Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Приложение 1. Война на Северной Атлантике: теория

1.1. Строительство германского флота перед войной и во время Второй Мировой войны
(Краткий техническо-дипломатический очерк)

(Владислав Гончаров)

1.1.1 Возрождение флота

Версальский мир разрешал Германии иметь крайне незначительные морские силы. Отныне флот побежденной державы ограничивался шестью броненосцами, шестью легкими крейсерами, двенадцатью эсминцами (плюс еще четыре в резерве) и столькими же миноносцами. При этом предельное водоизмещение новых броненосцев не должно было превышать 10 тысяч тонн, крейсеров — 6 тысяч, эсминцы дозволялись не более чем в 800 тонн, а миноносцы — всего в 200 тонн. Личный состав флота сокращался до 15000 матросов и офицеров. Словом, Германии предлагалось создавать оборонительный прибрежный флот на Балтике (по образцу датского или шведского) и не рассчитывать на большее.

Действительно, 10000 тонн для броненосца береговой обороны смотрелись вполне прилично, а в 6000 тонн можно было втиснуть неплохой «скаут» или крейсер-минзаг для действий на ограниченном морском ТВД. Однако для открытого моря такой флот, естественно, не годился, - ограничение водоизмещения «эсминцев» восемьюстами тонн в 20-е годы звучало как откровенное издевательство.

Подводные лодки и морскую авиацию (как и вообще какую-либо боевую авиацию) Германии иметь категорически запрещалось. Победители, однако, оставили ей шесть старых броненосцев — три типа «Дойчланд» (постройки 1905-08 годов) и три — типа «Брауншвейр» (1902-05 годы). Поскольку это превышало отведенный Германии лимит, часть кораблей постепенно разоружили и перечислена в корабли-мишени. Еще четыре броненосца некоторое время держали в составе флота как плавбазы тральщиков и носители торпедных катеров. (Торпедные катера типа LM Германии разрешалось сохранить. Впрочем, большая часть из них была списана на слом в 1921 году, лишь четыре катера оставались на службе до 1932 года, когда два из них продали Колумбии). Кроме того, в составе немецкого флота после 1920 года оставались два легких крейсера класса «Бремен» (1903-1905 годы, 3300 тонн, 23 узла, десять 105-мм орудий, палубная броня до 50 мм, рубка 80 мм) и пять крейсеров класса «Газелле» (1900-1901 годы, 2700 тонн, 21 узел, десять 105-м орудий, палубная броня до 75 мм, рубка 80 мм). «Сверхлимитный» крейсер «Ниобе» в 1925 году продали Югославии, остальные были списаны на слом в самом начале 30-х годов, и лишь «Гамбург» дожил до Второй Мировой войны и погиб в 1944 году.

Еще у немцев было 12 больших миноносцев типа V-J и 18 — типа S-138 (от 540 до 670 тонн стандартного водоизмещения, 30-34 узла, по две 88-мм пушки и 3-4 торпедных трубы). Нетрудно заметить, что при этом версальские ограничения были значительно превышены, однако все предпочли этого не замечать. Миноносцы времен Первой Мировой оказались исключительно долговечными кораблями — тринадцать из них дожили до следующей войны, причем пять погибли, а восемь после войны были переданы в качестве репараций союзникам — пять Великобритании и три СССР. Также в германском флоте осталось 37 тральщиков типа М (480-520 т стандартного водоизмещения, 16 узлов, по две 88- или 105-мм пушки и 30 мин заграждения). Тридцать два таких тральщика дожили до Второй Мировой. Завершают счет 8 малых прибрежных тральщиков типа FM (170 тонн, 14 узлов, одна 88-мм пушка), и одна канонерская лодка — знаменитая «Пантера».

Однако если кто-нибудь думал, что немцы всерьез готовы смириться с таким положением вещей, он жестоко ошибался. Уже в 1921 году был заложен первый корабль для возрождаемого германского флота — легкий крейсер «Эмден» II. Фактически это был пятнадцатый корабль последней серии легких крейсеров кайзеровского флота типа «Кенигсберг» II. При том же числе и калибре главных орудий (восемь 105-мм пушек в башенноподобных щитах) водоизмещение крейсера было несколько увеличено и достигло 5600/7000 тонн (стандартное/полное). За счет этого значительно улучшилось зенитное вооружение — теперь оно состояло из трех 88-мм орудий, четырех 37-мм и нескольких 20-мм зенитных автоматов.{35}

На крейсере устанавливались два поворотных двухтрубных торпедных аппарата. Скорость повысилась на один узел и достигла 29 узлов, дальность плавания 19-узловым ходом составляла 5300 миль. Крейсер строился долго и вступил в строй только в конце 1925 года, для середины 20-х годов ничего особенного он из себя уже не представлял. В 1925-27 годах началась постройка двух серий больших прибрежных миноносцев, известных под названиями «Меве» (обр. 1923) и «Ильтис» (обр. 1924). Это были довольно удачные быстроходные корабли для действий на Балтике, их стандартное водоизмещение составляло 925-930 тонн (полное 1300 т), вооружение — три 105-мм орудия, четыре 20-мм автомата и два трехтрубных торпедных аппарата. Скорость достигала 33 узлов, дальность плавания составляла 3100 миль. К 1929 году все корабли вступили в строй, при этом из состава флота было исключено соответствующее количество старых миноносцев.

Однако Германия мечтала о совсем другом флоте — могущественном, океанском. Правда, на пути его создания стояли не только версальские ограничения, но и элементарная нехватка денег, выделявшихся рейхстагом чрезвычайно скупо. Поэтому германские моряки развивали военную теорию — и искали обходные пути. Были созданы специальные «черные фонды», куда в обход рейхстага поступали внебюджетные средства на строительство флота, создавались специальные гражданские проектно-исследовательские фирмы, в штат которых зачислялись «не вписавшиеся» в лимит личного состава флота офицеры. Еще в 1922 году германский флот через подставных лиц (фирму «Дешимаг») приобрел контрольный пакет акций голландской проектировочной компании, куда на работу перешла целая плеяда немецких судостроителей. Это конструкторское бюро занималось проектированием подводных лодок для малых стран. В частности, для Испании здесь были сделаны чертежи подводной лодки Е-1 («Эчивариетта») — модификации очень удачной серии немецких лодок B-III времен Первой Мировой войны. На основе этих чертежей в 1933 году для СССР была спроектирована подводная лодка Е-2,впоследствии переименованная в Н-1 и ставшая головной в серии «С». Финскую же подводную лодку после спуска на воду немцы умудрились даже самостоятельно испытать.

Впрочем, германский подводный флот не является темой данной статьи, поскольку ему будет посвящена отдельная книга нашей серии. Тем более, в 20-х годах в Германии (как и в большинстве других стран мира) о подводных лодках вспоминали мало. Даже в доктрине владения морскими путями, созданной виднейшим германским военно-морским теоретиком 20-х годов вице-адмиралом Гроссом, подводным лодкам отводилось весьма незначительное место. Творчески переработав теорию Мэхена, О. Гросс и В. Вегенер пришли к выводу, что стремление кайзеровского флота к генеральному сражению с британским Гранд-Флитом было ошибкой. Флот более слабой морской державы должен поставить под свой контроль коммуникации противника, при этом любыми способами стремясь избежать чрезвычайно рискованного для него столкновения с главными силами врага. То есть война слабого с сильным предполагалась как исключительно крейсерская — только в этом случае слабый получал хоть какой-то шанс на выигрыш.

Дальнейшее развитие германского флота происходило именно в соответствии с этой теорией. Еще в начале 20-х годов для гражданского флота началась постройка быстроходных банановозов, которые в случае войны могли быть переоборудованы во вспомогательные крейсера. Рыболовные траулеры строились с расчетом на использование в качестве тральщиков и вспомогательных судов.

В 1925 году, сразу после вступления в строй «Эмдена» и почти одновременно с миноносцами, был заложен первый современный корабль германского флота, легкий крейсер «Кенигсберг», а в следующем году — однотипные с ним «Карлсруэ» и «Кельн». Все три корабля вступили в строй в 1929-30 гг. Стандартное водоизмещение этих кораблей составляло 6650 тонн, что несколько превышало допустимые лимиты. В столь небольшие размеры германские конструкторы попытались втиснуть максимальную огневую мощь. Артиллерия главного калибра крейсеров состояла из девяти 150-мм орудий в трех башнях, причем для уменьшения метацентрической высоты и более компактного внутреннего расположения две башни установили не в носу, а на корме — как на японских эсминцах типа «Фубуки». Следует отметить, что кормовые башни были слегка сдвинуты относительно оси корабля: ближняя влево, а дальняя — вправо. Это было сделано для того, чтобы обеспечить максимальные углы обстрела на правый борт. Зенитная артиллерия крейсеров состояла из трех двухорудийных 88-мм установок, десяти 37-мм и до двадцати четырех 20-мм автоматов. На корабли устанавливалось исключительно мощное торпедное вооружение — четыре трехтрубных аппарата. Бронирование было довольно слабым: 50 мм пояс, 20 мм палуба и 30 мм башни. Корабли развивали скорость до 32 узлов, причем силовая установка крейсеров заслуживает особого внимания. Дело в том, что впервые в мировой практике она была комбинированной — кроме паровой турбины мощностью 68000 л.с. на кораблях устанавливались дизель-моторы экономического хода мощностью по 18000 л.с. За счет этого новшества дальность плавания достигла 5200 миль. Правда, из-за того, что и дизельная, и паротурбинная установки работали на одни и те же валы, на полном ходу дизеля приходилось отключать, и они превращались в «мертвый груз». В целом же проект оказался довольно удачным — не уступая большинству аналогичных кораблей, строившихся в те годы в других странах мира, эти крейсера несколько превосходили их в артиллерии (трехорудийные башни на легких крейсерах вообще были применены впервые в мире). Стремление добиться максимально высокой дальности плавания говорило о том, что крейсера предназначены для рейдерской, а не эскадренной службы. Однако 5 тысяч миль все равно было мало — германским адмиралам хотелось иметь корабли с гораздо большей дальностью хода.

В 1928 году адмирал Эрих Редер сменил на посту командующего военно-морскими силами Германии адмирала Ганса Ценкера, и этот момент стал поворотным в истории германского флота. Уже в следующем году на замену одному из антикварных броненосцев был заложен «Дойчланд». Как и корабли типа «Брауншвейг», он нес орудия калибра 280 мм и, как считалось, имел водоизмещение 10000 тонн. В действительности к броненосцам этот корабль не имел ровным счетом никакого отношения, и очень скоро кто-то метко окрестил его «карманным линкором».

На самом деле стандартное водоизмещение корабля составляло 11700 тонн, полное — 16000 тонн. Борт защищала 80-мм броня, суммарная толщина броневых палуб составляла 62 мм. Максимальная скорость составляла 28 узлов. Словом, по всем параметрам это был обычный «вашингтонский» тяжелый крейсер, может быть, чуть увеличенный, с более основательным бронированием и противоторпедной защитой, за счет чего скорость снизилась с обычных 30-32 узлов до 28. Однако шесть 280-мм орудий главного калибра в двух трехорудийных башнях, защищенных броней в 100-140 мм, не вписывались ни в какие общепринятые нормы. Конечно же, это вооружение было слишком слабым для линкора. Но по весу залпа и дальности стрельбы новый германский корабль, вступивший в строй 1 апреля 1933 года, значительно превосходил любой тяжелый крейсер, спроектированный с учетом ограничений морских вооружений.

Однако это еще не все. За счет широкого использования электросварки и применения различных легких сплавов проектировщикам удалось вместо привычной паровой турбины втиснуть в сравнительно небольшой корпус восемь огромных дизелей суммарной мощностью 56800 л. с. В результате дальность плавания 19-узловым ходом достигла невероятной цифры — 21500 миль. Это означало, что «Дойчланд» предназначен для действий на дальних коммуникациях противника. Печальная судьба немецких рейдеров времен Первой Мировой войны не была забыта. Если в 1914 году оснащенные 105-мм артиллерией германские легкие крейсера при встрече с любым крейсером противника не имели никакого шанса на выживание, то «Дойчланду» высокая скорость позволяла уйти от любого линкора, а мощная артиллерия — потопить любой крейсер.

Конечно, в реальности все вышло не так гладко. Корабли оказались очень дорогими — один «Дойчланд» обошелся казне в 80 миллионов рейхсмарок, причем стоимость корпуса составляла половину стоимости корабля. Одновременно выяснилось, что восемь девятицилиндровых бескомпрессорных дизелей фирмы MAN на полном ходу вызывают страшную вибрацию корпуса. Восемь 150-мм орудий вспомогательного калибра в реальном бою были совершенно бесполезны.{36}

Наличие на «Дойчландах» промежуточного калибра (помимо 105-мм зениток) стало большой ошибкой проекта, вызванной, по всей вероятности, тем, что проектировщики, вопреки всякой логике, пытались создать не тяжелый крейсер, а именно некое подобие классического линкора.

В 1931-32 годах были заложены два корабля, представлявших собой усовершенствованный вариант «Дойчланда» — «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее». Первый из них вступил в строй в 1934, а второй в 1936 году. По сравнению с прототипом эти корабли имели несколько большее водоизмещение и усиленную до 100 мм бортовую броню. Чуть раньше, в 1928 году, начали строительство легкого крейсера «Лейпциг», являвшегося дальнейшим i развитием класса «Кенигсберг», а в 1933 году приступили к сборке; «Нюрнберга», последнего легкого крейсера германского флота. Эти корабли, вступившие в строй соответственно в 1931 и 1935 годах, отличались от «Кенигсбергов» увеличенным на несколько сот тонн водоизмещением, дополнительной башней со спаренным 88-мм зенитным орудием, наличием противоторпедной защиты и активных успокоителей качки. Силовая установка была трехвальной — дизеля и турбины работали на разные валы, что давало им возможность действовать одновременно.

1.1.2. Дипломатическая интермедия

Появление новых кораблей уже к первой половине 30-х годов обеспечило германскому флоту доминирующее положение на Балтике — в регионе, который первоначально беспокоил Германию больше всего. С начала 20-х годов главными предполагаемыми противниками Веймарской республики считались Польша и Франция, связанные между собой оборонительным союзом. Соответственно в случае возможного германо-польского конфликта немецкий флот должен был не допустить прорыва французских кораблей в Балтику на помощь полякам. Советский Союз официально считался дружественной державой. В те годы СССР был основным торговым партнером Германии, с ним официально велось широкое промышленно-техническое сотрудничество, а неофициально также и военное. Однако если германские дипломаты «прусской школы», следуя заветам Бисмарка, воспринимали Россию как наиболее важного и надежного стратегического партнера, то большинство военных (в особенности среднее офицерство) предпочитало рассматривать русских как потенциального противника.

Обещание создать условия для грядущего реванша послужило основной причиной, по которой германская армия поддержала приход к власти Гитлера и нацистов. В результате с весны 1933 года ситуация коренным образом изменилась. Нет, первые заявления фюрера отнюдь не были агрессивны — в них звучали призывы к миру и выражалась озабоченность японской агрессией в Манчжурии. Советский Союз получил официальное уведомление, что преследования коммунистов в Германии не являются поводом для ухудшения германо-советских отношений. Одновременно Гитлер и его дипломаты во всеуслышание объявили о новых германских предложениях по всеобщему разоружению. Вкратце они сводились к предложению о глобальном сокращении всех сухопутных армий Европы.{37}

Такое предложение не слишком задевало интересы владычицы морей Британии, но вызвало резко негативную реакцию Франции. Англичане попытались смягчить германские условия и найти компромисс, но Гитлеру было нужно совсем не это. Преисполненная благородного негодования. Германия громко хлопнула дверью, выйдя из Лиги Наций и отозвав своего представителя с длившихся уже два года Женевских переговоров по разоружению.

Это произошло 14 октября 1933 года. Месяц спустя, 18 декабря, в Женеве был получен меморандум из Берлина, в котором говорилось, что в создавшейся ситуации Германия не видит дальнейшей возможности в проведении политики разоружения, а поэтому считает необходимым увеличить численность своей армии и повысить военные расходы на 90%.

Европа оказалась в шоке. Произошло то, чего больше всего боялись последние полтора десятка лет,- Германия вновь заявила о себе как о военной силе. Однако Гитлер оказался гораздо хитрее, чем этого было можно ожидать: 26 января 1934 года он заключил пакт о ненападении с Польшей. Так было убиты сразу несколько зайцев — разрушен союз Польши и Франции, а мировая общественность получила очередные доказательства германского миролюбия. Англия же успокоилась, удостоверившись, что нынешнее германо-польское сотрудничество будет направлено на восток, а не на запад. Тем более, что в марте 1934 года Германия отвергла предложение СССР заключить подобный договор вкупе с обязательством не нарушать нейтралитет прибалтийских государств.

В результате ловкого (и гениального в своей простоте) маневра Гитлера Германия получила санкцию на возрождение армии, причем виноватой во всем оказалась Франция с ее несговорчивостью. Тем более, во Франции набирали силу социалисты и Народный фронт, что вызывало растущее недоверие к ней среди британских консерваторов. Многим из них Гитлер казался куда более достойным партнером — не в последнюю очередь в деле борьбы с мировым коммунизмом. Правда, официально о грядущем «крестовом походе на Восток» заявлено пока не было, однако все, кто читал «Майн Кампф», давно были в курсе планов фюрера. В то же время предупредительность нацистов в отношении Англии граничила с заискиванием. уволили в отставку министр хозяйства Гугенберга, в июне 1933 года на всемирной конференции в Лондоне громогласно потребовавшего от Британии возвращения бывших германских колоний. «Революционные» нацистские чиновники начали активную кампанию против засилья в германском МИД вильгельмовских консерваторов с их «империалистическим» курсом к захвату заморских территорий. При этом негласно подразумевалось, что колонии у Германии должны быть континентальные. Британии это пришлось весьма по душе.

Запустив между бывшими союзниками черную кошку, Гитлер заручился поддержкой британских консерваторов. Поэтому сделанное 16 марта 1935 года заявление о том, что Германия начинает строительство боевой авиации, вводит всеобщую воинскую повинность и увеличивает армию мирного времени до 300 тысяч человек в 36 дивизиях не вызвало особого волнения в Англии. Зато оно сильно обеспокоило французов. Посол Франции в Берлине Франсуа-Понсэ срочно попросил аудиенции у Гитлера и потребовал объяснений — по какому праву грубо нарушаются условия Версальского соглашения. Великий фюрер Германской нации в очень дружеской форме объяснил возмущенному французу, что принятые меры носят чисто оборонительный характер, а врагом Франции является вовсе не Германия, а коммунизм.

Французы поняли намек слишком хорошо. Память о Седане и о том, каково воевать с немцами в одиночку, была еще свежа. «Я думаю,- доносил в Париж Франсуа-Понсэ. — что Германия будет проводить политику примирения до тех пор, пока рейхсвер не почувствует себя в состоянии вести успешную войну». Единственным выходом для Франции, стремительно теряющей политический престиж, был поиск союза на востоке. Луи Барт, министр иностранных дел и главный идеолог такой политики, был убит хорватскими террористами 9 октября 1934 года, но даже приход на его пост будущего предателя Лаваля не помешал заключению договора с Советским Союзом, подписанного 2 мая 1935 года. И хотя французский парламент ратифицировал его только почти год спустя, Англия была в гневе — французы опять дразнят гусей! А в апреле 1935 года на англо-франко-итальянской конференции в Стрезе (на швейцарско-итальянской границе) Франция потребовала введения санкций против Германии. Британия вывернулась, предложив вместо конкретных действий абстрактную «миролюбивую» формулировку, после чего англо-французские отношения еще больше охладели.

Вот так и получилось, что предложение Германии заключить с Англией морское соглашение попало на благодатную почву. Немцы в корректной форме согласились признать британское доминирование на море и поставить тоннаж будущего германского флота в зависимость от размеров флота английского. Официальным объяснением этой беспрецедентной уступки со стороны Англии (ведь Версальские ограничения никто еще не отменял!) стала необходимость поставить под контроль неизбежное новое вооружение Германии. Переговоры начались 4 июня 1935 года, для участия в них из Германии прибыл сам Риббентроп — большой знаток Англии, имевший немало неофициальных связей в британском истеблишменте. 18 июня англо-германское морское соглашение было подписано. Гитлер назвал этот момент своим счастливейшим днем. Париж заявил протест, однако до французов никому уже не было дела.

1.1.3. 3 Флот открытого моря

Еще в 1932 году германское министерство обороны утвердило новую кораблестроительную программу, откровенно нарушающую Версальские ограничения практически по всем пунктам. Она включала планы создания эсминцев, торпедных катеров, морской авиации и — под большим секретом — подводных лодок. Два года спустя, в 1934 году, на верфях в Вильгельмсхафене и Киле были заложены два новых броненосца — D и Е. Официально они представляли собой дальнейшее развитие «карманных линкоров» типа «Дойчланд», однако в 1935 году, во время подписания англо-германского морского соглашения, немцы признали, что водоизмещение этих кораблей несколько выше объявленного и назвали цифру в 26000 тонн. В следующем году оба корабля были спущены на воду и получили названия «Шарнхорст» и «Гнейзенау — по именам броненосных крейсеров адмирала Шпее. Одновременно выяснилось, что их стандартное водоизмещение на самом деле составляет около 32000 тонн. Фактически это были настоящие линейные крейсера.{38}

Увеличив (по сравнению с «Дойчландом») артиллерию главного калибра всего на одну трехорудийную башню, конструкторы довели поясное бронирование до 350 мм, а палубное — до 130 мм. В результате по защищенности новые германские корабли практически сравнялись с линкорами других стран. Возвращение к паротурбинной установке значительно увеличило водоизмещение, но зато дало возможность достичь скорости 31,5 узла — почти такой же, как у британских тяжелых крейсеров типа «Каунти». Для увеличения экономичности энергетических установок и повышения дальности плавания на новых линейных крейсерах применили паровые котлы высокого давления — 50 атмосфер.{39}

Правда, девять 280-мм орудий для кораблей линейного класса выглядели достаточно жалко, однако в проекте была заложена возможность замены трехорудийных 280-мм башен на двухорудийные с 380-мм пушками. После этого германские линейные крейсера становились почти полным аналогом британских кораблей типа «Риноун», сохраняя при этом лучшую защиту. Стоимость одного корабля составила 145 млн. рейхсмарок — то есть менее чем в два раза выше стоимости «карманного линкора».

Подобно линейным крейсерам и подводным лодкам, первые эсминцы для нового германского флота были заложены еще в 1934 году, то есть в нарушение Версальского договора. Правда, с лета следующего года их строительство велось уже официально и открыто. Проектирование этих кораблей началось в феврале 1933 года. Первоначально предполагалось, что они станут дальнейшим развитием миноносцев типа «Ильтис» и «Меве» с увеличением водоизмещения до 1100 тонн и скоростью 36 узлов. Однако моряки требовали оснастить эти корабли 127-мм орудиями и обеспечить им дальность плавания до 3000 миль. Последнее считалось особенно важным, поскольку флотское командование предполагало использовать эсминцы не только для сопровождения эскадр, торпедных атак и боев с эсминцами противника, но и для самостоятельных действий на коммуникациях противника. В мае 1933s года адмирал Редер распорядился увеличить число орудий главного калибра до пяти и установить четырехтрубные торпедные аппараты вместо трехтрубных. Кроме того, корабли должны были брать на борт до 60 мин заграждения. Проектное водоизмещение кораблей достигло 1850 тонн — фактически это уже были лидеры эскадренных миноносцев.

В 1935 году, с переходом к «легальному» строительству флота, официально было объявлено, что водоизмещение новых эсминцев составляет 1625 тонн. Соглашение с Англией позволяло Германии построить 20 таких кораблей. Но в реальности 16 эсминцев проекта «1934» (обычно именуемых классам «Лебрехт Maao» — по названию головного корабля) имели стандартное водоизмещение 2200-2250 тонн. При этом максимальная скорость хода составляла 38 узлов, а дальность плавания — 4400 миль на 19-узловом ходу. Для сравнения — стандартные английские эсминцы того времени имели стандартное водоизмещение 1200-1400 тонн, четыре 120-мм орудия и два четырехтрубных аппарата, дальность плавания до 5000 миль (при 15 узлах) и скорость до 35 узлов, однако в полном грузу (1900 тонн) могли развивать не более 32 узлов. Для достижения максимальной экономичности силовой установки германские эсминцы оснащались котлами Вагенера с давлением пара 70 атмосфер. На двух эсминцах (Z-9 и Z-10) были установлены прямоточные котлы Бенсона с давлением 110 атм. и температурой пара 510 градусов.

Однако эксперимент был признан неудачным: котлы оказались очень капризны и тяжелы в управлении, поэтому на всех последующих эсминцах проектировщики вернулись к котлам Вагенера. Тем не менее, даже на кораблях с котлами Вагенера 20% всех аварий приходилось именно на котельное отделение. Кроме того, высокая частота вращения валов приводила к быстрому кавитационному разрушению винтов, поэтому их приходилось очень часто менять — либо снижать частоту вращения. В результате КПД силовой установки германских эсминцев превосходил КПД английских эсминцев всего на пару процентов, а проектная дальность в 4400 миль на практике оказалась недостижимой. Именно разница между проектной и фактической дальностью хода послужила причиной гибели десяти германских эсминцев во время Норвежской операции. От Вильгельмсхафена до Нарвика немногим более 1000 миль, однако когда 9 апреля 1940 года германские эсминцы пришли с десантом в этот порт в Северной Норвегии, в их цистернах почти не оставалось топлива..

«Лебрехт Маас» был спутуен на воду в августе 1935 года и введен в строй 14 января 1937 года. В том же году началось строительство эсминцев усовершенствованного типа «1936» (он же «Дитер фон Редер»). Новые корабли имели увеличенное до 2400 тонн стандартное водоизмещение и удлиненную носовую часть. За счет этого удалось увеличить мореходность и остойчивость, а также несколько повысить дальность плавания. Все 22 корабля обоих типов были введены в строй до октября 1939 года.

Теперь у Германии был достаточно мощный флот современных эсминцев. Для полного комплекта немцам не хватало только «вашингтонских» крейсеров. Поэтому сразу же после подписания англо-германского договора состоялась и закладка «классического» тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер» с восемью 203-мм орудиями. По традиции его стандартное водоизмещение сильно превышало «вашингтонский» лимит и достигло 13900 тонн. Впрочем, немцы Вашингтонское соглашение 1922 года не подписывали. Правда, Лондонское соглашение 1930 года по договоренности с Англией они обязаны были выполнять, однако занижением реальных цифр в 30-х годах занимались все, кому не лень. В конечном же счете Германии удалось создать куда более удачные и рационально скомпонованные корабли, чем «картонные» крейсера других стран (за исключением Японии). Борта немецких тяжелых крейсеров были защищены 80-мм броней, установленной с наклоном в 18 градусов наружу, что повышало ее снарядостойкость.{40}

Суммарная толщина двух броневых палуб доходила до 62 мм{41}, броня башен главного калибра — до 160 мм. Зенитное вооружение состояло из двенадцати 105-мм универсальных пушек в двухорудийных стабилизированных установках и шести спаренных 37-мм автоматов и десяти 20-мм автоматов. Кроме того, на крейсере стояли четыре трехтрубных торпедных аппарата. При этом, благодаря использованию котлов высокого давления, предполагалось достичь дальности плавания около 8000 миль при 20 узлах и максимальной скорости до 32,8 узла. Правда, из-за ненадежности плохо отлаженных котлов Ле Монта с давлением пара 80 атмосфер максимальная дальность хода составила лишь 6800 миль при 19 узлах.

Таким образом, благодаря выходу за «вашингтонские» лимиты, немцам удалось создать при стандартном вооружении максимально сбалансированный корабль с приличной скоростью, довольно высокой дальностью плавания, хорошей броневой и противоторпедной защитой. Другим же странам, чтобы уложиться в 10000 тонн водоизмещения, приходилось строить либо океанские тяжелые крейсера с высокой дальностью плавания (свыше 10000 миль) и 25~мм броней, либо корабли с поясом 70-100 мм, но слабой ПТЗ и дальностью хода менее 5000 миль.

В 1936 году по образцу «Хиппера» был заложен тяжелый крейсер «Блюхер», а за ним слегка усовершенствованный «Принц Ойген». Следующие два крейсера (с индексами К и L) должны были стать усовершенствованными вариантами легких крейсеров типа «Кенигсберг» с усиленным бронированием и двенадцатью 150-мм орудиями в трехорудийных башнях. Но после того, как в ноябре 1936 года в Ленинграде был спущен на воду крейсер «Киров» со 180-мм артиллерией главного калибра, немцы решили вместо легких построить еще два тяжелых крейсера типа «Принц Ойген». Однако достроить удалось только головной корабль серии, который вступил в строй 1 августа 1940 года. Чуть раньше, в феврале 1940 года, недостроенный «Лютцов» продали Советскому Союзу — корабль без механизмов и с двумя башнями главного калибра прибыл на буксире в Ленинград 15 апреля 1940 года. Достройка «Зейдлица» была прекращена в 1942 году при 90% готовности, его перевели из Бремена в Кенигсберг для перестройки в авианосец, но до конца войны работы так и не были закончены.

Первый «настоящий» авианосец для германского флота, «Граф Цеппелин», был заложен еще в самом конце декабря 1936 года. Этот корабль предназначался для действий в составе крейсерских групп в отрыве от линейных сил, поэтому при стандартном водоизмещении 23200 тонн он был защищен 100-мм бортовой броней, достаточной для противостояния 6-дюймовым снарядам легких крейсеров противника на основных дистанциях боя, имел 20-мм полетную и 40-мм главную броневые палубы. Вооружение корабля состояло из шестнадцати противокорабельных 150-мм орудий в бронированных казематах, двенадцати 105-мм универсальных пушек в стабилизированных двухорудийных установках и многочисленных 37-мм и 20-мм автоматов. Благодаря мощной силовой установке скорость хода должна была достигать 34 узлов, то есть превосходить скорость всех германских крейсеров. За счет использования котлов Ле Монта с давлением пара 75 атмосфер предполагалась достичь дальности хода 8000 миль. Авиационное вооружение корабля было сравнительно слабым — 42 самолета, из которых 10 составляли истребители Bf-109 и 12 — пикирующие бомбардировщики Ju-87.

Постройка авианосца шла быстро — менее чем через два года он был спущен на воду, после чего на стапеле был заложен второй корабль — авианосец «В», так и не успевший получить названия. К началу Второй Мировой войны готовность «Цеппелина» достигла 85%, авианосец «В» был достроен до броневой палубы. Однако на этом дело застопорилось — производственные мощности были крайне необходимы для строительства других судов, а всесильный шеф «Люфтваффе» Герман Геринг всячески противился появлению независимой от него флотской авиации. Правда, еще в январе 1939 года Геринг и Редер заключили соглашение об использовании ВВС в интересах флота. Согласно этому договору (очень напоминавшему межгосударственный) создавался новый военно-морской пост — генерал «Люфтваффе» при главкоме ВМФ. Отныне — флот сохранял в своем распоряжении только незначительное количество разведывательных самолетов, вся остальная авиация безраздельно подчинялась Герингу. В обмен на это военно-воздушные силы создавали специальные части, предназначенные для выполнения боевых задач на море и обязались по требованию флота передать их в тактическое подчинение ВМС.

В результате неурядиц с переподчинением и интриг Геринга в апреле 1940 года строительство «Графа Цеппелина» было законсервировано, а второй авианосец начали постепенно разбирать. Правда, в конце 1942 года, убедившись в высокой боевой ценности авианесущих кораблей, командование ВМС приняло решение возобновить достройку авианосца. Однако запала хватило всего на пару месяцев — в январе 1943 года постройку авианосцев немцы прекратили окончательно.

1.1.4. Германия строит линкоры и выбирает противника

В середине 30-х годов военный потенциал отбросившей версальские ограничения Германии рос стремительными темпами. Вместе с ним росли и аппетиты. Принятая еще в 1936 году программа дальнейшего развития флота предусматривала строительство сразу двух «полноразмерных» линейных кораблей. В том же году были заложены «Бисмарк» и «Тирпиц». Если «Шарнхорст» и «Гнейзенау» были «облегченными» линкорами, не представлявшими никакой опасности для большинства кораблей линейного класса, то новые германские корабли были им полной противоположностью. Их с полным основанием можно было отнести в класс суперлинкоров. Стандартное водоизмещение достигло 42000 тонн, вооружение состояло из восьми 380-мм орудий. Гитлер требовал создания кораблей водоизмещением 80000 тонн, с орудиями калибра 533 мм (21 дюйм), однако Редер убедил его, что строительство таких линкоров затянется на очень долгий срок, а калибра в 15 дюймов для современной морской войны вполне достаточно.

Новые германские линкоры сразу попали в число самых мощных кораблей мира. Толщина их главного броневого пояса достигала 320 мм (верхний пояс — 145 мм), а суммарная толщина броневых палуб составляла 150 мм. Башни главного калибра защищались 360-мм броней. Однако даже эти цифры не дают достаточного представления о защите корабля — ведь германские линкоры всегда отличались исключительно высокой живучестью, благодаря которой корабль продолжал держаться на воде до последнего, и его приходилось топить самой команде. Следует отметить, что единственным немецким дредноутом, погибшим от огня противника в открытом море, суждено было стать «Шарнхорсту», — все остальные (за исключением «Тирпица», потопленного авиацией противника в базе) пошли на дно с открытыми кингстонами.

Подобно остальным кораблям германского флота, «Бисмарк» и «Тирпиц» тоже предназначались для дальних рейдерских операций. Об этом говорит высокая дальность плавания (до 9000 миль 19-узловым ходом), мощная артиллерия среднего калибра — двенадцать 150-мм орудий, размещенных в двухорудийных башнях с механизмом центральной наводки, а также наличие целых шести гидросамолетов. Зенитная артиллерия состояла из шестнадцати 105-мм универсальных пушек в двухорудийных башнях, такого же количества 37-мм автоматов и большого числа 20-мм автоматов. Скорость линкоров достигла 31 узла. Стоимость кораблей равнялась 183 миллионам рейхсмарок, то есть они оказались дороже «Шарнхорста» всего на 30%.Это лишний раз подтвердило, что строить крупные корабли гораздо рентабельнее, чем пытаться втиснуть максимум боевых качеств в ограниченный лимит водоизмещения.

Впрочем, официально было объявлено, что стандартное водоизмещение строящихся в Германии линкоров составляет 35000 тонн. Более того, в 1937 году было подписано дополнительное приложение к морскому договору 1935 года, основным смыслом которого было подтверждение Германией согласия придерживаться установленных лимитов на численность и характеристики кораблей. Между тем немцы давно и сознательно эти лимиты нарушали. Более того, 5 ноября 1937 года, на совещании с военным министром, министром иностранных дел и главами родов войск Гитлер впервые заявил, что дальнейшие планы его международной политики невозможно реализовать мирным путем. Правда, он тут же обмолвился, что войны против Британии не предполагается, а основные планы морских операций по-прежнему должны направляться против Польши, Франции и России.

Окончательная переориентация произошла несколько месяцев спустя. В апреле 1938 года Гитлер заявил Редеру, что видит Британию среди основных противников Германии. Он потребовал ускорить спусковые работы на двух новых линкорах, подготовить закладку двух следующих линкоров типа «Н» и добиться равенства в подводных лодках с Англией. Одновременно германский Генеральный штаб начал разработку планов войны, в которых Англия уже рассматривалась как противник. Флоту было предложено разработать соответствующие операции. В сентябре 1938 года был создан военно-морской комитет, тотчас же взявшийся за рассмотрение перспектив морской войны против Великобритании. Вывод был ясен изначально — Германия имеет шанс выиграть эту войну только активными действиями на коммуникациях. После длительного обсуждения остались два варианта плана дальнейшего строительства флота — так называемого Z-плана. Первый из них предусматривал упор на крейсерскую войну — по нему Германии следовало строить крейсера типа «Дойчланд» и подводные лодки, а также оснащать вспомогательные крейсера. Второй вариант предусматривал создание мощного сбалансированного флота, способного противостоять британскому хотя бы в отдельных регионах океана. Для того, чтобы навязать противнику место и время боя и иметь возможность уклониться от сражения при неблагоприятном раскладе сил, каждый германский корабль должен был превосходить по скорости и вооружению соответствующий корабль противника.

Несмотря на то, что второй вариант обходился гораздо дороже первого, Гитлер остановил свой выбор именно на нем. Англичане же пока благодушествовали. В декабре 1938 года во время совещания в Берлине английский адмирал Каннингем был проинформирован, о том, что в связи с ростом русского подводного флота немцы считают возможным в любой момент отказаться от ограничений на численность своих подводных лодок. Англичане проглотили эту пилюлю. Более того, они дали разрешение на постройку еще двух тяжелых крейсеров. Об остальном англичан не спрашивали.

Согласно новому плану германский флот не должен был более скрываться по уголкам океана и наносить противнику булавочные уколы,- ему следовало вызвать врага на открытый бой. Но поскольку создание столь мощного флота в самое ближайшее время представлялось сомнительным, принятая в январе 1939 года программа строительства флота была рассчитана на десять лет — до конца 1948 года. Помимо четырех уже строящихся линейных кораблей, пяти тяжелых крейсеров и трех «карманных линкоров», она включала 6 суперлинкоров типа «Н» водоизмещением по 56000 тонн, оснащенных восемью 406-мм орудиями каждый, 12 малых линкоров по 20000 тонн, вооруженных 305-мм орудиями, 4 авианосца, 44 легких крейсера, 68 эсминцев, 90 миноносцев и 248 подводных лодок — от прибрежных до крейсерских. Первые два суперлинкора были заложены 14 апреля 1939 года. Тогда же невразумительные «малые линкоры» были заменены тремя линейными крейсерами типа «О». Имея почти такое же водоизмещение, как и «Шарнхорст», эти корабли в корне от него отличались — при стандартном водоизмещении 32300 тонн они должны были нести всего лишь 180-мм поясную броню. Зато горизонтальное бронирование было несколько усилено, артиллерия главного калибра состояла из шести 380-мм орудий, а скорость должна была достигать 33,5 узлов, дальность плавания — 14000 миль.

Все новые корабли должны были иметь либо дизельные, либо комбинированные силовые установки для обеспечения максимальной дальности хода и развивать скорость не менее 29 узлов. Подводные лодки предназначались в основном для действий на подходе к Британским островам, рейдерство на дальних коммуникациях и уничтожение торговли возлагалось на карманные линкоры, линейные, тяжелые и легкие крейсера. И лишь когда британский флот увязнет в защите своих многочисленных торговых путей в разных концах Мирового океана, предполагался выход в море основных ударных сил, разделенных на два соединения. Каждое такое соединение должно было состоять из трех суперлинкоров и одного авианосца и охраняться легкими крейсерами и эсминцами. Задача — уничтожать крупные конвои и все приходящие им на помощь линейные силы противника. Руководство действиями одиночных кораблей и соединений должно было осуществляться непосредственно из Берлина.

В общем и целом такая стратегия предполагала победу в морскую войне тотальным наступлением при сокращении до минимума областей, в которых требовалась оборона. Основной причиной, по которой считалось возможным обогнать британский флот в гонке морских вооружений, была устарелость основного ядра британских линкоров. Немцы достаточно здраво рассудили, что даже у такой могущественной страны, как Великобритания, военный бюджет не резиновый и не позволит содержать безграничное число кораблей. Устраивать же второй раз за двадцать лет списание огромного количества старых, но вполне еще крепких и боеспособных линкоров никто не решится. Массовая сдача на слом линейных флотов в начале 20-х годов объяснялась всеобщим морским разоружением, но если вместо списанных кораблей сразу заложить такое же количество новых — этого не поймет и не одобрит ни один парламент. То есть, у немцев есть реальный шанс, приложив максимум усилий и выжав из промышленности все возможное и невозможное, в какой-то момент добиться хотя бы кратковременно превосходства над британским флотом. И вот в этот-то момент германский флот и должен был нанести удар.

Эта программа имела лишь один крупный недостаток — она была рассчитана на слишком долгий срок. Z-план предусматривал, что война с Англией должна начаться не ранее 1944 года. Но политические события неслись галопом, и всем было ясно, что война вспыхнет гораздо раньше. Деницу и руководству подводными силами Z-план не нравился с самого начала, и не без их влияния весной 1939 года в план были внесены некоторые изменения. В частности, была выработана система приоритетов — исключительно противоречивая, потому что она выводила на первое место строительство подводных лодок (как самого дешевого морского оружия) и линейных кораблей (как самых долгих в постройке). Однако германский морской штаб никак не хотел давать «добро» на крупномасштабное строительство подводных лодок, поскольку считал, что, памятуя опыт Первой Мировой, англичане расценят такую политику как прямой вызов, в то время как два или даже шесть строящихся линкоров до поры до времени не будут восприниматься британским командованием всерьез.

1.1.5. Интермедия-2. Выбор сделан

Однако Гитлер считал иначе. Мюнхенская капитуляция западных держав окрылила его и заставила не столько бояться Британии, сколько презирать ее. В марте 1939 года Германия захватывает остатки Чехословакии и отторгает у Литвы Мемельскую область. В ответ на это Англия и Франция ограничиваются предоставлением гарантий Польше, а затем и другим малым государствам Европы — Румынии, Турции, Греции. Впрочем, эти торопливые действия были расценены Гитлером как еще один признак слабости — он прекрасно понимал, что выполнить все обязательства по этим гарантиям англичане (а тем более французы) будут уже просто не в состоянии. Поэтому 27 апреля последовало расторжение англо-германского морского соглашения. На следующий день был денонсирован договор о ненападении с Польшей. В ответ на это Англия и Франция начали затяжные переговоры с Советским Союзом о заключении оборонительного соглашения. Но если обеспокоенные сложившейся ситуацией французы действительно были готовы драться, то англичане одновременно начали зондировать почву на предмет возможности заключения нового соглашения с Германией. Семнадцатого июля в Лондоне начались торговые переговоры между британским министром внешней торговли Хадсоном и германским ответственным чиновником ведомства по выполнению четырехлетнего плана Вольта-том. Двадцать второго июля в Токио британский посол подписал англо-японское соглашение, развязывающее Японии руки и облегчающее ей ведение войны как в Китае, так и в Монголии. Седьмого августа шведский коммерсант Далерус организовал встречу Геринга с британскими промышленниками. Возможно, эти действия были тонко рассчитанной провокацией со стороны Германии, знающей, что на московских переговорах Англия упорно отказывается принимать на себя какие-то военные обязательства. Англичане откровенно стремились свести дело исключительно к политическим декларациям, все еще надеясь напугать Германию, оставив себе широкий простор для дальнейших политических маневров. В отличие от британцев, французы были готовы подписать военную конвенцию немедленно, однако возникли трудности с Польшей, которая наотрез отказалась пропускать через свою территорию советские войска. Более того, польский посол в Москве Гржибовский подтвердил такую позицию в беседе со своим итальянским коллегой — естественно, о содержании этой беседы тотчас же было сообщено немцам.

Тем временем ситуация вокруг Польши накалялась. Гитлер потребовал срочной передачи Германии Данцига и Данцигскогб коридора. В первых числах августа немцы начали частичную мобилизацию. В воздухе отчетливо пахло порохом. Создавалось впечатление, что Гитлер уже абсолютно ничего не боится, и это лишь способствовало распространению тихой подспудной паники в руководстве западных демократий. На тройственных переговорах в Москве инициатива постепенно начала переходить к руководителю французской делегации генералу Думенку. Приложив все усилия, французы сумели-таки убедить поляков в том, что им грозит четвертый раздел страны. После полудня 23 августа французский министр иностранных дел Боннэ поставил польскому министру иностранных дел Беку ультиматум и добился официального согласия Польши на введение в страну советских войск «в случае германской агрессии». Телеграмма об этом была направлена в Париж поздно вечером. Во французское посольство в Москве она поступила утром 24 августа, опоздав всего на пару-тройку часов. В два часа ночи 24 августа 1939 года Молотов и Риббентропп подписали советско-германский пакт о ненападении. Отныне руки у Германии были развязаны. Узнав об этом, великий фюрер германской нации, согласно воспоминаниям мемуаристов, воскликнул: «Теперь весь мир у меня в кармане! Мне принадлежит Европа, Азию могут удерживать в руках другие!»

Лишь руководство германских ВМС не испытывало по поводу пакта особой эйфории. Гросс-адмирал Редер знал, что его флот слишком слаб, чтобы противостоять не только англичанам, но даже одним французам. На этот момент британский флот (вместе с флотами доминионов) насчитывал 15 линейных кораблей, 6 боеготовых авианосцев, 16 тяжелых, 43 легких крейсера и 191 эскадренный миноносец. Кроме того, Франция имела 7 линкоров, один авианосец и 7 крейсеров. Имеющиеся у Рейха силы (при всей оригинальности кораблей и несомненных достоинствах кораблестроительных программ Германии) с этой мощью нельзя было даже сравнивать. Поэтому когда 3 сентября 1939 года, через два дня после нападения на Польшу, Франция и Великобритания объявили Германии войну, Редер произнес: «Надводный флот не сможет сделать больше, чем просто показать, что он знает, как нужно умирать отважно».

1.1.6. Кораблестроение военного времени

Действительно, к сентябрю 1939 года германский флот отнюдь не представлял собой грозной силы. Хотя на этот момент личный состав германских ВМС насчитывал 160000 человек, в составе флота находилось сравнительно небольшое количество крупных кораблей — два линейных крейсера, три «карманных» линкора (фактически тяжелых крейсера), два «вашингтонских» крейсера{42}, семь современных легких крейсеров и два учебных линейных корабля (старые броненосцы «Шлезиен» и «Шлезвиг-Гольштейн»), 21 эсминец проектов «1934» и «1936» (последний, 22-й корабль ввели в строй уже в сентябре). Кроме того, имелось 12 миноносцев постройки 20-х годов, 13 миноносцев времен Первой Мировой войны и 57 подводных лодок, а также 10 эскортных кораблей типа «F», 17 новых тральщиков типа «М-1» (проект «1935»), 32 старых тральщика (постройки 1917-19 годов), 40 катерных тральщиков и 17 торпедных катеров. Значительное количество кораблей к началу войны находилось в достройке — на воду были спущены два линкора, авианосец, три тяжелых крейсера{43}.

А на стапелях уже стояли четыре эскадренных миноносца новой серии «1936А» — впоследствии эта серия получила условное наименование «Нарвик». Вплоть до появления ракетных кораблей «нарвики» могли считаться самыми мощными в своем классе», — по вооружению они далеко обогнали лидеры других стран и приближались к легким крейсерам. При стандартном водоизмещении в 2600 тонн эти корабли оснащались пятью 150-мм орудиями (два в носовой башне и три на корме в щитовых установках), а также большим количеством 37-мм и 20-мм зенитных автоматов. Правда, в результате задержек с разработкой и изготовлением орудийных башен, до 1942 года вступающие в строй эсминцы несли на носу одну пушку в щитовой установке. Максимальная скорость кораблей составляла 38 узлов и проектная дальность хода — 5-6 тысяч миль. Первые «нарвики» начали вступать в строй через год после начала войны — в сентябре 1940 года, всего до конца войны было построено 15 эсминцев этого типа. В проекте был учен опыт эксплуатации предыдущей серии эсминцев, поэтому новые корабли получились куда более удачными. Благодаря более оптимальной компоновке, остойчивость, маневренность и мореходность новых эсминцев значительно увеличились. Правда, один неприятный недостаток все же выявился — очень острые обводы привели к малому запасу плавучести носовой оконечности, поэтому при малейших повреждениях передней части корпуса корабли этого типа начинначинали сильно зарываться носом. С 1942 года «нарвики» стали переоснащаться двухорудийными башнями, однако выяснилось, что за повышение огневой мощи приходится платить существенным снижением мореходности из-за перетяжеления носовой части. Это было очень серьезным недостатком — ведь основным театром боевых действий германских эсминцев стали штормовые полярные воды. В результате башни получили только двенадцать эсминцев этого типа, причем на трех из них в конце 1944 года одно из кормовых 150-мм орудий сняли для установки дополнительного зенитного вооружения. Еще на одном эсминце (Z-31) была снята носовая башня, на месте которой установили 105 мм универсальное орудие.

«Нарвики» оказались слишком дорогими для военного времени. Кроме того, опыт первых боев показал, что основными боевыми качествами эсминца являются не столько огневая мощь, сколько скорость, мореходность и дальность плавания. Поэтому в 1941 году началась постройка упрощенных эсминцев военного времени — серии «1936В». При тех же водоизмещении и скорости эти корабли несли по пять 127-мм орудий, усиленное зенитное вооружение и имели дальность плавания 19-узловым ходом до 6200 миль. Однако заложено было всего пять кораблей этого типа, из которых к 1945 году в строй вступило только три. С 1942-43 годов основные мощности германского судостроения были отданы под строительство подводных лодок.

Другими типами германских эскадренных миноносцев должны были стать корабли проектов «1936С» и «1938В». Первый из них представлял собой тот же «Маас», но с шестью 128-мм универсальными орудиями в двухорудийных башнях, а второй проект являлся дальнейшим развитием мореходных миноносцев типа «Ильтис» и «Меве». Эти корабли предназначались для ограниченных театров (Балтика, Северное море), имели гладкопалубный корпус и при водоизмещении в 1970 тонн должны были нести четыре 127-мм орудия в двухорудийных башнях в оконечностях. Скорость предполагалась 36 узлов, дальность хода — до 9000 миль. Было заложено всего два эсминца проекта «1936С», ни один из них на воду так и не спустили. Эсминцев проекта «1938В» в августе 1939 года было заказано целых двенадцать, однако еще до закладки их перезаказали как корабли проекта «1936А». Помимо этого, в 1943 году немцы все же попытались начать строительство новой серии эсминцев, оснащенных исключительно дизельными силовыми установками. Первый из них, Z-51, должен был при стандартном водоизмещении 2050 тонн нести всего четыре 127-мм орудия, но следующие корабли («проект «1942С») при водоизмещении 2800 тонн планировалось оснастить тремя двухорудийными универсальными 128-мм башнями. Их дальность плавания должна была достигать 16000 миль. Однако спущенный на воду Z-51 в марте 1945 года был прекращен строительством при готовности 54%, а уже заложенные другие корабли разобрали на металл прямо на стапелях.

Всего за десять лет на германских верфях было построено 40 эсминцев всех типов. Помимо этого в 1940-41 годах немцы ввели в строй два трофейных корабля этого класса — голландский «Герард Калленбурр», названный ZH-1, и греческий «Басилевс Георгиос», получивший имя «Гермес». Ни один из захваченных недостроенными французских эсминцев в море так и не вышел.

Для службы на закрытых акваториях предназначались миноносцы очень похожих проектов «1935» и «1937», заложенные в 1937-39 годах. Эти корабли представляли собой облегченные варианты миноносцев типа «Ильтис», при этом артиллерийское вооружение сократилось до одного 105-мм орудия. С октября 1939 по октябрь 1941 года в строй ввели 21 такой миноносец. Дешевизна не пошла впрок — из-за слабого вооружения и чересчур облегченного корпуса эти корабли могли использоваться только в качестве эскортных судов и лидеров «москитных» сил. Поэтому уже в ходе войны немцы спроектировали и начали строительство так называемых «флотских» (или «больших») миноносцев. Пятнадцать кораблей проекта « 1939» были заложены в 1940 году, все они вступили в строй между осенью 1942 и весной 1944 года и оказались исключительно удачным пополнением для германского флота, озабоченного к этому времени уже не рейдерскими действиями в океане, а прибрежными операциями и защитой своих коммуникаций во внутренних морях. При стандартном водоизмещении 1300 тонн «флотские миноносцы» были вооружены четырьмя 105-мм орудиями и двумя трехтрубными торпедными аппаратами, развивали скорость 33 узла, имели дальность плавания до 5000 миль (17-узловым ходом) и могли принимать на борт до 50 мин заграждения.

Так как «флотские миноносцы» оказались исключительно удачными, в 1943-44 годах на верфях «Шихау» в Эльбинге было заложено 14 таких кораблей по усовершенствованному проекту «1941». От предыдущей серии эти корабли отличались только повышенным до 1500 тонн водоизмещением, увеличенной на узел скоростью и предполагаемой дальностью плавания в 6500 миль. К 1945 году на воду было спущено 9 из них. При подходе к Эльбингу советских войск корабли, имевшие готовность менее 75%, были взорваны, а три оставшихся миноносца на буксире были отведены в Киль.

Несколько особняком стояли большие миноносцы проекта «1940». Эти корабли строились на голландских верфях с использованием захваченных деталей и механизмов, предназначавшихся для строительства голландских эсминцев. Поэтому при водоизмещении 1930 тонн они, по сути дела, должны были стать полноценными эскадренными миноносцами — с четырьмя 127-мм орудиями, двумя четырехтрубными торпедными аппаратами, мощным зенитным и противолодочным вооружением и скоростью хода 35 узлов. Однако из 12 заложенных кораблей до подхода войск союзников к Роттердаму осенью 1944 года еще не все были даже спущены на воду. Три недостроенных корабля немцы попытались отбуксировать в Германию, один из них был потоплен.

Таким образом, помимо тринадцати миноносцев времен Первой Мировой германский флот получил до 1945 года еще 44 миноносца. Кроме того, в 1940 году в Норвегии были захвачены четыре новейших миноносца, впоследствии активно использовавшихся на Балтике. В апреле 1943 года итальянцы передали Германии 4 трофейных французских миноносца типа «Бомбард» (1936-37 годы постройки), а осенью в руки немцев попала большая группа кораблей итальянского флота, среди которых было и 35 исправных эсминцев и миноносцев. Впрочем, все они были зачислены в состав германского флота как миноносцы. Двадцать восемь из них погибли в 1943-45 годах, а 7 были затоплены экипажами в мае 1945 года, после получения приказа о затоплении германского флота.

Всю войну активно строились тральщики, фактически заменившие собой эскортные суда, поскольку по своему прямому назначению они применялись не столь уж часто. Часть этих кораблей принадлежала к довоенному типу «1935», однако большинство строилось по новому проекту «1940». От своих предшественников они отличались паровой машиной вместо турбины (причем в качестве топлива использовался не дефицитный в военное время мазут, а уголь), меньшими водоизмещением, дальностью плавания и скоростью. Кроме того, на части тральщиков вместо двух 105-мм орудий стояло только одно (зато все корабли этой серии несли по два неподвижных торпедных аппарата на баке, что еще сильнее приближало их к классу миноносцев). Всего за годы войны в Германии был построен 201 тральщик, считая 18 кораблей проекта «1943», вступивших в строй уже в 1945 году.

Несмотря на мрачные пророчества гросс-адмирала Редера, первый год войны как будто оправдал надежды германских морских стратегов. Немецкий надводный флот действовал достаточно активно и, несмотря на немалые потери (один «карманный линкор», один тяжелый и два легких крейсера, 12 эсминцев и 4 миноносца), добился результатов, которыми можно было гордиться. Помимо успешно проведенной (и это при полном господстве противника на море!) Норвежской десантной операции, на счету германских надводных кораблей до конца 1940 года оказались один авианосец, два броненосца береговой обороны, минный заградитель и семь эсминцев. Кроме того, пять или шесть британских эсминцев погибло на минах, поставленных надводными кораблями, причем три из них — на минах, выставленных у английских берегов немецкими эскадренными миноносцами{44}.

Стоит отметить, что в первый период войны эти корабли наиболее эффективно применялись именно в качестве быстроходных минных заградителей — только на минах, выставленных ими с октября 1939 года по февраль 1940 года, погибло 67 британских торговых судов общим водоизмещением 252000 брутто-регистровых тонн.

Впрочем, куда более эффективным оружием в борьбе против британского судоходства оказались крупные надводные корабли — от линейных крейсеров и «карманных линкоров» до вспомогательных крейсеров. Причем наибольших успехов добились именно последние. На счету семи кораблей, вышедших в рейдерство между мартом и декабрем 1940 года, оказалось в обшей сложности 104 потопленных и захваченных вражеских судна общей вместимостью 593000 брт., а также один легкий крейсер. При этом было потеряно только три вспомогательных крейсера, а четыре благополучно вернулись домой{45}. Правда, в 1942 году попытка повторить этот успех принесла куда меньшие результаты. Из двух старых и двух новых вспомогательных крейсеров погибли все, причем один из них — еще в Ла-Манше. А результат оказался достаточно скромным — 31 судно общей вместимостью 207000 брт. В результате два вновь оборудованных вспомогательных крейсера отправить в море флотское командование так и не решилось.

У прочих крупных надводных кораблей дела тоже постепенно ухудшались. Новый этап массированного наступления германских линкоров и тяжелых крейсеров на британские коммуникации в Атлантике, предпринятый в первой половине 1941 года, завершился гибелью «Бисмарка». С этого момента сфера интересов германского флота ограничивалась только Северной Атлантикой и полярными водами. Сюда было направлено основное ударное ядро — «Тирпиц», «Шарнхорст», «Дойчланд» (переименованный в «Лютцов», дабы не подвергать Германию опасности пойти ко дну), «Хиппер», два легких крейсера и большинство эсминцев. Однако после гибели «Шарнхорста» активные действия надводных кораблей и здесь почти полностью прекратились. А со второй половины 1944 года основным ТВД германского флота стало Балтийское море, где еще раз подтвердилась необходимость не линейного, а легкого прибрежного флота.

1.1.7. «Москитный флот» и вспомогательные корабли

Озабоченность германского военно-морского руководства в первую очередь созданием океанского флота привела к тому, что до начала войны малый прибрежный флот практически не развивался. Считалось, что для выполнения текущих задач после начала боевых действий вполне хватит имеющихся миноносцев и тральщиков, а также мобилизованных и вооруженных гражданских судов — в первую очередь, рыболовных траулеров, которые изначально строились с учетом возможности их переоборудования в эскортные и противолодочные корабли. Из более мелких кораблей развивались фактически только торпедные катера. Причем немцы изначально пришли ко вполне здравому решению не гнаться за скоростью, а уделить больше внимания мореходности, дальности хода и эффективности оружия торпедных катеров. Несмотря на успехи английских «55-фунтовых» МТБ в конце Первой Мировой, по окончании войны большинство морских держав не уделяло этому виду оружия особого внимания. Дело в том, что, несмотря на очень высокую скорость (свыше 50 узлов) и сравнительную дешевизну, реданные катера обладали очень низкой мореходностью и не могли действовать при волнении более 3-4 баллов. Кроме того, размещение торпед в кормовых желобах не обеспечивало достаточной точности их наведения. Фактически катер мог попасть торпедой в достаточно крупный надводный корабль с расстояния не более полумили. Поэтому торпедные катера считались оружием! слабых государств, предназначенным лишь для защиты прибрежных вод и закрытых акваторий.

Немцы же решили пойти другим путем и строить водоизмещающие катера сравнительно больших размеров и высокой дальности хода, предназначенные для ночных дальних рейдов и торпедных атак с большой дистанции. Первый катер нового типа S-1{46} был построен в 1930 году. Неофициально этот класс кораблей назывался «люрссеновскими» катерами — по названию фирмы-проектировщика.

Построенные в 1932 году пять торпедных катеров серии S-2 при стандартном водоизмещении около 46 тонн развивали скорость до 34 узлов, вооружались двумя носовыми торпедными аппаратами, 20-мм пушкой и двумя пулеметами и имели дальность хода до 600 миль на 20 узлах. От использования легко возгорающихся бензиновых двигателей немецкие проектировщики вскоре отказались, начав эксперименты по установке на катерах более экономичных и куда менее пожароопасных дизелей. Правда, создание надежных и легких дизельных двигателей оказалось задачей непростой — первые силовые установки такого типа были слишком тяжелыми и капризными. Поэтому водоизмещение начатой в 1933 году новой серии торпедных катеров (8 типа S-6) выросло до 76 тонн. При этом вооружение осталось прежним, скорость снизилась до 32 узлов, зато дальность плавания полным ходом достигала 600 миль. (У четырех последних катеров этого типа за счет новых обводов корпуса скорость при той же мощности двигателей поднялась до 36 узлов.) В 1937 году шесть самых первых катеров были проданы в Испанию франкистам, еще два катера к началу войны успели списать. 12 новых катеров постройки 1935-39 годов (с S-14 по S-25) имели водоизмещение 92,5 тонны, скорость достигала 37-40 узлов, корабли несли по две запасные торпеды. Дальность плавания 35-узловым ходом составляла от 500 до 700 миль в зависимости от установленных двигателей: более прожорливых и тяжелых, но и более надежных дизелей фирмы MAN, или новых, но менее надежных дизелей фирмы «Даймлер-ИГ Бенц». После начала войны эти торпедные катера стали самыми массовыми в германском флоте — с, 1940 по 1943 год было пост-| роено еще 88 кораблей этого типа, вооруженных в новой модификации двумя 20-мм пушками. Каждый катер оснащался двумя кормовыми бомбосбрасывателями и нес 12 глубинных бомб. Максимальная дальность плавания достигала 1000 миль — катеров с таким запасом хода не было ни в одном флоте. Кроме того, в 1939-41 годах было построено 16 облегченных катеров типа S-30 с водоизмещением 80 тонн и уменьшенной до 36 узлов скоростью. Начиная с 1943 года, строились катера типов S-139 (и последующих), при стандартном водоизмещении 100 тонн развивающие скорость от 41 до 44 узлов. Всего было введено в строй 90 таких кораблей. Первоначально они вооружались двумя 20-мм зенитными автоматами, однако на катерах более поздней постройки стали устанавливать две 30-мм зенитных одноорудийных установки{47}.

Впрочем, к этому моменту все старые катера тоже были оснащены более мощной артиллерией. С 1942 года стандарт вооружения германских торпедных катеров составлял одну 20-мм пушку в носовой части, одну за рубкой (иногда она заменялась спаренной 15-мм установкой) и счетверенную 20-мм установку «Фирлинг» на корме. С 1942 года на катерах, действовавших в Ла-Манше, в корме стали устанавливать 40-мм пушку «Бофорс», а с конца 1944 года- таким орудием (или 37-мм пушкой «Flak-36») стали оснащаться и катера на Балтике.

Все это стало следствием приятной неожиданности — «шнелльботы» оказались куда более универсальными кораблями, чем предполагали их проектировщики. Из-за очень большого радиуса действия и хорошей мореходности они фактически стали аналогом миноносцев,- высокая скорость позволяла этим кораблям совершать успешные торпедные атаки против прибрежных конвоев, небольшие размеры и высокая живучесть позволяли избежать больших потерь. (Кроме того, сравнительная дешевизна каждого корабля в отдельности давала возможность использовать торпедные катера большими группами не опасаясь «оргвыводов»,- ведь именно боязнь лишиться ценных боевых корабли на протяжении всей войны сковывала инициативу не только советских, германских и итальянских, но и британских морских начальников.) Правда, из-за хронической нехватки обученных экипажей в боевом составе единовременно состояло от 25% до 40% всех торпедных катеров, остальные находились в резерве.

Всего за время войны «шнелльботы» потопили 109 транспортов противника общей вместимостью 233000 брт., а также 11 эсминцев, норвежский миноносец, подводную лодку, 5 тральщиков, 22 вооруженных траулера, 12 десантных кораблей, 12 вспомогательных судов и 35 различных катеров. Можно легко подсчитать, что только боевые корабли специальной постройки, ставшие жертвами «шнелльботов», по своему суммарному тоннажу превосходят общее водоизмещение всех германских торпедных катеров. При этом из 219 торпедных катеров, состоявших в германском флоте, было потеряно 112, то есть около половины,- не так уж и много.

Мощное артиллерийское вооружение сделало «шнелльботы» неожиданно эффективным средством борьбы против «москитных» сил противника. А с началом войны выяснилось, что малые флоты имеют огромное значение для борьбы в закрытых акваториях и эффективной поддержки приморских флангов армии — не говоря уже о десантных операциях. Наряду с торпедными катерами, в состав прибрежных сил флота должны были входить малые минно-тральные корабли, сторожевые катера, охотники за подводными лодками. Причем сплошь и рядом этим кораблям приходилось совмещать функции, поэтому фактически они были универсальными. Особняком стояли корабли артиллерийской поддержки. Германские ВМС совсем не имели прибрежных канонерских лодок, поэтому с началом войны корабли этого типа создавались на базе десантных барж и лихтеров, которые начали строиться в массовом количестве начиная с 1940 года,- когда немцы впервые задумались о высадке в Англии{48}.

Немецкие плоскодонные десантные баржи у нас обычно называют баржами типа «F» или быстроходными десантными баржами — БДБ. Баржи первой серии «С» начали строиться в 1941 году, эти корабли имели водоизмещение 280 тонн, грузоподъемность 120 тонн, вооружались одним 88-мм орудием, 37-мм и спаренным 20-мм автоматами и могли перевозить 3-4 средних танка или до 5 полевых пушек. Борта и рубка у такого корабля защищались броней толщиной до 20 мм, мореходность достигала 5 баллов. При необходимости баржи могли принять на борт 44 мины заграждения. С 1942 года началось строительство барж новой серии «D» (начиная с AF-83) с увеличенным до 350 тонн водоизмещением. Артиллерийский вариант, первоначально предназначавшийся для огневой поддержки десанта, имел уменьшившуюся до 8 узлов скорость, два 88-мм или 105-мм орудия, спаренную 37-мм установку и два «фирлинга». Кроме того, в конце войны было выпущено небольшое количество десантных лихтеров MNL водоизмещением 216 тонн и грузоподъемностью 75 тонн, вооружавшихся 37-мм зенитной пушкой и «фирлингом». Их артиллерийский вариант оснащался двумя 75-мм орудиями, одним «фирлингом» и двумя 20-мм спарками. Все перечисленные корабли редко использовались для высадки десантов, однако оказались очень эффективными именно как суда артиллерийской поддержки. Они широко применялись на Балтике и Ладоге, а на Черном море вообще составили основу германских военно-морских сил.

Необходимо сказать и о вспомогательных судах германского флота. Таких было очень много, и большей частью они представляли собой рыболовные траулеры и коммерческие суда: первые из которых переоборудовались в охотники за подводными лодками, а вторые — в широкий спектр кораблей военного назначения, от минных заградителей и тральщиков до тяжелых плавучих батарей. Кроме того, несколько трофейных крейсеров и броненосцев береговой обороны устаревших конструкций были переоборудованы в корабли ПВО. Существовало и некоторое количество кораблей специальной постройки — например, быстроходные десантные транспорты «Хортен», вводившиеся в строй во второй половине войны, или плавучие базы тральщиков, строившиеся с конца 30-х годов. Последние корабли в нашей военно-исторической литературе (особенно старой) часто ошибочно называют «вспомогательными крейсерами», поскольку их водоизмещение могло достигать 6000 тонн. Действительно, это были довольно мощные корабли, оснащенные двумя или тремя двухорудийными 105-мм универсальными установками и многочисленной зенитной артиллерией, они оснащались дизельной силовой установкой и могли развивать ход от 20 до 23 узлов.

1.1.8. Источники

1 German Warships, 1815-1945.

2 Wlntley M.I. Cruisers of World War Two. An International Encyclopedia. London, 1995

3 Апальков Ю. ВМС Германии, 1914-18. М., 1996

4 Бережной С. С. Трофеи и репарации ВМФ СССР. Справочник. Якутск, 1994

5 Грановский, М. Морозов, А. Дашьян Британские эсминцы в бою. М., 1997

6 Грановский, М. Морозов, А. Дашьян. Германские эсминцы в бою. М., 1995

7 Морозов М. Э.. «Шнелльботы». Германские торпедные катера во Второй Мировой войне. М., 1999

8 А. Платонов, Ю. Апальков. Боевые корабли Германии, 1939-45. СПБ, 1995

9 Портен. Э. фон дер. Германский флот во Второй Мировой войне. Екатеринбург, 1997

10 Проэтюр Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1989

11 Фляйшхауэр И. Пакт. (Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии). М, 1991

1. 2. Крейсерская война в теории морской мощи

(Руслан Исмаилов)

Крейсера, может быть, являются самыми красивыми боевыми кораблями. В них нет тяжеловесности линкоров, несбалансированности линейных крейсеров, угловатости броненосцев, непропорциональности авианосцев, сигарообразности эсминцев и подводных лодок, У других классов кораблей наличествует базовая функция, в жертву которой принесли все остальное, эта функция есть смысл существования корабля, корабль создается для нее и вокруг нее. Назначение же крейсера — универсальность. Крейсер должен быть способен как к действиям в составе эскадры, так к одиночным рейдам, как к прибрежным действиям, так и к океанским походам, как к участию в линейном бою (хотя бы в качестве вспомогательного корабля), так и к борьбе с гражданским судоходством. В мирное время именно крейсера определяют «лицо» страны: они посещают порты дружественных иностранных государств, демонстрируют флаг, наконец, являются козырной картой в «дипломатии канонерок». Воистину, нет корабля с более широким кругом задач, чем у крейсера.

Универсальность, однако, приводит к ограниченности. Крейсер не слишком хорошо выполняет свои функции. Он плохой «корабль линии» — недостаточно для этого вооружен и бронирован. Он не может эффективно действовать у побережья — слишком велика осадка. Для рейдерских операций он, как правило, недостаточно автономен. В теории можно создать корабль, который одинаково блестяще выполнял бы все задачи крейсера, этакого «белого слона» адмирала Фишера, но цена такого корабля будет непозволительно высока.

Появлением класса универсального корабля мы обязаны паровой машине. В эпоху паруса создать маленький корабль, существенно превосходивший по скорости хода современный ему линкор было невозможно. (Фрегаты, считающиеся предтечей классических крейсеров XIX столетия, были в значительно большей степени специализированы. Крейсера унаследовали их основную функцию — уничтожение неприятельской торговли).

Технологически, крейсера появились как естественное развитие пароходофрегатов. Очень скоро, уже к 70-м годам XIX века, выделились подклассы безбронных разведчиков, «универсальных» крейсеров (как правило, бронепалубных) и тяжелых крейсеров с вооружением линкора и броневым поясом по ватерлинии. Названия подклассов неоднократно менялись, но сама структура сохранялась вплоть до появления атомного оружия, кардинально изменившего базовую концепцию строительства флота{49}.

Практика использования крейсеров вплоть до конца XIX века войны находилась в зачаточном состоянии. Фактически за исключение Парагвайской войны (которая неожиданно выявила тот факт, что крейсер может оказаться более сильным и устойчивым в артиллерийском бою кораблем, нежели старый броненосец) серьезных столкновений с участием крейсеров не было. Ситуация изменилась на рубеже столетий, когда вспыхнули «периферийные войны» на Дальнем Востоке и в Вест-Индии, но, вследствие крайне низкого уровня подготовки китайских и испанских моряков, теоретическое значение сражений на реке Ялу, в Манильской бухте и при Сантьяго было ничтожным.

Так что даже к началу русско-японской войны крейсера оставались неизвестной величиной.

Адмирал Того в Цусимском сражении решил поставить свои крейсера в боевую линию, и это решение до сих пор вызывает ожесточенные споры военных историков. Формально, впрочем, данный пример показывает универсальность класса крейсеров и полезность этих кораблей в линейном бою.

В следующее десятилетие броненосные крейсера развивались экстенсивно, становясь все больше, быстрее и дороже. Логическим политикой середины 30-х годов. Так называемые «карманные линкоры» (название, использованное Западом для урезания немецкой квоты линкоров), они же Panzershiffe, то есть «броненосные корабли», на самом деле являются очень своеобразными крейсерами, недостаточное бронирование которых заставляет отнести их к разряду универсальных, а излишнее вооружение — к разряду тяжелых. Поскольку в послевашингтонском мире «настоящие» тяжелые крейсера отсутствовали (морские соглашения называли «тяжелым» типичный универсальный крейсер со средней артиллерией и средним бронированием, что же касается «легких» вашингтонских крейсеров, то они относились в лучшем случае к безбрежным разведчикам, если вообще не к лидерам), на какое-то время «Дойчланды» оказались единственными представителями своего класса.

Еще большие трудности вызывает классификация «Шарнхорста» и «Гнейзенау». Их причисляют то к линейным кораблям, то к линейным крейсерам, иногда даже к быстроходным линкорам. Вот только в конце 30-х годов корабль с вооружением из девяти 280-мм орудий уже не мог считаться полноценным кораблем линии. (По некоторым параметрам, конечно, «Шарнхорсты» можно отнести к очень слабым линкорам. Например, по относительной массе бронирования. Однако, и тут есть свои «но»: устаревшая уже ко времени спуска на воду «Гебена» схема расположения брони заставляет усомниться в эффективности использования этих тонн водоизмещения.) На наш взгляд, «Шархнорст» и «Гнейзенау» стали — вместе с «Алясками» и недостроенным «Кронштадтом» — самыми первыми «сверхкрейсерами»{50}.

Итак, в новую мировую войну Германия вступила с флотом, ориентированным на крейсерскую войну. Он включал в себя два линкора (с точки зрения нашей «абсолютной», то есть не зависящей от привходящих политических обстоятельств, классификации это были тяжелые крейсера), три «карманных линкора» (тоже тяжелые крейсера, но уже устаревшие), один «вашингтонский» крейсер класса «А» (универсальный), шесть «вашингтонских» крейсеров класса «Б» (безбронные разведчики). Еще два корабля — автономные океанские линейные рейдеры «Бисмарк» и «Тирпиц» — достраивались.

В рамках концепции морской мощи крейсерам отведена вспомогательная, но очень важная роль. Согласно доктрине Мэхена, для эффективного использования экономической мощи необходимо владение морем{51}.

Но без экономической мощи невозможно построить ударные корабли, корабли боевой линии, и создать условия для захвата господства на море. Поэтому перед флотом прежде всего ставится задача охраны своей торговли и борьбы с торговлей противника. Это подразумевает огромное число океанских кораблей, способных справиться с угрозами судоходству по всему миру. Линкоры органически не могут решить задачу защиты торговли, поскольку, во-первых, их слишком мало и, во-вторых, они слишком дороги: использование их нерентабельно. Кроме того, применение линкоров в такой функции приведет к распылению сил, что нежелательно перед генеральным сражением, ради которого, по Мэхену, и существует флот. Потому именно страна, владеющая морем, первой приступит к строительству крейсерского флота для обороны своих коммуникаций.

Действительно, крейсера появились в 60-ые годы в Великобритании, и к 1918 году флот «Владычицы морей» насчитывал столько же крейсеров, сколько их имели все остальные державы вместе взятые…

Но охрана своей торговли — одна сторона медали. Другая — уничтожение вражеской торговли. И тут опять возникает крейсер — как наиболее подходящий для этой цели боевой корабль. Он сравнительно дешев, быстроходен, неплохо вооружен. Его потеря не приводит к заметному ослаблению морской мощи государства. Наконец, крейсера можно с толком использовать и в мирное время, переложив на них патрульные функции в дальних морях.

Возникает впечатление, что господство на море и защита судоходства происходят независимо: линейные флота у берегов метрополий сражаются за первое, а крейсера в дальних водах — за второе. И это действительно близко к истине.

Крейсерская война осенью 1914 года практически никак не отразилась на основных силах британского флота, лишь одна эскадра линейных крейсеров адмирала Стреди участвовала в борьбе с крейсерами противника. Это не удивительно: в нормальной ситуации тяжелые крейсера одной стороны «ловят» рейдеры другой, в то время как линейные силы совершают неспешный танец между пунктами базирования, чтобы вынудить противника решиться на генеральное сражение в невыгодной для себя ситуации.

Крейсерская война и борьба за господство на море разделены в операционном и географическом пространстве, но едины в экономическом. Это дает определенные шансы стране со слабым флотом, но высокой экономической автаркией. Степень влияния морской мощи противника на экономическую жизнь государства тем выше, чем более экономика ориентирована на международную торговлю (от 80% до 60% всех международных грузоперевозок приходится на флот). Иными словами, влияние морской мощи на экономику обратно пропорционально уровню автаркии.

В текущей реальности экономика Германии все время оказывалась и более сильной, чем английская, и более замкнутой, слабее зависящей от морских перевозок. Второе не удивительно, так как островная Великобритания принципиально не могла разрушить зависимость своего хозяйства от моря. В подобном же положении находились Япония и в значительной мере — Италия. А вот Россия, Франция и США могли себе позволить роскошь отказаться (по крайней мере, временно) от внешних поставок. И именно они начали строить океанские крейсера-рейдеры.

Следует иметь в виду, что, как правило, открытая экономика более эффективна, нежели замкнутая. Рейдеры, действующие на коммуникациях, призваны скомпенсировать это неравенство. Поэтому крейсерская война не может закончиться «вничью»: или рейдеры сломают экономическую мощь более сильной на море державы, или блокада задушит крейсерскую войну вместе со страной, ее развязавшей.

Сам метод выглядит достаточно простым: быстроходные крейсера-рейдеры, действующие на коммуникациях противника, практически неуязвимы. Они быстрее тех кораблей, которые их сильнее, и сильнее тех, которые их быстрее. На деле «сильнее» следует понимать прежде всего, как «защищеннее». (Так, в 1939 году превосходство «Графа Шпее» над противником в калибре артиллерии на 40% оказалось недостаточным аргументом в бою, поскольку «карманный линкор» был недостаточно защищен от 203-мм и 152-мм британских снарядов. В этих условиях ведущую роль стал играть не калибр артиллерии, а масса выпущенных снарядов в единицу времени, которая у более скорострельных орудий британских крейсеров оказалась выше.)

Броненосные крейсера 1 ранга в конце XIX века создавались почти исключительно как рейдеры. Эти корабли по размерам едва ли не превосходили современные им броненосцы, а по стоимости оказались дороже. Создается впечатление, что ослепленные простотой концепции крейсерской войны адмиралтейства забыли про главную цель всякой морской борьбы — господство на море{52}.

И вот в этом и заключается проблема. Крейсерская война оказалась недостаточно эффективной. Даже действия подводных лодок не смогли подорвать экономику Британии, которой помогали США. А ведь они сражались намного эффективнее, чем надводные рейдеры. Так что же, концепция крейсерской войны — мертворожденный ребенок?

Вновь отметим, что главной особенностью крейсерской войны является ее относительная независимость от действий главных сил. Но, как было показано уже к началу нашего века, действия крейсеров эффективны только в отсутствии противодействия. Во всяком другом случае рейдеры начинают убегать от контр-рейдеров, а те, в свою очередь, гоняться за первыми по всем океанам. Но только для защитника торговли это является нормальным применением (базисная функция выполняется), а для рейдера нет (базисная функция подорвана).

Лучшим способом разрушения экономической мощи противника могло бы стать вытеснение его контр-рейдеров с удаленных баз.

Вспомним, что большинство кораблей паровой эпохи нуждались в том, чтобы время от времени заходить в порты. Причем во время войны это должны быть порты дружественных или по крайней мере нейтральных государств. Таким образом, разрушение и уничтожение таких баз является способом действия против крейсерских или контр-крейсерских сил противника.

Угроза угольным (нефтяным) станциям даже более весома, нежели угроза торговле. А значит, для борьбы с ней будут выделены значительные силы. Однако оборона базы, даже на удаленном театре, дело сравнительно простое, так как при этом может использоваться весь спектр средств: малые корабли, береговая артиллерия, авиация.

Потому-то подобный вид поенных действий — набеговые операции — приходится нести основными силами флота. Действия японцев против отдаленной базы английского флота Цейлон демонстрируют наглядный пример такой операции.

Итак, прямые методы крейсерской войны не слишком эффективны. Рассмотрим косвенные.

Рейдер — потенциальная угроза, которая всегда сильнее своего осуществления. Для ее ликвидации противник обязан потратить непропорционально много сил. (Когда на коммуникации выходит всего лишь один неприятельский рейдер, прикрывать приходится все конвои. «Тирпиц», небоеспособный без истребительного сопровождения, надежно связал фактом своего существованием целую английскую эскадру, хотя линкор постоянно нуждался в ремонте, а для его уничтожения в открытом море хватило бы нескольких торпедоносцев.)

Еще больший эффект от крупных надводных рейдеров заключается в том, что противник вынужден сводить свои торговые суда в очень большие конвои и охранять их линейными кораблями. При этом, во-первых, заметно снижается торговый оборот (корабли простаивают в портах, ожидая сбора конвоя, грузы поступают неритмично, порты не справляются с их обработкой). Во-вторых, линейные корабли отвлекаются от своей главной задачи — эскадренного боя. При этом рейдеры, обнаружив, что конвой охраняется линкорами, в бой не вступают и немедленно уходят (реальная практика «Шарнхорста» и «Гнейзенау»).

Стоит отметить, что для борьбы с подводными лодками линейные корабли, которые приходится выделять в охранение конвоев при угрозе нападения неприятельских рейдеров, бесполезны и даже вредны. Они представляют собой легкую и очень ценную мишень для подводников. Так что англичане серьезно рисковали, когда использовали свои совсем не бесконечные линейные силы для охраны коммуникаций. Стоит напомнить, что у них было всего 15 линкоров (на 1 января 1941 года), причем все они имели какие-то дефекты; три-четыре корабля всегда находились в ремонте. Были моменты, когда состав флота метрополии сокращался до четырех-пяти линкоров и одного-двух авианосцев: «Кригсмарине» получали шансы на победу в эскадренном бою.

Собственно, в мае 1941 года «Бисмарк» был на волосок от триумфальной победы, которая поставила бы под сомнение господство англичан на море. Однако ОКМ тяготело к действиям малыми группами кораблей (максимальное тактическое соединение немецкого флота, насчитывавшего до трех-четырех линкоров и десятка крейсеров, состояло из двух «Шарнхорстов» и одного «Хиппера»), а Лютьенс, по-видимому, был подсознательно уверен в своей обреченности — опыт Ютландского боя был осознан им в негативной форме: англичан нельзя победить.

ОКМ оказалось совершенно не готовым к тому, что англичане смогут «поймать» «Бисмарк». ОКМ не верило в то, что они пойдут на линейный бой. И, как показала практика, не верила в то, что «Бисмарк» имеет шансы выиграть этот бой. Для прикрытия возвращавшегося линкора не было сделано практически ничего. Все, чем смог помочь Редер своему лучшему кораблю, значение которого в войне на море после потопления «Худа» нельзя было переоценить, это развернуть жиденькую завесу подводных лодок.

Можно понять, что неожиданный переход борьбы из привычной «крейсерской» фазы, отработанной к тому времени достаточно неплохо, к генеральному сражению стал неожиданностью для руководства «Кригсмарине». Командование ОКМ вообще не имело планов такого сражения, ибо Редер изначально придерживался мнения о том, что его нельзя выиграть. То, что в линейном бою встретятся всего четыре корабля (один из которых был универсальным крейсером и большого значения не имел) никакой теорией не предусматривалось. А ведь Клаузевиц отмечал, что генеральное сражение может принять любую форму: может быть, даже, что и «один человек против одного человека»; но адмиралы «Кригмарине» читали классику невнимательно и надлежащих выводов не сделали.

Потопление «Бисмарка» было катастрофой, хотя война еще не была проиграна. Формально у немцев оставалось в резерве три корабля, которые теперь вызывали у англичан гораздо больше опасений. Адмиралтейство после гибели «Худа» пришло к выводу, что флот метрополии необходимо увеличить. В результате в Сингапур были направлены совершенно недостаточные силы. (Первоначальный замысел предусматривал четыре-пять линкоров и два-три авианосца — то есть, фактически, все свободные корабли Британии. В конце концов Филипс остался с одним линкором и одним устаревшим линейным крейсером, что было ниже даже того уровня, который считался предельно допустимым.)

В этих условиях немецкий флот обязан был искать сражения с частью сил флота метрополии. Оставшиеся три линкора, два карманных линкора и крейсер следовало использовать совместно на каком-либо удаленном театре. Собственно, именно это и было сделано: все корабли были переведены в Норвегию. Но использовались они не для боя с линейными силами противника, а только лишь для сдерживания англичан путем создания перманентной угрозы арктическим конвоям{53}.

Привлекательность крейсерской войны, заключающаяся в том, что эта война идет независимо от борьбы главных сил, породила во многих странах желание воспользоваться таким способом подрыва экономики противника. Только вот еще Мэхен отмечал, что успех действия надводных рейдеров зависит от линейных сил. Без их поддержки, без вытеснения кораблей противника с морей, без набегов на отдаленные порты снабжения надводные рейдеры могут добиваться локальных успехов и даже выиграть несколько морских боев, но не решат своей задачи. Итоги крейсерской войны 1914 года были правильно поняты и осмыслены немецкими кораблестроителями, которые попытались создать единые крейсерские/линейные силы. Ставка делалась на то, что крейсер особенно эффективен не как корабль, действующий на коммуникациях, но как угроза безопасности противника, заставляющая его распылять свои силы и связывать их решением вспомогательных задач. Некоторое снижение боевой эффективности кораблей не смущало командование ОКМ, которое надеялось на общее конструктивное превосходство своих кораблей над британскими.

Как форма владения морем, противокрейсерские операции являются необходимым, но и очень дорогостоящим злом. В начале века англичане подсчитали, что для службы на своих 15 станциях им требуется минимум 120 крейсеров всех типов. К началу Второй Мировой .войны по всем английском флоте насчитывалась едва ли половина от нужного количества. Экономия на флоте, вызванная приходом в Англии к власти лейбористов и усилением социальных расходов, вызвала тривиальную нехватку кораблей. В любой другой ситуации немецкий флот был обречен на быстрый и бесславный конец: английские корабли отловили бы поодиночке как «Графа Шпее» и «Бисмарка», а затем либо потопили бы, либо заставили бы надолго стать на ремонт. То, что этого не произошло, стало признаком потенциальной утраты Британией господства на море. Надводные корабли ее противников могли оперировать на морских просторах, почти не встречая противодействия.

Крейсерская война, как и подводная, по сути,- оружие слабого против слабого. В борьбе с сильным противником такие действия бесполезны, ибо не приводят к захвату господства на море, по крайней мере, до появления атомного оружия. Но это уже новая форма боевых действий, при которой положения теории морской мощи опровергаются.

1. 3. «Тирпиц» — суперлинкор или миф?

(Александр Больных)

Читая почти все описания войны на море в годы Второй Мировой войны, невольно поражаешься, какое влияние на стратегию союзников оказывал один-единственный корабль. Зловещая тень «Тирпица» подобно ангелу смерти витала над Северной Атлантикой почти четыре года. Одного только известия о выходе германского линкора в море хватило, чтобы все охранение конвоя PQ-17 в панике бросилось наутек. Между прочим, как бы не лезли из кожи наши историки, следует прямо признать, что уничтожение такого конвоя было равносильно крупному поражению стратегического масштаба. В советской историографии принято недооценивать значение союзнических поставок, но разгром PQ-17 и последующая приостановка отправки военных грузов до наступления полярной ночи рассматривается как тяжелый удар, сравнимый по значению с катастрофами в Крыму и под Харьковом. Западные же историки приводят бодрую статистику всех конвоев (не исключая южноамериканские) и говорят, что на этом фоне история «семнадцатого трансатлантического» не имеет серьезного значения. Вряд ли нужно воспринимать буквально фразу о том, что гибель такого конвоя была равносильна затягиванию войны еще на один месяц, однако зерно истины в ней имеется.

Вообще история «Тирпица» раскрывает истинные масштабы морской войны в Атлантике. На фоне грандиозных битв на Тихом океане история о том, как целый флот гонялся за одним линкором, выглядит любопытным казусом. Вся атлантическая война прекрасно укладывается в кампанию на Гуадалканале, как зернышко в скорлупку. И количество кораблей, погибших во всех морских боях в европейских водах, не превосходит число американских и японских кораблей, погибших на одних только Соломоновых островах. А уж о сражении, подобном битве в заливе Лейте, европейским адмиралам и мечтать не приходилось.

Действительно, англичане постоянно говорят, что вынуждены держать в Скапа-Флоу корабли флота метрополии, чтобы противодействовать попыткам «Тирпица» прорваться в Атлантику или нанести удар по арктическим конвоям. Но что представляет из себя этот самый флот метрополии? Всего лишь пару авианосцев, пару линкоров, 3 — 4 крейсера и десяток эсминцев. То есть слабая оперативная группа из состава быстроходного авианосного соединения. Если же учесть незавидное качество британской авианосной авиации и малое количество самолетов на авианосце, то группа получается слишком слабая, таких у американцев просто не было. Да и противник тоже не впечатляет. Один линкор, пара тяжелых крейсеров и пяток эсминцев. Американцы такую эскадру прихлопывали походя, не отвлекаясь от выполнения главной задачи.

Битва за Атлантику примечательна другим. Подводная война такого размаха на Тихом океане была просто немыслима, и ее значение намного превосходит итоги самых громких тихоокеанских битв, даже Мидуэя. В Атлантике произошла любопытная инверсия понятий. До сих пор подводный флот называли «незаметной службой», наверное, он внешне таким и оставался. Внешне, но не по своей значимости. Могучие линкоры, гордые крейсера, стремительные эсминцы отошли на второй план, уступив место неуклюжим эскортным авианосцам, слабосильным фрегатам и тихоходным корветам.

1.3.1. Мифология

Военная, а в частности военно-морская история буквально соткана из множества мифов и легенд. Читая описания морских боев, невольно вспоминаешь ядовитую фразу «врет, как очевидец». Но досужие историки еще больше, чем адмиралы в своих мемуарах, занимаются созданием «виртуальной истории», хотя сам этот термин родился совсем недавно. Приведу один свежий пример. «Энциклопедия военного искусства. Командиры Второй Мировой войны», часть 2, Минск, издательство «Литература». На странице 471 нас ждет потрясающее откровение. «Но перед самым началом операции Кинкейд передал командование контр-адмиралу Райту, который, пользуясь планом своего предшественника, 30 ноября 1942 года разгромил Танаку в битве у Гассафаронга». Вот так пишется история. На самом деле 30-ноября американская эскадра из 4 тяжелых и 1 легкого крейсера и 6 эсминцев захватила врасплох и атаковала японскую эскадру из 8 эсминцев. В результате боя были потоплены 1 американский тяжелый крейсер и 1 японский эсминец. 3 американских крейсера были тяжело повреждены. Кто кого разгромил — решайте сами.

Попробуем рассмотреть несколько теорий, распространенных настолько, что никто уже и не пытается подвергать сомнению их справедливость. Например, все твердо знают, что немцы в Первую Мировую войну, да и после нее, имели отличные корабли, зато англичан можно только пожалеть: Попытаемся разобраться в этом, не поддаваясь ненужным эмоциям. Главный аргумент — бесславная гибель 3 английских линейных крейсеров в Ютландском бою. Остается просто удивляться, какие далеко идущие выводы можно сделать из единичного факта. Разумеется, я не собираюсь отрицать, что бронирование британских кораблей выглядело неважно, особенно на фоне толстых поясов германских линкоров. Способность боезапаса к самопроизвольной детонации тоже не улучшает отношения к английским кораблям.

Но живучесть зависит от множества факторов. Посмотрим на этот вопрос иначе: сколько попаданий мог выдержать тот или иной корабль, не теряя своей боеспособности? И вот здесь открывается довольно любопытная картина. Приведем небольшую статистику из того же Ютландского боя.

«Лайон» — 13 попаданий

«Принцесс Ройял» — 9 попаданий

«Тайгер» — 15 попаданий

«Дерфлингер» — 21 попадание

«Лютцов» — 24 попадания

«Зейдлиц» — 22 попадания

«Мольтке» — 5 попаданий

«Фон дер Танн» — 4 попадания

При этом следует учесть, что британские корабли до самого конца боя полностью сохранили свою боеспособность. Они держали требуемую скорость, могли вести артиллерийский огонь, сохранили место в строю. Зато германские линейные крейсера лишь чудом избежали гибели и полностью потеряли боеспособность, они больше напоминали плавучие руины, чем боевые корабли. При этом на «отлично построенном» «Фон дер Танне» вышли из строя все башни главного калибра. Немцы получили вдвое больше попаданий на «душу населения» кораблей, чем англичане, что и объясняет результат. Но ничего потрясающего их линейные крейсера не показали — просто нормальная живучесть большого корабля, не более того{54}.

Еще один пример, который с большим удовольствием приводят сторонники этой гипотезы,- результаты Фолклендского боя, где германские броненосные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» получили по 40 попаданий тяжелыми снарядами, прежде чем пошли на дно. Не будем касаться достоверности этих цифр, ведь с «Шарнхорста» не спасся ни один человек. Кто же попадания подсчитал? Просто напомню, что экономные англичане использовали запасы старых снарядов, произведенных чуть ли не в прошлом веке — не пропадать же добру. Они были заряжены черным порохом и по разрушающему действию не слишком сильно отличались от учебных болванок{55}.

События Второй Мировой войны вообще не подтвердили ни одной из легенд прошлого. Германские корабли не обладали потрясающей живучестью, германские артиллеристы стреляли кое-как, адмиралы командовали из рук вон плохо. В ходе Норвежской операции в 1940 году линейный крейсер «Риноун» во время боя с двумя германскими линейными крейсерами наносит серьезные повреждения «Гнейзенау». Кормовая башня немецкого корабля выходит из строя поле единственного попадания 381-мм снаряда. В 1943 году во время последнего боя «Шарнхорста» британский линкор «Дюк оф Йорк», опять единственным попаданием, но уже более легкого 356-мм снаряда, выводит из строя обе носовые башни немецкого корабля{56}. При этом башни «Шарнхорста» по бронированию ничуть не уступали линкорным.

И все-таки к «Тирпицу» эпитет «суперлинкор» приклеился. Особенно странно этот титул выглядит в сравнении с японским линкором «Ямато». Водоизмещение японского линкора в полтора раза больше, броня вдвое толще, снаряд главного калибра весит в 2 раза больше. По скорости германский линкор тоже не выделяется среди современных ему линкоров, а уж «Айове» так и вовсе решительно уступает.

Все это позволяет по меньшей мере усомниться в справедливости трескучих эпитетов, которыми награждают германских кораблестроителей. Можно было бы обойтись и без превосходных степеней. Но большинство историков почему-то питают к ним слабость. Особенно оказался склонен к звонким фразам будущий лауреат Нобелевской премии по литературе, а по совместительству премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

1.3.2. Дилетант и военное дело

Беда, коль пироги начнет тачать сапожник. Британский флот этой беды хлебнул в избытке, и все благодаря вулканическому темпераменту сэра Уинстона. Человек, не обремененный излишками образования, он принес много горя британским вооруженным силам. Как всякий истинный политик, Черчилль считал, что война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам, и при первой же удобной возможности начинал играть в солдатики. Побывав корреспондентом на англо-бурской войне, он вообразил себя величайшим полководцем всех времен и народов. Не удосужился потомок герцога Мальборо (помните: «Мальбрук в поход собрался»?) получить хоть какое-то образование. Не дотянул будущий премьер-министр до выпуска из колледжа.

Еще в годы Первой Мировой войны он, вместе со своим лучшим другом Джеки Фишером, затеял Дарданелльскую авантюру. Обошлась она британской армии в сотни тысяч убитых, а британскому флоту — в десятки кораблей. Черчилль отделался потерей поста первого лорда Адмиралтейства. Представим себе на минуту, что британский флот прорвался к Константинополю. И что он там делать будет? Постреляет и уйдет? Боезапас ведь не бесконечный, опустеют погреба — и бери линкоры голыми руками? Овладеть проливами флот не в состоянии. Проводить каждый корабль и транспорт с боем… На это не хватит не только британского флота, но и всех флотов Антанты вместе взятых{57}.

Говорят о роли Черчилля в создании линкоров «Куин Элизабет». Да, имел место такой факт в его биографии. Но все-таки создавали корабли работники отдела кораблестроения Адмиралтейства. Черчилль лишь принял авантюрное решение, более подходящее азартному картежнику, чем человеку, от которого зависит исход войны. Ладно, компания «Виккерс» сумела создать хорошее орудие, а если бы затея провалилась?{58}

Дальше — больше. В межвоенный период Черчилль потряс всех откровениями относительно характера будущей войны. Откуда торчат эти ушки, совершенно понятно. Теория танковой войны, созданная Эймансбергером и Фуллером, способна сломать и более устойчивую психику{59}. Причем, как все новейшие теории, она почему-то рассматривалась ее творцами и адептами как универсальная панацея, способная решить все проблемы разом. Первая Мировая война дала массу материала для размышлений, но каждый генерал делал выводы самостоятельно. А уж дилетанты и вовсе парили на воздусях. Но чего никто не собирался отрицать — так это того, что эпоха крошечных профессиональных армий миновала безвозвратно. Англия могла в мирное время содержать армию в 4 дивизии, как полицейскую силу для наведения порядка в колониях. Европейская война будет вестись массовыми армиями, так считали абсолютно все, кроме угадайте кого. Правильно. «В случае войны мы высадим на континенте армию, состоящую из бронетанковых дивизий с самым современным вооружением». Не помню, к сожалению, дословно эту прелестную цитату до самого конца. Но смысл ее сводился к тому, что в обозе этих самых бронетанковых дивизий должны следовать повозки со стрелковым оружием. Оно будет роздано населению континента на предмет совместных с английскими танкистами действий против Вермахта. Чувствуется, что в сэре Уинстоне заговорил доблестный предок, который решал вопрос комплектования своей армии именно так. Наловим крестьян в ближайших деревнях — и в бой! Представить исход подобной кампании совсем нетрудно.

В начале Второй Мировой войны сэр Уинстон вернулся на пост первого лорда Адмиралтейства и тотчас извлек из небытия еще один разработанный совместный с Фишером проект. Балтийская авантюра Фишера привела к созданию знаменитых «белых слонов» — линейно-легких крейсеров «Корейджес» и «Глориес», от которых шарахались все британские адмиралы{60}.

Черчилль снова решил отправить флот в Балтийское море. Там, базируясь на Аландские острова или шведское побережье, он должен был что-то делать. Что именно, не слишком ясно представлял себе и автор затеи. Прежде всего, ему хотелось сорвать перевозки шведской железной руды в Германию. Что будет дальше, он представлял довольно смутно. И уж совсем его не интересовало мнение Швеции, Финляндии и Советского Союза об этом крестовом походе. Уроки Дарданелльской авантюры были благополучно забыты, и подготовка к операции шла полным ходом. Черчилля даже не смущала одна интересная мелочь. По оценкам штаба флота, эскадре требовалось 400000 зенитных снарядов калибра 40 мм ежемесячно. Вся английская промышленность в то время производила в месяц только 100000 таких снарядов. И если бы не высадка немцев в Норвегии, операция «Катерин», скорее всего, была бы проведена. О последствиях мы умолчим{61}.

Вулканическая натура сэра Уинстона не знала покоя. От него доставалось всем, но своим — гораздо больше, чем противнику. Как говорится, когда имеешь таких друзей, обзаводиться врагами уже незачем.

Зимой 1940-41 гг. британская армия под командованием генерала О'Коннора одержала блестящую победу над итальянцами в Северной Африке. Итальянская армия сдалась в плен, генералу оставалось лишь взять штурмом Триполи — и войска Оси будут полностью вышвырнуты из Африки. Если бы это произошло, мне кажется, генералу Роммелю не удалось бы впоследствии отличиться. Пересечь Средиземное море, на котором господствовал британский флот, десантные корабли Оси вряд ли сумели бы. Но в это время немцы вторгаются в Грецию, и Черчилль заставляет О'Коннора остановиться перед самыми воротами Триполи. Главные силы его армии — аж 2 дивизии! — отправляются в Грецию, в пасть 12-ой армии Вермахта. Сопротивление англичан затянулось на 2 недели. Быстрее германские танки по горным дорогам двигаться просто не могли. Зато в Африку прибыл Роммель, и лишь с колоссальным трудом его удалось остановить под Эль-Аламейном.

Противостоять Мальбруку II удавалось немногим из британских командующих. Но от таких сэр Уинстон старался побыстрее избавиться. Летом 1941 года он потребовал от адмирала Каннингема, командующего Средиземноморским флотом, заблокировать порт Тобрук, через который войска Оси в Северной Африке получали снабжение. При этом Черчилль был полон решимости даже затопить на входе в порт линкор и 2 крейсера из состава Средиземноморского флота, если это потребуется. Письменная перепалка длилась около месяца. Каннингему пришлось пригрозить отставкой, чтобы унять стратегического гения. Тронуть победителя при Матапане и Таранто Черчилль не посмел, зато его отношения со вторым после Нельсона британским адмиралом были испорчены раз и навсегда.

1.3.3. О роли теории вероятности в военном деле

Вообще при спокойном и непредвзятом анализе возникает довольно странное ощущение — вся история боев является наглым надругательством над постулатами теории вероятности. Сплошные невероятные случайности, и крайне редкие подтверждения закономерностей. Возьмем ту же боевую карьеру пары германских линкоров.

Первый пример случайности, которую очень трудно объяснить,- гибель линейного крейсера «Худ» в бою с «Бисмарком». Формально здесь все ясно. «Худ» получил попадание в снарядный погреб, боезапас детонировал, и линейный крейсер взлетел на воздух. И снова нам напомнят о слабой броне «Худа», вполне возможно, что приведут и цитаты из трудов академика Крылова. Но вот незадача, академик говорит, что угол падения германского снаряда на дистанции 20000 метров равен 60 градусам, тогда как на самом деле он менее 16 градусов. А потому все расчеты Крылова не стоят бумаги, на которой они сделаны.

Англичане очень тщательно проанализировали этот прискорбный для себя случай. Расчеты были повторены несколько раз, теперь уже с привлечением компьютерных моделей. И выясняется странная вещь. Теоретически германский снаряд мог попасть в погреб «Худа», но только в случае, если это была литая болванка. Нормальный снаряд просто обязан взорваться гораздо раньше, слишком много брони ему требуется пробить, и нет такого замедления у взрывателя. Но можно вспомнить, что в том же бою один из германских снарядов, попавший в линкор «Принц Уэльский», не взорвался. Тогда возникает подозрение, что «Худ» погубил дефектный взрыватель германского снаряда.

Впрочем, существует еще одна гипотеза, тоже имеющая очень небольшую вероятность. Известно, что в момент рокового попадания «Худ» выполнял поворот. Компьютерные модели показывают, что снаряд мог пройти почти вдоль диаметральной плоскости корабля и попасть в поперечную переборку погреба. Но для этого в распоряжении немцев имелись считанные секунды, пока ракурс «Худа» был примерно равен?

Однако англичанам тоже не следует жаловаться на неблагосклонность фортуны. Как был остановлен «Бисмарк»? Британские торпедоносцы атаковали отважно, но безуспешно. Попадания в броневой пояс ничуть не снижают скорости германского линкора. И вот во время последней атаки последний самолет ухитряется попасть в самое уязвимое место, практически в единственную роковую точку. Поэтому утром британским линкорам уже не составило труда воспользоваться подарком судьбы.

Можно привести пример и из биографии «Тирпица». 24 августа 1944 года, во время налета британских авианосных самолетов, линкор получает попадание 700-килограммовой бронебойной бомбой. Она пробила верхнюю палубу, главную броневую палубу и застряла в помещении распредщита № 4 глубоко в трюме. Бомба пробила в общей сложности 146 мм брони, но не взорвалась! Потом немцы с удивлением обнаружили, что в ней находится всего 100 фунтов взрывчатки вместо положенных 215 фунтов{62}.

Если бы взрыватель сработал, были бы уничтожены распредщит и центральный противопожарный пост. Линкор получил бы тяжелейшие повреждения, не исключалась даже возможность его гибели. Но опять-таки — Его Величество случай!

1.3.4. Дуэль линкоров

Когда листаешь странички Интернета, посвященные военно-морскому флоту, то поражаешься огромному количеству досужих разговоров на тему «а что было бы, если бы…» Причем авторы посланий абсолютно не утруждают себя какой бы то ни было аргументацией. Просто «я так думаю», и все тут. Особой любовью этих пикейных жилетов от морского дела пользуются линкоры. Еще бы, плавучие крепости, вооруженные чудовищными орудиями, способны потрясти любое воображение. Учитывая, что большей частью владельцы этих страниц американцы, уже не удивляешься, выяснив, что страшнее «Айовы» зверя нет. Даже, мол, «Ямато» ей в подметки не годится, а уж говорить о каких-то там европейских линкорах просто смешно.

Но мы все-таки попытаемся выяснить, как выглядел бы «Тирпиц» в бою с английскими линкорами в реальных условиях Северной Атлантики. Это очень существенная оговорка, как мы увидим ниже. В нашем распоряжении есть несколько примеров плюс достаточно подробные справочные данные, которые позволяют смоделировать ситуацию. Наверное, имеет смысл рассмотреть три варианта боя. Первый — «Тирпиц» против «Кинг Джордж» один на один; второй — «Тирпиц» против пары таких линкоров; третий — «Тирпиц» против «Джорджа» и какого-нибудь американского корабля (как тут обойтись без воспоминаний о конфузе с PQ-17). При этом мы сразу откажемся рассматривать причуды фортуны, на которые так щедра реальная военно-морская история. Будем считать, что очень удачные попадания не имели места.

Самый простой случай, разумеется, последний. Два корабля против одного — уже само по себе серьезное преимущество. Пример такого боя мы имеем — последний бой «Бисмарка». Но в нашем гипотетическом случае положение германского корабля будет еще более тяжелым, так как вместо пожилого «Родни» в бою примет участие новенький «Вашингтон» с гораздо более мощной артиллерией{63}.

Против британской пары «Бисмарк» сумел продержаться минут 20. Не следует обольщаться формальной длительностью боя, достаточно быстро он превратился для англичан в учебную стрельбу по мишени. Мнимая стойкость германского корабля к многочисленным попаданиям объясняется довольно прозаически. Англичане стреляли со слишком малой дистанции, снаряды шли почти горизонтально, и потому подводная часть «Бисмарка» повреждений не получила. А тонет корабль, только получив подводные пробоины{64}.

Поэтому шансов у германского линкора в этом случае нет никаких. Впрочем, нет, один шанс все-таки имеется — более высокая скорость. Германский линкор должен был немедленно отрываться от противника, ведь ни «Вашингтон», ни «Кинг Джордж» догнать его не могли.

Дуэль против двух британских линкоров представляется не более сложным вариантом, особенно учитывая 20 стволов главного калибра против 8. Учитывая пристрастие англичан к тяжелым снарядам, преимущество более крупного калибра германских орудий будет во многом нивелировано. И снова должна сыграть роль более высокая скорость «Тирпица.

Самый захватывающий рыцарский турнир — схватка один на один. На первый взгляд здесь тоже все ясно. Немецкий линкор крупнее, сильнее вооружен, хотя броня англичанина толще. Опять же стреляют немцы вроде бы лучше, но…

Сейчас самое время вернуться к оговорке, которую мы сделали в начале этого раздела, реальный бой в реальных условиях. Например, мы можем смело отбросить все рассуждения об уязвимости броневых палуб тех или иных кораблей. Попадание снаряда под большим углом подразумевает артиллерийский бой на дистанциях более 120 кабельтов, примеров чему мы не имеем. Была одна небольшая перестрелка между англичанами и итальянцами в самом начале войны, когда «Уорспайт» добился попадания в «Кавур» с дистанции 140 кабельтов. Однако не можем мы считать одно попадание на 2 мировые войны серьезным доказательством эффективности стрельбы на сверхдальние дистанции. Бой у острова Самар только подтвердил, что линкор может расстрелять весь свой боезапас, добившись пары попаданий, и то если крупно повезет. Условия видимости Северной Атлантики в принципе ограничивают дистанцию боя примерно 110 кабельтовыми, и следует учитывать только вертикальное бронирование. Броневой пояс «Кинг Джорджа» значительно толще пояса «Тирпица» (374 мм против 320 мм). Если сюда добавить ощутимое превосходство качества английской брони, то неравенство возрастает еще больше. По оценкам экспертов это соотношение должно выглядеть как 450 мм против 320 мм, и при своих не самых сильных орудиях «Джордж» будет пробивать пояс «Тирпица» с дистанции на 30 кабельтов дальше. То же самое следует сказать и о броне башен{65}.

Второе важнейшее условия такого боя — качество систем управления огнем. Вторая Мировая война вдребезги разнесла миф о потрясающей меткости германских артиллеристов. Не раз и не два они демонстрировали, что значительно уступают англичанам в этом принципиальном компоненте боевой подготовки. Во время атаки «Тирпица» британскими миджетами «Шарнхорст» спасся чудом. Он отсутствовал на якорной стоянке по вполне уважительной причине — проводил учебные стрельбы. Но почему? Всего неделю назад во время рейда на Шпицберген его артиллеристы показали полнейшее неумение стрелять, и адмирал приказал им хотя бы немного подучиться. Я не буду отрицать качество цейссовской оптики, но дальномер и прицел — еще не вся система управления огнем. А после появления у англичан усовершенствованных артиллерийских радаров отставание немцев приняло просто безнадежный характер{66}.

Третий фактор, который сам по себе может определить исход боя,- психологические качества командного состава. Рядовых моряков мы трогать не будем, памятуя слова Наполеона: «Стадо баранов, предводительствуемое львом, сильнее стаи львом во главе с бараном». В ходе войны немецкие адмиралы и капитаны 1 ранга показали свое полнейшее служебное несоответствие. Личная храбрость и мужество командира — вещи очень разные. И я рискну сказать, что в качестве командиров они продемонстрировали откровенную трусость. На стремление прекратить бой при малейшей угрозе или даже при появлении призрака такой угрозы влияло много факторов, но ведь результат был совершенно однозначным. Поэтому я считаю, не настаивая, однако, на абсолютной справедливости своего утверждения, что в 1944 году «Тирпиц» проиграл бы даже одному британскому линкору. Скорее всего, «Кинг Джордж» не смог бы потопить или даже остановить германский корабль, как это произошло с «Шарнхорстом». Оба линкора должны получить повреждения средней тяжести, причем германский корабль пострадает сильнее, после чего, используя превосходство в скорости, «Тирпиц» прервет бой.

Поэтому, если вернуться к вопросу, вынесенному в заголовок статьи, то на него следует ответить отрицательно. Если уж говорить о громком титуле «супер-», лучше применять его к «Ямато». Ведь японский линкор по очень многим показателям действительно «самый-самый». Но это уже совсем другая история.

Приложение 2. Война на Северной Атлантике: практика

2. 1. Организация «Кригсмарине».

В отличие от сухопутной армии, устройство руководства военно-морским флотом было несколько менее упорядоченным. Прежде всего, это касается существования двух параллельных структур — административной и оперативной.

Во главе ВМС стояло Главное командование — ОКМ (Oberkoiiimando des Marine}. В составе ОКМ было семь отделов. Ему подчинялся штаб руководства войной на море, являвшийся элементом оперативного руководства флотом. Главным отделом этого штаба был оперативный.

Для непосредственного руководства создавались штабы групп, аналогичные сухопутным объединениям; штабам групп подчинялись командующие флотами данной группы, замыкавшие на себя управление кораблями. Кроме того, командующему каждой группой подчинялись адмиралы, руководящие войной на море на отдельных направлениях, этим территориальным руководителям в свою очередь, подчинялись морские начальники районов (командиры баз) и командиры постоянных корабельных соединений (к примеру, сторожевых сил).

Главное командование ВМС Германии (ОКМ)
24.09.1928 30.01.1943 Гросс-адмирал Редер
30.01.1943 01.05.1945 Гросс-адмирал Дениц
01.05.1945 23.05.1945 Генерал-адмирал Фридебург
23.05.1945 22.07.1945 Генерал-адмирал Варзеша
Штаб руководства войной на море (РВМ)
28.09.1931 28.09.1934 Адмирал др. Гроос
29.09.1934 31.10.1938 Адмирал Гус
31.10.1934 13.06.1943 Генерал-адмирал Шнивинд
13.06.1943 20.02.1943 Адмирал Фрик
20.02.1943 22.07.1945 Адмирал Мейсель
Начальник отдела морских операций (оперативного)
29.09.1934 22.09.1936 Адмирал Цилиакс
22.09.1936 01.10.1937 Генерал-адмирал Маршалл
01.10.1937 12.06.1941 Адмирал Фрик
12.06.1941 29.06.1944 Контр-адмирал Вагнер
29.06.1944 22.07.1945 Контр-адмирал Мейер
Группы (Marineoberkommando):
Ост
01.11.1938 30.10.1939 Генерал-адмирал Альбрехт
31.10.1939 20.09.1940 Генерал-адмирал Карле
22.06.1943 01.03.1944 Адмирал Шмундт
01.03.1943 23,07.1945 Генерал-адмирал Кумметц
Вест
23.08.1939 21.09.1942 Генерал-адмирал Заальвахтер
21.09.1942 19.04.1943 Генерал-адмирал Маршалл
20.04.1943 18.04.1945 Адмирал Кранке
19.04.1945 08.05.1945 Генерал-адмирал Маршалл
Норд
21.09.1940 02.03.1943 Генерал-адмирал Карле
02.03.1943 30.07.1944 Генерал-адмирал Шнивинд
Зюйд
31.06.1941 07.12.1941 Адмирал Шустер
07.12.1941 26.03.1942 Генерал-адмирал Маршалл
26.03.1942 21.03.1943 Адмирал Шустер
21.03.1943 11.12.1944 Адмирал Фрик
01.01.1945 02.05.1945 Вице-адмирал Ловиш
Норвегия
04.03.1943 25.04.1945 Адмирал Цилиакс
25.04.1945 26.08.1945 Адмирал Кранке
Нордзее
22.06.1943 10.07.1945 Адмирал др. Ферст
Балтийский флот
21.09.1941 21.10.1941 Адмирал Цилиакс

В административную структуру Германского флота входили инспекции, командования морскими станциями, флот и дунайская флотилия. Командующий флотом имел в своем подчинении командующих классами кораблей (линейных сил, разведывательных сил и т.д.). Командование подводными силами фактически было выведено из его подчинения.

Главное командование ВМС Германии (ОКМ)

Управления:

— Командования

— Личного состава

— Защиты судоходства

— Ремонта

— Кораблестроения

— Административное

— Общее

Флот (Flottenchef)
30.09.1931 22.09.1933 Адмирал Гладит
22.09.1933 21.12.1936 Адмирал Форстер
31.12.1936 01.11.1938 Генерал-адмирал Карле
01.11.1936 20.10.1939 Генерал-адмирал Бем
20.10.1939 11.03.1940 Генерал-адмирал Маршалл
11.03.1940 23.04.1940 Адмирал Лютьенс
23.04.1940 18.06.1940 Генерал-адмирал Маршалл
18.06.1940 27.05.1941 Адмирал Лютьенс
27.05.1941 12.06.1941 Вице-адмирал Сименс
12.06.1941 31.07.1944 Генерал-адмирал Шнивинд
31.07.1944 23.05.1945 Вице-адмирал Меендсен-Белкен

Линейные силы:

Крейсера

Разведывательные силы:

Эскадренные миноносцы

Торпедные катера

Тральщики

Эскортные силы:

Подводные лодки

Командования морских станций и адмиралы:

— Адриатического моря (10.9.1943 — 07.12.1944)

— Атлантического побережья (01.03.1943 — 09.05.1945)

— Балтийского моря (с образования «Кригсмарине» — 21.06.1943 ) (Затем было преобразовано в группу «Остзее»).

— Бельгии/Нидерландов (20.05.1940 — 09.06.1945)

— Восточной Азии (21.03.1940 — 08.05.1945)

— Восточной Балтики (17.06.1944 -'22.06.1945)

— Дании (01.06.1940 — 08.05.1945)

— Гельголандского пролива

— Западной Балтики (29.11.1944 — 22.07.1945)

— Норвегии

— Норвежского западного побережья

— Норвежского северного побережья

— Норвежского полярного побережья

— Норвежского южного побережья

— Побережья Канала (26.07.1940 — 08.09.1940)

— Полярного побережья

— Северного моря (Преобразовано в группу «Нордзее»).

— Северных вод

— Франции (22.06.1941 — 30.11.1942)

— Французского южного побережья (26.06.1943 — 06.09.1944)

— Черного моря (01.07.1941 — 09.11.1944)

— Эгейского моря (01.07.1941 — 28.11.1944)

Инспекции

— Учебная

— Торпедная

— Связи

— Артиллерийская

— Машинная

— Мин заграждения

2. 2. «Кригсмарине» и Флот Метрополии

2.2.1. Военно-Морские силы Германии

По Версальскому договору флот Германии был ограничен шестью броненосцами, шестью легкими крейсерами, двенадцатью эсминцами (плюс еще четыре в резерве) и столькими же миноносцами. При этом предельное водоизмещение новых броненосцев не должно было превышать 10000 тонн, крейсеров — 6000 тонн, эсминцев — 800 тонн, миноносцев — всего 200 тонн. Подводные лодки и морскую авиацию Германии иметь категорически запрещалось.

Германия сохранила шесть старых броненосцев — три типа «Дойчланд» (постройки 1905-08 годов) и три — типа «Брауншвейг» (1902-05 годы). Поскольку это превышало отведенный лимит, часть этих кораблей постепенно была разоружена и перечислена в корабли-цели, четыре броненосца некоторое время использовались как плавбазы тральщиков и носители торпедных катеров. (Торпедные катера типа LM Германии разрешалось сохранить. Впрочем, большая часть из них была списана на слом в 1921 году, и лишь четыре катера оставались на службе до 1932 года, после чего два из них продали Колумбии). Кроме того, в составе немецкого флота оставалось два легких крейсера класса «Бремен» (1903-1905 годы, 3300 тонн, 23 узла, десять 105-мм орудий, палубная броня до 50 мм, рубка 80 мм) и пять крейсеров класса «Газелле» (1900-1901 годы, 2700 тонн, 21 узел, десять 105-м орудий, палубная броня до 75 мм, рубка 80 мм). «Сверхлимитный» крейсер «Ниобе» в 1925 году продали Югославии, остальные были списаны на слом в самом начале 30-х годов, и лишь «Гамбург» дожил до Второй Мировой войны и погиб в 1944 году. Кроме того, у немцев остались 12 больших миноносцев типа VI и 18 — типа S-138 (от 540 до 670 тонн стандартного водоизмещения, 30-34 узла, по две 88-мм пушки и 3-4 торпедных трубы). Миноносцы времен Первой Мировой оказались исключительно долговечными кораблями — тринадцать из них дожили до Второй Мировой войны, причем пять погибли, а восемь после войны были переданы в качестве репараций союзникам — пять Великобритании и три СССР. Также, в германском флоте осталось 37 тральщиков типа М (480-520 т стандартного водоизмещения, 16 узлов, по две 88 или 105-мм пушки и 30 мин заграждения). Тридцать два таких тральщика дожили до Второй Мировой. Еще сохранились 8 малых прибрежных тральщиков типа FM (170 тонн, 14 узлов, одна 88-мм пушка) и одна канонерская лодка — знаменитая «Пантера».

В 1921 году был заложен первый корабль возрождаемого германского флота — легкий крейсер «Эмден». Фактически это был пятнадцатый корабль последней серии легких крейсеров кайзеровского флота типа «Кенигсберг» II. При том же числе и калибре главных орудий водоизмещение крейсера было несколько увеличено и достигло 5600/7000 тонн (стандартное/полное).

В 1925-27 годах была начата постройка двух серий больших прибрежных миноносцев, известных как «Меве» (обр. 1923) и «Ильтис» (обр. 1924). Это были довольно удачные быстроходные корабли для действий на Балтике, их стандартное водоизмещение составляло 925-930 тонн (полное 1300 т), вооружение — три 105-мм орудия, четыре 20-мм автомата и два трехтрубных торпедных аппарата. Скорость достигала 33 узлов, дальность плавания составляла 3100 миль. К 1929 году все корабли вступили в строй, при этом из состава флота было исключено соответствующее количество старых миноносцев.

В 1928 — 1929 гг. в строй вступили легкие крейсера «Кенигсберг», «Карлсруэ» и «Кельн» водоизмещением 6650 т., вооруженные девятью 150 мм орудиями. Особенностью кораблей была смешанная энергетическая установка (дизель/паротурбинная). Дизельными были и самые, пожалуй, оригинальные корабли гитлеровского флота — «карманные линкоры» класса «Дойчланд». Вооруженные шестью орудиями калибра 280-мм, они значительно превосходили по своим боевым возможностям классические «вашингтонские» крейсера, обладая при этом огромной дальностью плавания — 21500 миль.

В 1933 -1936 годах в строй вошли три «карманных линкора» и два легких крейсера («Лейпциг» и «Нюрнберг»), продолжающие «линию» «Кенигсберга».

В 1934 году были заложены два новых броненосца. После подписания англо-германской военно-морской конвенции, легализовавшей нарушение Германией условий Версальского договора, немцы признали, что стандартное водоизмещение этих кораблей «несколько превысило» разрешенные 10000 тонн и достигло 26000 тонн. В действительности же оно составило 32000 тонн. Так в составе «Кригсмарине» появились прекрасные линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау», вооруженные девятью 280-мм орудиями в тройных башнях.

В это же время были начаты постройкой 16 эсминцев «проекта 1934» («Маас»), водоизмещением 2200 тонн и скоростью до 38 узлов. «Маасы» были исключительно многоцелевыми кораблями: несли по пять 127-мм орудий, два счетверенных торпедных аппарата, мины заграждения. Использование в энергетической установке котлов с высоким давлением пара привело к многочисленным авариям: по сути проектную скорость они развивали только на испытаниях, заявленная дальность в 4400 миль оказалась недостижимой. До октября 1939 года Германия ввела в строй 22 эсминца типов «1934» и «1936».

В «переломном» 1934 году был заложен первый германский «классический» тяжелый крейсер — «Адмирал Хиппер». Позднее «Кригсмарине» получило в свое распоряжение почти однотипные «Блюхер» и «Принц Ойген». (Еще два крейсера этого типа не были достроены — «Лютцов» продан в СССР, «Зедлиц» безуспешно пытались переделать в авианосец).

Накопив опыт в строительстве современных кораблей, Германия перешла к созданию больших линкоров («Бисмарк» и «Тирпиц», 1936 год закладки) и авианосцев («Граф Цеппелин» и «В»). Перед самой войной была принята колоссальная программа военно-морского строительства (план «Z»), предусматривающая к 1948 году ввести в строй 8 первоклассных линейных кораблей (разумеется, не считая «Бисмарка» с «Тирпицем»), двенадцать линейных крейсеров с 380 мм орудиями, три «карманных» линкора, пять тяжелых крейсера, 44 легких крейсера, 68 эсминцев, 90 миноносцев и 248 подводных лодок — от прибрежных до крейсерских. Трудно сказать, серьезно ли относился к этой фантастической судостроительной программе Гитлер, но, во всяком случае, никто другой ее всерьез не принимал. Разумеется, ни один из кораблей «плана «Z» в строй не вступил.

Первый год войны принес «Кригсмарине» несколько довольно неожиданных побед (потопление «Глориес», «Коррейджес» и «Рой-ал Оук», успешно проведенная Норвежская операция). К лету 1940 года военно-морские силы Германии имели следующий состав:

Линейные корабли — 1 (+1 в постройке)

«Бисмарк » (вступил в строй в апреле, проходит ходовые испытания)

Водоизмещение стандартное 42900 т, полное 52600 т, длина наибольшая 251 м, осадка наибольшая 10,6 м. Мощность трехвального ТЗА 138000 л.с., скорость 31 узел, дальность хода 8100 миль (на 19 узлах). Бронирование: главный пояс 320 мм, оконечности 60-80 мм, верхний пояс 145 мм, траверзы 220 мм, палуба 150 мм (суммарная), скосы 120 мм, башни главного калибра до 360 мм, башни среднего калибра 100 мм. Вооружение: 8 380 мм, 12-150 мм; 16 105-мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 8 спаренных 37-мм автоматов, 12 одиночных 20-мм автоматов. Одна катапульта, шесть гидросамолетов. Экипаж 2200 человек.

На лето 1940 года «Бисмарк» небоеспособен. (Не смонтирована система управления огнем, экипаж не освоил корабль).

Линейные крейсера — 2

«Шарнхорст » и «Гнейзенау »

Водоизмещение стандартное 31800 т, полное 38900 т, длина наибольшая 235 м, осадка наибольшая 9,9 м. Мощность трехвального ТЗА 160000 л.с., скорость 31,5 узла, дальность хода 10000 миль (на 19 узлах). Бронирование: главный пояс 350 мм, оконечности 20-30 мм, палуба 130 мм (суммарная), скосы 105 мм, башни главного калибра до 360 мм, барбеты 180 мм, башни среднего калибра 100 мм, ширина подводной защиты 5,4 м. Вооружение: 9 280 мм, 12 150 мм (четыре — в одиночных установках); 14 105-мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 8 спаренных 37-мм автоматов, 10 одиночных 20-мм автоматов, 2x3 533-мм ТА. Две катапульты, четыре гидросамолета. Экипаж 1800 человек.

На июль 1940 года оба линейных крейсера находятся в ремонте (торпедные попадания, повреждения носовой оконечности корпуса в условиях штормовой погоды). В текущей Реальности вновь вступили в строй только в январе 1941 года. Остается неясным, мог ли быть ускорен ремонт этих кораблей.

Тяжелые крейсера — 4

(«Адмирал граф Шпее» взорван 17 декабря 1939 года)

«Дойчланд »

Водоизмещение стандартное 11700 т, полное 15900 т, длина наибольшая 188 м, осадка наибольшая 7,3 м. Мощность двухвальной дизельной установки 56800 л.с., скорость 28 узлов, дальность хода 21500 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 80 мм, палуба 62 мм (суммарная), башни главного калибра 100-140 мм, ширина подводной защиты 4,5 м. Вооружение: 6 280 мм, 8 150 мм (в одинарных установках); 6-105 мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 4 спаренных 37-мм автомата, 10 одиночных 20-мм автомата. Одна катапульта, два гидросамолета. Экипаж 1150 человек.

Летом 1940 года небоеспособен (торпедное попадание в ходе Норвежской операции, на буксире приведен в базу). Ремонт продолжался 9 месяцев и, вероятно, мог быть несколько ускорен.

«Адмирал Шеер»

Водоизмещение стандартное 12100 т, полное 16200 т, длина наибольшая 188 м, осадка наибольшая 7,3 м. Мощность двухвальной дизельной установки 56800 л.с., скорость 28,5 узлов, дальность хода 19000 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 100 мм, палуба 57 мм (суммарная), башни главного калибра 125-140 мм, ширина подводной защиты 4,5 м. Вооружение: 6 280-мм, 8 150-мм (в одинарных установках); 6-105 мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 4 спаренных 37-мм автомата, 10 одиночных 20-мм автомата. Одна катапульта, два гидросамолета. Экипаж 1150 человек.

Летом 1940 года находится в строю.

«Адмирал Хиппер » — 2 («Блюхер» погиб в Норвежской операции)

Водоизмещение стандартное 13900 т, полное 18600 т, длина наибольшая 206 м, осадка наибольшая 7,9 м. Мощность трехвального ТЗА 132000 л.с., скорость 33 узла, дальность хода 6800 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 80 мм, палуба 62 мм (суммарная), башни главного калибра 80-160 мм, ширина подводной защиты 3,6 м. Вооружение: 8 203-мм, 12 105-мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 6 спаренных 37-мм автоматов, 10 одиночных 20-мм автоматов. Одна катапульта, три гидросамолета. Экипаж 1600 человек.

Летом 1940 года «Хиппер» находится в строю. «Принц Ойген» принят флотом 01 августа и до конца года должен в лучшем случае считаться ограниченно боеспособным.

Легкие крейсера — 4

«Эмден »

Водоизмещение стандартное 5600 т, полное 7000 т, длина наибольшая 155 м, осадка наибольшая 6,6 м. Мощность двухвального ТЗА 46000 л.с., скорость 29 узлов, дальность хода 5300 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 50 мм, палуба 20 мм, скосы 20 мм, установки главного калибра 20 мм. Вооружение: 8 150-мм (в одинарных установках) 3 88-мм универсальных, 4 37-мм автомата, 12 20-мм автоматов, 2x2 533-мм ТА, одна катапульта, два гидросамолета. Экипаж 630 человек.

Находится в строю.

«Кельн » — 1 («Кенигсберг» и «Карлсруэ» погибли в Норвежской операции)

Водоизмещение стандартное 6650 т, полное 8130 т, длина наи большая 174 м, осадка наибольшая 6,5 м. Мощность двухвального ТЗА 68000 л.с., одновальной дизельной установки экономического хода — 11800 л.с., скорость 32 узла, дальность хода 5200 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 50 мм, палуба 20 мм, скосы 25 мм, башни главного калибра 30 мм, ширина подводной защиты 1,25 м. Вооружение: 9 150-мм (в трехорудийных башнях), 6 88-мм универсальных орудий (в двухорудийных установках), 5 спаренных 37-мм автомата, до 24 20-мм автоматов (к концу войны), 4x3 533-мм ТА, одна катапульта, два гидросамолета. Экипаж 850 человек.

Находится в строю.

«Лейпциг » — 2

Водоизмещение стандартное 6700 т («Нюрнберг) — 6980 т), полное 8300 т (8380 т), длина наибольшая 177 м (181 м), осадка наибольшая 6,6 м. Мощность двухвального ТЗА 66000 л.с., одновальной дизельной установки экономического хода — 12400 л.с., скорость 32 узла, дальность хода 5700 миль (на 19 узлах). Бронирование: пояс 50 мм, палуба 20 мм, скосы 25 мм, башни главного калибра 30 мм, ширина подводной зашиты 1,25 м. Вооружение: 9 150-мм (в трехорудийных башнях), 8 88-мм универсальных орудий (в двухорудийных установках), 8 спаренных 37-мм автоматов, до 14 20-мм автоматов, 4x3 ТА 533 мм. Экипаж 850-890 человек.

«Нюрнберг) находится в строю (вышел из ремонта в мае).

«Лейпциг» ремонтируется до конца декабря 1940 года. Вероятно, ремонт при необходимости мог быть несколько ускорен.

Вспомогательные крейсера — 7

«Орион » 15000 т, 148x8,2 м, 14 узлов, 6 150-мм, 1 75-мм, 2x2 37-мм, 4 20-мм, 2x3 533-мм ТА, 2 гидросамолета, 230 мин.

«Комет » 7500 т, 115x6,5 м, 16 узлов, 6 150-мм, 1 60-мм, 1 37-мм, 2 20-мм, 2x2 533-мм поворотных ТА и 2 подводных, 2 гидросамолета, малый торпедный катер LS-2, мины заграждения.

«Атлантис » 17000 т, 155x8,7 м, 16 узлов, 6 150-мм, 175-мм, 1x2 37-мм, 2 20-мм, 2x2 533-мм ТА, 2 гидросамолета, мины заграждения.

«Виддер » 16000 т, 152x8,6 м 14 узлов, 6 150-мм, 2x2 37-мм, 2 20-мм, 2x2 533-мм ТА, 2 гидросамолета, мины заграждения.

«Тор » 10000 т, 122x7,1 м, 18 узлов, 6 150-мм, 1x2 37-мм, 2 20-мм, 2x1 533-мм ТА, 2 гидросамолета, 300 мин.

«Пингвин » 17600 т, 155x8,7 м, 16 узлов, 6 150-мм, 1 75-мм, 2x2 37-мм, 2 20-мм, 2x2 533-мм ТА, 2 гидросамолета, 420 мин заграждения.

Указанные пять кораблей летом 1940- года находятся в рейдерстве.

«Корморан » 19000 т, 164x8,5, 18 узлов, 6 150-мм, 2x2 37-мм, 4 20-мм, 2x2 533-мм ТА, торпедный катер LS-3, 2 гидросамолета, 420 мин заграждения.

«Михель » 11000 т, 132x7,4, 16 узлов, б 150-мм, 2x2 37-мм, 4x20-мм, 2x2 533 ТА, 2 гидросамолета, мины, торпедный катер LS-4.

Оба рейдера находятся в строю.

Старые броненосцы — 2 (+2 разооружены, используются в качестве целей).

«Шлезиен » и «Шлезвиг-Гольштейн » (оба — 1908 г.) Учебные линейные корабли. Водоизмещение полное 14900 т, длина 128 м, осадка 7,9 м, мощность механизмов 17000 л.с., скорость 18 узлов, дальность плавания 5900 миль (на 10 узлах). Бронирование: пояс до 240 мм, палуба 40 мм, скосы 97 мм, казематы 170 мм, башни до 280 мм, рубка до 300 мм. Вооружение: 2x2 280-мм, 10 150-мм, 4 88-мм зенитки, 4 20-мм автомата.

Корабли находятся в строю, но их трудно считать боеспособными.

Броненосцы береговой обороны (трофейные) — 5

«Торденшельд » (Норвегия, впоследствии переоборудован в зенитную плавбатарею «Нимфе»).

«Харальд Хорфагре » (Норвегия, впоследствии переоборудован в зенитную плавбатарею «Тетис»).

«Герцог Хенрик » (Голландия, 1906 г. Впоследствии переоборудован в плавучую зенитную батарею «Ариадне», шесть 105-мм орудий).

Учебный корабль. Водоизмещение полное 5000 т, длина 96,6 м, осадка 5,8 м, мощность двухвальной паровой машины 6300 л.с., скорость 16 узлов, дальность плавания 4100 миль (на 10 узлах). Бронирование: пояс 102-152 мм, палуба 52 мм, башни 102 мм, барбеты и рубка до 248 мм. Вооружение: 1 240-мм, 4 150-мм, 8 75-мм, 4 37-мм, два гидросамолета на корме (вместо кормовой башни).

«Эймейден » (Голландия, б. «Якоб ван Хеемскерк». Переоборудован в зенитную плавбатарею. Притоплен при отступлении, впоследствии поднят немцами и использовался в прежнем качестве под названием «Ундине»).

«Гельдерланд » (бронепалубный крейсер, Голландия, 1898. Впоследствии переоборудован в плавучую зенитную батарею «Ниобе», восемь 105-мм орудий.).

Водоизмещение полное 3970 т, длина 94,7 м, осадка 5,4 м, мощность двухвальной паровой машины 9750 л.с., скорость 18 узлов, дальность плавания 4500 миль (на 10 узлах). Бронирование: палуба 57 мм, щиты у орудий 12,7 мм. Вооружение: 2 150-мм, 4 120-мм, 4 75-мм, 4 37-мм.

Кроме того, датский «Нильс Юэль» плавает под национальным флагом (до 1943 года).

Летом 1940 года все эти корабли небоеспособны, но, возможно, при острой необходимости их удалось бы как-то использовать.

Эсминцы — 11 (9 в постройке)

Z-1 («1934» и «1936») — 10.

Водоизмещение стандартное 2200, полное 3170 т, длина наибольшая 119 м, осадка 4,3 м, мощность двухвального ТЗА 70000 л.с., скорость 38 узла, дальность плавания 4500 миль (на 19 узлах). Вооружение: 5 127-мм, 2x2 37-мм, до 8 20-мм, 2x4 533-мм ТА, 4 бомбомета, 60 мин.

В строю «Z-20», «Z-4» — «Z-8», «Z-10», «Z-14» — «Z-16».

«Нарвик » («1936А») — 3 вступят в строй в сентябре-октябре.

Водоизмещение стандартное 2600, полное 3600 т, длина наибольшая 127 м, осадка 4,6 м, мощность двухвального ТЗА 70000 л.с., скорость 38 узла, дальность плавания 5800 миль (на 19 узлах). Вооружение (проектное): 5-150 мм (два в башне и три в одинарных установках), 2x2 37-мм (впоследствии увеличено до 9-14 стволов), 2 20-мм, 2x4 533-мм ТА, 4 бомбомета, 60 мин.

ZH-1 (Голландский, затоплен в мае 1940 года, поднят немцами и вошел в строй в том же году, месяц неизвестен).

Водоизмещение стандартное 1920 т, полное 2230 т, длина наибольшая 107 м, осадка 3 м, мощность двухвального ТЗА 45000 л.с., скорость 37 узла, дальность плавания 5400 миль (на 19 узлах). Вооружение: 5-120 мм (по два в двойных и одно в одинарной установках), 4 37-мм, 2x2 20-мм, 2x4 533-мм ТА.

До конца 1940 года, очевидно, небоеспособен или малобоеспособен.

Миноносцы — 35

Немецких новых — 20

Норвежских новых — 4

Старых — 13

«Ильтис »Меве ») (1926-29 гг.) — 9.

Водоизмещение стандартное 933(924) т, полное 1290(1320) т, длина наибольшая 88(93)м, осадка 3,5 м, мощность двухвального ТЗА 23000 а.с., скорость 33 узла, дальность плавания 3100 миль (на 17 узлах). Вооружение: 3 105-мм, 4 20-мм, 2x3 533-мм ТА, 30 мин.

В строю «Ильтис», «Вольф», «Ягуар», «Лухе», «Меве», «Гриф», «Зееадлер», «Фальке», «Кондор».

Т-1 (1939-40 г) — И.

Водоизмещение стандартное 844 т, полное 1090 т, длина 84 м, осадка 2,9 м, мощность двухвального ТЗА 31000 л.с., скорость 35,5 узла, дальность плавания 2400 миль (на 19 узлах). Вооружение: 1 105-мм, 1 37-мм, 4x2 20-мм, 2x3 533-мм ТА (в 1944 году вместо одного ТА устанавливалось 2-4 — 37-мм и 12 — 20-мм автоматов), 30 мин. Всего было построено 12, один уже погиб («Т-6»), остальные — в строю.

Трофейные миноносцы

«Тигер » (б. норвежский «Тор»).

Водоизмещение стандартное 590 т, полное 710 т, скорость 30 узлов, дальность плавания 3500 миль (на 15 узлах). Вооружение: 1 105-мм, 1 37-мм, 2x2 — 20 мм, 1x2 533-мм ТА, 24 мины.

Как и все трофейные суда, летом 1940 года не может считаться полностью боеспособным.

Миноносцы времен Первой Мировой войны

Тип «138 » (1908-11 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 670-700 т, полное 770 т, длина наибольшая 75 м, осадка 3,2 м, мощность турбин 16000-18000 л.с., скорость 30-32 узла, дальность плавания 1900 миль (на 17 узлах). Вооружение: 1-2 105-мм, 2 20-мм, 1x3 450-мм ТА. Всего сохранилось 8.

Тип «1 » (1912-13 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 570 т, полное 700 т, длина наибольшая 74 м, осадка 3,2 м, мощность турбин 15000 л.с., скорость 30 узлов, дальность плавания 3500 миль (на 15 узлах). Вооружение: 1-2 — 88 мм орудия, 2x2 450-мм ТА, 18 мин. Всего сохранилось 5.

Тральщики — около 70

М-1 (1938 г.)- 30-40 штук (на начало войны — 17).

Водоизмещение стандартное 717 т, полное 874 т, длина 68 м, осадка 2,6 м. Мощность двухзальной паровой машины 3200 л.с., скорость 18 узлов, дальность плавания 5000 миль (на 10 узлах). Вооружение: 2 105-мм, 2 37-мм, 6 20-мм, 30 мин.

Старые — 32 (из 38 больших и 8 малых, оставленых после Первой мировой войны).

Большие типов М-45 и М-97 (1916-18 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 500-525 т, полное 540-580 т, длина 59 м, осадка 2,3 м. Мощность двухзальной паровой машины 1850 л.с., скорость 16 узлов, дальность плавания 2000 миль(на 6 узлах). Вооружение: 1 или 2 — 105-мм орудия, 3 — 20-мм автомата, 30 мин.

Малые типа FM-1 (1918 год постройки).

Водоизмещение стандартное 170 т, полное 193 т, длина 59 м, осадка 2,3 м. Мощность паровой машины 600 л.с., скорость 14 узлов. Вооружение: 1 — 88-мм или 75-мм орудие.

Трофейные — 2 голландских (затоплены 15 мая,-но впоследствии подняты. Когда — не указано).

Сторожевые корабли — 10

Тип F (1935-37 гг) — 10.

Водоизмещение стандартное 712-740 т, полное 833-860 т, длина 76 м, осадка 3,2 м, мощность двухвального ТЗА 14000 л.с., скорость 28 узлов, дальность плавания 1500 миль (на 19 узлах). Вооружение: 2 105-мм, 2x2 37-мм, 4 20-мм, 30 мин

Катерные тральщики — 40

R-1 (60 т, 26x1,2 м, 17 узлов, 800 миль, 1-2 20 мм, 10 мин) — 16.

R-17 (115 т, 37x1,3 м, 21 узел, до 1000 миль, 2 20 мм, 12 мин) — 8.

R-25 (110 т, 35,4x1,4 м, 21 узел, до 1000 миль, 2-6 20 мм).

Торпедные катера — 30

К началу войны. — 17 + 14, на август 1940 — около 30 (два, S-32 и S-23, погибли в июне-августе).

1-я флотилия (к-л Курт Штурм): к началу войны S-18 — S-23.

2-я флотилия (корветтен-капитан Рудольф Петерсен): к началу войны S-10 — S-17.

3-я флотилия (к-л Кемнаде, сформирована 15 мая 1940 года): S-10 — S-13. Составлена из бывших учебных кораблей и в боевых действиях участия не принимала.

До начала августа 1940 года в строй вступило от 14 до 16 катеров — с S-24 по S-35, а также S-54 и S-1 (бывший болгарский) и, возможно, S-36 и S-37. В боевых действиях участвовали 20-26 катеров (достоверно — от S-18 до S-35, а кроме того S-1 и S-54).

S-18  — S-29 Водоизмещение 92,5/112 т, длина 35 м, осадка 1,7 м, мощность 6000 л.с., скорость 39 узлов, дальность хода 700 миль (на 35 узлах). Вооружение: 1-2 20-мм пушки, 2 ТА (4 торпеды). Всего было построено 96 катеров этого типа.

S-30  — S-37 (и S-54) Водоизмещение 79/100 т, длина 33 м, осадка 1,5 м, мощность 4000 л.с., скорость 36 узлов, дальность хода 800 миль (на 30 узлах). Вооружение: 1-2 20-мм пушки, 2 ТА (4 торпеды). Всего было построено 16 катеров этого типа.

Минные заградители — не менее 7

(Переделаны из балтийских грузопассажирских и железнодорожных паромов).

«Бремзе » (1435 т). До войны — учебно-артиллерийский корабль.

«Кобра » — ?

«Роланд » — ?

«Танненберг » (1935 г, 5504 брт, 20 узлов, 3 150-мм, 4 37-мм, 6 20-мм, 460 мин).

«Кенигин Луизе » (1934 г, 2390 брт, 16 узлов, 2-88 мм, 240 мин), «Ганзештадт Данциг» (1926 г., 2500 брт, 16 узлов, 2-88 мм, 4 37-мм, 6 20-мм, 360 мин).

«Пройссен » (то же).

«Дейчланд » (1914 г, 2972 т, 16 узлов — минзаг времен Первой Мировой войны; по одним источникам являлся ж/д паромом, по другим находился в составе флота.)

[Кроме того, еще один «Пройссен» (однотипный с «Дойчлан-дом») якобы числился в составе ВМФ до 1945 г].

[Возможно — «Рюген» (1914 г, 2170 т, 16 узлов)].

Плавучие базы

«Адольф Людериц » (база тральщиков специальной постройки, вступила в строй 11.06.1940).

Водоизмещение полное 3600 т, длина 133 м, осадка 5 м, мощность дизелей 2x6200 л.с, скорость 20,5 узла, дальность плавания 9000 миль (на 15 узлах). Вооружение: 2x2 105-мм (универсальные), 1 40-мм, 1x2 37-мм и 3x4 20-мм зенитных автоматов (на конец войны). Впоследствии было построено еще несколько таких кораблей.

«Вейхзель » (база подводных лодок, б. пароход «Зира», построен в 1923 г., переоборудован в 1936 г.).

Полное водоизмещение 5200 т (2465 брт), длина 107 м, осадка 5,25 м, мощность паровой машины 2000 л.с., скорость 12 узлов. Вооружение: 4 37-мм и 4 20-мм зенитных автоматов.

Подводные лодки 62+24

Большие — 7 (+4 в августе-октябре).

Средние — 17 (+8 в сентябре-ноябре). .

Малые — 32 (+8 в августе-ноябре).

Трофейные — 6+4.

Десантные корабли

Всего в германском флоте существовали три типа десантных судов — десантный паром, десантная баржа и десантный лихтер. Наиболее массовым являлся паром типа «Зибель», представлявший собой катамаран, состоящий из двух стальных барж, соединенных деревянной платформой. Такая конструкция придавала сооружению очень высокую остойчивость, минимальную осадку и достаточную мореходность даже при ограниченном водоизмещении в 140 тонн. Как и все остальные десантные корабли, он развивал максимальную скорость 10 узлов. Но самое главное — паром был разборным, его секции легко перебрасывались по железной дороге на любой ТВД. Эти корабли можно было использовать в качестве транспортных, десантных, артиллерийских, а также плавучих зенитных батарей. Транспортно-десантный вариант вооружался одной 88-мм или двумя 75-мм пушками и спаренным 20-мм автоматом, он мог брать на борт до 200 солдат. Артиллерийские паромы несли три 88-мм орудиями и четыре спаренных 20-мм автомата. Производство «Зибелей» развернулось летом 1940 года.

Немецкие плоскодонные десантные баржи были начаты постройкой только в 1941 году.

2.2.2. Военно-морские силы Великобритании

К моменту окончания Первой Мировой войны тоннаж флота Его Величества составлял 3250000 тонн, что в первом приближении соответствовало «мультидержавному стандарту», то есть равнялось суммарному водоизмещению военных флотов всех остальных стран, вместе взятых. В состав Королевского флота входило 42 дредноута и линейных крейсера, 28 броненосцев-додредноутов, 4 авианосца, 120 крейсеров, 527 эсминцев и 147 подводных лодок. Более 1000 кораблей всех классов находились на стапелях.

Уже первый послевоенный план Адмиралтейства (июнь 1919 г., С. Фримантл) предусматривал сокращение флота почти вдвое: ликвидировались старые броненосцы, половина крейсеров и 172 эсминца. Но в связи с тяжелым экономическим положением страны Д. Битти пошел значительно дальше: до конца 1919 года было отправлено на слом 38 линейных кораблей, 89 крейсеров, около 200 эсминцев и миноносцев.

До конца 1920 года в строй вступил только один корабль, спроектированный с учетом опыта войны,- линейный крейсер «Худ». Предполагалось, что он станет головным кораблем новой серии, но строительство трех остальных ЛКР было прекращено.

Ослабление экономической мощи Англии (или, скорее, ее политической воли) было подтверждено «Договором пяти держав», заключенном в Вашингтоне 7 февраля 1922 года. Вашингтонское соглашение ограничивало тоннаж линейных сил США и Великобритании цифрой 525000 тонн, причем водоизмещение каждого корабля не должно было превышать 35000 тонн. Договор не предусматривал немедленного разоружения линкоров, 1гревы-шающих установленные лимиты, но резко ограничивал возможности их замены.

После Вашингтонской конференции флот Великобритании сократился на 20 линейных кораблей (дредноутов), строительство четырех новых линкоров было прекращено.

К началу 1922 года англичане не имели ни одного современного корабля, вооруженного 406-мм артиллерией, в то время как американский флот насчитывал три, а японский два таких линкора. В этих условиях Д. Бальфур «пробил» в Вашигтоне компромиссное решение, разрешающее Великобритании построить два новых корабля с учетом опыта Ютландского сражения. Так в составе флота Его Величества появились «Нельсон» и «Родни».

Оценка этого проекта крайне противоречива. С одной стороны, корабли получились очень хорошо вооруженными и прекрасно бронированными. Однако, даже их проектная скорость (23 узла) «не смотрелась» на уровне требований середины двадцатых годов. Реально же, ни «Нельсон», ни «Родни» никогда, если не считать ходовых испытаний, не давали больше 20 узлов, а к началу войны — и того меньше (главным образом, вследствие повреждений корпуса в носовой части, которая оказалась конструктивно слабой). При такой скорости «погонное» расположение башен: все три в носу- воспринималось, как самоирония.

Вашингтонские соглашения привели к эпидемии модернизаций: конструкторы прилагали все силы к тому, чтобы поддерживать на приемлемом уровне боеспособность стареющих кораблей. Стоимость модернизационных работ составляла до трети исходной строительной стоимости.

В 1937 году, то есть уже после закладки «Бисмарка» Великобритания начала постройку последней предвоенной серии линейных кораблей — «Кинг Джордж V». Хотя к этому времени Вашингтонские соглашения уже были денонсированы Японией и не соблюдались рядом других стран (прежде всего, США), англичане попытались «соблюсти приличия», в результате чего изготовили весьма странные корабли. Водоизмещение их в первом приближении отвечало устаревшему «договорному» стандарту. Линкоры были вооружены десятью 356-мм орудиями (в свое время на одной из «морских конференций» выдвигался проект ограничения главного калибра линкоров четырнадцатью дюймами, но сторонников он не нашел), размещенными в трех башнях по схеме 2x4+1x2. Как и предполагалось, четырехорудийные установки оказались ненадежными.

К началу войны не вступил в строй ни один из английских кораблей новой постройки (почти одновременно с линкорами «Кинг Джорж V» были заложены четыре авианосца типа «Индомитебл» и прекрасные легкие крейсера серий «Фиджи» и «Дидона»). В результате Великобритания вынуждена была сражаться, имея в своем распоряжении большой, но в значительной степени устаревший флот.

Относительная слабость военно-морских сил Великобритании была одним из факторов, побудивших Гитлера начать Вторую Мировую войну. Фюрер полагал, что Англия останется нейтральной, поскольку видел, что английский флот не в состоянии одновременно решить все четыре жизненно важные для империи задачи:

1) безусловное преобладание над немецким флотом в Северном море, морская блокада Германии;

2) удержание в своих руках Средиземного моря вне зависимости от позиции, занятой Францией и Италией;

3) охрана морских коммуникаций (прежде всего на Северной Атлантике);

4) охрана интересов империи в Индии и на Дальнем Востоке.

По сути, Гитлер был прав: в текущей Реальности корабли Его Величества смогли справиться лишь с первыми двумя задачами, что предопределило распад Британской империи.

Летом 1940 года, впрочем, Англия опасалась худшего. На первое место в списке приоритетов вышло предотвращение вторжения вражеских войск непосредственно на Британские острова, считавшееся невозможным со дня Трафальгара. Вермахту и «Кригсмарине» противостоял Королевский флот в следующем составе:

Линейные корабли 11 (+4 в постройке)

Тип «Куин Элизабет » (1915-16 )- 5

Куин Элизабет »Уорспайт »Вэлиант »,«Бархэм »,«Малайя ».)

Водоизмещение стандартное 27500 т, полное 33000 т, длина наибольшая 196,8 м, осадка 10 м. Мощность четырех ТЗА 56000 л.с., скорость 23 узла, дальность плавания 5000 миль (на 10 узлах). Бронирование: пояс до 330 мм, палубы до 50 мм, башни до 330 мм, барбет 254 мм, казематы 152 мм. Вооружение: 8 381-мм, 14 152-мм, 2 76-мм и 4 47-мм орудия (на 1918 год).

Летом 1940 года «Уорспайт» и «Малайя» находятся в Метрополии, остальные корабли — на Средиземном море.

Тип «Ривендж » (1916-17 ) — 4

Ривендж »Ройял Соверен »,«Рэмиллес » и «Резольюшн ».«Ройял Оук » потоплен 14 .10 .39 ).

Водоизмещение стандартное 28500 т, полное 33500 т, длина наибольшая 190 м, осадка Им. Мощность четырех ТЗА 40000 л.с., скорость 20,5 узлов, дальность плавания 5100 миль (на 10 узлах). Бронирование: пояс до 330 мм, траверзы 102-152 мм, палубы 32-102 мм, башни до 330 мм, барбет 254 мм, казематы 152 мм. Вооружение: 8 381-мм, 8 152-мм, 8 102-мм универсальных орудий, 24 40-мм автоматов, 16x2 и 16x1 20-мм автоматов (на 1944 год). Экипаж 1230 человек.

К началу войны безоговорочно устарели (в отличие от линкоров типа «Куин Элизабет», которые по справедливости заслужили славу лучших английских линейных кораблей обеих, мировых войн). Скорость ограничена 17-18 узлами, корпус нуждается в срочном ремонте. Летом 1940 года «Ремиллес» и «Ривендж» заняты эскортной службой на Северной Атлантике, «Рэмиллес» и «Ройял Соверен» входят в состав флота метрополии, дожидаются ремонта. .

Тип «Родни » (1927 ) — 2

Нельсон » и «Родни »).

Водоизмещение стандартное 33300 т, полное 38400 т, длина наибольшая 216,5 м, осадка 9,7 м. Мощность двух ТЗА 45000 л.с., скорость 23 узла, дальность плавания 7000 миль (на 16 узлах). Бронирование: пояс до 356 мм, траверзы 305-254 мм, палубы до 159 мм, башни до 406 мм, барбет 381. Вооружение: 9 381-мм, 12 1 52-мм, 6 120-мм универсальных орудий, 8 счетверенных 40-мм автоматов («Пом-пом»).

«Нельсон» в декабре 1939 года получил тяжелое повреждение от взрыва магнитной мины, до августа 1940 года на ремонте, сопровождающимся частичным перевооружением.

«Родней» попал в шторм осенью 1939 года и получил повреждение рулевого устройства, сопровождающееся ослаблением корпуса. Летом 1940 года — флагман флота Метрополии, базируется на Розайт. Ограниченно боеспособен, ввиду скорости, отвечающей «вашингтонскому» стандарту учебного корабля и фильтрации воды в носовой части корпуса.

Типа «Кинг Джордж ; V » — 4 в постройке

(Из них «Кинг Джордж V» будет введен в строй в декабре 1940 года, а «Принц Уэльский» — в марте 1941).

Водоизмещение стандартное 36730 т, полное 44800 т, длина наибольшая 227 м, осадка 10 м. Мощность четырех ТЗА 130000 л.с., скорость 28-30 узлов, дальность плавания 6100 миль (на 13 узлах). Бронирование: пояс до 381 мм, траверзы до 305 мм, палубы до 152 мм, башни до 324 мм, барбет 330 мм. Вооружение: 10 356-мм, 16 133-мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 8x4 40-мм автоматов. Экипаж до 1900 человек.

Сугубо теоретически, «Кинг Джорж V» может выйти в море. Однако, его башни не были вполне «доведены» даже в мае 1941 года.

Линейные крейсера — 3

Худ (1920 ).

Водоизмещение стандартное 41000 т, полное 46700 т, длина наибольшая 259 м, осадка 9,8 м. Мощность четырех ТЗА 144000 л.с., скорость до 32 узлов, дальность плавания 7500 миль (на 14 узлах). Бронирование: пояс 127-305 мм, траверзы 127 мм, палубы 108 мм (над погребами 159 мм), скосы 51 мм, башни до 381 мм, барбет 280 мм. Вооружение: 8 381-мм, 12 140-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудий, 3x8 40-мм автомата, 2x3 ТА. Экипаж 1400 человек.

Тип «Рипалс (1917 ) — 2

Рипалс » и «Ринаун »).

. Водоизмещение стандартное 28000, полное 33000 т, длина наибольшая 196,8 м, осадка 10 м. Мощность четырех ТЗА 112000 л.с., скорость 30 узлов, дальность плавания 5000 миль (на 10 узлах). Бронирование: пояс до 152 мм, палубы до 75 мм, башни до 280 мм, барбет 178 мм, рубка 254 мм. Вооружение: 6 381-мм, 17 102-мм, 2 76-мм и 4 47-мм орудия (на 1918 год).

Довольно неудачные корабли «военного времени» (слабость артиллерийского вооружения объясняется нехваткой стволов 381-мм калибра и невероятной спешкой при постройке). Боеспособны, на начало лета — оба в Метрополии.

Кроме того, бывший линейный корабль «Центурион» (1913 год постройки, до войны радиоуправляемая мишень) переоборудуется в зенитную плавбатарею. Мальта.

Авианосцы — 6 (+4)

Следует иметь в виду, что в 1940 году все английские авианосцы небоеспособны, поскольку их авиационное вооружение (истребитель «фулмар», торпедоносец «сордфиш») не отвечало реальным условиям войны.

«Аргус » (Переоборудован в 1918 году, с 1938 года — учебный, после 1939 года эскортный).

Водоизмещение стандартное 14540 т, полное 16700 т, длина наибольшая 172 м, осадка 6,9 м. Мощность двух ТЗА 20000 л.с., скорость 20 узлов, дальность плавания 4000 миль. Вооружение 6 102-мм универсальных орудий, 20 самолетов. Экипаж 400 человек.

Устарел и может использоваться только для конвойной службы.

«Гермес » (1924 )

Водоизмещение стандартное 11020 т, полное 13200 т, длина наибольшая 183 м, осадка 6,5 м. Мощность двух ТЗА 40000 л.с., скорость 25 узлов, дальность плавания 4000 миль (на 15 узлах). Бронирование: борт 38-76 мм, палуба 25 мм. Вооружение (на 1940 год): 6 140-мм орудий, 3 102-мм универсальных орудия, 2x4 12,7-мм пулемета, 20 самолетов. Экипаж 664 человека.

Устарел и может использоваться только для конвойной службы.

«Фьюриес » (1917 ) Перестроен из линейно-легкого крейсера.

(близкие по типу «Корейджес и «Глориес» потоплены 7.09.39 и 8.06.40).

Водоизмещение стандартное 23130 т, полное 26800 т, длина наибольшая 240 м, осадка 7,3 м. Мощность четырех ТЗА 90000 л.с., скорость 30 узлов, дальность плавания 3200 миль (на 20 узлах). Бронирование: борт 76 мм, палуба до 76 мм. Вооружение (на 1940 год): 12 102 мм универсальных орудий (в двухорудийных башнях), 2x8 40 мм автомата («Пом-Пом»)до 34 самолетов. Экипаж 1200 человек.

На начало лета — флот метрополии.

«Игл » (переоборудован в 1924 году из линейного корабля).

Водоизмещение стандартное 22200 т, полное 27230 т, длина наибольшая 208 м, осадка 8,3 м. Мощность четырех ТЗА 55000 л.с., скорость 24 узла, дальность плавания 4000 миль (на 18 узлах). Бронирование; борт до 178 мм, броневая палуба до 102 мм. Вооружение: 9 152-мм орудий, 4 102 мм универсальных орудий, 8 40-мм автоматов, до 24 самолетов. Экипаж 950 человек.

На начало лета — флот метрополии.

«Арк Ройял » (1938 )

Водоизмещение стандартное 22350, полное 28140 т, длина наибольшая 243 м, осадка 8,5 м, Мощность трех ТЗА 102000 л.с., скорость 31 узел, дальность плавания 7600 миль (на 20 узлах). Бронирование: борт 76-114 мм, палуба 76 мм. Вооружение: 16 114-мм универсальных орудий, 6x8 40-мм автоматов («Пом-Пом»), до 72 самолетов. Экипаж 1600 человек.

Типа «Илластриес » (1940-41 ) — 1 +2

(«Илластриес» вошел в строй 21.05.1940. «Формидебл», «Викториес» и близкий по характеристикам «Индомитебл» будут готовы соответственно в ноябре 1940 года, в мае 1941, в октябре 1941 года).

С учетом времени, необходимого авианосцу на подготовку авиагруппы, к началу лета не может считаться вполне боеспособным даже «Илластриес».

Тяжелые крейсера — 15

Типа «Хоукинс » (1919-25 ) — 2

(«Хоукинс», «Фробишер», однотипный «Эффингем» погиб 21 мая 1940 года).

Водоизмещение стандартное 10000. т, полное 13000 т, длина наибольшая 184 м, осадка 5,25 м. Мощность четырех ТЗА до 65000 л.с., скорость 30,5 узлов, дальность плавания 5400 миль (на 14 узлах). Бронирование: борт 37-76 мм, палуба 25-37 мм (над погребами — до 62 мм). Вооружение: 7 190-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия, два 40-мм автомата, 2x3 533-мм ТА. Экипаж 690 человек.

Безнадежно устарели, могут использоваться только для конвойной службы.

Типа «Кент » (1927-28 ) — 5

(«Бервик», «Кумберленд», «Кент», «Саффолк», «Корнуэлл»; к этому типу также относятся «австралийские» «Австралия» и «Канберра» ).

Водоизмещение стандартное 11000 т, полное 15140 т, длина наибольшая 192 м, осадка 6,2 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 31,5 узла, дальность плавания 9350 миль (на 12 узлах). Бронирование: борт, палуба и башни 25 мм (погреба до 114 мм). Вооружение: 8 203-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия, 4 40-мм автомата, 2x4 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 784 человека.

Типа «Лондон » (1929 ) — 6

(«Шропшир», «Дорсетшир», «Сассекс», «Лондон», «Девоншир», «Норфолк», вместе с двумя предыдущими часто именуются типом «Каунти», образуя «стандарт де факто» «вашингтонского тяжелого крейсера»).

Водоизмещение стандартное 10000 т, полное 13500 т, длина наибольшая 193 м, осадка 6,3 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания 9100 миль (на 12 узлах). Бронирование: борт, палуба и башни 25 мм (погреба до 114 мм). Вооружение: 8 203-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия, 4 40-мм автомата, 2x4 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 784 человека. («Норфолк» и «Дорсетшир» имели увеличенное до 14600 т полное водоизмещение и дальность хода 12500 миль).

Тип «Йорк» (1930-31) — 2

«Эксетер » и «Йорк ».

Водоизмещение стандартное 8500 т, полное 10600 т, длина наибольшая 175 м, осадка 6,2 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания 10000 миль (на 14 узлах). Бронирование: борт (в районе машинных отделений) 76 мм, палуба в районе машинных отделений 37 мм, башни 25 мм, погреба до 114 мм. Вооружение: 6 203-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия, 4 40-мм автомата, 2x3 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 628 человек.

Легкие крейсера — 38

Типа «Каледон » («С», 1917-22) — 11

(еще два погибли в мае-июне 1940 года).

Водоизмещение стандартное 4200-4370 т, полное 5000-5300 т, длина наибольшая 147 м, осадка 4,7 м. Мощность двух ТЗА 40000 л.с., скорость 29 узлов, дальность плавания 5900 миль (на 10 узлах). Бронирование: борт 57-76 мм (в районе погребов и машинных отделений), палуба 25 мм, рубка 76 мм. Вооружение: 6 152-мм орудий, 2 76-мм зенитных орудия, два 40-мм автомата, 4x3 533-мм ТА.

Типа «Даная » («D», 1918) -. 3

Водоизмещение стандартное 4970 т, полное 5870 т, длина наибольшая 144 м, осадка 5 м. Мощность двух ТЗА 40000 л.с., скорость 29 узлов, дальность плавания 5900 миль (на 10 узлах). Бронирование: борт 57-76 мм (в районе погребов и машинных отделений), палуба 25 мм, рубка до 152 мм. Вооружение: 5 152-мм орудий, 2 76 мм зенитных орудия, два 40-мм автомата, 4x2 533-мм ТА. Экипаж 334 человека.

Типа «Эмеральд » («Е», 1926) — 2

Водоизмещение стандартное 7700 т, полное 9600 т, длина наибольшая 174 м, осадка 5 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 33 узла, дальность плавания 8000 миль (на 15 узлах). Бронирование: борт до 76 мм, палуба 25 мм. Вооружение: 7 152-мм орудий, 3 102-мм универсальных орудия, два 40-мм автомата, 4x3 533-мм ТА, катапульта и два самолета. Экипаж 690 человек.

Тип «Линдер » (1933-35) -5

Водоизмещение стандартное 7100-7400 т, полное 9140-9430 т, длина наибольшая 169 м, осадка 5,8 м. Мощность четырех ТЗА 72000 л.с., скорость 32,5 узла, дальность плавания 5700 миль (на 13 узлах). Бронирование: борт в районе машинных отделений 76 (у погребов 89 мм), палуба и башни 25 мм (над погребами 51 мм). Вооружение: 8 152-мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия, 12 12,7-мм пулеметов, 2x4 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 570 человек.

Тип «Аретьюза » (1935-37) — 4

Водоизмещение стандартное 5300 т, полное 6700-6800 т, дли на наибольшая 154 м, осадка 5 м. Мощность четырех ТЗА 64000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания 5300 миль (на 13 узлах). Бронирование: борт 57-76 (машинные отделения и погреба), палуба и башни 25 мм (над погребами 51 мм). Вооружение: 6 152- мм орудий, 4 102-мм универсальных орудия -(на «Ауроре» и «Пенелопе» 4x2), 2x3 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 500 человек. ,

Тип «Саутгемптон » (1937-39) — 8

Водоизмещение стандартное 10700 т, полное 13400 т, длина наибольшая 180 м, осадка 6,2 м. Мощность четырех ТЗА 75000-82000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания до 7800 миль (на 13 узлах). Бронирование: борт 114 мм, палуба 32-51 мм, башни 25-51 мм. Вооружение: 12 152-мм орудий, 8 102-мм универсальных орудий, два счетверенных 40-мм автомата, 2x3 533-мм ТА, катапульта, три самолета. Экипаж 750 человек.

Тип «Эдинбург » (1939) — 2

Водоизмещение стандартное 9250-9550 т, полное 11530-11840 т, длина наибольшая 187 м, осадка 6,5 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 32,5 узла, дальность плавания 8000 миль (на 14 узлах). Бронирование: борт 114 мм, палуба 51-76 мм (над погребами и машинами), башни 51-102 мм. Вооружение: 12 152-мм орудий, 12 102-мм универсальных орудий, два счетверенных 40-мм автомата, 2x4 12,7-мм, 2x3 533-мм ТА, катапульта, три самолета. Экипаж 780 человек.

Тип «Дидо » (1940-42) — 2

(еще 2 будут готовы в сентябре 1940 года и семь — с лета 1941 года).

Водоизмещение стандартное 5700 т, полное 6960 т, длина наибольшая 156 м, осадка 5,1 м. Мощность четырех ТЗА 62000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания 4850 миль (на 11 узлах). Бронирование: борт 76 мм, палуба над машинами и погребами 25-51 мм. Вооружение: 10 133-мм универсальных орудий, два счетверенных 40-мм автомата, 2x3 533-мм ТА, катапульта, три самолета. Экипаж 750 человек.

Тип «Фуджи » (1940-42) — 1

(еще 2 будут готовы в сентябре 1940 года и 2 в 1941 году).

Водоизмещение стандартное 8670 т, полное 10620 т, длина наибольшая 169 м, осадка 6 м. Мощность четырех ТЗА 80000 л.с., скорость 32 узла, дальность плавания 6500 миль (на 13 узлах). Бронирование: борт 82-89 мм, палуба 51 мм, башни 25-51 мм. Вооружение: 12 152-мм орудий, 8 102-мм универсальных орудий, два счетверенных 40-мм автомата, 2x3 533-мм ТА, катапульта, три самолета. Экипаж 733 человека.

Кроме того, 6 крейсеров числилось во флоте Австралии:

«Аделаида » (1922)

(Принадлежала к старому типу «Бирмингем», строилась специально для австралийского флота).

Водоизмещение стандартное 5640 т, полное 6260 т, длина наибольшая 141 м, осадка 4,9 м. Мощность двух ТЗА 23500 л.с., скорость 24 узла. Бронирование: борт 76 мм, палуба 37 мм. Вооружение: 8 152-мм орудий, 3 102-мм универсальных орудия. Экипаж 470 человек.

Тип «Лондон » («Каунти», 1928) — 2 («Австралия» и «Канберра»)

Тип «Сидней » (1935-36) — 3

(другое название — «Модифицированный Линдер»).

Водоизмещение стандартное 6940 т, полное 9000 т, длина наибольшая 171 м, осадка 5,6 м. Мощность четырех ТЗА 72000 л.с., скорость 32,5 узла, дальность плавания 7200 миль (на 12 узлах). Бронирование: борт 25-76 мм (погреба до 89 мм), палуба и башни 25 мм (над погребами 51 мм). Вооружение: 8 152-мм орудий, 8 102-мм универсальных орудия (в двухорудийных башнях), 12 12,7-мм пулеметов, 2x4 533-мм ТА, катапульта и один самолет. Экипаж 570 человек.

Мониторы

Типа «Эребус » (1916) — 2

(«Эребус» и «Террор»).

Водоизмещение стандартное 8000 т, полное 8500 т, длина 123 м, осадка 3,6 м. Мощность двух паровых машин 6000 л.с., скорость 12 узлов. Бронирование: пояс до 100 мм, башня до 330 мм, барбет 203 мм, палуба до 100 мм. Вооружение: 2 381-мм орудия, 2 152-мм орудия, 3 76-мм орудия (на 1918 год).

Типа «Маршал Ней » (1915) — 2

(«Маршал Ней» и «Маршал Сульт»).

Водоизмещение полное 6900 т, длина 108,4 м, осадка 3,2 м. Мощность двух дизелей 1500 л.с., скорость 6 узлов. Бронирование: пояс до 100 мм, башня до 330 мм, барбет 203 мм, палуба до 100 мм. Вооружение: 2 381-мм орудия, 2 152-мм орудия, 2 76-мм и одно 47-мм орудие (на 1918 год).

В конкретных условиях боев за узкий плацдарм, эти четыре корабля были бы очень полезны, несмотря на малую скорость и отсутствие зенитного вооружения.

Эскадренные миноносцы

На сентябрь 1939 года Британия имела 191 эсминец.

Старых (постройки Первой Мировой войны) — 78 (6 лидеров типа «Скотт», 3 лидера «Шекспир», 57 серии V/W и 12 серии R/S).

«Межвоенных серий » (от А до I ) — 81 (включая 2 «внесерийных» и семь кораблей серии С, построенных для Канады).

В 1938 году вступило в строй 16 эсминцев типа «Трайбл » (две серии), а в 1939 г. — серии № и К. Всего кораблей новых типов — 32.

Тактико-технические характеристики британских эсминцев 1939-41 годов

Тип S /R (1917-18 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1075 т, полное 1175 т, длина 84 м, осадка 2,7 м. Мощность двухвального ТЗА 27000 л.с., скорость 32-35 узлов, дальность хода до 3000 миль на 15 узлах. Вооружение: 3 102-мм орудия, 1 40-мм зенитное орудие, 2x2 ТА 533 мм.

Тип V /W (1917-1919 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1325 т (у более ранних 1100 т), полное до 1500 т, длина 95м, осадка 3,2 м. Мощность двухвального ТЗА 27000 л.с., скорость 31-34 узла, дальность хода до 3500 миль на 15 узлах. Вооружение: 4 102 мм орудия, 1 76 или 2 40 мм зенитных орудий, 2x3 ТА 533 мм, 60 мин заграждения.

Тип «Скотт » (1918-1919 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1580 т, полное 2050 т, длина 101 м, осадка 3,8 м. Мощность двухвального ТЗА 40000 л.с., скорость 36 узлов (при полной нагрузке — 32 узла), дальность хода до 4800 миль на 15 узлах. Вооружение: 5 102 мм орудия, 1 76 мм зенитное орудие, 2 40 мм зенитных автомата, 2x3 ТА 533 мм.

Тип «Шекспир » (1918-1920 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1550 т, полное 2010 т, длина 100 м, осадка 3,8 м. Мощность двухпольного ТЗА 40000 л.с., скорость до 38 узлов (при полной нагрузке — 32 узла), дальность хода до 5000 миль на 15 узлах. Вооружение: 5 102-мм орудия, 1 76-мм зенитное орудие, 2 40-мм зенитных автомата, 2x3 ТА 533 мм.

Тип «Амазон » (2 экспериментальных серии А, 1927 год).

Водоизмещение стандартное 1200 и 1350 т, полное 1600 и 1800 т, длина 98 м, осадка до 3,4 м. Мощность двухвального ТЗА 42000 л.с., скорость до 37 узлов (при полной нагрузке — 32 узла), дальность хода 3400 миль на 15 узлах. Вооружение: 4 120-мм орудия, 2 40-мм зенитных автомата, 2x4 ТА 533 мм, два бомбомета и один бомбосбрасыватель, 20 глубинных бомб.

Серии I-G (1930-1936 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1350-1400 т, полное 1800-1900 т, длина 97 м, осадка 3,8 м. Мощность двухвального ТЗА 34000-36000 л.с., скорость до 36 узлов (при полной нагрузке — 31-32 узла), дальность хода до 5000 миль на 15 узлах. Вооружение: 4-120 мм орудия, 2 40-мм зенитных автомата, 2x4 ТА 533 мм, два бомбомета и один бомбосбрасыватель, 20 глубинных бомб. Лидеры флотилий (каждый девятый) имели увеличенное на 50-100 т водоизмещение и дополнительное 120-мм орудие.

Серии Н и I (1937-1942 годы постройки).

Водоизмещение стандартное 1340-1370 т, полное до 1880 т, длина 98 м, осадка 3,8 м. Мощность двухвального ТЗА 34000 л.с., скорость до 35 узлов (при полной нагрузке — 31,5 узла), дальность хода до 5000 миль на 15 узлах. Вооружение: 4 120 мм орудия, 2-40 мм зенитных автомата, 2x4 ТА 533 мм (на 8 эсминцах серии I — 2x5 ТА), два бомбомета и один бомбосбрасыватель, 20 глубинных бомб. Уже после начала войны оборудованы для несения 60 мин заграждения. Лидеры флотилий (два) имели увеличенное на 100 т водоизмещение и дополнительное 120-мм орудие.

Серии № и К (1939 год).

Водоизмещение стандартное 1700 т, длина 106 м, осадка 3 м. Мощность двухвального ТЗА 40000 л.с. скорость до 36 узлов, дальность хода до 5500 миль на 16 узлах. Вооружение: 6-120 мм орудий (в двухорудийных башнях), 4 40-мм зенитных автомата, 2x5 ТА 533 мм, два бомбомета и один бомбосбрасыватель, 20 глубинных бомб.

Тип «Трайбл » (1938 год).

Водоизмещение стандартное 1870 т, полное 2400-2570 т, длина 108 м, осадка 3,8 м. Мощность двухвального ТЗА 44000 л.с., скорость до 36,5 узлов, дальность хода до 5000 миль на 15 узлах. Вооружение: 8-120 мм орудий в двухорудийных башнях, 1x4 40-мм зенитный автомат, 1x4 ТА 533 мм, один бомбомет.

Тип «Лайтнинг » (серии L, М и N, 1940-41 годы).

Водоизмещение стандартное 1920 т, полное 2880 т, длина 108 м, осадка 3 м. Мощность двухвального ТЗА 48000 л.с., скорость до 36,5 узлов, дальность хода 6000 миль на 16 узлах. Вооружение: 6-120 мм орудий в двухорудийных башнях, 4 40-мм зенитный автомат, 2x4 ТА 533 мм, один бомбомет.

В марте 1939 года заложена крупная серия эсминцев типа «Хант» и начата модернизация старых эсминцев (V/W). Однако из-за недооценки опасности крупной морской войны в дополнение к ним по мобилизационной программе (сентябрь-октябрь 1939 года) было заложено лишь 16 новых эсминцев. Кроме того, осенью в Англию осенью пришло 2 польских эсминца.

К августу 1940 года погибло 30 британских (в это число входит и польский «Перун», действующий в составе британского флота) и еще около десятка были тяжело повреждены (с ремонтом до октября-декабря). За этот же период введены в строй 6 кораблей типа Н (строившихся для других стран), а до конца 1940 года — 8 эсминцев типа L («Лайтнинг). Кроме того, в самом конце 1940 года 50 эсминцев поступили из США.

Все британские эскадренные миноносцы были сведены в шестнадцать (позднее восемнадцать) флотилий. Из них девять флотилий были укомплектованы кораблями моложе 8 лет (начиная с серии D) — 4 из них к началу войны находились в метрополии, 4 — в Средиземном море и одна на Дальнем Востоке, к началу 1940 года все они были стянуты в метрополию. Силы метрополии, помимо флота метрополии, включали также силы военно-морских округов и «Командование Западных подходов», задачей которого была охрана коммуникаций в пределах 200-мильной зоны к западу от берегов Англии.

К началу августа 1940 года флот Соединенного королевства насчитывал 174 эскадренных миноносца, из которых в Англии и окружающих ее водах находилось 144 эсминца. Кроме того, 7 эсминцев находились в Гибралтаре, 16 — на Средиземном море и 11 состояло во флотах доминионов. В июле 1940 года после гибели четырех кораблей от ударов немецкой авиации британские эсминцы были выведены из Канала и сосредоточены на Ширнесс и Харидж.

Распределение британских эсминцев по флотилиям (на 3 сентября 1939 года)

1-я (9 серии G): Средиземное море (Александрия), с осени 1939 года — Северное море.

2-я (9 серии Н): 1-й дивизион на Средиземном море (Александрия), второй — в Южной Атлантике (Фритаун). С осени -

1939 года — Атлантика, апрель 1940 года — Норвегия. С мая

1940 г. — Средиземное море.

3-я: (9 серии I): Средиземное море (Александрия), с осени 1939 года — Командование Западных подходов.

4-я (8 серии «Трайбл»): Средиземное море (Александрия), с осени 1939 года — Северное море. С октября 1940 года оперировала в норвежских водах.

[5-я] (эсминцы типа]): Сформирована летом 1940 года (очевидно, из кораблей 7-й флотилии). С сентября базировалась на порты западной части Ла-Манша.

6-я (8 серии «Трайбл»): флот метрополии, Скапа-Флоу.

7-я (7 серии № и 1 серии К): флот метрополии, Хамбер.

8-я (9 серии F): флот метрополии, Скапа-Флоу. С июля 1940 года — соединение «Н», Гибралтар.

11-я (9 серии V/W): Командование Западных подходов, Плимут.

12-я (9 серии Е): Командование Западных подходов, Портленд.

13-я (7 из них 5 серии V/W): Гибралтар. [14-я сводная] (8 или 10 эсминцев разных типов): Создана в мае 1940 года для Средиземного моря).

15-я (8 серии V/W): Англия, Розсайт + 3 отдельных корабля не в составе соединения.

16-я (7 серий А и V/W): Англия, Портсмут.

17-я (9 серии V/W): Командование Западных подходов, Плимут.

18-я (8 серий А и V/W): метрополия, силы Канала.

19-я (10, в т.ч. 9 серии В); Англия, Дувр.

21-я (9 серии D): Дальний Восток, с конца 1939 года — в метрополии. Разделена, использовалась для сопровождения крупных боевых кораблей.

Лидер эсминцев флота метрополии — легкий крейсер «Аурора», лидер эсминцев Средиземного моря — легкий крейсер «Галатея».

Вне флотилий — 31 эсминец, из них:

В метрополии — 25 старых эсминцев и два новых лидера (в ремонте и модернизации 11, учебных 12, в резерве 4).

В Гонконге находится 6 старых эсминцев (в основном серии S/T).

Кроме того, 6 эсминцев состоят во флоте Канады и 5 — Австралии.

Москитный флот Великобритании включал множество устаревших миноносцев, торпедные катера, вооруженные траулеры, вспомогательные крейсера и пр.

Примечания