Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Заключение

Вторая мировая война, возникшая, как и первая, на европейской земле, стоила человечеству колоссальных усилий, жертв и страданий. Ни одна из войн не может сравниться с ней по размаху и ожесточенности борьбы. Ни один из военных конфликтов прошлого не может стать в одном ряду с ней по глубине политических, социальных, экономических, общественных последствий, по размерам воздействия на судьбы мира.

Цели фашизма в этой войне, будь они достигнуты, подвели бы к глубочайшему кризису цивилизации, к победе необузданного варварства, к порабощению многих народов. Но как доказано сейчас с неопровержимой точностью, международная реакция накануне второй мировой войны открывала нацизму именно этот путь, мало задумываясь о том, что сулит Европе и миру политика свободы рук нацистам. Последствия не заставили себя ждать слишком долго.

Среди сложнейшего комплекса классовых, политических, экономических противоречий, которые накануне войны перекрещивались и сплетались в тугие узлы в капиталистическом мире, отчетливо пробивалась ведущая политическая тенденция наиболее реакционных империалистических сил Запада: позволить фашизму развязать эту войну, в которой, как надеялись, он сокрушит Советский Союз.

Они хотели толкнуть гитлеризм в одном-единственном направлении. Действительно, война против Советского Союза составляла главнейшую часть программы нацизма. Но, кроме того, он собирался идти и по другим направлениям, завоевать мировое господство. Победа над Советским Союзом должна была стать ключом, открывающим путь к созданию мировой фашистской сверхимперии. Гитлеризму предлагали очень многое, но только не свое собственное. Он хотел сначала главное, а потом все остальное.

Ход истории сложился таким образом, что те, кто из западных столиц перед войной вдохновлял "восточную ориентацию" агрессии нацизма, оказались вынужденными потом, в ходе войны, благословлять Советский Союз, который сломил основную военную мощь нацизма, остановил его движение к мировой гегемонии, [755] развеял в прах всю его чудовищную внешнеполитическую программу, внес решающий вклад в полное сокрушение гитлеровского рейха.

Мы вели здесь речь о людях, принадлежащих к социальной группе, которая была активнейшим создателем гитлеровской империи и главным проводником в жизнь ее внешнеполитических планов. Оценивая их путь от начала развязанной ими агрессии до полной катастрофы, нельзя не видеть в бесчисленном сцеплении связей, взаимных влияний, причин и следствий, из которых соткана история, глубокой закономерности конца, постигшего под мощными ударами свободолюбивых народов всю социальную систему фашизма и каждого из ее активных представителей.

Деятельность высших военных лидеров нацизма, независимо от личных качеств каждого из них (т. е. от способностей, лучшего или худшего знания военной тактики и т. п., что само по себе, конечно, никак нельзя недооценивать), прежде всего должна рассматриваться с общественно-социальной точки зрения. Ибо именно эта сторона дела в первую очередь определяла их стремления, пути достижения желаемого и результаты.

Высшее военное руководство третьего рейха выступало во второй мировой войне как лидер наиболее реакционной, правоэкстремистской группировки империалистической системы, господствующих классов Германии, как активный выразитель интересов фашистского политического режима, возникшего в условиях острого кризиса капитализма. Поскольку борьба между Советским Союзом и фашистской Германией носила ярко выраженный классовый характер, военная верхушка нацизма была призвана реализовать военными средствами именно классовую программу этой системы.

Но такая программа не отвечала объективным закономерностям эпохи. Победить Советский Союз, уничтожить социализм, силы демократии, завоевать мировую гегемонию фашизм не мог. Он пытался пойти наперекор исторической необходимости, главным тенденциям мирового развития и был, если рассматривать вопрос в широком плане, обречен уже этим. Он не учел расстановки мировых классовых и политических сил. Он игнорировал социально-политические и экономические завоевания советского народа, достигнутые им за годы Советской власти. Нацисты развязали войну против великого, бурно растущего, охваченного всеобщим энтузиазмом строительства социалистического государства, пытаясь подойти к нему с узкими мерками отсталой дореволюционной России. Но не увидев различия между новым и старым, пройдя мимо нового, не поняв природы социалистического государства, самим фактом нападения на Советский Союз фашистская военно-политическая верхушка подписала себе приговор задолго до Нюрнберга.

Беспредельно узкие в своем классово-политическом мышлении, нацистские военно-политические лидеры оказались не в состоянии понять политического характера войны, которую они развязали и которую вели против гитлеровской Германии народы и государства антигитлеровской коалиции, вынужденные отстаивать [756] свободу и право на существование. Нацизм органически не мог и должным образом оценить то обстоятельство, что своей агрессией он вызвал колоссальные противоборствующие силы массового порядка, когда в победе над фашизмом оказались кровно заинтересованными широчайшие круги народных масс многих стран. И отсюда вполне закономерно, что фашистская военная верхушка не поняла общественного смысла и возможностей национально-освободительной борьбы народов, направленной против всей представляемой ими политической системы, борьбы, развернувшейся повсеместно и неодолимо и наносившей гитлеризму удар за ударом,

Именно прежде всего во всем этом, т. е. в обстоятельствах классово-политического характера, заключался глубокий авантюризм нацистской военно-политической системы. И совершенно закономерно, что военная стратегия, которую разрабатывала и проводила в жизнь во второй мировой войне военная верхушка третьего рейха, ее военные планы и решения, как производное этой системы, были столь же авантюрными. Ибо очевидно, что часть не может быть чем-то другим, нежели целое. Столь же очевидно, что глубокие пороки военной системы и военной стратегии фашизма обнаруживались отнюдь не сами по себе, а лишь в результате тех могущественных ударов, которые были нанесены по агрессору Советским Союзом и другими государствами антигитлеровской коалиции.

Варварские методы ведения войны не помогли и не могли помочь нацистским военным руководителям достигнуть нереального. Крайняя жестокость и бесчеловечность не стали ни средством достижения цели, ни компенсацией ограниченных сил, ни приемом, позволяющим сделать невозможное возможным. Политический авантюризм лишил надежной почвы военную стратегию. Поиски опоры в тактической сфере не могли возместить отсутствия прочного стратегического фундамента. Военное искусство гитлеровской военной системы оказалось разорванным в решающем звене - на грани связей политики и стратегии. Поэтому фашистская стратегия оставалась зачастую вне достаточного осмысливания новых явлений войны, появлявшихся именно на этой грани. Нацистские военные лидеры развязали войну глобального масштаба, не учитывая, что современный глобализм не похож на то, с чем Германия сталкивалась в прошлых войнах. Они пытались переносить в новую эпоху свои старые традиционные стратегические принципы. Но ни "молниеносная война", ни "действия по внутренним линиям", ни даже "тотальная война" в их традиционных вариантах не могли принести победы в мировой борьбе той эпохи, за которой должна была уже начаться научно-техническая революция.

Все, о чем здесь говорилось, казалось бы, ныне уже давно принадлежит истории. Но как актуальна она для современности! Сегодня с необычайной силой она предупреждает человечество о необходимости сделать все возможное, чтобы не повторился путь 30-х - начала 40-х годов. История с предельной яркостью показывает, [757] к чему ведет путь антикоммунизма, подавления сил прогресса, национальных интересов народов, что может получиться, если правая империалистическая реакция начинает располагать свободой действий и приходит к власти.

И вместе с тем история с колоссальной убедительностью свидетельствует о том, что социалистическое общество является наиболее последовательным, непримиримым борцом против фашизма, убеждает в непреоборимой силе социалистического строя, в его колоссальных возможностях как в дни мира, так и войны, в подлинном величии советского народа, внесшего самый большой вклад в разгром нацистского режима и всех его институтов.

Вторая мировая война принесла особенно тяжелые последствия Европе, ставшей ее главным полем сражения. Один из основных уроков войны, значение которого ныне многократно возросло в условиях научно-технической революции, заключается в том, что на европейском континенте немыслима военная конфронтация, невозможно решение политических проблем военными средствами, что империалистическая политика, в основе которой лежит военное "устрашение", для Европы абсолютно неприемлема и деструктивна.

Глубоко и всесторонне учитывая основные закономерности современной эпохи, уроки истории, Коммунистическая партия Советского Союза, братские социалистические страны кладут в основу своего внешнеполитического курса программу мира и сотрудничества всех народов, уделяя при этом первостепенное внимание европейской разрядке.

Советское государство, возникшее как государство мира, на протяжении всего своего существования было его знаменосцем. В 1918 г. В. И. Ленин писал: "Рабочие всего мира, в какой бы стране они ни жили, приветствуют нас, сочувствуют нам, рукоплещут нам за то, что мы... перед всем миром подняли знамя мира, знамя социализма"{1455}. С тех пор неизмеримо возрос авторитет Советского государства как государства мира и социализма, возросла сила благотворного воздействия, которое оказывает оно на ход мирового развития. Усилия внешней политики Советского Союза направлены к тому, чтобы обеспечить Европе прочный, устойчивый мир, Товарищ Л. И. Брежнев, выступая по французскому телевидению 29 октября 1971 г., говорил: "Со времени окончания войны прошло 26 лет. Мы хотим, чтобы Европа стала, наконец, по-настоящему мирной, чтобы в отношениях между европейскими государствами не было места угрозам и применению силы, чтобы были обеспечены уважение суверенитета каждого государства и неприкосновенность его границ".

Программа борьбы за мир и международное сотрудничество, сформулированная XXIV съездом КПСС, представляет собой в современных условиях наиболее полный и научно обоснованный план разрядки международной напряженности, борьбы с агрессией, [758] предотвращения военных конфликтов, развития народов по пути сотрудничества и дружбы{1456}.

Такая политика отвечает наиболее глубоким интересам народов Европы. Она принципиально противостоит курсу тех "атлантических" кругов, которые стараются препятствовать европейской разрядке. Для Европы курс военного противостояния блоков неприемлем и бесперспективен. Он делает постоянной угрозу военно-политических конфликтов, нагнетает атмосферу напряженности и неуверенности, создает питательную среду для милитаризма, делает практически непрерывным процесс наращивания вооружений.

Империалистическая политика, опирающаяся на военное противостояние блоков, стимулирует разъединение двух частей Европы, их бесперспективную конфронтацию; она искусственно тормозит экономический обмен, когда развитие производительных сил требует все большего расширения контактов и сотрудничества.

На протяжении веков Европа была и средоточием мировой культуры, и эпицентром сокрушительных войн. И во все века передовые умы Европы выступали против насилия, против тех, кто препятствовал историческому прогрессу человечества. Еще великий Гёте говорил устами Фауста: "Не Сила ли - начало всех начал? Пишу - и вновь я колебаться стал, и вновь сомненье душу мне тревожит. Но свет блеснул - и выход вижу смело, могу писать: "В начале было Дело"!" Да, именно "дело", т. е. труд, творчество на благо человечества, как всегда понимали лучшие из европейцев, противостоят насилию, ненависти, вражде.

В наше время в Европе перекрещиваются основные линии политических, экономических, культурных и иных взаимосвязей между государствами. Европа - это важнейший центр мировой политики. Здесь с чрезвычайной отчетливостью проявляются различия между двумя социальными системами, здесь пролегает линия противостояния двух наиболее мощных военно-политических блоков. Вместе с тем именно Европа обладает очень многими благоприятными предпосылками для реализации политики мирного сосуществования этих систем. Хотя Восток и Запад Европы идут разными путями общественного развития, их сближает общность интересов безопасности и сотрудничества. Развитие взаимовыгодных отношений во многих сферах экономической, культурной деятельности служит стимулом для совместного решения европейскими государствами ряда важнейших проблем, в первую очередь проблем разрядки и создания системы безопасности. И прошлое, и современность, и будущее требуют для Европы устойчивого, длительного мира.

Обеспечение безопасности в Европе стало в современных условиях одной из центральных задач международных отношений. К ее [759] решению направлены усилия внешней политики Коммунистической партии Советского Союза, правительства СССР, братских социалистических стран. Создание системы европейской безопасности, основанной на признании принципов нерушимости границ, неприменения силы, мирного сосуществования, добрососедских отношений, сотрудничества и взаимовыгодных связей между государствами стало реальностью. Рост международного авторитета стран социалистического содружества, проводимая ими активная политика мира, установившееся соотношение сил в современном мире, соответствие идей европейской разрядки национальным интересам всех без исключения стран, необходимость сотрудничества во многих областях между Восточной и Западной Европой - все эти обстоятельства говорят о том, что ныне возможность широкой общеевропейской разрядки может быть превращена в действительность.

Совершенно очевидно, что наибольшего успеха в деле европейской безопасности можно достигнуть после создания необходимых политических предпосылок. Мирное урегулирование в центре Европы стало среди них одной из важнейших. Оно связано прежде всего с признанием того факта, что ныне на территории бывшего гитлеровского рейха существуют два суверенных государства- ГДР и ФРГ. Решение европейских проблем без участия ГДР невозможно, поскольку ГДР представляет собой важное звено социалистического содружества, быстро развивающееся в экономическом и социальном отношении, государство, имеющее большой политический вес как в Европе, так и вне ее. Давно стало очевидным, что проблема урегулирования в Европе в очень большой степени зависит от того, придут ли капиталистические государства к пониманию необходимости и неизбежности признания места и роли ГДР в европейской и мировой политике.

История международного развития после второй мировой войны свидетельствовала о негативном в течение длительного времени подходе США и ряда западноевропейских государств к этому вопросу. Реакционный курс сменявших друг друга правительств ФРГ преследовал лишь цели так называемого "освобождения ГДР" и "отбрасывания коммунизма". Проведение "жесткого курса" привело Бонн к обострению отношений с социалистическими странами, росту общей международно-политической напряженности в Европе и в конечном итоге - к политическому тупику.

Но ко второй половине 60-х годов боннская политика "жесткого курса" повсеместно себя исчерпала. Приход осенью 1969 г. к власти коалиционного правительства В. Брандта открыл возможность изменения внешней политики ФРГ в сторону ослабления напряженности в Европе. Этот поворот отразил осознание правящими кругами ФРГ величайшей опасности решения европейских политических проблем силой оружия, путем насильственного "объединения Германии" на тех основах, которые выдвигали реакционные силы ФРГ. Он свидетельствовал о прогрессе в политическом мышлении значительных кругов ФРГ, о том, что в полном соответствии с [760] настроениями большинства населения страны политический курс взяли в свои руки умеренные, трезво мыслящие политики, готовые порвать с теми силами, которые в прошлом навлекли на Германию и на весь мир страшные бедствия.

Договоры между СССР и ФРГ, ПНР и ФРГ стали важным этапом на пути к европейской разрядке. Они способствуют созданию прочной базы для успешной борьбы за стабильность обстановки на европейском континенте, за мирное будущее его народов.

В современной Европе сложилось достаточно предпосылок для того, чтобы, все более изолируя силы реакции, экстремизма, милитаризма, не допустить трагедии новой войны, превратить наш континент в зону подлинного мира, о котором мечтали многие поколения европейцев.

В июне 1972 г. состоялась первая в истории Ассамблея общественных сил Европы. Встреча в Брюсселе явилась высоким форумом европейских народов, который положил начало организованному движению европейской общественности за создание системы безопасности. Ассамблея единодушно одобрила Торжественную декларацию, которая содержала горячий призыв к сотрудничеству народов, правительств европейских стран во имя скорейшего решения проблем разрядки в Европе. Документ заключали такие полные благородства слова:

"В соответствии с этой Декларацией, всеми содержащимися в ней рекомендациями, Ассамблея торжественно призывает всех людей и все политические и общественные силы всей Европы объединить свои усилия, чтобы превратить свой континент в землю мира и плодотворного сотрудничества.

В этом - ожидание и воля всех народов. Но отныне это и реальная возможность, доступная их усилиям.

Сумеем же превратить ее своими собственными руками в торжествующую реальность".

В этом - горячее стремление всех людей доброй воли. В этом - один из величайших уроков истории.

Примечания