Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Глава IV.

Взлет человеческого духа. Бунт "бревен"

Непокорившиеся обитатели камер

Я уже упоминал о том, что задние стены тюремных камер были толщиной более 40 сантиметров. Столь толстыми и прочными их сделали потому, что внутри них проходили трубы довольно большого диаметра, имеющие выходы во все камеры в виде вентиляционных отверстий.

В одиночной камере было только два окошка. Одно из них располагалось в двери камеры на уровне груди взрослого человека. Через него велось наблюдение за "бревнами" и ежедневно измерялся их пульс. Другое окошко было прорезано в задней стене камеры. Оно имело 10 сантиметров в высоту и 20 сантиметров в ширину и располагалось в нижней части стены на уровне колен взрослого человека. Через это окошко заключенным ежедневно подавалась пища.

Оба окошка были маленькие. В случае появления у заключенных каких-либо заболеваний из-за плохой вентиляции чистота эксперимента могла нарушиться. Для предотвращения этого было сделано вентиляционное устройство.

Вентиляционное устройство могло быть использовано также для моментального уничтожения всех содержавшихся в тюрьме заключенных. Перекрыв один вентиль в трубах, вмонтированных в стену, и открыв другой, можно было за 10 секунд через вентиляционные отверстия заполнить все камеры ядовитым газом. Однажды устройство использовали для зверского уничтожения людей. Это было в начале июня 1945 года, во время бунта "бревен".

По словам бывших служащих отряда, в тюрьме происходили прямо-таки чудеса, которые никак не удавалось разгадать сотрудникам спецгруппы. Одним из таких чудес была сеть связи, налаженная между всеми одиночными камерами.

Как бы бесчеловечно ни относились в отряде к "бревнам", считая их лишь материалом для экспериментов, они все-таки оставались людьми. Скованные по рукам и ногам, заточенные в изолированном пространстве, днем "бревна" копили энергию, лежа на своих подстилках и прячась от глаз охранников. Ночью же в тюрьме начиналась тайная борьба. Из камеры в камеру летели сигналы, люди называли себя, передавали то, что происходило у них.

Один из бывших служащих отряда, который очень недолгое время работал в спецгруппе, вспоминает: "Однажды в отряд поступил некий китаец. Факт его помещения в тюрьму, его биография и имя вскоре стали известны всем узникам. Доказательством этого служит тот факт, что, когда над ним был произведен эксперимент, все "бревна", находящиеся в других камерах, отказались принимать пищу. Почему же они, будучи, казалось бы, в полном неведении относительно друг друга, все вместе объявили голодовку? Это обстоятельство указывало на наличие связи между камерами. Придя к такой мысли, сотрудники спецгруппы во время проведения дезинфекции, которая делалась в камере всякий раз, когда в ней умирал заключенный, тщательнейшим образом осмотрели все камеры изнутри... и ничего не обнаружили".

Был и такой случай. С целью эксперимента заключенным раздали сладкие пирожки, зараженные бактериями тифа. Но ни один заключенный к ним не притронулся. Очевидно, те, кто знал о подобных опытах, передали по всем камерам, что пирожки, возможно, заражены бактериями. В отряде не могли понять, каким образом заключенные передавали информацию.

Происходили и еще более удивительные случаи. Например, из камеры в камеру передавались самые разнообразные предметы. Так, чтобы подкрепить больного заключенного, ему в камеру по цепочке передавали сухие фрукты, входившие в рацион узников. По тюрьме ходили клочки туалетной бумаги, на которых было записано содержание экспериментов. В одиночную камеру, куда только что заключили пленного командира Народно-освободительной армии Китая, были переданы в качестве "знака внимания" маленькие китайские туфельки, которые "бревна"-китаянки плели из скрученных полосок бумаги.

Вот что говорит по этому поводу бывший служащий отряда: "Спецгруппа сначала проявляла большую нервозность в отношении всех этих происшествий в камерах. Заключенных, которых считали организаторами, в первую очередь использовали для экспериментов и убивали. Однако они успевали перед смертью передать связь другим, и таким образом она не прерывалась... Вскоре сотрудники спецгруппы стали рассуждать так: в конце концов все заключенные все равно умрут, стало быть, ничего опасного в их связи нет,- и махнули на это рукой. Но и по сей день, сколько бы ни ломали над этим голову, остается загадкой, как же была налажена связь между камерами".

Все эти факты сами по себе были доказательством того, что "бревна" живут, борются и дух их не сломлен.

Однажды в таких вот условиях в тюрьме произошел бунт.

Показания свидетеля Хотты

Когда и при каких обстоятельствах в специальной тюрьме отряда произошел бунт "бревен", до сих пор точно ничего не известно.

В материалах Хабаровского процесса мы встречаем только следующий небольшой текст. Это ответы свидетеля Хотты, служившего офицером-стажером в интендантской части отряда, на вопросы председателя суда.

"Вопрос: Скажите, люди, находившиеся в тюрьме и предназначенные для опытов, беспрекословно переносили эти опыты или были случаи сопротивления заключенных?

Ответ: Летом 1945 года Мэгуро пригласил меня зайти к нему в лабораторию в гости (Мэгуро - военный врач, который проходил подготовку в "отряде 731" вместе со свидетелем Хоттой.- С. М.). Я несколько задержался, а потом когда пришел, то увидел, что он чем-то чрезвычайно взволнован и на что-то разозлен. Я спросил, на что он так разозлился, и он мне разъяснил, что заключенные в тюрьме оказали сопротивление. Я через третий этаж пошел в помещение тюрьмы. Тогда я побывал в тюрьме впервые.

Сверху, с крыши, за тюрьмой наблюдали два человека, вооруженные винтовками. Около дверей тюрьмы стояли 4-5 человек, также вооруженные винтовками. Как первые два, так и группа в 4-5 человек были работниками особой группы. Но к этому времени в тюрьме было уже все спокойно.

Через два-три дня после этого Мэгуро рассказал мне, что один подопытный проявил буйство и ударил экспериментатора дверной ручкой.

Вопрос: Как поступили с этим заключенным?

Ответ: Ударив своего экспериментатора, этот заключенный выскочил из камеры и побежал по коридору, захватил ключи и открыл несколько камер. Часть заключенных успела выскочить, но это были только смельчаки. Причем эти смельчаки были расстреляны.

Вопрос: Значит, люди, которые оказали сопротивление экспериментаторам, были расстреляны? Это правильно?

Ответ: Да, правильно" (Материалы судебного процесса..., с. 371-372).

На этом показания свидетеля Хотты заканчиваются. Других сведений, касающихся бунта "бревен", в материалах Хабаровского судебного процесса нет. Показания же Хотты основаны главным образом на рассказе, который он слышал от своего друга, военврача Мэгуро.

Работая над этой книгой, я встречался со многими бывшими служащими "отряда 731", принимавшими участие в подавлении бунта и видевшими все своими глазами. У меня была возможность подробно расспросить их.

Ключ от всех адских камер

Точной даты и времени, когда вспыхнул бунт, никто не помнит. Помнят только, что "это было солнечным днем до полудня" в первой декаде июня 1945 года.

В Японии июнь - сезон летних дождей, а в Северо-Восточном Китае это только начало лета.

Бунт вспыхнул после общего сбора и переклички, которые всегда начинались в 8.30 утра во всех подразделениях отряда. Более двух тысяч служащих разошлись по своим рабочим местам и приступили к работе.

В одной из камер тюрьмы, находившихся в левом крыле 7-го корпуса на втором этаже, содержалось двое русских заключенных. В то утро один из них стал звать охранника, чтобы объяснить ему, что его товарищ по камере заболел.

Служащие отряда остро реагировали на любые изменения самочувствия "бревен" - наблюдение за подопытными было важной частью их повседневной работы. Все изменения как данные эксперимента подлежали строгой регистрации, поэтому оставить жалобу заключенного без внимания не могли.

Позже, обсуждая это происшествие, служащие отряда пришли к выводу, что жалоба именно этого заключенного на плохое самочувствие должна была вызвать подозрение. Дело в том, что ни один из русских, находившихся в камере, из которой поступила жалоба, в то время никакому эксперименту не подвергался.

Поскольку обеспечивать наличие совершенно здоровых подопытных было важнейшей задачей спецгруппы, сотрудник, дежуривший по 7-му корпусу, направился в камеру, откуда его позвали.

Заглянув в смотровое окошко в двери камеры, он увидел, что один из заключенных лежал свернувшись на деревянном топчане, прижав к груди руки в наручниках, и стонал. А над ним с озабоченным видом склонился другой заключенный.

Такую сцену сотрудник спецгруппы наблюдал в тюрьме сотни и даже тысячи раз. Ничего не подозревая, он привычным движением вставил ключ в скважину и открыл железную дверь камеры.

Нужно сказать, что замки всех одиночных камер тюрьмы имели одинаковую конструкцию и единый ключ. Объяснялось это тем, что специальная тюрьма пополнялась очень часто: каждые два дня поступали новые три "бревна". Если б замки всех камер были разными, то каждый раз, впуская и выпуская заключенных из камер, приходилось бы отыскивать подходящий ключ, на что уходило бы время. Это тормозило бы работу.

Оставив железную дверь камеры открытой, сотрудник спецгруппы приблизился к стонавшему заключенному.

И тут произошло неожиданное. "Больной" вдруг распрямился как пружина и бросился на сотрудника спецгруппы. К нему присоединился другой заключенный. "Болезнь" была заранее продуманным предлогом.

Ошеломленный сотрудник спецгруппы получил сильнейший удар по переносице цепью от наручников. У обоих узников наручники оказались сняты.

"Как они ухитрились снять наручники - над этим потом еще долго все ломали голову,- вспоминает бывший служащий отряда.- То ли им вдвоем удалось сломать наручники, то ли они были специалистами по такого рода устройствам, то ли, наконец, сами наручники были с изъяном".

Как бы то ни было, а такое нападение не могло не ошеломить того, кто, входя в камеру, обычно чувствовал себя в полной безопасности. У сотрудника спецгруппы от сильного удара цепью помутилось в голове, и в это время двое русских выхватили у него ключ. Все это произошло в считанные секунды.

Очнувшись, сотрудник спецгруппы выбрался из камеры и бросился бежать по коридору. Выбежав за стальную дверь, отделявшую коридор от лестницы, и еле переводя дыхание, он закрыл эту дверь снаружи и задвинул засов. Теперь, даже преодолев первую преграду - двери одиночных камер,- "бревна" будут остановлены второй, которую преодолеть не смогут.

Сбежав по лестнице, злополучный сотрудник спецгруппы ворвался в одно из помещений своей группы в блоке "ро", чтобы оповестить о бунте.

Следует заметить, что похищение узниками ключа от камер было уже вторым по счету, но подробности первого случая неизвестны.

Вся группа пришла в движение, как потревоженный улей. Но когда ответственный дежурный по группе, выслушав краткий доклад о происшедшем, узнал, что дверь, преграждающая выход из коридора на лестницу, закрыта, он вздохнул с облегчением. На место происшествия тотчас же был выслан вооруженный наряд сотрудников спецгруппы. Одновременно с этим срочно связались по телефону с хозяйственным управлением и попросили подкрепления для охраны.

А в это время на втором этаже 7-го корпуса русский пленный одним ключом быстро, по очереди открывал железные двери камер и громкими криками и жестами поднимал узников: "Выходите! Бегите!"

Крик души заключенных

"Заключенные в 7-м корпусе подняли бунт, срочно просим прислать вооруженное подкрепление..." После такого сообщения в хозяйственном управлении создалась крайне нервозная обстановка.

Хозяйственное управление, расположенное в 1-м корпусе главного здания, находилось ближе всего к месту происшествия.

В том же корпусе на первом этаже находились еще лечебный отдел, группа печати исследовательского отдела хозяйственного управления, канцелярия отдела, съемочная группа, кабинет начальника исследовательского отдела, отдел контроля, отдел кадров и жандармское отделение. На втором этаже размещались бухгалтерия, канцелярия и плановый отдел хозяйственного управления, адъютантская комната, кабинет начальника отряда, "выставочная комната", конференц-зал и "комната усопших".

Требование подкрепления, поступившее из спецгруппы, было передано во все отделы хозяйственного управления. Однако в хозяйственном управлении работали в основном канцелярские служащие - вольнонаемные женщины и пожилые мужчины. Срочно прислать подкрепление для охраны могли только группа печати и съемочная группа, где работали люди физически крепкие. Кстати, в этих двух группах было много спортсменов, занимавшихся японской борьбой сумо и бейсболом. Получив приказ "срочно явиться при полном вооружении", все они тотчас же прекратили работу.

Один из бывших служащих отряда, явившихся тогда по срочному вызову, вспоминает: "Мы работали, сняв мундиры и оставшись в рубашках, брюках и домашних туфлях. Являться же по тревоге нужно было в мундире вольнонаемного, сапогах и фуражке. Такое случалось редко, поэтому все мы в большом волнении побежали в блок "ро"... Всего из хозяйственного управления и отдела материального снабжения нас собралось восемь человек".

Вольнонаемным, прибывшим в качестве подкрепления, были розданы пехотные винтовки образца "38" и боевые патроны. Начальник спецгруппы развернул перед ними план 7-го корпуса и объяснил обстановку. Он сказал: "В данный момент "бревна воодушевлены тем, что выбрались из камер в коридор, однако путь из коридора на лестницу им преграждает массивная дверь, которая закрыта. Спецгруппа приведена в состояние боевой готовности, хотя вероятность того, что заключенные взломают дверь и выйдут во внутренний двор, а уж тем более выберутся за пределы блока "ро", исключена. Оснований для паники нет, но, повторяю, "бревна" крайне возбуждены и дальнейшие события предвидеть невозможно. Вам надлежит немедленно занять позиции во внутреннем дворе и внимательно следить за всеми действиями заключенных". После подробного разъяснения обстановки была дана команда зарядить винтовки боевыми патронами.

Один из участников этих событий вспоминает: "Мы чувствовали напряжение, но страха не было. Наоборот, нам казалось, что это прекрасный случай своими глазами увидеть, что представляет собой тюрьма, куда до этого нам ни разу не удавалось заглянуть... Поэтому все мы, обгоняя друг друга, поднялись по лестнице на второй этаж, пробежали по центральному коридору, затем бегом спустились на первый, побежали налево и вслед за сотрудниками спецгруппы выбежали во внутренний двор, где встали цепью и направили винтовки на здание тюрьмы".

Вольнонаемные из "отряда подкрепления" в 15 метрах от себя увидели двухэтажное бетонное сооружение. Через окна с решетками одного из корпусов виднелись распахнутые настежь стальные двери камер и фигуры заключенных, снующих по коридору в черной одежде, которую обычно носило китайское население Маньчжурии. Винтовки, нацеленные на заключенных, неотступно следовали за их движениями.

В левой части коридора один из заключенных, схватившись за решетку, начал что-то громко кричать сотрудникам отряда, целившимся в него. Это был русский, шатен, лет сорока, широкоплечий. Его мощный голос разносился по всему внутреннему двору. Никто из "отряда подкрепления" не понимал русского языка, но в облике заключенного и в его голосе угадывался протест. Вольнонаемные были ошеломлены гневной речью русского и его энергичными движениями, однако продолжали держать его под прицелом.

Вскоре во внутреннем дворе появился прикомандированный к исследовательскому отделу хозяйственного управления переводчик Огава. Он умел говорить по-русски.

"Правда не на нашей стороне"

- Огава-сан, что этот тип там говорит?- спросил у переводчика один из вольнонаемных, наведя свою винтовку на русского.- Наверное, это и есть зачинщик, который ударил цепью сотрудника спецгруппы и отобрал у него ключ.

- Ну, в общем, он говорит: "Вы нас обманом сюда заключили, проводите зверские опыты и погубили уже много людей",- скороговоркой сказал побледневший от страха переводчик Огава стоявшему рядом с ним вольнонаемному.

- Чего он там болтает? Все равно им отсюда не выбраться. Скажи, чтобы прекратили все это и спокойно шли по своим камерам. Скажи, что нечего биться лбом о стену,- проговорил другой вольнонаемный.

Переводчик Огава, приставив ко рту рупор, слегка дрожащим голосом начал говорить по-русски, обращаясь к заключенному. Но тот не стал его слушать. Прервав переводчика, русский, потрясая кулаками, снова начал кричать.

- А что он теперь говорит?

- Да... В общем... "Вот вы на нас винтовки навели, а нам все равно не страшно... Все японцы трусы... Немедленно освободите нас... Или уж сразу убейте. Это лучше, чем быть морскими свинками для ваших опытов". Вот что он говорит,- опять скороговоркой перевел Огава.

- Бревно, а такая наглость!- со злостью выкрикнул еще один вольнонаемный.

- Пусть спокойно расходятся по камерам... Тогда и стрелять не будем, простим их... Пусть убираются сию же минуту, нечего там кричать. Вот что ты ему скажи,- снова приказали переводчику.

Чуть запинаясь, Огава начал выкрикивать это в рупор, но русский, ударяя себя кулаками в грудь, продолжал отважно стоять под дулами винтовок в своей черной одежде с нашитым на ней номером. Возле него столпились и другие заключенные, поддерживавшие его.

Во внутреннем дворе специальной тюрьмы создалась странная ситуация. Люди, которые, казалось, должны были быть парализованы под наведенными на них дулами винтовок, чувствовали себя, однако, все увереннее и одерживали верх над вооруженными до зубов служащими отряда.

Русский, широко раскинув руки и выпрямив грудь, схватился за прутья решетки. Всем своим видом он как бы призывал: "Ну стреляйте же!" Его громкий, уверенный голос и гневные интонации озлобляли служащих отряда.

"А-а, негодяй! Умри!"- С этими словами один из молодых вольнонаемных, у которого сдали нервы, нажал на спусковой крючок. Звук выстрела эхом отразился от высоких стен блока "ро". Русского как бы отбросило, он развернулся, затем, пытаясь ухватиться рукой за решетку, рухнул и остался лежать недвижим. Голос смолк.

Выстрел в русского заключенного оказался "эффективным" для усмирения бунта. Китайцев, которые до этого сочувственно толпились вокруг русского, охватил страх. Некоторые из них, сложив руки ладонями вместе, протягивали их к служащим отряда, как бы говоря: "Мы вернемся в камеры, только не стреляйте".

Вот что рассказывает бывший на месте происшествия служащий отряда: "Когда думаешь об этом теперь, становится ясно, что голос русского был криком души, у которой отняли свободу... Но тогда я не мог правильно понять его гнев. "Бревен" мы людьми не считали. Так как же можно было спокойно отнестись к тому, что они взбунтовались? Однако протест этого русского, то, как он до последнего вздоха стоял широко расправив плечи, произвело на нас сильное впечатление. Мы заставили его замолчать пулей, но он, безоружный и лишенный свободы, несомненно, был сильнее нас. Тогда мы все в душе почувствовали: правда не на нашей стороне. Когда я вспоминаю все, что произошло тогда, я не могу спать по ночам".

Сразу же после гибели русского во внутреннем дворе специальной тюрьмы произошло нечто страшное.

Трубопровод смерти

Большая лестница-стремянка была доставлена во внутренний двор специальной тюрьмы приблизительно через час после начала бунта. Труп застреленного русского лежал в коридоре, а остальные заключенные выглядывали из дверей своих камер, желая посмотреть, что делается во внутреннем дворе.

Выйти из этого пространства люди не могли. Похищенный ключ открыл им лишь двери камер. Но, выйдя в коридор, они всюду наталкивались на бетонные стены и железные решетки, а из внутреннего двора, видневшегося сквозь эти решетки, на них смотрели дула винтовок.

Весть о бунте "бревен" с быстротой молнии распространилась по всему отряду и взбудоражила его. К тому времени в специальную тюрьму прибыла вооруженная охрана не только из хозяйственного управления, но и из других подразделений отряда. Она расположилась на крыше главного здания блока "ро" и во внутреннем дворе тюрьмы. Человек тридцать заключенных оказались в мышеловке.

Еще час назад "бревна" были лишь подопытным материалом. Но теперь отношение к ним коренным образом изменилось. Они стали "опасными заключенными, поднявшими бунт". Вполне возможно, что за тот час, который прошел с начала событий до убийства русского, они замыслили новые действия. Подавить бунт нужно как можно скорее - таково было решение, принятое руководством отряда.

Вслед за высокой лестницей-стремянкой во внутренний двор был доставлен газовый баллон, от которого тянулся длинный шланг. Всей вооруженной охране, находившейся во внутреннем дворе, раздали противогазы.

Стремянку перенесли в правое крыло 7-го корпуса, и один из служащих отряда в противогазе, держа в руках наконечник шланга, поднялся на последнюю ступеньку стремянки. Верхняя часть его тела оказалась на уровне второго этажа.

Один из "бревен" выбежал из камеры в коридор, но, увидев фигуру в противогазе, быстро скользнул назад в камеру и закрыл дверь.

То, что произошло дальше, явило собой картину ада, которую присутствовавшие там служащие отряда не могут забыть и по сей день.

Вентиль баллона повернули, и из шланга, приставленного к вентиляционному отверстию, вырвался быстродействующий ядовитый газ. По вентиляционным трубам газ распространился во все камеры второго этажа 7-го корпуса, а затем проник и на первый этаж.

Несколько минут спустя все заключенные, находившиеся в 7-м корпусе, погибли в муках. Их задушили, по-видимому, цианистым водородом. Точно это неизвестно.

Я уже упоминал, что в кабинете начальника "отряда 731" был вентиль, который достаточно было повернуть один раз, чтобы умертвить заключенных. Но в данном случае использовали переносной газовый баллон со шлангом, так как уничтожать заключенных, находившихся рядом, в корпусе 8, надобности не было.

Свидетель Хотта, давая показания, произнес такую фразу: "Но к этому времени в тюрьме было уже все спокойно". Не было ли это тем зловещим спокойствием, которое воцарилось там после массового уничтожения узников?

Бывший служащий отряда рассказывает: "В июне 1945 года, когда "бревна" подняли бунт, американцы захватили ряд островов в Тихом океане. Территория Японии оказалась в пределах досягаемости американских бомбардировщиков В-29... Почти все крупные города, включая Токио, подверглись массированным бомбардировкам с воздуха. В боях за Окинаву полностью погиб отряд, сформированный из "лилий" - японских девушек-школьниц. Всем было ясно, что Япония войну проиграла. В разведгруппе "отряда 731", которая осуществляла перехват коротковолновых передач, поговаривали о том, что конец войны близок. Вспыхнувший в этой обстановке бунт "бревен" был шоковым ударом для служащих отряда. Если бы заключенные прожили еще два месяца, они дождались бы окончания войны. Да нет, в конце войны их бы все равно всех уничтожили. Так что в конечном счете было бы то же самое".

Однако на этот раз смерть людей отличалась от той, которой они умирали во время экспериментов. Подняв бунт, заключенные перестали быть "бревнами". Пленный, ударивший сотрудника спецгруппы и выхвативший у него ключ, поднялся в глазах служащих отряда до уровня человека, имеющего свое, человеческое достоинство. И хотя этот русский был сражен пулей, его голос, звучавший в течение часа, потряс "отряд 731" и ослабил его абсолютную власть над узниками.

"Жаль, что пропал ценный материал для экспериментов",- со вздохом сказал один из руководителей отряда после того, как бунт был подавлен. Но эту потерю можно было восполнить немедленно.

Дальше