Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Глава V.

Воздушно-десантные операции 1945 г.

В 1945 г. были проведены последние крупные воздушно-десантные операции второй мировой войны. Они были не только последними, но и наиболее совершенными по своей организации. Эволюционное развитие, отдельными этапами которого были о. Сицилия, Италия, Нормандия и Голландия, завершилось. Воздушно-десантные операции стали действительно операциями в полном смысле этого слова. Операция на острове Коррегидор - рискованное предприятие, смело задуманное и блестяще выполненное, - могла быть проведена исключительно воздушно-десантными войсками. Форсирование р. Рейн 18-м американским корпусом с использованием 1500 транспортных самолетов и 1300 планеров было с точки зрения технического выполнения отличным образцом воздушно-десантной операции. И наконец, высадка в Японии 11-й воздушно-десантной дивизии уже ясно заключала в себе черты действий будущего.

Остров Коррегидор

Некоторые воздушно-десантные операции увенчались успехом благодаря тому, что командиры строго придерживались установленных принципов. Другие операции провалились, несмотря на точное соблюдение этих же принципов. Однако единственной в своем роде является операция, которая увенчалась успехом сверх всяких ожиданий, несмотря на явное отступление от всяких принципов. Такой операцией была выброска воздушного десанта на остров Коррегидор в феврале 1945 г.

Остров Коррегидор - это ключ к Манильскому заливу. Расположенный в середине узкого пролива, ведущего в залив, он прикрывает вход в удобную гавань. Тот, кто хочет обладать гаванью, должен сначала овладеть этим островом - внушительной и неприступной на вид крепостью, охраняющей гавань. Остров Коррегидор представляет собой огромную, господствующую над входом в залив скалу высотой более 150 м. Ширина острова 2250 м, а длина, не считая узкой косы, придающей острову; очертания головастика, лишь немногим более чем в два раза превышает ширину.

В мае 1898 г. «белый» флот адмирала Дьюи захватил остров, и с тех пор он оставался под нашим протекторатом вплоть до «черного дня» в истории Америки, 6 мая 1942 г., когда генерал Уэйнрайт вынужден был капитулировать и сдать остров японцам. Изрытый туннелями и скрытыми орудийными позициями, опутанный проволокой и заминированный, остров представлял собой грозную крепость, хорошо снабженную продовольствием и боеприпасами.

В 1945 г. оборонявшие остров японцы не имели никаких сомнений относительно намерений приближавшихся к ним американцев. Американские сухопутные войска, высадившиеся 20 января в заливе Лингайен и 31 января у Насугбу, двигались к Маниле уже в течение двух недель. В начале февраля захват города стал вопросом нескольких дней, и командующий 6-й армией генерал Вальтер Крюгер решил, что необходимым условием дальнейших успешных действий против Японии является быстрый захват порта.

Выполнение этой задачи можно было возложить на 503-ю парашютную полковую боевую группу численностью в 3000 человек под командованием полковника Джонса, так как 11-я воздушно-десантная дивизия, находившаяся в это время на том же театре военных действий, была занята очисткой от японцев территории южнее Манилы. 503-я парашютная полковая боевая группа вполне подходила для выполнения этой задачи, так как уже имела на своем счету две боевые выброски и, кроме того, провела несколько наземных боев. 317-я транспортно-десантная авиационная группа в составе 56 самолетов С-47 под командованием подполковника Лаки имела уже опыт полетов в районе Филиппин. Как 503-я парашютная полковая боевая группа, так и 317-я транспортно-десантная авиационная группа располагались в Миндоро, в пределах досягаемости до Коррегидора.

Вопрос о выброске воздушно-десантных войск на остров был решен в начале февраля, когда полковник Джонс был вызван в штаб 6-й армии. Там ему сообщили, что операцию по выброске воздушного десанта и одновременной высадке морского десанта намечалось произвести примерно через десять дней, и спросили его мнение о возможности использования для этой цели 503-й парашютной полковой боевой группы. Затем штаб приступил к тщательному изучению воздушно-десантной стороны операции. Согласно подсчетам, на острове могло находиться приблизительно от 800 до 6000 японцев. Зенитная оборона острова считалась слабой. Полагали, что огонь зенитной артиллерии и стрелкового оружия можно будет подавить еще до выброски парашютистов. Ввиду того что обороняющиеся как будто не предпринимали никаких специальных противодесантных мер, [115] казалось вполне возможным произвести выброску десанта дневное время.

Удобных районов выброски на острове Коррегидор не было. На плоской косе острова имелась только одна, построенная еще американцами очень узкая взлетно-посадочная полоса длиной около 270 м. Высадка десанта на этой полосе могла ничего не дать, так как главные позиции японцев располагались высоко на скалах, господствовавших над взлетно-посадочной полосой.

На возвышенной части острова была одна небольшая площадка размером 270x135 м, служившая до прихода японцев полем для игры в гольф. Эта площадка была изрыта воронками от бомб и завалена различным хламом. К западу от нее находился участок, использовавшийся некогда в качестве учебного плаца. Размеры этого участка едва составляли 225x135 м. И все же эти площадки представляли единственные, более или менее подходящие районы для выброски десанта на остров.

Над островом преобладали ветры со скоростью 24-40 км/час, а спуск с парашютом с минимально допустимой для прыжка высоты 120 м требовал 20-25 секунд. В этих условиях было очевидно, что приземление парашютистов сопряжено с большим риском и прыгать нужно вне пределов намеченного района в расчете на снос ветром. Если считать скорость полета самолетов 176 - 192 км/час и необходимость выброски с каждого самолета по крайней мере шести человек, задача выброски войск на такие маленькие участки еще более усложнялась.

План полета и выброски был крайне прост и в то же время необычен. Вся боевая группа делилась на три эшелона, каждый из которых состоял из батальона пехоты и артиллерийской батареи плюс вспомогательные отряды. Первый эшелон, размещавшийся на 51 самолете С-47, должен был прибыть к цели в 8 ч. 30 м. в день десантирования; второй эшелон, приблизительно такой же по численности, - в полдень того же дня и, наконец, третий - в 8 ч. 30 м. на второй день. За третьим эшелоном должны были следовать еще 20 самолетов С-47 с предметами снабжения.

На подходе к району выброски самолеты каждого эшелона должны были построиться в две кильватерные колонны и направиться каждая в свою зону выброски. Находящийся над ними самолет управления должен был по радио давать указания пилотам и старшим парашютных команд. При заходе на цель каждый самолет должен был сбросить по 6 парашютистов. Один за другим самолеты колонн должны были проходить над районом выброски, разворачиваясь вправо (для правой колонны) и влево (для левой колонны) до тех пор, пока не будут сброшены все парашютисты и их вооружение.

Операция обещала быть интересной. Штаб торопился о разработкой деталей плана и подготовкой войск. Воздушная разведка представила фотоснимки местности в районе действий как в плане, так и в перспективе, и с этими снимками были ознакомлены все участники. Начиная с 12 февраля все командиры батальонов и рот регулярно изучали район десантирования непосредственно с воздуха, летая на бомбардировщиках. Весь личный состав получил возможность ознакомиться с макетом острова. Были опрошены все более или менее знакомые с островом, так что не было упущено ни одной возможности получения исчерпывающей информации. Были тщательно подготовлены и проверены все индивидуальные грузы парашютистов и грузы подразделений. В качестве индивидуального груза каждый парашютист должен был иметь при себе запас продовольствия на четыре дня, две фляги воды, личное оружие и основной комплект боеприпасов. Кроме этого, многие должны были прыгать, имея при себе автоматическую винтовку Браунинга или отдельные части миномета и пулемета. Эта практика несколько отличалась от практики, принятой на Европейском театре военных действий. Там групповое оружие обычно сбрасывалось в контейнерах, солдаты брали с собой как можно больше противотанковых мин. На Коррегидоре никто не думал о танках, так как считалось, что на острове их нет.

Одновременно с подготовкой войск к предстоящей операций производилась подготовка плацдарма на острове Коррегидор. Корабли и авиация усиленно обстреливали остров в надежде причинить как можно больше разрушений оборонительным сооружениям и уничтожить как можно больше живой силы противника. Наконец было объявлено, что выброска десанта назначается на 16 февраля.

Вначале все складывалось благоприятно. В 7 ч. 15 м. полностью загруженные самолеты взлетели с аэродрома в Миндоро и легли на курс. Через 1 ч. 15 м. полета, точно по расписанию, была произведена первая выброска десанта. Застигнутые врасплох японцы оказали лишь слабое сопротивление, и положение продолжало оставаться таким же до тех пор, пока в 9 ч. 30 м. не приземлился последний парашютист первого эшелона. Несмотря на то, что от общего числа получивших повреждения при выброске 75% пришлось на долю первого эшелона, он не потерял своей тактической целостности. Через четыре часа после приземления первого эшелона начал выброску второй эшелон. Он тоже закончил десантирование согласно плану. Таким образом, к наступлению темноты в первый день десантирования 503-я парашютная полковая боевая группа без одного батальона и артиллерийской батареи была выброшена и выполнила свою задачу.

Потери при выброске были большими - 10,7% от всех сил. Они явились результатом главным образом повреждений при приземлении на неровную местность, на строения и т. п. Однако [117] этот процент окажется не столь ужасающим, если принять во внимание, что по предварительным расчетам, сделанным до начала операции, считали, что вероятные потери могут составить до 20%. При выброске парашютного десанта в тылу противника всегда следует ожидать некоторых потерь от огня стрелкового оружия, в особенности при выброске, как это было на острове Коррегидор, прямо на подготовленные оборонительные сооружения противника.

Так как силы, выброшенные в первый день десантирования, могли справиться с выполнением своей первоочередной задачи без подкреплений, командир полка решил осуществить доставку последнего эшелона морем, чтобы избежать бесцельных потерь при приземлении. Последний эшелон присоединился к парашютным эшелонам в 11 часов 18 февраля, т. е. на второй день десантирования.

Силы, переброшенные на остров в первый день, быстро очистили от противника весь район десантирования. К 11 часам они смогли уже оказать поддержку огнем из 12,7-мм станковых пулеметов и 75-мм орудий высаживавшемуся морскому десанту.

Высадка морского десанта началась в 10 ч. 30 м. Уже через 30 минут после высадки войска хорошо закрепились на вершине холма Малинта (рис. 23). После прибытия во второй половине дня десантирования второго эшелона войска перешли в наступление и захватили старые американские позиции автоматических зенитных орудий, находившиеся на расстоянии примерно 450 м к северу от южного дока. Это дало возможность парашютистам контролировать дороги от этого дока до вершины и, следовательно, соединиться с силами, высаживавшимися с моря, - обычно это наиболее критическая фаза при проведении любой воздушно-десантной операции.

Оборона японцев

Было очень интересно знать, какие меры пытались предпринять японцы с целью помешать десантированию. К сожалению, исчерпывающих сведений получить не удалось, хотя пленные дали некоторые показания, позволяющие судить в некоторой степени о поведении командира гарнизона острова Коррегидор. Гарнизоном командовал капитан японского военно-морского флота Идзин Итагаки, в распоряжении которого было около 6000 отборных солдат. Бездействие и неподвижное сидение в туннелях и пещерах острова Коррегидор, очевидно, сказались на его психике и вызывали у него дурные предчувствия. Захваченные в плен офицеры его штаба показали, что капитан Итагаки имел указание от Ямасито позаботиться о создании на острове оборонительных сооружений против воздушного десанта. В соответствии с этим указанием Итагаки произвел разведку острова, но пришел к убеждению, что воздушного десанта на острове быть не может, так как на нем нет подходящих мест для выброски или высадки воздушно-десантных войск. На всякий случай, чтобы оградить себя от ответственности, он сильно заминировал взлетно-посадочную полосу на южной оконечности острова и так разместил врытые в землю орудия, чтобы держать полосу под огнем. Таким образом подготовившись, гарнизон ждал нападения на остров с моря в полной уверенности, что его легко будет отбить. Итагаки в сущности совершил такую же тактическую ошибку, какую допускали многие командиры союзников в первые дни войны. Он построил план обороны, исходя из предположения, что нападающий не предпримет таких-то действий, не будет атаковать там-то, просто потому, что проведение таких действий представляло бы для него колоссальные трудности.

Жизнь капитана Итагаки оборвалась утром в первый же день десантирования. В момент выброски воздушного десанта он решил лично произвести разведку за пределами своего наблюдательного пункта и был убит группой парашютистов, которых ветер отнес за скалы. Сопровождавший его ординарец был взят в плен. Интересно отметить, что аналогичная судьба постигла командира одной немецкой дивизии во время воздушно-десантной операции в Нормандии. Он точно так же, как Итагаки, решил лично вести наблюдение за выброской воздушного [119] десанта и был убит парашютистами. В этом отношении исторический интерес представляет и то, что в ночь на 7 декабря, когда японские парашютисты атаковали американскую воздушную базу в Сан-Пабло (о. Лейте), случилось так, что штаб американской 11-й воздушно-десантной дивизии находился в центре атакованного района. Командир дивизии генерал-майор Джозеф Суинг сначала вышел из своего командного пункта, но после разговора с начальником штаба решил, что разумнее будет оставаться на КП до тех пор, пока обстановка не изменится к лучшему. И хорошо сделал: этой ночью наши воздушно-десантные войска понесли большие потери не только от противника, но и от своих войск, находившихся в этом районе. Вывод из этого можно сделать такой: место командира обороняющихся войск во время высадки воздушного десанта противника должно быть там, где находятся его средства связи и откуда он может управлять боем. Для него нет никакой необходимости самому участвовать в рукопашном бою до тех пор, пока не будет атакован его командный пункт.

Необычная операция

Воздушно-десантная операция на острове Коррегидор была несколько необычной ввиду того, что десантирование производилось прямо на голову противника, районы выброски совершенно не соответствовали своему назначению и выброска батальонов продолжалась более часа вместо обычных нескольких минут. Тем не менее в некоторых отношениях эта операция оказалась более удачной, чем любая другая воздушно-десантная операция периода второй мировой войны. Операция на острове Коррегидор показала, что в тактике воздушно-десантных действий не может быть шаблона. Рабская приверженность к шаблонам может в конце концов привести только к поражению. Тактика наступления должна подчиняться здравому смыслу и приспосабливаться к особенностям обороны. Чем более необычную форму приобретает наступление, тем лучше. В будущем, когда боевые действия станут в первую очередь характеризоваться широким использованием разрушительных управляемых снарядов и атомных бомбардировщиков, с логически вытекающим из этого рассредоточением войск, перед нами встанет много новых, еще неизвестных до сих пор тактических проблем. Каждая из этих проблем потребует особого решения, но обязательно с учетом всего ранее приобретенного опыта.

Форсирование реки Рейн

Воздушно-десантная операция по форсированию американским 18-м воздушно-десантным корпусом р. Рейн, известная под кодовым названием «Вэрсити», была наиболее сложной в [120] последней войне массированной переброской воздушно-десантных войск.

При проведении этой операции были использованы тысячи поддерживающих самолетов, пять крыльев транспортно-десантной авиации и большинство аэродромов Англии, Бельгии и северной Франции. На ее кульминационном этапе свыше 5000 истребителей и 3000 бомбардировщиков оказывали поддержку 1595 транспортным самолетам и 1347 планерам.

Вся операция была спланирована 1-й воздушно-десантной армией союзников под командованием генерал-лейтенанта Л. Бреретона, у которого начальником штаба был генерал-майор Паркс. Выброска парашютных и высадка планерных войск осуществлялись под руководством командира 18-го американского воздушно-десантного корпуса генерал-майора М. Риджуэя.

В состав корпуса входили две воздушно-десантные дивизии: 6-я английская (командир генерал-майор И. Боле) и 17-я американская (командир генерал-майор У. Майли), отличившаяся в битве за Арденский выступ. Переброска корпуса обеспечивалась 9-м транспортно-десантным авиационным командованием (командующий генерал-майор П. Вильямс).

Весна 1945 г. ознаменовалась активными боевыми действиями в долине р. Рейн. Перемолов все силы, которые немецкое командование смогло выделить для зимнего наступления 1944/45 г., войска союзников снова перешли в наступление. Переправившись через р. Рур, они продолжали стремительно продвигаться на восток и, наконец, вышли к берегам Рейна. Это было началом подготавливавшегося окончательного удара в самое сердце Германии.

На северном фланге наступающих войск форсирование Рейна должно было произойти на участке фронта, занимаемом 21-й группой армий под командованием фельдмаршала Монтгомери. Операция была поручена 2-й английской армия (командующий генерал-лейтенант М. Демпси).

Для выполнения поставленной задачи в помощь 2-й армии был придан 18-й американский воздушно-десантный корпус, состоявший из двух воздушно-десантных дивизий. Форсировать реку было решено несколько севернее Везеля (см. рис. 12). Предварительный приказ командиру корпуса генерал-майору Риджуэю был отдан 9 февраля. День десантирования был ориентировочно назначен на 24 марта. 18-й воздушно-десантный корпус имел задачу захватить путем выброски и высадки воздушно-десантных войск важные в тактическом отношении участки местности и тем нарушить оборону противника на линии р. Рейн в районе Везеля; быстро расширить плацдарм, захваченный форсировавшими Рейн английскими наземными войсками, и обеспечить проведение дальнейших наступательных действий 2-й армии. [121]

Было решено, что воздушно-десантные войска произведут десантирование вблизи от оборонительных сооружений немцев или прямо на них и блокируют переправы через реку. Требовалось захватить мосты и тактически важную местность на глубину от 8 до 16 км от реки и удерживать их до подхода наземных войск.

Противник находился в несколько более благоприятном положении, чем некоторое время назад. Две немецкие дивизии, 7-я парашютная и 84-я пехотная, обороняли район, где должна была переправляться 2-я армия. Обе дивизии до этого понесли большие потери, но имели время для пополнения после недавнего отхода за Рейн. В дивизиях были приняты специальные меры предосторожности против возможной выброски (высадки) воздушного десанта: артиллеристы все время находились на своих позициях отборные специально сформированные противодесантные части занимали все вероятные районы выброски и высадки.

Таково было положение у противника в тот момент, когда заканчивалась разработка плана действий 18-го корпуса. Командующие 21-й группой армий и 1-й союзной воздушно-десантной армией приняли ряд решений, в которых была ясно изложена вся суть предстоящей операции. Они сводились к следующему :

Высадка воздушно-десантных войск должна быть произведена непосредственно вслед за началом наступления сухопутных войск, форсирующих реку в ночь на 24 марта. Десантирование должно быть проведено утром 24 марта.

Районы десантирования должны находиться в пределах досягаемости огня артиллерии среднего калибра, имеющейся в распоряжении 2-й армии.

Все воздушно-десантные силы должны быть переброшены одновременно. Постепенное накопление сил в районе десантирования, как это было при проведении Нормандской и Голландской операций, не допускается.

Переброска предметов снабжения должна быть произведена через несколько часов после выброски первого эшелона (в действительности предметы снабжения были доставлены через 6 часов после выброски 1-го эшелона). Десантирование войск должно производиться непосредственно на объекты или вблизи от них.

Планирование в 18-м корпусе успешно продвигалось вперед. В окончательном варианте план предусматривал десантирование двух дивизий на одной линии, причем 17-я дивизия десантировалась на правом фланге. В общем, согласно плану, войска должны были захватить рощи и высоты в 5 - 8 км к востоку от Рейна, а также мосты через р. Иосель, затем изолировать Везель и установить связь с американской 9-й армией, после чего быть готовыми для продвижения на восток. Ожидалось, что воздушно-десантные дивизии будут выведены из боя на седьмой день операции.

Планирование в дивизиях шло параллельно с планированием в корпусе. Все подразделения были хорошо проинструктированы и готовы к действиям с наступлением темноты 23 марта.

Транспортные самолеты размещались на 11 аэродромах в Англии и на 15 аэродромах во Франции. Планы полета составлялись, исходя из точного расчета времени. Со своих аэродромов эскадрильи направлялись в районы обора авиакрыльев, а оттуда на исходный пункт в Вавре (Бельгия). Для проведения операции были созданы три отдельные колонны транспортных самолетов. Насколько трудной была задача расчета маршрутов по времени, можно представить себе, если учесть, что воздушная армада состояла по крайней мере из пяти типов самолетов, различных по своим летно-техническим данным и скорости. Например, воздушная колонна американской 17-й дивизии состояла из 298 транспортных самолетов с парашютистами и 610 самолетов, буксировавших 906 планеров (из них 314 самолетов буксировали по одному планеру и 296 по 2 планера). Самолеты с парашютистами были двух типов: 226 самолетов С-47 и 72 самолета С-46.

Наибольший интерес представляет то, что авиатранспортная колонна с парашютистами (две парашютные полковые боевые группы и командный эшелон штаба дивизии) состояла только из 298 транспортных самолетов и занимала воздушное пространство всего в течение 30 минут. Остальная часть штаба дивизии со специальными дивизионными частями, инженерным батальоном, зенитным и противотанковым дивизионом, полком планерной пехоты и двумя планерными дивизионами полевой артиллерии размещалась на 610 транспортных самолетах, и на их переброску по воздуху потребовалось 1 ч. 48 м. Способы буксировки планеров, применявшиеся в этой операции, были не вполне совершенными. Так, например, если бы вместо 90-метровых буксирных тросов применялись короткие жесткие буксирные стержни, время пребывания колонны в воздухе можно было бы сократить.

В день десантирования стояла прекрасная теплая весенняя погода. Маршрут полета проходил над районом расположения 82-й дивизии близ Реймса. Я летел выше колонны, чтобы иметь лучший обзор. Самолеты, держались на высоте от 600 до 900 м, построившись в строгие боевые порядки. Картина была непередаваемая. Три колонны самолетов строем из девяток с двумя планерами на буксире летели по направлению к Рейну. Восточный берег реки был весь затянут пылью и дымом, очевидно, вследствие только что окончившейся бомбардировки и артиллерийского обстрела. На ближнем (западном) берегу Рейна [123] были ясно видны выложенные из полотнищ буквы, служившие указателями трассы для пилотов транспортных самолетов. Возле них были видны также желтые дымовые сигналы. Трудно представить себе, чтобы в этих условиях кто-либо из пилотов мог серьезно отклониться от курса.

Воздушная армада неуклонно продвигалась вперед. Как только она пересекла реку, ее встретил сильный огонь зенитных орудий. Несколько самолетов и планеров резко пошли вниз, объятые пламенем; много самолетов загорелось уже на обратном пути, после выброски войск. Экипаж моего самолета насчитал в воздухе сразу 23 горевшие машины. Однако по трассе летели все новые и новые самолеты, экипажи которых мужественно продолжали полет, не страшась жуткого зрелища, развернувшегося перед ними. Может быть, общая картина выброски и высадки представлялась мне особенно страшной издалека, но все же несомненно, что пилоты транспортных самолетов проявили подлинный героизм. Потом выяснилось, что из общего числа принимавших участие в операции транспортных самолетов 440 были сильно повреждены, а 53 сбиты истребителями и огнем зенитной артиллерии противника.

Несмотря на значительные потери в воздухе, все воздушно-десантные подразделения были доставлены в районы их действий. Кроме 513-го парашютно-пехотного полка американской 17-й дивизии, все подразделения точно прибыли в назначенные им районы. В течение двух часов на корпусной плацдарм было доставлено в общей сложности 17122 человека, 614 виллисов, 286 артиллерийских орудий и минометов, сотни тонн бензина, продовольствия и боеприпасов. 513-й парашютно-пехотный полк приземлился в районе 6-й английской дивизии приблизительно на 300 м севернее назначенного ему участка. Заслуживает внимания рассказ командира этого полка полковника Дж. Коуттса:

«Мы летели на самолетах С-46 через Рейн в направлении везельского плацдарма. Всем было интересно знать, как эти самолеты выдержат свое первое боевое испытание. Лично мне машина очень нравилась. Однако позже нам пришлось быть свидетелями того, как около двух десятков этих самолетов было сбито над корпусным плацдармом. Только один самолет с десантниками разбился, но вследствие больших размеров самолета, поднимавшего целый взвод, это означало серьезную потерю.

Мой полк с несколькими приданными ему инженерными и медицинскими подразделениями поднялся в воздух на 72 самолетах С-46 с аэродрома возле Амьена. Мы летели по маршруту, который был назван крайним правым потоком. Так как самолеты С-46 имеют большую скорость, мы вылетели позже, чем самолеты С-47, и обогнали правый поток самолетов, которые поднялись с континентальных аэродромов. Мы должны были догнать самолеты С-47, затем обойти их и снова лечь на прежний курс, прежде чем голова 313-й группы (самолеты С-46) достигнет Рейна. Однако расчет времени был неточен, и мы немного запаздывали. Когда мы пересекли Рейн, колонна самолетов С-46 еще не успела стать на заданный курс. По-моему, это и заставило нас начать выброску севернее выбранного ранее района десантирования. Возможно, было бы лучше, если бы скоростные самолеты летели по намеченным маршрутам на большей высоте, а приближаясь к районам десантирования, обгоняли менее скоростные самолеты и снижались перед их фронтом.

Когда наши самолеты пересекли западный берег Рейна, мы приготовились к прыжку. В фюзеляже вдруг начали появляться маленькие дырки с неровными краями. Я понял, что мы попали под огонь немецких зениток. Левый мотор загорелся. Я взглянул на ручные часы: дотянет ли самолет? Он дотянул. Наш пилот держался в строю еще немного более трех минут, несмотря на обстрел зенитных орудий и пожар внутри. Среди рева множества моторов я различал резкие звуки орудийных выстрелов. Я знал, что мы близко от цели. Вот зажглась зеленая лампочка, и мы покинули горящий самолет. Я помню, что взглянул вниз в тот момент, когда мой парашют раскрылся. Мы были примерно на высоте 150 м, и немцы обстреливали нас во время спуска. Однако они зря тратили патроны, в воздухе было ранено всего лишь несколько солдат.

Приземлившись и освободившись от парашюта, я начал искать глазами ферму и фруктовый сад, которые должны были здесь находиться. Скоро мне показалось, что я заметил их сквозь легкую дымку, и надеялся, что мои ребята спустились прямо туда. Позже я понял, что ошибся. Привычный шум боя доносился со всех сторон. Мне особенно запомнился свист пуль и противный тяжелый звук разрывов немецких мин. Мой радист был ранен. Через полчаса мы нашли другого радиста, и наш небольшой отряд двинулся к северу. Я начал разыскивать заученные ориентиры, но не мог их найти. На пути попадалось все больше и больше английских парашютистов в беретах вишневого цвета. Я видел, как приземлялись английские планеры «Хорса». Кто-то из нас ошибся местом выброски, или англичане, или мы. Через переводчика от одной крайне перепуганной немецкой семьи мы узнали, что находимся северо-западнее, а не юго-западнее Хамминкельма. Англичане были в своем районе, а мы ошиблись.

Примерно через 30 минут южнее нас послышалась сильная перестрелка, и мы двинулись туда. К этому времени уже собрались все пехотные батальоны и штаб полка. Не было только артиллерии. Однако через несколько минут командир артиллерийского дивизиона полковник Бут вызвал нас по радио и спросил, [125] куда же девалась пехота. Его дивизион приземлился точно в указанном районе выброски и вел бой. Несмотря на это, собрал 12 орудий и доложил о готовности дивизиона к выполнению стоявших перед ним задач.

Пехота построилась в колонны побатальонно и направилась в свой район десантирования, от которого мы находились примерно в 5 км. Мы приняли правильный походный порядок, если учесть, что мы не имели ни малейшего понятия о том, где с каким сопротивлением мы можем столкнуться. В действительности противник кое-где оказал упорное сопротивление. Нам удалось связаться со штабом дивизии по радио, и благодаря превосходной, но несколько необычной поддержке нашей артиллерии после полудня мы достигли своего района выброски. Артиллерийская поддержка была необычной потому, что артиллерия находилась впереди нас и ей приходилось вести огонь нашу сторону. Действовала она очень хорошо и крайне сбивала с толку немцев. К наступлению темноты мы уже заняли свои объекты, подавив все очаги сопротивления. Мы захватили около 2000 пленных. Оборона немцев, несомненно, была взломана, они были разбиты.

Наш тактический успех в таком необычайном положении определило то, что пилоты наших транспортных самолетов доставили нас всех вместе, цельными тактическими группами, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии дымку над полем боя, делавшую почти невозможным точный выход в назначенные пункты выброски».

Высшая ступень воздушно-десантных операций

Операция «Вэрсити» представляет собой высшую ступень развития, достигнутую воздушно-десантными и транспортно-десантными авиационными частями. Командиры и пилоты извлекли много полезного из этого опыта. Едва ли еще когда-либо в истории человек делал такие быстрые шаги в развитии совершенно нового вида военной техники. И все же пионеры транспортно-десантной авиации и воздушно-десантных войск лучше, чем кто-либо другой, понимают, что этот вид военной техники все еще находится в первоначальной стадии своего развития.

Создание более крупных и быстроходных самолетов, увеличение дальности их полета, усовершенствование техники приземления, большое рассредоточение средств обороны, являющееся следствием применения атомного оружия, - все это ясно говорит о том, что будущее всякой армии, желающей одерживать победы, - в воздухе.

Операция «Вэрсити» была второй воздушно-десантной операцией корпусного масштаба. Армии, так же как и корпуса, могут сражаться как воздушно-десантные. Чтобы победить в будущем, они должны стать таковыми.

Последняя воздушно-десантная операция - оккупация Японии

Предположение о том, что вторая мировая война начнется с мощных и яростных атак военно-воздушных сил, высказывалось еще задолго до Мюнхена. Немногие, однако, верили в то, что военно-воздушные силы достигнут такого развития, при котором они смогут закончить войну.

После кровопролитных наземных боев за острова Иводзима и Окинава большинство офицеров союзных сухопутных войск пришло к убеждению, что только амфибийное вторжение на территорию собственно Японии может обеспечить окончательную победу. С другой стороны, офицеры ВВС полагали, что поставить японцев на колени можно лишь непрерывными, все возрастающими по силе бомбардировками с воздуха.

В действительности вторжение американских войск в Японию носило комбинированный характер: в нем участвовали как сухопутные, так и военно-воздушные силы. На территории собственно Японии первой высадилась воздушно-десантная дивизия с группами специалистов.

В середине августа 1945 г., когда переговоры с японцами о сдаче были закончены, американская 11-я воздушно-десантная дивизия была сосредоточена южнее Манилы. Там дивизия получила приказ подготовиться к действиям против Японии, причем еще не было известно, будет ли десант выброшен или высажен. Оставив тяжелое вооружение на месте, дивизия 15 августа 1945 г. перебазировалась на остров Окинава. Переброска была закончена через 29 часов на бомбардировщиках В-24 и обычных транспортных самолетах.

Нельзя было терять времени. Дивизия должна была вылететь в Японию через 24 часа, предварительно получив более 600 виллисов у частей, находившихся на острове. Однако вылет откладывался со дня на день то из-за непонятных отговорок со стороны японцев (очевидно, они уничтожали документы и военные архивы), то из-за разразившегося внезапно тайфуна. Передовой отряд десантных войск под командованием полковника С. Т. Тенча вылетел только 28 августа.

Тем временем на Окинаве было сосредоточено более двухсот самолетов С-54 транспортной авиации ВВС, благодаря чему перелет в Японию проходил в сравнительно благоприятных условиях. Первым полным боевым подразделением, высадившимся на японской земле, был батальон 188-го планерного пехотного полка 11-й воздушно-десантной дивизии. За ним последовали, как только позволили условия, другие подразделения 11-й дивизии. Поскольку первыми эшелонами требовалось отправить большое количество личного состава высших штабов, да к тому же [126] тайфун вызвал сорокачасовую задержку, переброска всей дивизии заняла девять дней.

Это показывает, что может случиться при оккупации территории противника воздушно-десантными войсками, когда плацдарм обеспечен. Не следует перебрасывать на плацдарм больше боевых подразделений, чем требуется для его удержания, иначе понадобится много подразделений обслуживания. В этом отношении можно провести параллель между воздушно-десантным плацдармом и портом выгрузки. Разница заключается лишь в том, что на воздушно-десантном плацдарме потребуется намного больше подразделений обслуживания, чем на береговом плацдарме, так как самолетами можно доставлять грузы быстрее.

Воздушная доставка войск в этой последней операции не представляет собой ничего нового, так как в данном случае войска не встретили никакого сопротивления со стороны противника и проведение операции растянулось на длительный период времени. Фактически вся операция свелась по существу к переброске людей и вооружения почти в условиях мирного времени.

Наиболее важным является то, что последний ход в длительном состязании с японцами сделали ВВС, за которыми следовали воздушно-десантные войска. Такого рода операция может оказаться самой легкой или самой тяжелой. Однако независимо от того, на кого будет возложена подготовительная работа - на бомбардировщики или на управляемые снаряды, за ними обязательно должны последовать какие-то войска. Только с их помощью можно окончательно сломить волю противника к сопротивлению, быстро использовать временные трещины в его обороне и перенести военные действия в сердце территории противника, где будет достигнута окончательная победа. В этом, главным образом, и будет заключаться роль воздушно-десантных войск в будущей войне.

Дальше