Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Глава четвертая.

Развитие советского военно-промышленного комплекса в период Великой Отечественной войны. (1941–1945)

а) Проблемы организации производства военной продукции в начальный период Великой Отечественной войны

В результате поражений Красной Армии в летне-осенней кампании 1941 г. территория СССР была разделена на временно-оккупированные противником районы, прифронтовые районы и районы глубокого тыла. В районах, оккупированных немецко-фашистскими войсками к ноябрю 1941 г., до войны проживало 40% населения СССР, производилась значительная часть промышленной продукции, собиралось 38% валовой продукции зерна, было сосредоточено 41% протяженности железных дорог. Немалый урон понесла экономика прифронтовых районов, подвергшихся ожесточенным воздушным налетам врага. В основную экономическую базу обеспечения Красной Армии превращались районы глубокого тыла, и прежде всего восточные районы.

23 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о введении в действие утвержденный правительством 6 июня 1941 г. мобилизационный план по производству боеприпасов, в осуществлении которого, кроме 65 предприятий Наркомата боеприпасов, должны были принять участие около 600 «гражданских» заводов. Для наркоматов химической промышленности, общего машиностроения, среднего машиностроения, тяжелого машиностроения, черной и цветной металлургии введение в действие мобилизационного плана по боеприпасам явилось конкретным оперативным заданием по перестройке производства на условия военного времени.

16 августа 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) утвердили «Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии». Он был направлен на то, чтобы в максимально сжатые сроки развернуть в восточных районах страны основную военно-промышленную базу: организовать массовое производство танков, танковой брони, самолетов, авиамоторов, стрелкового вооружения, всех видов артиллерии, минометов и боеприпасов. [139]

В общем плане капитального строительства удельный вес наркоматов военной промышленности повышался с 30% в первом полугодии 1941 г. до 40% в четвертом квартале того же года. В 9 раз сокращалось количество предусмотренных третьим пятилетним планом новостроек; наркоматам разрешалось строительство лишь тех предприятий, которое можно было завершить в течение года. Планом четвертого квартала намечалось финансирование работ по восстановлению 825 эвакуированных в июне-августе промышленных предприятий{223}.

В интересах организации единого технического руководства и оперативного маневрирования производственными мощностями во второй половине 1941 г. на базе наркоматов тяжелой промышленности, электропромышленности, общего и среднего, машиностроения и судостроительной промышленности были созданы новые военно-промышленные наркоматы: танковой промышленности и минометного вооружения.

Народный Комиссариат танковой промышленности СССР был образован в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1941 г. По состоянию на 1 января 1942 г. в состав наркомата вошли 27 предприятий с общим числом рабочих и служащих 218,3 тыс.чел. Кроме бронетанковой техники, дизельных моторов и запасных частей к танкам и артсамоходам предприятия наркомата производили снарядную заготовку, корпуса снарядов, мин и авиационных бомб, авиапоковки и бронедетали для самолетов Ил-2 и ЛаГГ-3, корпуса подводных лодок, броневые щиты, рядовой и качественный прокат черных металлов.

21 ноября 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Наркомат общего машиностроения СССР был преобразован в Наркомат минометного вооружения СССР. В начале Великой Отечественной войны в НКМВ входило 147 предприятий, из которых во второй половине 1941 г. действующими являлись 64 предприятия.

Специализация предприятий нового военно-промышленного наркомата – НКМВ СССР – в целом определилась условиями Мобилизационного плана Наркомата общего машиностроения СССР, согласно которому заводы бывшего Главсельмаша перестроились на массовое производство корпусов мин; заводы бывшего Главхиммаша – на серийное и массовое производство корпусов мин, авиабомб и снарядов; заводы бывшего Главтекстильмаша – на массовый выпуск ротных и батальонных минометов, а заводы бывшего Главстройреммаша – на массовое производство крупнокалиберных минометов. [140] Предприятия, входившие в состав Главпродмаша, Главприбора и Главармалита начали осваивать серийное производство взрывателей, авиационных бомб, артиллерийских снарядов, приборов управления зенитным артиллерийским огнем и пистолетов-пулеметов системы Шпагина.

Фактически в летние месяцы 1941 г. пришлось демонтировать и вывезти из расширяющегося ареала прифронтовой зоны 1360 крупных промышленных предприятий, из которых 455 разместилось на Урале, 210 – в Западной Сибири, 250 – в Казахтане и Средней Азии. Вместе с эвакуированными заводами и фабриками на Восток прибыли рабочие, инженерно-технические работники, служащие, их семьи. В 1941 г. в глубокий тыл было эвакуировано более 10 млн. человек{224}.

Размещение на новых местах прибывающего населения и грузов осуществлялось в соответствии с постановлениями ГКО «О порядке размещения эвакуируемых предприятий» от 7 августа 1941 г., СНК СССР «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан» от 29 октября 1941 г., другими партийно-правительственными решениями{225}.

По состоянию на начало октября 1941 г., по моим подсчетам, было намечено к перебазировано не менее 65% предприятий военно-промышленных наркоматов из общего списочного состава:
<
Наркоматы Общее количество предприятий Количество действющих предприятий Количество эвакуируемых предприятий
Авиационной промышленности 139 21 118
Танковой промышленности 27 11 16
Вооружения 58 26 32
Боеприпасов 65 16 49
Минометного вооружения 147 75 72
Судостроит. промышленности 69 28 41
Всего: 501 177 328

По разным причинам не все намеченные решением Совета по эвакуации при СНК СССР к перебазированию на Восток предприятия были полностью демонтированы и отправлены. Некоторые были демонтированы частично, другие подготовлены к демонтажу, но оставлены на их прежнем месте, например, ленинградская группа заводов Наркомата минометного вооружения.

На базе некоторых наиболее крупных эвакуированных военных заводов создавались несколько самостоятельных предприятий.{141]

Например, отдельные цеха завода № 60 Наркомата вооружения, являвшегося до войны самым крупным в стране заводом по производству патронов для стрелкового оружия, по решению Совета по эвакуации были перебазированы: в г.Иркутск (завод № 540), в г.Казань (завод № 543), в г.Челябинск (завод № 541), в г.Чкалов (завод № 545), в г.Киров (завод № 537) и в г.Фрунзе (ремонтный завод НК местной промышленности Киргизской ССР). Некоторые предприятия оборонной промышленности вообще расформировывались, например, харьковский завод № 135 после эвакуации прекратил свое существование как производственная единица, а его оборудование было передано заводам № 23, 30 и 381 Наркомата авиационной промышленности.

В результате подобных мероприятий количество действующих заводов военно-промышленных наркоматов в отчетных материалах за 4 квартал 1941 г. и 1 квартал 1942 г. не совпадает с данными за 2 квартал 1941 г.

В середине декабря 1941 г. из 325 намеченных к эвакуации предприятий военно-промышленных наркоматов были демонтированы 269 предприятий (82,7%){226}.

В 1 квартале 1942 г. ситуация выглядела следующим образом:
<
  Количество эвакуируемых заводов Количество демонтированных заводов Количество восстановленных заводов
НКАвиапром 118 94 72
НКТанкпром 9 9 8
НКБоеприпасов 45 41 6
НКВооружения 32 31 2
НКСудпром 22 22 17
НКМин вооружения 99 72 25
  325 269 130

Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.70, л.220–250.

В докладе Госплана СССР «О ходе восстановления эвакуированных предприятий по наркоматам» от 10 декабря 1941 г. сообщалось, что установленный решениями ГКО график ввода в Действие эвакуированных предприятий не выдерживается как по Причине «неудовлетворительной организации во всех наркоматах дела эвакуации», так и «неудовлетворительной организации работ по восстановлению эвакуированных предприятий»{227}.

В отечественной литературе об эвакуации советской промышленности на Восток всегда писали как о «героической эпопее», значение которой не умаляют, а наоборот, даже подчеркивают негативные детали и аспекты, обусловленные экстремальностью ситуации и вытекающей из нее дезорганизованности работы государственного аппарата. [142] В указанной выше записке Госплана СССР от 10 декабря 1941 г. по этому поводу говорится следующее:

«При эвакуации предприятий отбор оборудования для монтажа проводится во многом случайно, без учета комплектности отдельных видов оборудования и особенно оборудования производственного и энергетического.

Демонтировав оборудование, наркоматы не организовали учета этого оборудования и контроля за продвижением его в пути, в результате чего эшелоны с эвакуированным оборудованием прибывают к месту назначения, как правило, с большим опозданием, частями и некомплектно.

Большинство наркоматов всю работу по эвакуации оборудования и продвижения его в пути переложили на НКПС. Скорость продвижения поездов с оборудованием НКПС'ом установлена 400 км в сутки, фактически же по вине НКПС поезда с эвакуированным оборудованием продвигаются со скоростью 200 км в сутки, а в отдельных случаях менее 100 км. Большинство поездов не имеют номеров маршрутов, что затрудняет наблюдение за их продвижением. Значительная часть оборудования следует в поездах отдельными вагонами, которые после переформирования составов в пути выпадают из учета. Большое количество маршрутов на различных станциях простаивают по неделе и более. При отсутствии контроля со стороны промышленных наркоматов за продвижением оборудования в пути, все это удлиняет сроки перевозки, срывает установленные графики монтажа оборудования из-за его некомплектности.

При общем отставании монтажных работ еще более значительно отстает ввод в действие смонтированного оборудования, в результате чего восстанавливаемые предприятия систематически не выполняют заданий по выпуску готовой продукции.

Основная причина задержки ввода в действие оборудования состоит в остром недостатке квалифицированных рабочих... Как правило, наркоматы при вывозе оборудования предприятий не обеспечили эвакуации необходимого количества квалифицированных рабочих, а на местах не организовали подготовку новых кадров из местного и эвакуированного населения»{228}.

По тем же причинам: экстремальность ситуации и дезорганизация работы аппарата управления, – не удалось выполнить план 4 квартала 1941 г. по новому строительству. В записке начальника Главвоенстроя С.Г.Шапиро Заместителю председателя СНК СССР Н.А.Вознесенскому от 14 октября 1941 г. указывается, что в вопросах строительства новых заводов Наркомата боеприпасов,

«несмотря на большой объем строительно-монтажных работ и чрезвычайно сжатые сроки сдачи объектов в эксплуатацию, до сего времени нет ясности в дислокации новых предприятий. [143] В результате этого Главвоенстрой потерял два месяца, в течение которых могли бы быть проведены подготовительные работы. Намеченные пункты строительства заводов неоднократно менялись и до сих пор от НКБ не получены титульные списки»{229}.

Не сразу удалось упорядочить процесс разработки и утверждения планов производства военно-промышленной продукции, наладить проверку и контроль за их неукоснительным соблюдением. Так, в докладе Отдела боеприпасов Госплана СССР члену ГКО Л.П.Берия «Об упорядочении планирования производства боеприпасов» от 23 июня 1942 г. обращалось внимание на следующие несоответствия в сложившейся накануне войны и сохранявшейся до весны 1942 г. системе планирования производства элементов артиллерийского и минометного выстрела:

«1. Оторванность планирования производства боеприпасов от их материально-технического обеспечения. Как правило, месячные планы производства боеприпасов утверждались отдельными решениями ГКО, а материально-техническое обеспечение их предусматривалось в общих квартальных планах снабжения народного хозяйства, с выделением целевым назначением только лишь некоторых видов материалов.

2. Недостаточная увязка в планировании производства элементов боеприпасов с объемом валовой продукции, фондами зарплаты и другими технико-экономическими показателями их производства.

3. Несоответствие во многих случаях заданий, даваемых отдельным предприятиям по боеприпасам с другими важнейшими заданиями, а также планами капитального строительства и восстановления эвакуированных предприятий»{230}.

Со стороны центрального аппарата наркоматов в условиях войны требовалось четкое распределение заданий по находящимся в их подчинении предприятиям, с учетом их производственных возможностей и необходимости непрерывного наращивания объемов производства военно-промышленной продукции. В этом отношении также первоначально было много недостатков, которые обуславливали аритмичность производственного процесса ряда предприятий. Так, в докладной записке секретаря Нижне-Тагильского горкома ВКП(б) в ГКО от 14 ноября 1941 г. обращалось внимание на совершенно дезорганизующую работу снарядного завода № 63 практику управления им со стороны 4-го Главного Управления Наркомата боеприпасов.

«В течение сентября-октября месяцев 1941 г., – говорится в записке, – заводом было получено 15 противоречащих друг другу указаний, парализующих нормальную работу завода. План по снарядам несколько раз то увеличивался, то сокращался, что не давало заводу возможности заняться усовершенствованием технологии и подъемом производительности труда. [144] Массовое производство снарядов требует огромной работы по переоснащению и переоборудованию станков, расстановки их по потоку в соответствии с технологическим процессом, а также времени, необходимого рабочим-станочникам для освоения каждого нового типа изделия. Так как номенклатура изделий в результате противоречивых указаний НКБ не определилась, станочное оборудование по нескольку раз переставлялось с места на место, а значит, простаивало.

В настоящий момент завод имеет задание по выпуску 15 типов изделий, большинство из которых запланировано производить мелкими сериями, что совершенно недопустимо для предприятия, спроектированного под массовое поточное производство»{231}.

Одним из наиболее сложных и ответственных направлений организации военно-промышленного производства с первых месяцев войны явилось налаживание системы производственных связей: между предприятиями данного наркомата, между предприятиями разных наркоматов при комплектации «готового изделия», между предприятиями разной ведомственной принадлежности в пределах данного экономического района, области или края.

Среди эвакуируемых заводов было немало предприятий-монополистов в том или ином виде промышленной продукции, например, московский завод № 203 Наркомата электропромышленности являлся единственным предприятием СССР по производству танковых и самолетных радиостанций. В октябре 1941 г. завод был полностью демонтирован и эвакуирован в г.Сарапул, где в течение нескольких месяцев восстанавливал довоенные мощности (400 радиостанций в месяц){232}. Таким образом, в период восстановления завода № 203 наркоматы авиационной и танковой промышленности испытывали большие затруднения при укомплектовании боевой техники аппаратурой связи.

Важнейшую роль в создании системы производственной кооперации предприятий наркоматов «военной» и «гражданской» промышленности сыграл сформированный 30 июня 1941 г. Государственный Комитет Обороны СССР, который конкретными решениями обязывал наркоматы и ведомства какую продукцию, в каких количествах и в какой связи (с другими наркоматами) производить, в какие сроки (по графику) и по какому адресу поставлять потребителю.

8 декабря 1942 г. при Государственном Комитете Обороны создается Оперативное Бюро в составе: В.М.Молотов, Л.П.Берия, Г.М.Маленков и А.И.Микоян, – для контроля и наблюдения за работой наркоматов военной промышленности, разработки и внесения на рассмотрение Председателя ГКО проектов решений по отдельным вопросам развития промышленности и транспорта. [145] На основе заявок НКО, НКВМФ, НКВД и НКГБ Оперативное Бюро ГКО составляло, при участии отделов Госплана СССР, месячные и квартальные планы производства «военной» и «гражданской» промышленной продукции и материально-технического снабжения важнейших отраслей народного хозяйства. 18 мая 1944 г. Оперативное Бюро было утверждено в новом составе: Л.П.Берия (председатель), Г.М.Маленков, А.И.Микоян, Н.А.Вознесенский и К.Е.Ворошилов.

За 50 месяцев своего существования ГКО принял 9971 постановление, из которых примерно две трети касались проблем военной экономики и организации производства военно-промышленной продукции. На местах ответственными за выполнение постановлений ГКО являлись местные партийные и советские органы. Особо ответственные здания находились на контроле уполномоченных ГКО.

Хотя решения ГКО обжалованию не подлежали, имели место и случаи их невыполнения. Например, 8 мая 1942 г. Нарком вооружения Д.Ф.Устинов направил Председателю ГКО И.В.Сталину жалобу на Наркома танковой промышленности В.А.Малышева, который, по его словам, «в течение последнего полугодия систематически и категорически отказывается принимать заказы для артиллерии». Суть претензий Устинова заключалась в том, что фасонно-литейное оборудование для крупногабаритных артиллерийских деталей было сосредоточено на заводах НКТанкпрома, который, по решению ГКО № 1532 сс, должен был принимать заказы артиллерийских заводов на заготовку стволов орудий крупных калибров. Устинов просил Сталина оставить в силе данное решение ГКО «по кооперированным поставкам с заводов танковой промышленности для артиллерии и заставить Наркома танковой промышленности т.Малышева выполнять это решение аккуратно»{233}.

В ноябре-декабре 1941 г. выпуск военной продукции был наименьшим за все время войны. Если в августе 1941 г. было произведено 5 млн. артиллерийских выстрелов, то в ноябре лишь 3,2 млн., боевых самолетов, соответственно, 2046 шт. и 448 шт. В сентябре 1941 г. промышленность вооружений произвела 317,7 тыс. шт. винтовок и 22,1 тыс. шт. пистолетов-пулеметов, а в ноябре того же года 221,2 тыс. шт. винтовок и 3345 шт. пистолетов-пулеметов{234}. С июня по декабрь 1941 г. Красная Армия потеряла 20,5 тыс. танков, а получила от танковой промышленности 5,6 тыс. единиц бронетанковой техники; потери боевых самолетов за тот же период составили 17,9 тыс. шт., а пополнение 9,9 тыс. шт.{235}. [146]

Падение объемов производства военно-промышленной продукции совершалось в условиях падения объемов производства чугуна, стали, проката, крепкой азотной кислоты, олеума, толуола и других стратегически важных видов промышленного сырья. Например, среднесуточное производство продукции черной металлургии предприятиями наркоматов военной промышленности и НКЧермета сократилось с июня по декабрь 1941 г., в среднем, в три раза{236}.

Среднесуточное производство металла во второй половине 1941 г. (тыс. тонн)


<
  июнь август сентябрь октябрь ноябрь декабрь
Чугун 52,4 47,2 30,2 16,7 12,6 12,1
Сталь 65,2 54,6 42,6 28,2 23,7 22,6
Прокат 48,5 30,0 26,1 18,1 15,3 15,0
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.л, лл»1.

Во второй половине 1941 г. советская металлургическая промышленность лишилась 124 коксовых батарей, 61 доменных печей, 204 мартеновских печей, 16 конвертеров, 14 трубопрокатных станов, 150 прокатных станов. В декабре 1941 г. были намечены к восстановлению 15 мартеновских печей, 5 доменных печей, 7 коксовых батарей. Из данного перечня в декабре месяце 1941 г. удалось ввести только 2 прокатных стана на Ново-Тагильском и Магнитогорском металлургических заводах{237}.

К весне 1942 г. перебазирование промышленности в восточные районы страны было в основном завершено. Свыше 1300 предприятий «гражданского» и «военного» машиностроения, черной и цветной – металлургии, химической и нефтеперерабатывающей промышленности вступили в строй и стали из месяца в месяц наращивать объемы производства. Таким образом, был обеспечен дополнительный прирост 2,7 млн. кв. км производственных площадей, на которых было установлено свыше 300 тыс. единиц производственного оборудования, в том числе 105 тыс. шт. металлорежущих станков{238}.

В начале лета 1942 г. валовая продукция наркоматов оборонной промышленности, при расчете в «неизменных» ценах 192/27 г., как показано ниже в таблице, либо превысила довоенный уровень, либо приблизилась к нему{239}. [147]

Валовая продукция наркоматов оборонной промышленности в млн. руб. в «неизменных» ценах 1926/27 г.

<
 июнь 1941 г. январь 1942 г. нюнь 1942 г.
НКАвиапром 516,0 370,5 800,0
НКТанкпром 102,4 65,7 161,9
НКВооружений 460,8 178,2 364,3
НКСудпром 45,8 17,6 31,5
Всего: 1125,0 632,0 1357,7
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.583, л.83

Военно-стратегическое и оборонно-промышленное значение эвакуации промышленных предприятий на Восток чрезвычайно велико. Эвакуированные заводы наркоматов оборонной промышленности уже в 1-м полугодии 1942 г., как показано ниже в таблице, обеспечили выпуск более половины валовой продукции авиационной и танковой промышленности, не менее одной трети производства валовой продукции промышленности вооружений{240}.

Удельный вес эвакуированных предприятий и Восточных районов в валовой продукции наркоматов оборонной промышленности 1-е полугодие 1942 г.

<
НАРКОМАТ АВИАПРОМЫШЛЕННОСТИ
Валовая продукция (млн.руб.) 4968,1
В том числе в %% к общему объему:
Валовая продукция эвакуированных заводов 63,9
Валовая продукция Восточных районов 77,3
НАРКОМАТ ТАНКОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Валовая продукция (млн.руб.) 3845,0
В том числе в %% к общему объему:
Валовая продукция эвакуированных заводов 20,7
Валовая продукция Восточных районов 58,6
НАРКОМАТ ВООРУЖЕНИЯ
Валовая продукция (млн.руб.) 4960,8
В том числе в %% к общему объему:
Валовая продукция эвакуированных заводов 33,9
Валовая продукция Восточных районов 63,4
НАРКОМАТ СУДОСТРОИТЕЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Валовая продукция (млн.руб.) 690,2
В том числе в %% к общему объему:
Валовая продукция эвакуированных заводов 21,8
Валовая продукция Восточных районов 39,4
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.583, л.84.

По данным Госплана СССР, в марте 1942 г. выпуск военно-промышленной продукции в восточных районах страны достиг довоенного уровня по всему Союзу. Однако, задача обеспечения действующей армии достаточным количеством танков, самолетов и орудий к весне 1942 г. еще не была решена.

Лишь к исходу начального периода Великой Отечественной войны удалось возрастющим объемом военно-промышленного производства превысить среднесуточный уровень восполнения потерь основных предметов вооружения и боевой техники. Для этого потребовалось увеличить производство самолетов, по сравнению с декабрем 1941 г. в 3,3 раза, танков – почти в 2 раза, производство артиллерийских систем, снарядов и патронов также в 2 раза.

К 1943 г. советская военно-промышленная база была уже полностью развернута. В этом – огромная заслуга директоров и технологов предприятий наркоматов оборонной промышленности, сумевших в сжатые сроки организовать по единому техническому плану поточное производство основных предметов вооружения и боевой техники, внедрить в производственный процесс передовые технологии. Таким образом, преодолевались главные пороки предвоенной мобилизационной подготовки производственной базы страны к возможностям интенсивного воспроизводства военно-промышленнй продукции.

Как сказано в записке начальника Второго Отдела Госплана СССР председателю Госплана СССР М.З.Сабурову от 12 ноября 1951 г.,

«в предвоенные годы далеко недостаточно были использованы возможности по отработке резервных технических решений, позволяющих осуществлять маневрирование производственными мощностями при организации массового производства военной техники. Решая проблему наращивания производственных мощностей, мы шли почти исключительно путем строительства цехов и заводов и не учитывали такой важный резерв, как усовершенствование технологических процессов и внедрение новейших достижений науки и техники»{241}.

Резко ограничившиеся в результате потери огромных территорий, производственного потенциала, материальных и людских ресурсов источники экстенсивного экономического роста, неизбежно, пришлось восполнять путем широкого применения передовых технологий. В обзоре Госплана СССР «О перестройке и развитии народного хозяйства СССР в период Великой Отечественной войны» отмечались следующие технические достижения советской военной промышленности: [149]

«Значительно было развито центробежное литье, в том числе таких крупных изделий, как стволы орудий.

Массовое применение получило также литье в постоянные металлические формы (в кокили), особенно в производстве боеприпасов.

Широко были применены штампо-сварные конструкции взамен литых. Свободная ковка на большом числе предприятий была заменена штамповкой. Все эти процессы обеспечили значительную экономию металла и резко сократили размеры механической обработки.

В больших масштабах была внедрена высокопроизводительная автоматическая электросварка по методу академика Патона.

Производительность станочного парка была повышена путем оснащения его специальными приспособлениями и многолезвийным инструментом.

Более широко стали применяться такие передовые процессы, как протяжка, раскатка роликов, а также процессы чистовой обработки – хонингование, супер-финиш»{242}.

Что касается организации массового поточного производства, то его основным условием является дробление технологического процесса на множество мелких последовательно совершаемых операций, которые, не требуя от работника высокой квалификации, в целом сокращают расход материалов и время производства «готового изделия».

Как правило, организации массового поточного производства препятствует исторически сложившиеся на данном предприятии планировка цехов, система расстановки прозводственного оборудования, соотношение основных и вспомогательных производств, наконец, привычки, выработанные у рабочего и инженерно-технического персонала специфическими условиями мелкосерийного производства, например, приверженность к «позиционной сборке», которая требует применения высококвалифицированного ручного труда.

Развитие предприятий в современной промышленности постоянно колеблется между двумя пределами: «исторического нарастания» и «единого технического плана».

К первоначально освоенному предприятием, в соответствии с единым техническим планом, виду производства с течением времени добавляются другие виды производства, требующие иной расстановки оборудования по технологическому потоку. Но так как первоначально освоенный вид производства,положим, еще не утратил для предприятия своего значения, единое пространство технологического потока, постепенно, расчленяется на относительно самостоятельные технологические русла (потоки), что, в принципе, позволяет предприятию быть одновременно и специализированным, и универсальным. [150]

Тенденции к «историческому нарастанию» и его преодолению посредством «единого технического плана» имеют свои достоинства и органические пороки. Так, «историческое нарастание» приводит к неравномерности загрузки производственных мощностей предприятия, а следование «единому техническому плану» – к частым остановкам производства на реконструкцию цехов завода в целях приспособления всех основных и вспомогательных производств под основной, на данный момент, технологический процесс. Как правило, разумный управляющий стремится найти оптимальное соотношение между указанными противоположными тенденциями, чтобы обеспечить высокую готовность предприятия выполнить любой, соответствующий как его универсальному, так и его специализированному профилю заказ.

Советским управляющим в годы Великой Отечественной войны следование тенденциям «исторического нарастания» могло стоить головы, поэтому перестройку технологического процесса на условия военного времени они, порою, проводили так, что возвращение предприятий к довоенным образцам и видам производства было весьма затруднительно.

«Новый директор И.М.Зальцман, – читаем мы о руководителе Кировского танкового завода в г.Челябинске, – шел к своей цели решительно, не считаясь с потерями, утратами. Тракторное производство было грубо, даже варварски приостановлено: станки срывались с фундаментов, перетаскивались на новое место, на иную линию. ...Порой станки ставили моментально, иногда не заливали фундамент бетоном. Снег сыпался сверху, застывшую эмульсию смывали кипятком... Шлифовальные, зуборезные станки, требующие особой точности, успевали все же в эти дни устанавливать капитально, чтобы не было тряски. ...После войны к старой модели трактора заводу возвращаться не пришлось...»{243}.

Война, а точнее говоря установленный для предприятия правительством военно-хозяйственный план, с точным графиком (декадным, месячным, квартальным) подачи военной продукции, потребовали перестройки на поток не только процесс сборки «готового изделия», но и его отдельных узлов и агрегатов. На Кировском заводе в г.Челябинске до 70% оборудования, используемого в производстве танка Т-34, было переведено на поток. 50 поточных линий использовались для механической обработки важнейших деталей тяжелых танков КВ и ИС{244}. [151]

С первых дней войны на предприятиях наркоматов оборонной промышленности повысился коэффициент сменности оборудования. Некоторые предприятия с 1-сменной работы перешли на 2-сменную; предприятия, работавшие в 2 смены по 8 часов, стали переходить к работе в две смены по 11 час. и т.д. Повысилась интенсивность работы оборудования. Так, число оборотов в токарных станках для обработки легких сплавов увеличилось с 5 до 8 тыс. оборотов в минуту; по шлифовальным станкам – с 15 тыс. до 20 тыс. оборотов в минуту{245}.

Повысился удельный вес силовых энергетических установок и машин в составе основных фондов, например, по предприятиям Наркомата вооружения он возрос с 39,3% в 1940 г. до 42,2% в 1943 г.; по предприятиям Наркомата боеприпасов этот показатель составил, соответственно, 27,4% и 29,2%{246}.

Указанные факторы способствовали, при относительно стабильном количестве производственного персонала и установленного оборудования, утроить к 1943 г. объем производства валовой продукции и удвоить производительность труда, по сравнению с 1940 годом{247}. По наркоматам вооружения и боеприпасов, выпускавших самые массовые виды военной продукции, соотношение прироста валовой продукции, основных фондов и производительности труда к аналогичным показателям 1940 г. отражено в следующей таблице.
<
  Прирост валовой продукции в % Прирост основных фондов в % Прирост выработки 1 рабочего в %
  НКБ НКВ НКБ НКВ НКБ НКВ
1940 г. 100 100 100 100 100 100
1941 г. 121,7 129,2 115,5 112,9 147,8 134,4
1942 г. 211,1 180,9 137,8 123,7 191,2 176,7
1943 г. 257,7 198,8 172,2 137,3 217,3 187,5
1944 г. 312,1 214,8 209,8 145,1 249,5 191,3

Источник: РГАЭ ф.7733, оп.36, д. 1309, л.96.

Непрерывному повышению производительности труда и наращиванию объемов производства немало способствовала напряженная работа конструкторских организаций по унификации и стандартизации деталей, узлов и агрегатов предметов вооружения и боевой техники. По расчетам Отдела Финансирования Обороны НКФ СССР, конструктивные и технологические изменения позволили в 1943 г. на 14%, по сравнению с 1942 г., снизить себестоимость произведенной военной продукции{248}. [152]

Отдельные предприятия наркоматов оборонной промышленности за счет использования, главным образом, интенсивных факторов производства смогли в несколько раз перекрыть довоенные объемы производства, например, завод № 92 Наркомата вооружения (г.Горький) в 1942–1943 гг. увеличил, по сравнению с 1940 г., выпуск артиллерийских систем в 10 раз!{249}. Перестройке завода № 92, как вспоминает Г.П.Пашков (занимал в начале войны пост начальника моботдела Госплана СССР), предшествовало короткое совещание у Председателя ГКО.

«Обстановку вы знаете, – сказал Сталин, обращаясь к Наркому вооружения СССР Устинову. – Нам надо формировать новые соединения, а вооружения у нас нет. Вот вы делаете сейчас пять пушек в сутки, а нам надо, чтобы через год вы перестроились и давали пушек в сутки на полк.» А полк – это 64 пушки, т.е. следовало увеличить производство в 13 раз. Короче говоря, все были ошеломлены. Сталин, видя это, говорит:

– Трое суток, через трое суток приходите с проектом решения. Тут всех выручил главный конструктор Грабин, поскольку на заводе производились его пушки пяти различных типов. Он унифицировал до 85% деталей этих пушек и открыл возможность для поточно-массового производства.

Мы явились через трое суток, докладывал директор завода № 92 Елян. Говорит, что у нас не получится за один год. Нужен еще один квартал. ...Сталин, не читая подписывает: «Действуйте»{250}.

б) Структура ВПК СССР в 1941–1945 гг.

В годы войны в Советском Союзе 65–68% всей произведенной промышленной продукции по своей натуральной форме представляли собой предметы военного потребления{251}. По характеру использования они подразделялись на предметы потребления личного состава Армии и Флота, предметы материально-технического снабжения соответствующих родов войск и, наконец, предметы вооружения, боевой техники и боеприпасов. Первые две категории предметов военного потребления, в принципе, могут быть использованы в других отраслях общественного производства либо в качестве предметов личного потребления, либо в качестве средств производства, поэтому за ними вполне допустимо сохранение значения «гражданской продукции, направленной на военное потребление». Что касается предметов вооружения, боевой техники и боеприпасов, то к ним применимо только одно определение – «военная продукция».

Наличие слаженного военного хозяйства (военной экономики), удовлетворяющего во все возрастающих размерах потребности Армии и Флота в предметах военного потребления, является предпосылкой экономического роста военно-промышленного комплекса, хотя зто («слаженное военное хозяйство» и «военно-промышленный комплекс») – не одно и то же. [153] «Военно-промышленный комплекс» – часть военной экономики, представляющая совокупность определенных видов промышленного производства.

В ценностном выражении доля продукции советского военно-промышленного комплекса составляла в годы Великой Отечественной войны не менее одной трети от общего объема военного потребления Армии и Флота{252}.

Расходы НКО и НКВМФ в 1941–1945 гг. (в млн. руб. в действующих ценах)
<
  1941 г. (2-е полугодие) 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г. (1-е полугодие)
НКО (всего) 44338,9 103049 117868 129372,4 63514,3
Заказы вооружения и боевой техники 14028,0 33156 38648 42531,4 21087,5
НКВМФ (всего) 5158.2 7937,3 8057,1, 9225,0 4894,2
Судостроение, вооружение, судоремонт 2155,6 3008,3 3220,9 3611,3 1740,0
Всего расходов 49497,1 110986,3 125925,1 138597,4 68408,5
в том числе:
Заказы военной промышленности 16183,6 41093,3 41868,9 46142,7 22827,5
% заказов аг.б 37 33,2 33,2 33.3

Источник: РГАЭ ф.7733, оп.36, д. 1892, л.83.

Основными производителями «военной» продукции являлись наркоматы военной промышленности: авиационной, вооружения, боеприпасов, минометного вооружения, судостроительной и танковой промышленности. Доля производимой ими «гражданской» продукции сократилась в период войны до минимума, например, в 1944 г. предприятия Наркомата авиационной промышленности произвели от общего объема валовой продукции всего 7,1% «гражданской» продукции, предприятия Наркомата боеприпасов – 6,4%, предприятия Наркомата танковой промышленности – 7,1% и т.д. В приведенной ниже таблице{253} показано Распределение продукции наркоматов военной промышленности по отношению к общему объему валовой промышленной продукции накануне войны, в период войны, и в первый год послевоенной перестройки советской промышленности. [154]

Валовая «военная» и «гражданская» продукция военно промышленных наркоматов в 1940–1945 гг. и по плану 1946 г. (в млн. руб. в «неизменных ценах» 1926/27 г.)

<
  1940 г. 1942 г. 1944 г. 1945 г. 1946 г. план
НКАвиапром 6583 11985 16436 13000 7800
гражданская 1240 966 1180 1500 3920
военная 5343 11019 15256 11500 3880
НКвооруження 5520 10980 12489 9800 6250
гражданская 730 640 812 1200 2850
военная 4790 10340 11677 8600 3400
НКБоеприпасов 5138 10324 15201 9500 5000
гражданская 1103 580 753 1300 3300
военная 4035 9744 14448 8200 1700
НКСудпром 2952 1593 1954 2162 2550
гражданская 220 106 262 300 300
военная 2732 1487 1692 1862 2255
НКТанкпром 4375 6509 9555 9171 6213
гражданская 2520 367 685 824 1713
военная 1855 6142 8870 8347 4500
Всего 24568 41391 55635 43633 27813
в том числе:
гражданская 5813 2659 3692 5124 12083
военная 18755 38732 51943 38509 15730
ВСЯ ПРОМЫШЛЕННАЯ ПРОДУКЦИЯ СССР 138500 107000 144200 127000 106000 (план)
гражданская 114500 51000 70200 76500  
военная 24000 56000 74000 50500  
% воен.прод. НКАП, НКВ,НКБ,НКСП,НКТП 78 69,1 70,1 76,2  
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.94, д.1461, л.114.

Проведенная до войны специализация советского машиностроительного комплекса на «военное» и «гражданское» производство и соответствующая этой специализации концентрация производства военной продукции в особых – военно-промышленных – производственно технологических комплексах в целом себя оправдала. Наркоматы военной промышленности обеспечили в 1940–1945 гг. более чем на две трети производство основных видов «военной» продукции.

Из других промышленных наркоматов, производивших в годы Великой Отечественной войны военную продукцию, наибольший ее удельный вес имеют наркоматы минометного вооружения и электропромышленности (более 90% от объема валовой продукции. Из-за отсутствия сопоставимых данных эти показатели не включены в таблицу, однако, если принять во внимание, что в 1944 г. Наркомат минометного вооружения произвел военной продукции в ценах 1926/27 г. в размере 4263 млн. руб., а Наркомат электропромышленности – в размере 4498 млн.руб., то данные показатели повысят долю военно-промышленных наркоматов в общем объеме «военной» продукции СССР в 1944 г. до 82%{254}.

В выполнении заказов НКО и НКВМФ в части «военной» продукции принимали участие наркоматы станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения, химической и резиновой промышленности и т.д., однако, в целом, процесс производства здесь не менялся; менялось направление сбыта продукции, ее количество и качество. Осуществление широкой плановой специализации и кооперирования предприятий «гражданского» машиностроительного комплекса с предприятиями военно-промышленного комплекса в производстве элементов, деталей и узлов для различных видов «военной» продукции было желательной, но экономически не всегда оправданной мерой. В Докладной записке Замнаркомфина СССР Я.Голяева Н.А.Вознесенскому от 8 октября 1943 г., например, в этой связи отмечалось, что «стоимость военной продукции на предприятиях гражданских наркоматов чрезвычайно высока и предприятия несут вследствие этого большие убытки»{255}.

«При размещении заказов, – отмечает автор записки, – другой коренной недостаток организации производства «военной» продукции «гражданскими» наркоматами, – имеют место случаи частой переброски изделий с одного завода на другой, что приводит в ряде случаев к омертвлению созданных заделов, инструментов и приспособлений на заводах, с которых производство снимается, и к дополнительным затратам на заводах, на которых производство военной продукции организуется. НКФ СССР полагает, что Правительству необходимо дать наркоматам указания, насчет того, чтобы при размещении заказов между заводами учитывался уровень себестоимости и заказы, при прочих равных условиях, размещались бы на предприятиях, имеющих более низшие издержки производства»{256}.

Низкий процент участия «гражданских» наркоматов в производстве «военной» продукции вовсе не умаляет их значения в производстве предметов военного потребления в целом и, безусловно, в производстве сырья и материалов, используемых военно–промышленным комплексом для производства предметов вооружения, боевой техники, боеприпасов и различных видов военно-технического имущества. [156] В «гражданских» наркоматах в этой связи также имела место определенная перестройка производственно-технологического процесса, которая, например, в металлургии выразилась в увеличении выпуска качественных легированных сталей, в нефтеперерабатывающей промышленности в увеличении выпуска высококачественного бензина для авиации и специального дизельного топлива для танков, в угольной промышленности – в увеличении выпуска коксующихся углей и т.д Однако, все это имеет отношение к слаженному военному хозяйству, без которого, в том числе, не может быть развернута производственная база военно-промышленного комплекса.

Военно-промышленный комплекс СССР периода Великой Отечественной войны состоял из 5-ти относительно самостоятельных и в то же время взаимно-обусловленных производственно-технологических комплексов, входивших в систему военно-промышленных наркоматов. Это – авиационная промышленность, промышленность вооружений, бронетанковая промышленность, судостроительная промышленность и промышленность боеприпасов.

1. Авиационная промышленность.

За все военные годы в СССР было освоено и пущено в серийное производство (включая модернизацию) 25 новых типов самолетов, из них: истребителей – 10, бомбардировщиков – 8, транспортных – 4, штурмовиков – 2, учебных – 1. Морально устаревшие конструкции самолетов снимались с потока, причем количество типов серийно выпускаемых истребителей и бомбардировщиков сократилось с 18 до 10. В два раза сократилось количество типов моторов.

Все советские самолеты были цельнометаллической конструкции (исключение составляли штурмовики, хвостовая часть фюзеляжа которых была выполнена из клееного фанерного шпона), с убирающимися в полете шасси, с поршневыми двигателями воздушного и водяного охлаждения мощностью до 2 тыс. л.с.

В последние 3 года Великой Отечественной войны советская авиационная промышленность давала фронту в среднем по 40 тыс. самолетов в год. Если с самого начала войны советская авиация в целом не уступала немецкой по своим тактико-техническим данным, то в ходе войны достигла значительного количественного перевеса, завоевав тем самым полное господство в воздухе. Из 80 тыс. самолетов, которые немцы построили за последние 3 года войны, 75 тыс. было истреблено на советско-германском фронте{257}.

В 1941–1945 гг. общее количество предприятий, входящих в систему НКАП увеличилось в полтора раза, общее количество рабочих и служащих – в 2 раза и т.д.{258}. Более подробные данные приводятся в следующей таблице. [157]

Динамика производственных мощностей авиапромышленности


<
  количество заводов площади (тыс. кв.м) метал, реж. станков (тыс. шт.) рабочих, ИТР, служ. (тыс. чел.)
1940 100 3457 41 370,2
1941 135 4581 58 450,4
1942 136 5445 77 478,9
1943 147 7356 85 670,6
1944 164 7700 87 732,6
1945 Г71 8461 93 715,0
1946 158 7890 106 623,3
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.95, д.392, л. 109.

По характеру специализации производственные предприятия авиационного комплекса подразделялись на: самолетостроительные, моторостроительные, приборостроительные, металлургические и строительно-монтажные. Наличие специализированных приборостроительных и металлургических предприятий обеспечивало советскому авиационному комплексу известную отраслевую замкнутость, которая, при условии разумной концентрации производственных мощностей, не являлась препятствием для организации массового поточного производства боевых самолетов.

По части межведомственной кооперации основными подрядчиками предприятий авиационной промышленности являлись: Наркомат черной металлургии (поставки рядового и качественного проката) и Наркомат вооружения (поставки пулеметно-пушечного вооружения боевых самолетов).

О масштабах развития специализированной производственно-технологической базы советского авиационного комплекса свидетельствуют следующие факты. Накануне войны в авиаприборостроении было занято 240 тыс. человек. Выпуск валовой продукции данной подотрасли составил в 1941 г. 571,5 млн. руб., в 1942 г. 524 млн. руб., в 1943 г. 792,4 млн. руб. На трех металлургических авиационных заводах в конце войны, при трехсменной работе, можно было обеспечить ежегодно производство 56 тыс. тонн проката алюминиевых сплавов, 1,7 тыс. тонн алюминиевых трубок, 9,6 тыс. тонн профилей и прутков, 22 тыс. тонн кузнечных заготовок. Осуществляющая строительство и реконструкцию авиационных заводов специальная подрядная организация – Глававиастрой – имела в 1945 г. своем составе 22 строительных треста, с общим числом работающих 64 тыс. человек{259}. [158]

В состав советского авиационного комплекса входили 10 научно-исследовательских институтов, в том числе: ЦАГИ им. Н.Е.Жуковского (основан в 1930 г.), ЦИАМ им. Баранова (основан в 1930 г.), НИИ Летных испытаний (основан в 1940 г.), НИИ Самолетного оборудования, (основан в 1942 г.), НИИ Жидкостных и прямоточных реактивных двигателей (основан в 1944 г.). На 25 авиационных заводах были организованы конструкторские бюро, многие из которых известны по фамилиям их главных конструкторов: Ильюшина, Петлякова, Туполева, Микояна и Гуревича, Поликарпова, Лавочкина. По состоянию на 1 ноября 1944 г. персонал авиационных НИИ и КБ насчитывал 35,8 тыс. работников или 6,3% от утвержденного штатного расписания Наркомата авиационной промышленности{260}.

2. Промышленность вооружений.

Накануне Великой Отечественной войны промышленность вооружений представляли 14 артиллерийских заводов, 9 заводов по производству стрелкового оружия, 8 патронных заводов и 12 оптико-механических заводов. Все они (43 предприятия) входили в систему Наркомата вооружения СССР. 25 предприятий пришлось перебазировать в восточные районы страны.

В 1941–1944 гг. объем валовой продукции предприятий НКВ вырос в «неизменных» ценах 1926/27 г. более чем в два раза{261}, при относительно стабильной, как показано ниже в таблице, численности работающих.
<
  Количество предприятий Количество работающих (тыс. чел.) Количество оборудования (тыс. единиц) Объем валовой продук. в млн.руб. в ценах 1926/27
1940 г. 43 286 70,8 6050
1944 г. 64 316 99,5 12459

Источник: РГАЭ ф.4372, оп.94, д.349а, л.З.

В среднем на одно предприятие НКВ в 1944 г. приходится почти 5 тыс. работающих и около 1,5 тыс. единиц производственного оборудования, что свидетельствует о высокой степени концентрации производственных мощностей на одну производственную единицу. Большинство артиллерийских и оружейных заводов были организованы по типу комбината с полным технологическим циклом производства: от мартена до сборки «готового изделия».

Мощности производства качественной стали и проката ряда предприятий НКВ: артиллерийский завод № 13 (г.Усть-Катав), оружейный завод № 71 (г.Ижевск), артиллерийский завод № 92 (г.Горький), артиллерийский завод № 172 (г.Молотов), артиллерийский завод № 221 (г.Сталинград), артиллерийский завод № 232 (г.Ленинград), артиллерийский завод № 235 (г.Воткинск), до войны полностью обеспечивали потребности промышленности вооружений в металле. [159] С 1942 г. по 1944 г. собственное производство качественной стали, слитков и поковок, как показано в таблице, несколько сократилось, что было связано с потерей заводов № 221 и 232{262}.

Металлургическое производство предприятий НКВ


<
  Сталь (тыс. тонн) Прокат (тыс. тонн) Слитки и поковки (тыс. тонн)
1940 г. 800 363 150,3
1942 г. 713,7 453,7 нет свед.
1944 г. 764 425 89.5
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.77, д.255, л. 111.

Вследствие острого дефицита никеля и ферромолибдена технологам-металлургам Наркомата вооружения были разработаны новые, заменяющие дорогостоящие материалы, марки стали. Широкое распространение получило использование заменителей сплавов цветных металлов, бессемеровского стального литья вместо электросталей, ковкого чугуна – взамен фасонного литья и т.д.

Во второй половине 1941 г. на базе предприятий Наркомата общего машиностроения СССР сформировался еще один крупный производственно-технологический комплекс по производству систем вооружения и боеприпасов – Наркомат минометного вооружения. О его производственных возможностях дает представление следующая таблица:

Производственные мощности Наркомата минометного аооруження СССР в 1942–1944 гг.


<
  количество предприятий количество работающих валовая продукция (млд.руб.)
1940 г. 147   2,9
1942 г. 95 135000 2,6
1944 г. 104 160000 4,2
источник: РГАЭ ф.8123, оп.8, д.147, л.27; д.175, л.40–41.

Предприятия НКМВ имели значительные литейные мощности и по структуре и организации производства могли быть использованы для массового производства мин и минометов. Однако, если сопоставить количество произведенного предприятиями этого наркомата минно-минометного вооружения с количеством других видов военной продукции, окажется, что прежнее его название – общего машиностроения – больше соответствует характеру его специализации в годы войны. Об этом свидетельствуют данные, приведенные в таблице: [160]

Военная продукция предприятий НКМинвооруження в 1941–1945 гг.


<
Минометы 50–160 мм – 157 тыс. шт.
Корпуса мин 50–60 мм – 116 млн. шт.
Реактивные установки – 6180 шт.
Реактивные снаряды – 2,7 млн. шт.
Авиабомбы – 191 тыс.шт.
Артиллерийские снаряды – 10,9 млн. шт.
Приборы управления огнем зенитной артиллерии – 1078 шт.
Пистолеты – пулеметы – 829 тыс.шт.
Взрыватели – 76 млн.шт.
Источник: РГАЭ ф.8123, оп.8, д.175, л.40–41.

Минометов и реактивных установок предприятия Наркомата вооружения произвели за тот же период, примерно, в два раза больше, чем заводы НКМВ{263}. Можно высказать предположение, что НКВ быстрее справился с организацией поточного производства минометного вооружения и перехватил значительную долю оборонного заказа, предназначавшегося для НКМВ.

Уровень производства на предприятиях, входивших в систему Наркомата вооружения, уже в 1942 г. оказался настолько высоким, что в отличие от других наркоматов оборонной промышленности не потребовал значительного увеличения в дальнейшем{264}. Это видно из следующих данных:

Рост выпуска валовой продукции промышленности СССР в действующих оптовых ценах предприятий (% к предшествующему году)

<
Год По всей промышленности По военно-промышленным наркоматам По Наркомату вооружения
1942 13 27–29 32
1943 17 20 10
1944 13 10 2
Источник: Ванников Б.Л. Оборонная промышленность СССР накануне войны. (Из записок наркома). Вопросы истории. 1969. № 1. С. 130.

Превосходство темпов мобилизационного развертывания производственных мощностей предприятий Наркомата вооружения обеспечивалось многими причинами, в том числе и тем, что головные предприятия по производству артиллерийского и стрелкового вооружения не пришлось перебазировать в восточные районы, а также решать вопрос об их обеспечении качественными сталями и станочным оборудованием (еще до войны на всех головных предприятиях НКВ были созданы крупные цехи режущего и мерительного инструмента).

Заводы НКВ СССР и в годы войны оставались основными поставщиками всех видов вооружений для сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морского флота (за исключением минно-трального вооружения). Ниже, в таблице, показано общее количество произведенных предприятиями НКВ СССР в годы войны основных предметов вооружения.

Итоги производственной деятельности артиллерийских и оружейных заводов НКВ СССР в 1941–1945 гг.

<
1. Артснстемы (всего) – 505528 шт.
в том числе:
войсковые и морские – 118092 шт.
танковые и самоходные – 114663 шт.
противотанковые – 60387 шт.
зенитные – 39283 шт.
авиационные – 193079 шт.
2. Пулеметы (всего) – 1,5 млн. шт.
3. Винтовки (всего) – 13 млн. шт.
4. Минометы (всего) – 363 тыс. шт.
5. Реактивные установки (всего) – 10737 шт.
6. Противотанковые ружья (всего) – 471.8 тыс. шт.
7. Пистолеты-пулеметы (всего) – 6,1 млн. шт.
8. Пистолеты и револьверы (всего) – 1,7 млн. шт.
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.77, д.255, л. 108.

Ведущую роль в производстве стрелкового вооружения играли ижевские оружейные заводы № 71 и 74.

По среднегодовому производству полевых орудий калибра 75 мм и выше Советский Союз превзошел гитлеровскую Германию в 2,2 раза, а по производству минометов – в 5 раз. Лишь на одном артиллерийском заводе № 92 за время войны было выпущено более 100 тыс. орудий, то есть примерно столько же, сколько их было выпущено в гитлеровской Германии за 1941–1944 г.

С 1943 г. начался выпуск новой 76-миллиметровой дивизионной пушки, 152-миллиметровой корпусной гаубицы, 57-миллиметровой противотанковой пушки, а также массовый выпуск орудий для самоходно-артиллерийских установок (калибра 76, 85, 122 и 152 мм). [162]

Исключительно быстро развернулось производство минометов. Наряду с хорошо зарекомендовавшими себя 82-миллиметровыми минометами советская промышленность выпускала минометы калибра 107, 120 и 160 мм. Одним из крупных достижений советской оборонной промышленности был массовый выпуск реактивных минометных установок, знаменитых «катюш».

3. Бронетанковая промышленность

Накануне Великой Отечественной войны Красная Армия приняла на вооружение превосходный образец среднего танка Т-34. Мощный дизельный мотор и широкие гусеницы обеспечили танку хорошую проходимость в условиях бездорожья. Оптимальная форма башни и корпуса повышали снарядостойкость. Немецкие пушки 37 мм и 45 мм не пробивали броню «тридцатьчетверки», а 76-миллиметровая пушка, установленная на Т-34, легко поражала немецкие танки Т-III и Т-IV даже на предельных дистанциях. Неплохие тактико-технические данные имел также принятый на вооружение накануне войны тяжелый танк «КБ». Во второй половине 1941 г. несмотря на трудные условия, советской промышленностью было выпущено 4649 единиц бронетанковой техники (в том числе 2819 танков Т-34 и КВ и 1830 легких танков Т-20, Т-60 и Т-70).

Во время войны конструкторские бюро предприятий бронетанковой промышленности под руководством Н.А.Астрова, АИ.Горлицкого, АС.Ермолаева, ЖЛ.Котина, А.А.Морозова, Л.С.Троянова, М.Н.Щукина и др. сконструировали и изготовили в металле 27 образцов бронетанковой техники, из которых 18 Красная Армия приняла на вооружение. Новые и модернизированные образцы советской бронетанковой техники не оставили противнику никаких шансов на достижение качественного превосходства.

В производственно-технологический комплекс по выпуску бронетанковой техники вошли все танковые, дизельные и броневые заводы страны. Общее хозяйственное и техническое руководство данными предприятиями было возложено на Народный комиссариат танковой промышленности СССР. [163]

Производственные мощности НКТП СССР


<
Год Количество предприятий Количество работающих Валовая продукция (млн.руб.)
1942 27 218 тыс. 7145,2
1943 26 226 тыс. 8399,3
1944 27 244 тыс. 10532,3
Источник: РГАЭ ф.8752, оп.4, д.728, л.77.

Основной производственной базой бронетанковой промышленности являлись 6 предприятий-комбинатов с полным технологическим циклом производства:

1. Кировский завод в г.Челябинске (общая площадь цехов 418 тыс. кв. метров). Сформировался в результате коренной реконструкции Челябинского тракторного завода, на расширившейся площади которого было размещено эвакуированное оборудование ленинградского Кировского завода и харьковского завода № 75 по производству танковых дизелей. В 1944 г. на Кировском заводе работало около 150 тыс. человек.

2. Завод № 183 в г.Нижний Тагил (общая площадь цехов 312 тыс. кв. метров). Сформировался в результате реконструкции Уралвагонзавода, на площади которого было размещено эвакуированное оборудование Мариупольского завода им.Ильича и харьковского танкового завода № 183. Кроме бронетанковой техники выпускал бронедетали и корпуса самолетов ИЛ-2 и ИЛ-4.

3. Завод № 112 – «Красное Сормово» – с общей площадью цехов 465 тыс. кв. метров. Завод был передан из системы Наркомата судостроительной промышленности и перепрофилирован с серийного производства подводных лодок на выпуск бронетанковой техники и танковой брони.

4. Уральский Завод Тяжелого машиностроения (УЗТМ) в г.Свердловске (общая площадь цехов 286 тыс. кв. метров). Кроме бронетанковой техники изготовлял оборудование для металлургических заводов, авиапоковки, заготовки артиллерийских стволов, корпуса авиабомб и т.д.

5. Завод № 174 в г.Омске (общая площадь цехов 113 тыс. кв. метров). Был эвакуирован в 1941 г. из г.Ленинграда.

6. Сталинградский тракторный завод. Во второй половине 1942 г. оказался во фронтовой полосе и в результате этого вышел из строя{265}.

Указанные предприятия имели поточные линии как по сборке «готового изделия», так и отдельных его узлов и агрегатов. На них, в частности, осуществлялась сборка среднего танка Т-34.

Производство среднего танка Т-34


<
  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г.
Т-34 (всего) 117 3014 12527 15821 14648
в том числе:
завод № 183 (Харьков) 117        
завод № 183 (Н.Тагил)   1560 5684 7466 6583
завод № 174 (Омск)     417 1347 2163
завод № 112 (Сормово)   173 2584 2962 3619
Кировский (Челябинск)   1055 3594 445  
УЗТМ (Свердловск)     257 452  
СТЗ (Сталинград)   1256 2520    
Источник: РГАЭ ф.8752, оп.4, д.728, л. 158–163.

Производство агрегатов и сборка легких танков (Т-60, Т-70 и Т-80) было организовано на заводах № 37 (г. Свердловск) № 38 (г.Киров) и № 264.

К производству легких танков Т-60 и Т-70 был подключен Горьковский автозавод НКСредмаша. В 1941–1943 гг. автозавод изготовил более 10 тыс. танков данного типа{266}.

Сборка тяжелых танков (типа КВ и ИС) осуществлялось на поточных линиях Кировского завода в г.Челябинске.

Наряду с танками предприятия НКТанкпрома выпускали самоходно-артиллерийские установки, которые по вооружению, бронезащите и подвижности были близки к танкам, однако отличались от последних своим назначением в боевых операциях. САУ применялись преимущественно для сопровождения пехоты. Производство САУ было поставлено на поток в цехах Уральского завода тяжелого машиностроения, Кировского завода, а также заводах № 38 и 40.

Производство дизельных моторов для танков, САУ и бронекатеров было организовано на Кировском заводе, заводах № 76 и 77.

Всего за годы Великой Отечественной войны советские танкостроители произвели 110340 единиц бронетанковой техники.

4. Судостроительная промышленность

В начале войны находились в постройке: 3 линкора, 3 тяжелых крейсера, 14 легких крейсеров, 70 эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 8 речных мониторов, 30 рейдовых тральщиков и 124 подводные лодки{267}. 125 единиц из находившихся в постройке боевых надводных и подводных кораблей с Николаевских судостроительных заводов № 198 и 200, а также с Киевского судостроительного завода № 300 удалось перебазировать в Кавказские порты Черного моря. С указанных предприятий, а также с нескольких ленинградских судостроительных заводов было демонтировано и вывезено около 13 тыс. единиц станочного оборудования{268}. Заводы № 112, 264, Ижорский и Кулебакский перешли в систему Наркомтанкпрома. Из крупных действующих судостроительных заводов в системе Наркомата судостроительной промышленности остались только два: завод № 199 (г.Комсомольск-на-Амуре) и завод № 402 (г.Молотовск). [165]

Несмотря на дезорганизацию поставок комплектующего судового оборудования, советские судостроители сдали НК ВМФ во второй половине 1941 г. имевшие высокую степень технической готовности боевые корабли, в том числе: 1 легкий крейсер, 1 эсминец, 17 миноносцев, 2 охотника за подводными лодками, 2 ледокола, 23 подводные лодки, 17 бронекатеров, 32 торпедных катера и 47 малых охотников за подводными лодками{269}. Одновременно происходила перестройка действующих судостроительных заводов на выполнение несудостроительных оборонных заказов, и в первую очередь изготовление боеприпасов.

4 декабря 1941 г. ГКО в постановлении № 992 отметил как недопустимый факт – свертывание военного судостроения и указал, что выполнение установленной программы военного судостроения следует рассматривать как важнейшее оборонное задание{270}. Однако, данное постановление могло быть выполнено только по отношению к малым боевым кораблям (торпедные катера, тральщики, охотники за подводными лодками), к производству которых по распоряжению правительства дополнительно привлекли предприятия НКРечфлота и НКМорфлота.

В течение 1942 г., 1943 г. и первого полугодия 1944 г. с законсервированных судостроительных заводов систематически вывозилось бездействующее оборудование и металлоконструкция. Последние шли на металлолом. За годы войны судостроители сдали НКЧермету более 300 тыс. тонн металлолома{271}.

В отличие от других наркоматов оборонной промышленности в системе НКСудпрома имело место падение производства и сокращение производственных мощностей.

Производственные мощности НКСП СССР


<
  Количество предприятий Количество работающих (тыс. чел.) Валовая продукция (млн. руб.)
1940 г. 69 177,7 2952
1942 г. 31 80,0 1593
1944 г. 40 135,9 1954
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.1519, л.83–84.

С 1944 г. на ленинградских и николаевских судостроительных заводах начинаются восстановительные работы, расконсервируются производственные мощности судостроительных заводов в г. Молотовске и г. Комсомольске-на-Амуре. Однако ущерб, причиненный войной судостроительной промышленности оказался настолько велик, что, например, из установленного на 1946 г. плана военного судостроения пришлось исключить и отложить на 1947–1949 гг. сдачу заложенных в 1944–1945 гг. 2 легких крейсеров, 6 миноносцев и 10 больших подводных лодок{272}. [166] Динамика сдачи судостроительной промышленностью военно-морскому флоту СССР боевых надводных и подводных кораблей в 1942–1945 гг. характеризуется данными следующей таблицы:

Сдача боевых кораблей НК ВМФ в 1940–1945 гг. и по плану на 1946 г.


<
  1940 отчет 1942 отчет 1944 отчет 1945 отчет 1946 план
Крейсера легкие 2 1 1 2
Эскадренные миноносцы 9 3 1 13
Сторожевые корабли 1 1 5
Подводные лодки 27 8 2 5 15
в том числе:
большие 4 5 1 1 10
средние 10 3 1 5 1
малые 13 2 4
Большие охотники 3 9 11 39
Малые охотники 4 93 71 170
Базовые тральщики 6 1 1
Рейдовые тральщики 35 57
Торпедные катера 27 20 58 66 263
Бронекатера 18 45 47 43 127
Вспомогательные суда 126 52 25 179 348
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.96, д.693,л.93; РГАЭ ф.8899, оп.1, д.
1150, л.1.

5. Промышленность боеприпасов

За один день январского наступления 1945 г. войсками 1–2–3 Белорусского и Украинского фронтов было израсходовано боеприпасов больше, чем всей русской армией в 1904–1905 гг. во время русско-японской войны{273}.

В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. советская промышленность изготовила более 1 млд. шт. комплектных боеприпасов и 22,7 млд. шт. патронов{274}. По своему применению комплектные боеприпасы распределялись на: артиллерийские (снаряды пушечной и гаубичной артиллерии), морские (торпеды, морские мины и глубинные бомбы), минометные (мины), авиационные (авиационные бомбы), химические (снаряды и авиабомбы, начиненные отравляющими веществами), инженерные (противотанковые и противопехотные мины, дымовые шашки, взрывпакеты) и специальные (неуправляемые реактивные снаряды). [167] Патроны различались по типу ручного огнестрельного и пулеметного вооружения, калибрам и снаряжению (обычные, бронебойные, зажигательные, трассирующие).

Предприятия, производящие комплектные боеприпасы, распределялись на снаряжательные, механические, химические и капсюльно-взрывательные. Часть из них входила в состав военно-промышленного «кадра», подчинявшегося Наркомату боеприпасов СССР, другие – либо привлекались, от случая к случаю, к производству отдельных элементов артиллерийского и минометного выстрелов, либо имели для этой цели постоянно действующие цеха, на которых систематически размещались заказы на изготовление соответствующих полуфабрикатов (например, снарядные заготовки) и комплектных деталей (например, корпуса снарядов, гильзы, капсюли, взрыватели и т.п.). Производство патронов было сосредоточено на 9 «кадровых» военных заводах, входивших в систему Наркомата вооружения СССР.

В начале войны, во второй половине 1941 г., положение промышленности боеприпасов было катастрофическим. Из 65 «кадровых» военных заводов, входивших в систему Наркомата боеприпасов, 45 подлежали эвакуации. В декабре 1941 г., по моим подсчетам, в составе НКБ действующими оставались 4 снаряжательных и 23 механических завода{275}. Производство комплектных боеприпасов срочно начало осваиваться на 46 заводах Наркомата минометного вооружения, 20 заводах Наркомата путей сообщения, 17 заводах Наркомата тяжелого машиностроения, 10 заводах Наркомата текстильной промышленности, 9 заводах Наркомата судостроительной промышленности и т.д., всего – на 382-х предприятиях различных наркоматов и ведомств. По мере восстановления эвакуированных заводов НКБ и освоения производства комплектных боеприпасов на других «военных» и «гражданских» заводах, к участию по поставкам полуфабрикатов и комплектующих деталей было привлечено более 1 тысячи заводов, фабрик, ремонтных мастерских и т.д. Производственные мощности советской промышленности боеприпасов характеризуются ниже в таблице.

Развитие промышленности боеприпасов в 1941–1944 гг.


<
  Общее количество предприятий Количество предприятий НКБ Количество работающих на предприятиях НКБ
1941 382 65 373 тыс. чел.
1942 1108 101  
1943 1130 120 329 тыс. чел.
1944 1124 128 398 тыс. чел.
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.77, д.255, л.98.

В 1943 г. на производство боеприпасов было израсходовано 1825 тыс. тонн проката черных металлов, что составило 40% от потребления проката черных металлов на производство всех видов военной техники. Среднегодовой расход литого чугуна составил 550 тыс. тонн; проката цветных металлов – 178 тыс. тонн{276}. Высокими темпами росло потребление промышленностью боеприпасов продукции основной химии – для производства порохов и взрывчатых веществ. О масштабах потребления промышленностью боеприпасов азотной и серной кислоты и аммиачной селитры свидетельствуют данные следующей таблицы.

Доля промышленности боеприпасов в потреблении химикатов (тыс. тонн)


<
  1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
Азотная кислота (всего) 206,6 314,8 328,4 180,9
в т.ч. на боеприпасы 189,8 289,6 302,0 155,2
Серная кислота (всего) 548,6 814,1 849,4 683,8
в т.ч. на боеприпасы 250,5 404,9 410,1 215,6
Аммиачная селитра (всего) 114,7 233,6 270,1 376,0
в т.ч. на боеприпасы 95,5 198,7 228,1 150,0
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.77, д.255, л.101.

В 1941–1945 гг. среднегодовое производство порохов заводами НКБоеприпасов и НКХимпрома составило 104 тыс. тонн и взрывчатых веществ 106 тыс. тонн. Для изготовления требующегося количества боеприпасов данные мощности оказались недостаточнмыми. Выручали поставки по ленд-лизу. Всего за время войны в СССР союзниками было завезено 163,8 тыс. тонн пороха и 105,3 тыс. тонн тротила, что удовлетворяло не менее 21% потребности советской промышленности боеприпасов{277}.

При организации производства боеприпасов были использованы как преимущества концентрации производственных мощностей на предприятиях с полным технологическим циклом производства (комбинаты № 179 и 325 Наркомата боеприпасов СССР), так и кооперирования и специализации.

К каждому головному заводу Наркомата боеприпасов СССР прикреплялась группа предприятий, поставляющие ему отдельные элементы артиллерийского или минометного выстрела: взрыватели, трубки, заряды, корпуса снарядов и мин и т.д. Головное предприятие помогало своим смежникам оснащаться станочным оборудованием, инструментом, подготавливало квалифицированные кадры и т.д. [169] Каждая такая группа предприятий вместе с головным заводом объединялась единым производственно-финансовым планом, выполнение которого находилось на контроле не только центральных, но и местных советских и партийных организаций{278}.

б) Показатели производственной и хозяйственной деятельности военно-промышленных наркоматов

В историографии завершение перехода советской оборонной промышленности на режим военного времени, как правило, относится ко второй половине 1942 г. – первому кварталу 1943 г., то есть к исходу первого и началу второго года войны. К этому же сроку относят завершение перестройки на условия военного времени основных отраслей экономики («гражданская» промышленность, транспорт, сельское хозяйство, торговля и т.д.). Хотя эти процессы во многом взаимно обусловлены, нельзя сказать, что они в экономическом смысле идентичны. Дело в том, что производственные мощности для расширенного воспроизводства военной продукции, как правило, создаются с запасом, так как условия войны могут не позволить в короткие сроки построить новые заводы и вывести их на запланированный уровень производительности. Использование же для потребностей производства военной продукции «гражданской» промышленности лимитировано ее народнохозяйственным значением, а также необходимостью расширенного воспроизводства разнообразной «гражданской» продукции военного потребления.

«Ни одно государство, какой бы сильной экономикой оно не обладало, – справедливо замечает бывший Нарком вооружения Б.Л.Ванников, – не выдержит, если оборонная промышленность еще в мирный период перейдет на режим военного времени. Полностью потребности современной войны могут быть удовлетворены лишь непрерывным развертыванием во время военных действий производственного аппарата всей промышленности, всех отраслей народного хозяйства»{279}.

Потенциальные мощности по производству военной продукции в основном были сосредоточены на предприятиях военно-промышленных наркоматов. Поэтому при оценке их основной производственной деятельности имеет немаловажное значение показатель соответствия запланированному наивысшему уровню производительности, а именно, в какие сроки он был достигнут или превзойден. [170] Разумеется, что ошибки, допущенные при составлении мобилизационного плана, могут иметь характер недооценки или переоценки потенциальных возможностей промышленности страны, что, во всяком случае, одинаково плохо. Недооценка адекватна избыточному вложению капитала и его продолжительному омертвлению; переоценка влечет за собой неполное удовлетворение потребностей действующей армии и необходимость срочного строительства новых заводов.

Планирование производственных мощностей промышленности военного времени осуществляется, исходя из расчета масштабов и продолжительности военных действий, численности отмобилизованной армии, соотношения родов войск и уровня развития военной техники. В СССР в 20–50-е гг. планирование производственных мощностей промышленности военного времени являлось частью перспективных и текущих планов развития народного хозяйства. Для 5-летнего (1938–1942 гг.) плана Комитетом Обороны СНК СССР показатели планомерного наращивания мощностей советской военной промышленности были утверждены в конце 1938 г., а проверка выполнения их проведена в начале 1940 г. В таблице, которая составлена на основе этих данных, под «расчетным годом» подразумевается первый год войны, под «расчетным кварталом» – условный промежуточный рубеж перестройки военной промышленности на режим военного времени. Предполагаемые мощности подачи основных предметов вооружения и боевой техники рассматривались Комитетом Обороны как «ориентировочные»{280}.

Утвержденные Комитетом Обороны в октябре 1938 г. размеры подачи промышленностью предметов вооружения и боевой техники [171]

<
  «расчетный год» «расчетный квартал» Предполагаемые мощности 1940 г.
в год в квартал
Артиллерия (штук) 51818 12954 31940 7985
Винтовки (тыс. штук) 274,8 68,7 2350 587,5
Танки (шт.) 19290 4822 7850 1962
Самолеты (шт.) 27260 6815 25775 6443
Винтпатроны (млн. шт.) 16640,4 4160,1 10873 2718
Артвыстрел (млн. шт.) 233,5 58,3
Источник: ГАРФ ф.8418, оп.26, д.2, л.99–100; ГАРФ ф.8418, оп.27, д.85, л.2.

В коллекции документальных материалов Отдела истории Великой Отечественной войны бывшего Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, хранящихся в РЦХИДНИ, имеются сводные данные о выпуске советской промышленностью основных предметов вооружения, боеприпасов и боевой техники за 1941–1945 гг., с разбивкой показателей объемов производства по кварталам (разработаны Госпланом СССР по запросу ИМЛ при ЦК КПСС){281}.

Сопоставим эти данные с установленными Комитетом Обороны размерами подачи в «расчетный год» и предполагаемыми мощностями 1940 года.

а) Производство артиллерийских систем
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 3741 23971 30471 30835 30455
II квартал 6060 29667 31470 30732 31378
III квартал 13815 38344 34231 29427 15269
IV квартал 16931 36110 34123 31391
Всего: 40547 128092 130295 122385 77102

Установленные в 1938 г. показатели «расчетного года» советские артиллерийские заводы достигли уже в 3-ем квартале 1941 г., а на предполагаемый уровень проектной мощности 1940 г. вышли в 4-м квартале того же года.

б) Производство ручного огнестрельного оружия (тыс. шт.)
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 487 1111 1315 1016 617
II квартал 554 1328 1380 1055 536
III квартал 1041 1503 1279 1006 259
IV квартал 874 1416 1106 967  
Всего: 2956 5358 5080 4044 1412

Установленные в 1938 г. показатели «расчетного года» советские оружейные заводы превысили в 1941 г. более чем в 10 раз, главным образом, за счет массового производства пистолетов-пулеметов, которые в 1938 г. в мобилизационный план промышленности не входили. Показатель проектной мощности оружейного производства 1940 г.(в пересчете на 3-х линейные винтовки) был перекрыт в 3-м квартале 1941 г., то есть в первые месяцы войны.{172]

в) Производство танков и САУ
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 1047 4684 6134 6549 7562
II квартал 1366 6377 5982 7272 7860
III квартал 13815 38344 34231 29427 15269
IV квартал 16931 36110 34123 31391
Всего: 33159 85515 80470 74639 30691

Установленные в 1938 г. показатели «расчетного года» советская бронетанковая промышленность перекрыла в течение второй половины 1941 г., а предполагаемые мощности 1940 г. превзошла в течение 1942 г. более чем в 10 раз.

г) Производство боевых самолетов
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 2089 3301 6372 8150 8209
II квартал 2089 4967 7369 8150 8209
III квартал 5535 6219 8050 8455 2241
IV квартал 2665 7194 8050 8455 2241
Всего: 12378 21681 29841 33210 20900

Установленные в 1938 г. показатели «расчетного года» советская авиационная промышленность достигла во 2-м квартале 1942 г., тогда как проектную мощность 1940 г., очевидно, превзошла в течение 2–4 квартала 1942 года.

д) Производство патронов (млн. шт.)
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 916 729 1147 1777 1814
II квартал 1038 999 1399 1746 1449
III квартал 1530 1188 1637 1937 375
IV квартал 852 1201 1772 1946
Всего: 4336 4117 5955 7406 3638

Показатели «расчетного года» и проектной мощности 1940 г. советскими патронными заводами достигнуты не были. По сравнению с 1944 г. – годом наивысшей производительности патронных заводов, было изготовлено патронов в 2,2 раза меньше «расчетного» и почти в полтора раза меньше, чем позволяли предполагаемые мощности 1940 года. [173]

е) Производство артиллерийских снарядов (млн.шт.)
<
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
I квартал 11,5 19,0 37,0 44,5 46,4
II квартал 15,8 29,2 44,1 46,4 35.7
III квартал 29,7 41,0 46,5 47,3 5,7
IV квартал 26,2 44,1 47,4 45,8  
Всего: 83,2 133,3 175 184 87,8

Установленные в 1938 г. показатели «расчетного года» промышленность боеприпасов не только не превзошла, но даже их не достигла. По сравнению с 1944 г. – годом наивысшей производительности снарядных заводов, было изготовлено комплектных артиллерийских боеприпасов в 1,2 раза меньше, чем планировалось.

Неравномерность показателей темпов мобилизационного развертывания мощностей советского военно-промышленного комплекса, кроме ошибок в расчетах мобилизационного плана, на наш взгляд, следует отнести к разрывам в сроках этого процесса, который для промышленности вооружений и бронетанковой промышленности, а также отчасти авиационной промышленности начинается не в июне 1941 г., а по крайней мере, на год раньше. С началом Великой Отечественной войны оружейные, артиллерийские, танковые и авиационные заводы переходят на более интенсивный режим работы, который, не сложись критической ситуации на фронтах в период летне-осенней кампании 1941 г., мог бы обеспечить достаточный для отмобилизованной армии и восполнения потерь уровень подачи основных предметов вооружения, боеприпасов и боевой техники.

Сравнивая изменения удельного веса наркоматов военной промышленности в экономике страны в первые два года войны, по сравнению с довоенным 1940 г., можно отметить следующую тенденцию: при увеличении доли в общем объеме промышленного производства страны в 1,6 раза, объем капитальных вложений остался, примерно, на прежнем уровне. Увеличение количества работающих в 1,9 раза, при данном соотношении объема производства и капитальных вложений, нельзя отнести к факторам экстенсивного экономического роста; повысился в 1,5–2 раза коэффициент сменности оборудования, для чего потребовалось удвоить численность рабочих основных и вспомогательных производств{282}. Более подробные данные об изменении удельного веса оборонной промышленности представлены в таблице. [174]

Динамика удельного веса военно-промышлеииых наркоматов в промышленности СССР в 1840–1943 гг.


<
  1940 г. 1942 г. 1943 г.
Удельный вес продукции 25,4 41,2 40,4
Удельный вес численности рабочих и служащих 13,2 21,8 25,2
Удельный вес зарплаты 16,2 30,1 33,2
Удельный вес капитальных вложений 23,3 32,5 21,2
Источник: РГАЭ ф,4372, оп.94, д.115, л.36–37.

Увеличение удельного веса капитальных вложений военной промышленности в 1942 г., по сравнению с довоенным 1940 г., в 1,4 раза обусловлено затратами на восстановление эвакуированных заводов и осуществление мероприятий по концентрации производственных мощностей и перестройке технологического процесса на поточное производство. Этот, до войны не запланированный, маневр производственных мощностей в нескольких случаях (Кировский завод, завод № 92), действительно, был равнозначен коренной реконструкции производства, но в основном сводился к «расшивке узких мест» и т.п. мероприятиям по преодолению тенденций «исторического нарастания» в условиях интенсификации использования живого и овеществленного труда.

Задача интенсификации производства военной продукции решалась бы более успешно, если военные заводы были своевременно обеспечены квалифицированной рабочей силой. Между тем, в 1942–1944 гг. решениями ГКО и СНК СССР пришлось мобилизовать на постоянную работу в системе военно-промышленных наркоматов 482 тыс. человек из числа трудоспособного населения, большинство из которых не имело рабочих специальностей{283}. По данным Совета эвакуации при СНК СССР, количество эвакуированных вместе с военными заводами рабочих составляло, в среднем, 30–40% от их первоначальной численности. В этой связи дополнительная потребность в рабочей силе для восстановления эвакуированных предприятий и пуска их на полную мощность выразилась, по состоянию на декабрь месяц 1941 г., в количестве 470 тыс. человек, в том числе: по Наркомату авиационной промышленности – 218 тыс. человек (из них квалифицированных 137 тыс. человек), по Наркомату танковой промышленности – 45 тыс. человек (из них квалифицированных 27 тыс. человек), по Наркомату боеприпасов – 136 тыс. человек, по Наркомату вооружения – 64,2 тыс.человек{284}.

Наивысшего уровня (пика) производительности предприятия военно-промышленных наркоматов достигли в разное время. [175] Так, артиллерийские заводы Наркомата вооружения изготовили наибольшее количество артиллерийских систем (38344 шт.) в течение 3-его квартала 1942 г.; авиационные заводы произвели наибольшее количество боевых самолетов (8455 шт.) в течение 3-его квартала 1944 г.; бронетанковая промышленность произвела наибольшее количество танков и артсамоходов (38344 шт.) в течение 3-его квартала 1943 г.; патронные заводы Наркомата вооружения имели максимальную производительность (1946 млн. шт. патронов) в 4-м квартале 1944 г.; снарядные заводы Наркомата боеприпасов достигли пика своей производительности в 4-м квартале 1943 г. (47,4 млн. выстрелов).

Как показывает опыт 1-й Мировой войны, за периодом максимального роста производства военной продукции следует спад, обусловленный износом и выбытием производственного оборудования, накоплением физической усталости инженерно-технического и рабочего персонала. Для страны, выигрывающей войну, такой спад не является проблемой стратегического значения; для Красной Армии восполнение потерь предметов вооружения и боевой техники, стратегического сырья и материалов в 1943–1944 гг., в период естественного спада производства, в возрастающих размерах стало очень своевременно компенсироваться американской промышленностью.

Косвенным доказательством накопления износа производственного оборудования и т.д. предприятий военно-промышленных наркоматов является увеличение в 1943 г. потерь от брака, по сравнению с 1942 г., когда, между прочим, в производство военной продукции было вовлечено наиболее значительное количество неквалифицированных кадров, когда не был еще отлажен технологический процесс и не была должным образом организована система контроля за качеством продукции{285}. Правда, в 1943 г. общий объем производства военной продукции значительно вырос, но, вместе с тем, выросла квалификация кадров, завершилась перестройка технологического процесса и т.д. Динамика потерь от брака показана ниже в таблице. [176]

Потери от брака в % к себестоимости товарной продукция


<
  1942 г. 1943 г.
НКАвиапром 2,6 2,9
НКВооруженин 2,7 3,4
НКБоеприпасов 1,5 2,0
НКТанкпром 2,9 3,7
НКСудостроения 1,5 1,6
ЛКМинвооруження 3,9 5,9
Источник: РГАЭ ф.7733, оп.36, д. 1309, л.97.

По завершению перестройки технологического процесса действующих и восстановленных эвакуированных предприятий военно-промышленного комплекса на массовое (поточное) производство военной продукции стало возможно, порою существенное, сокращение внутризаводских расходов материалов, электрической энергии и т.д. на условную единицу «готового изделия». Так, себестоимость танка Т-34 завода № 183 снизилась с 242,2 тыс. руб. в 1941 г. до 136,6 тыс. руб. в 1943 г.; себестоимость винтовки завода № 74 за тот же период снизилась с 135 руб. до 100 руб., а себестоимость 1 тыс. шт. винтовочных патронов завода № 3 – с 138 руб. до 130 руб.{286}. Под предлогом снижения себестоимости производства военной продукции, а также, главным образом, для экономического стимулирования этого процесса советским правительством в 1942–1943 гг. были пересмотрены в сторону снижения действующие оптовые цены на основные предметы вооружения, боеприпасов и боевой техники.

По данным Госплана СССР, цены на военную продукцию в целом были снижены в 1942 г., по сравнению с 1940 г., на 14 млд. руб. и в 1943 г. – на 19 млд.руб.{287}. Снижение цен затронуло, преимущественно, серийную продукцию, заказываемую в больших количествах Довольствующими управлениями НКО, НКВМФ и НКВД. Оплата стоимости производства опытных образцов осуществлялась по согласованию с военно-промышленными наркоматами.

Для заводов-изготовителей серийной продукции цены на одно и то же изделие устанавливались индивидуально, в зависимости от уровня заводской себестоимости и реальных возможностей снижения непроизводительных затрат. Поэтому, скажем, на истребитель ЛАГГ-3 производства завода № 21 отпускная цена 1942 г. составила 136 тыс. руб., а для завода № 31–148,5 тыс. руб.; бомбардировщик Пе-2 завода № 54 закупался по цене 482 тыс. руб., а у завода № 126 – по цене 550 тыс. руб.

Как снижение цен на серийную военную продукцию повлияло на характер экономических взаимоотношений заказчика и производителей? В записке Наркомфина А.Зверева Заместителю председателя СНК СССР А.И.Микояну от 7 марта 1942 г. «По вопросу о стоимости поставок вооружения, боеприпасов и прочих предметов боевой техники (военной продукции)» отмечалось, что

«возможность Наркомата Обороны влиять на уровень цен изделий военной промышленности, которые определяются прейскурантами, значительно ослабла, поскольку всякое изменение оптовых цен влечет за собой изменение утвержденных по бюджету для наркомата (завода) накоплений, на что требуется разрешение правительства»{288}. [177]

Что касается договорных цен, то, как считает Зверев, их снижение зависит исключительно от самого НКО, за которым Нарком финансов предлагал «установить такой контроль, чтобы уровень договорных цен не превышал утвержденные прейскурантные цены на другие образцы военной продукции»{289}.

Далее, в записке излагались предложения по ужесточению контроля за военно-промышленными наркоматами в вопросах пересмотра цен на военную продукцию:

«Поставщик, как правило, не заинтересован в действительном снижении оптовых цен, которое давило бы на них и заставляло бы снижать себестоимость. Требуется каждый раз специальное решение СНК СССР, обязывающее наркоматы пересматривать цены на военную продукцию. В свою очередь, установление цены раз в год приводит на практике к тому, что по отдельным изделиям к концу года оптовые цены отрываются от себестоимости».

Нарком финансов предлагал разрешить соответствующим правительственным органам (в первую очередь, Госплану и Наркомфину), по мере надобности, пересматривать сложившиеся цены и вносить поправки «в хозяйственные и финансовые планы наркоматов-поставщиков и заказчиков»{290}.

Посредством снижения цен на военную продукцию уровень рентабельности производства наркоматов военной промышленности, по сравнению с 1940–1941 гг., как показано в таблице, в 1942–1944 гг. в целом понизился.

Динамика рентабельности производства


<
  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
НКДвиапром +7,32 + 13,53 -0,98 +7,7 +5,52 +5,2
НКБоеприпасов +2,03 + 12,73 +4,87 +4,41 +3,46 +5,8
НКВооружения +6,43 + 18,49 +4,3 -3,19 +0,49 +3,4
НКСудостроения + 1,22 +3,1 +2,42 +1,09 + 1,67 +31
НКМинвооружений   + 16,44 +12,7 +0,63 -2,18 +4,1
НКТанкпром   + 14,81 +6,57 -1,36 +3,2 +3,4
Источник: РГАЭ ф.7733, оп.36, д.1309,л.243; д.1927, л.32.

Как это не парадоксально, но наибольшее снижение уровня рентабельности приходится как раз на те периоды, когда военно-промышленные наркоматы достигали наибольших производственных успехов в деле резкого увеличения объемов производства военной продукции и снижения внутризаводской себестоимости и непроизводительных расходов. Пик производительности НКАП Приходится на 1944 г., – уровень рентабельности сокращается. По сравнению с 1943 г. на 2,18%; пик производительности НКТП приходится на 1943 г., – уровень рентабельности падает, по сравнению с предыдущим годом аж до минусовой отметки, означающей убыточность производства!{291}. [178]

Наименее экономически оправданным являлось снижение цен на военную продукцию в 1943 году. Большинство военных заводов уже прошли пик наивысшей производительности, о чем, в частности, свидетельствует общее для всех наркоматов недовыполнение установленного плана по валовой продукции (по НКМВ план был выполнен на 87,7%, по НКВ и НКБ – на 94%), снижению себестоимости и использованию амортизационных отчислений для капитального ремонта{292}.

В последние два года войны снижение себестоимости военной продукции в значительной мере происходило за счет снижения цен на сырье, материалы, электроэнергию, топливо.

«В настоящее время, – сообщает начальник 1-го Отдела НКФ СССР А.Силаев в записке в правительство от 28 февраля 1945 г., – ряд сырьевых отраслей промышленности имеют оптовые цены ниже себестоимости, что влечет искусственное занижение себестоимости продукции не только обрабатывающей промышленности, но и других отраслей хозяйства. Например, рентабельность Наркомата танковой промышленности в 1945 установлена в размере 3,4%, при удельном весе сырья, материалов и топлива в стоимости затрат в размере 65%. Таким образом, рентабельность танковой промышленности целиком зависит от низких цен на металл и топливо. Такое же положение наблюдается по НКВ и НКАП, где удельный вес потребляемого сырья и материалов в стоимости затрат составляет не менее 55%»{293}.

В заключении своей записки А.Силаев совершенно справедливо заметил, что

«с точки зрения единого государственного плана развития народного хозяйства не имеет особого значения, в какой его отрасли, в конечном счете, перекрывается разрыв между затратами и отпускными ценами, однако, отсутствие нормального накопления и низкая рентабельность или убыточность ряда отраслей промышленности не обеспечивают правильных хозяйственных отношений между ними и нормального их участия в расширенном воспроизводстве; устраняется стимул к укреплению хозяйственного расчета, особенно по наркоматам, у которых затраты не покрываются доходами»{294}.

В подтверждение данных аргументов приведем выдержку из справки Контрольно-ревизионного управления НКФ СССР от 22 июня 1945 года.

«Многих руководителей предприятий, главков и наркоматов, – говорится в документе, – мало беспокоит, что в результате нарушения принципов хозрасчета они попадают в тяжелое финансовое положение. Многие из них не только не заботятся о сохранении и преумножении выделенных им государством средств, но, наоборот, пытаются свою плохую работу «забалансировать» за счет государственного бюджета. Проще говоря, не чувствуют никакой моральной и не несут никакой материальной ответственности. Например, Наркомат боеприпасов план накопления выполнил в 4-м квартале 1944 г. только на 53,3%, обязательств перед бюджетом не выполнил и, кроме того, получил дефицит оборотных средств на сумму свыше 200 млн. руб. Перерасход финансовых средств и бесхозяйственные потери, отнесенные на себестоимость продукции, только по одному этому наркомату составили в 1944 г. свыше 0,5 млд. руб.»{295}.

Судя по переписке Наркома финансов СССР А.Г.Зверева с заместителем Председателя СНК СССР Н.А.Вознесенским, за период Великой Отечественной войны финансовое положение всех без исключения военно-промышленных наркоматов являлось критическим. На всех военных заводах в 1941–1945 гг. имело место скопление сверхнормативных запасов сырья, материалов и неукомплектованной готовой продукции, росла их задолженность отделениям Госбанка. Чтобы скрыть неудовлетворительную работу первых месяцев планируемого цикла (квартал, полугодие), руководство наркоматов прибегало к корректировке утвержденных правительством производственных и финансовых планов в сторону их снижения и, таким образом, вольно или невольно, содействовало ослаблению внимания руководителей предприятий к плановой и финансовой дисциплине.

Попытки Наркомата финансов СССР практически, с помощью штрафных и иных санкций, взыскать с предприятий ущерб, нанесенный государственной казне их бесхозяйственностью, крайне редко заканчивались успехом. В этой связи можно привести следующий пример.

По существовавшему еще до войны порядку взаимоотношений между заказчиками военной продукции и заводами-изготовителями за недопоставки оплаченных заказчиком изделий на заводы-изготовители Госарбитражем могли накладываться штрафные санкции. В годы войны подобные меры почти не применялись, и каково же, например, было изумление руководства Наркомата танковой промышленности, когда командование бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии предъявило в сентябре 1943 г. через Госарбитраж штрафные санкции заводам № 112, 174, 183, Уралмашзаводу и Кировскому заводу в размере 5,5 млн. руб., а НКФ СССР «не увидел оснований к освобождению НКТП от уплаты пени и штрафа»!{296}. Чтобы работе данных заводов не остались без премий, заместитель Наркома танковой промышленности А.М.Петросянц обратился за поддержкой к члену ГКО Л.П.Берия. Краткой, но выразительной резолюции Лаврентия Павловича оказалось достаточно, чтобы НКФ СССР срочно переменил свое мнение и «забалансировал» спорную сумму за счет государственного бюджета{297}. [180]

г) Влияние военного потребления на пропорции распределения национального дохода
и совокупного общественного продукта

Особенностью процессов воспроизводства совокупного общественного продукта в экономике военного времени является непрерывное увеличение доли продукции военного потребления, в том числе предметов вооружения, боевой техники и военно-технического имущества. Так как при использовании продукции военного потребления, произведенной предприятиями групп «А» и «Б» (производство средств производства и предметов личного потребления), не создается ни стоимости, ни прибавочной стоимости, она выпадает из сферы производства и обращения. За счет какой части общественного продукта в этом случае осуществляется расширенное воспроизводство товаров военного потребления и каким образом происходит распределение национального дохода?

В 1944–1947 гг. ЦСУ и Отдел сводного плана Госплана СССР подготовили для правительства несколько важных аналитических записок о влиянии войны и роста военных затрат на размеры производства и пропорции распределения национального дохода и валового общественного продукта, в том числе: «Распределение общественного продукта СССР по использованию за 1940 год и 1943 год» (июль 1945 г.), «О балансе народного хозяйства на 1937–1940 гг. и за 1942 и 1943 годы», «О доле военных затрат в народном доходе и общественном продукте СССР и об источниках финансирования военных затрат» (январь 1946 г.), «Основные изменения в народнохозяйственных пропорциях и связях в 1947 г.» (декабрь 1947 г.), «О методах исчисления народного дохода в СССР и в других странах». По разным причинам в отечественной историографии данные материалы либо не были востребованы, либо востребованы частично (в виде отдельных показателей), поэтому имеет смысл рассмотреть их в совокупности, под углом зрения основных принципов функционирования экономики в условиях военного времени.

Прежде чем изложить содержание названных документов, напомним, что в советской статистике национальный доход определялся как часть годовой валовой продукции материального производства, остающейся после возмещения потребленных в производстве средств производства. При расчетах национального дохода в итог входили: промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт по перевозке грузов, связь, торговля и общественное питание, а также охота, рыболовство, самозаготовка населением дров и деловой древесины. [181]

Из стоимости валовой продукции каждой из этих отраслей вычитались производственные материальные затраты: стоимость потребленного сырья, материалов, топлива и амортизация оборудования. Полученная чистая продукция всех отраслей экономики давала общий итог национального дохода за год. При определении размеров национального дохода, в отличие от других стран, в нашей статистике не принималась в расчет стоимость услуг.

Статистической базой исчисления национального дохода СССР в целом и по отдельным элементам являлись годовые отчеты государственных предприятий, колхозов и кооперативных организаций, а также данные об исполнении государственного бюджета, отчеты Государственного Банка СССР, специальных банков долгосрочных вложений и сберегательных касс, отчеты органов государственного и социального страхования, периодические статистические обследования и переписи.

Национальный доход исчислялся в текущих и так называемых «неизменных» ценах 1926/27 годов.

За период 1937–1945 гг. динамика роста национального дохода СССР в текущих и «неизменных» ценах 1926}27 гг. была показана Отделом сводного плана следующими данными.

Динамика национального дохода СССР в 1937–1944 гг.


<
Годы В млд. руб. в текущих ценах В млд. руб. в ценах 1926/27 гг.
1937 243,8 96,3
1938 257,4 105,0
1939 328,8 117,2
1940 368,2 128,3
1941 404,1 118,0
1942 330,1 84,3
1943 418,6 95,2
1944 489,6 113,5
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.95, д. 168, л.79–80.

Из приведенных выше данных следует, что в период Великой Отечественной войны национальный доход в масштабе текущих цен продолжал расти (за исключением 1942 г.), тогда как в масштабе «неизменных цен» 1926/27 гг. сокращался. В объем национального дохода включалась стоимость продукции военного потребления, которая в текущих ценах характеризовалась по отношению к величине национального дохода следующей динамикой: [182]
<
  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г.
Национальный доход (млд. руб.) 368 350 329 416 485
Военные затраты (млд. руб.) 70 98 125 146 154
Удельный вес военных затрат в % 19 28 38 35 32

Доля военных затрат в национальном доходе, исчисленном в фактических ценах, не отражала, по мнению Отдела сводного хозяйственного плана Госплана СССР, реальной степени мобилизации народного хозяйства на нужды войны и не вскрывала действительного изменения удельного веса продукции военного потребления в национальном доходе, по сравнению с довоенным периодом. Аналитики Госплана отмечают, что

«за годы войны имело место значительное повышение цен, особенно на товары широкого потребления, при падении физического объема произведенной продукции ниже довоенного уровня. С 1940 г. по 1945 г. среднегодовой объем денежной массы в обращении вырос почти в три раза ( с 23,9 млд. руб. до 69,5 млд. руб.), а розничный товарооборот сократился почти в полтора раза»{298}.

По расчетам Отдела сводного плана в национальном доходе СССР за 1942 г., показанном в фактических ценах в размере 330 млд. руб., около 110 млд. руб. приходится на повышение цен, по сравнению с 1940 г., то есть, как минимум, на 33% размеры национального дохода, по отношению к официальным данным, завышены. В национальном доходе за 1943 г., показанном в фактических ценах в размере 416 млд. руб., на повышение цен приходится 166 млд. руб. (почти 40% роста национального дохода). В то же время, цены на вооружение и боеприпасы в 1942 г., по сравнению с 1940 г., были снижены на 14 млд. руб., а з 1943 г. – на 19 млд. руб. Цены на изделия военно-технического снабжения остались в основном на уровне 1940 года.

В связи с изменениями в системе цен доля военных затрат в национальном доходе, исчисляемом в фактических ценах, оказывается преуменьшенной. Например, удельный вес военной техники в общей сумме военных затрат за 1943 г. в фактических ценах составляет 27%, а в ценах 1940 г. – 42%.

Для более правильного определения доли национального дохода, отвлекаемой для военных нужд, Отдел сводного плана Госплана СССР рассчитал национальный доход и военные затраты в 1941–1944 гг. в довоенных ценах 1940 г. и получил следующие показатели динамики национального дохода и военных затрат{299}: [183]
<
  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г.
Национальный доход (млд. руб.) 368 335 224 252 297
Военные затраты (млд. руб.) 70 98 128 147 156
Удельный вес военных затрат в % 19 29 57 58 52

Согласно этим данным, в 1941–1944 гг. имело место абсолютное сокращение национального дохода страны. В 1942 г. национальный доход составил 60,8% от уровня 1940 года. В 1944 г. объем национального дохода достигает 80,7% от уровня 1940 г., при возрастании доли военных затрат до 52,2% к величине его использования.

За вычетом военных затрат, динамика национального дохода СССР в 1940–1944 гг. в ценах 1940 г. выглядела бы, по нашему мнению, еще более убедительно:
<
  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г.
Национальный доход (млд. руб.) 298 237 96 105 141

В 1942 г. реальный национальный доход составил одну треть от уровня 1940 г.; в 1944 г. он был равен половине национального дохода, произведенного в 1940 году.

По своему использованию национальный доход делится на две основных категории: «потребление» и «накопление». По данным ЦСУ СССР (записка В.Старовского Н.А.Вознесенскому от 30 июня 1944 г.), с 1940 г. по 1943 г. доля потребления в национальном доходе в фактических ценах увеличивается с 80% до 99%, а доля накопления, соответственно, сокращается с 20% до 1%{300}. По отношению к накоплению показатель 1943 г. является, по-видимому, самым низким за всю историю советской экономики. Между тем, в советской экономической литературе утверждается, что с 1943 г. по 1945 г. в СССР осуществлялось расширенное воспроизводство совокупного общественного продукта. Как это могло иметь место при отсутствии или совсем ничтожном проценте накопления?

В условиях абсолютного сокращения объема национального дохода и той его части, которая направляется на накопление, процесс расширенного воспроизводства в отраслях промышленности, изготовляющих военную продукцию, может совершаться только за счет сокращения размеров потребления необходимого общественного продукта. Показатели объемов потребления общественного продукта в балансах общественного продукта, разработанных ЦСУ СССР в масштабе действующих цен, этого не подтверждают или подтверждают частично. Так, объем потребления населения с 1940 г. по 1944 г., согласно этим данным, увеличивается на 60,4%, а объем производственного потребления сокращается на 26%.

Учитывая изменения, произошедшие в годы войны в структуре цен, а также реальное сокращение национального дохода в 2–2,5 раза, показатели баланса общественного продукта в фактических ценах искажают реальное положение дел. [184]

Пересчитывая показатели баланса общественного продукта в ценах 1940 г., аналитики ЦСУ СССР получили совсем другие данные, которые приводятся в таблице. По отношению к 1940 г в последние два года войны имеет место не увеличение, а сокращение совокупного общественного продукта. Производственное потребление и потребление населения сокращается в полтора-два раза, а производство военной продукции, наоборот, увеличивается почти в два раза. Доля накопления в величине национального дохода сокращается в полтора раза и т.д.

Баланс общественного продукта СССР (в ценах 1940 г. в млд. руб.)


<
  1940 г. 1944 г. 1945 г.
Поступление
Произведенный общест. продукт 682,3 473,7 467,0
Поступило из др. источников 4,1 45,6 39,7
Годовой общественный продукт 686,4 519,3 506,8
Распределение
Производственное потребление 296,1 204,1 196,5
Потребление населения 244,5 141,6 169,1
Потребление военнослужащих 14,9 32,2 21,3
Потребление госучреждений 19,9 11,8 14,0
Военная продукция 28,4 74,3 50,9
Потери общест. продукта 11,5 10,7 10,0
Накопление 71,1 44,6 45,0
в том числе:
Прирост основных фондов 40,6 23,8 28,1
Прирост запасов 25,5 18,5 14,6
ВСЕГО РАСПРЕДЕЛЕНО 686,4 519,3 506,8
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.95, д. 168, л.45.

Данные таблицы подтверждающие наше предположение насчет того, что расширенное воспроизводство военной продукции и других предметов военного потребления, при сложившихся в 1941–1945 гг. пропорциях распределения совокупного общественного продукта и использования национального дохода, стало возможно только благодаря производственному и личному недопотреблению, которое создало фиктивную величину роста национального дохода.

Около 10% в 1944 г., в период наибольшего роста производства военной продукции и потребления военнослужащих, в балансе распределенного общественного продукта СССР составили «поступления из других источников». [185] Это – импорт и поставки товаров производственного, личного и военного потребления по ленд-лизу нашими союзниками.

Если в отношении предметов вооружения и боевой техники общие размеры экономической помощи союзников не только известны, но и сопоставлены с отечественным производством, то другие ее проявления в советской исторической литературе пока не зафиксированы. Между тем, импорт и ленд-лиз обеспечили в годовом общественном продукте СССР за 1941–1945 гг., по данным Первого отдела Госплана, не менее 55% потребления грузовых и легковых автомобилей, 20,6% тракторов, 23,1% металлорежущих станков, 42,1% паровозов, 40,8% алюминия, 19,3% цинка, 25,3% никеля, 37% ртути, 99,3% олова, 56,9% кобальта, 67,1% молибдена, 24,3% нержавеющей стали, 18,1% авиационного бензина, 100% натурального каучука, 22,3% этилового спирта, 38,2% глицерина и т.д.{301}.

Только по ленд-лизу наша страна получила в 1941–1945 гг. из США готовой продукции и материалов на общую сумму 10,6 млд. долларов. При пересчете этой суммы по официальному курсу 1940 г. (1 доллар за 5,3 рубля), получается 56,1 млд. руб., что, например, эквивалентно 18,9% национального дохода СССР в 1944 г. в ценах 1940 года. Это – безвозмездная помощь; за вычетом ее, все остальное оплачивалось золотом, пушниной, алмазами и пр.

Сокращение размеров производственного и личного потребления в интересах расширенного воспроизводства продукции военного потребления усугублялось инфляционными процессами. В 1943 г. военные расходы СССР составили около 150 млд. руб. или 36% национального дохода; с учетом строительства и реконструкции военных заводов общая сумма всех затрат измерялась в сумме 220 млд, руб, или 52,5% от величины национального дохода, рассчитанной в действующих ценах{302}.

По данным ЦСУ СССР ( записка в правительство от 13 июня 1945 г.) главным источником финансирования военных расходов в 1943 г. были: накопление государственных предприятий и организаций и их амортизационные отчисления (более 100 млд. руб.), размещение займов среди населения и их добровольные взносы (около 25 млд. руб.), налоги (30 млд. руб.) и эмиссия (11,5 млд. руб.).

В общем объеме финансовых ресурсов эмиссия определялась Госпланом в количестве не более 5%. Военные же расходы, как сказано выше, составили около 220 млд. руб. За счет чего были покрыты остальные 53 млд. руб., если государственный бюджет 1943 г. составлялся без дефицита? Дополнительным источником покрытия военных расходов являлось повышение цен на товары широкого потребления государственной розничной торговли, которое составило не менее 30 млд. руб.{303}. [186]

Неясны источники покрытия оставшихся 23 млд.руб. Вероятнее всего их покрыла кредитная эмиссия Государственного Банка СССР. Если в финансовых ресурсах, направленных на покрытие государственных расходов, эмиссия измерялась в 1943 г. в количестве 5%, то в финансовых ресурсах Государственного Банка СССР эмиссия составляла более 50%{304}. То есть объем эмиссионных денег в обращении, связанных с финансированием народного хозяйства, по нашему мнению, в действительности был более значительным, чем его показывала официальная статистика.

В начале 1945 г., ввиду приближающегося окончания военных действий, советское правительство стабилизировало военные расходы на уровне 1944 г., предполагая направить прирост национального дохода на увеличение накопления и потребления. Объем накопления, по сравнению с предыдущим годом, предполагалось увеличить на 37%, а объем потребления на 19%, Прирост национального дохода, по плану, обеспечивался увеличением валовой продукции «гражданской» промышленности на 19% и сокращением производства военной продукции почти в полтора раза. Однако, накапливавшиеся в предыдущие годы несоответствия между натуральной и ценностной формами выражения стоимости общественного продукта и национального дохода привели к тому, что план развития народного хозяйства СССР в 1945 г. составлялся с серьезными диспропорциями. Так, баланс средств производства формировался с дефицитом в 24 млд. руб., а баланс предметов потребления – с дефицитом 20 млд. руб.{305}.

Далее, Госплан СССР допустил грубую ошибку при определении размеров национального дохода в 1945 г., назвав в начале цифру 518 млд. руб., затем – 476 млд. руб. Фактически он составил 441,4 млд. руб., или на 48,2 млд. руб. меньше, чем в 1944 году. Распределение национального дохода в 1945 г., по сравнению с запланированными показателями, характеризуется следующими данными.

Баланс общественного продукта СССР (в млд. руб. в действующих ценах)


<
  1944 отчет 1945 план 1945 вып.
Поступление
Произведенный общественный продукт 708,6 727,0 640,4
Поступление из др. источников 44,7 40,0 36,5
Годовой общественный продукт 753,3 767,0 676,9
Распределение
Производственное потребление 219,0 252,0 199,0
Потребление населения и учреждений 457,5 392,0 400,1
Военные затраты 93,7 62,0 64,9
в том числе:
военная продукция 55,1 50,5 39,3
Потери общественного продукта 11,1 10,5
Накопление 10,6 53,0 28,0
в том числе:
Прирост основных фондов 29,1 46,3 34,7
Прирост запасов -20,5 -8,7
Прирост резервов 2,0 2,0 2,0
ВСЕГО РАСПРЕДЕЛЕНО 753,3 509,0 676,9
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОХОД 489,6 475,0 441,4
Источник: РГАЭ ф.4372, оп.95, д.168, л.45.

При сокращении годового общественного продукта и национального дохода в 1945 г., увеличение размеров накопления и покрытие военных затрат могло осуществляться за счет тех же источников, что и в период войны, то есть сокращения производственного потребления и потребление населения. Дополнительными источниками накопления и покрытия военных расходов в советской экономике в 1945 г. продолжали оставаться рост цен на товары широкого потребления и кредитная эмиссия Государственного Банка СССР{306}.

В 1945 г. возникли проблемы с выполнением утвержденного правительством бюджетного плана. Доходы оказались на 8,2 млд. руб. меньше ожидаемых. Расходы союзного бюджета сократились, против плана, на 9,6 млд. руб.; при этом расходы на оборону остались на запланированном уровне (98,2 млр. руб. или 54,3% от общей суммы расходной части бюджета страны){307}. Таким образом, последний год войны и начало первого года мирной жизни для экономики СССР ознаменовались глубоким кризисом, который, на самом деле, являлся продолжением общего экономического спада, обусловленного гигантскими экономическими потерями и военными затратами 1941–1945 годов. [188]

Дальше