Содержание
«Военная Литература»
Исследования

От малой Антанты к тройственному пакту (внешняя политика Югославии в 1920 — 1941 годы)

Мирный договор, подписанный в Версале в июне 1919 года, создавал такую систему международных отношений, при которой малые страны Европы попадали в политическую зависимость от великих держав — Англии, Франции и США. Таким образом в Европе возникла однополярная политическая система, в которой доминировали победившие державы Антанты; фактически они монопольно вершили судьбы континента, в том числе и судьбы Балкан.

В состав созданного в конце 1918 года Королевства сербов, хорватов и словенцев вошли не все территории, населенные югославянами. Новое государство имело территориальные претензии ко всем своим соседям, кроме Греции. Нерешенными были споры с Венгрией, Румынией, Албанией и Болгарией (македонский вопрос никто с повестки дня не снимал).

Наиболее острыми были итало-югославские и австро-югославские противоречия. Италия, основываясь на секретных статьях Лондонского договора 1915 года, оккупировала часть Далмации, Истрию и Триест. В составе Австрии остались исторические словенские земли — Каринтия и Южная Штирия. Урегулирование этих споров было одной из главных забот внешней политики молодого государства.

Решение их во многом осложнялось позицией держав Антанты. Англия, Франция и США не торопились с признанием югославского государства. На Парижской мирной конференции делегация Королевства сербов, хорватов и словенцев пыталась поднять вопрос об урегулировании территориальных споров с Австрией и Италией, но поддержки не получила.

Вопрос о государственных границах Королевства сербов, хорватов и словенцев был частично урегулирован только в сентябре на международной конференции, созванной в связи с подписанием мирного договора с Австрией. Тогда была решена проблема демаркации австро-югославской границы, а окончательно территориальный спор королевства с Австрией был урегулирован в 1920 году, когда в Словенской Каринтии, на которую претендовало королевство, под контролем представителей Антанты был проведен плебисцит по вопросу о ее государственной принадлежности. Большинство населения этой зоны, где преобладали словенцы, высказалось все же за сохранение Каринтии в составе Австрии.

27 ноября 1919 года страны Антанты подписали Нейиский мирный договор с Болгарией. По этому договору была установлена граница Королевства сербов, хорватов и словенцев с Болгарией, причем к королевству отошла часть болгарской территории площадью 2566 квадратных километров, на которой преобладало болгарское население.

В течение 1919 — 1920 годов королевство урегулировало пограничные споры с Грецией и Румынией. Гораздо труднее разрешился итало-югославский спор. Только под давлением Англии, Франции и США Королевство сербов, хорватов и словенцев пошло на переговоры с Римом. 12 ноября 1920 года в Рапалло был подписан итало-югославский договор, по которому Италия отказывалась от своих претензий на Далмацию. В то же время в состав Италии вошли города Триест, Пула, полуостров Истрия и несколько островов на Адриатике — территории, которые югославы считали своими. Относительно хорватского города-порта Риеки (Фиуме), оккупированного Италией, стороны пошли на компромисс, признав Фиуме с округой независимым государством. Эти условия Раппальского договора, фактически навязанные великими державами, не удовлетворили ни Италию, ни Югославию — и спорные вопросы, формально решенные, продолжали осложнять итало-югославские отношения.

Территориальные споры Королевства с Венгрией были урегулированы в рамках Трианонского договора 1920 года, которым, в частности, определялась венгеро-югославская граница.

В 1920 году Югославия, Чехословакия и Румыния образовали военно-политический блок, получивший название Малой Антанты. Формально новый блок был направлен против Венгрии, но Франция, которая стояла за спиной Малой Антанты, рассматривала этот военный блок как важный инструмент своего влияния на Балканах. В результате Малая Антанта приобрела ярко выраженную антисоветскую направленность.

Политическая зависимость Югославии от стран Антанты, и прежде всего Франции, дополнялась зависимостью экономической. С начала 1920 х годов Франция, Англия и США установили контроль над рядом секторов югославской экономики, прежде всего финансовым и сырьевым.

Отношение единого югославянского государства, которым управляла сербская олигархия, к Советскому Союзу было подчеркнуто враждебным. Добившись «объединения и освобождения», сербская правящая верхушка утратила интерес к своему некогда великому союзнику. К тому же правящие круги королевства опасались экспорта революции из России, тем более что почва под революционными настроениями в Югославии была, и весьма солидная. Поэтому королевское правительство в межвоенный период воздерживалось от любых контактов с СССР. Дипломатические отношения с Советским Союзом Югославия установила последней из стран Европы — только в июне 1940 года.

Зато в Югославии нашли приют множество эмигрантов из России, среди которых было большое количество научной интеллигенции. Этот шаг Белграда был во многом вызван сугубо прагматичными интересами: нищая, разоренная войной Сербия, в которой человек с высшим образованием был редкостью, получила в свое распоряжение ценнейшие научные кадры Российской империи. Благодаря этому в короткий срок Югославии удалось добиться существенного укрепления высшей школы, где русские приват-доценты и профессора готовили для Югославии высококвалифицированных специалистов.

Таким образом, до 1933 года Югославия не имела никакой внешнеполитической альтернативы союзу с Францией. Связка Белград — Париж стала еще прочнее после подписания в ноябре 1927 года договора о дружбе между Югославией и Францией. Но внешнеполитических позиций Югославии этот договор отнюдь не усилил, а лишь продемонстрировал возросшую зависимость югославской политики от Франции. Военная мощь Югославии почти целиком зависела от поставок французского оружия и от французских кредитов.

Италия считала Югославию своим главным соперником на Балканах и целью ее политики в отношении Югославии было расчленение страны на несколько слабых и желательно зависимых от Италии государств. Рим принял самое активное участие в формировании и становлении движения усташей — хорватских фашистов. Используя противоречия в отношениях Югославии с Болгарией, Венгрией и Грецией, Италии удалось серьезно осложнить внешнеполитическое положение Югославии и фактически поставить ее на грань изоляции на Балканах — даже союзники Югославии по Малой Антанте, Румыния и Чехословакия, отказались гарантировать ей помощь в случае начала итало-югославской войны. А установив в Албании полностью зависимый от Италии режим, Рим получил плацдарм для дальнейшей экспансии на Балканах.

В ноябре 1926 года был подписан итало-албанский пакт о дружбе и безопасности, в результате чего Албания фактически превращалась в итальянский протекторат. Позиции Италии улучшились, а позиции Югославии, раздираемой внутренними противоречиями, существенно ухудшились. Югославская дипломатия активно пыталась урегулировать отношения с Италией, но узел противоречий был завязан слишком туго. В феврале 1934 года в Афинах был подписан пакт о создании нового военно-политического блока — Балканской Антанты, в которую вошли Югославия, Турция, Греция и Румыния. Этот блок был явно направлен против Италии. В ответ Италия пошла на сближение с Австрией и Венгрией, создав тем самым противовес Балканской Антанте. Идея воссоздания монархии Габсбургов, которую активно поддерживала Италия, для Белграда была постоянным внешнеполитическим кошмаром.

В поисках союзника страны Центральной и Юго-Восточной Европы все чаще обращали свои взоры на восток, в сторону Советского Союза. В январе 1934 года Постоянный совет Малой Антанты высказался в пользу нормализации отношений с СССР. Следуя этому решению, правительства Чехословакии и Румынии в июне 1934 года установили дипломатические отношения с СССР. Однако Югославия отказалась последовать примеру своих союзников. Югославское правительство не вняло и убеждениям французского министра иностранных дел Луи Барту, который в конце июня 1934 года специально приехал в Белград, чтобы уговорить сербские правящие круги установить дипломатические отношения с СССР. Это было маленькой сенсацией — Белград впервые не пошел покорно вслед за Парижем. И на это имелись весьма серьезные причины.

1933 год стал переломным в судьбе межвоенной Европы: в Германии к власти пришел Гитлер. Берлин взял курс на пересмотр Версальского мира — мира, на котором фактически зиждилась вся послевоенная Европа и была построена Югославия.

Этот подкоп под фундамент, на котором стояла Югославия, не мог не повлиять на югославскую внешнюю политику. В Белграде, и не только в Белграде, достаточно быстро поняли, что в монополярной до того Европе появился новый фактор силы. В среде малых европейских государств началась перегруппировка.

Югославия одной из первых стран Европы поспешила на сближение с Германией. Уже в марте 1934 года между этими государствами начались переговоры о заключении нового торгового договора. Обсуждение условий этого договора в скупщине фактически вылилось в поток прогерманской пропаганды. «Между Германией и Югославией нет ни политических, ни экономических противоречий, — заявляли сербские депутаты. — Мы искренне желаем германо-югославского сближения». К весне 1934 года в политических кругах Белграда уже сложилась мощная прогерманская группировка. Германофилы возлагали большие надежды на помощь Берлина в урегулировании итало-югославских противоречий. Кроме того, в Белграде нашли полную поддержку требования Гитлера присоединить Австрию к Германии. Сербские правящие круги считали, что «аншлюсс» (присоединение Австрии к Германии) является меньшим злом для Югославии, чем существование независимой Австрии.

Появление с приходом Гитлера очага новой войны в Европе потребовало перегруппировки и в стане великих держав. Франция начала активно искать сближения с Италией. В Белграде это вызвало панику: за союз с Римом французы могут расплатиться югославскими территориями! Эти шаги Парижа привели к росту прогерманских настроений у сербских властей. Король Александр немедленно отправился во Францию: требовалось добиться от союзника ясности в отношениях.

В Марселе короля встречал министр иностранных дел Франции Луи Барту. Оба политика сели в открытый автомобиль, и кортеж двинулся по улицам Марселя, приветствуемый толпами горожан. И вдруг раздались выстрелы...

Король Александр и Луи Барту были убиты группой хорватских усташей. Если бы король остался жив, он, вероятно, очень удивился бы, узнав, что «заказал» его Берлин — тот самый Берлин, на который в Белграде возлагали такие надежды. В Германии видели в профранцузски настроенном Александре препятствие для сближения Югославии с Берлином, хотя главной мишенью все же являлся не он, а энергичный министр иностранных дел Франции Луи Барту.

Преемником короля Александра стал его 11 летний сын Петр. До совершеннолетия короля от его имени правил регентский совет, который возглавил принц-регент Павел, тяготевший к германофильству. В руках его была сосредоточена королевская власть — напомним, что Югославия по конституции 1931 года фактически была абсолютной монархией.

Убийство короля Александра чрезвычайно обострило итало-югославские и венгеро-югославские отношения. Обе страны фактически являлись базами для деятельности хорватских усташей, из числа которых и были завербованы убийцы короля. А рассмотрение жалобы Югославии на Италию и Венгрию только ухудшило югославо-французские и югославо-английские отношения: обе великие державы были гораздо больше заинтересованы в сближении с Италией, чем в удовлетворении притязаний своего второсортного союзника, который и так никуда не денется. И в Белграде, где издавна привыкли лавировать между разными полюсами силы в Европе, вероятно, в который раз с горечью пожалели о том, что России больше нет... Впрочем, был Советский Союз, но с ним Югославия не желала иметь ничего общего. Оставался Берлин...

«Югославия не следует чьей-либо политике, а идет своим собственным путем и руководствуется лишь своими интересами». Эти гордые слова премьер-министра и одновременно министра иностранных дел Югославии Стоядиновича в реальности маскировали начавшееся с 1935 года стремительное сближение Югославии с фашистской Германией.

До 1936 года в экономике Югославии доминировали Франция и Англия. В конце 1936 года в общем объеме иностранных инвестиций в Югославии доля Франции составляла 17%, Англии — 14%, Чехословакии — 12%, Германии — 0,88%. Но уже через два года Германия вышла на первое место в югославской внешней торговле и на третье — по объему инвестиций. Югославские военно-воздушные силы заменяли устаревшие «фарманы» на современные «мессершмитты». Югославские сырьевые продукты, в первую очередь цветные металлы, были очень нужны возрождающейся германской военной промышленности. А лидирующая роль Югославии на Балканах облегчала Германии задачу развала системы военно-политических пактов между государствами Центральной и Юго-Восточной Европы, которую успела создать Франция.

Ослаблению позиций Франции на Балканах вообще и в Югославии в частности во многом способствовал мировой экономический кризис начала 1930 х годов. Зато Англии удалось сохранить и даже упрочить свое влияние в Югославии. И с середины 1930 х годов определяющую роль в югославской политике стало играть уже англо-германское противостояние.

В сербских политических кругах существовала достаточно сильная проанглийская прослойка. В первую очередь к ней относилась Сербская земледельческая партия, а также часть сербских радикалов. На Англию ориентировалось и левое крыло Хорватской крестьянской партии. Многие ведущие политики страны — члены королевской семьи, министры, высшие чиновники — были тесно связаны с международной финансовой олигархией, с англо-французским капиталом.

Англия поддерживала Югославию в итало-югославском споре. Это давало Белграду возможность лавировать между Лондоном и Берлином, опираясь одновременно на поддержку тех и других.

Франция к этому времени сблизилась с Италией и поддерживала ее планы реставрации в Австрии монархии Габсбургов для создания противовеса возрастающей мощи Германии. В Югославии считали, что этот шаг угрожает территориальной целостности страны и приведет к восстановлению враждебной Австро-Венгерской империи. Поэтому для Белграда более привлекательным был «аншлюсс», в результате которого Австрия вообще исчезла бы с карты Европы, а Югославия получила бы общую границу с дружественной Германией. Эта позиция Белграда способствовала дальнейшему германо-югославскому сближению.

В январе 1937 года при активном участии германской дипломатии был заключен Договор о вечной дружбе между Болгарией и Югославией. Тем самым фашистская Германия выступила в роли «поборника дружбы двух славянских народов», а система созданных Францией пактов на Балканах получила первый серьезный удар — ведь эти пакты заключались в том числе и против Болгарии! Этот шаг Белграда привел к охлаждению его отношений с недавними союзниками — Румынией и Грецией.

Посредничество германской дипломатии позволило Югославии урегулировать свои отношения и с главным вероятным противником — Италией. Длительные переговоры, которые долго держались в секрете, привели в результате к тому, что 25 марта 1937 года в Белграде был подписан пакет итало-югославских соглашений о дружбе, нейтралитете, торговле и мореплавании. Этот договор стал большим успехом югославской дипломатии. Италия отказывалась от территориальных претензий к Югославии, обязывалась прекратить деятельность на своей территории хорватских усташей, улучшить положение югославских национальных меньшинств в Италии, развивать итало-югославскую торговлю на выгодных для Югославии условиях. И этот успех был достигнут с помощью Германии — новой европейской силы, на которую в Белграде отныне возлагали большие надежды.

В мае 1937 года в Белград прибыл Герман Геринг. Он встретился с принцем-регентом Павлом и премьер-министром Стоядиновичем. Через месяц югославскую столицу с официальным визитом посетил министр иностранных дел Германии фон Нейрат, который зондировал почву для заключения договора о дружбе между Германией и Югославией. Но белградское правительство, которое теперь имело возможность лавирования между центрами силы в Европе, не спешило идти на этот шаг.

В октябре 1937 года премьер-министр Стоядинович посетил Париж и Лондон. В Париже он подписал соглашение о продлении франко-югославского договора о дружбе, но отказался подписывать с Францией пакт о взаимной помощи в случае агрессии Германии.

Из Лондона югославский премьер отправился в Берлин, где встретился с Гитлером, и в беседе с ним еще раз подтвердил, что Югославия считает возможный «аншлюсс» Австрии чисто внутригерманским делом и не собирается этому препятствовать. Более того, Югославия намерена всемерно развивать отношения с Германией. «Ничто так не отдаляло Югославию от Германии, как французские очки, — заявил Стоядинович. — Югославия теперь сбросила эти очки».

Через два месяца, 13 марта 1938 года, немецкие войска вступили в Австрию. «Сбросившая очки» Югославия увидела гитлеровские войска у своих границ, но ничего, кроме одобрения у Белграда это не вызвало. 14 марта югославское правительство опубликовало заявление, в котором говорилось, что «аншлюсс» — «чисто внутреннее дело немецкого народа», а Югославия будет и далее проводить дружественную политику по отношению к Германии.

«Аншлюсс» Австрии вызвал обострение англо-германской борьбы за влияние на Балканах. Германия продолжала целенаправленно разрушать систему послевоенных пактов. Под ее давлением и при лояльной позиции Югославии страны Малой Антанты признали за Венгрией равные права на вооружение и 23 августа 1938 года отменили соответствующие статьи Трианонского договора. Но к сближению Югославии с Венгрией это не привело. А через месяц, 29 сентября, великие державы подписали Мюнхенские соглашения о расчленении Чехословакии, и Малая Антанта прекратила свое существование.

Сближение Югославии с Германией продолжалось. Воевать с югославами в Берлине не собирались, и вся политика Германии на Балканах была нацелена на экономическое подчинение стран этого региона и использование их ресурсов в военных целях. В частности, с этой целью германские спецслужбы и созданное в Белграде при их активном участии Югославо-Германское общество способствовали распространению в Югославии прогерманских настроений. В стране функционировали организации немецкого «Культурбунда» («Культурного союза»), активно действовавшего в среде этнических немцев-граждан Югославии (таких насчитывалось более 500 тысяч). Под крышей этого союза почти открыто работали агенты германских спецслужб, создавшие широкую шпионскую сеть в югославской армии и кругах политической элиты, формировавшие «пятую колонну» внутри страны. Под видом спортивных организаций действовали школы боевиков, где германские инструкторы готовили из числа этнических немцев диверсионные группы для будущей войны. Штат германского посольства был увеличен на 500 человек. Большинство этих «дипломатов» имели к дипломатии самое отдаленное отношение.

Европа уверенно шла ко Второй мировой войне. В марте 1939 года Германия оккупировала остатки Чехословакии. В апреле того же года Италия захватила Албанию. В ответ на эти действия Англия заключила договор о взаимной помощи с Турцией.

Летом 1939 года германская дипломатия развернула энергичные действия по развалу Балканской Антанты и созданию вместо него прогерманского военного блока в составе Югославии, Болгарии и Венгрии. В июне принц-регент Павел посетил Берлин, где вел переговоры с Гитлером. Затем Павел в традициях югославской политики лавирования отправился в Лондон, чем навлек на себя гнев немцев. Германия демонстративно отложила подписание соглашения о поставках в Югославию немецкого оружия и военных материалов.

1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война — гитлеровская Германия напала на Польшу.

В ответ Англия и Франция объявили Германии войну. Югославия заявила о своей нейтральной позиции. В народе говорили: «Принц-регент у нас за Англию, правительство — за Германию, армия — за Францию, а мы — за Россию!» Но как раз с Россией правящие круги Югославии не желали иметь ничего общего.

Фактически экономика страны с самых первых дней войны работала на Германию. Внешняя торговля Югославии практически полностью переориентировалась на германский рынок. Резко возросший спрос на металлы (медь, хром, свинец), уголь, сельскохозяйственную продукцию оживил эти отрасли югославской экономики. Одновременно война вызвала глубокий кризис в ряде других отраслей, особенно работавших на привозном сырье и материалах.

С началом войны началась и ожесточенная дипломатическая борьба. Воюющие державы активно пытались расширить свои сферы влияния в Европе и привлечь на свою сторону новых союзников. Югославская дипломатия продолжала политику лавирования, стараясь извлечь максимум выгод из своего положения.

Германия к осени 1939 года имела в Югославии прочные позиции. Ячейки «Культурбунда», разветвленная сеть агентов влияния в среде югославских политиков и офицерства, сербская националистическая организация «Збор», хорватские усташи, несколько резидентур германской военной и политической разведки в совокупности образовывали сеть, пронизывавшую все структуры югославского государства. Одновременно в Югославии, особенно в Сербии, сохраняли свое влияние те круги, которые традиционно ориентировались на Францию и Англию. Однако их позиции резко ослабели после разгрома Франции в мае 1940 года.

Поражение Франции коренным образом изменило военно-политическую обстановку в Европе. Только Англия в одиночестве продолжала вооруженную борьбу с Германией. Польша, Франция, Дания, Бельгия, Нидерланды, Норвегия были оккупированы. В континентальной Европе оставалось лишь одно государство, способное противостоять Германии — Советский Союз. Но СССР был связан с Германией пактом о ненападении, и советско-германские отношения внешне выглядели вполне благополучными. Взвесив все «за» и «против», в Белграде сделали осторожный шаг, который, по большому счету, ни к чему его и не обязывал: в июне 1940 года Югославия установила дипломатические отношения с СССР.

Дальнейшего сближения между двумя странами это не вызвало. Югославское правительство даже запретило «Общество друзей СССР», созданное группой левых политиков.

27 сентября 1940 года в Берлине был подписан пакт «трех держав» — Германии, Италии и Японии, что явилось организационным закреплением оси «Берлин — Рим — Токио». 20 ноября к державам «оси» присоединилась Венгрия, 23 ноября — Румыния. Несколько ранее, в октябре 1940 года, ограниченный контингент германских войск по соглашению с румынским правительством вошел в Румынию — согласно директиве Гитлера, это позволяло «обеспечить решающее воздействие на отношения Германии с другими балканскими странами, с Италией и особенно с Советской Россией».

28 октября Италия напала на Грецию, но неожиданно получила сокрушительный отпор. Разгромленные итальянские войска, преследуемые греками, сумели закрепиться только в албанских горах. Война вплотную приблизилась к границам Югославии.

В Берлине Югославию рассматривали как «ненадежного нейтрала» и считали, что ее следовало либо прочно привязать к Тройственному пакту, либо уничтожить. В ноябре 1940 года начались интенсивные переговоры югославских лидеров с представителями держав «оси». За свое присоединение к Тройственному пакту Югославия требовала себе греческий порт Салоники (это при том, что сражающаяся Греция формально оставалась союзником Югославии). Германия в принципе не возражала, но Италия была категорически против. Чтобы несколько привести в чувство Белград, Муссолини отдал приказ о бомбардировке югославской территории. Налет итальянских бомбардировщиков на город Битоль в Македонии несколько убавил претензии югославских политиков.

Параллельно с усилиями Германии в Белграде активно действовала англо-американская дипломатия. В ее планах Югославии совместно с Грецией отводилась роль «балканского плацдарма», который должен был отвлечь Германию от высадки в Англии. Уинстон Черчилль направил югославскому премьеру Драгише Цветковичу личное письмо, в котором предупреждал, что присоединение Югославии к Тройственному союзу сделает распад страны неизбежным. В середине марта 1941 года посол Англии в Белграде встретился с лидерами национальных движений в Югославии и убеждал их оказать давление на правительство и удержать его от присоединения к Тройственному пакту. С начала 1941 года английское посольство в Белграде превратилось в штаб антигерманской оппозиции в Югославии.

В январе 1941 года Белград посетил личный представитель президента Рузвельта, один из руководителей американской разведки полковник Уильям Донован. Он встретился с принцем-регентом Павлом, премьером Цветковичем и хорватским лидером Мачеком, установил личные контакты с высокопоставленными югославскими офицерами (в том числе с командующим ВВС генералом Душаном Симовичем) и довел до них официальную позицию США: если Югославия выступит против немцев, то она получит помощь от США. В случае же присоединения Югославии к «оси», она не переживет конца войны и более не сможет рассчитывать на помощь западных держав. Аналогичные предупреждения содержались в личном послании президента Рузвельта принцу-регенту Павлу.

Параллельно с дипломатическим давлением британская разведка начала подготовку военного переворота в Югославии, опираясь на проанглийски настроенные круги югославского офицерства. Действия дипломатии и разведки координировал английский министр иностранных дел Антони Иден.

1 марта 1941 года к Тройственному пакту присоединилась Болгария. На ее территорию вошли германские войска. Югославия оказалась в кольце стран — членов «оси».

19 марта в Белграде состоялось заседание Коронного совета. Принц-регент Павел и почти все ведущие политики страны высказались за присоединение Югославии к Тройственному пакту. 20 марта этот вопрос рассматривал Совет Министров. Из 18 членов правительства 10 высказались за присоединение к «оси», 5 — воздержались, трое выступили против и в знак протеста подали в отставку. Но это уже ничего не могло изменить.

25 марта 1941 года югославская делегация во главе с премьер-министром Д. Цветковичем подписала в Вене протокол о присоединении Югославии к Тройственному пакту. Отныне страна становилась союзником фашистской Германии.

Блицкриг (апрель 1941 года)

«Лучше война, чем пакт!»

Массовые демонстрации под этим лозунгом охватили всю Югославию, как только ее граждане узнали о присоединении к Тройственному союзу. Обстановка обострялась с каждым часом. Сербский патриарх Гавриил выступил по радио с осуждением пакта с немцами.

В ночь с 26 на 27 марта 1941 года группа высших офицеров югославской армии, тесно связанных с Лондоном, которую возглавил командующий ВВС Югославии генерал Душан Симович, совершила военный переворот. Заговорщики действовали от имени несовершеннолетнего короля Петра II. Принц-регент Павел и правительство Цветковича, подписавшее пакт с державами «оси», было свергнуто.

Утром 27 марта Белград ликовал. Массовые митинги и демонстрации сотрясали югославскую столицу. На улицы вышли более 100 тысяч человек. Демонстранты перебили камнями стекла в германских представительствах, жгли флаги со свастикой. Патриотические манифестации прошли во всех крупных городах страны. Компартия вышла из подполья. Участники митингов требовали от нового правительства разрыва с Германией, принятия немедленных мер по обороне страны, чистки государственных структур от профашистских элементов.

В тот же день было образовано новое правительство. Его возглавил генерал Д. Симович, его заместителями стали лидер Сербского клуба профессор Слободан Йованович и хорватский лидер В. Мачек. Новое правительство состояло в основном из проанглийски настроенных деятелей.

«Сегодня Югославия вновь обрела свою душу!» — заявил в Лондоне Черчилль.

Но неожиданно оказалось, что вся энергия лидеров переворота была растрачена в первые же сутки. Что делать дальше? Этого новое правительство страны явно не знало.

Югославия посылала отчаянные сигналы Германии и Италии, пытаясь убедить их, что переворот вызван исключительно внутриполитическими причинами, что Югославия не отказывается от своего участия в Тройственном пакте, что она готова выполнять все принятые на себя перед Германией и Италией обязательства. Но все уже было напрасно.

Печать Англии, США и нейтральных стран расценила переворот в Белграде как «плевок в лицо Гитлеру». Точно так же, только более серьезно, оценили югославский переворот в Берлине.

27 марта в ставке Гитлера состоялось экстренное совещание командования вермахта. Гитлер констатировал: «Югославия была неопределенным фактором.… Сербы и славяне никогда не были прогермански настроены. Если бы правительственный переворот произошел во время мероприятий «Барбароссы» (то есть во время нападения Германии на СССР. — Прим. авт.), то последствия для нас, по-видимому, были бы значительно серьезнее». В результате «фюрер решил, не ожидая возможной декларации о лояльности нового правительства, сделать все приготовления для того, чтобы уничтожить Югославию в военном отношении и как национальную единицу».

В тот же день Гитлер издал «Директиву № 025», в которой констатировал, что «военный путч в Югославии изменил политическую обстановку на Балканах». Декларация предписывала командованию вермахта рассматривать Югославию, независимо от возможных проявлений лояльности, как врага и начать подготовку к вторжению.

Плана войны против Югославии у генерального штаба вермахта не существовало. Весной 1941 года германские войска готовились к операции «Марита» — вторжению в Грецию с территории Болгарии. Присутствие германских войск в Болгарии позволяло перенацелить часть сил из этой группировки на Югославию. Другая группировка развертывалась в Австрии, на югославо-германской границе. К нападению на Югославию была привлечена и Италия.

Проблемой оставалась позиция Венгрии. Германия рассчитывала, что Венгрия как член Тройственного пакта пропустит через свою территорию германские войска. Но неожиданно в этом вопросе Берлин натолкнулся на упрямую позицию венгерского премьер-министра Пала Телеки. За четыре месяца до этого Венгрия заключила с Югославией договор о дружбе, и Телеки полагал, что Венгрия не вправе так нагло попирать его. Но руководство Венгрии во главе с адмиралом Хорти придерживалось иного мнения, и в Венгрию вошли германские войска.… Узнав об этом, Телеки застрелился.

За несколько дней Германия развернула на югославских границах 32 дивизии, не считая союзных итальянских, венгерских и болгарских войск, объединенных под общим командованием фельдмаршала В. Листа в три основные группировки: в Австрии (район Граца), Венгрии и Болгарии.

Югославская армия не располагала достаточными силами для отражения агрессии. Кадровая армия на 27 марта 1941 года насчитывала около 600 тысяч человек. Оборонительный план R-41, разработанный югославским генеральным штабом в феврале 1941 года, предусматривал, что в случае войны в армию дополнительно будет мобилизовано 1,7 миллиона человек, из которых предстояло сформировать 28 пехотных и 3 кавалерийских дивизии. Руководствуясь устаревшими представлениями о характере войны, генеральный штаб Югославии предполагал завершить мобилизацию и стратегическое развертывание армии за 12 дней — как будто кто-то собирался дать ему эти 12 дней!

Всего Югославия могла противопоставить агрессору около 40 дивизий при протяженности сухопутных границ 2500 километров.

В техническом отношении югославская армия количественно значительно уступала германской, хотя ее боевая техника по своим качествам соответствовала той, которая использовалась немцами. Основу ВВС составляли немецкие истребители «мессершмитт-109» (около 200), которые являлись базовым истребителем ВВС Германии. На вооружении немногочисленных бронетанковых частей состояли 200 чехословацких легких танков LT-35 [германское обозначение — 35 (t)] образца 1935 года, точно таких же, какие находились на вооружении 6 й немецкой танковой дивизии.

План R-41 предусматривал, что в случае нападения Германии югославская армия должна была, ведя оборонительные бои на севере, вторгнуться в Албанию и во взаимодействии с греческими вооруженными силами разгромить итальянскую группировку в Албании, обеспечив тем самым отход главных сил югославской армии на юг. Здесь совместно с греками и англичанами югославы должны были образовать устойчивый фронт борьбы. По существу, это было повторение варианта Салоникского фронта во время Первой мировой войны.

Сооружение укрепрайонов на границах Югославии началось еще в конце 1930 х годов, но строились они исходя из того положения, что главным вероятным противником страны является Италия. На границах же с Болгарией и Румынией никаких укреплений вообще не было.

Германофильская политика правящих кругов страны и активная деятельность германской разведки в Югославии привели в результате к тому, что ряд высших постов в армии и государстве в канун войны занимали агенты абвера. Все «секретные» и «строго секретные» документы югославского генштаба, включая мобилизационный план, уже через несколько часов после своего появления на свет ложились на стол германскому резиденту в Белграде.

Война стояла на пороге, но правительство не предпринимало никаких серьезных мер. 30 марта в Югославии началась частичная мобилизация резервистов. Генштаб практически бездействовал. В Греции уже высадился английский экспедиционный корпус, но ни с ним, ни с генштабом греческой армии — своим союзником — никаких переговоров об организации совместных действий не велось.

Буквально стоя на пороге войны, правящие круги Югославии решились на шаг, которого давно требовала общественность страны: 5 апреля в Москве был подписан договор о дружбе и ненападении между Югославией и СССР. Стороны брали на себя обязательства уважать независимость, суверенные права и территориальную целостность друг друга. 2 я статья договора предусматривала, что «в случае, если одна из Договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая Договаривающаяся сторона обязуется соблюдать политику дружественных отношений к ней». Таким образом, договор с СССР являлся только моральной поддержкой Югославии — о военной помощи речь не шла. Для Белграда этот договор являлся уступкой общественному мнению страны и желанием найти моральную опору перед лицом фашистской агрессии. Поощряя это стремление югославов, Москва рассчитывала, что Гитлер втянется в затяжную войну на Балканах. Тем самым сроки германо-советской войны, которая была неизбежна, неминуемо отодвинулись бы, что было крайне желательно для СССР.

Накануне нападения на Югославию германская военная разведка активизировала всю свою агентурную сеть в стране. Основной ее задачей являлось моральное разложение армии и общества, срыв мобилизации. Хорватские усташи, к которым тайно перебрасывались подкрепления из Италии, готовились развязать террор в тылу югославской армии.

На рассвете 6 апреля, в православное Вербное воскресенье, германская авиация нарушила воздушное пространство Югославии. Особенно ожесточенной бомбардировке подвергся Белград — в соответствии с директивой Гитлера: «Белград должен быть уничтожен непрерывными дневными и ночными налетами авиации». Ковровые бомбардировки югославской столицы играли прежде всего психологическую роль: это был ответ Гитлера на «плевок в лицо» и одновременно акт устрашения для тех государств, которые еще раздумывали, связывать ли им свою судьбу с Англией — в частности, для Турции.

В этот же день германские войска вторглись на югославскую территорию.

Югославская армия к началу военных действия не успела подготовиться и выдвинуться на исходные позиции. Генеральный штаб с первых часов войны утратил управление войсками. Всеобщая мобилизация была объявлена только на второй день войны, 7 апреля, когда германские механизированные части уже глубоко вторглись на территорию страны.

План действий вермахта был разработан с учетом положений югославского оборонительного плана R-41, хорошо известного германской разведке. Главный удар немецкие войска наносили из Болгарии, стремясь отсечь Югославию от Греции и тем самым перерезать пути отхода югославской армии на юг. Вечером 7 апреля немцы вошли в Скопье, 9 апреля — в Ниш. На севере 10 апреля немцы почти без сопротивления заняли Загреб.

К исходу 10 апреля, на четвертый день войны, югославская армия перестала существовать как организованная сила. Часть югославских сил в разных местах оказывала упорное очаговое сопротивление. В Албании, действуя по плану R-41, югославские части перешли в наступление против итальянских войск. Вместе с тем значительная часть растянутых вдоль границ югославских дивизий была деморализована. Хорваты, словенцы и македонцы дезертировали массами. Утром 13 апреля немцы вошли в Белград. 15 апреля югославское правительство покинуло территорию страны, король Петр II и министры на самолете вылетели в Грецию, а оттуда в Египет. 17 апреля в Белграде был подписан акт о полной и безоговорочной капитуляции югославской армии.

«Смерть фашизму — свободу народу!» (1941 — 1945)

Развал Югославии начался уже в первые дни гитлеровской агрессии. 10 апреля в Загребе усташи провозгласили создание Независимого Хорватского Государства (НХГ), в состав которого вошли Хорватия и Босния и Герцеговина. Формально главой НХГ стал итальянский герцог Сполетто, но он за все время войны так и не удосужился появиться в Загребе, и реально во главе страны стоял «поглавник» Анте Павелич, лидер усташей. Под управление итальянской военной администрации перешло все Адриатическое побережье Хорватии. Итальянские войска оккупировали Черногорию и южную часть Словении. Северная часть Словении отошла к Германии, восточная — к Венгрии. Венгрия получила также Воеводину, Болгария — Македонию, а Албания — Косово. В Сербии, оккупированной Германией, было создано правительство из сербских политиков-германофилов, с собственными вооруженными силами, набранными из числа сербских фашистов. Правительство Сербии возглавил бывший военный министр Югославии Милан Недич. Во время нападения Германии на Югославию он командовал одной из югославских полевых армий и своими действиями фактически открыл фронт немцам.

Вся территория Югославии была разделена на сферы влияния между Германией и Италией. При этом итальянская администрация — и это с оговорками и без признают все без исключения — была значительно мягче германской. В соответствии с расовой теорией Гитлера все славяне рассматривались как низшая раса. Немцам, проживавшим на территории довоенной Югославии, были предоставлены особые права, все прочее было объявлено «пространством», которое следовало преобразовать в соответствии с ценностями «арийской цивилизации». Начались этнические чистки: с югославянских территорий, присоединенных к Германии, изгонялись коренные жители, а их земли отдавались германским колонистам. Экономика страны была поставлена на службу военным потребностям Германии, из Югославии вывозились стратегические ресурсы и сельскохозяйственная продукция, а также рабочая сила. Тысячи военнопленных солдат югославской армии и гражданских лиц были вывезены на принудительную работу в Германию. Патриарх сербской православной церкви Гавриил был отправлен в немецкий концлагерь Дахау. Закрывались славянские школы и культурные учреждения, насаждался немецкий язык. Параллельно разжигалась национальная рознь между славянами.

Наиболее драматично развивались события в Хорватии. Пришедшие к власти усташи начали неслыханный в истории Европы геноцид в отношении сербов, цыган и евреев. По своим зверствам и масштабам этот геноцид сопоставим только с преступлениями турок против христиан, совершенными во второй половине XIX — начале XX века. Объектом геноцида стали два миллиона нехорватов, проживавших на территории НХГ — в первую очередь сербы. При этом свою ненависть усташи вымещали не на белградских жандармах или чиновниках, а на своих соседях-сербах, бывших «граничарах» (см. главу 1), с которыми хорваты жили бок о бок более трехсот лет и которые буквально врасплох были застигнуты этой внезапной ненавистью.

Зверства усташей в отношении сербского населения потрясли даже их союзников — немцев и итальянцев. Казалось, что «просвещенная» Европа получила новое доказательство того, что славяне — дикари, низшая раса, которую надо либо уничтожить, либо «цивилизовать».

Надо отметить, что в 1941 году подавляющее большинство хорватов поддерживало создание НХГ. Лидер Хорватской крестьянской партии Влатко Мачек сразу после прихода к власти усташей заявил: «Призываю весь хорватский народ подчиниться новой власти. Призываю всех сторонников Хорватской крестьянской партии, занимающих административные посты, искренне сотрудничать с новой властью». Но очень скоро Мачек оказался в лагере смерти Ясеновац, созданном усташами в первую очередь для массового уничтожения сербов, евреев и цыган. В своих мемуарах Мачек пишет, что он увидел, как один из лагерных охранников-усташей, который целый день убивал людей, постоянно крестится перед сном. «Я спросил его — не боится ли он Божьей кары? — 'Лучше не говорите об этом — ответил он, — я прекрасно понимаю, что меня ожидает. За все мои прошлые, нынешние и будущие прегрешения я буду гореть в аду. Но я буду гореть в аду ради Хорватии!'»

Что ж, ответ исчерпывающий. Если человек, называющий себя христианином — будь он хоть патриархом, митрополитом или архиепископом — ставит Хорватию, Сербию, или что-то еще выше Христа и его заповедей, то он — не христианин (не католик и не православный), даже если он весь обвешается крестами, разобьет себе лоб в молитвах и запостится до дистрофии.

Католическая церковь Хорватии сыграла самую недостойную (мягко скажем) роль в событиях Второй мировой войны. Геноцид сербов осуществлялся с ее фактического благословения. Из всех хорватских иерархов только епископ Мостарский Алоизие Мишич выступил с осуждением резни и запретил своим священникам отпускать грехи тем католикам, которые запятнали себя человекоубийством. Это был единственный истинно христианский поступок церковного деятеля — остальные одиннадцать епископов Хорватии и сам архиепископ Степинац не нашли в действиях усташей ничего предосудительного, либо закрыв уши и глаза, либо тайно и явно подстрекая усташей к новым убийствам.

После оккупации и распада Югославии оставались только две реальные силы, выступавшие за восстановление единства страны: королевское правительство, бежавшее из страны, и компартия, сохранившая, несмотря на террор оккупационных властей, свою организационную структуру на всей ее территории.

Эмигрантское правительство Югославии во главе с генералом Душаном Симовичем, обосновавшееся в Каире, поддерживали Англия и США. В отличие, например, от эмигрантского правительства Польши, собственных вооруженных сил и собственной разветвленной сети подпольных организаций в стране югославское правительство не имело. Вся его деятельность по организации сопротивления на первых порах сводилась к передачам по английскому радио, в которых народу Югославии предлагалось «погодить» до лучших времен.

Другой влиятельной политической силой, выступавшей за единство Югославии, была Коммунистическая партия Югославии (КПЮ). Ее лидером с 1937 года являлся Иосип Броз, более известный под партийным псевдонимом Тито — один из самых выдающихся политических деятелей ХХ века.

Сын хорвата и словенки, Иосип Броз Тито родился в мае 1892 года в селе Кумровац неподалеку от Загреба. В годы Первой мировой войны он был призван в австро-венгерскую армию, в 1915 году попал в плен на русском фронте и до 1920 года оставался в России. Вернувшись в Югославию, он вступил в компартию Югославии, несколько раз подвергался арестам, а в 1937 году был избран Первым секретарем ЦК КПЮ.

Коммунистическое партизанское движение в Югославии начало разворачиваться летом 1941 года. Между тем еще с апреля в Сербии, в районе Равной Горы, действовала небольшая группа сербских офицеров во главе с полковником Драголюбом Михайловичем. После капитуляции армии эта группа не сложила оружия и, уйдя в горы, приступила к организации партизанских отрядов на территории Сербии. По традиции, сохранившейся еще со времен борьбы против турок, сербские партизаны называли себя четниками (от «чета» — отряд). Михайлович установил связь с эмигрантским правительством, но избегал любых военных действий против оккупантов. Идеологически и организационно связанные с режимом, правившим в межвоенной Югославии, четники Михайловича стояли на узконациональных великосербских позициях. «Мои враги — хорваты, мусульмане и коммунисты», — любил повторять Михайлович.

С конца мая компартия Югославии начала формирование партизанских групп на территории Сербии. Первоначально их численность была невелика. Когда в мае 1941 года хорватские фашисты начали зверски истреблять сербское население, тысячи сербов, спасаясь от резни, бежали в горы. Там и появились первые партизанские отряды, объединенные, по сути, одним-единственным стремлением — к самозащите, а вовсе не какой-либо идеологией. Эти люди стояли лицом к лицу с озверевшими от безнаказанности фашистами и не собирались становиться покорными баранами. Вооруженные охотничьими ружьями, косами и вилами они готовились защищать свою жизнь. Именно здесь, в горах Боснии, впервые прозвучал лозунг, который затем стал лозунгом всей народно-освободительной борьбы югославских патриотов: «Смерть фашизму — свободу народу!».

Единственной югославской территорией, где сопротивление фашистам сразу приобрело характер организованного движения, стала Словения. Уже 27 апреля в Любляне состоялось подпольное совещание всех ведущих политических и общественных движений Словении, включая компартию, на котором было решено создать единую антифашистскую организацию — Освободительный фронт Словении.

Нападение фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 года создало новую военно-политическую обстановку в Европе. Независимо от того, как развивалась предвоенная ситуация, теперь Советский Союз оказался вовлеченным в общую антифашистскую борьбу, которую вели Англия, ее союзники и порабощенные Гитлером народы Европы. Вступление СССР в войну с фашизмом дало новый импульс югославскому сопротивлению. Этому объективно способствовало и традиционно доброе отношение к России, которое, несмотря на все выверты югославской государственной политики, сохранялось в народной среде.

27 июня 1941 года Центральный комитет Коммунистической партии Югославии принял решение создать Главный штаб партизанского движения во главе с Тито. В июле был разработан план расширения партизанских операций в Сербии, в первую очередь предусматривавший увеличение численности партизанских групп и переход к активным действиям. Но действительность опрокинула эти расчеты: уже 7 июля в Западной Сербии, а затем в Черногории началось массовое восстание против оккупантов. Только в Черногории численность повстанцев достигла 32 тысячи человек. 22 июля началась вооруженная партизанская борьба в Словении, 27 июля — в Хорватии, где на первых порах действовали партизанские отряды, состоящие из сербов, спасавшихся от геноцида. В октябре 1941 года партизаны начали действовать в Македонии.

В Боснии и Герцеговине в ответ на действия партизан усташи начали новую резню сербов. Средневековые зверства хорватских фашистов вызвали возмущение даже у командования итальянских оккупационных войск, которое вынуждено было ввести свои войска в Герцеговину для защиты сербского населения. Этот шаг на время утихомирил страсти, и партизанские выступления в Герцеговине практически прекратились.

К октябрю 1941 года на территории Югославии действовало около 70 тысяч партизан. В Западной Сербии образовалась обширная освобожденная зона. Сюда перебазировался Главный штаб партизанского движения. Здесь же началось формирование органов новой власти — Народно-освободительных комитетов.

Появление в оккупированной Югославии новой реальной силы — партизанского движения, руководимого коммунистами, — создало новую ситуацию в стране. Первой проблемой стало отношение партизан к Тито и четникам Дражи Михайловича. Обе стороны на словах выражали готовность к совместным действиям. Но внутренняя логика развития событий неизбежно разводила партизан и четников по разные стороны баррикады.

Дело в том, что освободительная война народов Югославии против фашистских оккупантов являлась одновременно гражданской войной в многонациональной стране, отягощенной застарелыми межнациональными проблемами. В стране существовали силы, не желавшие восстановления единой Югославии, а те, кто выступал за ее единство, имели разный подход к принципам этого объединения. Так на новом витке истории опять, но уже в новой форме, столкнулись две старые идеи: федерализм и централизм, идея федерации югославянских народов и идея «Великой Сербии». На этот раз перевес был на стороне приверженцев федерализма — что представляет из себя «Великая Сербия», народы Югославии уже знали не понаслышке, а испытали это на собственной шкуре. Носителями же идеи федерализма теперь являлись не хорваты и словенцы, а коммунисты, сторонники социального переустройства мира. Поэтому с самого начала федералистское крыло национально-освободительного движения приобрело «красный» цвет, а коммунистические идеи, брошенные в котел югославских страстей, породили новые проблемы и оказали решающее влияние на итоговую расстановку сил (впрочем, надо подчеркнуть, что коммунизм Тито имел ряд коренных отличий от «коммунизма» ленинско-сталинского).

Единую, федеративную, стабильную, процветающую, неприсоединившуюся и пользующуюся заслуженным авторитетом в мире Югославию, ту Югославию, которая до 1989 года являлась главным фактором стабильности на Балканах, создали коммунисты. Этот исторический факт сегодня можно замалчивать, высмеивать, вертеть так-сяк и наперекосяк, пытаться умалить более или менее глупыми комментариями, но этот факт нельзя игнорировать. Не национальная, а социальная революция привела в итоге к созданию стабильной федеративной Югославии. Не принцип солидарности национальных элит, а принцип солидарности народов, поднявшихся на борьбу с фашизмом не во имя высосанных из пальца идей «Великой Сербии» или «Великой Хорватии», а во имя сохранения себя и своей культуры, оказался единственной плодотворной идеей, способной сцементировать многонациональное югославское государство.

Борьба различных политических сил в Югославии не осталась без внимания союзников по антигитлеровской коалиции. Ни для кого не было секретом, что их объединяла только борьба против Гитлера — во всех прочих вопросах союзники имели собственные, как правило, диаметрально противоположные взгляды. В глазах Англии четническое движение в Сербии являлось органическим продолжением той антигитлеровской и пробританской политики, которую пыталось проводить правительство Симовича, пришедшее к власти в результате военного переворота 27 марта 1941 года. В свою очередь, правительство Симовича являлось продолжателем традиционной прозападной, «антантовской» политики, которую проводила Сербия начиная с 1903 года. Поэтому четники рассматривались в Лондоне как естественные союзники Англии. Что касается партизан Тито, то коммунистические идеи их лидеров и явно промосковская направленность, естественно, никакого восторга у англичан вызвать не могли. Официальный Лондон по дипломатическим каналам постоянно оказывал давление на Москву, стараясь убедить Сталина в том, что только Михайлович может считаться истинным руководителем югославского сопротивления и именно его следует рассматривать в качестве партнера по антигитлеровской коалиции. От Москвы требовали повлиять на партизанское руководство, чтобы четники и партизаны «оставили в стороне свои разногласия и образовали единый фронт». Посол Британии в Москве Криппс, обращаясь к Молотову, высказал от имени официального Лондона пожелание: «Советское правительство, возможно, будет склонно убедить коммунистические элементы в Югославии предоставить себя в военном отношении в распоряжение Михайловича, как национального вождя».

В октябре в штаб Дражи Михайловича, которого эмигрантское королевское правительство назначило военным министром, прибыл представитель британского военного командования на Ближнем Востоке капитан Хадсон. Он привез с собой послание, в котором англичане настоятельно рекомендовали Михайловичу не допустить, чтобы югославское сопротивление «превратилось в восстание коммунистов в пользу Советской России». Впрочем, Михайлович в таких рекомендациях не нуждался, так как он уже давно и последовательно действовал в этом направлении. Еще в начале сентября 1941 года он с ведома гитлеровского командования заключил соглашение с профашистским белградским правительством Милана Недича о совместной борьбе против партизан Тито. 13 ноября Михайлович лично встречался с представителями германского командования и обсуждал вопросы совместной борьбы четников и фашистов против партизан. «С коммунистами-партизанами не может быть никакого сотрудничества, — говорилось в инструкции Михайловича командирам четнических подразделений, — так как они борются против династии, за осуществление социальной революции, что никогда не может быть нашей целью, так как мы единственно и исключительно только солдаты и борцы за короля и отечество». В официальных документах союзников четники часто именовались «королевской армией» и «братьями по оружию».

Впрочем, в каких-то военных операциях против оккупантов «королевская армия» замечена не была. Четники занимались в основном тем, что устраивали массовые убийства безоружных мусульман Боснии — эта резня ничем не отличалась от действий усташей в отношении сербов. Дража Михайлович одним из первых на Балканах произнес фразу «этническая чистка». В своем приказе командирам четнических подразделений от 20 декабря 1941 года Михайлович так сформулировал стоящие перед ними задачи:

«...Создать Великую Югославию и внутри ее Великую Сербию, этнически чистую в границах Сербии, Черногории, Боснии-Герцеговины...

Провести чистку государственной территории от всех национальных меньшинств и чуждых элементов... Очистить Боснию от мусульманского и хорватского населения».

Вероятно, и на основе такой программы можно решать «национальные задачи». Тогда возникает вопрос: вправе ли «национальные меньшинства и чуждые элементы» в ответ на «чистку государственной территории» браться за оружие и «мочить» носителей «национальной идеи»? И вправе ли церковь благословлять подобные действия? Впрочем, вопросов много. И югославские события 1990 х годов ясно показали, что они по-прежнему не разрешены.

Отношение Советского Союза к югославскому движению сопротивления на первых порах можно назвать выжидательным. В Москве фигура Дражи Михайловича восторга вызывать не могла, но вот насколько верны уверения англичан, что партизаны Тито не пользуются поддержкой народа, а за Михайловичем идут чуть ли не миллионы? Какова реальная расстановка сил в югославском сопротивлении? Насколько управляем Тито и в какой степени он может соответствовать интересам Москвы?

Несмотря на постоянно демонстрируемую партизанскими руководителями солидарность с СССР, окончательное решение в Москве приняли только к началу 1942 года. «Советское правительство не расположено участвовать вместе с Правительством Его Величества в попытке обуздать деятельность партизан». Эти слова посла СССР в Лондоне Майского окончательно провели границу между советской и английской позициями в югославском вопросе.

Вооруженная борьба четников с партизанами началась в октябре 1941 года и продолжалась до конца войны. Этот факт лишний раз подчеркивает, что народно-освободительная борьба в Югославии носила одновременно характер гражданской войны. Партизанам Тито противостояли немецкие, итальянские, болгарские и венгерские оккупационные войска, хорватские усташи и домобраны, вооруженные формирования белградского правительства Милана Недича, четники Дражи Михайловича, отряды албанских националистов — баллистов. К этому надо добавить и дивизию русских казаков генерала Краснова, сформированную из числа бывших белогвардейцев и советских военнопленных, присягнувших на верность Гитлеру. Русская казачья дивизия воевала с партизанами вплоть до мая 1945 года.

Если говорить об этническом составе партизан, то на протяжении всей войны доминирующими национальными элементами в их рядах являлись боснийские сербы, черногорцы, далматинские и герцеговинские хорваты, словенцы. Более консервативные жители коренных сербских областей были склонны поддерживать четников, хорваты — националистов-усташей. Перелом в настроениях обозначился только в 1943 — 1944 годах, когда партизаны превратились в доминирующую силу югославского сопротивления, а четники и особенно усташи окончательно скомпрометировали себя. Следует отметить и разницу в социальном составе враждующих сторон: среди партизан было много горожан — рабочих, студентов, ремесленников, в то время как четников и усташей поддерживали преимущественно малограмотные крестьяне и небольшие группы шовинистически настроенных интеллектуалов: «Четники... являлись скопищем сербских либеральных националистов, запуганных крестьянских масс, сербских шовинистов и фашистов... Они имели корни в традициях прошлого, в сельской жизни, в национальных и религиозных мифах » (Милован Джилас. Время войны. Нью-Йорк, 1977, с. 244).

Ситуация начала меняться с 1943 года. Так, например, в августе 1943 года в двух партизанских отрядах, действовавших на территории Хорватии и насчитывавших в совокупности 781 бойца, 445 партизан были хорватами, 329 — сербами, 7 — других национальностей. Социальный состав этих отрядов был следующим: 414 рабочих, 243 крестьянина, 91 ремесленник, 21 служащий, 9 работников умственного труда, 3 военных и полицейских («История Югославии», т. 2, М., 1963, с. 222).

В рядах Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) действовало много национальных формирований, созданных из числа перешедших на сторону партизан солдат и офицеров оккупационных войск и бывших военнопленных. Вместе с югославами против фашистов сражались итальянская партизанская дивизия имени Гарибальди, болгарская партизанская бригада имени Георгия Димитрова, советский партизанский батальон, в марте 1945 года переформированный в 1 ю Советскую ударную бригаду, чехословацкий ударный батальон имени Яна Жижки, венгерский батальон имени Шандора Петефи, польский батальон имени Тадеуша Костюшко, немецкая коммунистическая рота имени Эрнста Тельмана.

Англо-американское командование, сделавшее ставку на четников, снабжало их оружием, боеприпасами, снаряжением, средствами связи, деньгами. Партизанам было гораздо труднее — им приходилось воевать только тем оружием, которое удавалось отбить у врага. Тем не менее уже в декабре 1941 года из партизанских отрядов началось формирование регулярной Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). 21 декабря 1941 года было создано первое воинское соединение НОАЮ — 1 я Пролетарская бригада, костяк которой составили сербские и черногорские рабочие. В марте 1942 года была создана 2 я Пролетарская бригада, в июне 1942 года — 3 я, 4 я и 5 я. К концу 1942 года НОАЮ имела в своем составе 2 армейских корпуса, 8 дивизий, 31 бригаду и 36 партизанских отрядов — всего более 150 тысяч человек.

Летом 1942 года массированное наступление немцев, итальянцев и сербских четников заставило главные силы партизан с боями уйти в Западную Боснию. С этого момента в пользу партизан начали меняться настроения среди хорватов: к ноябрю 1942 года в Хорватии уже действовало более 18 тысяч партизан. Партизанское движение в Словении развивалось в некоторой изоляции от других районов страны в силу чисто географических причин и имеет собственную историю взлетов и падений. В октябре 1942 года началась партизанская борьба в Косово.

Югославские партизаны имели тесные связи с партизанами Албании. По партийной линии связь с албанскими коммунистами обеспечивал секретарь областного комитета КПЮ по Косово и Метохии Миладин Попович. Влиянием югославских партизан во многом объясняется определенная унификация методов политической и вооруженной борьбы албанских партизан. Подобно югославам, албанские коммунисты поднимали народ на борьбу под лозунгом «Смерть фашизму — свободу народу!». Народно-освободительная армия Албании строилась на принципах, принятых в НОАЮ. В строительстве Народно-освободительной армии Албании принимали участие югославские военные советники. И проблемы, с которыми сталкивались албанские партизаны, были схожи с теми, с которыми приходилось сталкиваться партизанам Тито. Роль четников в Албании выполняли албанские националисты, объединенные в организацию «Балли комбетар» — Национальный фронт. Баллисты выступали под лозунгами создания «этнической Албании», «Великой Албании от долины Вардара до берегов Адриатики». Как и сербские четники, албанские баллисты поддерживали тесные контакты с фашистами. Опорой баллистов являлись отсталые районы Северной Албании, населенные католиками, и Косово, где проживали албанцы-мусульмане. Из них, в частности, была сформирована дивизия СС «Скандербег», солдаты которой сражались с югославскими и албанскими партизанами и не щадили ни сербов, ни албанцев. Начальник штаба 1 го ударного корпуса Национально-освободительной армии Албании Дали Ндреу и комиссар корпуса Хюсни Капо в конце 1944 года так характеризовали позицию косовских албанцев во время войны: «Гнусно обманутая пропагандой немецких захватчиков большая часть народа Косово поставила себя на службу германской армии, вступила в ряды предателей и боролась с оружием в руках против национально-освободительных Югославской и Албанской армий. Косовские банды обрушились на албанское население Южной Албании, безжалостно жгли, грабили, убивали, насильничали. И сегодня, когда для всех стало ясным, что Германия стоит на пороге капитуляции, а национально-освободительные войска Тито и Энвера борются за свободу народов, значительная часть косоваров продолжает бороться в рядах немцев и предателей против этих войск» («Краткая история Албании». М., 1992, с. 378). Этот факт, как и все развитие событий на Балканах в годы Второй мировой войны, ясно показывает, что любой великодержавный шовинизм — сербский, албанский, хорватский, германский и т. п. в итоге приводит к фашизму, а фашизм — к деградации и распаду самой нации.

Кроме того, совершенно очевидно, что в годы второй войны народы Балканского полуострова разделились не столько по национальному, сколько по социальному признаку, что в итоге и привело к победе коммунистического движения в Югославии.

К концу 1942 года 1/5 территории Югославии контролировалась партизанами. Параллельно с расширением вооруженной борьбы Верховный штаб партизанского движения создавал сеть местных органов власти на освобожденных территориях. А 26 ноября 1942 года в городе Бихач (Западная Босния) открылось заседание Учредительного собрания, в котором приняли участие представители всех антифашистских групп, действовавших в Югославии. Собрание избрало высший общеюгославский политический орган — Антифашистское вече народного освобождения Югославии (АВНОЮ). Исполнительный комитет АВНОЮ возглавил известный политический деятель межвоенной Югославии Иван Рибар. По иронии судьбы, именно он в 1921 году запрещал компартию Югославии. Теперь, в 1942 году, он стоял плечом к плечу с коммунистами (и не он один), хоть и не разделял их взгляды. Партизан Тито поддерживали самые разные люди, независимо от социального происхождения, национальности и вероисповедания. Далматинские крестьянки — хорватки и католички — выкрикивали на митингах: «Да здравствует Дева Мария и коммунистическая партия!»

Первая половина 1943 года стала для югославских партизан периодом наиболее тяжелых испытаний. Ожесточенные бои на реке Неретве (февраль — март) и на реке Сутьеске (май) ознаменовали собой начало перелома в партизанской войне. Несмотря на большие потери, понесенные частями НОАЮ, оккупантам даже ценой максимального напряжения сил (в битве на Сутьеске численность немецко-итальянских войск составляла 115 тысяч против 18 тысяч партизан) не удалось разгромить главные силы НОАЮ. Основной очаг партизанского движения переместился в Восточную Боснию.

Рост влияния НОАЮ и падение популярности четников вызывали возрастающее беспокойство в Лондоне. Английское правительство оказывало постоянное давление на Москву, добиваясь признания ею четников Дражи Михайловича в качестве одной из составляющих сил югославского сопротивления. Зная о связях Михайловича с итало-германским командованием и реальное соотношение сил в Югославии, советское правительство отказывалось признавать четников в качестве «сил сопротивления», сделав однозначный выбор в пользу партизан Тито. В мае 1943 года английское правительство перед лицом реальных фактов вынуждено было признать, что партизаны являются ведущей силой антифашистской борьбы в Югославии. В конце мая в штаб Тито прибыла английская военная миссия. При этом англичане продолжали поддерживать четников, способствуя разжиганию гражданской войны. «Уничтожайте партизан», — советовал Драже Михайловичу английский военный советник полковник Бейли. И четники уничтожали, как могли, но под ударами партизан к осени 1943 года зона их влияния сократилась до нескольких районов Сербии.

8 сентября 1943 года произошло событие, оказавшее большое влияние на дальнейшее развитие событий в Югославии: капитулировала Италия. 15 итальянских дивизий, воевавших против партизан, вышли из войны, а их оружие и снаряжение попало в руки НОАЮ. Это позволило увеличить ряды партизан на 80 тысяч бойцов. На освобожденных территориях началось формирование областных органов власти. В июне 1943 года было создано Краевое антифашистское вече народного освобождения Хорватии, в октябре — Словенский Народно-освободительный комитет, в ноябре — Краевое антифашистское вече народного освобождения Боснии и Герцеговины. А 29 — 30 ноября в боснийском городе Яйце состоялась вторая сессия Антифашистского веча народного освобождения Югославии (АВНОЮ), которая приняла ряд важных решений, касающихся послевоенного устройства Югославии. АВНОЮ запретило королю Петру II Карагеоргиевичу возвращаться в страну и лишило эмигрантское королевское правительство прав законной власти. Верховным органом в Югославии на время войны стал Национальный комитет освобождения Югославии. Одновременно сессия определила принципы строительства будущей Югославии:

«Чтобы осуществить принцип суверенности народов Югославии, чтобы Югославия превратилась в подлинное отечество для всех своих народов и никогда больше не стала вотчиной каких бы то ни было господствующих клик, Югославия строится и будет построена на федеративной основе, которая обеспечит полное равноправие сербам, хорватам, словенцам, македонцам и черногорцам, всем народам Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговины».


29 ноября 1943 года, дата открытия второй сессии АВНОЮ, стала датой рождения новой Югославии.

Решения второй сессии АВНОЮ, по существу, ставили крест на планах Англии в отношении Югославии. Но в Лондоне не считали положение безнадежным и предприняли новую серию дипломатических шагов по разрешению «югославского вопроса». На Тегеранской конференции «большой тройки» (Сталин, Рузвельт, Черчилль) югославский вопрос обсуждался наряду с другими военными проблемами. Рузвельт вообще считал, что сербы и хорваты уже не смогут больше жить в одном государстве и Хорватии лучше предоставить независимость.

Англичане подняли вопрос о высадке англо-американских войск на Балканах в рамках открытия «второго фронта» в Европе. Пытаясь игнорировать факт создания верховного органа власти новой Югославии, в декабре 1943 года по подсказке Лондона королевское эмигрантское правительство Югославии обратилось к правительству СССР с предложением заключить советско-югославский договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. СССР это предложение отклонил, отказавшись признать за королевским правительством право представлять кого-либо, кроме себя самого.

Английские и американские офицеры, находившиеся в Югославии в составе военных миссий, информировали Лондон и Вашингтон о росте популярности партизан Тито, о резком сокращении влияния четников, о сотрудничестве Дражи Михайловича с фашистами. И уже в январе 1944 года Черчилль вынужден был направить на имя Тито письмо: «Британское правительство не будет в дальнейшем оказывать никакой военной помощи Михайловичу и будет оказывать помощь только Вам...» Хотя с осени 1943 года английские самолеты, действительно, начали регулярно доставлять партизанам оружие и снаряжение, Черчилль, по своему обычаю, лукавил. Несмотря на то что в феврале 1944 года английские офицеры были отозваны из штаба Михайловича, помощь четникам Англия и США продолжали оказывать до последних дней войны. Не прекращалась и дипломатическая борьба вокруг «югославского вопроса». Сербские националисты в лице четников Михайловича и эмигрантского правительства в Лондоне и Вашингтоне рассматривались как главная опора англо-американскому влиянию на Балканах. В Лондоне и Вашингтоне рассчитывали, что четники сумеют сохранить влияние в послевоенной Югославии и предпринимали все усилия в этом направлении. Одновременно англо-американская авиация несколько раз подвергала массированным бомбардировкам югославские города, таким образом «участвуя в борьбе с фашизмом». Весной 1944 года, в канун православной Пасхи авиация союзников четыре дня бомбила Белград. Спустя несколько дней авианалетам подвергся Загреб.

В августе 1944 года к Михайловичу была переброшена военная миссия США во главе с полковником Макдауэллом. «Германия проиграла войну, — сказал Макдауэлл Михайловичу. — Ваша борьба с немцами нас не интересует. Ваша задача — удержаться в народе. Я прибыл, чтобы помочь вам в этом». К этому времени в рядах четников насчитывалось около 30 тысяч человек, в рядах партизан — более 350 тысяч. План западных держав состоял в том, чтобы объединить эмигрантское правительство с Народным комитетом освобождения Югославии, четников — с партизанами, вернуть в страну короля Петра II, а затем с помощью союзников или без оттеснить партизан от власти и в итоге ликвидировать их как политическую силу. Этот план был успешно реализован англичанами в Греции. Подобный план разрабатывался и для Албании. Но реализовать его ни в Югославии, ни в Албании не удалось.

«Изменения в югославском правительстве, — говорилось в заявлении советского правительства от 22 апреля 1944 года, адресованного Лондону — если они не будут пользоваться соответствующей поддержкой маршала Тито и Народно-освободительной армии Югославии, вряд ли могут принести какую-либо пользу. Следовало бы добиться по этому вопросу соглашения с маршалом Тито, у которого действительно имеются реальные силы в Югославии».

Дипломатическая поддержка СССР сыграла большую роль в становлении новой Югославии. С 1944 года началось и интенсивное советско-югославское военное сотрудничество. 23 февраля 1944 года в Югославию прибыла советская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Н. В. Корнеевым, а в апреле в Москву — югославская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом НОАЮ В. Терзичем. Советские самолеты доставляли в Югославию оружие, снаряжение, медикаменты. Всего за весь 1944 год югославы получили около 3 тысяч тонн советских военных грузов. В Югославию прибыла группа советских военных медиков. На территории СССР из числа добровольцев-югославов, в основном из числа военнопленных, была сформирована отдельная добровольческая югославская пехотная бригада, которая принимала участие в боях за освобождение Югославии.

В сентябре 1944 года Советская Армия вступила в Болгарию. К власти в Болгарии пришло правительство Отечественного фронта, присоединившееся к антигитлеровской коалиции. Советские и болгарские войска стояли на границах Югославии.

21 сентября Иосип Броз Тито прилетел в Москву, где встретился со Сталиным и другими советскими руководителями. Во время переговоров в Москве было достигнуто соглашение о том, что советские войска вступят на территорию Югославии для выполнения ограниченной задачи — части 3 го Украинского фронта совместно с частями НОАЮ должны были освободить Белград и Восточную Сербию. После этого советские войска должны были покинуть Югославию.

Это соглашение в значительной степени отражало страх Тито и других югославских руководителей перед возможной оккупацией Югославии советскими войсками и прямым вмешательством Москвы в югославские дела. Взаимное недоверие Тито и Сталина, впервые явно проявившееся во время московских переговоров, впоследствии переросло в открытую вражду. А ограниченное участие советских войск в освобождении Югославии впоследствии позволило югославам говорить о том, что они сами, без Сталина и СССР, добились своего освобождения — те, кто бывал в Югославии в 1970 х годах, эти заявления, вероятно, помнят.

28 сентября 1944 года войска 3 го Украинского фронта под командованием маршала Ф. И. Толбухина пересекли югославскую границу. Вместе с ними на территорию Югославии вступили части 1 й, 2 й и 4 й болгарских армий. Совместно с 1 м Пролетарским корпусом и 12 м Ударным корпусом НОАЮ советские и болгарские войска приняли участие в освобождении Сербии и Македонии. 14 октября начались бои за Белград. 20 октября югославская столица была освобождена. Германской группировке в Югославии было нанесено поражение, фашистские формирования сербского правительства Милана Недича прекратили свое существование, четники Михайловича оказались дезорганизованы.

В ноябре 1944 года по соглашению партизанского командования НОАЮ и Народно-освободительной армии Албании на территорию Югославии вступили несколько бригад албанских партизан. Совместно с частями НОАЮ и 5 й болгарской дивизией они принимали участие в освобождении Косово. В этих боях погибли 350 албанских партизан. В своем обращении к Генеральному штабу Народно-освободительной армии Албании Иосип Броз Тито писал:

«Ваша борьба послужила маяком для всех порабощенных народов Европы и была огромной помощью народам порабощенных Балкан. Мы никогда не оставались без вашей помощи, о которой наш народ знает и за которую благодарен, Братство по оружию наших народов скреплено совместной борьбой, и пролитая кровь сцементировала эту дружбу, которую ничто не может разрушить». Увы, пройдет полвека, и новая пролитая кровь уже будет не цементировать, а разделять братские народы...

В начале ноября 1944 года советские войска вышли из Югославии. В составе югославских воинских частей осталось много советских военных специалистов, которым предстояло подготовить кадры для армии новой Югославии. СССР передал частям НОАЮ большое количество стрелкового и тяжелого вооружения, самолетов, бронетехники, средств связи и ПВО.

Борьба за освобождение Югославии завершилась только 15 мая 1945 года, через неделю после капитуляции Германии. Это объясняется тем, что остатки немецких войск и их союзников — хорватских усташей, русских казаков Краснова и других коллаборационистов — пытались пробиться в Австрию, чтобы там сдаться англо-американским войскам. Благодаря этому многим лидерам усташей — организаторам геноцида сербов удалось спастись. Что касается казаков, то они поголовно были выданы англичанами советскому командованию.

По мере приближения часа полного освобождения Югославии все более нервозный и активный характер приобретала англо-американская дипломатия. Борьба за Югославию шла до последнего момента. Англия продолжала настаивать, чтобы партизаны и югославское эмигрантское правительство объединились и создали бы единое правительство Югославии. В свою очередь, в эмигрантских кругах требовали, чтобы Англия перестала церемониться с партизанами и высадила свои войска на Балканах. На этой позиции, в частности, стоял король Петр II Карагеоргиевич. Более трезво оценивавший ситуацию на Балканах Черчилль порекомендовал королю не рассчитывать на высадку союзников в Югославии. Единственным выходом из ситуации могли бы стать переговоры эмигрантского правительства с партизанской властью.

Переговоры Тито с премьер-министром королевского правительства и переговоры Англии с СССР в итоге привели к достижению согласия: «внутренние трудности» Югославии было решено преодолеть «путем объединения Королевского Югославского правительства и Национального освободительного движения», как говорилось в совместном англо-советском коммюнике. Идя на этот шаг, в Москве не желали обострять отношения со своим союзником, и в то же время не собирались выпускать Югославию из-под контроля. 2 ноября 1944 года в Белграде представители партизан и королевского правительства договорились о создании единого югославского правительства. Вопрос об окончательном государственном устройстве Югославии откладывался на послевоенное время, до решения Учредительного собрания. До этого момента королю Петру запрещалось возвращаться в страну.

Последнее положение вызвало резкое недовольство короля, и он отказался утверждать ноябрьское соглашение. «Своевольный молодой человек!» — отозвался о югославском короле Черчилль. А Национальный комитет освобождения Югославии заявил, что создаст временное правительство страны и без согласия короля. 7 марта 1945 года И. Броз Тито сформировал Временное народное правительство Демократической Федеративной Югославии, в которое вошли в том числе и представители эмигрантских кругов. Новое правительство Югославии было почти сразу признано всеми государствами антигитлеровской коалиции. 11 апреля в Москве был подписан Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между СССР и Югославией.

Узнав об этом, «своевольный» король Петр, вероятно, впервые осознал, в каком направлении реально развиваются события, и поделился своими тревогами с Черчиллем. «Видите ли, ваше величество, — ответил Черчилль, — многое из того, что происходит в Югославии, мне тоже не по душе, но я не в состоянии ничего предотвратить».

Последним шансом для вторжения союзников в Югославию стали триестские события. 2 мая 1945 года части НОАЮ освободили Триест — югославский порт на Адриатике, отошедший в 1920 году по Раппальскому договору к Италии. Англо-американские союзники потребовали, чтобы югославы немедленно очистили итальянские территории. Югославы отказались. Триестский кризис грозил вот-вот превратиться в военное столкновение между НОАЮ и американскими и английскими войсками. Советский Союз 22 мая выступил с заявлением в поддержку Югославии: «Было бы несправедливым и явилось бы незаслуженной обидой для югославской армии и югославского народа отказывать Югославии в праве на оккупацию территории, отвоеванной от врага, после того как югославский народ принес столько жертв в борьбе за национальные права Югославии и за общее дело Объединенных наций». В результате кризис удалось урегулировать мирным путем — югославские войска отошли за так называемую линию Моргана, а дальнейшую судьбу Триеста предстояло определить после войны (ныне Триест принадлежит Италии. — Прим. авт.).

Вклад народов Югославии в победу над фашизмом был одним из самых значительных. До 1944 года Народно-освободительная армия Югославии — четвертая по численности союзническая армия после армий СССР, США и Англии — фактически в одиночку держала «второй фронт» в Европе, в разное время сковывая от 12 до 15 германских дивизий, не считая итальянских, венгерских, болгарских, хорватских соединений и вооруженных националистических формирований. Во Второй мировой войне Югославия понесла огромные потери — 1,7 миллиона человек. Погиб каждый десятый житель довоенной Югославии. НОАЮ потеряла в боях 305 тысяч человек.

Завершение войны выдвинуло на первый план задачу политического закрепления фактической победы коммунистов во главе с Тито. Эту задачу существенно облегчало то обстоятельство, что большинство владельцев крупных промышленных предприятий и банков в период оккупации сотрудничало с гитлеровцами или националистическими правительствами Хорватии, Сербии и других территорий. Это позволяло осуществить конфискацию и национализацию их имущества в соответствии с практикой, принятой во всех государствах Европы по отношению к коллаборационистам. Другим обстоятельством, облегчавшим задачу коммунистам, являлось то, что практически все их противники за четыре года оккупации скомпрометировали себя в глазах народа как явные пособники фашистов. Немногие прозападно настроенные деятели, связанные с кругами эмиграции, не имели политического влияния в стране.

Учредительная скупщина, открывшаяся 29 ноября 1945 года в Белграде, приняла декларацию о провозглашении Федеративной Народной Республики Югославия (ФНРЮ). «Федеративная Народная Республика Югославия, — говорилось в декларации, — является союзным народным государством с республиканской формой правления, содружеством равноправных народов, свободно выразивших свою волю остаться объединенными в Югославии».

В истории народов Балканского полуострова начался новый этап.

Славянская империя или Балканская федерация?

Идея балканской федерации возникла в начале ХХ столетия в ожидании всебалканской войны, когда молодые, только что-то образовавшиеся балканские государства выдвигали свои воинственные претензии территориального, политического и другого характера не только к Оттоманской империи, но и друг к другу. В такой ситуации выходом из нее, как казалось некоторым политикам, могло бы быть образование единого федеративного государства балканских народов. Предполагалось, что в эту федерацию войдет и Румыния, возможно, и Греция.

Параллельно разрабатывался вариант федеративного устройства отдельно для территорий историко-географической Македонии, где проживали самые различные народы, наиболее многочисленным из которых предполагалось предоставить территориально-национальную автономию, чтобы нейтрализовать взаимные притязания Болгарии, Греции и Сербии на ту или иную часть этой страны. Что касается географической Македонии, то в отношении этнической идентификации ее славянского населения и населения, исповедующего ислам, высказывались совершенно различные точки зрения. Так, в отношении славян существовало три точки зрения: 1) они есть самодостаточная македонская национальность; 2) они — болгары; 3) они — сербы. В отношении мусульманского населения велись споры: являются ли они турками или исламизированными сербами, болгарами, греками и т. д. Собственно говоря, федеративное устройство можно было бы предложить любому балканскому государству, ибо все они были полиэтничны по своему составу.

Особым вариантом был проект федерации, объединяющей в одном государстве только славянские народы. Эта концепция проистекает, с одной стороны, из давней идеи единения славян, а с другой — из идеи образования федерации балканских народов, стран, государств. Если первая идея питалась славянским национализмом, явившимся реакцией на внешнюю экспансию и имперские поползновения европейских держав, то идея балканской федерации была заимствована из опыта американской федерации как ответ на чисто балканские вызовы. Последние выражались в том, что между самими народами и государствами Балкан сложились весьма непростые отношения, явившиеся результатом исторического развития балканских народов и внешнего влияния. Обе идеи часто сопрягались, питая друг друга как формой, так и содержанием.

Идея славянского союза была особенно популярна в XIX веке России и среди славянских народов, входивших в составе Австро-Венгрии и Османской империи. Единение славянских народов рассматривалось тогда как средство борьбы за свою независимость и самоутверждения России перед лицом Европы. В частности, А. И. Герцен отмечал, что славянофильские и панславистские идеи утверждались в России больше под влиянием извне, когда возросло значение «национального принципа» в европейских международных отношениях в связи с наполеоновскими войнами: «чешский панславизм подзадорил славянофильские сочувствия в России». Правда, еще раньше, в XVII веке, идею единения славян под началом России высказывал хорват Юрий Крижанич, приехавший в Москву из Австро-Венгерской империи. Известный публицист того времени активно культивировал в политических кругах Москвы идею объединения всех славян против латино-немецкой экспансии. Причем этническое он ставил выше религиозного различия, существовавшего между некоторыми славянскими народами. Это противоречие он предполагал разрешить через церковную унию, что как раз и вызвало репрессии по отношению к этому хорвату со стороны российских правителей, для которых было абсолютно не приемлемо объединение православных с католиками. И это, несмотря на то что центральное место в доктрине Крижанича отводилось России. Причем не только как стране, вокруг которой могут сплотиться все славянские и православные народы, но и как государству-освободителю.

В XIX веке сторонники панславистской доктрины пошли дальше. Они выступили за создание политического союза и даже объединенного государства всех славян и православных. Известный русский поэт и дипломат XIX века Ф. И. Тютчев в одном из своих стихотворений призывает: «Cлавянский мир, сомкнись тесней…». А в письме к княгине Е. Э. Трубецкой Ф. И. Тютчев даже настаивал на «историческом праве» России объединяться с тяготеющими к ней славянскими народами. В стихотворении «Пророчество», написанном в 1850 году, Ф. И. Тютчев уже призывал российского царя начать создание славянской империи в связи с предстоящей четырехсотлетней годовщиной взятия турками-османами Константинополя.

Четвертый век уж на исходе,
свершится он — и грянет час!
И своды древние Софии,
В возобновленной Византии,
вновь осенит Христов алтарь.
Пади пред ним, о царь России, —
И встань как всеславянский царь.

Это была реакция на начавшийся в Европе процесс унификации культур, который «неизбежно сопровождается ростом национального самосознания». Последнее же «при дефиците культуры недихотомической солидарности может осуществляться только через групповое противопоставление, питаясь массовым социально-психологическим комплексом неполноценности, который (по законам личностной защиты) рационализируется на уровне идеологического сознания концепциями панславизма, негрютида и прочими и находит выход в агрессивных настроениях, деструктивных действиях» против группы чужой культуры.

Стоит отметить, что до какого-то времени официальный Петербург не поддерживал панславистскую идею, но это не означало, что бродившая в российском обществе идея не оказывала влияния на внешнюю политику государства. Русско-турецкая война в 1877 — 1878 годов уже велась под лозунгом освобождения братьев-славян. Идея славянского братства захватила общество. Оно жило ею. Тысячи добровольцев — и известных, как художник-баталист В. Верещагин, и безызвестных — отправлялись на помощь сербам и болгарам. Вспомним хотя бы героев Льва Толстого: на Балканы отправляется князь Вронский, в романе «Анна Каренина», солдатом-добровольцем — православный отшельник отец Сергий.

Но не только чувство крови и исторического родства звали россиян на Балканы. Трагический разрыв с обществом князя Вронского и внутренний разлад бывшего гвардейского офицера отшельника Сергия бросают их под турецкие пули. Допустим, это лишь творческий полет мысли Толстого. Но тогда почему другой русский человек, тогда еще никому неизвестный, В. С. Гаршин бросает учебу в институте и отправляется в 1877 году добровольцем на русско-турецкую войну? Ответ можно найти у самого Гаршина. Во время военных действий на Балканах он написал первый свой рассказ «Четыре дня», который можно поставить в один ряд с «Севастопольскими рассказами» выше названного классика. Произведения Гаршина о войне на Балканах помогают понять мотивацию россиян XIX века. Так, в рассказе «Из воспоминаний рядового Иванова» он описывает свои ощущения: «Было неотвратимое побуждение идти вперед во что бы то ни стало, и мысль о том, что нужно делать во время боя, не выразилась бы словами: нужно убить, а скорее нужно умереть». Гаршин помогает нам понять, почему русские люди ХIХ века готовы были идти «за тысячи верст умереть на чужих полях». Это не пробуждение «кровавых инстинктов и желание убить иноверца», а подспудное желание обрести свободу в смерти в бою за чужое счастье и свободу.

Победа России над Турцией и освобождение славян не привели к ожидаемому их объединению с русским народом, что несколько охладило чувства последователей славянского ирредентизма. Правда, не надолго. И одной из причин этого явился внутренний кризис и революция 1905 года. В начале XX века идеи славянофилов прошлого столетия возродились в неославизме. Опять речь шла о возобновлении славянских съездов и о новых попытках создания союза славянских государств и народов. В российском обществе активно обсуждались внешнеполитические вопросы. В ряде статей газет «Речь», «Новое время», «Голос Москвы» и других проводилась мысль о том, что Россия в своей внешней политике должна руководствоваться прежде всего тем, что она славянская страна. Подчеркивалось, что интересы славянства должны стать приоритетом в российской дипломатии. Во имя этого предлагалось даже не затрагивать в различных переговорах важную в стратегическом плане для России проблему проливов Босфора и Дарданелл. «Для России, — отмечалось в редакционной статье «Голоса Москвы», — как славянской державы единственно правильный путь политики — это создание такого положения, при котором все славянские народы чувствовали бы, что в тяжкую минуту они встретят у нее поддержку...»

Но были и скептики, так как развитие международной ситуации на Балканах продолжало расходиться со сложившимися представлениями российского общества. Вражда балканских государств и обозначившаяся их прозападная ориентация стали вызывать сомнения по поводу правильности панславистской доктрины внешней политики России. В частности, философ К. Н. Леонтьев обращал внимание на существование серьезных противоречий между славянскими народами и был против близкого сближения с ними. Более того, он считал вполне возможным союз России с Турцией и даже с мусульманством вообще.

Взгляды К. Н. Леонтьева не были исключением. Так, известный политический деятель России и впоследствии министр иностранных дел Временного правительства П. Н. Милюков также высказывал сомнение в отношение возможности объединения славян. В частности, он обращал внимание на определенное несовпадение славянофильской трактовки национальной идеи и реальной действительности. Он отмечал, что «все более обнаруживалась многолетняя борьба между христианскими национальностями».

Для части российских элит, в том числе для П. Н. Милюкова, было очевидно, что роль России в славянском вопросе изменяется. Балканские народы в ходе балканских войн «освободились сами, без помощи России и даже вопреки ее политике» и постепенно отходят от традиционной «русской опеки». П. Н. Милюков подчеркивал, что теперь каждое «славянское государство» идет своим путем и охраняет свои интересы как находит нужным. Россия также по отношению к славянам должна руководиться собственными интересами. Воевать из-за славян Россия не должна».

Журнал «Гражданин» в ответ на целую серию просербских статей в московской и петербургской прессе призывал более сдержанно относиться к «балканским делам», а идею балканского союза оценивал как «иллюзию», и советовал правительству больше внимания уделять «задачам самовозрождения страны». Прослеживается нарастание разочарования как в идеях панславизма, так и миссии России на Балканах. Газета «Русская земля» писала: «Народности, населяющие Балканы, не оправдали забот и жертв, понесенных за них Россией... России теперь впору заниматься только собой».

Развитие рыночных отношений в России способствовало формированию прагматических подходов и к «славянскому вопросу». Так, «Новое время», отдавая обычную для нее дань критике внешней политики правительства, писало: «Корень зла нашей ближневосточной политики заключался всегда в том, что мы, освобождая единоверные и единоплеменные народы Балканского полуострова... не принимали никаких мер в экономической области и отдавали тем самым освобожденных в зависимость к германскому капиталу». В итоге газета призывала «русских фабрикантов» осваивать новые рынки на Балканах. В «Новом времени» настойчиво проводилась мысль о необходимости изменить принципы формирования внешнеполитического курса, откорректировать устоявшиеся стереотипы восприятия международных отношений России. Так, газета одобряет создание Славянской торговой палаты для поддержки торговли на Балканах и подчеркивает, что «необходимо исправить ошибки внешней политики 70 — 80 х годов, когда все внимание было уделено «военным комбинациям», и утверждает: «Нынешняя славянская политика России должна быть основана... на началах экономики...»

П. Струве, известный своими экономическими работами, признавая особую значимость для российской внешней политики исторической ориентации на Ближний Восток и Балканы, говорил о необходимости активизации экономической деятельности в этих регионах. Это, по его мнению, соответствует не только интересам развития страны, но и обеспечит наиболее эффективно культурное лидерство здесь. А значит — будет продолжать и развивать национальную традицию.

Действительно, отношения между славянскими народами с момента их прихода на Балканы, а также их всех вместе и в отдельности с автохтонным населением — греками, албанцами и румынами — всегда были сложными и конфликтными. Об этом нельзя было не знать. Но российское общество старалось не замечать этот исторический факт, полностью растворяясь в национальном мифе. Чем сильнее нарастали внутренние противоречия в России и в ее отношениях с окружающим миром, тем упорнее общество обращалось к национальному мифу, находя в нем спасение от тягостей и серости российской действительности. Вспомним еще раз о причине отъезда на Балканы упомянутого князя Вронского. Но если общественные круги в этом мифе находили возможность реализовать свою мечту о свободе, то правящие круги надеялись, что славянский национализм напротив отвлечет общество от этой идеи. Как отметил П. Н. Милюков в своих воспоминаниях, «неосведомленность и сомнение темного национализма распространялись на всю правящую верхушку».

Идея славянского союза или государства была популярна не только в России и на Балканах, но и в Австро-Венгерской империи, в состав которой входило не меньше, если не больше славянских народов. Особенно активно вопрос о славянском единстве обсуждался в канун Первой мировой войны. В мае 1914 года один из влиятельных чешских политиков К. Крамарж опубликовал свой меморандум «Устав Славянской империи применительно к Deutsche Bundesakte». В этом документе излагается план создания Славянского Союза, в который должны войти Чехия, Польша, Болгария, Сербия, Черногория, а также Россия. Во главе Союза предполагалось поставить российского императора. Он мог бы утверждать имперскую Думу и Имперский совет — высшие общесоюзные органы перечисленных славянских стран. Но у К. Крамаржа был оппонентом другой известный политик Т. Г. Масарик, который рассматривал идею союза лишь как средство получения независимости для Чехии. В его программе упоминалась, в частности, возможность Унии независимой Чехии с будущей Великой Сербией. Причем Масарик включал в состав обоих будущих государств целый ряд территорий, что свидетельствовало о его довольно смелых планах. Если еще было можно как-то понять, что само собой разумеющимся он считал нахождение в составе Чехии Словакии и Моравии, то его планы включения в ее состав западных земель Венгрии и Закарпатья, где проживало славянское население — русины и украинцы — уже напоминали экспансионистские планы соседней Германии.

Официальный Петербург всегда настороженно относился к различного рода проектам своих и зарубежных славянофилов и русофилов. Но в ходе Первой мировой войны уже рассматривались проекты создания тех или иных объединенных славянских государств. При этом в России никак не могли ни выработать собственный вариант, ни принять чужой. В частности, высказывались сомнения относительно того, смогут ли в едином государстве сосуществовать православные и католики, учитывая, что российская трактовка славянского союза все же предполагала доминирование православия в нем.

В ходе Первой мировой войны были и другие планы объединенного славянского государства. Находившийся в Лондоне Югославянский комитет поставил своею целью выделение из состава Австро-Венгрии югославянских провинций и объединение их с Сербией и Черногорией. Комитет пропагандировал идею единства южных славян и создания их общего федеративного государства. Предполагалось, что оно будет иметь демократические принципы правления при полном равенстве составляющих его национальных элементов. Этот подход противоречил взглядам сторонников воссоздания Великой Сербии, которые трактовали идею единства всех югославян как присоединение к Сербии или образование государства под ее началом. Интересны различия в подходах о будущих границах единого государства. Всеславянский комитет особо оговаривал вопрос о территориях, прилегающих к Адриатике. Сербия считала, что восточная граница государства должна иметь выход к Эгейскому морю: подразумевалось включение в югославянское государство территорий Македонии как естественной части Сербии. Комитет же исключал возможность включения в состав единого государства территорий Македонии, предполагая, что это вызовет сопротивление Болгарии и Греции. В 1918 году комитет опубликовал карту Балкан, на которой Македония находилась в составе Болгарии.

Таким образом, обозначились два подхода, определяемые в общем-то различными цивилизационными характеристиками славянских народов или ориентациями их элит. Кроме того, у самих югославянских народов не было единой точки зрения в определении своей идентификации. Первоначально существовала точка зрения, что южные славяне есть единый народ, проживающий в Хорватии, Словении, Боснии, Герцеговине, Далмации, Черногории и Болгарии, имеющий лишь различные имена. В другой трактовке речь шла о едином народе, состоящем из различных племен. Частные мнения касались единства сербов и хорватов. Их деление объявлялось искусственным, ибо они говорят на одном языке, лишь с некоторыми диалектическими особенностями.

Разногласия югославян привели к тому, что Хорватия и Словении охладели к проекту объединения с Сербией и создания общего государства с ней. В мае 1917 года в парламенте Австро-Венгрии депутаты-славяне выступили с декларацией, в которой предложили разрешить славянский вопрос в империи путем предоставления славянским народам или автономии, или же через введение федеративных принципов организации австро-венгерского государства. Примечательно, что среди этих парламентариев были и сербы.

Сербское правительство, не согласившись с таким поворотом событий, вступило в переговоры с Югославянским комитетом, которые состоялись в июле 1917 года на острове Корфу. В результате была подписана совместная декларация. В ней говорилось, что «государство сербов, хорватов и словенцев, известных под именем южные славяне или югославяне, будет свободным и независимым королевством с общей территорией и общим гражданством. Оно будет конституционной, демократической и парламентской монархией во главе с династией Карагеоргиевичей». В декларации подчеркивается равенство трех народов, наличие двух письменностей (кириллицы и латиницы), трех знамен и наименований народов. Но, подписав декларацию, сербская сторона заявила, что у нее не было другого выхода, как согласиться с таким вариантом, а в начале 1918 года — что упомянутая декларация не к чему не обязывает.

В конце Первой мировой войны стало очевидным, что распад Австро-Венгрии неизбежен. В октябре 1918 года в Загребе состоялся съезд всех югославянских народов Габсбургской империи. Затем Хорватский собор провозгласил создание независимого государства сербов, хорватов и словенцев на югославянских землях Австро-Венгрии. 1 декабря Народное вече нового государства приняло решение о присоединении его к Сербии и Черногории. Оно было признано державами как Королевство сербов, хорватов и словенцев. В него вошли и те территории Македонии, которые являлись частью Сербии по Бухарестскому договору 1913 года. Безусловно, к созданию югославянского государства приложили руку европейские державы и США, сделавшие ставку на Сербию.

В Сербии объединение югославян в таком варианте было принято с большим энтузиазмом, посчитав это победой их политической линии. Но противоречия между двумя югославянскими «партиями» сохранились. Одна ориентировалась на унитарные принципы государственного устройства, другая — на федеральные. Унитаристы, являясь в основном представителями сербских элит, выдвигали лозунг «один народ, одно государство», федералисты, представлявшие югославян Австро-Венгрии, выступали за многонациональную федерацию. В то же время по существу оба течения имели националистический характер и преследовали свои цели. Объединение лишь было средством их реализации. Одни мечтали о Великой Сербии от моря до моря, другие под защитой федеративного государства предполагали лишь пройти начальный период самоутверждения.

Левые социал-демократы подходили к балканскому вопросу с классовых позиций, предлагая положить в основу федеративного союза солидарность трудящихся. Они считали, что феодально-буржуазные правительства балканских государств не способны разрешить исторические противоречия, причиной которых являются сталкивающиеся экспансионистские устремления именно эксплуататорских классов феодалов и капиталистов. Следовательно, их вывод был таков: балканская федерация может оправдать возлагаемые на нее надежды только как союз демократических республик. Причем, по мнению В. И. Ленина, — лишь после победы революции в России.

Как известно, революция 1917 года в России и приход к власти большевиков не стали прологом мировой революции, в том числе и на Балканах. Но это не означало, что идея социалистической федерации умерла. Она жила в умах деятелей Коммунистического интернационала. Когда исход Второй мировой войны стал очевиден, в Москве в Кремле и Исполнительном Комитете Коминтерна стали разрабатываться модели будущего мироустройства. Они основывались, в частности, на том, что после окончания войны в ряде стран, где особенно были сильны компартии и руководимые ими партизанские движения, вполне реально создать правительства социалистической ориентации. А значит, создать и союз рабоче-крестьянских республик. Наиболее подходящим регионом для этого, как казалось авторам подобных проектов, были Балканы. Здесь действовали мощные партизанские движения и подполье, находившиеся под сильным влиянием компартий. Не маловажным было и то, что эти компартии имели своих представителей в Москве и пользовались ее опекой.

Идея единения славян присутствовала и во внешней политике СССР. Она была востребована в период Второй мировой войны. Тогда опять были созданы всеславянские комитеты и в очередной раз разрабатывался проект балканской федерации для объединения славян. В советско-болгарских отношениях со стороны Москвы особое значение уделялось культивированию идей близости и родства двух стран. В постсоветский период в России вновь возросла популярность панславистской традиции. В центре ее стоит все та же идея миссии поддержки «братского сербского народа» перед лицом экспансии западных государств. Панславистская традиция и мессианство нашли свое проявление в создании СНГ, когда был первоначально заключен Союз трех «славянских» республик, а затем и в создании союза России и Белоруссии.

Войны между славянскими государствами, их экономическое и политическое тяготение к Европе, союзы со стратегическими соперниками России (например, Болгарии с Германией в двух мировых войнах) и периодическое обострение или охлаждение отношений то с одной, то с другой балканской страной, наконец, достаточно сложные отношения с украинским государством — все должно было несколько изменить характер российской политики, сделать ее более прагматичной. Но менялись только конкретные государства, их названия и режимы, на которые делалась внешнеполитическая ставка России, а постоянным являлось извечное стремление россиян реализовать себя в своем национальном мифе.

В практической плоскости идея создания балканской федерации обсуждалась Сталиным с Г. Димитровым и И. Броз Тито в сентябре 1944 года. Именно Сталин заговорил о возможности реализации старого проекта федерации на Балканах. Тогда, после революции в Болгарии и ее выхода из союза с Германией и объявлении ей войны, неизбежно вставал вопрос об участии СССР в освобождении Югославии. В октябре было заключено соглашение между правительством теперь уже болгарской республики и прокоммунистическими силами Югославии, еще находящейся под оккупацией. В этом соглашении речь шла о сотрудничестве в военных действиях против немецкой армии на Балканах. Кроме того, стороны представили друг другу свои проекты создания югославско-болгарской федерации. К этому времени из-за сложной обстановки в Греции и вокруг нее пришлось отказаться от идеи всебалканской федерации и остановиться на чисто славянском варианте.

Предполагалось, что федерация балканских славян будет образована в короткие сроки. Тито в своей телеграмме правительству Болгарии высказал пожелание югославской стороны о том, чтобы 1945 год стал годом ее создания. Но давние разногласия, существовавшие между руководителями компартий по частным и общим вопросам федерации, создали препятствия для реализации продекларированного сторонами своего стремления к единению. Югославы считали, что болгаро-югославское государство должно состоять из семи федеральных субъектов. Болгария должна была, по их мнению, быть одной из республик. Болгары настаивали на дуалистической федерации, опасаясь, что при югославском варианте доминировать будут югославяне. Здесь сыграли роль и давние исторические предубеждения и обиды. Оставался предметом разногласий двух сторон и македонский вопрос.

Кроме того, за тем, как развивались отношения двух балканских компартий, внимательно следила Москва. Тень Сталина зримо и незримо осеняла переговоры, где бы они не проходили, направляя в ту или иную сторону. Стоит отметить, что болгарское правительство в значительной степени было сформировано в Москве из иммигрантов-коммунистов. Как это происходило, можно догадываться. Например, после знаменитого разоблачения культа личности Сталина, когда стали открыто говорить о тех методах, которые он использовал для «перестановки кадров», среди болгарских коммунистов возникли подозрения, что взрыв самолета в 1944 году с членами ЦК болгарской компартии, поднявшегося с аэродрома в Смоленске и взявшего курс на Болгарию, где уже произошла революция, дело рук Сталина. Они также считали, что Сталин не отпускал Г. Димитрова в Болгарию, держа его практически под негласным арестом. Были и подозрения, что его скоротечная смерть после прибытия в Болгарию связана с теми же «особенностями» Сталина.

В январе 1945 года в Москве состоялись консультации по созданию федерации. В них участвовал непосредственно Сталин и представители двух компартий. Причем Г. Димитров фактически представлял государство, югослав же М. Пьяде — пока только определенные политические силы Югославии. Таким образом, консультации шли при неравнозначности сторон. Кроме того, Болгария была уже республикой, а вопрос о будущем строе Югославии был еще в процесс обсуждения. Югославская компартия, опираясь на мощь партизанской армии и надеясь на поддержку Кремля, рассчитывала возглавить правительство освобожденной Югославии как республики. Но Сталин считал, что Югославия должна оставаться по-прежнему королевством, поэтому коммунистам рекомендовали сотрудничать с югославским королем и правительством в изгнании, другими политическими силами страны. Не говоря уже о том, что вопрос о будущем Болгарии и Югославии и в целом Балкан являлся еще предметом переговоров трех союзных держав СССР, США и Великобритании.

Со своей стороны, Тито и его соратники проявляли балканский характер в отношениях со всеми участниками. Они не шли на соглашение с эмигрантским правительством и руководителем сербских отрядов четников Д. Михайловичем, несмотря на нажим со стороны Великобритании. Когда же они были не согласны со Сталиным, то они косвенно давали ему об этом понять.

Все же 7 марта 1945 года, как и рекомендовала Ялтинская конференция союзников, было образовано Временное народное правительство Демократической Федеративной Югославии. Во главе правительства стал Тито. Он же занял пост министра обороны. В целом абсолютное большинство постов в правительстве было у коммунистов, что и соответствовало реальному раскладу сил в стране. Первое заявление Временного правительства вызвало неудовольствие товарища Сталина. По его мнению, изложенному в его письмах к Броз Тито и его сподвижникам, в Заявлении недостаточно отражается освободительная миссия СССР во Второй мировой войне, нет четкой позиции по вопросу сближения со славянскими странами. В письмах также высказывались упреки в том, что югославские коммунисты поддались давлению Великобритании и США. В этой связи встает вопрос: случайно ли югославы поддались давлению западных союзников и не расписали ли в красках освободительную миссию СССР. А может быть, это лишь маниакальные подозрения Сталина. Очевидно, и то, и другое. Последующее поведение Иосифа и Иосипа подтверждают это.

Москва отреагировала немедленно. Было выслано приглашение Тито посетить Москву. 5 апреля 1945 года состоялся первый визит Тито как государственного лица — главы правительства Югославии. Выступая на приеме во Всеславянском комитете 13 апреля, Тито сказал, что он сделает все, чтобы между славянскими народами была не только дружба, но и постепенно были бы созданы условия для более тесного их сплочения. Во время визита его участники могли заметить скрытую внутреннюю напряженность в отношении Тито к Сталину. Он, по свидетельству члена делегации одного из его близких в то время сподвижников М. Джиласа, сдерживал себя с большим трудом, когда Сталин пытался в обычной его манере подшучивать над своим собеседником. Известно, что Сталин играл на давних исторических противоречиях, существовавших между Сербией и Болгарией. В личных беседах Сталин говорил Г. Димитрову, что югославы хотят поглотить Болгарию, взять и греческую Македонию и даже Албанию, а также части Венгрии и Австрии. И это при том, что на переговорах он говорил о значении славянской солидарности. По воспоминаниям М. Джиласа, Сталин затронул эту тему в таком контексте: при единстве и солидарности славян никто в будущем не сможет пошевелить даже пальцем. В то же время болгарские военные и политические советники (а среди них могли быть и советские граждане) участвовали в гражданской войне в Греции в 1940 е годы. Во главе греческого партизанского движения стояла компартия, которая имела финансовую поддержку Москвы. Это настораживало югославское руководство. Известно, что оно не дало санкцию на проход через югославскую территорию болгарских «добровольцев» с целью помощи греческим партизанам. В 1949 году резко ухудшились отношения между Болгарией и Югославией. Случались инциденты на болгаро-югославской границе, сократился аппарат дипломатических представительств. Отношения ухудшились в связи с продолжающимся спором о национальной принадлежности славянского населения Македонии и взаимными историческими претензиями Болгарии и Сербии на эту территорию Балкан.

Проект болгаро-югославской федерации или федерации всех славянских народов так и не реализовался. Зато в пику ли югославским руководителям или подражая Советскому Союзу, в Болгарии была образована автономия мусульман в юго-восточной части страны. Была признана и македонская идентичность в Пиринском крае.

Любопытно, что Г. Димитров сам имел македонские корни. В социалистической Болгарии не любили говорить и скрывали тот факт, что мемориальная «къшта» в Пиринском крае вовсе не тот дом, где родился «великий сын болгарского народа», а реконструкция того, который находился на территории Македонии, отошедшей к Сербии. Очевидно, македонское происхождение Г. Димитрова и было причиной того, почему он неоднократно менял свое отношение к вопросу о национальности славян Македонии. Первый руководитель Народной Республики Болгарии то отрицал македонцев как самостоятельный народ, то признавал его. За что после смерти Димитрова постоянно упрекали.

Автономия болгарских мусульман просуществовала недолго, а македонцев опять переименовали в болгар. Официальная точка зрения остановилась на отрицании существования самодостаточного македонского народа как в Болгарии, так и в соседней Югославии.

Первые годы существования югославянской федерации были омрачены не только отношениями с соседней Болгарией. По инициативе Сталина Югославия и югославские коммунисты были подвергнуты остракизму со стороны практически всех просоветских режимов стран Восточной Европы и их компартий. Югославское руководство обвинили в предательстве дела социализма и сотрудничестве с империалистическими режимами Запада. Попутно начались преследования политических деятелей в восточноевропейских странах под предлогом их сотрудничества с югославскими ревизионистами. Резко ухудшились советско-югославские отношения. Покинули Москву и Белград не только послы, но и временные поверенные обеих стран.

Ухудшение советско-югославских отношений нельзя объяснить только непростыми личными отношениями Сталина и Тито. Гонениям на Югославию предшествовала активизация после окончания Второй мировой войны прямых связей между всеми компартиями, хотя раньше они осуществлялись в основном под опекой Кремля и в рамках Коминтерна. Такая самодеятельность не приветствовалась Сталиным. Например, за то, что Г. Димитров как-то высказал мысль о возможности образования федерации государств Восточной Европы, он получил «выговор» от Хозяина. Таким образом, можно предположить, что, раскручивая тему о югославском ревизионизме, Сталин препятствовал такому развитию ситуации в Восточной Европе, которая могла бы привести к созданию здесь какого-либо крупного государства (например, болгаро-югославской федерации или федерации славянских народов) или союза государств, претендующего на независимую политику от СССР.

Балканы второй половины ХХ столетия

Первая и Вторая мировые войны принесли много бед балканским государствам. После их завершения державы победительницы, решая вопросы будущего мироустройства, попытались вновь решить и проблемы международных отношений на Балканах, снять спорные вопросы по территориям, развести враждующие государства и установить более или менее их удовлетворяющие границы. Кроме старых проблем после войн возникли и новые, которые и по сей день затрудняют нормальное развитие международных отношений во всех областях: политической, военной, экономической, гуманитарной. По-прежнему с особой настороженностью каждое балканское государство следит за действиями другого, принимаются долгосрочные дорогостоящие меры для поддержания баланса сил в регионе.

После окончания Второй мировой войны, когда Центральная Европа начала залечивать раны и восстанавливать разрушенное, на Балканах продолжали греметь выстрелы. В Греции шла гражданская война. Она началась еще в 1944 году после того, как британские войска, находившиеся на Балканах, не позволили прийти к власти греческой компартии, которая за годы Второй мировой войны не только усилила свои позиции в обществе, но обрела опыт вооруженной партизанской борьбы. Гражданская война закончилась только в конце 1940 х годов, когда на помощь правым силам пришли теперь уже американцы, силой оружия подавившие партизанские отряды компартии.

Определенную роль в разгроме греческих коммунистов сыграло то, что в это же время резко ухудшились отношения между СССР и Югославией. Они настолько осложнились, что в 1947 — 1948 годы бывшие союзники уже больше походили на непримиримых врагов. Как уже говорилось, Белград не дал возможности Москве и Софии оказать греческим коммунистам помощь, закрыв свою границу с Грецией и Болгарией.

Приблизительно в эти же годы началась холодная война двух сверхдержав — Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Оба государства заявили о своих претензиях на мировое лидерство. Тень холодной войны накрыла и Балканы. В ответ на создание в 1949 году США и их европейскими союзниками Североатлантического союза в 1955 году Москва вместе с восточноевропейскими государствами создает Организацию Варшавского Договора. Так, Балканы оказались разделенными между двумя военно-политическими блоками. Греция и Турция вошли в блок НАТО, а Албания, Болгария и Румыния — в ОВД. Югославия, не войдя ни в один из названных союзов, стала играть роль стратегического буфера между двумя враждебными лагерями.

Несмотря на жесткое противостояние между НАТО и ОВД и политические кризисы в странах Восточной Европы, приводившие к неоднократным обострениям международной обстановки, противоборствующие стороны смогли избежать военного конфликта. Не было конфликтов и на Балканах. Исключением можно было бы считать отношения Греции и Турции, которые, состоя даже в одной военно-политической организации НАТО и при наличии потенциальной угрозы со стороны ОВД, демонстрировали свои намерения силой оружия защищать свои интересы и ценности.

Конечно, на самом деле не только Греция и Турция готовы были взяться за оружие, фактически все балканские государства находились в состоянии войны. Но она проходила не наяву, а в их национальной памяти.

Дальше