Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Глава IV.

Причастность "отряда 731" к войне в Корее

Деревня, плодящая грызунов

Это было в феврале 1950 годе, около четырех лет после допроса Исии в отделе "Джи-2". В деревне Кавабэ уезда Кита-Кацусика префектуры Сайтама был создан странный кооператив. Назывался он "Кооператив деревни Кавабэ по разведению подопытных животных". Теперь здесь, в восточной части префектуры Сайтама, в долине между реками Эдогава и Накагава, расположен поселок городского типа Сёва. Статус поселка он получил в 1964 году, объединив деревни Кавабэ, Минами-Сакураи, Томите и Хосюбана. В кооператив по разведению подопытных животных вступили человек сорок крестьян, живших в Кавабэ. Сохранился устав кооператива, принятый при его образовании.

В мае 1950 года состоялась церемония открытия кооператива. Для участия в церемонии с приветствием в адрес кооператива из поселка Касукабэ (теперь город) уезда Минами-Сайтама префектуры Сайтама прибыл представитель Японского объединенного научно-исследовательского института подопытных животных, некто Кобаяси. Это был мужчина лет сорока, высокий, плотного телосложения, с застывшей улыбкой на лице. Научно-исследовательский институт, где работал Кобаяси, оказывал всяческое содействие организации кооператива в деревне Кавабэ, привлекая людей, разъясняя суть будущей работы, оказывая помощь в разработке устава и в закупке животных. Фактически кооператив был базой этого научно-исследовательского института, где Кобаяси занимал пост управляющего делами и начальника финансового отдела.

На церемонии открытия Кобаяси обратился к крестьянам с приветственной речью:

"... Поздравляю вас с организацией Кооператива деревни Кавабэ по разведению подопытных животных,- сказал он.- Хорошо, если бы подобные кооперативы были созданы и в других деревнях. До войны в окрестностях Касукабэ интенсивно разводили животных, так что такие кооперативы здесь не в новинку. После войны было трудно с кормами, да и научно-исследовательские учреждения, покупавшие животных, закрылись..."

Кобаяси обвел взглядом собравшихся. Крестьяне молча слушали. Он продолжал:

"Во время войны я служил в Маньчжурии. Там была Главная база Управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии, где занимались изучением эпидемических заболеваний в армии. Начальником базы был его превосходительство Сиро Исии - генерал-лейтенант медицинской службы, выдающийся человек. Я некоторое время был адъютантом его превосходительства генерала Исии, затем был назначен на работу по материальному снабжению базы и по делам службы часто приезжал к господину Одзаве в Касукабэ. Мы тогда закупали здесь крыс и других подопытных животных и на самолетах отправляли их в Маньчжурию для изучения эпидемических заболеваний.

База, которой руководил его превосходительство генерал Исии, была сформирована по личному указу императора. Это была единственная в японской армии часть, созданная по высочайшему указу. Поэтому мы располагали неограниченными финансовыми средствами..."

Приветственная речь г-на Кобаяси пошла по несколько неожиданному пути, и крестьяне стали перешептываться. Одзава из Касукабэ в послевоенное время стал видным деятелем, депутатом собрания префектуры Сайтама от Либеральной (как она тогда называлась) партии. Еще бы им не знать его. Знали они и о закупках крыс и других подопытных животных, проводившихся в этих местах.

До войны Одзава был здесь на виду. Он скупал грызунов и даже организовал в префектуре кооператив по разведению животных для медицинских экспериментов, стал его председателем, быстро расширил дело, открыв филиалы в ряде деревень уезда Минами-Сайтама. Говорили, что он был поставщиком грызунов для армии, получал для их разведения корма, проволочную сетку и, сбывая все это на черном рынке, нажил состояние. Это был период, когда всего не хватало, когда предметы первой необходимости выдавались по карточкам. После войны он стал депутатом префектурального собрания. И вот теперь этот воротила черного рынка создал Японский объединенный научно-исследовательский институт подопытных животных и снова развернул скупку грызунов.

Не обращая внимания на шум, Кобаяси продолжал:

"... Главная база Управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии была очень важной воинской частью. Там у них был свой аэродром, и я, например, самолетом возил грызунов в Маньчжурию... Времена меняются, теперь исследованием эпидемических заболеваний вместо японской армии занимаются американцы".

Для крестьян было новостью узнать, что грызуны, которых разводили в этих местах до и во время войны, поставлялись в "часть его превосходительства генерала Исии". Тем более удивились они, узнав, что "теперь исследованием эпидемических заболеваний вместо японской армии занимаются американцы".

"... В настоящее время исследование эпидемических заболеваний имеет не только медицинское значение, но выполняет и важную роль с военной точки зрения. Большинство ученых-медиков, работавших в отряде его превосходительства Исии - а все они были профессорами высших учебных заведений,- теперь работают в американских научно-исследовательских институтах. Советский Союз называет этих почтенных ученых военными преступниками, применявшими бактериологическое оружие, и требует предать их суду, но генерал Макартур, как видно, решительно отклоняет это требование. Командование штаб-квартиры американских войск очень высоко оценило исследования его превосходительства Исии в области бактериологии и создало для него условия, в которых он может спокойно продолжать свои исследования, что его очень радует. Грызуны, которых вырастят в вашем кооперативе, будут переданы американской армии для медицинских исследований, а поставлять для этой цели подопытных животных разрешено во всей Японии лишь нашему Объединенному научно-исследовательскому институту. Это стало возможным только благодаря его превосходительству генералу Исии, и... я хочу попросить вас приложить все усилия для успешного разведения животных. Это перспективное дело. Разрешите на этом закончить".

Кобаяси сошел с трибуны, и крестьяне, не скрывая своего удивления, поаплодировали ему своими мозолистыми ладонями.

Шло время, и постепенно стал вырисовываться облик Японского объединенного научно-исследовательского института подопытных животных, его директора Одзавы и управляющего делами Кобаяси. Крестьяне деревни Кавабэ постоянно слышали от Одзавы и Кобаяси о "связях его превосходительства генерала Исии с американской армией", а затем и сами убедились в этом.

Отдел "Джи-2" (Одзава так и называл его - "Джи-2") включил многих бывших руководителей "отряда 731", начиная с Исии, в состав особого отряда армии США. Этот отряд располагался в Токио, в центральном районе Тиёда-Маруноути в здании Мицубиси. Он получил название "Джей-2 Си-406". Сюда свозили в больших количествах, кроме крыс и мышей, также морских свинок, хомяков, кроликов, кошек, кур, черепах, лягушек и других мелких животных. Отряд закупал их якобы для изучения эпидемических заболеваний, но на самом деле - для проведения экспериментов с бактериологическим оружием.

В Японском объединенном научно-исследовательском институте подопытных животных работали два японца - Иида и Кигураси,- из числа второго поколения японских переселенцев в Америку. Иида в качестве ответственного за снабжение особого отряда "Джей-2 Си-406" осуществлял связь между этим отрядом и Объединенным научно-исследовательским институтом. На письменном столе у Кигураси лежали блокноты, на которых было написано по-английски: "группа вирусов", "группа риккетсий" и т. д. В блокнотах мелькали имена ученых-медиков, бывших сотрудников "отряда 731".

Что же касается Исии, то он поручил своей любовнице ведение дел гостиницы "Вакамацусо" в доме номер 77 квартала Вакамацу района Синдзюку, а сам в уцелевшей после пожара части здания бывшей Военно-медицинской академии, только под новой вывеской: "Токийский научно-исследовательский институт питания", продолжал разработку бактериологического оружия. Теперь уже по заданию отдела "Джи-2".

Одзава и Кобаяси определили крестьянам в Кавабэ строгие стандарты на поставляемых животных. Морские свинки делились, например, по весу на четыре категории: 60, 70, 80 и 90 граммов. Хомяки должны были весить 80 граммов, мыши - от 8 до 15 граммов, кролики - 4 килограмма, кошки - 2 килограмма и т. д.

В 1951 году поставки из Кавабэ возросли. Это было выгодное подсобное хозяйство, которое обеспечивало доход наличными, поэтому в окрестных деревнях один за другим стали создаваться такие же кооперативы. Максимальные месячные поставки через Объединенный научно-исследовательский институт в отряд "Джей-2 Си-406" были следующими: мышей - 150 тысяч особей, морских свинок - 20-30 тысяч, хомяков - 4-5 тысяч.

Как-то крестьянам было велено доставить морских свинок не в институт, а в другую фирму, которой руководил тот же Одзава. Там они увидели деревянные бочки высотой около 1 метра 80 сантиметров и диаметром около полутора метров. Находившийся при этом сотрудник отдела "Джи-2", японец Кигураси, пояснил крестьянам: "Здесь мы разводим комаров"...

Через два дня после начала войны на Корейском полуострове, 27 июня 1950 года, президент США Трумэн отдал приказ находившимся в Корее и в Японии вооруженным силам армии, а также военно-морским и военно-воздушным силам США начать военные действия. На Корейский полуостров были направлены вооруженные силы под видом войск ООН.

1 июля американские войска высадились в Пусане, и корейская война стала разрастаться в международный конфликт.

15 сентября вооруженные силы США и ООН высадились в Инчхоне (Чемульпо) и крупными силами предприняли широкое наступление.

Но здесь произошло то, чего не ожидали войска США и ООН. В событиях принял участие Китай, который уже давно провозгласил лозунг "Сопротивление Америке и помощь Корее!". 25 октября более чем 100-тысячная армия добровольцев КНР перешла реку Ялуцзян и приняла участие в военных действиях на корейском фронте.

С наступлением 1951 года успех стал сопутствовать то одной, то другой стороне, и война приобрела затяжной характер.

Узловой момент в Корейской войне

Начавшиеся 10 июля переговоры о перемирии в Корее в условиях сложной обстановки на фронте не открыли путь к мирному урегулированию. На Корейском полуострове происходила ожесточенная артиллерийская дуэль и велись воздушные бомбардировки.

В начале 1952 года весь мир облетело сообщение официального органа КНР - телеграфного агентства Синьхуа. Датированное 22 февраля и озаглавленное "Демократические силы всего мира протестуют против применения бактерий армией США" сообщение передавало действительно потрясающие сведения.

"... По сообщению нашего фронтового корреспондента, войска американского агрессора, попирая справедливость и международное право и поставив своей целью массовое уничтожение корейского гражданского населения, а также корейских и китайских войск, развернули бактериологическую войну, которая угрожает гибелью всему человечеству. С 28 января по 17 февраля этого года военные самолеты американского агрессора систематически рассеивали в больших количествах в Корее - на позициях наших войск и в тылу - бактерии и различных ядовитых насекомых. 28 января самолеты противника рассеяли юго-восточнее Ичхона, в Кымкокъи и ряде других районов три вида насекомых, которые ранее никогда не обнаруживались на Корейском полуострове - зараженных бактериями черных мух, блох и пауков..."

Вслед за тем агентство Синьхуа передало новое сообщение:

"С началом войны американское командование доставило из Токио на Корейский полуостров крупных военных преступников - Сиро Исии, Вадзиро Вакамацу и Масадзи Китано,- которые вели бактериологическую войну еще в Китае во время агрессии японского империализма против этой страны. В Корее они снова проводили эксперименты над взятыми в плен китайскими добровольцами с использованием бактериологического оружия и теперь продолжают свои варварские действия, применяя это оружие".

Сиро Исии и Масадзи Китано - бывшие начальники "отряда 731", а Вадзиро Вакамацу - бывший начальник родственного "отряду 731" "отряда 100".

Японские отряды по подготовке и ведению бактериологической войны сохранены и действуют!

Эти сообщения агентства Синьхуа всколыхнули весь мир. Соответствующие ведомства вооруженных сил США и ООН, разумеется, поспешили заявить, что "это не имеющая под собой оснований политическая пропаганда коммунистов".

Опубликовавшая сообщения агентства Синьхуа китайская газета "Жэньминь жибао" вслед за тем поместила многочисленные фотографии насекомых и бактериологических бомб, сброшенных в северной части Кореи и в северо-восточных районах Китая. Среди них были бомбы, очень напоминавшие по форме бомбу "Удзи" и другие устройства, созданные в "отряде 731".

Действия Сиро Исии и его подручных во время войны в Корее и по сей день представляют загадку.

Чтобы решить ее, нужна новая работа и, конечно, сбор материала на месте - в Китае и Корее.

Дальше