такая работа, которую невозможно выполнить въ одни сутки, а потому совѣтовалъ совершенно отказаться отъ миннаго взрыва и направить всю атаку на артиллер?йскую брешь, причемъ однако добавилъ. что если отложить штурмъ до 12-го числа, то можно разсчитывать съ полною вѣроятностью на успѣхъ.

ГѲнералъ Скобелевъ приказалъ однако продолжать работы и заявилъ непремѣнное требован?е, чтобы онѣ были окончены 12-го числа къ полудню. Текинцы не нашли въ себѣ достаточной рѣшимости сдѣлать новое нападен?е, и наши работы продолжались безпрепятственно. Не доходя до стѣны, главная минная галерея раздѣлилась на три рукава: лѣвый длиною 18 фут., средн?й — 3 саж. и правый — 3 саж. Кажда камера была заряжена 24 пудами пороха. При разсчетѣ заряда длина лин?и наименьшаго сопрогивлен?я была принята въ 2 ½ саж. Длина забивки 3 ½ саж.

Въ 11 часовъ 20 ыинутъ мина была взорвана, причемъ образовался удобовосходимый обвалъ въ 10 саж. шириною. Эффектъ взрыва получился необычайный; впечатлѣн?е, пишетъ генералъ Гродековъ, было столь неожиданное и такое ужасное, что по разсказамъ текинцевъ всѣ потеряли разсудокъ [27] и никто не могъ сообразить, что произошло. Мног?е думали, что случилось землетрясен?е. Передъ взрывомъ штурмующ?я войска были отведены за плотину, т. е. на 150 шаговъ отъ предполагаемой бреши, но больш?я глыбы глины отъ взрыва стѣны крѣпости долетѣли до передовой части колонны, причемъ полурота охотниковъ была отчасти завалена землей (зашибло около 40 челов.).

Не смртря на страшное смятен?е первой минуты, непр?ятель быстро оправился, занялъ обвалъ, и встрѣтивъ штурмующихъ ружейнымъ огнемъ, вступилъ въ рукопашную схватку, но будучи сбитъ съ обвала, отступилъ черезъ холмъ Денгиль-Тепе на сѣверъ, въ степь.

Отмѣтимъ при этомъ, что, согласно совѣту полковника Зиновьева, въ штурмовой колоннѣ противъ обвала на всякiй случай были приготовлены 10 штурмовыхъ лѣстницъ.

Дѣйств?я нашей артиллер?и при пробитiи бреши въ юго-западномъ углу крѣпости сводятся къ слѣдующему: брешь-батарея была заложена 8-го января 1881 г., въ 8 часовъ утра, въ 200 саж. отъ юго-западнаго угла крѣпости, и открыла огонь изъ 8-ми четырехъ-фунтовыхъ пушекъ. Стрѣльба эта оказалась на первый взглядъ чрезвычайна дѣйствительною, и не болѣе какъ черезъ 2 часа былъ произведенъ обвалъ стѣны на протяжен?и 10-ти саж. Обвалившаяся стѣна обнаружила верхушки кибитокъ.

Сдѣланное въ стѣнѣ поврежден?е непр?ятель однако успѣлъ исправить землею, взятою изъ внутренняго рва.

Тогда брешь-батарея была усилена еще четырьмя девяти-фунтовыми пушками, которыя ночью съ 8-го на 9-е обстрѣливали обвалъ картечью. Не смотря на огонь 12-ти оруд?й, къ утру брешь опять была задѣлана, и верхушки кибитокъ уже не были видны. Передъ штурмомъ на брешь-батарею были перевезены еще 4 девяти-фунтовыя оруд?я, но генералъ Скобелевъ все еще сомнѣвался въ удобовосходимости бреши и въ ту же ночь снарядилъ команду охотниковъ, которые заложили и взорвали пироксилиновые заряды для увеличен?я артиллер?йской бреши.

Въ день штурма, 12-го января, съ 7-ми часовъ утра [28] брешь-батарея опять открыла огонь, къ которому прибавился огонъ еще 18 ти полевыхъ оруд?й 19-й, 20-й и 21-й Артиллер?йскихъ бригадъ. Такимъ образомъ передъ штурмомъ брешь обстрѣливаласъ 34 оруд?ями, т. е. почти половиною всей наличной артиллер?и отряда, но храбрые текинцы продолжали исправлятъ всѣ поврежден?я.

Колонна полковника Козелкова изъ 5-ти ротъ пѣхоты, взвода саперъ съ турами и фашинами, при двухъ ракетныхъ станкахъ, одной картечницѣ и 4-хъ лѣстницахъ, двииулась на брешь тотчасъ послѣ взрыва мины. Текинцы встрѣтили атакующихъ сильиымъ ружейнымъ огнемъ и камнями; у подошвы обвала колонна остановилась и открыла перестрѣлку съ защитниками, занявшими гребень бреши. Замѣтивъ нерѣшительность атакующихъ, генералъ Скобелевъ двинулъ имъ на помощь 3-й батал?онъ Апшеронскаго полка. Тогда, получивъ поддержку, батал?оны двинулись впередъ и послѣ рукопашнаго боя заняли вершину бреши. Не смотря на всѣ усил?я артиллер?и, обвалъ оказался узкимъ и неудобовосходимымъ {12}, и фланговые люди эскаладировали стѣну посредствомъ штурмовыхъ лѣстницъ.

При обстрѣливан?и бреши было выпущено болѣе 1.000 снарядовъ, вѣсомъ въ сложности около 800 пуд., и не смотря на такой громадный расходъ чугуна, результатъ оказался неудовлетворителънымъ. Обращаемъ на этотъ фактъ особенное вниман?е читателя.

Вслѣдъ за взрывомъ мины перешла въ наступлен?е и третья колонна, подполковника Гайдарова. Двѣ роты этой колонны эскаладировали западный фасъ крѣпости съ по-мощью штурыовыхъ лѣстницъ и двигались вдоль стѣны къ сѣверу, преслѣдуя отступавшаго непр?ятеля. По лѣстницамъ же эскаладировалъ стѣну, въ юго-восточномъ углу, 3-й батал?онъ Самурскаго полка, ма?ора Пагирева, и взобравшись на стѣну, вошелъ въ связь съ войсками полковника Куропаткина — вправо и Козелкова — влѣво. Послѣ непродолжительныхъ [29] схватокъ и боя у траверсовъ, всѣ колонны наступали по внутренности крѣпости въ направлен?и къ сѣверу, гоня передъ собою отступавшаго въ пески непр?ятеля.

Потеря наша во время штурма распредѣллется слѣдую-щимъ образомъ: въ колоннѣ атаковавшей артиллер?йскую брешь — 166 чел.; въ колоннѣ противъ миннаго обвала — 131 чел.; въ колоннѣ полковника Гайдарова — 25 чел., и ма?ора Пагирева съ резервами — 76 чел. Всего убитыми 59, ранеными 254, контуженными 85 челов.

Артиллер?йскихъ снарядовъ выпущено 5.604; ружейныхъ патроновъ — 286.314. Потери непр?ятеля во время штурма предполагаютъ отъ 6.000 до 8.000 челов.

Потрясающему впечатлѣн?ю взрыва надо приписать панику въ сердцахъ доблестныхъ защитниковъ Денгиль-Тепе, столь мужественно выдерживавшихъ осаду въ течен?е трехъ недѣль. Только паникой въ рядахъ текинцевъ можно объяснить ничтожность нашихъ потеръ въ рѣшительномъ столкновен?и съ непр?ятелемъ, надѣлавшимъ намъ такъ много хлопотъ своими отчаянными вылазками. Такъ напримѣръ: вылазка 28-го декабря стоила намъ 96 чел. убитыми и 31 ранеными, и вылазка 4-го января — 11 убитыми и 57 ранеными. При этомъ надо помнить, что текинцы главную свою надежду возлагали на бой въ день штурма.

Самая важная ошибка текинцевъ въ системѣ защиты Денгиль-Тепе заключалась въ томъ, что они оставили въ окрестностяхъ крѣпости массу курганчей (кала) не разрушенными, которыми впослѣдств?и воспользовались наши войска какъ опорными пунктами (калы: Великокняжеская, Охотничья, Туркестанская, Кавалер?йская, Ольгинская и Право-фланговая). Надо было или приспособить ихъ къ оборонѣ и защищать, или разрушить. Такъ какъ текинцы еще до прибыт?я русскихъ рѣшили сосредоточить всю силу обороны на защитѣ стѣнъ Денгиль-Тепе, то слѣдовало сдѣлать послѣднее. Существован?е курганчей въ 200 шагахъ отъ юго-восточнаго угла крѣпостной ограды было первою причиной паден?я крѣпости, участь которой была рѣшена послѣ взят?я пами Великокняжеской позиц?и. Текинцы, вѣрные [30] составленному заранѣе плану обороны, весьма слабо защищали эту сильную позиц?ю, стѣны которой хотя и были удачно пробиты артиллер?ею, но этимъ вовсе еще не были лишены всей своей оборонительной силы, какъ о томъ свидѣтельствуетъ примѣръ обороны садовъ Петрусевича{13}.

Великокняжеск?я калы ничуть не хуже полевыхъ укрѣплен?й дали намъ возможность стать твердою ногой на занятыхъ позиц?яхъ, успѣшно отравить вылазку 4-го января и двигать впередъ осадныя работы подъ самую стѣну крѣпости. Послѣднее едва-ли было бы возможно, судя по силѣ вылазки 23-го декабря, безъ прикрыт?я отрядомъ полковника Куропаткина, расположеннаго за стѣнами курганчей Великокняжеской позицiи. Важная роль, выпавшая на долю курганчей подъ Денгиль-Тепе, заслуживаетъ особаго вниман?я нашихъ туркестанскихъ офицеровъ и мы настаиваемъ на ихъ значен?и потому, что всѣмъ намъ, служащимъ въ Туркестанскомъ краѣ, хорошо извѣстно, что курганчи въ большомъ количествѣ встрѣчаются на окраинахѣ всѣхъ городовъ и кишлаковъ (деревень) Средней Аз?й. Всѣмъ участвовавшимъ въ походахъ или на маневрахъ, въ мирное время, не разъ приходилось рѣшать вопросѣ: что дѣлать съ этими сооружен?ями, иногда кстати, иногда совсѣмъ не кстати разбросанными вездѣ, гдѣ только живутъ туземцы.

При осадѣ Денгиль-Тепе весьма ясно обрисовалось значен?е полевой артиллер?и въ средне-аз?ятской крѣпостной войнѣ. Принося намъ огромныя услуги при отражен?и вылазокъ и при атакѣ укрѣпленныхъ позиц?й, она оказалась почти безсильною противъ крѣпостнаго вала, и обстрѣливан?е ею внутренности крѣпости не имѣло никакого вл?ян?я на бодрость духа защитниковъ, хотя въ этомъ случаѣ примѣнялся родъ огня, производящ?й самое сильное моральное впечатлѣн?е, а именно частая стрѣльба залпами. Неизвѣстно [31] еще, чѣмъ кончился бы штурмъ бреши, если бы туркмены не были охвачепы паникой, вызванною взрывомъ.

Блестящ?й успѣхъ, достигнутый нами этимъ взрывомъ, дѣлаетъ минный способъ подготовки атаки глинобитныхъ крѣпостныхъ стѣнъ весьма заманчивымъ, но нужно имѣть въ виду то обстоятельство, что опъ возможенъ только послѣ цѣлаго ряда осадныхъ работъ, при непремѣнномъ услов?и существован?я сильной позиц?и подъ самыми стѣнами, у миннаго спуска, а создан?е такой позиц?и, требующее само по себѣ не менѣе двухъ — трехъ недѣль времени, не всегда будетъ такъ легко осуществимо подъ огнемъ крѣпости, какъ это намъ удалось подъ стѣнами Денгиль-Тепе.

Довольно трудно сдѣлать правильную оцѣнку значенiя лѣстницъ при штурмѣ Денгиль-Тепе. Успѣшность, съ которой стѣнки были эскаладированы лѣстницами на лѣвомъ флангѣ атаки и на южномъ фасѣ, несомнѣнно объясняется тѣмъ же смятен?емъ среди текинцевъ, которое вызвалъ взрывъ мины. Какъ вспомогательное оруд?е при эскаладѣ, лѣстницы, во всякомъ случаѣ, оказали намъ большую услугу.

--------

Закончивъ обзоръ нашихъ осадъ въ Средней. Аз?и, скажемъ теперь нѣсколько словъ, о единственной оборонѣ нами крѣпости, окруженной глинобитными стѣнами, о славной оборонѣ Самарканда.

Цитадель Самарканда была окружена стѣною значительной профили, высотою отъ 3 до 6 саж., длиною 2 версты. Атака была возможна безъ лѣстницъ только на нѣкоторыхъ пунктахъ: у Самаркандскихъ и Бухарскихъ воротъ, у кладбища, на сѣверномъ фасѣ около сарбазскаго двора, у западнаго — противъ пров?антскаго склада. Внутри цитадели находился ханск?й дворецъ, который могъ служить редюитомъ при защитѣ крѣпости.

При возстан?и города, 2-го ?юня 1868 года, въ цитадели находилось 658 чел. пѣхоты{14} (вмѣстѣ со слабыми и [32] нестроевыми), 98 артиллеристовъ при 2-хъ батарейныхъ оруд?яхъ и 2-хъ полупудовыхъ мортирахъ.

Семь дней эта горсть храбрецовъ выдерживала бѣшенную атаку огромныхъ скопищъ шахризябцевъ, китай-кипчаковъ и самаркандцевъ, въ числѣ всего около 55 тысячъ человѣкъ.

Въ истор?и нашихъ аз?ятскихъ войнъ нѣтъ болѣе поразительнаго примѣра пригодности глинобитныхъ стѣнъ въ Средней Аз?и, какъ крѣпостной ограды; ихъ неприступность дала возможность нашему малочисленному отряду сосредоточить свои силы на болѣе угрожаемыхъ пунктахъ и охра-нять остальные участки одними часовыми.

Днемъ и ночю повторялись атаки съ невѣроятною яростью и самоотвержен?емъ; часто нашимъ защитникамъ приходилось штыками выбивать атакующихъ, занявшихъ завалы и осыпавшихъ внутренность крѣпостй градомъ пуль и камней.

Самаркандск?я ворота во время штурма сгорѣли, вслѣдств?е чего выходъ пришлось заложить мѣшками съ землею, за которыми защитники поставили оруд?е; на эту брешь много разъ нападали самаркандцы, до иступлен?я возбужденные фанатизмомъ своихъ муллъ.

Вечеромъ 3-го ?юня жители Самарканда узнали о побѣдѣ генерала Кауфмана подъ Зерабулакомъ, и только это обстоятельство, а также и отступлен?е вслѣдъ затѣмъ шахризябцевъ къ Ургуту, нѣсколько ослабило энерг?ю непр?ятеля.

4-го и 5-го нападен?я повторялись, но уже съ меньшимъ упорствомъ; 5-го числа наши защитники перешли къ актив-ной оборонѣ, сдѣлавъ нѣсколько энергичныхъ вылазокъ, чтобы выжечь ближайш?я къ стѣнѣ сакли и добыть фуража.

8-го же числа генералъ Кауфманъ, увѣдомленный о критическомъ положен?и оставленннаго тамъ гарнизона, возвратился къ Самарканду. [33]

--------

Таблица №1
нашихъ и непрiятельскихъ силъ при осадахъ и штурмахъ средне-азiатскихъ крѣпостей, с показанием потерь с обѣих сторонъ

Годы Названiе крѣпостей Наши силы Наши потери % Силы непрiятеля Потери напрiятеля Продол-житель-ность осады
Число штыковъ и сабель Число орудiй Убито Ранен. и контужен. Всего

% уби-тыхъ
1853 Акъ-Мечеть 2,350 17 30 74 104 4,4 400 3 242   26 дней
1860 Пишпекъ 1,800 13 1 6 7 0,4 442 16 20 4,5 5 дней
1861 Яны-Курганъ 969 11 1 3 4 0,5 120 0 4 3,3 2 дня
1862 Пишпекъ 1,500 8 13 4 17 1,1 554 9     13 дней
1864 Туркестанъ 1,150 12 5 33 38 3,3 1,500       3 дня
1864 Чимкентъ 1,950 17 8 50 58 3 10,000 31     3 дня
1864 1-й Ташкентъ 1,550 20 6 8 14 0,37         1 день
1865 2-й Ташкентъ 1,950 12 25 117 142 7,2 30,000 63     2 дня
1866 Ходжентъ 2,700 18 11 122 133 5   73 2,500   6 дней
1866 Ура-Тюбе 3,825 28 17 217 227 5,9   38 2,000   5 дней
1866 Джизакъ 3,225 20 6 92 98 3 10,000 53 6,000 60 6 дней
1868 Обор. Самарканда 658 4 49 172 221 26 55,000 0     3 дня
1870 Китабъ 1,725 12 19 109 128 7,4 8,000 29 600 7,5 3 дня
1875 Андижанъ 1,350 8 8 56 64 4,7 25,000 0     1 день
1879 Денгиль-Теке 3,000 12 185 268 453 8,9         1 день
1879 Денгиль-Тепе 7,000 79 283 825 1,108 15,8 30,000 3 6,500 21,7 20 дней
В дѣлахъ в открытомъ полѣ
1860 Узунъ-Агачъ 1,050 6 1 32 33 3 20,000 10 1,500 7,5  
1866 Ирджаръ 2,850 20 1 11 12 0,4 30,000 12 1,000 3,3  
1868 Самаркандъ 3,500 16 2 38 40 1   21      
1868 Зера-Булакъ 3,600 14 0 37 37 1 21,000 14      
1875 Махрамъ 3,750 20 6 8 14 0,37 50,000 39 1,000    

Знакомясь съ истор?ей нашихъ средне-аз?ятскихъ войнъ, легко замѣтить, что въ большинствѣ случаевъ туземцы [34] встрѣчали насъ за стѣнами своихъ крѣпостей, городовъ и садовъ, и тамъ, гдѣ они такъ дѣйствовали, въ нашихъ рядахъ всегда бывали сравнительно больш?я потери; тамъ же, гдѣ они отваживались встрѣчать насъ въ открытомъ полѣ, причемъ на ихъ сторонѣ обыкновенно имѣлось огромное численное превосходство силъ, потери у насъ были гораздо менѣе значительны. Фактъ этотъ наглядно виденъ изъ составленной нами и прилагаемой здѣсь таблицы № 1 сравнительной чнсленности нашихъ и непр?ятельскихъ силъ и потерь въ наиболѣе значительныхъ эпизодахъ средне-аз?ятскихъ войнъ, которыя вела Росс?я во второй половинѣ нынѣшняго столѣт?я.

И такъ изъ приведеннаго нами краткаго описан?я осадъ туркестанскихъ крѣпостей мы видимъ, что значительности нашихъ потерь, въ большинствѣ случаевъ, мы обязаны не храбрости и не искусству осалсденныхъ, а главнымъ образомъ тому обстоятельству, что глинобитныя стѣны, превосходно прикрывая защитниковъ отъ артиллерiйскаго и ружейнаго огня, давали имъ возможность безнаказанно поражать атакующаго, отнимая у него главное его преимущество — превосходство пѣхотнаго и артиллер?йскаго вооружен?я. Если, не смотря на это, и при защитѣ городовъ туземцы теряли не менѣе человѣческихъ жизней чѣмъ въ дѣлахъ въ открытомъ полѣ, то это объясняется тѣмъ, что въ стѣнахъ городовъ жители не имѣли возможности спастись бѣгствомъ отъ иногда поголовнаго изб?ен?я.

Кратк?й обзоръ нашихъ осадъ и штурмовъ въ Средней Аз?и подтверждаетъ то, что сказано въ началѣ этой статьи объ особенности осадъ и атакъ въ Средней Аз?и, обусловливающейся видомъ и характеромъ старыхъ крѣпостей, плохимъ вооружен?емъ и зпан?емъ военнаго дѣла обороняющихся, необходимостью быстрыхъ успѣховъ и т. д. Толстыя и высок?я стѣны аз?ятскихъ крѣпостей плохо брешировались нашею полевою артиллер?ей, трудно эскаладировались съ нашими несовершенными штурмовыми лѣстницами, но довольно удачно подрывались подземными минами. Постепенныя атаки давали результаты вѣрные, но всегда сопряженные [35] съ большою потерей времени и людей; нечаянное нападен?е, гдѣ оно подготовлялось осмотрительно, давало быстрые и блестящ?е результаты.

Разумѣется, въ будущихъ нашихъ войнахъ въ Средней Аз?и будутъ встрѣчаться случаи, гдѣ возможно будетъ овладѣть крѣпостью только постепенною атакой. Но такихъ крѣпостей немного, и случаи постепенной атаки будутъ исключен?ями. Крѣпостей же стараго типа, съ высокими и толстыми глинобитными стѣнами, во всѣхъ сосѣднихъ съ нами странахъ въ Средней Аз?и, очень много, на всѣхъ дорогахъ, переправахъ и горныхъ проходахъ, и овладѣвать этими крѣпостями, по преимуществу, придется атакою открытою силой. Постепенная атака средне-аз?ятской крѣпости будетъ отличаться отъ таковой же европейской крѣпости, главнымъ образомъ, отсутств?емъ большаго количества и большихъ калибровъ осадной артиллер?и. Инженерныя же осадныя работы, при этой атакѣ, кромѣ постройки батарей особаго типа, ничѣмъ существеннымъ отъ осадныхъ работъ, выработанныхъ опытомъ европейскихъ осадныхъ войнъ, отличаться не будуть. Поэтому, не останавливаясь на томъ, что есть общаго въ осадахъ европейской и аз?ятской крѣпости, перейдемъ прямо къ разсмотрѣн?ю того, что кажется намъ характернымъ и нужнымъ спец?ально для осадъ, а главное — штурма крѣпостей и укрѣпленныхъ городовъ въ Средней Аз?и. Ниже читатель увидитъ, что это не будетъ изслѣдован?е ушедшаго въ вѣчность матер?ала или канувшей въ область истор?и обстановки, а разборъ фактовъ и обстоятельствъ, могущихъ найти примѣнен?е при первомъ же движен?и нашемъ въ области сосѣднихъ съ нами народовъ въ Средней Аз?и.

Изучен?емъ способовъ и пр?емовъ атаки открытою силой аз?ятскихъ крѣпостей, въ настоящее время, интересуются всѣ командующ?е войсками всѣхъ областей нашихъ аз?ятскихъ окраинъ, и потому остановимся подробно на изслѣдован?и постройки глинобитныхъ стѣнокъ и стѣнъ, ихъ сопротивлен?я артиллер?йскому и ружейному огню, способовъ ихъ разрушен?я и преодолѣн?я. [36]

Кладка глинобитной стѣны производится слѣдующимъ образомъ: рядомъ съ тѣмъ мѣстомъ, гдѣ желаютъ ставить стѣну, перекапываютъ на глубину лопаты полосу земли шириною въ 2–3 аршина и вокругъ выкопанной полосы набрасываютъ земляной валикъ высотою въ 1 футъ. Въ огороженную площадку впускаютъ воду изъ ближайшаго къ мѣсту работъ арыка, и мокрую глину вторично перекапываютъ и перемѣшиваютъ ногами, послѣ чего ее оставляютъ прочахнуть до слѣдующаго дня.

Для кладки стѣны назначается смѣна изъ трехъ рабочихъ: первый утаптываетъ глину ногами, второй выбрасываетъ лопатой больш?е куски глины въ руки третьяго рабочаго, а этотъ послѣдн?й съ размаха бросаетъ глину на стѣну. Степень влажности глины опредѣляется тѣмъ, что куски выброшенной глины должны соединиться въ одну плотную массу, но не расползаться. Ширина рва вдоль стѣны разсчитывается такъ, чтобы верхн?й слой, глубиною въ лотокъ лопаты, далъ нужное количество земли для кладки стѣны вышиною въ 1 арш. и желаемой толщины.

При глинобитныхъ работахъ, произведенныхъ два лѣта подърядъ на учебномъ полѣ Туркестанскаго Сапернаго полубатал?она, выработаны слѣдующ?я опытныя данныя: одна смѣна изъ трехъ саперъ кладетъ слой глины шириною въ 2, длиною и толщиною въ 1 арш., въ одинъ часъ, при высотѣ стѣны до 3 арш. При дальнѣйшемъ увеличен?и высоты стѣны на каждую сажень высоты прибавляется по одному саперу на каждую смѣну.

Успѣхъ работы при высотѣ стѣны въ 2 саж. получился слѣдующ?й: одиа смѣна изъ четырехъ саперъ сложила стѣну шириною въ 1 аршинъ 2 вершка и длиною и толщиною въ 1 арш. въ одинъ часъ; стало-быть, чѣмъ выше стѣна, тѣмъ меньше успѣхъ работы. Вообще говоря, толстая стѣна кладется скорѣе тонкой, при одинаковомъ количествѣ выложенной глины.

Въ приложен?и къ Урочному Положен?ю о работахъ и матер?алахъ, спец?ально до Туркестанскаго края относящихся, не имѣется данныхъ о числѣ рабочихъ и времени для кладки [37] единицы глинобитныхъ стѣнъ, и потому инженеры при своихъ вычислен?яхъ руководствуются цѣнами, ежегодно утверждаемыми Военно-Окружнымъ совѣтомъ для строительныхъ работъ Военно-Инженернаго вѣдомства. Въ этой вѣдомости на 1894 годъ за кладку 1 погон. сажени глинобитной стѣны, съ приготовлен?емъ глины на мѣстѣ работъ, при высотѣ 3 арш. и толщинѣ у основан?я 1 аршинъ, значится 60 коп., при высотѣ 4-хъ арш. — 1 р., 5-ти арш. — 1 р. 30 коп.

Сопоставляя эти цифры съ данными, выработанными на учебномъ полѣ, оказывается, что послѣдн?я заслуживають полнаго довѣр?я. Считая рабоч?й день въ 9 часовъ и примѣняя вышеприведенныя данныя къ стѣнѣ толщиною въ 1 арш. и высотою въ 3 арш., выходитъ, что 3 сапера въ 3 дня складываютъ стѣну длиною въ 18 арш. Полагая каждому рабочему по 40 коп. и глинобитчику по 50 коп. въ день (средн?я базарныя цѣны), стоимость 1 саж. стѣны, сложенной саперами, будетъ 65 к., а по вѣдомости справочныхъ цѣнъ 60 коп. По такому же разсчету стѣна высотою въ 2 саж., примѣняя вышеуказанныя данныя, выработанныя саперами, обходится въ 1 рубль 46 коп., а по вѣдомости 1 р. 50 к.

Правильная кладка глинобитнаго слоя, срѣзыван?е наружныхъ плоскостей и приготовлен?е глины требуетъ много навыка и искусства. При неумѣлой работѣ стѣна даетъ трещины, сильно уменьшающ?я прочность и пригодность ея для военныхъ цѣлей. Глинобитныя стѣны возводятся слоями, каждый толщиною въ 1 арш. Верхн?й слой кладется на нижн?й только тогда, когда послѣдн?й достаточно присохнетъ; вслѣдств?е этого стѣна поднимается въ высоту весьма медленно. Способъ возведен?я глинобитныхъ стѣнъ впрочемъ не вездѣ одинаковъ, такъ напримѣръ: дунгане въ Семирѣченской области приготовляютъ особые ящикистанки изъ двухъ параллельныхъ рядовъ досокъ. Слои глины они утрамбовываютъ трамбовками.

По словамъ плѣннаго казака Петина текинцы строили стѣну своей крѣпости слѣдующимъ образомъ: сначала они насыпали земляный валъ, который утрамбовали людьми и [38] лошадьми, а затѣмъ облицовывали его слоемъ глины до 1 арш. толщиною. При нѣкоторомъ уходѣ за стѣною, тако-вая разрушается отъ дождей весьма медленно. Необходимо только, чтобы основан?е было обеспечено отъ сырости почвы, вершина прикрыта отъ дождя, а наружная плоскость — штукатуркой изъ глины съ пескомъ и саманомъ. При такихъ услов?яхъ стѣна можетъ стоять невредимо десятки лѣтъ.

Во всей культурной полосѣ Средней Аз?и верхн?й слой почвы состоитъ изъ болѣе или менѣе жирной глины (собственно «лессъ»). Намъ довелось видѣть глнобитныя крѣпостныя стѣны въ западномъ Китаѣ, во всемъ Туркестанѣ, отъ Серг?ополя до афганской и персидской границы, и мы убѣдились, что характеръ этихъ стѣнъ вездѣ одинъ и тотъ же. Так?я же совершенно глинобитныя стѣны встрѣчаются въ изобил?и въ Бухарѣ, въ Перс?и и въ Афганистанѣ.

Мѣстная сухая глина обладаетъ замѣчательною упругостью. Такъ, при выбиван?и ямъ для телеграфныхъ шестовъ, порою легче выбить яму въ скалистомъ грунтѣ чѣмъ въ глинѣ.

Глинобитныя стѣны по своей упругости и сопротивлен?ю проникан?ю ружейныхъ пуль могутъ служить отличнымъ прикрыт?емъ отъ ружейнаго огня. Чтобы въ этомъ убѣдить читателя, опишемъ опыты стрѣльбы изъ берданокъ въ апрѣлѣ 1894 года и изъ 3-хъ линейныхъ малокалиберныхъ винтовокъ въ апрѣлѣ 1895 г.

Стрѣльба изъ берданокъ производилась по глинобитной стѣнѣ толщиною въ 14 вершк., построенной на учебномъ полѣ сапернаго лагеря въ Ташкентѣ. Стѣна эта была по качеству хуже обыкновенно встрѣчающихся въ городахъ и кишлакахъ. Она была сложена неопытными въ этой работѣ саперами, не оштукатурена и сыровата отъ зимнихъ дождей, и при всемъ томъ получились удивительные результаты упругости глины.

Пули, пущенныя съ 200 шаговъ, углубились въ стѣну на 1 дюймъ; ихъ можно было вынуть пальцами.

Пули съ 300 шаговъ углубились на 1 дюймъ 6 лин.

« « 400 « « « 2 ½ «  — « [39]

Пули съ 500 шаговъ углубились на 1 дюймъ 6 лин.

« « 600 « « « 1 «  — «

« « 800 « « « ¼ «  — «

« « 1.000 « « « ¼ «  — «

Съ каждой дистанц?и были выпущены по три пули, причемъ углублен?е ихъ въ стѣну было точно вывѣрено; здѣсь указано среднее изъ трехъ измѣрен?й.

Форма пуль съ 200, 400 и 800 шаговъ видна изъ фиг. 10.

Въ большинствѣ случаевъ въ стѣнѣ получились гнѣзда правильной формы съ гладкими стѣнками, фиг. 11. Около гнѣздъ глина была сильно уплотнена.

Опыты съ 3-хъ лин. малокалиберною винтовкой производились, по нашей просьбѣ, въ 15-мъ Туркестанскомъ линейномъ батал?онѣ, въ г. Маргеланѣ, гдѣ по приказан?ю командира батал?она, полковника Леонтьева, стрѣльба была произведена съ разныхъ дистанц?й подпоручикомъ Неминущимъ подъ наблюден?емъ младшаго штабъ-офицера подполковника Томашевскаго, въ глинобитную стѣнку толщиною въ 1 арш.{15}.

Глубина проникан?я при этомъ получилась слѣдующая:
С 200 шаговъ: 1 пуля на 5.2 дюйм.

2 ' на 5,2 дюйм.

3 ' на 5,2 дюйм.

средняя глубина проникан?я 5,2 дюйм., наибольшая 5,2 дюйм.
Съ 400 шаговъ: 1 пуля на 4,4 дюйма

2 ' на 10,5 дюйм.

3 ' на11,3 дюйм.

средняя глубина 8,7 дюйм., наибольшая 11,3 дюйм.
Съ 600 шаговъ: 1 пуля на 9,5 дюйм.

2 ' на 5,2 дюйм.

3 ' на 6 дюйм.

средняя глубина 6,2 дюйм., наибольшая 9,5 дюйм.
Съ 800 шаговъ: 1 пуля на 8,7 дюйм.

2 ' на 12,5 дюйм.

3 ' на 3,5 дюйма

средняя глубина 8,1 дюйм., наибольшая 10,5 дюйм.

[40]

Съ 1.600 шаговъ: 1 пуля на 2,6 дюйма

2 ' на 1,7дюйма

3 ' на 2,6 дюйма

средняя глубина 2,3 дюйма, наибольшая 2,6 дюйма.
Съ 2.500шаговъ: 1 пуля на 0,4 дюйма

2 ' на 0,4 дюйма

3 ' на 0,0 дюйма

средняя глубина 0,2 дюйма, наибольшая 0,4 дюйма.

Наибольшую глубину проникан?я пули имѣютъ на 400–800 шаг. Это обстоятельство объясняется тѣмъ, что съ очень близкаго разстоян?я, отъ большой силы удара, пули совершенно сплющиваются и въ такомъ видѣ глубоко входить въ стѣну не могутъ.

По формѣ вынутыхъ изъ стѣны пуль видно, что чѣмъ больше онѣ проникаютъ въ стѣну, тѣмъ меньше онѣ деформируются, сравнивая конечно пули, выпущенныя съ одинаковой дистанц?и.

Одновременно съ указанными опытами въ Маргеланѣ 2-го и 5-го февраля 1895 года нами производилась стрѣльба въ Ташкентѣ въ стѣнки разнаго вида.

Съ разныхъ дистанц?й были выпущены пули: въ сухую стѣну, построенную лѣтъ 7 тому назадъ, въ сухую стѣнку толщиною 1 ½ фута, построенную годъ тому назадъ, въ сухую стѣнку изъ сырцоваго кирпича и въ сырую стѣнку.

Стрѣльба эта дала слѣдующ?е результаты:

1) Пули, выпущенныя съ 200 шаговъ въ гребень старой стѣнки, сильно вывѣтрившейся, пробили этотъ гребень на-сквозь тамъ, гдѣ онъ былъ тоньше 1 ½ фут.

2) Пули, выпущенныя съ той же дистанц?и во второй слой той же стѣнки, углубились въ нее отъ 4 до 6 дюйм.

3) Пули, выпущенныя съ 400 шаговъ въ сухую стѣнку толщиною въ 1 ½ фута, построенную годъ тому назадъ, углубились отъ 3 до 4 дюйм.; фактъ этотъ показываетъ, что глинобитныя стѣны очень мало теряютъ въ своей упругости отъ времени.

4) Пули, выпущенныя съ 400 шаговъ въ сырцовую стѣнку, сложенную два года тому назадъ, углубились отъ 3 до 4 дюйм. [41]

5) Пули, выпущенныя съ 400 шаговъ въ сырую стѣнку, не успѣвшую еще высохнуть послѣ кладки осенью, углубились отъ 7 до 15 дюйм., въ зависимости отъ большей или меньшей сырости стѣны.

Пробоины трехъ-линейныхъ пуль рѣзко отличаются отъ гнѣздъ берданочныхъ пуль. Тогда какъ около послѣднихъ глина сильно уплотнена, и путь, пройденный пулею, представляетъ изъ себя пустой канальчикъ съ твердо уплотненными стѣнками, 3-хъ линейная пуля, разбивая на своемъ пути твердую глиняную массу въ мелкую пыль, разрушаетъ при этомъ и стѣнки пройденнаго пути, такъ что получается каналъ въ 1 дюймъ д?аметромъ, наполненный пылью.

И такъ глинобитныя стѣнки самой даже незначительной толщины представляютъ непроницаемую для ружейныхъ пулъ броню, не дающую притомъ никакихъ осколковъ.

Намъ кажется, что этотъ фактъ первостепенной важ-ности въ Средней Аз?и стоитъ того, чтобы на него обратили вниман?е и наши товарищи въ Европейской Росс?и, въ особенности же въ южныхъ округахъ.

Не безъинтересно сравнить эти данныя, добытыя на-шими опытами, съ таковыми же, произведенными въ послѣднее время въ Англ?и.

По этимъ опытамъ оказалось, что кирпичная стѣна, сложенная на хорошемъ цементѣ, имѣющая толщину 9 дюйм. и одѣтая съ двухъ сторонъ полудюймовыми досками, останавливаетъ всѣ пули, выпущенныя со всѣхъ дистанц?й. Стѣнка изъ сырцоваго кирпича по этимъ опытамъ должна быть толщиною 16 дюйм. Тюкъ прессованной ваты толщиною въ 20 дюйм., мѣшокъ каменнаго угля толщиною въ 12 дюйм., деревянные ящики, наполненные пескомъ, толщиною въ 18 дюйм. — не пробиваются новыми пулями.

Въ сырую глину максимумъ проникан?я пуль 3 фута, а въ жирную 28 дюйм. При этомъ замѣчено, что наибольшее проникан?е получается не на очень близкихъ дистанц?яхъ, а на среднихъ. На это явлен?е указано выше и нами; оно видно изъ таблички проникан?я берданочныхъ пуль.

Въ плотно утрамбованную смѣсь пули входятъ, какъ [42] видно изъ таблички въ справочной книгѣ для инженерныхъ и саперныхъ офицеровъ, стр. 80, на 6–10 фут., а въ пе-сокъ на 2,5 фута.

Изъ приведенныхъ опытовъ не трудно усмотрѣть, какъ слѣдуетъ пользоваться стѣнками для прикрыт?я.

Вывѣтривш?йся гребень долженъ быть снятъ до твердаго слоя или до толщины въ 2 фута.

Толщина сухой стѣны въ 1 ½ фута вполнѣ обезпечиваетъ стрѣлка отъ ружейнаго огня. Сырыя стѣнки, т. е. не высохш?я, должны быть толщиною не менѣе 2-хъ фут. Надо сказать, что всѣ стѣны, противъ которыхъ производилисъ опыты проникан?я пуль, не были безусловно сухи, такъ какъ стрѣльба производилась тотчасъ послѣ зимнихъ дождей, и стѣнки зимою не были ничѣмъ прикрыты. Нѣтъ сомнѣн?я, что лѣтомъ проникан?е пуль будетъ еще меньше, потому что упругость мятой глины тѣмъ больше, чѣмъ масса суше. Это видно также изъ формы вынутыхъ пулъ: въ весьма сырой стѣнкѣ пуля деформируется мало, тогда какъ въ сухой стѣнкѣ она совершенно сплющивается.

Для разъяснен?я вопроса о пробиваемости глинобитныхъ стѣнокъ полевою артиллер?ей мы обратились къ начальнику артиллер?йскаго полигона Туркестанскаго военнаго округа, подполковнику Булатову, который намъ любезно сообщилъ слѣдующую выписку изъ журнала артиллер?йскаго полигона Туркестанскаго округа.

Предан?е о занят?и края и дѣйств?яхъ при этомъ артиллер?и полеваго калибра 4-хъ и 6-ти фунт. заряжаемыхъ съ казны пушекъ свидѣтельствуетъ о томъ, что гранаты съ малыхъ дистанц?й, попадая въ глинобитныя постройки, пробиваютъ ихъ насквозь, и разрываясь позади стѣнки, не обваливаютъ ихъ. На сколько эти предан?я справедливы, сказать трудно, но тѣмъ не менѣе они въ средѣ артиллер?йскихъ офицеровъ округа пр?обрѣли себѣ полное право гражданства, и явилась увѣренность, что если снаряды 4-хъ и 9-ти фунт. пушекъ при стрѣльбѣ по глинобитной стѣнкѣ могли ее только рѣшетить, то наши дальнобойныя оруд?я, обладающ?я гораздо большею начальною скоростью, и подавно не [43] обрушатъ стѣны. Надлежало выяснить справедливость такой увѣренности и затѣмъ рѣшить вопросъ, какъ добиться обвала глинобитной стѣнки.

Чтобы не отступить отъ такой цѣли опыта, на стрѣльбищѣ полигона была выстроена глинобитная стѣнка, во всемъ отвѣчающая обыкновенно употребляемымъ въ краѣ; длина ея была 11 арш., ширина въ основан?и 1 ½ арш., вверху ¾ арш., вышина 4 арш.

Къ началу стрѣльбы стѣнка совершенно высохла. Предположон?е относительно стрѣльбы было такое:

Легкая батарея открываетъ по стѣнѣ огонь съ дистанц?и не свыше 500 саж., и если результатомъ стрѣльбы будетъ сквозное пробиван?е безъ разрушен?я стѣны, то батарея отойдетъ на дистанц?ю 900 саж. и съ этой дистанц?и откроетъ вновь стрѣльбу.

Огонь батареи былъ открытъ залпами при семи лин?яхъ (400 саж.) на столько удачно, что первый выстрѣлъ попалъ въ основан?е стѣнки, пробилъ ее насквозь и выбросилъ рядъ комьевъ глины сзади нея. Дальнѣйшая стрѣльба была произведена при той же высотѣ прицѣла и показала, что гранаты легкой пушки, пробивая насквозь глинобитную стѣнку въ 1 ½ аршина толщины, вырываютъ вмѣстѣ съ тѣмъ и больш?е куски глины; такимъ образомъ, съ передней стороны пробоины имѣютъ видъ круглыхъ отверст?й, а къ задней сторонѣ стѣнки расширяются конусами, въ основан?и доходящими до 1 арш. Если смотрѣть съ передней стороны стѣнки, послѣ нѣсколькихъ залповъ батарей, то стѣнка кажется дѣйствительно изрѣшеченною, но если взглянуть сзади, то стѣнка кажется почти на половину своей толщины обвалившеюся, и достаточно два — три залпа, чтобы ее окончательно разрушить.

Прилагаемый чертежъ стѣнки изображаетъ ее послѣ 48-ми выстрѣловъ въ такомъ положен?и, что еще два залпа и будетъ образованъ удобопроходимый обвалъ, фиг. 12.

Результатъ описанной опытной стрѣльбы, даже съ малой дистанц?и, наглядно опровергъ сложивш?йся взглядъ о сквозномъ пробиван?и глииобитныхъ стѣнъ, и доказалъ, что так?я [44] стѣнки могутъ быть разбиты полевою артиллер?ей, при большомъ однако расходѣ снарядовъ. Если такимъ образомъ вопросъ о бреширован?и глинобитныхъ стѣнокъ нашею по-левою артиллер?ей слѣдуетъ считать рѣшеннымъ въ пользу артиллер?и, то далоко нельзя сказать того же о бреширова-н?и полевою артиллер?ей глинобитныхъ крѣпостныхъ стѣнъ. Вся истор?я нашихъ осадъ въ Средней Аз?и доказываетъ и всѣ авторы описан?й этихъ осадъ настойчиво указываютъ на фактъ, что нашей полевой артиллер?и крайне трудно пробить удобовосходимыя бреши въ глинобитной крѣпостной стѣнѣ. Даже подъ Денгиль-Тепе, при огромномъ расходѣ снарядовъ, и при томъ выгодномъ для артиллер?и услов?и, что валъ былъ только облицованъ глинобитнымъ слоемъ въ 2 арш. толщины, артиллер?я не могла сдѣлать достаточно широк?й и полог?й обвалъ, такъ что штурмующимъ пришлось и здѣсь, при эскаладирован?и крѣпостной ограды, прибѣгнуть къ помощи лѣстницъ. Если этотъ фактъ неоспоримо доказанъ для старыхъ 4-хъ и 9-ти фунт. мѣдныхъ пушекъ то остается ли онъ въ силѣ и для современныхъ легкихъ и батарейныхъ пушекъ? Припомнимъ, что 4-хъ и 9-ти фунт. заряжаемыя съ казны мѣдныя пушки имѣли снаряды вѣсомъ въ 14 и 28 фунт., съ разрывнымъ зарядомъ въ 48 золотн. и 1 фунтъ, при боевыхъ зарядахъ въ 1 ½ и 3 фунта. Совре-менныя же наши полевыя оруд?я имѣютъ снаряды вѣсомъ 16 и 30 фунт. при разрывномъ зарядѣ въ 48 золотн. и 1 фунтъ, и боевомъ зарядѣ въ 3 фунта 40 золотн. и 4 фунта 48 золотн.; т. е. при одинаковомъ фугасномъ дѣйств?и со снарядами старыхъ пушекъ, снаряды новыхъ легкихъ и ба-тарейныхъ пушекъ обладаютъ большею силой удара и большею мѣткостью.

Генералъ Зиновьевъ изъ своего боеваго опыта вывелъ заключен?е, что разрушительное дѣйств?е разрывнаго заряда снарядовъ на стѣны больше при меньшемъ углублен?и снарядовъ, такъ что на этомъ основан?и наши нынѣшн?я поле-выя оруд?я менѣе пригодны для бреширован?я стѣнъ чѣмъ старыя мѣдныя. Что же касается до мѣткости, то хотя таковая и больше, и слѣдовательно стрѣльба можетъ быть [45] ведена точнѣе, но за то при мѣткости и дальности современнаго ружейнаго огня, брешь-батареи, которыя ставились прежде на 200 саж. отъ стѣны, въ настоящее время придется отодвинуть саж. на 500. Стало-быть и впредь бреширован?е глинобитныхъ стѣнъ, какъ и раньше, составитъ весьма трудно исполнимую задачу для нашей малофугасной полевой артиллер?и.

Пренебрегать уроками истор?и не слѣдуетъ. Не подлежитъ сомнѣн?ю, что нашимъ войскамъ когда-нибудъ придется еще имѣть дѣло съ глинобитными крѣпостными стѣнами. Туркестанскимъ офицсрамъ, бывшимъ на правомъ берегу Аму-Дарьи, приходилось видѣть так?я крѣпости, занятыя афганскими гарнизонами на лѣвомъ берегу Аму. На содѣйств?е осадной артиллер?и мы разсчитывать не можемъ; возить ихъ по безобразнымъ дорогамъ сосѣднихъ съ нами странъ пли по горнымъ переваламъ Памировъ нечего и думать.

Въ виду такого положен?я вещей, мы считаемъ безусловно необходимымъ присутств?е въ составѣ оруд?й полевой артиллер?и Средней Аз?и полевыхъ 6-ти дюймовыхъ мортиръ. 60 ?? фунтовая фугасная бомба этихъ мортиръ имѣетъ разрывной зарядъ въ 12 фунт. 60 золотн. пороха. Так?е снаряды вѣроятно справятся съ бреширован?емъ глинобитныхъ крѣпостныхъ стѣнъ, они же окажутъ неоцѣнимую услугу при бомбардирован?и внутренности крѣпостей, окруженныхъ высокими стѣнами.

Перейдемъ теперь къ разсмотрѣн?ю вопроса о разрушен?и глинобитныхъ стѣнъ и стѣнокъ пороховыми взрывами.

-------

Какъ мы видѣли, въ истор?и нашихъ осадъ въ Средней Аз?и встрѣчаются два примѣра взорван?я крѣпостпыхъ стѣнъ порохомъ: подъ Акъ-Мечетью и Денгиль-Тепе. Къ сожалѣн?ю изъ имѣющихся у насъ источииковъ не видно, по какимъ разсчетамъ были вычислены заряды въ этихъ минахъ. Въ мирное время опыты разрушен?я крѣпостной глинобитной стѣны производились въ 1872 году въ Туркестанской Саперной ротѣ надъ участкомъ крѣпостной стѣны Ташкента{16}. [46] Для производства обвала спустились колоцемъ у подошвы стѣны и заложили подъ нею три горна, воронки которыхъ пересѣкались между собою на полный рад?усъ. Зарядъ каж-даго горна былъ разсчитанъ по формулѣ 11/6 h3p — зарядъ простаго горна, гдѣ h = 9 фут., коэффиц?ентъ p = 37,42; причемъ два крайн?е заряда, какъ пересѣкающ?еся со сред-нимъ на полный рад?усъ, были уменьшены каждый на половину 0,461 h3p, а средн?й зарядъ, пересѣкающ?йся съ каждымъ изъ крайнихъ на полный рад?усъ, уменьшенъ на 0,461 h3p. Такъ какъ камеры были сдѣланы съ пустотами, то всѣ заряды еще были нѣсколько уменьшены. По сдѣланному нами разсчету, по этой формулѣ получаются однако очень малые заряды, а именно: для средняго горна 108,5 фунт., а для крайнихъ по 126,8 фунт., всего же 5 пуд. 35 фунт.

Хотя въ отчетѣ и сказано, что отъ взрыва этихъ горновъ получилась вполнѣ удобовосходимая брешь, но намъ кажется не лишнимъ, зарядъ, вычисленный по указанной формулѣ, увеличить на ¼, какъ это предлагается при разрушен?и эскарпа съ тонкою эскарпною стѣной.

Сказанное подтверждаетъ удачный взрывъ подъ стѣною Денгиль-Тепе. Примѣняя формулу 11/6 h2p при h = 2 ½ с и p=30 фунт., и увеличивая полученный по этой формулѣ зарядъ на ¼, получаются заряды почти так?е, какъ употребленные подъ Денгиль-Тепе, а именно 26 пуд., между тѣмъ какъ на самомъ дѣлѣ употреблено было 24 пуда.

Въ томъ же 1872 году Саперною ротой былъ произве-денъ обвалъ въ глинобитной стѣнѣ по формулѣ для заряда 11/6 h3p. Брешь получилась, какъ и надо было ожидать, узкая, хотя и удобовосходимая.

Для того чтобы опредѣлить число зарядовъ, нужное для образован?я обвала желаемой ширины, можно пользоваться формулой (R-r)/r, гдѣ R означаетъ ширину обвала, а r — рад?усъ воронки, причемъ R и r должны быть выражены въ одинаковыхъ единицахъ длины. Справедливость этой формулы также подтверждается взрывомъ подъ Денгиль-Тепе, [47] а именно: R = 10 саж., а r = 2,5 саж., т. е. потребовалось (14–2,5)/2,5 = 3 заряда, каждый величиною 11/6 h3P+ (11/6 h3p)/4 = 26 пуд.

За h при подобиыхъ вычислен?яхъ слѣдуетъ принимать разстоян?е цоптра заряда до паружиой подошвы стѣны. h будетъ равняться 2?h12+b2, гдѣ h1 — разстоян?е отъ центра заряда до горизонта и 3 равняется половинѣ толщины стѣны. Весьма желательно провѣрить эти формулы надлежащими опытами, особенно при услов?и, что h = b, т. е. когда зарядъ уложенъ на горизонтѣ земли, въ серединѣ стѣны.

Вопросъ этотъ отчасти разрѣшается порохострѣльными работами, произведенными въ 1895 году въ Самаркандѣ.

Въ сентябрѣ этого года тамъ производились работы по снесен?ю старой глинобитной и сырцовой крѣпостной стѣны. подъ руководствомъ военнаго инженера капитана Зубарева, командою туркестанскихъ саперъ.

Работы эти подтвердили правильность примѣнен?я упо-мянутыхъ выше формулъ. Высота стѣны равнялась 3 саж., толщина отъ 2 до 3 саж. у основан?я и отъ 7 до 12 фут. вверху. Заряды располагались въ срединѣ стѣны на лин?и горизонта, на 14–17 фут. одинъ отъ другаго. Примѣняя формулу 11/6 h3P + (11/6 h3P)/4, и полагая h = b. т. е. h = 7 до 10 фут., величина зарядовъ опредѣляется въ 1 пудъ 29 фунт. до 5 пуд. На дѣлѣ, дѣйствительно, употреблялись заряды отъ 1 ½ пуд. до 5 пуд., и результаты при этомъ получались отличные: слѣдуетъ только замѣтить, что взятое здѣсь растоян?е мелсду зарядами, равное двойному рад?усу воронки, въ военное время для образован?я бреши лучше уменьшить вдвое, и опредѣлить его какъ мы указали выше. Справедливость этого замѣчан?я подтверждается также взрывами въ Самаркандѣ, гдѣ мѣстами между двумя смежными зарядами оставались участки не вполнѣ разбитой стѣны.

Въ Самаркандѣ подрывныя работы имѣли по преимуществу [48] практическую цѣлъ — разрушен?е стѣны, а потому онѣ могутъ намъ служить указан?емъ главнымъ образомъ къ тому, какъ пользоваться пороховыми взрывами для уничтожен?я крѣпостныхъ стѣнъ не подъ огнемъ. Въ видахъ упрощен?я работъ, всѣ заряды помѣщались въ заворотахъ короткихъ галереекъ, выведенныхъ для каждаго заряда особо, отъ наружной подошвы стѣны до ея середины, на уровнѣ горизонта. Галерейки, высотою въ 2 ½ фута и шириною въ 2 фута, велись безъ всякой обшивки. Впрочемъ, могутъ быть случаи, когда и при атакѣ, подъ огнемъ, подобный пр?емъ подрыван?я стѣнъ, съ цѣлью произвести брешь, окажется умѣстнымъ. Такъ напримѣръ, при разрабатыван?и плана осады Денгиль-Тепе начальникъ инженеровъ, подполковникъ Рутковск?й, предполагалъ съ послѣдней позиц?и, въ 50-ти саж. отъ крѣпости, передъ разсвѣтомъ выслать отрядъ минеръ, которые должны были «вести галерею подъ стѣну». У насъ въ Средней Аз?и так?е пр?емы не слѣдуетъ считать слишкомъ рискованными, особенно если выдвинуть изъ послѣдней траншеи одновременно нѣсколько головъ крытыхъ сапъ. Подъ Денгиль-Тепе наши надземныя сапныя работы подошли очень близко къ крѣпости, и Скобелевъ разсчитывалъ ихъ подвести крытою сапой до самой стѣны, если бы по чему-либо не удался взрывъ изъ подземной галереи.

Въ Самаркандѣ, по приказан?ю командующаго войсками Самаркандской области, графа Ростовцева, часть стѣны была взорвана въ послѣдн?й день маневровъ, для ознакомлен?я войскъ области съ штурмомъ бреши въ крѣпостяхъ средне-аз?ятскаго типа. Пять зарядовъ, величиною по 5 пуд, каждый, были помѣщены въ концахъ пяти галереекъ. При взрывѣ зарядовъ бреши получились вполнѣ удобовосходимыя, шириною въ 10 саж. Глубок?й ровъ передъ стѣною былъ пройденъ войсками съ помощью штурмовыхъ лѣстницъ.

Разрушен?е малыхъ глинобитныхъ стѣнъ будетъ зависѣть отъ того, должно ли оно быть произведено не подъ огнемъ, для очищен?я позиц?и и для другихъ приготовительныхъ къ бою работъ, или подъ огнемъ непр?ятеля.

Лѣтомъ 1893 года на учебномъ полѣ производился [49] слѣдующ?й опытъ: Въ глинобитной стѣнѣ круглой башни, толщиною въ 2 ¾ фута, были заложены три заряда пороха, каждый въ 1 фунтъ, на разстоян?и 2 ¾ фут. одинъ отъ другаго. Заряды помѣщались въ отверст?яхъ д?аметромъ въ 4 д. и глубиною въ 1 футъ. Надъ зарядами оставалось 3 фута глинобитной кладки. Отъ взрыва этихъ зарядовъ была снесена вся стѣна надъ зарядами.

Изъ этого опыта видно, что для сбрасыван?я верхней части стѣны, при приспособлен?и стѣнки къ оборонѣ, заряды величипою въ 1 фунтъ должны быть уложены на 1 арш. одинъ отъ другаго.

Въ Текинской экспедиц?и бойницы въ глинобитныхъ стѣнкахъ также пробивались порохомъ. Мы, впрочемъ, не рекомендуемъ пользоваться для этихъ цѣлей порохомъ, такъ какъ отъ взрыва портится и остающаяся часть стѣны, и щеки бойницъ, и разбитая глина уже не служитъ надежнымъ прикрыт?емъ отъ ружейнаго огня. Кстати замѣтимъ, что на пробит?е одной бойницы въ глинобитной стѣнѣ и отдѣлки щекъ топоромъ требуется 1 рабоч?й и 30 минутъ вре-мени. (Журналъ работъ Т. С. п. 2-й роты 1893 г.). Для снесен?я всей стѣны заряды, величиною отъ 3 до 5 фунт., укладываются въ серединѣ стѣны на горизонтѣ земли на 1 арш. одинъ отъ другаго. Скважины, для помѣщен?я зарядовъ, лучше дѣлать въ землѣ, чѣмъ значительно облегчается работа.

Подъ огнемъ непр?ятеля, или при весьма спѣшной работѣ, пороховые заряды могутъ быть только приложены къ основан?ю стѣны и прикрыты небольшимъ числомъ земляныхъ мѣшковъ и дернинъ.

Въ 1893 и 1894 годахъ въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ гальваническою командой произведенъ былъ рядъ опытовъ для опредѣлен?я количества пороха и рода забивки для разрушен?я глинобитныхъ стѣнокъ этимъ способомъ.

Вотъ результаты этихъ опытовъ:

1) Зарядъ въ 1 пудъ нороха, приложенный къ стѣнкѣ высотою въ 6 ф., толщиною внизу 2 ½ арш. и вверху [50] 1 ½ арш., и прикрытый 8 земляными мѣшками и 18 дерни-нами, при взрывѣ образовалъ брешь въ стѣнѣ шириною по верху въ 12 фут. и глубиною 3 ½ фута.

2) Зарядъ въ 1 ½ пуда пороха, приложенный къ той же стѣнкѣ и прикрытый такимъ же способомъ, произвелъ брешь по верху 13 фут. и глубиною 3 фута.

3) Зарядъ въ 2 ½ пуда пороха, приложенный къ стѣнкѣ высотою въ 7 ½ фут., толщиною внизу 3 арш., вверху 2 арш., прикрытый 10 земляными мѣшками и дернинами, сдѣлалъ брешь шириною по верху въ 19 фут. и глубиною въ 5 фут.

4) Зарядъ въ 3 пуда, приложенный къ той же стѣнкѣ, съ подобною же забивкой, произвелъ брешь шириною по верху въ 21 футъ и глубиною въ 7 фут.

5) Зарядъ въ 1 пудъ пороха, приложенный къ стѣнкѣ высотою въ 7 ½ фут. и толщиною внизу 1 ½ арш. и верху въ ¾ арш. (самые употребительные размѣры стѣнокъ), прикрытый дернинами и комьями, образовалъ брешь по верху въ 15 фут. и глубиною въ 7 фут.

Изъ этого видно, что пороховые заряды изъ 2–3 пуд. пороха пробиваютъ бреши шириною отъ 2 до 3 саж.

------

Изъ историческаго обзора атакъ средне-аз?ятскихъ крѣпостей читатель могъ убѣдиться, что при штурмахъ чаще всего пользовались лѣстницами, какъ средствомъ одолѣть крѣпостныя стѣны.

Хотя значен?е этого способа атаки и было сильно умалено неудачами подъ Ура-Тюбе и Ходжентомъ, но выше мы выяснили причину этихъ неудачъ и придерживаемся того мнѣн?я, что и на будущее время лѣстницы въ Средней Аз?и будутъ играть очень важную роль, а такъ какъ, кромѣ того, штурмовыя лѣстницы являются почти единственнымъ оруд?емъ для перехода атакующаго черезъ сух?е рвы современныхъ крѣпостей при атакѣ открытою силой (въ Герман?и въ послѣднее время этому маневру войска обучаются весьма тщательно) и стало-быть вопросъ о наилучшемъ устройствѣ [51] лѣстницъ имѣетъ значен?е и для инженерныхъ войскъ Европейской Росс?и, ибо задача эскаладирован?я 4-хъ саженныхъ эскарпныхъ стѣнъ и тамъ еще не рѣшена, — то остановимся на разборѣ этого вопроса въ подробности. Этимъ вопросомъ начали серьезно заниматься съ 1892 года и у насъ въ Туркестанѣ и въ Закасп?йской области.

Штурмовыя лѣстницы должны удовлетворять слѣдующимъ услов?ямъ: а) онѣ должны бытъ легки и приспособлены къ удобному и быстрому подносу ихъ къ крѣпостнымъ стѣнамъ; б) должны быть устойчивы и по возможности широки, и в) должны быть удобовозимы въ обозахъ.

Роль лѣстницы заключается въ томъ, чтобы въ наимень-шее время и съ наименьшими потерями поднять на стѣну наибольшее число людей.

Опыты съ лѣстницами производились на учебномъ полѣ Туркестанскаго Сапернаго полубатал?она у стѣны вышиною 20 фут., причемъ испытывались лѣстницы двухъ типовъ: лѣстницы, составленныя изъ колѣнъ и поднимаемыя къ стѣнѣ съ помощью вилъ, и лѣстницы проволочныя и цѣпныя, проек-тированныя въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ.

Къ первому типу лѣстницъ относятся:

1) лѣстница Ташкентской Инженерной дистанц?и;

2) лѣстницы Закасп?йской Саперной роты: узкая деревянная, двойная деревянная, узкая складная съ желѣзными ступенями, и двойная складная съ желѣзными ступенями.

Лѣстница Ташкентской Инженерной дистанц?и составляется изъ отдѣльныхъ короткихъ колѣнъ. Для соединен?я однѣхъ лѣстницъ съ другими, концы ихъ срѣзываютъ наискось на длину 6 вершк. и на мѣсто сращиван?я надѣвается гильза изъ котельнаго желѣза. Черезъ гильзу проходитъ желѣзный болтъ съ чекою. Лѣстница поднимается и подпирается вилами. Подробные размѣры и вѣсъ составныхъ частей этой лѣстницы видны изъ слѣдующихъ двухъ таблицъ: [52]

Размѣръ и вѣсъ составныхъ частей лѣстницы Ташкентской Инженерной дистанц?и на 10 арш., черт. II, фиг. 13.

Наименован?е составныхъ частей. Длина Ширина Вѣсъ. Число людей для подноски
Пуд. Фунт.
1-е колѣно лѣстницы 5 арш. 1 ½ àрш. 3 27 4
2-е ' ' 5 ' 1 ½ ' 3 27 4
Двѣ вилы (для подпиран?я подъ мѣсто сращиван?я) 5 ' 2 вершка 2 5 2
Двѣ вилы (для подъема лѣстницы) 9 ' 1 ½ ' 2 10 4
Итого шесть предметовъ, вѣсомъ - - 11 29 14

Размѣръ и вѣсъ составныхъ частей лѣстницъ Ташкентской Инженерной дистанц?и на 20 арш., фиг, 14.

Наименован?е частей. Длина Ширина Вѣсъ. Число людей для носки.
Пуд. Фунт.
4 звена лѣстницы 20 арш. 1 ½ àрш. 14 28 16
2 вилы 5 ' 2 вершка 2 5 2
2 ' 10 ' 2 ' 4 2 4
2 ' 15 ' 2 ' 5 39 4
2 ' 18 ' 2 ' 7 5 6
2 ' 10 ' 2 ' 4 2 4
Итого 14 предметовъ, вѣсомъ - 38 1 26

Къ недостаткамъ этихъ лѣстницъ надобно отнести: громоздкость, большой вѣсъ, недостатокъ прочности въ мѣстахъ соединен?я колѣнъ, зыбкость и большой расходъ людей при постановкѣ и удержан?и лѣстницы на мѣстѣ.

Такая конструкц?я лѣстницы выработана подъ впечатлѣн?емъ неудачи подъ Ура-Тебе. Желѣзныя части такихъ лѣстницъ хранилисъ въ прежнее время въ инженерныхъ складахъ Туркестанскаго края. [53]

Намъ кажется, что при примѣнен?и этого типа лѣстницы для эскладирован?я высокихъ стѣнъ, необходимо уменьшить ширину лѣстницы, что впрочемъ вполнѣ возможно, хотя при этомъ и уменьшается устойчивость ея.

При высотѣ стѣны больше 16 арш. маневръ подъема такой лѣстницы дѣлается на столько сложнымъ, что судя по опытамъ на военномъ полѣ, мы считаемъ его невыполнимымъ подъ огнемъ непр?ятеля. Лѣстница ставилась въ 1 ½ минуты.

Переходя затѣмъ къ описан?ю лѣстницъ, проектированныхъ Закасп?йскою Саперною ротой, мы точно выписываемъ размѣры по чертежамъ и тексту, присланнымъ въ полубатал?онъ черезъ окружной штабъ, съ оговорками, тамъ гдѣ размѣры были измѣнены въ полубатал?онѣ, для того чтобы на будущее время инженерные офицеры имѣли хотя как?я нибудь данныя, которыми они могли бы руководствоваться при проектирован?и штурмовыхъ лѣстницъ. Данныя эти тѣмъ болѣе необходимы, что опыты съ лѣстницами не вездѣ могутъ быть произведены, и даже при мирной обстановкѣ они не безопасны для людей, въ виду возможности поломки слиш-комъ смѣло проектированной лѣстницы.

Закасп?йская узкая деревянная лѣстница состоитъ изъ двухъ колѣнъ: нижняго, длиною въ 14 ½ фут., и верхняго 10 ½ фут., фиг. 15. Тетивы въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ были сдѣланы изъ тополеваго лѣса, размѣрами 4 д. х 3 д. (въ Закасп?йской Саперной ротѣ изъ сосноваго лѣса лучшаго качества, размѣрами 3 ½ д. x 2 ½ д.). Разстоян?е между тетивами въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ 1 футъ 6 дюйм. (въ Закасп?йской ротѣ 1 футъ). Ступеньки расположены въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ на 1 футъ 2 дюйма одна отъ другой (въ Закасп?йской ротѣ 1 футъ) и имѣютъ сѣчен?е 2 д. x 2 дюйма.

Лѣстницы соединяются желѣзными скобами, охватывающими наискось срѣзанные и приложенные одинъ къ другому концы ихъ. Длина срѣза 10 д., скобы сдѣланы изъ желѣза 2 ½ д. и 3/8 д.; тетивы скрѣплены двумя желѣзными болтами съ гайками, д?аметромъ ½ д. Верхн?е концы лѣстницъ [54] окованы желѣзнымъ кольцомъ изъ обручнаго желѣза, нижн?е же снабжены башмаками. Для подъема лѣстницы и устойчивой постановки ея, въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ употреблялись 5 вилъ (въ Закасп?йской ротѣ 4 вилы), двѣ длиною 18 фут. и три 14 фут. (въ Закасп?йской ротѣ двѣ 14 фут. и двѣ 10 фут).

Для уменьшен?я зыбкости, въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ къ этой лѣстницѣ были придѣланы подпорки, вращающ?яся на деревянной оси, прикрѣплепной къ тетивамъ желѣзныыи стержнями, фиг. 16 а и б. Концы подпорокъ, окованные острымъ желѣзнымъ башмакомъ, упираются въ стѣну. Приспособлен?е это предложено Туркестанскому Саперному полубатал?ону подпоручикомъ Соколовымъ; оно много увеличиваетъ прочность лѣстницы. Для носки и подъема этой лѣстницы, въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ назначалось рабочее отдѣлен?е изъ 12-ти чел. (кромѣ запасныхъ), которые распредѣлялись слѣдующимъ образомъ:

4 чел. у перваго колѣна, вѣсъ котораго 2 п. 37 ф.

2 « « втораго « « « 1 « 25 «

2 « къ двумъ больш. вил., вѣсъ обѣихъ 1 « 24 «

2 « « « малымъ « « « 1 « 12 «

1 « « однѣмъ мал. вил., для упиран?я

подпоркою въ стѣнку, вѣсъ — « 17 «

1 унтер-офицеръ.

Итого 12 чел. (въ Закасп?йской ротѣ 10 чел.).

По произведеннымъ на учебномъ полѣ опытамъ слѣдуетъ признать, что лѣстница эта недостаточно прочна и не выдерживаетъ полной нагрузки людьми. При постройкѣ такой лѣстницы изъ тополеваго лѣса поперечное сѣчен?е тетивъ должно быть увеличено.

Двойная деревянная лѣстница состоитъ изъ двухъ колѣнъ: нижняго длиыою 14 фут. и верхняго длиною 10 фут., фиг. 17. Она сдѣлана изъ тополеваго лѣса (въ Закасп?йской ротѣ изъ сосноваго лучшаго качества); крайн?я тетивы размѣрами 4 ½ д. x 2 ? д., средняя тетива 4 ½ д. x 3 д. (въ Закасп?йской ротѣ 4 ½ д. x 3 ¼ д.), разстоян?е [55] между тетивами 14 д., между ступенями 13 ½ д. (въ Закасп?йской ротѣ 14 д.). Ступени сдѣланы въ сѣчен?и 2 д. x 1 ½ д. (въ Закасп?йской ротѣ 1 ½ д. x 1 ? д.). Въ крайнихъ тетивахъ онѣ вдѣланы въ гнѣзда въ полдерева, въ средней же части пропущены черсзъ сквозныя гнѣзда. Способъ соединен?я двухъ колѣнъ и скрѣплен?я тетивъ желѣзными стержнями съ болтами тотъ же что въ узкой деревянной лѣстницѣ. Въ Туркестанскомъ Саперпомъ полубатал?онѣ къ средней тетивѣ верхней лѣстницы придѣлана желѣзная пла-стинка изъ ¼ дюйм. полосоваго желѣза, прикрывающая мѣсто сростка у среднихъ тетивъ. Къ верхней тетивѣ она привинчена двумя винтами, а къ нижней прикрѣпляется желѣзнымъ стержнемъ. Кромѣ того, придѣланы подпорки такой же конструкц?и какъ въ узкой деревянной лѣстницѣ. Опытами на учебномъ полѣ съ этою лѣстницей выяснено, что она прочнѣе и устойчивѣе узкой лѣстницы, но при дурныхъ каче-ствахъ тополеваго лѣса указанные размѣры составныхъ частей ея надо ститать недостаточными.

Для эскаладирован?я невысокихъ стѣнъ, до 3 саж., этой лѣстницѣ слѣдуетъ отдать преимущество передъ узкой; но для высокихъ стѣнъ она едва-ли примѣнима по своей тяжести и трудности постановки, особенно если она будетъ сдѣлана изъ тополеваго лѣса. Для подноски и подъема двойной лѣстницы, въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ назначалось отдѣлен?е изъ 16 чел., которые распредѣлялись слѣдующимъ образомъ:

для носки перваго колѣна 4 челов., вѣсъ 4 пуда 20 фунт.

« « втораго « 4 « « 3 « « «

2 большихъ вилъ 4 « « 1 « 24 «

2 малыхъ « 2 « « 1 « 12 «

1 малой вилы подъ

подпорки 1 « « « « 17 «

унтер-офицеръ 1

А всего: 16 челов, вѣсъ 10 пуд. 33 фунта.

Узкая складная желѣзная лѣстница составляется изъ двухъ колѣнъ длиною 12 ½ фут., фиг. 18 (въ Закасп?йской ротѣ [56] верхнее 10, нижнее 14 фут.). Тетивы сдѣланы изъ тополеваго лѣса 4 д. x 3 ½ д. (въ Закасп?йской ротѣ изъ березовыхъ брусковъ 3 ½ д. x 3 ½ д.) Скошенные концы тетивъ вставляются въ гильзу изъ котельнаго желѣза, также какъ въ лѣстницахъ Ташкентской Инженерной дистанц?и. Вдоль внутренней плоскости тетивъ вынуты пазы, въ которые вмѣщаются ступени при складыван?и лѣстницы. Сложенная лѣстница имѣетъ видъ круглаго бревна, удобнаго для носки. Ступеньки изготовлены изъ полосоваго желѣза размѣровъ 1 д. х 6/8 д. (въ Закасп?йской ротѣ 1 д. х ½ д.). Разстоян?е между тетивами 18 д., чѣмъ и обусловливается длина желѣзныхъ стержней, концы которыхъ вдѣланы въ пазы и вращаются на шарнирахъ. Разстоян?е между ступенями 18 ½ д. При испытан?и этой лѣстницы на учебномъ полѣ выяснилось, что отъ неровности почвы и неравномѣрнаго упиран?я вилами ступени принимаютъ негоризонтальное положен?е, такъ какъ одна тетива становится выше или ниже другой. Прочность тетивъ при указанныхъ выше размѣрахъ надо считать недостаточною. Число рабочихъ для установки этой лѣстницы такое же какъ для узкой деревянной. Вѣсъ перваго колѣна 2 пуда 36 фунт., а втораго — 2 пуда.

Двойная желѣзная складная лѣстница въ Закасп?йской Саперной ротѣ состояла изъ двухъ колѣнъ по 12 фут., въ Туркестанскомъ же Саперномъ полубатал?онѣ — изъ нижняго колѣна въ 11 фут. 10 д. и верхняго въ 11 ф. 7 д., фиг. 19. Ширина лѣстницы между тетивами въ Туркестанскомъ Саперномъ полуба?ал?онѣ 36 д. Желѣзныя ступени состоятъ изъ двухъ колѣнъ, соединенныхъ между собой шарнирами. Толщина тетивъ и ступеней такая же какъ въ узкой деревянной лѣстницѣ. При складыван?и этой лѣстницы также получается какъ-бы одно бревно, удобное для носки. Недостатокъ этой лѣстницы заключается въ подвижности ступеней. На нашъ взглядъ, слѣдуетъ отказаться отъ подвижныхъ ступеней, дающихъ этому типу лѣстницы нѣкоторыя преимущества при подноскѣ, но весьма много затрудняющихъ маневръ установки лѣстиицы. Послѣднее обстоятельство важнѣе перваго, ибо по криво поставленпой лѣстницѣ быстрое эскаладирован?е невозможно. [57]

Вѣсъ перваго колѣна 4 пуда 11 фунт.

« втораго « 3 «  — «

О четырехъ типахъ лѣстницы Закасп?йской роты скажемъ вообще, что вышеуказанные размѣры тетивъ для тополеваго лѣса безусловпо малы, и лѣстницы, построенныя въ Туркестанскомъ Саперномъ полубатал?онѣ, не годятся для настоящаго штурма, гдѣ люди бросаются на лѣстницы толпою, безъ оглядки. Надо думать, что изъ сосноваго и березоваго лѣса лѣстницы оказались достаточно прочными, такъ какъ въ описан?и, присланномъ намъ изъ Закасп?йской Саперной роты, нѣтъ оговорки, что лѣстницы эти непрочны.

И такъ, при оцѣнкѣ всѣхъ лѣстницъ перваго типа вездѣ мы встрѣчаемся съ двумя одно другому противоположными, но необходимыми для лѣстницъ качествами — прочностью и легкостью. Чѣмъ больше прочность, тѣмъ меньше легкость. При невысокихъ лѣстницахъ согласовать эти качества еще возможно, но при длинныхъ, даже при минимальной ихъ прочности, получается такой большой вѣсъ, что подъемъ лѣстницъ дѣлается маневромъ уже слишкомъ сложнымъ и при силѣ современнаго огня почти невозыожнымъ. Выходы изъ зтой дилеммы мы пытались найти въ слѣдующихъ со-ображен?яхъ:

1) Измѣнить точку приложен?я давлен?я на боковыя тетивы, такъ какъ толщина ихъ, а стало-быть и тяжесть, обуславливается необходимымъ сопротивлен?емъ давлен?ю отъ груза поднимающихся по лѣстницѣ людей, — давлен?ю непосредственно приложенному къ тетивамъ и изгибающему ихъ по направлен?ю перпендикулярному ихъ оси.

2) Уменьшить вѣсъ лѣстницъ тѣмъ, что тетивы поднимать къ стѣнѣ отдѣльно, и грядки также отдѣльно.

Оба эти вопроса рѣшаются слѣдующею конструкц?ей лѣстницы: дѣлается отдѣльная рама изъ тетивъ и двухъ перекладинъ: верхней и нижней; черезъ верхнюю перекладину перекинуты веревки, и къ гребню стѣны подннмается веревочная, проволочная или цѣпная лѣстница.

Такое устройство штурмовой лѣстницы, во-первыхъ, совершенно освобождаетъ тетивы отъ боковаго давлен?я [58] поднимающихся по лѣстницѣ людей, перенося его (давлен?е) къ концамъ тетивъ и передавая его на гребень стѣны, и во-вторыхъ, даетъ возможность ставить тетивы отдѣльно и под-нимать грядки отдѣльно, что очень облегчаетъ подъемъ и установку лѣстницъ.

Для подтвержден?я сказаннаго позволяемъ себѣ привести слѣдующ?е разсчеты:

При лѣстницахъ обыкновенныхъ, полагая длину 4 саж., грузъ поднимающихся людей распредѣляется равномѣрно по всей длинѣ лѣстницы, фиг. 20.

Полагая Q = 5 пуд. = вѣсу вооруженнаго пѣхотинца, получимъ для каждой тетивы Q/2 + Q2/2 + Q3/2 + Q4/2 + Q5/2 = = 12 ½, пуд. равномѣрно распредѣленнаго груза. Силы Q/2 + Q2/2 + Q3/2 + Q4/2 + Q5/2, производя давлен?е на тетивы, разлагаются на силы Р1 Р2 Р3 и R1 R2 R3, причемъ Р1 + + Р2 + Р3 + Р4 + Р5 выражаютъ силу сжимающую жердь, а сумма силъ R1 + R2 + R3 + R4 + R5 — силу равномѣрно распредѣленную, перегибающую жердь.

сила Р = Q/2 Sin a

сила R = Q/2 Cos a .. .....(1)

Уголъ a = углу b, заключающемуся между лѣстницею и горизонтомъ земли (наклонъ лѣстницы).

Изъ формулы (1) видно, что чѣмъ круче лѣстница стоитъ, тѣмъ больше сила сжимающая жердь и тѣмъ меньше сила выгибающая жердь.

Опредѣлимъ силы Е и Р, предполагая уголъ наклона въ 45°.

Сила Р = Q/2 Sin 45°

R = Q/2 Cos 45°;

но такъ какъ Sin 45° = Cos 45 = ?2/2, то получимъ

сила Р = R = 5/2 ?2 = 1,76 пуда,

а вся сила, сжимающая жердь (одну) = 8,8 пуд. Сила [59] перегибающая жердь (одну) составляетъ 8,8 пуд., равномѣрно распредѣленныхъ. И такъ, боковыя жерди въ лѣстницахъ прежняго типа подвергаются двумъ разрушающимъ силамъ, сжимающей и перегибающей, которыя при углѣ въ 45° равны. Теперь разсмотримъ дѣйств?е силъ въ новой лѣстницѣ. Грузъ Q поднимающихся людей давитъ на верхную перекладину, которая передаетъ это давлен?е на двѣ жерди силою Q/2 = вѣсу десяти человѣкъ (предполагается, что поднимаются люди по два въ рядъ). Q = 50 пудамъ; назовемъ Q/2 = М. Сила М разлагастся на силы Р и B. Сила Р дѣйствуетъ вдоль жердей. Сила В, п риложенная къ концу жер-ди, производитъ давлен?е на стѣну и для жерди никакого значен?я не имѣетъ, т. е. В = 0.

Сила Р = М Sin a = М Sin a,

т. е. при такомъ примѣнен?и боковыхъ жердей, таковыя сжи-маются, но никакому давлен?ю перегибающему не подверга-ются. Чѣмъ уголъ бета меньше, тѣмъ меньше сила Р; при углѣ въ 45° получимъ Р = М Sin 45° = (25 ?2)/2 = 17,62 пуд. . . (2).

Сравнивая этотъ выводъ съ предъидущимъ, увидимъ:

А) Тетивы лѣстницы обыкновеннаго типа, поставленной подъ угломъ въ 45°, сжимаются силою въ 8,8 пуд. и выгибаются подъ грузомъ въ 8,8 пуд., равномѣрно распредѣленнымъ, причемъ по лѣстницѣ поднимаются только 5 чел. вѣсомъ 25 пуд.

Б) Тетивы лѣстницы нами проектированной, при углѣ наклона въ 45°, сжимаются силою въ 17,62 пуд., поднимая грузъ 10 чел. вѣсомъ 50 пуд.

Такимъ обрузомъ тетивы, если къ ихъ концамъ будутъ прикрѣплены веревочныя или проволочныя лѣстницы, могутъ поднять болѣе чѣмъ вдвое больше груза тетивъ существующихъ лѣстницъ, при одинаковой съ ними толщинѣ, не считая еще ослаблен?я тетивъ отъ сдѣланныхъ въ нихъ гнѣздъ для ступеней.

Приступая лѣтомъ 1893 г. къ выполнен?ю задуманнаго нами проекта, надо было опытомъ опредѣлить прочность [60] матер?ала, причемъ оказалось, что канатъ въ 2 д. 8 л. (окружности) выдержалъ вѣсъ только 32 пуда; веревки въ 1 д. 2 л. — 8 пуд. Прочность каната и веревки мѣстнаго производства на столько оказалась малою, что за неимѣн?емъ хорошихъ пеньковыхъ веревокъ пришлось отказатъся отъ веревочныхъ лѣстницъ и дѣлать проволочныя. Испытан?е проволоки дало слѣдующ?е результаты:

Проволока въ 3 лин. (д?аметромъ), вѣсомъ 1 саж. 1 ф. 32 зол., рвалась при подвѣшиван?и груза въ 60 пуд.

Проволока толщиною въ 2 лин., вѣсомъ 1 саж. 79 зол., рвалась при подвѣшиван?и груза въ 32 пуда.

Проволока толщиною въ 1 лин?ю, вѣсомъ 1 саж. 30 зол., рвалась при подвѣшиван?и груза въ 16 пуд.

Такъ какъ лѣстница должна была быть длиною 4 саж. и одновременно поднять отъ 10 до 20 чел. (при нагрузкѣ вплотную), то для проектирован?я лѣстницы была выбрана проволока въ 3 лин., причемъ грядки предполагалось подвѣсить къ 3-мъ проволочнымъ струнамъ.

Запасъ прочности при этомъ получился болѣе 80 пуд.

Проволочная лѣстница типа 1893 г. состоитъ изъ двухъ круглыхъ тетивъ, длиною 23 фута, толщиною 4 д., изъ тополеваго лѣса, фиг. 21. На концахъ тетивъ привинчены двумя винтами съ гайками кронштейны для вкладыван?я поперечныхъ перекладинъ. Круглыя поперечныя перекладины, также изъ тополеваго лѣса, имѣютъ толщину 5 дюйм.

Верхняя перекладина окована желѣзомъ и снабжена тремя желѣзными скобами, въ которыхъ двигается канатъ для подъема лѣстницы. При сборкѣ рамы, черезъ кронштейны и тетивы пропускается желѣзный стержень съ ушкомъ. Собранная рама ставится къ стѣнѣ отдѣльно, причемъ заблаговременно черезъ скобы верхней перекладины пропущены три подъемныхъ каната. Эти канаты, въ окружности 2 д. 8 лин., имѣютъ длину 11 арш., причемъ къ верхнимъ концамъ ихъ прирощены по 1 аршину желѣзныхъ цѣпей, которыя, во избѣжан?е возможности прорубан?я канатовъ, прикрѣплены верхними концами къ верхней ступени, а на нижнихъ концахъ снабжены крючьями, которыми [61] прицѣпляются въ кольца нижней ступени. Такимъ образомъ канаты лежатъ подъ проволочною лѣстницей, охватывая своими концами верхнюю и нижнюю перекладины.

Проволочная лѣстница составлена изъ звеньевъ, каждое длиною 3 арш. На верхнихъ концахъ трехъ проволочныхъ струнъ придѣланы крючья, а на нижнихъ кольца. Каждое звено состоитъ изъ трехъ проволочнихъ струнъ и восьми ступепей. Струны, изъ трехъ-линейной (д?амстромъ) проволоки, проходятъ черезъ сквозныя отверст?я ступеней, причемъ для удержан?я послѣднихъ огибаютъ деревянные чурки длиною въ 3 д. Чурки эти привязаны къ ступенямъ двумя петлями изъ тонкой проволоки.

Маневръ установки лѣстницы производится слѣдующимъ образомъ: Всѣ составныя части подносятся къ стѣнѣ отдѣльно. Одновременно собираотся рама и звенья проволочной лѣстницы; затѣмъ съ помощью двухъ вилъ поднимается къ стѣнѣ рама, причемъ канаты уже пропущены черезъ скобки верхней перекладины и къ нижнимъ крючьямъ у канатовъ привязаны тонк?я вспомогательныя веревки, которыми канаты съ лѣстницею притягиваются внизъ. Когда верхняя ступень верхняго звена дойдетъ до верхней перекладины, то подъемные канаты охватываютъ нижнюю перекладину, и крючья вставляются въ кольца нижней ступени нижняго звена.

Произведенные опыты выяснили, что:

1) подноска проволочной лѣстницы удобнѣе подноски лѣстницы стараго типа;

2) установка лѣстницы стараго типа проще установки лѣстницы проволочной;

3) скорость установки одинакова;

4) по проволочной лѣстницѣ поднинается вдвое больше людей (въ два ряда);

5) проволочная лѣстница устойчивѣе и прочнѣе, и

6) по лѣстницѣ стараго типа непривычные люди поднимаются увѣреннѣе, потому что она имъ кажется прочнѣе.

Подробности размѣровъ и вѣса составныхъ частей проволочной лѣстницы видны изъ двухъ слѣдующихъ таблицъ: [62]

Размѣръ и вѣсъ проволочной лѣстницы на 10 арш. длины.
Наименован?е составныхъ частей. Длина

арш. в. Ширина

арш. в. Вѣсъ Число людей для носки. Пуд. Фунт. Первое звено лѣстницы 3 2 3  — 27 1 Второе  —  —  — 27 1 Третье  —  —  — 27 1 Боковые брусья (2) 10 2 3 35 4 Верхн?я и нижн?я перекладины съ канатами 3 7 2 ½ 2  — 3 Двѣ вилы для подъема 9 1 ½ 2  — 2 Итого 9 предметовъ, вѣсомъ .  —  — 9 36 12
Размѣръ и вѣсъ составныхъ частей проволочной лѣстницы на 20 арш. Наименован?е частей. Длина

арш. в. Ширина

арш. в. Вѣсъ. Число людей для носки. Пуд. Фунт. 10 звеньевъ проволочной лѣстницы 3 2 3 9{17}  — 10 Боковыхъ брусьевъ 4 съ одними сросткамв въ срединѣ 10

2 7 30 8 2 перекладины 37 2 3  — 4 2 вилы 10 2 4 2 4 2 вилы 15 2 5 39 4 Итого 20 предметовъ, вѣсомъ  —  — 29 31 30
Лѣтомъ 1894 года опыты съ лѣстницами продолжались, и типъ проволочной лѣстницы 1893 года нѣсколько передѣланъ. Измѣнен?я эти состоятъ въ слѣдующемъ: вмѣсто отдѣльныхъ проволочныхъ звеньевъ сдѣлана одна цѣльная цѣпная лѣстница, ступени которой, вмѣсто проволочныхъ струнъ, соединяются желѣзными цѣпями. Детали устройства цѣпи видны изъ фиг. 22. Къ верхнимъ концамъ тетивъ придѣланы деревянныя колеса, окованныя желѣзомъ. [63]

Хотя лѣстница и приспособлена къ рамѣ отдѣльно отъ цѣпной лѣстницы, но при стѣнѣ вышиною до 3 саж. лѣстница на столько легка, что устанавливается собранная, безъ помощи вилъ, восемью человѣками въ 30 секундъ. При болѣе высокихъ стѣнахъ слѣдуетъ сначала устанавливать раму, и затѣмъ поднять цѣпную лѣстницу. Въ лѣстницѣ конструкц?и 1893 года пр?емъ вытягиван?я лѣстницы и прикрѣплен?я канатовъ къ нижней ступени нижняго ея звена нѣсколъко медленъ, а потому въ новой лѣстницѣ способъ привѣшиван?я измѣненъ. Здѣсь придѣланы къ верхней перекладинѣ три кольца, въ которыя веревками вдергиваются крючья. Выдѣлка крючьевъ должна быть особенно тщательна, такъ какъ въ противномъ случаѣ, при неправильной формѣ крюка, онъ не всегда проскакиваетъ въ кольцо. Особенное вниман?е слѣдуетъ обращать на верхнее ушко крюка, которое должно быть загнуто и съужено кверху, и гладко отполировано. Форма крючьевъ видна изъ чертежа.

Лѣстница вытягивается тремя веревками; концы привязываются къ нижней перекладинѣ. Рабочая колонна выстраивается слѣдующимъ порядкомъ: впереди 6 чел. несутъ раму изъ двухъ тетивъ и двухъ перекладинъ; за рамой слѣдуетъ 1 человѣкъ, держащ?й въ рукахъ концы продѣтыхъ черезъ кольца веревокъ, и дальше — 2 человѣка, несущ?е свернутую цѣпную лѣстницу, а всего 9 чел.

Размѣры лѣстницъ видны изъ приложеннаго чертежа. Лѣстница эта легче всѣхъ остальныхъ, причемъ она прочна и устойчива; по ней поднимаются два человѣка въ рядъ; устанавливается она въ 30 секундъ. Оиа должна быть заготовлена въ мирное время весьма тщательно, и особенное вниман?е слѣдуетъ обратить, какъ уже было сказано, на крючья и на кольца цѣпи; послѣдн?я часто трескаются, почему желательно ихъ дѣлать изъ стали.

Въ 1894 году всѣ лѣстницы указанныхъ выше типовъ были построены въ Саперномъ полубатал?онѣ и одновременно испытаны въ присутств?и командующаго войсками округа, барона Вревскаго, и многочисленной военной публики. Опыты эти вызвали живѣйш?й интересъ присутствовавшихъ и имѣли [64] то полезное послѣдств?е, что стрѣлковые батал?оны, въ Ташкентѣ расположенные, просили обучить въ Саперномъ полубатал?онѣ маневру эскаладирован?я стѣнъ свои охотничьи команды.

-----

Политическ?я неурядицы, ссоры и войны между отдѣльными ханами и беками пр?учили туземцевъ къ необходимости окружать свои города и селен?я глинобитными стѣнами и стѣнками; за ними они защищались отъ нападен?я ближайшихъ сосѣдей, за ними встрѣчали и иноземнаго противника. Необходимость защищать свои жилища отъ нечаяннаго погрома иногда ближайшихъ сосѣдей вызвала появлен?е большинства крѣпостей въ Средней Аз?и, но были и так?я, которыя имѣли значен?е чисто стратегическое. Эти послѣдн?я строились чаще всего для охраны плотинъ и переправъ (Н?азбекъ, Чиназъ), или для закрыт?я горныхъ проходовъ, какъ Джизакъ, лежащ?й у сѣвернаго края ущелья Джаланъ-Ута, составляющаго главный и почти единственный удобный путь со стороны киргизскихъ степей въ Самаркандъ и Бухару. Джизакъ всегда служилъ бухарцамъ или защитою отъ вторжен?я сѣверныхъ сосѣдей, или опорою для наступательныхъ дѣйств?й въ степяхъ и противъ кокандцевъ. При этомъ, какъ крѣпости-города, такъ и крѣпости построенныя съ стратегическою цѣлью, имѣли совершенно одинаковый характеръ съ военно-инженерной точки зрѣн?я. И тѣ и друг?я отличались иногда полнымъ отсутств?емъ разумнаго примѣнен?я къ нимъ фортификац?онныхъ началъ, хотя строились изъ прекраснаго матер?ала, при огромной тратѣ рабочей силы. Чаще всего строители грѣшили противъ идей необходимости устранен?я мертвыхъ пространствъ вблизи крѣпости, придавая наружному рву самыя нелѣпыя формы, и мало заботясь объ очищен?и эспланады отъ построекъ, стѣнокъ и арыковъ. Но встрѣчались также крѣпости и съ водяными рвами, съ фланковою обороной изъ выступающихъ полубашень, съ цитаделью. Так?е города-крѣпости напоминаютъ укрѣпленные города среднихъ вѣковъ въ Европѣ. Какъ не сильны были [65] крѣпости своими неумѣло возведенными верками, такъ, равнымъ образомъ, онѣ не были сильны и своими гарнизонами.

Завоевывая обширныя области южной части степнаго генералъ-губернаторства Туркестана и Закасп?йскаго края, наши войска имѣли дѣло съ киргизами, кокандцами, бухарцами, хивинцами и текинцами, — народами, исключая послѣднихъ, преимущественно кочевыми и торговыми, къ военному дѣлу неспособныыи, недисциплинированными, военному дѣлу необученными и плохо вооруженными.

Является вопросъ, так?я ли крѣпости, так?е ли гарнизоны наши войска встрѣтятъ въ будущемъ, если бы имъ суждено было участвовать въ военныхъ операц?яхъ противъ нашихъ сосѣдей въ Средней Аз?и, и будутъ ли осады этихъ крѣпостей похожи на осады, характеръ которыхъ мы описали выше? Вопросы эти представляютъ вообще большой интересъ, и потому считаемъ нелишнимъ изложить здѣсь нижеслѣдующ?я, почерпнутыя нами изъ разныхъ печатныхъ источниковъ свѣдѣн?я о сосѣднихъ съ нами въ Средней Аз?и странахъ, преимущественно въ военномъ отношен?и.

Съ востока наши средне-аз?ятск?я владѣн?я соприкасаются съ западными провинц?ями Китайской импер?и, а съ юга — съ Бухарою, Афганистаномъ и Перс?ею.

Въ Афганистанѣ англичане создали два сильно укрѣпленныхъ пункта: Гератъ и Кандагаръ. Послѣ событ?й 1885 г. англичане ассигновали 1.600 милл?оновъ марокъ на фортификац?онныя и стратегическ?я работы въ Инд?{18}, предполагая расходовать эту сумму въ течен?е 8–10 лѣтъ. Не малая часть этой громадной суммы, вѣроятно, израсходована и на фортификац?онныя работы въ Гератѣ и Кандагарѣ.

Уже въ 1885 году сэръ Генри Роленсонъ, извѣстный англ?йск?й авторитетъ по средне-аз?ятскимъ дѣламъ, считалъ Гератъ обезпеченнымъ отъ нечаяннаго нападен?я до прибыт?я помощи изъ Инд?и, и не смотря на это, послѣ 1885 года начались лихорадочныя работы, превративш?я Гератъ въ сильную крѣпость вполнѣ современнаго типа. Огромная [66] работа шла также въ Кандагарѣ, такъ какъ мног?е военные авторитеты Англ?и усматриваютъ въ Кандагарѣ настоящ?й «ключъ» въ Инд?ю.

Въ Кандагарѣ, кромѣ сильныхъ фортификац?онныхъ сооружен?й, вѣроятно есть крѣпостныя оруд?я большихъ калибровъ и въ большомъ числѣ, такъ какъ англ?йская желѣзная дорога доходитъ уже теперь почти до самой крѣпости. Въ Гератѣ тоже имѣются англ?йск?я оруд?я, но врядъли въ большомъ числѣ и большаго калибра. Плохое состоян?е дорогъ изъ Кабула въ Гератъ крайне затрудняетъ доставку въ послѣдн?й большихъ грузовъ.

Помимо же двухъ — трехъ крѣпостей современнаго типа, всѣ сосѣдн?я намъ страны въ Средней Аз?и усѣяны крѣпостями стараго аз?ятскаго типа. «Въ Афганистанѣ каждый населенный пунктъ представляетъ укрѣплен?е», пишетъ полковникъ Соболевъ, и не только въ Афганистанѣ, но и въ Перс?и, и въ Китаѣ, существуетъ масса укрѣпленныхъ городовъ, окруженныхъ глинобитными стѣнами, которыя ремонтируются и содержатся въ полномъ порядкѣ. Намъ извѣстно, что русск?е и англ?йск?е инженеры примѣняютъ иногда глинобитныя стѣны даже въ новѣйшее время. Такъ, въ 1894 году англ?йскимъ инженеръ-поручикомъ Сандерсомъ въ Чиласѣ построенъ фортъ, окруженный стѣною толщиною у основан?я 20 фут. и по верху 12 фут.

Для разъяснен?я поставленнаго выше вопроса, небезполезно будетъ ознакомить читателя вкратцѣ съ устройствомъ важнѣйшихъ, въ смыслѣ типичности, крѣпостей въ Средней Аз?и, по источникамъ, имѣющимся въ печати за послѣдн?е 10–15 лѣтъ.

Да не посѣтуетъ на насъ читатель, что материалы эти не послѣдней свѣжести. Если нѣкоторыя изъ крѣпостей, описан?е которыхъ мы помѣщаемъ ниже, и перестроены въ послѣднее время, то подобныхъ имъ существуетъ и будетъ еще существовать долгое время много крѣпостей неперестроенныхъ. Мы имѣемъ въ виду опредѣлить лишь общ?й типъ аз?ятской крѣпости. Остановимся на описан?и слѣдующихъ крѣпостей-городовъ: Бухары, Герата конца восьмидесятыхъ [67] годовъ, Кабула конца семидесятыхъ годовъ, Кандагара (нынѣ уже перестроеннаго) и Газни. Всѣ эти города лежатъ на пути въ Инд?ю.

-------

Бухара есть столица Бухарскаго ханства. Городъ{19} своею серединой занимаетъ небольшую возвышенность, на которой поднимаются нѣсколько плоскихъ холмовъ, черт. III, фиг. 23. На одномъ изъ нихъ расположена цитадель А, ограниченная со всѣхъ сторонъ высокими (8–10 саж.), почти отвѣсными обрывами. Цитадель расположена не въ срединѣ города, а приближена къ сѣверо-западной его сторонѣ, на разстоян?и около 200 саж. отъ городской стѣны. На гребнѣ обрыва поставлена глинобитная стѣна, вышиною до 2 саж., съ шестью полукруглыми фланкирующими выступами и двумя кирпичными башнями, расположенными по обѣ стороны единственныхъ воротъ. Общая высота стѣны съ обрывомъ отъ 10 до 12 саж. Эскалада этой кручи въ настоящемъ видѣ почти невозможна. Вокругъ цитадели лежитъ самый городъ, широко раскинутый къ востоку и къ югу. Какъ всѣ города Средней Аз?и, онъ окруженъ глинобитною стѣной, приспособленной для ружейной обороны, съ фланкирующими полубашнями. Наружнаго рва не имѣется. Высота стѣны въ среднемъ около 5 саж., толщина же ея весьма различная; на высотѣ 14 фут. отъ земли средняя толщина составляетъ отъ 1 до 2 саж. Фланкирующихъ полукруглыхъ выступовъ въ оградѣ 116; разстоян?е между полубашнями отъ 50 до 200 шаговъ. Площадки этихъ полубашенъ образуютъ барбеты на 1–2 оруд?я, но аппарели въ настоящее время къ этимъ барбетамъ срыты. Артиллер?йской обороны Бухара не имѣетъ, хотя обладаетъ пушками, даже собственной фабрикац?и. На вопросъ, какъ слѣдуетъ брать подобный укрѣпленный городъ, полковникъ Пославск?й совѣтуетъ атаку открытою силой.

Въ Бухарѣ находятся пушечно-литейный и пороховой заводы; первый изготовляетъ мѣдныя и чугунныя оруд?я и [68] снаряды къ нимъ, а второй — порохъ, патроны и капсюли. Порохъ и оруд?я плохаго качества. Въ Бухарской цитадели находятся въ складахъ до 20 большихъ мѣдныхъ единороговъ, до 40 мѣдныхъ горныхъ оруд?й и до 15 мортиръ разнаго калибра. Всѣ эти оруд?я сложены кучами, даже безъ подкладокъ, и вообще хранятся весьма небрежно.

Афганская крѣпость Маймене{20} окружена стѣною съ брустверами и бойницами саж. въ 3 вышиною; въ крѣпости. на искусственной насыпи, построена цитадель съ двумя выходами. Двойныя стѣны цитадели имѣютъ 4 саж. высоты Редюитомъ цитадели служитъ огромная башня. Городъ когда-то имѣлъ до 25.000 жителей; нынѣ онъ едва насчитываетъ въ себѣ десятую часть прежняго населен?я. Самая крѣпость Маймене, бывшая резиденц?я особеннаго ханства Маймене, лишь въ 1874 году перешла въ руки афганцевъ. Маймене выдерживала осаду афганцевъ въ течен?е шести мѣсяцевъ, и была взята штурмомъ послѣ пробит?я въ стѣнѣ бреши, причемъ афганцы вырѣзали 18.000 защитниковъ.

Въ настоящее время Маймене считастся сильнѣйшею крѣпостью Туркестанскаго Афганистана. Она господствуетъ надъ многими мѣстечками, деревнями и угодьями. Внутренность города, однако, обстрѣливается артиллер?йскимъ огнемъ съ холмовъ, лежащихъ къ сѣверу отъ города. Послѣднее обстоятельство часто встрѣчается въ аз?ятскихъ укрѣпленныхъ городахъ.

Гератъ — ключъ Инд?и — лежитъ въ 6-ти верстахъ отъ Герируда и снабжается водою этой рѣки, фиг. 24. Окрестности Герата отличаются замѣчательнымъ плодород?емъ. Городъ окруженъ деревнями, тѣнистыми садами, виноградниками, шелковичными и хлопковыми плантац?ями{21}. Къ востоку мѣстность слегка волнистая; къ югу она имѣетъ видъ равнины, упирающейся въ пороги Сенги-Кис?и; къ сѣверо-западу отъ города лежатъ два невысокихъ холма Таллахъ-Бенди и Массола. Холмы эти отстоятъ на 250 саж. одинъ отъ другаго [69] и на 450 саж. отъ крѣпостной ограды. Съ вершины этихъ холмовъ не видна внутренность города, но можно видѣть куполъ надъ резервуаромъ съ водою. На холмѣ Талахъ-Бенди раньше стояла мечеть; теперь она срыта и на холмѣ построенъ фортъ. Крѣпость{22} имѣла форму квадрата въ окружности 2.320 саж. Она была окружена землянымъ валомъ, толщиною у основан?я 250 фут. На вершинѣ вала была построена стѣна изъ сырцоваго кирпича. Высота стѣны была, 25 фут., толщина 14 фут. На углахъ квадрата были построены баст?оны. Стѣна поддерживалась каменными контр-форсами и имѣла 150 полукруглыхъ башень. Передъ валомъ былъ вырытъ ровъ шириною 45 и глубиною 16 фут. Сады и рощи, бывш?е вблизи города, на разстоян?и пушечнаго выстрѣла срыты, и оставлено открытое пространство. Въ городъ вели 5 воротъ. Крытые ходы, въ два яруса, находились съ западной стороны, въ юго-восточномъ углу, близъ центральной площади. Западный, южный и восточный фасы до воротъ Мулькъ ремонтировались въ концѣ 80-хъ годовъ. Цитадель была построена на искусственномъ курганѣ, командующемъ крѣпостными стѣнами. Длина стѣны цитадели была около 500 шаговъ, самая же цитадель была разсчитана на одинъ батал?онъ. Стѣна была сложена изъ жженаго кирпича и окружена глубокимъ рвомъ. Почва вокругъ крѣпостныхъ стѣнъ, за исключен?емъ южной стороны, плотная, и такъ какъ вода въ ней показывается на глубинѣ отъ 1 до 1 ½ саж , то производство подземныхъ работъ представляется затруднительнымъ. (Однако въ 30-хъ годахъ настоящаго столѣт?я у стѣнъ Герата велась подземная война и была сдѣлана брешь съ помощью пороха). Съ южной стороны [70] примыкаетъ къ городу болотное пространство, трудно высыхающее даже лѣтомъ.

Въ случаѣ осады Гератъ можетъ быть обильно снабженъ водою изъ резервуара и изъ небольшаго ручья въ самомъ городѣ. Вокругъ крѣпости расположенъ городъ, занимающ?й до 4-хъ квадр. верстъ.

Передъ войною съ англичанами въ 1877 году въ Гератѣ были расположены: 11.000 чел. пѣхоты, 2.000 чел. регулярной и 4.000 иррегулярной кавалер?и, и 500 чел. артиллер?и. Въ крѣпости было собрано 61 оруд?е; изъ нихъ только небольшая часть афганскаго приготовлен?я, большинство же англ?йскаго. Между послѣдними имѣлись 8 оруд?й съ дальностью боя до 6-ти верстъ. Афганская артиллер?я въ мирное время прилежно занимается стрѣльбою въ цѣль{23}.

Въ Гератѣ имѣются пороховые и литейные заводы, и арсеналъ, гдѣ приготовляются ружья и пушки новѣйшихъ системъ. Гератская область, кромѣ регулярныхъ войскъ, можетъ выставить ополчен?е силою въ 10.000 чел. пѣхоты и 8.000 чел. кавалер?и. Афганск?я войска обучаются англ?йскими инструкторами по англ?йскимъ уставамъ.

-------

Въ Кабулѣ, столицѣ афганскаго эмира, въ настоящее время нѣтъ крѣпости собственно средне-аз?ятскаго стараго типа. Старая крѣпость Бала-Гиссаръ, съ громадными крѣ-постнымн стѣнами, командовавшими надъ цѣлымъ городомъ, покинута англичанами осеныо 1878 года, послѣ пороховыхъ взрывовъ, произведенныхъ афганцами, и разрушена по частямъ въ 1880 году; англичане въ 1878 г. перешли въ Ширъ-Пурск?й укрѣпленный лагерь, въ 3-хъ верстахъ отъ Кабула, къ сѣверу у Бемарскихъ высотъ. Еще покойный эмиръ Ширъ-Али-ханъ началъ строить Ширъ-Пуръ, въ ожидан?и войны съ Англ?ею или Росс?ею.

Въ 1878 году крѣпость не была окончена, и англичанамъ пришлось усиленно работать въ декабрѣ того же года, чтобы сомкнуть лин?ю укрѣплен?й. [71]

Къ сѣверу Ширъ-Пурск?й укрѣпленный лагерь примыкаетъ къ холму Бемару, массиву-конгломерату, вышиною въ 240 метр.; на вершинѣ этого холма построенъ цѣлый рядъ траншей и батарей, обстрѣливающихъ подступы къ лагерю; къ югу построена стѣна съ воротами, съ цѣлымъ рядомъ полукруглыхъ барбетовъ для артиллер?и; съ запада англичане построили валъ вышиною въ 17 фут. и частью сомкнули западный фасъ баррикадами; къ востоку внутренность лагеря прикрыта оборонительною казармой и фортомъ.

Генералъ Робертсъ выдержалъ со своимъ отрядомъ, въ числѣ 5.000 штыковъ и сабель, и 30 оруд?й, въ этомъ укрѣпленномъ лагерѣ девяти-дневную осаду тридцати-тысячнымъ афганскимъ отрядомъ.

Въ настоящее время Ширъ-Пурск?й укрѣпленный лагерь не имѣетъ большаго значен?я, такъ какъ онъ окруженъ командующими высотами, съ которыхъ атакующ?й одною только полевою артиллер?ей можетъ совершенно разгромить внутренность лагеря. Но за то эти самыя высоты, окружающ?я Ширъ-Пурск?й лагерь съ юга, запада и сѣвера, представляютъ собою одну изъ самыхъ крѣпкихъ и важныхъ военныхъ позиц?й, которой афганцы едва-ли воспользоваться упустятъ случай. Для занят?я этой позиц?и требуется, по мнѣн?ю Л. Н. Соболева, отрядъ въ 3.000 чел.

Произведены ли около Кабула новыя фортификац?онныя работы — намъ неизвѣстно, но англ?йск?е инженеры врядъ-ли тамъ работали, такъ какъ Кабульск?я укрѣплен?я при случаѣ могутъ быть опасными самимъ англичанамъ.

-------

Какъ въ сѣверо-западномъ Афганистанѣ вѣчнымъ яблокомъ раздора слулсила крѣпость Гератъ, такъ въ юго-западномъ — крѣпость Кандагаръ. Нѣкогда это былъ большой городъ съ 60.000 жителей, но постоянныя войны и переходъ города изъ рукъ въ руки превратили его въ груду развалинъ. Въ Кандагарѣ существуегь пословица, что пустыня, окружающая область съ запада и юга, лучшая защитница отъ вражескаго нашеств?я, но, не смотря на это, городъ окруженъ [72] стѣною со рвомъ и укрѣпленъ 54 башнями. Цитадель находится въ сѣверной части города; она сильно разрушена временемъ и безчисленными осадами. Какъ большинство афганскихъ укрѣпленныхъ пунктовъ, крѣпость имѣетъ видъ четыреугольника. Въ каждомъ фасѣ расположены ворота. Въ концѣ 1841 года и въ началѣ 1842 г., послѣ страшнаго возстан?я афганцевъ въ Кабулѣ и бѣдственнаго отступлен?я англичанъ изъ Афганистана, отрядъ англичанъ выдержалъ продолжительную осаду афганцевъ въ Кандагарѣ. Въ 1874 году часть городскихъ стѣнъ обрушилась. О размѣрахъ стѣнъ можно судить по тому факту, что развалинами ихъ были разбиты около 400 домовъ и погребено много народу. Въ 1880 году, послѣ полнаго поражен?я арм?и англ?йскаго генерала Бурроуза афганскимъ сердаремъ Еюбъ-ханомъ подъ Майвандомъ, остатки англ?йскаго отряда и 2.000-й отрядъ генерала Примроза спаслись отъ окончательнаго уничтожен?я въ цитадель Кандагара, гдѣ удержались, и этимъ получили возможность имѣть рѣшающее вл?ян?е на дальнѣйш?й ходъ событ?й. Какъ уже было сказано выше, въ новѣйшее время въ Кандагарѣ производятся больш?я работы.

---------

Въ заключен?е скажемъ нѣсколько словъ о двухъ интересныхъ эпизодахъ изъ военной истор?и Газни. Въ старое время это была одна изъ сильнѣйшихъ крѣпостей Средней Аз?и. Она лежитъ, весьма живописно, на высокой скалѣ на 7.730 фут. надъ уровнемъ моря. на пути между Кандагаромъ и Кабуломъ.

Въ 1838 году англ?йск?й отрядъ двигался изъ Кандагара въ Газни, и преслѣдуеыый скопищами афганцевъ, думалъ найти убѣжище за стѣнами города. Только подойдя къ самой крѣпости, англичане узнали, что она уже занята афганцами, которые готовились къ упорной оборонѣ. Положен?е англичанъ было критическое: изъ крѣпости ихъ встрѣтили оруд?йнымъ огнемъ, а въ тылъ ихъ атаковалъ 5.000-й не-пр?ятельск?й отрядъ. Всѣ осадныя оруд?я были ими брошены на дорогѣ. Крѣпость Газни была окружена высокою стѣной [73] и водянымъ рвомъ, и надъ всѣми крѣпостными верками командовала сильно укрѣпленная цитадель. Видя неминуемую гибель отряда, начальникъ его рѣшился тогда на слѣдующ?й маневръ: атаковавъ со всѣмъ отрядомъ крѣпость съ юга, ночью 23-го ?юля, онъ выдѣлилъ 4 роты пѣхоты и команду саперъ съ порохомъ для обхода крѣпости и взорван?я крѣпостныхъ воротъ съ сѣвера, со стороны дороги въ Кабулъ. Саперы незамѣтно подошли къ воротамъ, положили 3 центнера пороха и взорвали ихъ, а четыре роты пѣхоты заняли брешь. Послѣ отчаянной борьбы на улицахъ городъ оказался въ рукахъ англичанъ.

Паден?е крѣпости имѣло огромное значен?е въ глазахъ афганцевъ, которые считали городъ неприступнымъ. Послѣ паден?я Газни англичанамъ отворились ворота столицы Кабула. Уже весною слѣдующаго года въ томъ же Газни англичанамъ пришлось выдержать осаду афганцевъ. Англ?йск?й отрядъ, около 1.000 чел., большею частью сипаевъ, былъ осажденъ въ Газни 20.000-ю толпой афганцевъ. Не смотря на холодъ, голодъ и постоянныя нападен?я, ничтожный гарнизонъ держался три мѣсяца и только по истощен?и всѣхъ съѣстныхъ прппасовъ долженъ былъ сдаться. Афганцы обѣщали англичанамъ безпрепятственное отступлен?е съ оруж?емъ и обозомъ, но лишь только защитники вышли изъ крѣпости, афганцы бросились на нихъ и уничтожили ихъ.

Въ 1841 году англичане опять взяли Газни и совершенно разрушили городск?я стѣны. Но въ новѣйшее время стѣны возстановлены и цитадель вновь укрѣплена.

Многочисленные факты изъ нашихъ и англ?йскихъ войнъ съ туземцами указываютъ на то, что крѣпости окруженныя глинобитными стѣнами сравнительно легко берутся европейскими войсками, но тѣ же крѣпости даютъ надежное убѣжище европейскимъ войскамъ противъ многочисленныхъ скопищъ туземныхъ войскъ.

Чтобы отчетливѣе выяснить читателю значен?е крѣпостей стараго средне-аз?ятскаго типа съ глинобитными стѣнами, поставимъ слѣдующ?й вопросъ: могъ ли бы нашъ славный Самаркандск?й отрядъ устоять семь дней противъ натиска [74] страшнаго своею многочисленностью врага, если бы онъ находился не за стѣнами старой Самаркандской крѣпости, а за валами укрѣплен?я временной профили, и легче ли далась бы намъ осада текинской крѣпости Денгиль-Тепе, если бы туркмены насъ встрѣтили не на стѣнахъ своей глинобитной крѣпости, а за брустверами временнаго укрѣплен?я. Полагаемъ, что отвѣты будутъ не въ пользу нашихъ земляныхъ брустверовъ.

Правда, идея наилучшаго маскирован?я крѣпостныхъ верковъ въ туземныхъ крѣпостяхъ Средней Аз?и совершенно отсутствуетъ и не скоро она привьется. Современному военному, воспитанному на принципѣ безусловной необходимости прятать свои бруствера по возможности въ глубь земли, так?я крѣпости покажутся дикими и совершенно ничтожными, но нельзя умолчать о томъ, что эти дрянныя крѣпости три раза оказались для насъ неприступными, не смотря на то, что въ нашихъ отрядахъ имѣлась полевая артиллер?я.

Въ 1851 году полковникъ Бларамбергъ съ отрядомъ въ 470 чел., при 5 оруд?яхъ, атаковалъ Акъ-Мечеть, въ которомъ сидѣло всего 50 кокандскихъ воиновъ и 150 купцовъ бухарскихъ, и не будучи въ состоян?и взобраться на стѣну безъ штурмовыхъ лѣстницъ, долженъ былъ отступить, потерявъ 20 человѣкъ убитыми и 52 ранеными.

Нѣчто подобное случилось, какъ мы видѣли, въ 1864 г. подъ Ташкентомъ и въ 1879 г. подъ Денгиль-Тепе, гдѣ 3.000-й отрядъ при 12-ти оруд?яхъ генералъ-ма?ора Ломакина, атаковавъ крѣпость и будучи отбитъ, потерялъ 185 убитыми и 268 ранеными.

Каждая подобная неудача имѣетъ въ Аз?и огромное значен?е, такъ какъ вызываетъ новый походъ съ новою потерей людей и денегъ.

Если бы штурмъ Денгиль-Тепе въ 1879 году увѣнчался успѣхомъ, то не было бы надобности въ экспедиц?и Скобелева въ 1880 году, не потребовалось бы вновь жертвовать сотнями человѣческихъ жизней и десятками милл?оновъ рублей для покорен?я воспрянувшаго духомъ, послѣ нашей неудачи, населен?я Ахалъ-Текинскаго оазиса. [75]

Мы не намѣрены преувеличивать значен?е первобытныхъ аз?ятскихъ крѣпостей, но и не безъ умысла представили вниман?ю читателя табличку, изъ которой читатель увидитъ незначительность нашихъ потерь при бывшихъ осадахъ и штурмахъ. Да, онѣ неважны, эти крѣпости, но и ими овладѣть можно только внимательно изучая ихъ свойства и дѣлая имъ правильную оцѣнку.

Разъяснивъ, по мѣрѣ нашихъ силъ, характерныя особенности средне-аз?ятской крѣпости и способовъ овладѣн?я ими, перейдемъ теперь къ разсмотрѣн?ю вопроса о гарнизонахъ крѣпостей сосѣднихъ намъ странъ. Въ этомъ отношен?и историческ?й матер?алъ, собранный въ нашей статьѣ, только немного поможетъ намъ выяснить услов?я крѣпостной войны въ будущемъ въ Средней Аз?и.

Уже пр?емы текинцевъ при оборонѣ Денгиль-Тепе значительно отличаются отъ пр?емовъ бухарцевъ и кокандцевъ при оборонѣ Ташкента, Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака. Тогда какъ послѣдн?е рѣдко рѣшались на вылазки, были очень плохо вооружены и способны только къ пассивной оборонѣ, первые насъ безпокоили постоянно и затянули осаду на цѣлыхъ три недѣли. У бухарцевъ и кокандцевъ существовало регулярное войско; у текинцевъ же всяк?й мужчина былъ воинъ, закаленный въ набѣгахъ и грабежахъ на персидской границѣ.

Сосѣдн?я намъ области имѣютъ войска болѣе или менѣе регулярныя, хотя весьма различнаго качества. У китайцевъ еще въ восьмидесятыхъ годахъ часть гарнизоновъ въ пограничныхъ крѣпостяхъ была вооружена луками и стрѣлами. Но вслѣдств?е осложнен?й, вызванныхъ Памирскимъ вопросомъ, китайск?я войска на границѣ нашихъ восточныхъ окраинъ Средней Аз?и усиленно обучаются, для каковой цѣли китайское правительство послало въ провинц?и Ганьсу-Син-цзянь, Или и Тарбагатай инструкторовъ, 15.000 магазинныхъ ружей, 30 полевыхъ, 28 горныхъ оруд?й и 18 пушекъ Норденфельда. Что изъ этого обучен?я выйдетъ, конечно предсказать трудно, но во всякомъ случаѣ гарнизоны [76] крѣностей въ западномъ Китаѣ теперь уже не тѣ, что были во время Кульджинскаго похода.

Въ Бухарѣ существуетъ постоянная «арм?я». Какъ она, такъ и милиц?я, пополняются исключительно вербовкой охотниковъ, почему въ строю можно встрѣтить мальчиковъ 10–12 лѣтъ и стариковъ 70-ти лѣтняго возраста. Арм?я состоитъ изъ 12-ти линейныхъ батал?оновъ (сарбазовъ), одной гвардейской роты пѣхоты, 2-хъ крѣпостныхъ артиллер?йскихъ ротъ и нѣсколькихъ тысячъ (2.070) конной милиц?и. Вооружена пѣхота отчасти нарѣзными ударными ружьями, частью малокалиберными ружьями Бердана, частью кремневыми и фитильными. Милиц?я въ военное время можетъ быть увеличена до 40.000 чел. Бухарская артиллер?я обучается только пр?емамъ при оруд?яхъ и запряжкѣ, стрѣльба же не только боевая, но даже холостыми зарядами давно уже не производиласъ. Инженерныхъ войскъ не имѣется, шанцеваго инструмента не полагается. Вотъ какъ описываетъ полковникъ Пославск?й, въ своемъ сочииен?и «Бухара», бухарск?я войска: «они обучаются кое-какимъ воинскимъ артикуламъ на гладкомъ учебномъ плацу, съ палками у «эсауловъ» вмѣсто учебныхъ пособ?й, и являются, какъ по составу, такъ и по своему внѣшнему виду, учрежден?емъ смѣхотворнымъ для всякаго посторонняго наблюдателя», и дальше: «нѣтъ въ этомъ войскѣ офицеровъ, хотя есть офицерск?е мундиры съ разрозненными русскими эполетами; нѣтъ въ немъ военнаго воспитан?я и дисциплины, нѣтъ никакихъ предан?й, потому что эта пѣхота учреждена лишь около 25-ти лѣтъ тому назадъ, отцомъ нынѣшняго эыира, когда тотъ испыталъ на себѣ удары нашихъ славныхъ Туркестанскихъ батал?оновъ».

Подобную же картину представляютъ войска персидскаго шаха, только въ болѣе крупныхъ размѣрахъ.

Персидская арм?я, по спискамъ, считается численностью въ 103.428 чел., но на лицо изъ нихъ только 58.021 чел.; въ числѣ послѣднихъ 3.947 артиллеристовъ и 30 чел. инженерныхъ войскъ.

25 лѣтъ тому назадъ, въ единственной саперной ротѣ спец?альныя занят?я велись очень основательно однимъ [77] французскимъ инженеромъ, но съ его отъѣздомъ эти занят?я совершенно прекратились. Пѣхота вооружена частью скоро-стрѣльными ружьями разныхъ систеыъ (75.000), частью старыми ружьями, заряжающимися съ дула; она сводится въ 81 батал?онъ, изъ коихъ 34 батал?она находится въ отпуску, а на службѣ 47 (въ 1893 году). Въ каждомъ батал?онѣ на лицо отъ 600 до 700 чел. (батал?оны 8-ми — 10-ми ротнаго состава).

Въ Перс?и имѣются 3 арсенала: въ Тегеранѣ, Исфагани и Тавризѣ, и одинъ пороховой заводъ. Оруд?я, отлитыя въ Тегеранскомъ арсеналѣ, очень низкаго качества. Имѣется всего 122 оруд?я нарѣзныхъ, заряжаемыхъ съ казны (изъ нихъ 3 крупповскихъ и 8 митральезъ), и 957 заряжаемыхъ съ дула (изъ нихъ 160 мѣдныхъ нарѣзныхъ). Изъ всего же запаса оруд?й только 160 вполнѣ годны для дѣйств?я въ полѣ и имѣютъ лафеты. Для вооружен?я крѣпостныхъ верковъ (Тегерана, Фере, фортъ Пахура, Кирмана и друг.), а также для формирован?я осадныхъ парковъ, могутъ служить имѣющ?яся въ арсеналахъ гладк?я оруд?я отъ 14-ти до 40-ка фунт. калибра. Въ мирное время оруд?я хранятся въ складахъ; лошадей держатъ въ табунахъ. Постоянную организац?ю получили только 1 конная полубатарея и 3 пѣшихъ батареи въ Исфагани.

Тогда какъ въ Бухарѣ и отчасти въ Перс?и войска наемныя, въ Афганистанѣ всяк?й подданный афганскаго эмира подлежитъ военной службѣ. Исключен?е дѣлается только для узбековъ, которые признаются неспособными къ военному дѣлу. Постоянныя войска въ Афганистанѣ пополняются посредствомъ рекрутскаго набора. Пѣхота, вооруженная нарѣзными ружьями, заряжаемыми съ казенной части, различныхъ системъ, дѣлится на гвардейскую (парадере) и армейскую (джезальчи). Она состоитъ изъ 41 пѣхотнаго батал?она численностью отъ 780 до 600 чел. въ каждомъ.

Въ 1891 году въ вышеупомянутыхъ афганскихъ крѣпостяхъ состояли слѣдующ?е гарнизоны: въ Маймене — 1.800 чел. пѣхоты, 400 кавалер?и и 12 оруд?й; въ Гератѣ — 4.800 чел. пѣхоты, 1.200 кавалер?и и 70 оруд?й (изъ нихъ 40 [78] англ?йскихъ); въ Кабулѣ — 7.800 чел. пѣхоты, 1.800 кавалер?и и 120 оруд?й (изъ нихъ 27 англ?йскихъ); въ Кандагарѣ — 1.000 чел. пѣхоты, 800 кавалер?и и 18 оруд?й; въ Газни — 660 чел. пѣхоты и 6 оруд?й.

Регулярныхъ войскъ въ Афганистанѣ считается: пѣхоты 27.000, кавалер?и 6.000, артиллер?и 4.000; ополчен?я: пѣхоты 60.000 и кавалер?и 80.000. Въ войскахъ ежедневно производится ученье; основательно проходятъ курсъ стрѣльбы въ цѣль и строго поддерживается дисциплина. Обучаются войска по англ?йскимъ уставамъ, переведеннымъ на афганск?й языкъ. Въ войскахъ служатъ много англичанъ (особенно въ артиллер?и).

Афганцы считались у насъ весьма храбрымъ народомъ, хотя поражен?е, потерпѣнное ими въ 1885 году, не говоритъ въ пользу высокихъ боевыхъ качествъ афганской арм?и. Опытъ послѣднихъ войнъ европейцевъ съ полудикими народами показываетъ, что при оцѣнкѣ боевыхъ качествъ послѣднихъ надо быть весьма осмотрительнымъ. Мы же въ Средней Аз?и всегда должны имѣть въ виду, что у нашихъ сосѣдей всегда найдутся порядочныя ружья, пушки и инструкторы, присланные имъ изъ Европы. Одна, несомнѣнно, общая черта замѣчается у всѣхъ народовъ Средней Аз?и: стремлен?е встрѣтить противника по возможности подъ прикрыт?емъ стѣнъ крѣпостей или городовъ. Для насъ особенно важно одно: чѣмъ обученнѣе, храбрѣе и дисциплинированнѣе средне-аз?ятск?й воинъ, тѣмъ онъ лучше съумѣетъ воспользоваться и примѣниться къ крѣпости или укрѣпленному городу Средней Аз?и.

Примечания