Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Лекция 2-я

Глава II.

Боевые войска, их характеристика и вооружение

9. Общие положения

Мудрости последней войны происходили от того, что мы переживали конец одной эпохи, а трудности настоящего времени - что живем вначале другой. Во время мировой войны оборона была настолько мощной, что пехотная атака сделалась невозможной без танков или без сильной поддержки артиллерии. Эта война ясно показала огромную сдерживающую силу старых родов войск; эта сдерживающая сила и привела к окопной войне. Как я уже указывал, главными особенностями новейших родов являются подвижность и обеспеченность от огня. Из этих особенностей мы можем заключить, что до тех пор, пока не окончится настоящий переходный период, от смешивания старого и нового ничего, кроме беспорядка и путаницы, не получится. Соединение танков с пехотой равносильно запряжке трактора в пару с ломовой лошадью. Требовать от них совместного действия под огнем абсурдно.

По какому признаку мы должны отделить эти роды войск один от другого, учитывая их главнейшие свойства? Ответом будет: по подвижности и защищенности от огня. Когда местность такова, что танки не могут действовать на ней или же могут только с большой трудностью, то ясно, что любую местность надо предоставить пехоте, где она не встретится с танками. В обстановке когда пехота не может быть атакована танками, например в крепости или в недоступном для танков районе, или когда вероятность танковой атаки мала, например когда пехота находится вдали от танков противника или вблизи своих танковых сил, - ясно, что пехота сохранит свою ценность Но во всех других случаях, когда она подвержена танковой атаке, она не только бесполезна, но еще и становится постоянным источником беспокойства.

В районах, где танки могут действовать свободно, мы должны в полной мере отвлечься от тактики сегодняшнего дня, ибо бой будет совершенно иным. Во-первых, потеряют всякое значение пули - одно из главных средств боя, во-вторых тесное взаимодействие, которое мы видим между снарядами пулями, окажется невозможным, ибо сила наступления будет основываться не на пулях, а на снарядах - обыкновенных и бронебойных. В этом отношении бой между танками примет характер морского боя, но с той большой разницей, что корабли дерутся в море, а базируются на суше здесь же и дерутся и базируются только на суше. Что из этого следует? То что порты, гавани и береговые форты не могут следовать за кораблями [14] в море, тогда как их земные подобия следуют за танками на их поле боя. Если бы на море можно было двигать защищенные гавани за флотом, то морской бой был бы очень похож на то, чем вероятно будет бой на суше.

В предыдущей лекции я уже касался этого вопроса. Я упоминал организацию армии Александра Македонского. Его тяжелая конница опиралась на его фаланги - медленно двигавшуюся крепость из копий. Да и сейчас мы видим то же самое: пехота опирается на артиллерию. Но в танковом бою нет пехоты; там будет вестись борьба между самоходными бронированными пушками. На что же должны опираться эти войска? Они будут опираться на противотанковые войска, как я их буду называть. Эго - новейшие представители средневекового вагенбурга древней фаланги.

По моему будущее покажет нам, что механизированная армия или механизированные соединения должны быть организованы в два крыла: танковое - для удара и противотанковое - для защиты. Первое будет состоять из самоходных машин, а второе - из возимых противотанковых орудий и средств, которые могут следовать за первыми и устанавливать новейший вагенбург в тылу или вблизи от первых. Я хотел бы, чтобы вы удержали в памяти эту картину, так как в дальнейшем я часто буду возвращаться к ней. Винтовка и пушка заменяются в настоящее время танком и противотанковыми средствами, так как броня устранила пулю.

10. Пехота

В бою между бронированными машинами пехота не может принять участия, стоящего того риска, которому она подвергается. Но, как я уже указывал, действия танков исключаются на местности гористой или густо поросшей лесом; кроме того танки никогда не будут настолько многочисленны, чтобы быть в состоянии занимать местность и контролировать ее. Так как горных и лесных действий избежать нельзя, то для них потребуется хорошо обученная пехота, вернее легкая пехота; с другой стороны, поскольку в 9 случаях из 10 будет необходимо занятие территории противника, а это всегда являлось видимым выражением победы, я предлагаю, чтобы для этой работы была введена категория бойцов второй степени (soldiers of the «second degree»). Таким образом мы получим две категории пехоты: перволинейную и второлинейную. Первая будет вооружена для «пулевой» войны, т. е. пулеметами и винтовками, а вторая, как я уже предлагал, должна быть снабжена для выполнения инженерных и полицейских задач. Главными задачами второлинейной пехоты в завоеванной местности будут охрана путей сообщения от рейдирующих войск и постройка укрепленных центров, а также защищенных баз.

11. Кавалерия и конные стрелки

В настоящее время кавалеристы представляют собой только конных стрелков, потому что сабля и пика являются не оружием а лишь традиционной oбузой. Пока приходится иметь дело с пехотными массами, существование [15] конницы оправдывается, но как только эти массы будут моторизованы, хотя бы даже для частных целей, конница исчезнет. Основание к этому очевидно: если легко моторизовать человека, то труднее, а главное невыгодно делать то же с лошадью. Кавалерийская дивизия с сотнями конских транспортеров, перегруженная без того огромным количеством фуражных повозок и грузовиков, будет скорее кошмаром, чем боевым соединением.

Конница умрет медленной, хотя и естественной смертью, но идея кавалерии не умрет: она будет жить в форме моторизованного, а также и механизированного бойца. Что касается первого, то нужно различать моторизованного партизана от моторизованного кавалериста. Первый представляет собой иррегулярного бойца, появившегося только вместе с данной войной; задачи его как действующего в своей собственной стране имеют особый характер. Второй - хорошо обученный разведчик, являющийся частью организации первой линии, посаженный в легкий автомобиль; эти разведчики хоть и не смогут проникнуть всюду, куда может пройти лошадь, но зато они будут в состоянии покрыть значительно большее пространство с большой скоростью, т е. они за данное время смогут сделать значительно больше современного кавалериста. Это вполне возместит их второстепенные недостатки.

Для последних, т. е. механизированных кавалеристов, у нас есть бронеавтомобиль, о котором многие думают, что он совсем будет вытеснен легким танком как обладающим более высокой проходимостью. Это может случиться, но не следует забывать, что механизированная кавалерия всегда будет требоваться для дальней разведки, для налета на отдельные посты, посты, железнодорожные станции, аэродромы и штабы, а следовательно износ машин будет весьма значительным. Пока танк не будет более вынослив, чем сейчас, невыгодно по видимому произвести эту замену. Затем нельзя упускать из виду, что большинство объектов, разведка или атака которых будет возлагаться на механизированную кавалерию, будет находиться на дорогах и что в подобных действиях обычно потребуется большая скорость.

Другой задачей этого рода войск будет вероятно образование сильного ядра моторизованных партизанских сил. При поддержке эскадронами механизированной кавалерии партизаны будут более устойчивы; кроме того, поскольку дисциплина у них обычно невысока, легче будет удержать их от мародерства и прочей «партизанщины», что часто проявляется в поспешно созданных партизанских отрядах.

12. Артиллерия

Поскольку пуля в бронированном бою будет играть ничтожную роль, нужно ожидать коренных перемен в тактике артиллерии, а следовательно и в ее вооружении. Сейчас мы имеем четыре главных типа орудий: осадные (включая тяжелые и средние), горные, зенитные и полевые. Из них первые три будут необходимы и в дальнейшем, причем вероятно будут весьма близки к теперешним образцам. Четвертый очевидно станет иным, ибо современная [16] 18-фунтовая{9} пушка и 4,5-дм. гаубица приспособлены для совместных действий с пехотой, а не с танками.

Следует помнить, что танк - не что иное, как установка для полевого орудия. Он снабжен пушкой малого калибра, вроде 3-фунтовой, потому что мощь этого орудия достаточна для пробития сравнительно тонкого броневого покрытия. По мере утолщения брони будет вероятно увеличиваться и калибр пушки.

Нужно ли нам более мощное орудие для взаимодействия с 3-фунтовым? Ответ на этот вопрос зависит от тактики. В современном бою 18-фунтовая пушка и 4,5-дм. гаубица прикрывают атаку пехоты издали, стреляя непрямой наводкой. Подобные поддержка или прикрытие, за исключением стрельбы дымовыми снарядами, не могут считаться надежными, ибо нельзя рассчитывать на результаты, стреляя подобным образом по танкам, из которых многие двигаются со скоростью от 30 до 60 км в час. Дым же как прикрытие более важен, и хотя сам танк может выпустить более густое облако дыма для собственного прикрытия, но тяжелые дымовые снаряды, направленные вперед машин, являются наиболее надежным средством. Отсюда мы можем заключить, что необходим танк, вооруженный гаубицей.

Дальше, танк может встретиться с укрепленным пунктом, фортификационным сооружением, строением, деревней и пр., против которых 3-фунтовая пушка недействительна. Здесь мы имеем другую задачу для гаубичного танка, а именно: бомбардировку этих пунктов и прикрытие танковой атаки против них Таковы поддержка и взаимодействие артиллерии в бою танков против танков. Но это только половина задачи; другая половина будет заключаться в артиллерийском огне противотанковой базы - подвижной крепости позади танков. Так как ее орудия будут передвигаться на собственном ходу за тягачами или перевозиться на машинах, то они должны быть достаточно легкими, а поскольку танк можно пробить сравнительно легким снарядом, то подходящим орудием будут пушки малого калибра. Поэтому мы можем остановиться на 3-фунтовых пушках, установленных на гусеничных лафетах с броневыми щитами или куполом. Стрелять они будут бронебойными снарядами; действительность огня будет зависеть от меткости.

Кроме меткости желательно иметь поток огня, особенно в бою на близких дистанциях. В этом отношении хотя и можно сконструировать автоматическую 3-фунтовку,но из-за трудностей в снабжении боеприпасами может оказаться более целесообразным остановиться на противотанковом пулемете, стреляющем бронебойными пулями калибра в 1 дм. или в 3/4 дм.,так как такой снаряд пробьет дюймовую броню с дистанции от 500 до 700 ярдов (ярд - 0,9 м).

Таким образом мы приходим к следующим видам оружия в танковом соединении:

- танковое крыло - 3-фунтовые пушки и полевые гаубицы; [17]

- противотанковое крыло - 3-фунтовые пушки и противотанковые пулеметы.

Снаряды должны быть: 3-фунтовые - бронебойные, гаубичные - дымовые и фугасные, а для пулеметов - бронебойные пули.

13. Бронированные части

B отношении бронированных машин я в первую очередь хотел бы обратить внимание на неудачную официальную номенклатуру: средние, легкие танки и танки сопровождения; где только возможно, название должно соответствовать функции оружия. Говорить о среднем и легком так же разумно, как и о дорогом и дешевом. Сущность машин определяется ее функцией; уже в первоначальной идее заложена функция, и к этой идее должны быть приспособлены как конструкция, так и название. Какие же идеи должны направление конструкции? Это - отыскание противника, прикрытие и удар; значит нам нужны машины, могущие отыскать, могущие прикрывать и могущие наносить удар; другими словами - разведывательные танки, артиллерийские танки и боевые (штурмовые) танки.

Каким типом машины должен быть разведывательный танк? Ответ зависит от того, о какой разведке идет речь - о дальней или ближней. Если о первой, то нужна длинная машина, так как в этом случае большую роль играет скорость, а длинные машины на быстром ходу легче возьмут препятствия, чем короткие. Для целей ближней разведки иметь такую же машину будет во-первых расточительством, а во-вторых в ближней разведке чем менее заметна машина, тем меньше она уязвима; поэтому нужна будет машина, подобная нашему теперешнему легкому танку.

Что касается второй категории машин, то здесь по всей вероятности будет два вида: действующих издали и действующих вблизи. Первая, как я уже говорил, будет представлять собой самоходную бронированную артиллерийскую установку для гаубицы достаточно большого калибра для стрельбы как дымовыми, так и фугасными снарядами. Второй тип, я думаю, должен быть, как я называю, истребителем разведчиков, - машина более мощная, чем танк-разведчик, и вооруженная противотанковым пулеметом или полуавтоматической малокалиберной пушкой. Такая машина, могущая дать мощный сноп огня, будет особенно полезной в ближнем бою.

Третья категория - собственно боевые танки - должны, я думаю, состоять из двух типов машин: штурмовых танков, подобных теперешним нашим средним танкам, и машин преследования, которые возможно совпадут по типу с разведывательными машинами дальнего действия. Преимущество штурмовых танков над легкими машинами заключается в более тяжелой броне, большей способности в преодолении препятствий и кроме того в их большем моральном эффекте. Страх, который танк возбуждал в мировой войне, был хорошо признан немцами, но нами понят только отчасти, а сейчас почти забыт. Если значителен моральный эффект, производимый теперешним легким танком, вооруженным одним пулеметом, то он [18] подавляющ от 16-т среднего танка, двигающегося со скоростью 30 км в час и стреляющего из 3-фунтовой пушки и 4 пулеметов. Это упускается из виду защитниками легких машин.

Из специальных машин трудно сейчас предвидеть все типы, ибо с дальнейшей механизацией армии несомненно потребуется множество типов. Позже, наверное можно сказать, что будут построены следующие семь типов: 1) плавающий танк; 2) тяжелая штурмовая машина; 3) танк снабжения; 4) мостовой танк; 5) химический танк; 6) миноукладчик и 7) тральщик мин. Что касается плавающих танков{10}, то по моему мнению все разведывательные машины и машины преследования должны обладать способностью передвигаться собственной силой по воде - в реке и в море. Тяжелую штурмовую машину я представляю себе подобной нашему опытному тяжелому танку; главным свойством ее должна быть не огневая мощь или скорость, а броня, могущая противостоять всем снарядам полевых орудий (кроме специально бронебойных). Прежде чем перейти, к следующему разделу, я хотел бы подытожить сказанное, чтобы мои слушатели могли ясно представить себе картину общей организации танкового соединения или армии.

Это соединение будет состоять из двух крыльев: противотанкового и танкового. На марше первое будет прикрываться вторым. На остановке оно немедленно развертывается и организует оборону района с помощью артиллерии, противотанковых пулеметов, минных полей и различных сооружений для создания укрытия не только для служб и вспомогательных частей, но и для танкового крыла. Отсюда танковое крыло выходит в бой и сюда же возвратится в случае сильного нажима или поражения со стороны противника. Это крыло будет включать разведывательные танки для дальней разведки, разведывательные танки для ближней разведки, танки-истребители и боевые, которые будут действовать с некоторым подобием морскому флоту.

14. Инженерные войска

Обращаясь к инженерным войскам, мы и здесь можем ожидать коренных перемен. В настоящее время инженерные войска являются по преимуществу полевыми; в их задачи входят: постройка укреплений и мостов, дорожное строительство, снабжение водой и работы по разрушениям. Все это так же необходимо механизированной армии, как и теперешней. Инженерные войска, я считаю, должны стать значительно ближе к механизированным родам войска, чем это имеет место сейчас. Они должны не только заниматься вопросами о содействии или противодействии подвижности танков, но и принять на себя ответственность за весь полевой ремонт [19] машин, кроме малого, который является обязанностью танкового экипажа. Поэтому инженерные войска должны быть разделены на полевые инженерные части и механические части. Последние, будучи организованы в бригады или дивизионные роты и будучи снабжены каждая полевым складом запчастей и подвижными ремонтными мастерскими, должны производить полевой ремонт машин. Капитальный ремонт должен производиться частями артиллерийско-технического снабжения службы вооружений{11}.

15. Воздушные силы

Хотя воздушные силы полностью моторизованы, они не механизированы. Нетрудно было бы снабдить самолет соответствующей броней, но невыгодно, так как существенными свойствами самолета являются скорость и радиус действий. Этот род войск, обладающий способностью двигаться в трех измерениях, составляет особую силу, которой будущее сулит неограниченные возможности. Когда управление при помощи радио будет усовершенствовано, мы, несомненно, увидим настоящую воздушную армию. Как только будет изобретено точное оружие, война на сушей на море должна немедленно изменить формы. Сейчас наступательная сила авиации ограничивается трудностью поражения мелких целей. Воздушный бомбардировщик выбирает такие цели, которые он может поразить наверняка, как например: город, широко раскинувшийся склад, длинную колонну людей или отряд морских транспортов. Чем больше по размерам цель, тем выгоднее будет ее атаковать.

Могут сказать, что поразить колонну пехоты вовсе не легкая вещь. Это верно, если под поражением колонны понимать поражение людей, идущих в ней. Но люди имеют нервы, которые поражаются всякий раз, как только подан сигнал воздушной опасности. Одна лишь угроза воздушной атаки вынудит колонну немедленно рассыпаться и принять оборонительный, а значит статический порядок. Это поражение подвижности является не менее действительным средством, чем попытка уничтожить несколько живых существ, ибо постоянное и беспрерывное применение этого средства вызовет усиление деморализации живой силы и дезорганизацию плана противника, Механизированная колонна в сравнении с пешей значительно менее уязвима не только потому, что представляет меньшую и более расчлененную цель, но главным образом потому, что угроза поражения с воздуха в этом случае не вызывает необходимости остановки. Чтобы машине нанести поражение, нужно в нее попасть, причем если будет поражена одна машина, то другая от этого едва ли пострадает. Отсюда мы видим, что в данном случае ответом на воздушное нападение будет броня: броня косвенным образом оказывает на воздушную тактику большее влияние, чем огонь; пуля и снаряд могут сбить единичный самолет, броня же поражает самую сущность воздушной силы тем, что не испытывает морального эффекта от неточно сброшенных бомб. [20]

Главное тактически уязвимое место в организации воздушных сил надо искать не в воздухе, а на земле, так как здесь находится их тыл. Последний подвержен нападению и с воздуха и с земли, причем из этих двух способов второй во многих случаях может оказаться настолько действительным, что аэродромы, базы и пр. должны будут оставаться возможно дальше в тылу, - те же из них, которые будут выдвинуты больше вперед, будут сильно укреплены против атак танков и бронемашин и притом укреплены настолько сильно, что вряд ли смогут часто передвигаться. Но чем менее подвижными. они станут, тем окажутся более уязвимыми для воздушного нападения.

Из этих нескольких замечаний мы можем увидеть, что между механизацией на земле и моторизацией в воздухе имеется тесное родство, танк и самолет взаимно зависимы друг от друга, а следовательно, придя к одному, мы едва ли сумеем успешно действовать без другого. Самолет, отыскав танки противника, дает возможность своему танку атаковать или задержать их и тем прикрыть аэродром. Без танка тыл авиации открыт, а без самолета фронт танков слеп. Отсюда вывод, что в будущей войне взаимодействие между танками и авиацией, по всей вероятности окажется не менее важным, чем взаимодействие танков с пехотой. Оно может оказаться настолько важным, что мы должны считаться с возможностью объединения танков и авиации в одно соединение, тогда как объединение пехоты и авиации в одно соединение является немыслимым, потому что их основные боевые свойства диаметрально противоположны.

Рассмотрим дальше проблему чисто оборонительной точки зрения; по моему личному мнению не приходится сомневаться в том, что артиллерия и другие средства ПВО станут настолько действительными, что создадут для авиации чрезвычайно большую угрозу при атаке сильно защищенного района. Но много ли районов можно сильно защитить? Ответом будет: очень мало. В борьбе, которая будет иметь место между промышленными, политическими центрами и военными центрами, последние скорее всего отойдут на второй план. Поэтому все усилия должны быть направлены на уменьшение численности и на ограничение размеров военных объектов, представляющих собой хорошие цели для авиации противника. Эго может быть достигнуто и целесообразно выполнено только путем сокращения размеров армий - заменой количества качеством.

Переходя к вопросу обороны на марше, мы можем придти к заключению, что современные армии с их огромными медленно двигающимися обозами не только представляют собой благодарную цель для воздушной атаки, но что и организация надежной ПВО в таких армиях, беспрерывно тревожимых моторизованными партизанами и находящихся под постоянной угрозой атаки мото-мехчасгей противника, становится неразрешимой задачей. Главная причина этого заключается в том, что организация и управление ПВО на марше представляют значительно большие трудности, чем на остановке или на постоянных позициях. [21]

Таким образом мы видим, что как бы консервативна военная мысль ни была, влияние воздушных сил на старые роды войск настоятельно требует замены их такими, которые обладают большей способностью самозащиты, менее тяжеловесны и более подвижны, - такими родами войск, которые могут взaимoдeйcтвoвaть с авиацией, вместо того чтобы нуждаться в ней для сопровождения себя с одной позиции на другую. Род войск, нуждающийся в прикрытии, принадлежит к низшей боевой категории.

16. Дым

Дым. представляет собою прекрасный щит против прицельного огня, но против массового огня не дает достаточной защиты. Ясно, что если при пехотной атаке ослепить наблюдательные пункты противника, то атакующие будут защищены от артиллерийского огня; но ставить дымовое облако перед фронтом пехоты почти бесполезно, так как пулеметчики противника будут стрелять по облаку. Замените пехоту танками, и зашита станет действительной. Короче, дым и броня являются взаимно дополняющими друг друга факторами защиты. Что касается способа постановки дымовых завес, то во многих случаях выпускать дым из быстродвижущихся машин будет и тактически и экономически выгоднее, чем посредством стрельбы из орудий дымовыми снарядами. Один танк может выпустить густоt облако дыма длиною в милю буквально за несколько шиллингов, тогда как устроенное снарядами оно будет стоить тысячи фунтов стерлингов. Это не значит, что дымовые снаряды следует забросить, как я уже указывал, они должны оказать неоценимую услугу в танковом бою.

17. Отравляющие вещества (ОВ)

Влияние смертоносных и нарывных ОВ, а также слезоточивых веществ и ядовитых дымов на старые роды войск настолько ясно, что не нуждается в особом пояснении. Человек в маске является бойцом наполовину; в противогазовой одежде он еще хуже. Танк же, представляющий собою металлическую коробку на гусеницах, можно сделать газонепроницаемым, так же как можно сделать его водонепроницаемым: значит газонепроницаемым танкам нечего бояться газовой атаки, а в то же время они сами могут нести большое количество ОВ для нападения. Поэтому сам собой напрашивается следующий способ: приспособить сзади танка несколько больших баллонов с жидким газом и сбрасывать их при помощи специального сбрасывателя, который сразу же приводит в действие находящийся в баллоне прибор, подобный дистанционной трубке. Современный средний танк может легко везти с собою 10 центнеровых баллонов и следовательно в несколько минут может выпустить тонну газа. Поскольку танк может маневрировать с учетом ветра, чего не может делать снаряд, эта форма газовой атаки должна оказаться чрезвычайно сильной, особенно в случае фланговых действий. [22]

Дальше