Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Глава II.

Планирование и проведение воздушно-десантных операций
на Средиземноморском театре военных действий

Для всего личного состава 82-й американской воздушно-десантной дивизии действия на острове Сицилия явились экспериментом, который помог лучше уяснить, что должен иметь при себе парашютист во время боя. Так как при выброске на Сицилию было потеряно много контейнеров с оружием, командование приняло решение, чтобы каждый парашютист имел при себе как можно больше оружия и боеприпасов, которые он мог бы использовать сразу после приземления. В частности, было решено снабдить каждого парашютиста большим количеством гранат за счет сокращения продовольственного запаса.

Теперь каждый парашютист 82-й воздушно-десантной дивизии узнал на практике, что значит оставить самолет в воздухе в темную ночь. Он понял, что его жизнь в этом случае целиком зависит от его собственной сообразительности, физической силы и снаряжения.

При выброске парашютистов на Сицилии наблюдалось большое их рассеивание, поэтому штабы всех эшелонов твердо решили добиваться в дальнейшем большей кучности приземления. Впервые были созданы специальные команды для наведения самолетов на пункты выброски. Эти команды десантировались в указанных пунктах до выброски основного десанта. Они устанавливали радиолокаторы и визуальные сигналы, при помощи которых транспортные самолеты легче находили назначенные им районы выброски. Сбор подразделений после приземления стали осуществлять более новыми и действенными способами. Кроме того, первые эшелоны десанта были снабжены более эффективным противотанковым оружием (по возможности 57-мм орудиями, перевозимыми на планерах), а также было принято много других нововведений, способствовавших повышению наступательной и оборонительной мощи авиадесантных подразделений.

После битвы за Сицилию 82-я дивизия была направлена в Северную Африку, куда она прибыла 20 августа 1943 г. Там [30] она была доукомплектована и получила недостающее оружие и снаряжение. Дивизия готовилась к предстоящему вторжению в Италию. Для командира дивизии генерал-майора Риджуэя и для всех офицеров штаба дивизии и штабов частей это был чрезвычайно трудный период. Планы составлялись и изменялись по нескольку раз.

Каждый, кому придется изучать воздушно-десантные операции, должен знать, что эти изменения в планах, составляемых за короткое время, закономерны, так как при составлении плана приходится учитывать, проверять и уточнять много деталей. Например, нужно было установить полное взаимодействие о войсками морского десанта, военно-морскими и военно-воздушными силами. Такое взаимодействие необходимо при бомбардировке объектов, при огневой поддержке десантов и снабжении по воздуху. Кроме того, должна быть обеспечена тщательная координация действий с мероприятиями государственного департамента. Можно не сомневаться, что все эти штабы и органы внесут бесчисленное множество изменений в свои планы, однако в конечном счете план действий воздушно-десантных войск должен получиться и хорошо продуманным и практически осуществимым.

Окончательно скоординированный план вторжения в Италию с моря (рис. 4) состоял из следующих основных элементов:

Основной удар должна была нанести 5-я американская армия, ее задача - захватить Неаполь.

8-я английская армия должна была наступать в двух направлениях: на Калабрию и на Таранто.

Отвлекающие действия в заливе Гаэта. Эти действия стали называться операцией «Аваланш».

Для выполнения своей задачи 5-я армия должна была вторгнуться в Италию в районе залива Салерно, двинуться на северо-запад, захватить Неаполь и продолжать наступление в северном направлении до полной оккупации Италии. Для проведения этой операции командующему 5-й армией генералу Марку Кларку была придана 82-я воздушно-десантная дивизия.

82-й дивизии была поставлена задача овладеть городами Ночера и Сарно, расположенными на дорогах, идущих на северо-запад от Салерно, и прикрывать продвижение 5-й армии из района Салерно. В этой операции должен был использоваться весь наличный транспорт (самолеты и планеры).

1 августа командир дивизии собрал на дивизионный командный пункт в Трапани (Сицилия) командиров полков и поставил им задачи. Штабы начали быстро изучать местность, выбирать районы выброски парашютистов и посадочные площадки для планеров. Морской десант, высаженный на полуострове Сорренто, в районе Амальфи-Майори, должен был поддержать атаку воздушного десанта. После детального изучения [31] района действий, зенитной обороны противника и вероятных маршрутов полета самолетов было решено, что выброска 82-й дивизии будет произведена в районе хребта Сорренто в лунную ночь с высоты 1400-1800 м. Решение десантироваться ночью было принято потому, что район выброски находился далеко от аэродромов, вследствие чего транспортные самолеты не могли сопровождаться истребителями на протяжении всего маршрута полета, а также из-за сложных условий местности, наличия у противника эффективной зенитной артиллерии, возможности [32] налета истребительной авиации противника и большой уязвимости транспортных самолетов С-47. Радиус действия истребителей является определяющим фактором при планировании любой воздушно-десантной операции. Однако 12 августа этот план был отменен и было решено использовать 82-ю дивизию вдали от прибрежной полосы. Вспоминая сейчас создавшуюся тогда ситуацию, я думаю, что первоначальный план предполагал использовать наши воздушно-десантные части лишь для того, чтобы добиться временного тактического превосходства, но вряд ли это оказало бы решающее влияние на исход всей операции. Хорошо сделали, что не приняли этого плана. [33]

18 августа генералу Риджуэю сообщили новое решение: десантироваться в районе реки Вольтурно, северо-западнее Неаполя и в 64 км от ближайших районов высадки морского десанта на Салернском побережье. По этому плану 82-й дивизии первоначально ставилась задача уничтожить все переправы на р. Вольтурно от Трифлиско до моря и помешать переправе противника через эту реку. Морской десант должен был высадиться южнее устья Вольтурно и немедленно оказать поддержку 82-й дивизии. Соединение 82-й дивизии с силами ближайшего морского десанта в районе Салерно - 46-й английской дивизией - должно было произойти не позже чем через 5 дней. Я был назначен командиром оперативной воздушно-десантной группы.

Немедленно началась детальная разработка этой операции, известной под названием «Джайент I». Но вскоре командование военно-морского флота сообщило, что намеченные места непригодны для высадки морского десанта. В связи с этим было решено проводить операцию без взаимодействия с морским десантом. Поэтому вопрос о снабжении воздушного десанта встал очень остро. Наша группа должна была состоять из двух парашютно-десантных полков, одного артиллерийского парашютного дивизиона, двух саперных рот, двух батарей 57-мм противотанковых орудий и из нескольких спецподразделений (медицинских, разведывательных, связи). Чтобы обеспечить бесперебойные действия такого большого числа подразделений, нам потребовалось бы ежедневно до 175 т предметов снабжения всех видов. Этот минимум предметов снабжения необходимо было получать любым путем. Ввиду того что воздушно-десантная часть действует изолированно и, попав в критическое положение, вынуждена постоянно вести огонь, она, не имея возможности отойти к своей базе снабжения, оказывается в большей зависимости от снабжения, чем другие части. Но для организации снабжения необходимо иметь достаточное количество транспортной авиации и хорошее планирование по доставке грузов подразделениям в нужное время и место.

Наконец, необходимо было организовать бесперебойное снабжение нашей воздушно-десантной оперативной группы в течение пяти дней до соединения ее с частями 46-й английской дивизии, которая должна была высадиться в районе Салерно. Вполне возможно, что продвижение этих частей могло замедлиться, в связи с чем нам пришлось бы осуществлять снабжение войск в течение более длительного времени. Если бы операция проводилась по этому плану, то вполне вероятно, что нам; пришлось бы находиться на своем собственном довольствии целый месяц. Перебои в снабжении оперативной группы 82-й дивизии, безусловно, означали бы ее гибель. Любая воздушно-десантная часть, выброшенная на территорию, прочно удерживаемую противником, не сможет долго продержаться без продовольствия, а когда иссякнут последние боеприпасы, положение ее станет совершенно безнадежным.

План воздушно-десантной операции был разработан детально. Генерал Риджуэй обратил особое внимание штаба 5-й армии на задачу снабжения. Для доставки нам предметов снабжения с парашютами были выделены три транспортно-десантные авиационные группы, насчитывавшие в общей сложности около 145 самолетов. Ввиду большой вероятности налета истребительной авиации противника продовольствие и боеприпасы должны были доставляться нам в ночное время по ежедневно менявшемуся графику. Каждый день по заранее установленному расписанию скоростной разведывательный самолет должен был пролетать над нашим районом действий и по сигнальным полотнищам и дымовой сигнализации проверять места сбрасывания грузов.

Еще одно изменение было внесено в общий план операции, когда выяснилось, что в районах Капуи и Казерты находилось несколько тысяч военнопленных из состава союзных войск. Возник вопрос о том, как снабжать этих военнопленных и что о ними делать в случае их освобождения. Рядом с районом предполагаемых действий оперативной группы 82-й дивизии располагались вторые эшелоны 1-й немецкой парашютной дивизии и танковой дивизии «Герман Геринг»; все это весьма заинтересовало наших парашютистов. Говорили, что если от дивизии «Герман Геринг» что-либо осталось после Сицилии, то уже сейчас наверняка ничего не останется. Каждому солдату было интересно узнать, что представляет собой 1-я парашютная дивизия, и хотелось помериться с ней силами.

Как командир оперативной группы я в конце августа посетил в Бизерте командный пункт командира 46-й английской дивизии генерал-майора Хоксворта и договорился с ним, о снабжении нас боеприпасами американского образца, об эвакуации наших раненых, о радиоволнах и опознавательных знаках для автомашин. Генерал Хоксворт сообщил мне, что его дивизия установит связь с подразделениями воздушного десанта самое большее через 4-5 дней после начала операции.

В соответствии с этим 82-я дивизия должна была быть готова десантировать отдельный парашютный батальон либо в районе Баттипаглия, Авеллино, Ночера, либо в районе Сарно о задачей блокировать передвижение противника в этом районе. Речь шла о том самом батальоне, который в ноябре 1942 г. высадился в Северной Африке.

Последняя встреча всех командиров соединений перед операцией состоялась 26 августа на передовом командном пункте 5-й армии. Каждый командир изложил свой план выполнения задачи, поставленной перед ним командующим 5-й армией. Мы [35] с удовольствием занимались изучением таких задач, как разрушение всех переправ через р. Вольтурно - от Капуи и до самого моря и защита этих переправ от нападения немцев. Однако в процессе изучения оказалось, что выполнить эти задачи гораздо труднее, чем это представляли себе вышестоящие штабы. Основная, почти непреодолимая трудность состояла в необходимости ежедневно перебрасывать по воздуху до 175 т грузов. Эту задачу можно было решить лишь в том случае, если бы командование северо-африканскими воздушными силами примирилось о мыслью о неизбежности ежедневных потерь транспортных самолетов и бомбардировщиков.

В это время уже осуществлялся широкий план бомбардировок. Тяжелые самолеты северо-африканских воздушных сил бомбили Италию, и, кроме того, в это время уже совершались дорого обходившиеся нам дальние налеты с баз в Ливии на нефтепромыслы Плоешти в Румынии.

Самолеты транспортной авиации, снабжающие наши войска и совершающие полеты на расстояния больше радиуса действия истребителей, безусловно, несли бы большие потери. Летчики еще хорошо помнили тот случай, когда наши истребители атаковали немецкую колонну транспортных самолетов, доставлявших грузы для окруженных войск генерала фон Арнима. За несколько секунд было сбито 76 транспортных самолетов. Поэтому маршал авиации Теддер и генерал Кларк решили, что возможные преимущества от наших действий на р. Вольтурно не окупят вероятных потерь, и в связи с этим операция «Джайент I» была отменена.

Оставалось 13 дней до начала высадки морского десанта в Италии. Штаб дивизии, находившийся в Кайруане (Северная Африка), все еще продолжал подготовку ко всевозможным вариантам действий 82-й воздушно-десантной дивизии.

Вечером 2 сентября в штаб 15-й группы армий в Сиракузы (Сицилия) были вызваны командир дивизии и некоторые офицеры штаба, где их информировали о новой задаче. Теперь на очереди был захват Рима - один из самых интересных планов использования воздушно-десантных войск в этой войне, план, который еще много лет будет вызывать горячие споры. Новый план получил название «Джайент II». Он предусматривал выброску, а затем и высадку мощного воздушного десанта в районе трех аэродромов, расположенных восточнее и северо-восточнее Рима. Ввиду большого удаления района десантирования не могло быть и речи о сопровождении транспортных самолетов истребителями. Начало операции «Джайент II» было назначено в ночь на 9 сентября. Переброска воздушно-десантных войск должна была возобновиться ночью 10 сентября и продолжаться до выполнения задачи, поставленной перед 15-й группой армий.

Для поддержки воздушного десанта предполагалось высадить морской десант в устье р. Тибр.

В связи с подготовкой и проведением этой операции встали новые, весьма интересные проблемы воздушно-десантной войны. Вследствие того что район десантирования находился за пределами радиуса действий наших истребителей и ввиду большой активности истребительной авиации противника, операцию нужно было проводить в ночное время. Проще всего было высадить наши войска на аэродромы противника при содействии итальянцев, но так как действовать можно было только в темноте, нужно было резко сократить время пребывания транспортных самолетов на итальянских аэродромах. При выброске парашютного десанта самолетам вообще не было необходимости совершать посадку. На аэродроме с одной посадочной полосой и при наличии офицера-наводчика самолетов за один час можно произвести посадку самое большее 36 транспортных самолетов типа С-47, то есть высадить всего лишь один батальон пехоты. Практически при планировании воздушно-десантной операции такие расчеты являются крайне оптимистическими. Итак, было ясно, что за одну ночь мы сможем высадить сравнительно небольшое количество войск. Аэродромы были очень малы и не имели взлетно-посадочных полос. Эффективная поддержка со стороны итальянских наземных войск была мало вероятной. Кроме того, в районе аэродромов можно было ожидать сопротивления немцев. Не было еще ясности и в вопросе регулирования движения самолетов на аэродромах и над ними.

Так как Рим находится на большом расстоянии от Сицилии, было очевидно, что успех операции целиком зависит от поддержки со стороны итальянских войск, в задачу которых входила нейтрализация противовоздушной обороны немцев на всем протяжении запланированных воздушных маршрутов. Итальянцы должны были обеспечить безопасность посадочных площадок для самолетов и плацдармов для парашютистов, обеспечить снабжение и, самое главное, оказывать нам полную поддержку при столкновении наших войск с немцами.

Тем не менее разработка плана этой операции шла быстрыми темпами, и уже к вечеру 8 сентября подразделения 82-й воздушно-десантной дивизии занимались окончательным уточнением приказов и планов, укладкой парашютов, проверкой своих продовольственных запасов, боеприпасов и вооружения.

Большое сомнение вызывали итальянцы: не было никакой надежды на то, что они смогут очистить от немецких зенитных батарей и пехотных частей аэродромы, расположенные вокруг Рима. Было также очевидно, что на пути от Сицилии до Рима мы встретим сильный зенитный огонь и понесем большие потери, если зенитные батареи не будут уничтожены заранее. Итальянцы должны были не только очистить аэродромы от противника, [36] но и организовать прием наших войск на аэродромах, т. е. обеспечить нас проводниками и переводчиками, а также продовольствием, боеприпасами и автомашинами для перевозки наших частей после высадки. Кроме того, итальянская армия должна была организовать регулировку движения на аэродромах, обеспечить очистку аэродромов от поврежденных и разбитых самолетов и обезопасить аэродромы от атак противника.

Все это предусматривалось соглашением, достигнутым в Сиракузах между командованием союзных войск и представителями итальянского командования. Был составлен подробный список всего необходимого, включая телефоны, кирки, лопаты, провод, горючее и т. д. Короче говоря, там указывалось все, чем итальянское командование должно было обеспечить наши воздушно-десантные войска. Итальянцы согласились очистить р. Тибр, чтобы корабли с морским десантом могли подойти возможно ближе для поддержки основного воздушного десанта.

Но мне кажется, что в Сиракузах итальянцы наобещали в десять раз больше того, что они в действительности могли сделать. Вскоре стало совершенно ясно, что полки 82-й дивизии не получат необходимой помощи на аэродромах, и поэтому почти в последнюю минуту планы были изменены.

Первый эшелон десанта - 504-й парашютно-пехотный полк должен был десантироваться на аэродромы Фурбара и Черветери, близ побережья. С этого рубежа он должен был продвигаться в глубь страны в направлении Рима. На следующую ночь планировалась высадка 505-го парашютно-пехотного полка на аэродромах Гвидонии, Литторио и Ченточелле, расположенных сравнительно недалеко от Рима.

После операции на Сицилии особое внимание стали уделять командам наведения транспортных самолетов. В Римской операции команды, выполнявшие эту задачу, должны были первыми прибыть на аэродромы и затем направить основной десант точно в заданный район. Самолеты и личный состав, предназначенные для этой цели, базировались на аэродроме Агридженто (Сицилия). 8 сентября они были готовы к вылету, но за несколько минут до взлета пришло распоряжение отложить вылет на сутки.

Бригадный генерал Максуэлл Тэйлор, командовавший в то время артиллерией 82 вдд, 7 сентября был направлен в Рим для переговоров с итальянским верховным командованием. Он должен был информировать штаб союзных войск относительно возможности проведения этой операции. Генерал Тэйлор вместе с немногочисленным штабом был доставлен английской подводной лодкой на остров Устика, оттуда он отбыл на итальянском корвете в Гаэту, ставшую позже ареной ожесточенных боев.

Из Гаэты генерал Тэйлор тотчас был доставлен в Рим, где он встретился с командующим итальянскими войсками в районе [37] Рима генералом Карбони и маршалом Бадольо. Они сообщили Тэйлору, что за последнее время численность немецких войск в Италии сильно возросла, тогда как итальянские войска все еще весьма малочисленны, почти не имеют горючего и боеприпасов, а потому не могут гарантировать захват и удержание аэродромов. К тому же наше десантирование вынудит немцев принять решительные меры против итальянцев, а стало быть, предложенный план высадки союзных войск может привести к катастрофе.

Генерал Тэйлор согласился с ними и по радио сообщил штабу свое мнение. Воздушно-десантная операция была отменена.

На следующее утро после получения сообщения генерала Тэйлора 5-я армия высадилась на побережье близ Салерно и начала одну из самых ожесточенных операций этой войны. Несмотря на сильное сопротивление, оказанное хорошо подготовленным противником, 6-й корпус к вечеру 11 сентября продвинулся в глубь страны и захватил господствующую горную гряду, простирающуюся от Альтавилла до Роккадаспиде по западному побережью р. Калоре. Немцы зажали левый фланг 6-го корпуса в клещи, в результате чего войска, расположенные на этом фланге, были вынуждены отойти к хребту Альбанелло. На стыке между левым флангом 6-го корпуса и правым флангом 10-го английского корпуса создалось положение, которое корреспонденты любят называть «неустойчивым», в связи с чем возникла необходимость ввести в бой 82-ю дивизию.

В 13 ч. 30 м. 11 сентября на аэродроме в Ликата (остров Сицилия) приземлился истребитель. Прибывший летчик заявил, что он имеет срочное письмо к командиру дивизии, и отказался передать его кому-либо другому. Переговорив с ним на аэродроме, я через начальника штаба связался по радио с генералом Риджуэем, находившимся в то время в Термини.

Летчик доставил личное письмо командующего 5-й армией генерала Марка Кларка. Генерал Кларк просил о немедленной помощи. Конкретно, он хотел, чтобы в эту же ночь был выброшен: один полк на плацдарм южнее р. Селе, другой полк - в тот же район на следующую ночь, а в ночь на 15 сентября - отдельный батальон в городок Авеллино, находящийся в тылу немцев. В воздушно-десантных и авиатранспортных штабах началась суматоха. Менялись аэродромы взлета, должным образом перераспределялись подразделения и подготовлялись планы полетов, проверялось, насколько точно наши наземные войска и военно-морские силы знают время и маршруты полетов наших самолетов. Прилетевший с письмом от генерала Кларка связной передал нам карту с нанесенными на ней районами десантирования, составленную штабом 5-й армии. Части, находившиеся в этих районах, должны были выложить большое Т из консервных банок, наполненных песком с керосином, зажечь их при [38] подходе первого транспортного самолета и погасить тотчас по окончании высадки десанта.

Кроме того, первым самолетом в район высадки у р. Селе нужно было доставить радиопеленгаторное оборудование для наведения самолетов в район десантирования. Все летчики и старшие команд парашютистов были ознакомлены с этим планом. К сожалению, такое оборудование нельзя было использовать в районе выброски в Авеллино, так как этот пункт находился слишком далеко в тылу немецких войск.

Через 8 часов после получения письма от генерала Кларка были составлены соответствующие планы, части получили продовольствие и боеприпасы, а транспортные самолеты С-47 выруливали на взлетные дорожки. Ровно в полночь с 11 на 12 сентября 504-й парашютно-пехотный полк с приданной ему ротой С 307-го саперного батальона десантировался в районе Пестума и уже на рассвете был готов к бою. Вскоре 504-й полк в ожесточенном бою вновь овладел хребтом Альтавилла.

На следующую ночь 505-й парашютно-пехотный полк с приданной ему ротой В 307-го саперного батальона высадился в этом же районе и уже к рассвету занял позиции на правом фланге 504-го парашютно-пехотного полка. В его задачу входило удержание плацдарма на побережье близ Агрополи. Подразделениям 505-го полка предстояло первыми встретиться с наступавшими в северном направлении частями 8-й английской армии.

Ветераны Сицилийской операции могли быть довольны техникой подготовки и проведения высадки десанта в Салерно. До самого последнего момента командиры частей и подразделений уточняли приказы и планы погрузки, проверяли наличие оружия и боеприпасов, каждая свободная минута использовалась для детального изучения местности в районе десантирования.

При проведении воздушно-десантной операции в ночное время каждый командир должен на память знать местность на протяжении всего маршрута. Люк кабины самолета не должен быть освещен, чтобы приучить глаза парашютистов к темноте и дать им возможность ориентироваться. После оставления самолета опытный парашютист должен уметь в любой момент определить свое местонахождение как в воздухе, так и на земле. Правда, парашютист может уточнить местонахождение самолета у летчика через самолетное переговорное устройство, но обычно летчику не до разговоров, особенно когда самолет попадает в луч прожектора, под зенитный обстрел или подвергается атаке истребителей.

Перелет в Салерно был одним из самых спокойных в моей практике. На этот раз все было предусмотрено, не оставалось ничего недоделанного, что позволяло надеяться на лучший исход, чем в Сицилии. Самолеты вылетали строго по графику.

Я находился на ведущем самолете 505-го полка. Была чудная ночь, и вскоре после того как мы вышли за пределы северо-восточной части Сицилии, на востоке показалась Италия.

Мы пересекли полуостров, выступающий в Тирренское море. В самолете загорелась красная лампочка, предупреждающая о том, что до района выброски осталось лететь приблизительно четыре минуты. На этот раз мы надеялись выйти туда безошибочно. При всей кратковременности полета нам казалось, что мы летим над полуостровом целую вечность. Наконец, внизу показался берег и устье реки. Загорелась зеленая лампочка, и, хотя на земле еще не было видно выложенного Т, мы приступили к выброске, так как были уверены, что находимся у цели.

Прямо под нами, как только раскрылись первые парашюты, вспыхнуло огромное Т. Немцы, занимавшие высоты и наблюдавшие все это сверху, были, очевидно, ошеломлены. Тотчас после приземления подразделения начали опознавать друг друга, и, хотя кругом взлетали сигнальные ракеты, им удалось сосредоточиться без потерь, не встретив противодействия со стороны противника. На рассвете наша группа уже была на линии фронта. Точность, с которой прошла эта операция, вселила в солдат огромную уверенность в своем командовании.

Воздушно-десантные войска оказали решающее влияние на исход всей Салернской операции. В момент, когда шансы на победу и на поражение были совершенно равны, воздушно-десантный резерв перетянул чашу весов в сторону победы. Резерв был переброшен из района, отстоящего на 322 км от поля боя и отделенного морем и территорией, занятой противником. Несмотря на это, через 12 часов после получения приказа в решающий момент резерв вступил в бой. Значение этого факта нельзя переоценить. В будущем необходимо всегда иметь в виду большую подвижность и ударную мощь воздушно-десантных войск. Правильное и своевременное использование их может решить исход операции.

В противоположность хорошо проведенной высадке в Салерно действия отдельного батальона в районе Авеллино были неудачными. Командир этого батальона получил задание:

«В течение ночи 14 сентября 2-му батальону 509-го парашютно-пехотного полка с приданным ему отделением подрывников десантироваться в районе Авеллино и блокировать дороги, ведущие в этот район».

Авеллино представляет собой обычный небольшой итальянский городок, расположенный на горном перевале в 32 км от Салернского побережья. Он находится на стыке важных дорог, ведущих в Салерно и Баттипаглию, а также на север, куда ожидался отход немецкого резерва - дивизии, отступавшей о юга под натиском 8-й английской армии. Авеллино являлся остановочным пунктом всех проходивших через него частей, и [40] в нем дислоцировалось несколько крупных немецких тыловых подразделений. Однако в этом районе не было удобных посадочных площадок, а имевшиеся несколько ровных участков были слишком малы. Кроме того, высокие горы не позволяли производить выброску десанта с малой высоты..

Переброску 2-го батальона 509-го парашютно-пехотного полка осуществляла 64-я транспортно-десантная авиационная группа. Вечером 14 сентября самолеты этой группы поднялись с аэродрома в Ликата (Сицилия) и взяли курс на Италию. С борта самолета маленький городок Авеллино ничем не отличался от других горных городков Италии, а воздух над ним был настолько насыщен пороховым дымом, что очень трудно было найти его с большой высоты. Вследствие этого лишь немногие самолеты группы нашли свой район выброски, и батальон оказался разбросанным на площади свыше 250 км2. Все же личный состав батальона проявил себя неплохо: отдельные парашютисты и мелкие подразделения минировали дороги, взрывали мосты, разрушали линии связи и уничтожали небольшие группы противника. Имеющиеся сейчас сведения говорят о том, что действия 2-го батальона 509-го парашютно-пехотного полка вынудили немцев выделить значительное количество войск для борьбы с десантом. Из 640 десантников лишь около 510 вернулось в расположение союзных войск. Командир батальона, приземлившийся в расположении немецкого танкового парка, попал под обстрел, был ранен и захвачен в плен.

Трудно дать истинную оценку действиям авеллинской десантной группы: если она и не оказала решающего влияния на исход Салернского сражения, то, во всяком случае, нарушила немецкие коммуникации и частично блокировала резервы и базы снабжения. Немцам пришлось выделить войска для борьбы с десантом, тогда как они могли бы использовать их для отражения наступления союзников в районе Салерно. В действительности, противник использовал гораздо больше войск для борьбы с десантом, чем это было предусмотрено высшим союзным командованием.

После Салернской и Авеллинской операций союзные воздушно-десантные части действовали в Италии лишь как наземные войска. Вплоть до выброски воздушного десанта во Франции десантирование больше не производилось. Правда, было составлено несколько планов использования воздушно-десантных войск для поддержки 5-й и 8-й армий, действовавших в Италии, однако ни один из этих планов не был осуществлен.

Самым лучшим из них был план, известный под названием «Шингл». По этому плану в ночь захвата Анцио 504-я парашютная полковая боевая группа должна была десантироваться в 125 км от этого города по обе стороны идущего с севера на юг главного шоссе с задачей помешать продвижению войск противника [41] в район Анцио-Неттуно. Боевую группу должны были сопровождать 50 планеров СО-4А, имевших на борту разведывательные бронемашины и противотанковые орудия. Сразу после приземления командир группы должен был организовать разведку боем. Предполагалось выслать сильный моторизованный дозор на север за расположение командного пункта фельдмаршала Кессельринга и в направлении на Рим. Если судить о возможностях 505-го полка по его роли в Итальянской операции, то можно с уверенностью сказать, что он вошел бы в Рим. Но это всего лишь предположение, так как в самый последний момент выброска была отменена, и группа была высажена о моря, а не с воздуха. В этой операции воздушно-десантные части выступали в роли вспомогательных войск. Такое отношение к ним достойно сожаления, так как использование их по прямому назначению, возможно, оказало бы решающее влияние на исход операции.

Во время битвы за Италию воздушно-десантные операции проводились не только нашими войсками. С тактической точки зрения особый интерес представляет захват немцами 12 ноября 1943 г. острова Лерос, входящего в группу Додеканесских островов. Гарнизон острова Лерос состоял приблизительно из 3000 английских и 6000 итальянских и греческих солдат. Несмотря на недостаток средств, англичане смогли довольно хорошо организовать оборону. Их батальоны находились в резерве в северной, центральной и южной частях острова, в то время как итальянские и греческие войска держали оборону вдоль побережья. 9 ноября ожидалась атака противника, что вынудило все войска занять свои боевые позиции. Интенсивность налетов авиации противника нарастала до 12 ноября. Рано утром 12 ноября северо-восточнее горы Вадетта и южнее горы Аппетичи были высажены морские десанты. Все утро немецкая авиация продолжала бомбардировку оборонительных позиций, а днем, после небольшого перерыва, немецкие пикирующие бомбардировщики во взаимодействии с другими самолетами бомбили английские оборонительные сооружения, расположенные между заливами Гурна и Алинда. Непосредственно за бомбардировщиками следовали транспортные самолеты, выбросившие десант на узкий 1,5-км перешеек между двумя заливами.

Оборонявшимся предстояло решить трудную задачу - они должны были вести борьбу с парашютистами, вводя для этого резервы, которые могли понадобиться в случае высадки морского десанта. Немцам удалось перерезать остров и расчленить силы обороняющихся. Необходимо было исправить создавшееся положение, и англичане приняли решение контратаковать немецкие воздушно-десантные части.

13 ноября немцам удалось расширить два плацдарма, удерживаемые [43] морским десантом, и направить своим парашютным войскам подкрепления через залив Гурна. 14 ноября англичане энергично атаковали этот усиленный парашютный батальон, но выбить немцев не смогли. Немцы продолжали расширять свои плацдармы, оказывая парашютным войскам, удерживавшим перешеек, мощную огневую поддержку с воздуха и суши. В конце концов исход боя стал лишь вопросом времени, так как союзные войска подкреплений не получили. 16 ноября англичане капитулировали.

Решающую роль в разгроме гарнизона острова сыграл немецкий батальон воздушно-десантных войск, который по численности был в 10 раз меньше сил обороняющихся. Командир батальона знал о численном превосходстве противника, но был уверен, что при правильном выборе участка и точной выброске он сумеет оказать помощь при разгроме гарнизона острова. Этот маневр был выполнен мастерски и лишний раз подтвердил общеизвестную истину, что наступательные возможности воздушно-десантных войск лучше всего оценивать по их способности обороняться.

К концу 1943 г. личный состав союзных воздушно-десантных и транспортных войск стал лучше представлять себе свои возможности, чем весной. К этому времени уже удалось решить сотни мелких технических вопросов, касающихся вооружения как одиночного бойца, так и целого подразделения. Только теперь стало ясно, сколько боеприпасов, продовольствия и медикаментов нужно переправлять парашютным войскам, оказавшимся изолированными после выброски, как следует организовать доставку этих запасов, как налаживать полеты 300-400 транспортных самолетов С-47 в тесном взаимодействии о истребителями, бомбардировщиками и кораблями.

Некоторые основные тактические принципы использования воздушно-десантных войск стали выявляться с самого начала. Например, стало ясно, что войска эти должны использоваться массированно, а не мелкими группами, и лишь там, где их действия могут оказать решающее влияние, а не во многих пунктах, где они способны достичь лишь местных тактических успехов. Действия этих войск должны быть тщательно увязаны с действиями армии, авиации и флота. Взаимодействие всех этих сил нужно организовать в соответствии с указаниями высшего штаба на данном театре военных действий.

Воздушно-десантные войска используются главным образом для захвата ключевых районов и блокирования резервов противника. Они являются также средством быстрого усиления войск, оказавшихся в критическом положении. При хорошей подготовке они могут парализовать противника, перерезай коммуникации.

Наилучшим строем самолетов при выброске воздушного десанта считается клин. Группа транспортных самолетов С-47 (36 - 45 самолетов) при плотном строе может закончить выброску батальона парашютистов на площадку длиной 900 м и шириной 450 м приблизительно через 2 минуты после раскрытия первого парашюта. Полк может быть выброшен за 10 минут. Хорошо натренированный батальон может собраться на земле и приступить к выполнению своей боевой задачи уже через 20 минут, самое большее - через час.

Стало ясно также, что районы выброски должны находиться как можно ближе к местам боевых действий подразделений. Лучше всего производить выброску десанта прямо на объект. Если местность в районе объекта неровная, то лучше сознательно пойти на 5 - 10% случаев травм при приземлении, но выброситься непосредственно на объект, а не вдали от него, чем потом подходить к объекту с боем. Захватив объект, парашютисты закрепляются на нем, а затем приступают к боевым действиям: разрушают коммуникации противника, уничтожают его дозоры и разведотряды, а также ведут разведку во всех направлениях.

К началу 1944 г. военно-транспортная авиация союзников уже смогла совершать полеты строем по 300-400 самолетов. Более, предстояли операции с участием 1200-1500 самолетов, буксирующих тысячи планеров различных типов и размеров. Так было при проведении Нормандской и Голландской операций.

Хорошо организованные действия воздушно-десантных войск были как бы ответом на вызов, брошенный Гитлером, заявившим, что он с удовольствием встретит нападение союзников, несомненно, отразит его и навсегда отобьет у них всякое желание наступать. Но союзные воздушно-десантные войска показали, на что они способны. Бои в Нормандии открыли новую страницу не только в истории воздушно-десантных войск, но и во всей военной истории.

Дальше