Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Красная Армия перед войной: организация и кадры

История строительства советских вооруженных сил в предвоенные годы в силу сохранения секретности документов того периода все еще недостаточно исследована. Хотя в поздние годы отечественная историография пополнилась публикациями некоторых важных документов и работами, в которых значительно более подробно рассматривались различные аспекты этой темы, обобщающих работ в открытой литературе до сих пор нет. Соответственно общие характеристики, которыми оперируют разные авторы, в основном представляют собой не основанные на тщательном исследовании выводы, а общие фразы полупропагандистского характера. Нередко в отечественной историографии используются оценки Красной Армии, данные западными наблюдателями в 1939-1941 гг., которые вряд ли могут служить примером объективности и непредвзятости. Кроме того, не следует забывать, что сравнения советских вооруженных сил с вооруженными силами других стран достаточно условны и, как правило, лишены четких критериев сопоставления. Думается, что обобщение доступных Документов и данных новейшей отечественной историографии позволит более подробно показать процесс организационного развития Красной Армии перед войной.

К началу 1939 г. территория Советского Союза была разделена на 14 военных округов: Ленинградский (ЛВО), Калининский (КалВО), Белорусский особый (БОВО), Киевский особый (КОВО), Харьковский (ХВО), Орловский (ОрВО), Московский (МВО), Северо-Кавказский (СКВО), Приволжский (ПриВО), Закавказский (ЗакВО), Уральский (УрВО), Сибирский (СибВО), Среднеазиатский (САВО), Забайкальский (ЗабВО) и 1-ю и 2-ю Отдельные Краснознаменные армии (ОКА) на Дальнем Востоке. Из них 4 было сформировано в 1918 гг., 3 - в 1921-1926 гг., 5 - в 1935 г., а 4 - в 193У г.{1002} Кроме того, на территории МНР дислоцировались войска 57-го особого стрелкового корпуса (ОСК), созданного приказом наркома обороны ? 0037 от 4 сентября 1937 г. и находившегося в оперативном подчинении Наркомата обороны{1003}.

С окончанием Гражданской войны армейские управления в Красной Армии были постепенно расформированы (кроме Дальнего Востока), и до лета 1938 г. аналогичных военных структур не существовало. Однако в условиях чехословацкого кризиса [326] 1938 г. чреватого возникновением войны, в которой в силу своих союзнических обязательств в отношении Чехословакии и Франции должен был принять участие и СССР, советское руководство 26 июня 1938г. приняло решение о формировании 6 армейских групп в Белорусском (БВО) и Киевском (КВО) военных округах. Согласно приказу наркома обороны ? 0151 от 26 июля 1938 г. БВО был переименован в особый военный округ (БОВО), и в его составе были сформированы Витебская армейская группа (АГ) (на базе управления 4-го стрелкового корпуса), в которую входили войска, расположенные на территории Витебской и Минской областей, и Бобруйская АГ (на базе управления 5-го стрелкового корпуса), объединявшая войска на территории Могилевской, Гомельской и Полесской областей{1004}. Согласно приказу наркома обороны ? 0152 от 26 июля 1938 г. КВО был переименован в особый военный округ (КОВО), и в его составе были сформированы Житомирская АГ (на базе управления 8-го стрелкового корпуса), войска которой дислоцировались на территории Черниговской, Киевской и Житомирской областей. Винницкая АГ (на базе управления 17-го стрелкового корпуса), объединявшая войска на территории Винницкой и Каменец-Подольской областей, Одесская АГ (на базе управления 6-го стрелкового корпуса), в которую входили войска, расположенные в Николаевской области и Молдавской АССР, и Кавалерийская АГ в составе 2-го и 4-го кавкорпусов. Эти управления являлись закамуфлированной формой обычного армейского управления{1005}.

Приказом наркома обороны ? 07 от 15 января г939 г. в БОВО на базе управления 16-го стрелкового корпуса была сформирована новая Минская АГ, в состав которой включались войска, расположенные на территории Минской и Могилевской областей. Соответственно изменялся состав Витебской и Бобруйской АГ, а 23-й стрелковый корпус выделялся в подчинение управления округа{1006}. В соответствии с решением Главного Военного Совета (ГВС) приказом наркома обороны ? 0030 от 5 июля 1939 г. на Дальнем Востоке для объединения и направления действий 1-й, 2-й ОКА, ЗабВО и 57-го ОСК в Чите было создано Управление фронтовой группы{1007}, а согласно приказу наркома обороны ? 0036 от 19 июля 1939 г. 57-й ОСК был переформирован в 1-ю АГ{1008}. 13 августа приказом наркома обороны ? 0129 в ЛВО началось формирование Новгородской АГ{1009}. Таким образом, к началу Второй мировой войны в Красной Армии имелось 2 отдельные армии и 9 армейских групп.

Начавшееся 7 сентября 1939г. мобилизационное развертывание Красной Армии вызвало новые преобразования управлений армейских групп. Витебская, Минская и Бобруйская АГ БОВО были переименованы соответственно в управления 3-й, 11-й и 4-й армий. Кроме того, была создана Конно-механизированная группа с использованием личного состава управления КалВО, а на [327] базе управления МВО было сформировано управление 10-й армии. В КОВО процедура переименования армейских групп заняла больше времени. Так, Житомирская АГ была 16 сентября переименована в Шепетовскую, с 18 сентября - в Северную и с 28 сентября - в 5-ю армию. Винницкая АГ с 16 сентября стала Волочиской, с 24 сентября - Восточной, а с 28 сентября - 6-й армией. Кавалерийская АГ с 16 сентября стала называться Каменец-Подольской, с 20 сентября - Южной, а с 24 сентября - 12-й армией, которая, в свою очередь, была с 28 сентября вновь разделена на 12-ю армию и Кавалерийскую АГ. Одесская АГ была переименована в 13-ю армию{1010}. Выделенные 11 сентября 1939 г. для проведения Польской кампании полевые управления БОВО и КОВО, фактически являвшиеся управлениями фронтов, были в соответствии с приказом наркома обороны ? 0053 от 26 сентября 1939 г. переименованы в управления Белорусского и Украинского фронтов. Вместе с тем для управления войсками на территориях обоих округов были сформированы управления БВО и КВО, которые подчинялись Военным советам соответствующих фронтов{1011}.

В ЛВО 14 сентября 1939 г. Новгородская АГ была переименована в 8-ю армию, на базе управления КалВО было развернуто управление 7-й армии, а в Мурманской области приказом наркома ? 0052 от 16 сентября создавалась Мурманская АГ. Завершение Польской кампании и расширение территории СССР привело к реорганизации военно-территориальных структур в БССР и УССР. Согласно приказу наркома обороны ? 0057 от 11 октября 1939 г. Белорусскому фронту были подчинены войска, расположенные на территории БССР, а Смоленская область передавалась в состав КалВО. В составе войск фронта сохранялись управления 3-й (дислокация - Молодечно), 11-й (Гродно), 10-й (Белосток) и 4-й (Кобрин) армий. В состав Украинского фронта включались территории Киевской, Винницкой, Житомирской, Каменец-Подольской областей и территория Западной Украины. В составе войск фронта сохранялись управления 5-й (Луцк), 6-й (Львов), 12-й (Станиславов) армий и Кавалерийской АГ (Проскуров). Находившиеся ранее в границах КОВО территории Одесской, Николаевской, Кировоградской, Черниговской областей и Молдавской АССР из его состава исключались. На территории Одесской, Николаевской, Кировоградской, Днепропетровской, Запорожской областей, Молдавской и Крымской АССР формировался Одесский военный округ (ОдВО). Изменялись границы КалВО, который передавал МВО Ярославскую, а получал Смоленскую область. В свою очередь, МВО передавал Тамбовскую область в состав ОрВО, а в состав ХВО включались Черниговская, Харьковская, Полтавская, Сумская, Ворошиловградская, Сталинская области и исключались Днепропетровская, Запорожская области и Крымская АССР. Одновременно отменялось усиление управлений БВО и КВО{1012}. [328]

23 октября 1939г. нарком обороны приказом ? 0160 распорядился использовать управление КВО для формирования управления ОдВО, командующим войсками которого был назначен бывший командующий войсками Кал ВО комкор И. В. Болдин. Управление 13-й армии следовало передислоцировать в Станиславов и переименовать в управление 12-й армии, а личный состав находившегося там управления 12-й армии после сдачи дел следовало вернуть по месту прежней службы в управление ХВО{1013}. 14 ноября приказом наркома обороны ? 0177 управления Белорусского и Украинского фронтов были переименованы соответственно в управления БОВО и КОВО{1014}. Тем временем основное внимание советского командования было привлечено к развитию ситуации вокруг Финляндии, на границу с которой были переброшены 26 октября управление 8-й армии, 15 ноября - управление 7-й армии, а 29 ноября нарком обороны отдал приказ ? 0190 о переименовании Мурманской АГ в 14-ю армию и о формировании управления 9-й армии на Кемском направлении{1015}.

В ходе советско-финской войны командованию Красной Армии пришлось совершенствовать структуру управления войсками. Поскольку фронтовое управление для руководства операциями в Финляндии не создавалось, общее руководство было первоначально возложено на командующего войсками Л ВО командарма 2 ранга К.А. Мерецкова. Однако медленное продвижение советских войск в начале операции привело к тому, что 9 декабря 1939г. была образована Ставка Главного Командования, которая взяла на себя непосредственное руководство войсками на ТВД. Согласно директиве ГВС ? 0691/оп от 25 декабря часть войск 7-й армии, действовавшей на Карельском перешейке, была выделена в новую 13-ю армию, а директивой наркома обороны ? 0977/оп от 7 января 1940 г. для руководства их действиями на базе управления ЛВО было создано управление Северо-Западного фронта (командующий командарм 1 ранга С.К. Тимошенко). Для руководства тылом и снабжением армий, действовавших севернее Ладожского озера, приказом Главного Командования ? 0897 от 3 января 1940 г. было сформировано Управление заместителя командующего войсками ЛВО по материальному снабжению и эвакуации в Вологде (начальник комкор М.В. Захаров). Приказом ГВС ? 01663 от 11 февраля 1940 г. из части войск 8-й армии была создана 15-я армия{1016}.

Завершение советско-финской войны потребовало новых организационных мероприятий. Согласно приказу наркома обороны ? 0013 от 26 марта 1940 г. требовалось расформировать управления Северо-Западного фронта, 7-й, 13-й и 9-й армий. Управление 8-й армии следовало перебросить в Новгород, а 14-й армии - оставить в Мурманске. Вновь создавался ЛВО на территориях Мурманской, Ленинградской областей и Карельской АССР, а на [329] ранее входивших в состав округа территориях Архангельской, Вологодской областей и Коми АССР создавайся Архангельский военный округ (АрхВО), управление которого формировалось на базе управления 15-й армией Управления замкомвойсками ЛВО по материальному снабжению и эвакуации. Все управления переводились на штаты мирного времени{1017}.

Новые организационные изменения в структуре управления войсками произошли в июне 1940 г. 13 июня нарком обороны просил ЦК ВКП(б) и СНК СССР утвердить новую организацию войск Дальнего Востока. Предлагалось на базе управления Читинской фронтовой группы создать Дальневосточный фронт в составе 1-й, 2-й Краснознаменных и 15-й армий, а в ЗабВО сформировать управление 16-й армии и переименовать управление 1-й АГ в управление 17-й армии. Управление 15-й армии формировалось на базе управлений 20-го стрелкового корпуса, а 16-й армии - на базе управления 32-го стрелкового корпуса{1018}. Это предложение было утверждено, и 21 июня нарком обороны издал приказ ? 0029, согласно которому началось осуществление всех этих мероприятий{1019}.

Тем временем на Западе советские войска готовились к операции по освобождению Бессарабии. На базе управления КОВО было развернуто управление Южного фронта, объединявшего войска 5-й, 12-й армии. Кавалерийской АГ и созданной на базе управления ОдВО 9-й.армии. После успешного окончания Бессарабской кампании с 10 июля управления Южного фронта и 9-й армии расформировывались{1020}. 6 июля правительство утвердило предложения наркома обороны о формировании на территории Литвы, Латвии и западных районов Калининской области Прибалтийского военного округа (ПрибВО). КалВО подлежал расформированию, а его управление обращалось на формирование управления ПрибВО в Риге. Территория Эстонии включалась в состав ЛВО, восточные районы Калининской области в МВО, а Смоленская область в БОВО, который переименовывался в Западный ОВО. Эти меры начали проводиться приказом наркома обороны ? 0141 от 11 июля{1021}.Территория Бессарабии включалась в ОдВО, а Северной Буковины - в КОВО. На 29 июля 1940 г. в Красной Армии насчитывалось 14 армейских управлений{1022}. 13 августа 1940 г. нарком обороны издал приказ ? 0184, согласно которому устанавливались единые штаты для управлений врен-ных округов. Одинаковую организационную структуру управлений получали ЛВО, ПрибВО, ЗапОВО, КОВО, ЗабВО, ДВФ, ОдВО и ЗакВО (два последних меньшей численности). МВО получал схожую структуру, но без некоторых отделов. Это позволяло на их базе в кратчайший срок развернуть фронтовые управления. Управления АрхВО, ОрВО, ХВО, СКВО, ПриВО, УрВО, СибВО и САВО получили сокращенные штаты, позволявшие развернуть на их базе армейские управления{1023}. [330]

Согласно приказу наркома обороны ? 0190 от 17 августа 1940г. в состав ПрибВО передавалась территория Эстонии и округ переименовывался в Особый (ПрибОВО), а западные районы Калининской области отходили МВО{1024} 18 сентября нарком обороны отдал приказ ? 0050 о сформировании в Петрозаводске в составе ЛВО управления 7-й армии на базе управления 56-го стрелкового корпуса{1025}. 27 декабря 1940 г. был издан приказ наркома обороны ? 0074 о переводе с 1 января 1941 г. управления армейской кавалерийской группы КОВО на новый штат и переименовании его в управление 26-й армии{1026}. Кроме того, в составе войск ДВФ было сформировано управление 25-й армии. В мае 1941 г. согласно решению Политбюро ЦК ВКП(б) и постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР ? 1113-460сс от 23 апреля началось формирование управлений 13-й армии в ЗапОВО, 27-й армии в ПрибОВО и 23-й армии в ЛВО, командующие и начальники штабов которых были утверждены Политбюро 24 мая 1941 г.{1027}

Управления внутренних округов по мобилизации должны были выделять по армейскому управлению. Так, на базе управления ХВО создавалось управление 18-й армии, СКВО - 19-й армии, ОрВО - 20-й армии, ПриВО - 21-й армии, УрВО - 22-й армии, СибВО - 24-й армии, АрхВО - 28-й армии. Создание большинства этих армейских управлений началось в мае-июне 1941 г., и к 22 июня не было создано лишь управление 28-й армии. С февраля 1941 г. на базе управлений ПрибОВО, ЗапОВО и КОВО велось формирование управлений Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов соответственно, правда, до сих пор остается неизвестным, когда же именно был отдан соответствующий приказ. Одновременно на базе управления ОдВО формировалось управление 9-й армии. 14-19 июня 1941 г. нарком обороны приказал к 22-23 июня вывести на полевые командные пункты управления 9-й армии, Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов. 21 июня 1941 г. Политбюро решило создать на базе управления МВО управление Южного фронта, которое должно было объединить войска 18-й и 9-й армий, развертываемые на границе с Румынией{1028}.

Таким образом, в 1939 - первой половине 1941 г. военно-территориальные структуры Красной Армии пополнились 2 военными округами и 1 фронтом, и к июню 1941 г. на территории СССР дислоцировалось 16 военных округов и 1 фронт. В середине июня 1941 г. началось развертывание еще 4 фронтовых управлений на Западном ТВД, что довело количество фронтовых управлений до 5 из 8, предусмотренных схемой мобилизационного развертывания Красной Армии. Соответственно резко возросло и количество армейских управлений с 6 в начале 1939 г. до 27 к июню 1941 г., которым оставалось только перейти на штаты военного времени и сосредоточиться на Западном ТВД. [331]

Теперь следует обратиться к организационному развитию сухопутных войск Красной Армии, которые к началу 1939 г. состояли из 25 управлений стрелковых корпусов, 98 стрелковых дивизий, 5 стрелковых бригад, 5 управлений кавалерийских корпусов, 26 кавдивизий, 4 управлений танковых корпусов, 24 легких, 4 тяжелых и 3 химических танковых бригад1029. В первой половине года были сформированы управления 31-го, 56-го и 59-го стрелковых корпусов, 104-я горнострелковая дивизия, 1-я, 4-я и 5-я отдельные стрелковые бригады.

Кроме того, советское военное руководство разрабатывало новую систему мобилизационного развертывания войск. 5 мая 1939 г. начальник Генерального штаба командарм 1 ранга Б.М. Шапошников представил наркому обороны СССР маршалу Советского Союза К.Е. Ворошилову доклад, в котором давал оценку организационному развитию стрелковых войск в соответствии с решением Комитета Обороны при СНК СССР от 29 ноября 1937 г. Реорганизация 1938 г. имела целью ликвидировать существовавшую разнотипность стрелковых дивизий, усилить мобилизационную готовность кадровых приграничных дивизий, обеспечить равномерный подъем военнообязанных запаса при мобилизации между округами и сократить сроки мобилизационного развертывания войск. Для этого было создано четыре типа стрелковых дивизий: 14 стрелковых дивизий Дальнего Востока (штат 14 тыс. человек), 37 кадровых стрелковых дивизий (штат 6 950 человек, в том числе 36-я сд - 9 000), 10 кадровых горнострелковых дивизий (штат 4 000 человек) и 37 стрелковых дивизий тройного развертывания (штат 5 220 человек), каждая из которых по мобилизации развертывалась в три новые стрелковые дивизии (всего 111 дивизий). Кроме того, в конце 1938 г. были сформированы Камчатская и Сахалинская стрелковые дивизии по типу кадровых дивизий. На военное время было предусмотрено развертывание 172 стрелковых дивизий.

Однако, подчеркивалось в докладе, изменение политической обстановки в мире требует усиления боевой и мобилизационной готовности наших стрелковых войск, увеличения их кадрового состава. Для этого предлагалось 14 стрелковых дивизий Дальнего Востока и 36-ю стрелковую дивизию 57-го ОСК оставить без изменений. 27 стрелковых дивизий (с учетом Камчатской и Сахалинской) перевести на штаты по 8 554 человека, 9 стрелковых дивизий укрепленных районов перевести со штата в 7 300 человек на штат 8 878 человек. В докладе высказывалось пожелание развернуть все 37 стрелковых дивизий тройного развертывания в ординарные дивизии по штату 4 тыс. человек, что требовало формирования еще 74 стрелковых дивизий. Однако это мероприятие требовало расширения базы и пока было невозможно. В качестве промежуточного варианта предлагалось увеличить штат этих дивизий с 5 220 до 7 854 человек, что требовало 154 968 человек, из которых 132 тыс. покрывалось путем расформирования строительных батальонов, содержавшихся за счет других ведомств{1030}. [332]

Изменение существующей системы мобилизационного развертывания стрелковых войск в случае войны обсуждалось 16 июля 1939 г. на совещании у наркома обороны. Было предложено отказаться от содержания дивизий тройного развертывания и развернуть 106 стрелковых дивизий, из которых 94 в мирное время содержались бы по штату в 4 тыс. человек, а 12 - по штату в 3 тыс. человек. Часть кадровых дивизий, в том числе и на Дальнем Востоке, следовало перевести на 14-тысячный штат. Помимо имевшихся 37 дивизий следовало сформировать и устроить места дислокации 69 дивизиям. Кроме существовавших 30 управлений стрелковых корпусов следовало сформировать еще 20 управлений. Таким образом, все скрытые, то есть предназначенные к развертыванию в случае мобилизации дивизии переводились в открытые. Тем самым создавалась постоянная армия, готовая к использованию при минимальном развертывании. Проведение всех этих мероприятий требовало дополнительно 297 тыс. человек, с учетом которых численность армии превысила бы 2 млн человек{1031}.

Созданная по решению ГВС Комиссия по организационным мероприятиям при НКО под председательством заместителя наркома обороны командарма 1 ранга Г.И. Кулика 27 июля 1939г. приняла решение создать на базе стрелковых дивизий тройного развертывания ординарные стрелковые дивизии штата 4 100 человек. Комиссия сделала вывод, что все военные округа могут разместить новые дивизии, материальных запасов также хватало, поэтому к 1 ноября 1939 г. следовало перейти на новую организацию стрелковых войск и к 1 мая 1940 г. подготовить новые мобилизационные планы{1032}. Кроме того, обсуждался вопрос о сохранении существовавших танковых корпусов. Б.М. Шапошников, Г.И. Кулик и К.Е. Ворошилов высказывались за их ликвидацию, а С.К. Тимошенко, С.М. Буденный и М.В.. Захаров - за сохранение, но с пересмотром штатной структуры. В итоге было принято компромиссное решение о расформировании стрелково-пулеметных бригад, но при сохранении танковых корпусов для совместных действий с пехотой и кавалерией{1033}.

В соответствии с принятым решением 15 августа 1939г. нарком обороны отдал директивы ?? 4/2/48601-4/2/4861 1 Л ВО, КалВО, МВО, ОрВО, ХВО, ПриВО, СКВО, УрВО, СибВО, БОВО и КОВО, согласно которым им следовало с 25 августа по 1 декабря 1939г. сформировать 18 управлений стрелковых корпусов, перевести кадровые дивизии на новый штат 8 900 человек и разверзнуть 36 дивизий тройного развертывания в 92 дивизии по 6 000 человек{1034}. 22 августа нарком обороны докладывал в ЦК ВКП(б) и СНК СССР об обеспеченности вооружением предлагаемых организационных мероприятий. С учетом наличия вооружения в неприкосновенном запасе проводимые мероприятия были в целом обеспечены по винтовкам, пулеметам, 82-мм минометам и 76-мм пушкам. По самозарядным винтовкам, [333] 45-мм противотанковым пушкам, 122-м.м гаубицам и 76-мм зенитным пушкам покрытие некомплекта ожидалось в течение 1939 г. на основании получения их от промышленности, а потребность по противотанковым ружьям, 12,7-мм станковым пулеметам, 50-мм, 107-мм и 120-мм минометам, 152-мм гаубицам, 37-мм и 45-мм зенитным пушкам и автомобилям удовлетворялась поступлением от промышленности в 1939-1940гг. Нарком обороны просил разрешить использовать неприкосновенный запас, обязать промышленность выполнить план военных заказов на 1939г. и произвести дополнительный заказ на автомобили{1035}.

1 сентября 1939 г. Политбюро утвердило предложение Наркомата обороны, согласно которому в Красной Армии предусматривалось кроме 51 ординарной стрелковой дивизии (33 стрелковые дивизии по 8 900 человек каждая, 17 стрелковых дивизий по 14 000 человек каждая и 1 стрелковая дивизия в 12 тыс. человек) иметь 76 ординарных стрелковых дивизий по 6 000 человек, 13 горнострелковых дивизий и 33 ординарные стрелковые дивизии по 3 000 человек{1036}. Соответственно 2 сентября 1939 г. было принято постановление СНК ? 1355-279сс, утвердившее "План реорганизации сухопутных сил Красной Армии на 1939-1940 гг." Было решено дивизии тройного развертывания перевести в ординарные и иметь в Красной Армии 173 стрелковые дивизии. Предлагалось увеличить ударную силу пехотного ядра в стрелковых дивизиях, увеличить количество корпусной артиллерии и артиллерии РГК, переведя ее с тройного на двойное развертывание. Следовало расформировать 4 кавалерийские дивизии и 2 отдельные кавалерийские бригады, в танковых войсках расформировывались стрелково-пулеметные бригады в танковых корпусах и стрелково-пулеметные батальоны в танковых бригадах (см. Приложения 1-4). Следовало сократить численность обслуживающих и тыловых частей и учреждений. Штатная численность Красной Армии была установлена в 2 265 тыс. человек{1037}.

Однако развитие международной обстановки в начале сентября 1939 г. привело к тому, что в ночь на 7 сентября было принято решение провести частичную мобилизацию Красной Армии, и войска получили приказ начать "Большие учебные сборы" (БУС). Согласно директиве наркома обороны ? 2/1/50698 от 20 мая 1939г. название БУС являлось шифрованным обозначением скрытой мобилизации. Проведение БУС по литеру "А" означало, что происходило развертывание отдельных частей, имевших срок готовности до 10 дней, с тылами по штатам военного времени. Запасные части и формирования гражданских ведомств по БУС не поднимались. Сама мобилизация проходила в условиях максимального сохранения этих мероприятий в тайне{1038}.

В "Больших учебных сборах" приняли участие в МВО управления 2 стрелковых корпуса, 12 стрелковых дивизий, 1 корпус ПВО, 3 танковые бригады; в БОВО- 6 стрелковых корпусов, [334] 19 стрелковых дивизий, 2 кавалерийских корпуса, 6 кавалерийских дивизий, 1 танковый корпус, 8 танковых бригад, 1 мотострелковая бригада, 4 полка ПВО, 2 гаубичных артиллерийских полка РГК; в Л ВО - 4 стрелковых корпуса, 16 стрелковых дивизий, 1 танковый корпус, 6 танковых бригад, 1 кавдивизия, 1 воздушно-десантная бригада, 2 артполка РГК; в КОВО - 5 стрелковых корпусов, 18 стрелковых дивизий, 2 кавалерийских корпуса, 5 кавдивизий, 6 танковых и 1 мотострелковая бригады, 1 танковый корпус; в КалВО - 2 стрелковых корпуса, 4 стрелковые дивизии, 1 танковая бригада; ХВО - 1 стрелковый корпус, 15 стрелковых дивизий; ОрВО- 1 стрелковый корпус, 9 стрелковых дивизий. Всего - управления 21 стрелкового, 4 кавалерийских и 3 танковых корпусов, 93 стрелковые и 12 кавалерийских дивизий, 24 танковые, 3 пулеметно-стрелковые и 1 воздушно-десантная бригады{1039}.

Эти события потребовали от наркома обороны уточнить проведение дальнейших организационных мероприятий, и 13 сентября УрВО, СибВО, ПриВО и СКВО получили директивы ?? 4/2/48962-4/2/48965, согласно которым вместо 32 стрелковых дивизий 6-тысячного состава округа должны были сформировать 36 стрелковых дивизий (20 по б тыс., 16 по 3 тыс. человек), 3 танковые бригады, 3 корпусных артполка, 1 гаубичный артполк РГК и 2 гаубичных артполка большой мощности (БМ){1040}. Мобилизационное развертывание Красной Армии в западных округах и Польская кампания 17 сентября- 12 октября 1939г. не позволили в полной мере осуществить намеченные планы реорганизации сухопутных войск.

Произошедшие политические изменения на западной границе СССР вынудили Наркомат обороны разработать новый план реорганизации Красной Армии, который был 23 октября 1939 г. за ? 81229сс/ов направлен в ЦК ВКП(б) и СНК СССР. В документе констатировалась необходимость содержать войска в Западной Украине, Западной Белоруссии и Прибалтике в усиленном составе, а намечавшееся расформирование 4кавди-визий признавалось невозможным. Поэтому предлагалось иметь в стрелковых поисках 173 дивизии, из которых 46 содержать в штатах 14-12 тыс. человек с танковым батальоном в 54 танка, а в 24 дивизиях, содержащихся по штату в 6 тыс. человек, - иметь танковый батальон в 30 танков. Из 48 управлении стрелковых корпусов мирного времени 29 располагали зенитными артиллерийскими дивизионами (из них 22 двойного развертывания). По военному времени развертывалось 58 управлений стрелковых корпусов и 51 зенитный артдивизион. Предлагалось упразднить управления укрепленных районов (УРов), кроме расположенных на Дальнем Востоке, Карельского, Каменец-Подольского и Могилев-Подольского, а имеющиеся сооружения законсервировать. Следовало иметь 14 управлений УР, 34 отдельных пулеметных батальонов, 20 отдельных артиллерийских дивизионов, [335] 13 отдельных пулеметных рот, 187 взводов капонирной артиллерии и 4 полка УРов в 1-й и 2-й ОКА. Штатная численность войск УРов сокращалась с 75 тыс. до 48 тыс. человек.

Исходя из опыта Польской кампании, в ходе которой "действия танковых корпусов показали трудность управления и громоздкость его", а "отдельные танковые бригады действовали лучше и мобильнее", предлагалось расформировать управления 4 танковых корпусов, сократить тылы в танковых бригадах и упразднить стрелково-пулеметные бригады и стрелково-пулеметные батальоны танковых бригад. Предусматривалось создание 16 танковых бригад, имеющих на вооружении 238 танков БТ, 16 бригад по 238 танков Т-26, 3 бригады по 117 танков Т-28 и 38 танков БТ и 1 бригаду в составе 32 танков Т-35 и 85 танков Т-28. Кроме того, создавались 10 легкотанковых полков и 4 мотоциклетных батальона. В военное время предусматривалось иметь 17 танковых бригад БТ, 25 - Т-26, 3 - Т-28 и 1 - Т-35, в которых насчитывалось бы по штату 11 085 танков. В мирное время штатная численность танковых войск устанавливалась в 105 086 человек и 8 201 танк.

Предусматривалась следующая организация корпусной артиллерии. В западных приграничных округах следовало иметь во всех стрелковых корпусах по два корпусных артполка по 36 орудий в каждом. Из 40 артполков 20, расположенных в непосредственной близости к границе, предлагалось содержать по усиленным штатам. 9 корпусов на Дальнем Востоке имели по 1 артполку по 48 орудий в каждом, а 13 корпусов внутренних округов - по 1 артполку двойного развертывания (по 48 орудий), из которых в военное время создавалось 26 артполков по 36 орудий. Для повышения боевой готовности артиллерии РГК ее полки переводились с тройного на двойное развертывание, а расположенные на Дальнем Востоке оставались ординарными. В артиллерии РГК предлагалось иметь 12 гаубичных полков 152-мм гаубиц (по 48 орудий), 4 пушечных полка 122-мм и 152-мм пушек (по 48 орудий), 17 гаубичных полков 203-мм гаубиц (по 36 орудий), I полк БМ (36 152-мм орудий) и отдельные дивизионы 280-мм (по б орудий) и 305-мм гаубиц (по 8 орудий). Штатная численность артиллерии увеличивалась на 19,8 тыс. человек. На военное время предполагалось иметь 23 152-мм гаубичных, 8 пушечных, 30 203-мм гаубичных артполков, 2 полка БМ, 3 дивизиона 280-мм и 5 дивизионов 305-мм гаубиц.

В отношении кавалерии предусматривалось усилить ее малокалиберной и зенитной артиллерией, расформировать 2 отдельные кавбригады в СКВО и ЗабВО, сохранить 4 кавдивизии и 1 управление кавкорпуса, ранее предназначенных к расформированию, и развернуть отдельный кавполк НКО в отдельную кавбригаду (см. Приложения 1-4). В связи с увеличением общего числа стрелковых дивизий 14-тысячного состава на 10,8 тыс. человек сокращалось количество запасных частей. Военно-Воздушные Силы [336] предлагалось сохранить в существующей организации. Предусматривалось увеличить штатную численность военных училищ и академий на 30 тыс. человек. Численность войск ПВО возрастала до 75 тыс. человек за счет формирования 4 полков, 10 дивизионов РГК и 6 дивизионов ВВС. Предусматривалось увеличить штатную численность автомобильных, инженерных и топографических частей, а части связи, химические войска, тыловые учреждения, окружные управления и центральный аппарат НКО оставались в существующей организации. Предлагалось утвердить штатную численность Красной Армии в 2 408 583 человека и призыв на учебные сборы в течение 1940 г. 1 620 500 человек{1041}.

2 ноября 1939г. нарком обороны своими директивами за ?? 4/2/49683-4/2/496686 установил организационную структуру стрелковых войск МВО, ХВО, ОрВО, которые вместо 32 стрелковых дивизий 6-тысячного состава должны были иметь 23 стрелковые дивизии (З-б-тысячного и 20-3-тысячного состава). В ОдВО было приказано иметь 1 стрелковую дивизию 14-тысячного состава, 2 стрелковые дивизии 9-тысячного состава, 1 стрелковую дивизию 6-тысячного состава и 4 стрелковые дивизии 3-тысячного состава. Кроме того, в МВО и ХВО было приказано сформировать по 1 танковой бригаде{1042}.

Однако представленный в правительство план не был утвержден, и 15 ноября 1939 г. за ? 81306сс/ов нарком обороны представил Политбюро и СНК СССР новый вариант плана реорганизации сухопутных сил РККА. В нем предлагалось создать 12 моторизованных дивизий по 10 тыс. человек и 240 танков в каждой, устанавливались 12-, 6- и 3-тысячные штаты стрелковых дивизий, общее количество которых сокращалось до 170 единиц. Сокращались штаты горнострелковых дивизий и уточнялась дислокация стрелковых войск по военным округам. Предложения по реорганизации танковых войск и артиллерии соответствовали предыдущему плану. В кавалерии следовало расформировать 2 отдельные кавбригады в СКВО и ЗабВО, переформировать 4 кавдивизии в 2 горнокавалерийские дивизии и 2 отдельные кавбригады, за счет чего несколько сокращалась штатная численность кавалерии (см. Приложения 1-4). Предлагалось увеличить количество местных стрелковых войск в связи с сооружением новых складов в западных областях Белоруссии и Украины. Остальные разделы документа практически полностью соответствовали предыдущему плану. Общую штатную численность Красной Армии предлагалось утвердить в 2 300 тыс. человек и в течение 1940г. привлечь на учебные сборы 1 600 тыс. человек{1043}.

21 ноября 1939 г. состоялось заседание ГВС, рассмотревшее в присутствии И.В. Сталина и В.М. Молотова вопрос об организации и численности Красной Армии. В результате было решено иметь в стрелковых войсках 170 дивизий, из них 15 моторизованных (8 сформировать в 1940г. и 7- в первой половине 1941 г.). [337]

Эти дивизии содержались по штатам 9 тыс. человек в мирное и 11,6 тыс. человек в военное время и располагали 257 танками и 73 бронемашинами каждая. Уточнялась штатная организация остальных стрелковых соединений. Было утверждено предложение о расформировании 4 управлений танковых корпусов, 4 стрелково-пулеметных бригад и стрелково-пулеметных батальонов в танковых бригадах, общее число которых соответствовало вышеуказанным предложениям Наркомата обороны, хотя общая штатная численность танковых войск несколько сокращалась. Устанавливалось три типа корпусных артполков: 1 - 36 орудий, 10 полков по 1600 человек и 10 полков по 1250 человек; II - 36 орудий, 10 полков по 1300 человек и 10 полков по 900 человек; III - 48 орудий, 13 полков по 1535 человек (двойного развертывания) и 9 полков по 1535 человек в корпусах Дальнего Востока. По артиллерии РГК утверждались вышеуказанные предложения наркома обороны (см. Приложения 1-4).

Несколько сокращалась численность кавалерии и запасных частей, принимались предложения Наркомата обороны по организации войск УРов. Устанавливалась следующая штатная численность: автомобильных войск- 35 320 человек, войск ПВО-75 тыс. человек, инженерных войск - 25 тыс. человек, войск связи - 24 тыс. человек, химических войск - 10 470 человек, топографических частей - 3,5 тыс. человек, местных стрелковых войск - 42 810 человек, железнодорожных войск - 14 848 человек, центральных и окружных управлений и тылов - 65 тыс. человек. Общая штатная численность Красной Армии устанавливалась в 2 300 тыс. человек. Предусматривалось усилить войска ЗакВО, ОдВО, КОВО и САВО и сохранить ВВС в существующей организации{1044}. На основании решения ГВС все эти мероприятия были 1 декабря 1939г. утверждены постановлением Комитета Обороны за ? 433сс. Утверждение мероприятий по реорганизации сухопутных войск позволило наркому обороны 7 декабря 1939 г. издать директивы войскам 1-й и 2-й ОКА, ЗабВО, СибВО, УрВО, ПриВО, САВО, СКВО, МВО, ХВО, ОрВО, ОдВО за ?? 4/2/54077-4/2/54088, которые содержали указания о новой организации войск и дислокации стрелковых дивизий{1045}.

Однако затяжка советско-финской войны вновь не позволила в полной мере провести реорганизацию Красной Армии. 27 декабря 1939г. нарком обороны представил Политбюро и СНК доклад, в котором указывалось, что реорганизация войск в ЛВО, КалВО, БОВО и КОВО сорвана, а в остальных округах она завершится к 1 января 1940 г. Необходимость усиления войск на фронте привела к тому, что 40 стрелковых дивизий было развернуто по штатам военного времени (32 по 17 тыс. человек, 6 легких стрелковых и 2 горнострелковые - по 10,5 тыс. человек). Нарком предлагал сократить утвержденное общее количество стрелковых дивизий до 160, развернуть соответствующие запасные [338] части и полковые школы, провести досрочный выпуск курсантов военных училищ и просил утвердить общую штатную численность Красной Армии в 4 163 400 человек{1046}. 28 декабря нарком обороны и начальник Генштаба представили в Политбюро и СНК новый доклад, в котором предлагалось в дополнение к 40 стрелковым дивизиям развернуть по штатам военного времени еще 5 стрелковых дивизий, а остальные соединения перевести с 6- и 3-тысячного штата на 12-и 6-тысячные штаты соответственно, сократив, однако, их общее количество до 160. Кроме того, предлагалось усилить запасные части и полковые школы младших командиров, допризвать оставшихся в излишке от призыва текущего года 505 тыс. человек, призвать .50 тыс. человек комсостава запаса{1047}. В тот же день эти предложения были утверждены (см. Приложения 1-4).

31 декабря 1939г. нарком обороны направил войскам Зак-ВО, БОВО, КОВО, МВО, ОрВО, КалВО, ХВО, ОдВО, ПриВО, СКВО, УрВО, СибВО, ЗабВО, 1-й, 2-й ОКА и 1-й АГ директивы ?? 4/2/103001~4/2/103018сс, согласно которым все стрелковые дивизии предписывалось содержать в усиленном составе, прекращалось увольнение приписного состава, призванного на БУС, предусматривалось дальнейшее уточнение дислокации войск, создавались новые запасные части и училища{1048} Согласно директиве наркома обороны ? 0/2/103687сс от 15 января 1940г. 3 стрелковые дивизии 1-й АГ преобразовывались в мотострелковые{1049}.

1 февраля 1940г. начальник Генштаба направил в Политбюро ЦК ВКП(б), СНК СССР и наркому обороны доклад, в котором сообщалось, что в Действующей армии насчитывается 65 стрелковых дивизий и предусматривается переброска на ТВД еще 23 стрелковых дивизий (9 моторизованных, 12 стрелковых и 2 добровольческие) (см. Приложения 1-4), а реорганизация других родов войск по мирному времени не проводилась{1050}. 7 февраля 1940г. нарком обороны отдал директивы ?? 0/2/103693-0/2/ 103694сс Военным советам БОВО и КОВО, согласно которым предусматривалась реорганизация артиллерии, перевод стрелковых соединений на штаты мирного времени и частичная передислокация войск. Однако приписной состав предписывалось не увольнять, а собрать в запасных полках при воинских частях{1051}.

28 марта 1940г. нарком обороны направил директивы ?? 0/5/103985-0/5/103986СС Военным советам ЛВО и АрхВО, согласно которым устанавливался состав войск округов. В ЛВО следовало иметь 21 стрелковую, 1 моторизованную и 1 кавалерийскую дивизии, 5 танковых и 1 воздушно-десантную бригады, а в составе АрхВО - 2 стрелковые дивизии{1052}. 31 марта 1940 г. нарком обороны отдал приказ ? 0015 о расформировании 1-го стрелкового корпуса, 4-го и 5-го отдельных стрелковых полков "Финской народной армии" (ФНА){1053}. [339]

В связи с окончанием советско-финской войны и угрозой англо-французского нападения на СССР в Закавказье нарком обороны 4 апреля направил в ЦК ВКП(б) доклад, в котором предлагал усилить состав войск СКВО, ЗакВО, КОВО и ОдВО. Предполагалось отправить в СКВО управления 34-го и 47-го стрелковых корпусов, 8-ю, 100-ю и 164-ю дивизии, что довело бы состав войск округа до 10 стрелковых дивизий. В ЗакВО предлагалось отправить управления 3-го и 23-го стрелковых корпусов, 4-ю, 136-ю и 138-ю стрелковые и 24-ю кавалерийскую дивизии, переформировать 20-ю и 63-ю горнострелковые дивизии в стрелковые по 12-тысячному штату, а численность 4 горнострелковых дивизий довести до 9 тыс. человек. Кроме того, в ЗакВО следовало передислоцировать 17-ю танковую бригаду, которая формировалась в СКВО на базе 6-го танкового полка, и сформировать на базе 11-го танкового полка 41-ю танковую бригаду. В КОВО следовало перебросить 2 гаубичных артполка и 1 артдивизион, в ОдВО - 1 корпусной, 1 тяжелый корпусной, 3 гаубичных артполка БМ и 1 артдивизион, в СКВО- 5 корпусных и 1 тяжелый корпусной артполки, в ЗакВО - 4 корпусных, 2 гаубичных, 2 гаубичных артполков БМ и 1 артдивизион. Следовало усилить части ПВО ЗакВО, сформировав 20 дивизионов среднекалиберной и 7 дивизионов малокалиберной зенитной артиллерии, и увеличить количество частей ВВС в ЗакВО до 9 истребительных и 8 бомбардировочных авиаполков, в КОВО- до 14 истребительных, 10 бомбардировочных и штурмовых авиаполков, в ОдВО- до 6 истребительных, 7 бомбардировочных авиаполков{1054}.

7 апреля 1940г. нарком обороны докладывал в ЦК ВКП(б) и СНК СССР, что согласно решению СНК от 4 апреля из 117 стрелковых дивизий, содержащихся по штатам военного времени, следовало 107 оставить в 12-тысячном штате, а 10 перевести на штаты мирного времени. Предлагалась некоторая передислокация сокращаемых дивизий и расформирование 32 запасных полков. Это предложение было утверждено решением Политбюро 9 апреля 1940 г.{1055} Согласно директивам наркома обороны от 10 апреля 1940г. войска ЛВО, АрхВО, КалВО, БОВО, КОВО, ОдВО, МВО, ОрВО, ХВО, ПриВО, СКВО, ЗакВО, УрВО, САВО, ЗабВО, 2-й ОКА должны были быть переведены на штаты мирного времени. Предусматривалась передислокация войск в соответствии с предложениями наркома обороны от 4 апреля 1940 г. и предписывалось уволить приписной рядовой состав, остающийся за штатом, из нестроевых частей. Остальной призванный из запаса рядовой, младший начальствующий и начальствующий состав следовало задержать до особого распоряжения{1056}. 7 мая Военный Совет ЛВО получил директиву наркома обороны ? 0/2/104204сс, согласно которой следовало на основе 1-го стрелкового корпуса ФНА сформировать 71-ю особую Карело-финскую дивизию 9-тысячного штата с дислокацией в Петрозаводске{1057}. [340]

9 мая 1940г. нарком обороны направил в Политбюро и СНК доклад ? 0/1/104224сс/ов, в котором отмечал, что реорганизация сухопутных войск Красной Армии в соответствии с решением Комитета Обороны от 1 декабря 1939 г. так и не была полностью проведена. 4 апреля 1940г. были утверждены меры по организации и численности стрелковых войск и усилению войск КОВО, ОдВО, СКВО и ЗакВО, но по остальным родам войск никаких решений не принималось. Поэтому нарком предлагал иметь в Красной Армии 161 стрелковую дивизию 14-, 12-, 9- и 6-тысячного состава и 52 управления стрелковых корпусов. Организация корпусной артиллерии и артиллерии РГК по сравнению с решением от 1 декабря 1939 г. не менялась, несколько увеличивалась штатная численность кавалерии. Танковые войска, в которых за время войны было сформировано 3 бригады и еще 2 формировались в настоящее время, предлагалось перевести на штаты мирного времени, кроме 3 танковых бригад в Прибалтике и 2 - в ЗакВО (см. Приложения 1-4). Штатная численность ВВС сохранялась в прежнем составе. Требовалось сократить войска УРов, химические части, части ПВО, кроме расположенных в ОдВО и ЗакВО, перевести на штаты мирного времени, как и войска связи, инженерные, железнодорожные, дорожные, автомобильные, запасные части, местные стрелковые войска и т.д. Общую штатную численность Красной Армии следовало установить в 3 200 тыс. человек{1058}.

Однако смена Ворошилова на посту наркома обороны маршалом Советского Союза С.К. Тимошенко привела к переработке плана развития Красной Армии. 21 мая 1940 г. нарком обороны и начальник Генштаба докладывали Сталину и Молотову новый переработанный "согласно Вашего личного указания" план организации и численности Красной. Армии. Предлагалось иметь 163 стрелковые дивизии и 52 управления стрелковых корпусов. Все дивизии следовало перевести на штаты мирного времени, из их состава исключить танковые батальоны, кроме 18 стрелковых дивизий Дальнего Востока. Из содержавшихся по штатам военного времени 19 корпусных артполков, 4 пушечных, 9 152-мм гаубичных, 9 203-мм гаубичных артполков и 5 280-мм отдельных артдивизионов РГК предлагалось сохранить в этом составе 6 корпусных, 3 пушечных, 4 152-мм гаубичных, 6 203-мм гаубичных артполков и 2 280-мм отдельных артдивизиона РГК в ЛВО, ЗакВО и ОдВО, а 28 корпусных, 2 пушечных, 5 152-мм гаубичных, 6 203-мм гаубичных артполков, 3 отдельных 280-мм артдивизиона и 5 305-мм отдельных артдивизионов перевести на 80% от штата военного времени. Следовало расформировать 5 кавдивизий, сократив численность кавалерии.

В танковых войсках предлагалось развернуть танковые полки 2-й ОКА, ЗабВО, СКВО и САВО в танковые бригады, оставить в штатах военного времени 2 танковые бригады в ЗакВО, 1 - [341] в ОдВО и 2 - в КОВО, иметь в усиленном составе 3 танковые бригады в Прибалтике и 8 - на Дальнем Востоке и в ЗабВО, расформировать стрелково-пулеметную бригаду в ЛВО и учебный танковый батальон в ЗабВО, а 34-ю танковую бригаду следовало переформировать в танковый полк моторизованной дивизии и включить в состав танковых бригад огнеметные подразделения (см. Приложения 1-4). ВВС предлагалось оставить в прежнем составе и сократить численность войск УРов, ПВО, инженерных, железнодорожных, автомобильных, дорожных, запасных, топографических частей, центральных, окружных и тыловых учреждений. Сохранялась численность местных стрелковых войск, предлагалось создать 10 дисциплинарных батальонов. Общая штатная численность Красной Армии устанавливалась в количестве 3 302 220 человек, и предусматривалось в 1940г. пропустить через учебные сборы 1 млн человек запаса{1059}. В тот же день эти предложения были утверждены Политбюро, а 22 мая оформлены постановлением Комитета Обороны за ? 215сс{1060}.

31 мая 1940г. нарком обороны направил в округа директивы, согласно которым устанавливались новые штаты войск, давались указания с порядке проведения оргмероприятий и приводился перечень частей и учреждений, подлежащих расформированию. Отдельные танковые батальоны стрелковых дивизий расформировывались и обращались на формирование танковых частей. Требовалось "все воинские части и учреждения полностью укомплектовать рядовым и младшим начальствующим составом по установленным для каждых части и учреждения штатам. На укомплектование частей и учреждений использовать в первую очередь имеющийся рядовой и младший начальствующий состав срочной службы призыва 1938-1939 годов, а также рядовой состав призыва 1937 года, который задерживается в рядах армии до осени текущего года, и во вторую очередь призванных из запаса, которые будут задержаны в армии впредь до замены их срочнослужащими, призываемыми в армию". Требовалось довести все части "до полного штатного состава и содержать их в полной боевой готовности", а задержанный приписной начальствующий состав было "необходимо тщательно изучить" и "на наиболее подготовленных из них, физически здоровых и проверенных представить списки в Управление по начальствующему составу Красной Армии". Призванный же "из запаса рядовой и младший начальствующий состав, остающийся в излишке после перевода войск округа на установленные для них штаты и расформирования частей и учреждений", следовало уволить в запас{1061}.

Одновременно в мае 1940г. в Наркомате обороны прорабатывался вопрос об организации танковых дивизий. 27 мая нарком обороны и начальник Генштаба представили в Политбюро и СНК докладную записку, согласно которой предлагалось иметь в составе танковой дивизии 2 танковых полка, 1 артиллерийский полк, [342] 1 мотострелковый полк и 1 зенитный артдивизион. По штату в дивизии должно было быть 11 343 человека, 386 танков, 108 бронемашин, 42 орудия и 72 миномета. В состав танкового корпуса предлагалось включить 2 танковые и 1 моторизованную дивизии, авиаэскадрилью в 12 самолетов, дорожный батальон, батальон связи и мотоциклетный полк, который "в руках командира корпуса явится средством преследования при наступлении, обеспечения при действиях корпуса на широком фронте и поддержкой дивизий, входящих в состав корпуса", а "для обеспечения наступательных действий танкового корпуса или при отражении контратак противника... придавать танковому корпусу не менее 1 авиабригады в составе 2 бомбардировочных и 1 истребительного авиаполков".

Следовало сформировать 6 управлений танковых корпусов и 12 танковых дивизий, обратив на их формирование управления 2 кавалерийских и 4 стрелковых корпусов, 4 танковые бригады БТ, 3 танковые бригады Т-28, 1 танковую бригаду Т-35, 3 мотоциклетных батальона, 5 кавдивизий и 1 стрелково-пулеметную бригаду, 2 моторизованные дивизии сформировать не за счет сокращения кавалерии, а за счет переформирования 2 стрелковых дивизий (по 1 в БОВО и КОВО). Проведение этих мероприятий позволяло иметь в Красной Армии 173 дивизии: 12танковых, 6 моторизованных, 3 мотострелковых, 142 стрелковых и 10 горнострелковых. Предлагалось дислоцировать 1 танковую дивизию в ЛВО, 2 танковых корпуса в БОВО (1 моторизованная дивизия в МЦО), 2 танковых корпуса в КОВО, по 1 танковому корпусу в ОдВО и ЗабВО. Всего в танковых войсках следовало иметь 1 260 тяжелых, 8711 средних БТ, 7 238 Т-26 и 1 140 огнеметных танков; тогда как на 1 апреля 1940 г. имелось 468 тяжелых, 7 300 БТ, 7 985 Т-26, 1 027 огнеметных танков и 3 223 Т-38. Военное командование просило утвердить организацию и численность танковых корпусов и дивизий, предлагаемые мероприятия по их формированию и увеличение общей штатной численности Красной Армии до 3 405 512 человек{1062}.

Однако эти предложения не были утверждены, и 2 июня 1940 г. нарком обороны и начальник Генштаба представили в Политбюро и СНК переработанный план создания танковых корпусов. Были предложены некоторые изменения в организационную структуру корпусов и дивизий, что позволяло уложиться в установленную правительством штатную численность Красной Армии в 3410 тыс. человек. Следовало сформировать 8 танковых корпусов, 18 танковых и 8 моторизованных дивизий, 4 из которых уже имелись. На их формирование обращались управления 2 кавалерийских и 5 стрелковых корпусов, 6 стрелковых, 5 кавалерийских дивизий и 17 танковых бригад. В результате проведения этих мероприятий Красная Армия имела бы 177 дивизий (18 танковых, 8 моторизованных, 3 мотострелковые, 92 стрелковые и 10 горнострелковых) и 25 танковых бригад. Всего танковые войска без учета мобзапаса и танков Т-37 и Т-38 будут иметь [343] 22 398 танков, из которых на 1 мая 1940г. имелось 16851. Предлагалась следующая дислокация танковых корпусов: по 1 танковому корпусу в ЛВО, МВО, ОдВО и ЗабВО, по 2 танковых корпуса в БОВО и КОВО и по 1 танковой дивизии в ЗакВО и САВО. Военные просили утвердить предложенные мероприятия{1063}.

На формирование танковых корпусов было предложено обратить следующие части: в ЛВО - б-я, 18-я, 20-я и 34-я-танковые бригады, 163-я стрелковая дивизия, 15-я стрелково-пулеметная бригада, 25-я кавдивизия и танковые батальоны стрелковых дивизий, в БОВО- управления 3-го кавалерийского и 10-го стрелкового корпусов, 2-я и 21-я танковые бригады, 29-я и 185-я стрелковые дивизии, мотоциклетный батальон, 7-я, 11-я кавдивизий н танковый полк 36-й кавдивизий, танковые батальоны стрелковых дивизий, в КОВО - управления 4-го кавалерийского и 49-го стрелкового корпусов, 5-я, 10-я, 14-я, 23-я, 24-я танковые бригады, 141-я стрелковая дивизия, некоторые части 146-й стрелковой дивизии, 81-я моторизованная дивизия, 34-я кавдивизия и некоторые части 32-й кавдивизий, танковые батальоны стрелковых дивизий, в ОдВО - управление 55 го стрелкового корпуса (из ХВО), 4-я танковая бригада, 15-я моторизованная дивизия, 173-я стрелковая дивизия, танковые батальоны стрелковых дивизий, в МВО- управление 57-го стрелкового корпуса, 39-я и 55-я танковые бригады, 1-й мотоциклетный батальон, 1-я моторизованная дивизия, танковые батальоны стрелковых дивизий, в ЗабВО - управление 51-го стрелкового корпуса (из УрВО), 15-я и 37-я танковые бригады, 109-я моторизованная дивизия. В ЗакВО- 16-я кавдивизия (из КОВО), 7-я танковая бригада, танковые батальоны стрелковых дивизий ЗакВО и СКВО. В САВО- управление 25-й кавдивизий, 146-я стрелковая дивизия, 10-й танковый полк, танковые батальоны стрелковых дивизий{1064}.

Видимо, советское руководство согласилось с этими предложениями, так как 9 июня 1940 г. нарком обороны утвердил план формирования мехкорпусов, и округа получили соответствующие директивы, согласно которым к 30 июня в ЗабВО формировался 5-й мехкорпус, в САВО - 9-я танковая дивизия, в ЗакВО - 6-я танковая дивизия, в ЛВО - 1-й мехкорпус, в БОВО формировались 3-й и 6-й, в КОВО - 4-й и 8-й, в ОдВО - 2-й, а в МВО - 7-й мехкорпуса{1065}. Однако подготовка и проведение Прибалтийской и Бессарабской кампаний в июне 1940 г. не позволили провести предусмотренные формирования в Европейской части СССР.

30 июня 1940 г. начальник Генштаба подготовил для наркома обороны проект новой дислокации войск в западный округах. Во вновь создаваемом ПрибВО следовало иметь 10 стрелковых дивизий, мехкорпус, 2 кавдивизий и 1 танковую бригаду. В ЛВО - 14 стрелковых дивизий, мехкорпус и 4 танковые бригады. В БОВО - 23 стрелковые дивизии, мехкорпус, 1 кавдивизию и 3 танковые бригады. В КОВО - 21 стрелковую дивизию, два мехкорпуса, [344] 4 кавдивизин и 3 танковые бригады. В ОдВО - 9 стрелковых дивизий, мехкорпус и 1 танковую бригаду. При этом следовало произвести усиление приграничных округов за счет внутренних, перебросив в ЗапОВО 5 стрелковых дивизий из ЛВО, 2 - из СКВО и по 1 из МВО, ПриВО, УрВО, ОрВО и КалВО. В ПрибВО передислоцировались бы 6 стрелковых дивизий - из БОВО и по 1 из АрхВО, ХВО, МВО. и КалВО. В ОдВО перебрасывались 1 стрелковая дивизия из ХВО, 1 кавдивизия и 1 танковая бригада - из КОВО. На месте этих стрелковых дивизий предлагалось разместить 23 вновь создаваемые дивизии 3-тысячного штата{1066}.

4 июля 1940г. нарком обороны и начальник Генштаба докладывали в Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР о необходимых мероприятиях "по усилению западных военных округов (БОВО и КОВО) и общему усилению Вооруженных Сил Союза ССР» Следовало "приступить к окончанию задержанных организационных мероприятий по Белорусскому, Киевскому и Одесскому военным округам" и формированию в них механизированных корпусов. Военное руководство предлагало уточнить существующую организацию военных округов. В стрелковых войсках предлагалось перевести большинство дивизий на основной штат в 12 тыс. человек. Уменьшение числа стрелковых дивизий предлагалось компенсировать формированием 23 новых дивизий сокращенного состава (по 3 тыс. человек) с 1 пушечным артполком.

Для усиления войск западных приграничных округов предлагалось оставить в ЛВО 14 стрелковых, 2 танковые и 1 моторизованную дивизии. В ПрибВО следовало иметь 1 1 стрелковых дивизий, 2 танковые и 1 моторизованную дивизии, большинство которых перебрасывалось из БОВО, КалВО, МВО, ХВО и АрхВО, в ЗапОВО - 24 стрелковые, 2 танковые и 1 моторизованную дивизии, усилив его за счет переброски войск из ЛВО, СКВО, МВО, ОрВО, ПриВО, УрВО и КалВО, в КОВО- 25 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, а в ОдВО- 10 стрелковых, 2 танковые и I моторизованную дивизию (см. Приложения 1-4). Предлагалась новая дислокация ВВС. Военные просили утвердить предложенные оргмероприятия{1067}. Еще 23 июня нарком обороны приказал Военному совету ЛВО завершить формирование 1-го мехкорпуса к 31 июля, а 4 июля аналогичные приказы получили Военные советы БОВО, КОВО, ОдВО и МВО, которые должны были завершить формирования мехкорпусов к 9 августа 1940г. 6 июля Военный совет ПрибВО получил приказ к 20 августа сформировать 18-ю танковую дивизию для 7-го мехкорпуса МВО{1068}.

Проведенные во второй половине 1940г. учения вновь сформированных мехкорпусов позволили сделать вывод о том, что "мото-механизированные соединения, как правило, будут использоваться не для решения частных задач на отдельных направлениях, а для глубокого потрясения фронта противника. Поэтому [345] мото-механизированные корпуса нужно рассматривать как средство фронтового командования и лишь на отдельных, главных направлениях - армейского командования. Задачами мотомеханизированных корпусов будут: а) Уничтожение совместно с ВВС и общевойсковыми соединениями, действующими с фронта, главной группировки противника, б) Уничтожение совместно с ВВС подходящих оперативных резервов и такое потрясение оперативной глубины противника, когда создание нового фронта становиться невозможным. Эти главнейшие задачи требуют ввода мех-корпусов в такое положение, с которого наиболее легко и полно можно нанести уничтожающий удар по главной-группировке противника. Такими положениями будут: а) Действия мото-механизированных корпусов на фланге, б) Действия мото-механизированных корпусов в тылу противника"{1069}.

6 июля 1940 г. СНК своим постановлением за ? 1193-464сс утвердил предложенную штатную численность танковых дивизий и организацию механизированных корпусов. Следовало сформировать 8 таких корпусов и 2 отдельные танковые дивизии. Было разрешено изменить структуру военных округов. Наркомат обороны получил возможность сформировать 23 новые стрелковые дивизии 3-тысячного штата и должен был накопить запасы вооружения и имущества для формирования 30 стрелковых дивизий в первые три месяца войны и еще 30 стрелковых дивизий и 2 мехкорпусов к концу первого года войны. СНК одобрил предлагаемую дислокацию войск и разрешил приступить к ее осуществлению. Общая штатная численность Красной Армии утверждалась в количестве 3 461 200 человек{1070}.

В тот же день нарком обороны своими директивами довел до сведения Военных Советов состав и дислокацию войск военных округов. Требовалось начать новые формирования, утвержденные правительством, перевести войска в места постоянной дислокации, расформировать части и учреждения, созданные для проведения Прибалтийской и Бессарабской кампаний, и начать увольнение приписного состава в соответствии с директивой от 31 мая 1940 г.{1071} 24-26 августа 1940 г. в ЛВО, ПрибОВО, АрхВО, СКВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО, МВО, ХВО, ОрВО, ПриВО, УрВО, Зак-ВО, САВО, СибВО, ЗабВО были направлены директивы наркома обороны ?? 0/2/105192-0/2/105222сс о переводе в первой половине октября 1940г. стрелковых дивизий на новые 12-тысячные штаты с исключением из их состава подразделений противотанковых ружей{1072}.

4 октября 1940 г. нарком обороны и начальник Генштаба докладывали в Политбюро и СНК, что формирование 8 мехкорпусов, 18 танковых и 8 моторизованных дивизий в основном завершено. На их формирование было обращено 12 танковых бригад БТ, 4 бригады Т-35 и Т-28, 3 химические бригады, 2 танковых полка Т-26 и танковые батальоны стрелковых дивизий, кроме [346] дислоцированных на Дальнем Востоке. Все это привело к сокращению танков непосредственной поддержки пехоты, а "для успешного продвижения пехоты в современном бою нужно иметь на каждый стрелковый корпус 1 танковую бригаду". Имеющихся 20 бригад Т-26 недостаточно, поэтому следует сформировать еще 32 танковые бригады. Военное командование просило разрешения сформировать 25 танковых бригад к 1 июня 1941 г., используя танки Т-37 и Т-38, что позволит готовить кадры танкистов, и утвердить штатную численность Красной Армии в 3 616 724 человека{1073}. Однако эти предложения были сочтены слишком радикальными, и руководство наркомата обороны получило указание разработать организационные меры, которые укладывались бы в штатную численность Красной Армии. Следовало предусмотреть формирование 18 танковых бригад Т-26, 20стрелково-пулеметных бригад, 1 мехкорпуса и развертывание в первый месяц войны 42 стрелковых дивизий{1074}.

14 октября 1940г. нарком обороны и начальник Генштаба направили в Политбюро доклад за ? орг/1/106163сс/ов, в котором предлагали мероприятия, необходимые для усиления войск в первой половине 1941 г. Следовало сформировать 8 корпусных артполков, что позволяло довести их общее количество до 73 в мирное и до 83 - в военное время на 62 стрелковых корпуса. Для усиления артиллерии РГК предлагалось сформировать 3 пушечных 122-мм, 4 гаубичных 152-мм, 1 гаубичный 203-мм артполков, 1 пушечный 210-мм, 3 гаубичных 203-мм и 1 гаубичный 305-мм артдивизионов. Причем корпусные и артиллерийские полки РГК в ЗакВО, СКВО, ОдВО, КОВО, ЗапОВО и ПрибОВО предлагалось содержать частично по штатам военного времени, а частично в 80% от этих штатов. Следовало сформировать 20 пулеметно-артиллерийских механизированных бригад, "имеющих мощное пушечное и пулеметное вооружение, предназначенных для борьбы и противодействия танковым и механизированным войскам противника", сформировать новый мехкорпус в КОВО, реорганизовать существующие 6 авиадесантных бригад в более мощные бригады, способные к самостоятельным действиям, и сформировать 20 отдельных танковых бригад Т-26, предназначенных для усиления и сопровождения пехоты в бою, исходя из расчета по одной бригаде на стрелковый корпус.

Все эти мероприятия предлагалось провести за счет перераспределения военнослужащих в частях в связи с уточнением штатного расписания, изменения системы подготовки командных кадров запаса и сокращения тыловых подразделений. Создание частей следовало завершить к 1 мая 1941 г., а полностью обеспечить их материальной частью к 1 октября 1941 г. Кроме того, для обеспечения развертывания в первый месяц войны 42 стрелковых дивизий предлагалось реорганизовать существующие 35 запасных стрелковых полков в 42 резервных полка, которые будут [347] развернуты в дивизии. Военное руководство просило утвердить общую штатную численность Красной Армии в количестве 3 574705 человек{1075}.

Проведение всех этих мероприятий позволило к концу 1940 г. развернуть в Красной Армии 166 стрелковых, 10 горнострелковых, 3 мотострелковых, 20 танковых, 9 моторизованных, 20 кавалерийских дивизий, 5 стрелковых, 6 воздушно-десантных, 45 танковых и 3 мотоброневых бригад (см. Приложения 1-4).

Новый этап организационного совершенствования Красной Армии начался с 1941 г. 12 февраля военное командование представило советскому правительству новый мобилизационный план, согласно которому в случае мобилизации советские войска должны были развернуть 198 стрелковых, 10 горнострелковых, 2 мотострелковые, 60 танковых, 30 моторизованных, 14 кавалерийских дивизий, 2 стрелковые и 6 воздушно-десантных бригад. Утверждение этого мобплана позволило начать формирование тех соединений, которых еще не существовало. В первую очередь это касалось создания 20 новых мехкорпусов (40 танковых и 20 моторизованных дивизий), которое началось в феврале-марте 1941 г. У марта 1941 г. Политбюро утвердило назначения командиров формируемых мехкорпусов, танковых и моторизованных дивизий{1076}. Одновременно развернулось формирование недостающих стрелковых дивизий и сокращение кавдивизий.

Кроме того, 23 апреля 1941 г. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР ? 1112-459сс разрешалось к 1 июня сформировать 10 противотанковых артиллерийских бригад (5 в КОВО, 3 в ЗапОВО и 2 в ПрибОВО), 16 воздушно-десантных бригад и 5 воздушно-десантных корпусов трехбригадного состава (2 в КОВО, по 1 - в ПрибОВО, ЗапОВО и ОдВО). С целью проведения этих мероприятий при сохранении штатной численности Красной Армии следовало расформировать 11 стрелковых дивизий и управления 29-го механизированного и 46-го стрелкового корпусов, а 10 стрелковых дивизий перевести на штаты горнострелковых{1077}. 4 июня 1941 г. нарком обороны отдал приказ ? 0034, согласно которому в распоряжение командования воздушно-десантных корпусов передавались 1-й, 3-й, 4-й, 7-й и 250-й тяжелобомбардировочные авиаполки. При этом следовало перебросить 7-й авиаполк из ЛВО в ПрибОВО, а 250-й авиаполк - из ЗабВО в ОдВО. Кроме того, требовалось сформировать к 1 июля 1941 г. 5, а к 15 августа - еще 3 дальнебомбардировочных авиаполка за счет использования сверхштатных самолетов ТБ-3 и поступления от промышленности самолетов ПС-84 (ДС-3). Выполнение этих мер позволяло иметь по 2 авиаполка на 1 воздушно-десантный корпус и 1 авиаполк - на 1 отдельную воздушно-десантную бригаду ДВФ{1078}. 12 июня 1941 г. приказом наркома обороны ? 0202 было создано Управление воздушно-десантных войск Красной Армии{1079}. [347]

14 мая 1941 г. начальник ГАБТУ генерал-лейтенант Я.Н. Федоренко обратил внимание наркома обороны на то, что из-за неполного обеспечения механизированных корпусов танками по штатам они "являются не полностью боеспособными. Для повышения их боеспособности впредь до обеспечения их танками считаю необходимым вооружить танковые полки мех-корпусов 76- и 45-мм орудиями и пулеметами с тем, чтобы они в случае необходимости могли бы драться, как противотанковые полки и дивизионы". Для проведения этого мероприятия имелось 1 200 76-мм орудий, 1 000 45-мм противотанковых орудий и 4 000 пулеметов ДП, которых хватило бы на 50 танковых полков, по 24 76-мм орудия, по 18 45-мм орудий и по 80 пулеметов. Для перевозки этого вооружения предлагалось выделить 1 200 машин ЗИС и 1 500 машин ГАЗ. К докладной прилагалась ведомость распределения вооружения и автомашин по 19-му, 16-му, 24-му (КОВО), 20-му 17-му 13-му (ЗапОВО), 2-му, 18-му (ОдВО), 3-MV, 12-MV (ПрибОВО) 10-му (ЛВО), 23-му (ОрВО), 25-му (ХВ'0), 26-му (СКВО), 27-му (САВО) и 21-му (МВО) мехкорпусам, утвержденная наркомом обороны 15 мая 1941 г.{1080} 16 мая 1941 г. начальник Генштаба направил в соответствующие округа директивы о проведении в жизнь этого мероприятия к 1 июля 1941 г., которое следовало "провести таким образом, чтобы не нарушать организационный принцип полка, как танковой единицы, имея ввиду, что в последующем на вооружение будут поступать танки"{1081}.

Таким образом, сухопутные войска Красной Армии во второй половине 1939- первой половине 1941 гг. значительно возросли и организационно преобразовались. За это время были сформированы управления 42 стрелковых, 29 механизированных, 5 воздушно-десантных корпусов, 125 стрелковых, 31 моторизованная, 61 танковая дивизии, 108 артполков, 3 отдельных артдивизиона, 29 мотоциклетных полков и другие части обеспечения.

Существенное развитие в 30-е гг. получили и советские ВВС (см. таблицы 27-28), которые в конце 1937г. состояли из 77-авиабригад (24 тяжелобомбардировочных, 19 среднебомбардировочных, 6 легкобомбардировочных, 10 штурмовых, 14 истребительных и 4 разведывательных){1082}. В 1936-1938гг. была создана самостоятельная стратегическая авиация - 3 отдельные авиационные армии особого назначения (АОН) двухбригадного состава{1083}. В 1938 г. имевшиеся авиаэскадрильи были разукрупнены и переформированы в авиаполки. Основным моментом реорганизации ВВС явилось отделение тылов от строевых частей, повысившее в итоге их оперативную подвижность и мобилизационную готовность. [349]

Таблица 27. Количество самолетов в ВВС{1084}
Подразделения 1.10.28 1.10.29 1.01.31 1.01.32 1.01.33
Тяжелые бомбардировщики 47 48 86 183 330
Легкие бомбардировщики, штурмовики, разведчики 703 860 886 911 1 135
Истребители 143 232 449 408 487
Боевая авиация 893 1 140 1 421 1 502 1 952
Вспомогательные 103 145 161 142 145
Учебные заведения ВВС 352 455 500 634 1 640
Итого 1 348 1 740 2082 2278 3737

Согласно "Плану развития ВВС Красной Армии", утвержденному постановлением Комитета Обороны 29 ноября 1937г., к 1 января 1939г. в авиации следовало иметь 38 управлений авиабригад, 115 авиаполков (10 тяжелобомбардировочных, 9 дальнебомбардировочных, 27 среднебомбардировочных, 11 легкобомбардировочных, 13 штурмовых, 43 истребительных и 2 смешанных), 8 дальнеразведывательных эскадрилий, 10 армейских разведывательных эскадрилий, 30 войсковых разведывательных эскадрилий и 22 корректировочных отряда{1085}. Этот план был выполнен, а в течение 1939 г. и перевыполнил. Если к началу года в ВВС насчитывалось 3 управления АОН, 38 управлений авиабригад и 115 авиаполков{1086}, то к 1 октября 1939 г. имелось 48 управлений авиабригад, 136 авиаполков и 93 авиабазы. В докладе правительству от 23 октября 1939 г. нарком обороны предлагал сохранить ВВС в штатной- численности 230 тыс. человек и продолжать их перевооружение на более современные самолеты{1087}. Командующий ВВС в докладной ? 325778сс от 16 ноября 1939 г. на имя начальника Генштаба предлагал основное внимание в 1940 г. уделить перевооружению летных частей на новые самолеты. Предусматривалось формирование 1 дальнебомбардировочного авиаполка для 2-й ОКА, 1 истребительного авиаполка - для Украинского фронта, 3 запасных авиаполков, учебного авиаполка академии ВВС, отдельного авиаполка особого назначения (ОСНАЗ) и авиаэскадрильи для перегонки самолетов, а также переформирование 1 истребительной эскадрильи САВО в авиаполк. Кроме того, в связи с выполнением плана развития ВВС до 1 января 1943 г. предлагалось поставить вопрос об увеличении количества боевых полков в 1941-1942 гг.{1088}

Таблица 28. Количество самолетов в ВВС{1089}
1.01.34 1.01.37 1.07.38 1.10.38 1.01.39 1.04.39 1.07.39
4 688* 10 742* 4717** 7 022** 7714** 10397*** 11 167***
* С учетом ВВС ВМФ.

** Без учета военно-учебной авиации и ВВС ВМФ.
*** Без учета ВВС ВМФ.

Зимой 1939-1940гг. в условиях советско-финской войны формировались новые части ВВС. Уже к 1 января 1940 г. в авиации насчитывалось 143 авиаполка (63 истребительных, 61 бомбардировочный, 13 штурмовых и 6 смешанных){1090}. К 1 февраля 1940г. советские ВВС располагали 48 управлениями авиабригад, 149 авиаполками (4 тяжелобомбардировочными, 13 дальнебомбардировочными, 40 среднебомбардировочными, 4 легкобомбардировочными, 13 штурмовыми, 63 истребительными, 7 смешанными, 5 резервными), 49 отдельными эскадрильями, 22 корректировочными, 5 транспортными и 16 прочими отрядами, 101 авиабазой и 19 инженерно-аэродромными батальонами{1091}. В первой половине 1940 г. началось формирование 35 новых авиаполков (20 среднебомбардировочных и 15 истребительных) и 30 авиабаз, с учетом которых общее количество авиаполков увеличивалось к 1 июля 1940 г. до 188 (178 боевых и 10 резервных){1092}. Штатная численность авиации тоже росла, что отражало процесс формирования новых авиаполков и создание новых летных училищ{1093}. К маю 1940 г. в ВВС имелось 58 управлений авиабригад, 188 авиаполков, дальнеразведывательных, 8 армейских, 20 войсковых разведывательных эскадрилий, 18 корректировочных отрядов и 160 авиабаз. 21 мая было решено сохранить штатную численность ВВС в количестве 291 210 человек{1094}.

Образованная весной 1940г. комиссия ГВС по вопросам ВВС 21 апреля 1940 г. предложила, учитывая значительный рост авиачастей, перейти на дивизионную структуру организации ВВС, усилить ВВС приграничных округов, увеличить количество оперативных игр с авиацией на вероятных ТВД, усилить аэрофотослужбу, сократить армейскую авиацию, сведя ее в крупные оперативные соединения для лучшего использования, усилить инженерную подготовку ТВД, особенно в ОдВО, ЗакВО и САВО, разработать порядок прохождения службы личным составом ВВС{1095}. 8 июля 1940г. начальник ВВС Красной Армии командарм 2 ранга Я.В. Смушкевич представил наркому обороны доклад, в котором предлагал создать 34 авиадивизии (25 смешанных, 5 бомбардировочных и 4 истребительных) в составе 144 авиаполков и сохранить 34 отдельных авиаполка. К докладу прилагались планы дислокации ВВС и другие документы. Эти мероприятия требовали увеличения штата ВВС на 4 370 человек{1096}.

25 июля 1940г. было принято постановление СНК СССР ? 1344-524сс, согласно которому изменялась организационная структура ВВС. Отныне в авиации следовало иметь авиационные дивизии (по 4-5 авиаполков) и отдельные авиационные бригады (по 2-3 авиаполка). Создавалось три типа авиадивизий: смешанные, "имеющие своим назначением непосредственное взаимодействие с войсками и поддержку механизированных, кавалерийских и общевойсковых соединений", дальнебомбардировочные, "имеющие своим назначением разрушение военных объектов и дезорганизацию тыла противника" и истребительные, "имеющие [351] своим назначением борьбу за господство в воздухе и прикрытие политических и экономических центров" СССР. Требовалось к 1 сентября 1940г. сформировать 38 авиадивизий (26 смешанных, 7 дальнебомбардировочных и 5 истребительных), в состав которых включалось 163 авиаполка. До 1 января 1941 г. следовало сформировать еще 48 авиаполков, объединив их в 12 новых авиадивизий (5 смешанных, 4 дальнебомбардировочные и 3 истребительные){1097}. Кроме того, в составе ВВС АрхВО, СибВО, САВО и ДВФ сохранялись управления отдельных авиабригад{1098}.

В тот же день были изданы директивы наркома обороны по реорганизации ВВС, В МВО следовало сформировать управления 23-й бомбардировочной, 24-й истребительной, 46-й смешанной авиадивизий и 3 корпусных авиаэскадрильи. В КОВО формировались управления 14-й, 44-й истребительных, 15-й, 16-й, 17-й, 19-й смешанных, 18-й, 36-й бомбардировочных авиадивизий, 2 разведывательных авиаполка и 12 корпусных эскадрилий. В ОдВО формировались управления 20-й, 21-й, 22-й, 45-й смешанных авиадивизий, 1 разведывательный авиаполк и 4 корпусные эскадрильи. В ЗакВО формировались управления 25-й, 26-й, 27-й смешанных авиадивизий, 1 разведывательный авиаполк и 2 корпусные эскадрильи. В СКВО формировались управления 50-й дальнебомбардировочной авиадивизии и 2 корпусные эскадрильи. В ОрВО формировались управления 47-й смешанной, 35-й бомбардировочной, 48-й дальнебомбардировочной авиадивизий и 1 корпусная эскадрилья. В ХВО формировались управление 49-й бомбардировочной авиадивизии и корпусная эскадрилья. В ЛВО формировались управления 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 41-й смешанных, 39-й истребительной, 40-й дальнебомбардировочной авиадивизий, 1 разведывательный авиаполк и 5 корпусных эскадрилий. В ПрибВО формировались управления 6-й, 7-й, 8-й смешанных авиадивизий, 1 разведывательный авиаполк и 5 корпусных эскадрилий. В ЗапОВО формировались управления 9-й, 10-й смешанных, 11-й, 43-й истребительных, 12-й, 13-й, 42-й бомбардировочных авиадивизий, 2 разведывательных авиаполка и 8 корпусных эскадрилий. В ЗабВО формировались управления 28-й, 30-й, 37-й смешанных, 38-й истребительной авиадивизий, 1 разведывательный авиаполк и 3 корпусные эскадрильи. В ДВФ формировались управления 29-й, 31-й, 32-й, 33-й, 34-й смешанных авиадивизий, 5-й отдельной авиабригады, 71-й смешанный, а также 1 разведывательный авиаполки и 7 корпусных эскадрилий{1099}.

Во второй половине 1940г. формировалось 48 авиаполков- 13 дальнебомбардировочных, 18 среднебомбардировочных и 17 истребительных{1100}, с учетом которых в ВВС насчитывалось бы 50 управлений авиадивизий, 4 управления отдельных авиабригад, 249 авиаполков, 5 отдельных и 59 корпусных эскадрилий с 15 325 самолетами{1101}. На 1 сентября 1940г. в составе строевых, учебных и транспортных частей ВВС имелось 22 442 самолета{1102}. [352]

Таблица 29. Рост численности частей ВВС{1103}
Дата Авиаполки Самолеты
дбап тбап сбап лбап шan сап иап разв. рез. всего
01.10.39 13 4 40 5 13 6 55 - - 136 12677
15.02.40 14 4 35 8 13 7 63 - 5 149 12718
01.03.40 14 4 38 8 13 7 63 - ? 147 12660
10.05.40 31 4 51 8 13 3 78 - 10 188 12816
01.06.40 21 4 52 8 12 3 78 - 7 185 14134
10.07.40 21 4 55 5 12 3 78 - 9 187 14632
01.08.40 21 4 55 5 11 3 78 - 9 187 15240
01.09.40 21 6 57 5 11 3 79 10 10 202 15520
01.10.40 22 6 63 5 11 3 84 10 8 212 16044
01.01.41 34 6 74 5 11 3 96 10 10 249 17846

23 октября 1940г. нарком обороны и начальник Генштаба докладывали Сталину и Молотову переработанную "по Вашему указанию программу подготовки летно-технического состава и усилению ВВС Красной Армии (доведение до 20 000 самолетов в строю)". В соответствии с решением правительства от 25 июля 1940 г. к 1 января 1941 г. следовало иметь 239 авиаполков и 62 корпусные эскадрильи - 15 672 самолетов по штату. С учетом авиации военно-учебных заведений ВВС- 6 942 самолета (по списку 8 081 самолет) и транспортной авиации - 105 самолетов по штату должно было быть 22 719 самолетов. В общем составе ВВС боевая авиация без учета разведывательных полков и корпусных эскадрилий составит по штату 14 108 самолетов. Выполнение этой программы даст следующее соотношение родов авиации: дальнебомбардировочная - 14,7%, бомбардировочная - 42,5%, истребительная - 42,8%. Предлагалось в дальнейшем иметь соотношение 60% бомбардировщиков на 40% истребителей. Для осуществления этой программы в 1941 г. требовалось сформировать 98 новых авиаполков, что было сделать затруднительно. Поэтому в качестве компромиссной меры предлагалось увеличить число самолетов в эскадрильях существующих авиаполков и сформировать 20 новых авиаполков (15 дальнебомбардировочных и 5 ближнебомбардировочных), что позволило бы иметь в строю 19 977 самолетов и 3 082 самолета во вспомогательной авиации. Авиацию военно-учебных заведений ВВС предлагалось сократить с 8 08 1 самолета до 7 018 самолетов, что позволяло обучать одновременно до 50 тыс. человек. Правда, это сокращение числа самолетов можно было провести лишь к концу 1941 г., поэтому пока общая численность военно-учебной авиации составит 8 202 самолета. Выполнение предложенных мер дало бы ВВС в целом 31 596 самолетов.

Одновременно следовало подготовить к концу 1941 г. 60 тыс. летчиков и 144 945 авиатехников, из которых осенью 1940 г. имелось 37 558 летчиков и 81 563 авиаспециалиста. Для этого предлагалось [353] увеличить штаты существующих училищ на 7 680 человек и сформировать 33 новых училища. Причем в 1942 г. вновь возникнет вопрос о дальнейшем развитии сети военно-учебных заведений ВВС. Одновременно военное командование предлагало усовершенствовать подготовку ТВД путем расширения сети оперативных аэродромов, количество которых не обеспечивало нормальную работу авиации. В течение 1941 г. следовало довести численность аэродромов до 3 на 1 авиаполк, что требовало создания 16 новых инженерно-аэродромных батальонов. Для создания условий, при которых передовые аэродромы западных приграничных округов находились бы в постоянной готовности принять авиационные части, предлагалось сформировать 53 авиатехнические роты. Осуществление всех этих мероприятий требовало увеличения численности армии на 138 692 человека, что довело бы штатную численность ВВС до 502 954 человек, а общую штатную численность Красной Армии до 3713 397 человек{1104}.

Вместо расформированных приказом начальника Управления ВВС ? 063 от 23 апреля 1940 г. согласно распоряжению Генштаба от 12 января 1940 г. трех авиационных армий особого назначения{1105} было решено создать Дальнебомбардировочную авиацию (ДБА). Подготовленный 31 октября 1940 г. проект решения СНК предлагал выделить авиаполки, вооруженные самолетами ТБ-3, ДБ-3 и ТБ-7, в отдельные авиадивизии, которые должны были именоваться авиадивизиями дальнего действия (ДД). Для управления ими вводилась должность заместителя начальника Главного управления ВВС по ДБА. Всего предлагалось сформировать 13 авиадивизий ДД, 10 из них объединить в 5 авиакорпусов, в составе которых следовало сформировать по 1 авиадивизии двухмоторных истребителей. В течение 1941 г. довести количество боевых самолетов до 20 000 при соотношении бомбардировщиков (без штурмовой, разведывательной и войсковой авиации) 45% и истребителей 55%. Сформировать в 1941 г. 2 дальнебомбардировочных, 23 ближнебомбардировочных, 22 двухмоторных и 53 одномоторных истребительных и 4 смешанных авиаполков (всего 104 авиаполка) и управления 25 авиадивизий. Выполнение этих мероприятий должно было дать ВВС к концу 1941 г. 32 432 самолета, из них 22 171 боевых. Формирование новых авиаполков следовало начать с 1 февраля 1941 г. и закончить к 1 января 1942 г. Для подготовки в 1941 г. 32 500 летчиков и 69 тыс. авиаспециалистов создавались 33 новые авиашколы, а также соответствующие части для строительства и обслуживания аэродромов. Соответственно штатная численность ВВС возросла бы до 542 746 человек, а Красной Армии до 3 753 189 человек{1106}.

5 ноября 1940 г. Политбюро утвердило эту программу. В тот же день было принято постановление СНК ? 2264-976сс "О комплектовании школ и училищ летчиков ВВС Красной Армии", согласно которому Осоавиахим к 15 мая 1941 г. должен [354] был подготовить 20 тыс. летчиков, а ГВФ к 1 октября 1941 г. 10 тыс. летчиков на У-2, для чего разрешалось привлекать с отрывом от производства учащихся старших классов, сельскую и служащую молодежь с выплатой стипендии в 250 рублей в месяц. Дополнительно Осоавиахиму выделялось 350 самолетов, а ГВФ 720 самолетов и соответствующее количество запасных частей, горючего и продфондов. В тот же день было утверждено постановление СНК ? 2265-977сс "О военно-воздушных силах Красной Армии", согласно которому следовало сформировать 13 авиадивизий (по 3 авиаполка в каждой), объединенных в 5 авиакорпусов, и 1 отдельный авиаполк ДД. Помощником начальника Главного управления ВВС по ДВА был назначен генерал-лейтенант авиации И.И. Проскуров. Постановление утверждало вышеуказанную программу развития ВВС в 1941 г. К концу года ВВС должны были иметь 32 432 самолета и 60 тыс. летных экипажей. Наркомат обороны должен был подготовить предложения по содержанию резерва летного состава ВВС после выполнения программы 1941 г. и поддержанию его летной квалификации. Штатная численность ВВС возрастала до 542 746 человек, а общая штатная численность Красной Армии с 1 января 1941 г. до 3753 189 человек{1107}.

7 декабря 1940 г. ГВС обсудил проект "Положения о прохождении службы летно-техническим составом ВВС Красной Армии", в котором делался вывод о том, что авиация "сильно загружена командным составом" и предлагалось перевести весь средний начальствующий состав, занимавший должности ниже командира эскадрильи, на положение младшего начальствующего состава{1108}.

11 декабря ГВС утвердил предложения об изменении сроков службы в ВВС и системы комплектования военных училищ. Теперь вместо добровольного набора в летные училища они получали право набирать курсантов из очередного призыва на действительную военную службу{1109}. 22 декабря 1940 г. нарком обороны издал приказ ? 0362, согласно которому устанавливался новый срок службы в ВВС - 4 года. Весь средний летно-технический состав, не выслуживший 4 года, переводился к 1 февраля 1941 г. на казарменное положение, а выпускники авиаучилищ получали звания "сержант"{1110}. 25 декабря эти новшества были узаконены Указом Президиума Верховного Совета СССР, который был объявлен 27 декабря приказом наркома обороны ? 477{1111}. Правда, довольно быстро выяснилось, что подобная система комплектования летных школ себя не оправдывает, и 19 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение о ее сохранении лишь для набора в школы первоначального обучения авиамехаников{1112}.

В 1941 г. реорганизация ВВС продолжалась. Согласно мобилизационному плану от 12 февраля 1940г. в ВВС предполагалось иметь 5 управлений авиакорпусов, 79 управлений авиадивизий, 36 тяжелобомбардировочных, 102 среднебомбардировочных, [355] 6 тяжелобомбардировочных, 91 истребительный, 15 штурмовых, 3 смешанных, 10 резервных авиаполков, 42 отдельные разведывательные эскадрильи, 39 отдельных эскадрилий связи, 76 корпусных эскадрилий, 24 отряда аэростатов наблюдения{1113}. На 1 января 1941 г. в ВВС насчитывалось 26 392 самолетов, из них 14 954 боевых и 11 438 учебных и транспортных, при штате в 32 628 самолетов{1114}.

25 февраля 1941 г. было утверждено постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР ? 368-167сс "О реорганизации авиационных сил Красной Армии", согласно которому устанавливалась новая система подготовки кадров для ВВС. Создавались школы первоначального обучения с курсом в 4 месяца в мирное и 3 месяца - в военное время с общим налетов на курсанта 30 часов, а также школы военных пилотов с курсом в 9 месяцев в мирное и 6 месяцев - в военное время с общим налетов бомбардировщиков 20 часов и истребителей 24 часа. Задачей школ было научить курсанта-пилота пилотированию и применению боевого самолета в простых метеоусловиях, групповым полетам в составе звена и дать практику в маршрутных полетах в составе звена с посадкой на незнакомых аэродромах, для чего в программу подготовки включалось 10 таких полетов. Истребителей, кроме того, требовалось научить начальным воздушным стрельбам и основам воздушного боя, а бомбардировщиков- пикированию под углом 40 градусов. Следовало к 1 июня 1941 г. сформировать 6 военных авиаучилищ для подготовки командного состава ВВС с обучением 2 года в мирное и 1 год- в военное время. Первый набор должен был обучаться по одногодичному курсу. В течение 1941 г. следовало сформировать 30 школ первоначального обучения с общим годовым выпуском 45 тыс. человек. В строевых частях устанавливался общий налет 160 часов на каждого летчика, которых следовало готовить сначала в простых, а затем в сложных метеоусловиях и ночью. Для ускорения переучивания летчиков на новую технику за месяц до ее получения следовало передать 2-3 новых самолета для переучивания с первоначальным налетом 8-10 часов. Требовалось к 1 июля 1941 г. перевести авиатылы на организацию районов авиабазирования и построить в 1941 г. 240 бетонных взлетно-посадочных полос{1115}.

Согласно приказу наркома обороны ? 0017 от 3 марта 1941 г. следовало к 1 июня 1941 г. сформировать 5 военных авиаучилищ, а на базе аэроклубов создать 30 школ первоначального обучения. Требовалось расширить подготовку техников при Военно-Воздушной академии им. Н.Е. Жуковского и на базе Ленинградского института инженеров ГВФ{1116}. В тот же день своим приказом ? 080 нарком обороны установил новую систему подготовки летно-технического состава ВВС в соответствии с решением СНК от 25 февраля 1941 г.{1117} Приказом наркома обороны ? 0020 от 11 марта 1941 г. были установлены сроки налета в строевых частях ВВС - [356] 160 часов (140 часов на выполнение курсов боевой подготовки и 20 часов на совместные учения с наземными войсками и летно-технические учения). Переподготовку на новых самолетах следовало организовать так, чтобы к 1 июля 1941 г. командный состав изучил и облетал новую технику. Также требовалось ускорить подготовку бомбардировщиков-пикировщиков на самолетах СБ, Ар-2 и Пе-2{1118}. Все эти меры привели к увеличению количества военно-учебных заведений ВВС с 32 в 1939 г. до 64 в 1940 г. и до 111 в середине 1941 г. К июню 1941 г. имелось 3 академии, 4 военно-авиационных училища, 2 курсов усовершенствования комсостава ВВС. 2 высшие школы штурманов, 29 школ первоначального обучения, 21 школа пилотов истребительной авиации, 22 школы пилотов бомбардировочной авиации, 12 школ стрелков бомбардировщиков, 16 школ авиамехаников. Кроме того, имелись военно-морские авиационные училища, учебные эскадрильи ГВФ и школы по подготовке младших авиаспециалистов - мотористов, оружейников, воздушных стрелков{1119}. Только в 1940г. в военно-учебных заведениях ВВС было подготовлено около 10 тыс. авиаспециалистов{1120}.

Развертывание столь большого числа авиационных частей требовало увеличения производства самолетов авиапромышленностью. С середины 1939 г. началось расширение производственных мощностей НКАП за счет сооружения новых и реконструкции существующих предприятий, которое должно было в целом завершиться в конце 1940 - первой половине 1941 г. Кроме того, в состав НКАП в 1940 г. было передано 60 предприятий из других ведомств. С августа 1940 г. начался перевод авиазаводов на суточный график выпуска продукции, завершившийся к марту 1941 г. С этого момента авиапромышленность фактически перешла на режим работы военного времени{1121}.

История создания новых боевых самолетов в 1939-1941 гг. достаточно хорошо изучена{1122}. К лету 1940г. прошли летные испытания несколько образцов, большая часть из них была принята на вооружение ВВС в июне 1940г. решением ГВС, которое было 27 августа утверждено Комитетом Обороны{1123}. На вооружение принимались истребители И-26, И-200, И-301, ближние бомбардировщики ББ-1 и ББ-22, штурмовик Ил-2, средний бомбардировщик Ар-2, пикирующий бомбардировщик ПБ-100, дальние бомбардировщики ДБ-240 и ТБ-7, а ДБ-Зф был принят на вооружение в 1939 г.{1124} 26 декабря 1940 г. приказом наркома обороны ? 0365 были установлены новые обозначения самолетов: И-26 был переименован в Як-1, И-200 - в МиГ-1 (затем МиГ-3), И-301 - в ЛаГГ-3, ББ-1 - в Су-2, ББ-22 - в Як-4, ПБ-100 - в Пе-2, ДБ-240 - в Ер-2, ТБ-7 - в Пе-8, ДБ-Зф - в Ил-4{1125}.

9 июля 1940г. наркому обороны была представлена мобилизационная заявка ВВС, согласно которой в 1941 г. промышленность должна была выпустить 15813 истребителей, 17 522 бомбардировщика и 2 370 учебных самолетов. 13 июля нарком обороны [357] и начальник Генштаба предложили правительству перевести авиапромышленность на положение военного времени. 16 июля 1940г. у заместителя председателя СНК Н.А. Вознесенского состоялось совещание по вопросам мобилизационного развертывания авиапромышленности, на котором военные предложили довести мощности авиапромышленности в 1941 г. до 36 тыс. боевых самолетов в год. 19 июля нарком обороны в соответствии с решением Политбюро о развертывании мощностей авиапромышленности для выпуска в 1941 г. 36 тыс. боевых самолетов представил председателю Комитета Обороны, заместителю председателя СНК и наркому авиапромышленности мобилизационную заявку на производство 15 820 бомбардировщиков, 13 300 истребителей, 2 800 штурмовиков, 1 680 корректировщиков и 1 400 разведчиков и 4 850 учебных и транспортных самолетов{1126}.

Однако заявка наркомата обороны была сочтена чрезмерной, и после ряда согласовании 7 декабря 1940г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР своим постановлением ? 2466-1096сс утвердили программу выпуска самолетов в 1941 г. Согласно этому постановлению НКАП должен был произвести 16 530 боевых (6 070 бомбардировщиков, 8510 истребителей, 1 750 штурмовиков, 200 морских разведчиков) и 3620 учебных и транспортных самолетов. При выполнении этой программы НКАП разрешалось прекратить ремонт самолетов и моторов, находящихся на вооружении ВВС, которые должны были осуществлять ремонт своими силами{1127}. Соответственно росло и производство новых самолетов, составившее в 1940 г. 1 536 машин (18,4% производства боевых самолетов), а в первой половине 1941 г. 3601 самолет (87,2%){1128}. Развертывание серийного выпуска новых самолетов требовало от командования ВВС перевооружения 239 авиаполков. Согласно утвержденному 23 января 1941 г. плану, в первой половине 1941 г. предполагалось перевооружить из 34дальнебомбардировочных полков 12, из 79 ближнебомбардировочных - 19, из 11 штурмовых- 5, из 96 истребительных - 41, из 10 разведывательных - 5 и из 62 корпусных авиаэскадрилий - 5{1129}.

В 1939 - первой половине 1941 г. произошло существенное развитие советских ВВС. За это время были сформированы управления 5 корпусов, 79 авиадивизий. В 1939-1940гг. было сформировано 124 авиаполка, а в первой половине 1941 г. началось формирование еще 106 авиаполков, из которых к 22 июня было сформировано 19, в том числе 13дальнебомбардировочных{1130}. В итоге советские ВВС стали крупнейшими в мире.

Среди многих слабо изученных вопросов предвоенной истории Красной Армии своей практически полной неразработанностью выделяется вопрос о ее численности в 1939-1941 гг. Обычно используются два вида статистических данных о численности личного состава: штатная и списочная. Первая является чисто расчетным показателем, а вторая отражает реальное состояние [358] вооруженных сил. В таблице 30 приводятся лишь недавно рассекреченные данные списочной численности советских вооруженных сил в 1930-1937 гг., которые превосходят ранее публиковавшиеся цифры. Частями вне норм считались формирования, которые могли применяться в мирном производстве и содержались на бюджете гражданских ведомств. К ним относился особый железнодорожный корпус, эксплуатационные железнодорожные полки, строительный корпус, строительные батальоны и другие подобные формирования{1131}. Использование этих частей в производстве позволяло частично восполнять расходы на их содержание. Понятно, что эти части официально в статистику вооруженных сил не включались. Кроме того, в воинских частях имелись гражданские вольнонаемные работники, которые не включаются в численность Красной Армии, как и военнообязанные запаса (так называемый приписной состав), которые периодически проходили переподготовку в войсках.

Таблица 30. Численность советских вооруженных сил{1132}
Дата Сухопутные войска ВВС ВМФ Части вне норм Итого
1.01.30 567 727 27297 36 592 ? 631 616
1.01.31 567 838 33 030 38915 ? 639 783
15.01.32 675513 55 178 44689 ? 775519
1.03.33 835 683 64229? 899912
1.01.34 836 043 71 568 125959 1 033 570
1.01.35 986 934 98239 ? 1 085 173
1.01.36 868 493 111 157 101763 137912 1219 325
1.01.37 1 145563 159603 127893 2tf924 1 645 983

30 декабря 1937г. из состава Наркомата обороны был выделен Наркомат Военно-Морского Флота. С этого момента статистика численности Красной Армии отражает состав только сухопутных войск и авиации. Известно лишь, что "с 1930 по 1939 г. численность вооруженных сил СССР возросла более чем в 3,5 раза"{1133}, то есть составляла около 2 210 656 человек. Согласно материалам переписи населения СССР 1939г., в вооруженных силах насчитывалось 2 118 777 человек{1134}. К сожалению, отыскать статистику численности ВМФ в 1938-1941 гг. не удалось, поэтому все дальнейшее изложение относится только к численности Красной Армии без учета численности флота.

Данные о списочной численности советских сухопутных войск и ВВС в 1938-1939гг. приведены в таблице 31. Как показывает статистика, в начале 1939г. на 1 человека комсостава приходилось 7 красноармейцев, на 1 человека политсостава - 27 красноармейцев, на 1 человека прочего начсостава - 10 красноармейцев, а на 1 человека младшего начальствующего состава - 3 красноармейца{1135}. Общее количество военнообязанных запаса на [359] 1 июля 1939 г. составляло 11 902 873 человека 1899-1918 годов рождения, из которых 7 892 552 человека были обучены, а 4010 321 не обучен. Предполагалось в 1940г. через 1-1,5-месячные сборы подготовить 3 млн человек в основном дефицитных военных специальностей{1136}.

Таблица 31. Численность Красной Армии в 1938-1939 гг.{1137}
Дата Сухопутные войска ВВС Части вне норм Итого
1.01.38 1 232 526 191 702 157 829 1 582 057
24.02.39 1 720 296 211 666 1 931 962

Фрагментарность документации не позволяет полностью проследить динамику численности Красной Армии в 1939-1941 гг. Зачастую в документах используются округленные цифры. Тем не менее общее представление эти данные дают. Летом 1939 г. численность армии составляла 1 698,6 тыс. человек кадрового состава (видимо, части вне норм не учтены). Военный конфликт на Халхин-Голе потребовал призыва 173 тыс. человек запаса для усиления войск ЗабВО и 1-й АГ. Формально этот контингент был призван на учебные сборы, но 16 июля 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и приказом наркома обороны ? 0035 от 17 июля он был мобилизован на период до 1 февраля 1940г.{1138} Начало германо-польской войны и подготовка Красной Армии к походу в Польшу привели к тому, что 7 сентября 1939 г. в 7 военных округах началась частичная мобилизация (БУС). Всего было призвано 2 610 136 человек (см. таблицу 32), которые 22 сентября 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и приказом наркома обороны ? 177 от 23 сентября были объявлены мобилизованными "до особого распоряжения"{1139}.

Таблица 32. Численность резервистов, призванных на БУС{1140}
Округ Начсостав Младший начсостав Рядовой состав Всего
ЛВО 25306 90001 210004 325311
БОВО 15074 37006 327987 380067
КОВО 32428 47969 575974 656371
КалВО 6249 17939 138 662 162850
МВО 38359 115831 270392 424632
ОрВО 8489 19922 191493 219904
ХВО 26555 43642 342241 412438
СКВО - - 15494 15494
УрВО - - 7 817 7817
ПриВО - - 5252 5252
Всего 152460 372360 2085316 2610136

Одновременно согласно постановлению СНК ? 1348-268сс от 2 сентября 1939 г. с 5 сентября следовало начать очередной призыв на действительную военную службу для войск Дальнего Востока и по 1 тыс. человек для каждой вновь формируемой [360] дивизии, а с 15 сентября и для всех остальных округов{1141}. Всего в Красную Армию до 31 декабря 1939г. было призвано 1 076 тыс. человек{1142}. Кроме того, согласно новому Закону о всеобщей воинской обязанности от 1 сентября 1939 г. на 1 год был продлен срок службы 190 тыс. призывников 1937 г. К 20-м числам сентября 1939 г. численность Красной Армии превысила 5 млн человек. К сожалению, неясно, учтены ли в этой цифре части вне норм. Нормализация ситуации на западных границах СССР позволила 29 сентября начать сокращение численности Красной Армии, и к 7 января 1940г. было уволено 1 613 803 человека{1143}. К 1 декабря 1939г. войска ЛВО и КалВО оставались отмобилизованными, БОВО и КОВО продолжали увольнение призванных из запаса, а МВО, ОрВО и ХВО заканчивали их увольнение и переходили на организацию мирного времени. На 27 декабря 1939 г. общая численность Красной Армии составляла до 3 568 тыс. человек (части вне норм не учтены){1144}.

Однако начавшаяся война с Финляндией потребовала восполнения потерь и наращивания численности Красной Армии. 28 декабря 1939г. было решено призвать в Красную Армию 546 400 человек на усиление войск западных военных округов и 50 тыс. человек комсостава запаса. Одновременно в ПриВО, УрВО и СибВО призывалось 5 младших призывных возрастов - 376 тыс. человек. Таким образом, на усиление армии потребовалось 972 400{1145}. В период советско-финской войны в Красную Армию было призвано 550 тыс. человек. Всего же с сентября 1939 по 12 марта 1940 г. в Красную Армию было призвано из запаса 3 160 тыс. человек, из которых I 613 тыс. было уволено, а в армии оставалось 1 547 тыс. человек{1146}.

После окончания войны с Финляндией перед советским командованием вновь встал вопрос о сокращении численности армии. 14 марта 1940г. начальник Главного Управления Красной Армии комдив М.Г. Снегов направил наркому обороны план демобилизации действующей армии и расформирования запасных частей{1147}. В докладе от 29 марта 1940 г. на имя Сталина и Молотова нарком обороны сообщал, что на 1 марта 1940 г. в Красной Армии насчитывалось 4 416 тыс. человек, из которых I 591 тыс. составляли призванные из запаса резервисты я 163 тыс. - красноармейцы призыва 1937 года. Нарком просил разрешения уволить 93 149 человек из тыловых частей и учреждений, сформированных для действующей армии, и 160 тыс. человек приписного состава, призванных в сентябре 1939г. в БОВО, КОВО, КалВО и ОдВО. Кроме того, нарком сообщал об увольнении 80 тыс. добровольцев{1148}. Все эти меры были одобрены постановлением Комитета Обороны ? 159сс от 4 апреля 1940 г.{1149}

26 апреля 1940г. нарком обороны сообщил в ЦК ВКП(б) и СНК СССР, что на 1 апреля 1940 г. в Красной Армии насчитывалось 4 174 тыс. человек, из которых 2 724 тыс. кадрового состава, [361] а 1 450 тыс. приписного состава. Для доведения Красной Армии до штатной численности мирного времени в 3320 тыс. человек нарком предлагал уволить личный состав тыловых частей, сформированных для действующей армии, всех приписников из госпиталей и 440 тыс. человек приписного состава. После этого в Красной Армии осталось бы 540 тыс. человек приписного состава, задержанных до 15 июня 1940г. и находящихся в частях, развернутых по штатам военного времени в СКВО, ЗакВО и ОдВО. В мае и в конце июня предлагалось призвать 345 тыс. военнообязанных 2-й категории запаса 1912-1919 годов рождения, которых вместе с красноармейцами 3-го года службы следовало задержать до 1 октября 1940г. Средний начсостав запаса строевых частей предлагалось уволить после выпуска курсантов военных училищ{1150}. Всего по состоянию на 15 февраля 1940 г. в стране имелось 785 596 человек запасных 2-й категории, к которым относились мужчины, не служившие в армии, и состоящие на воинском учете женщины (медики, ветеринары, техники и т.п.){1151}. Считалось, что из них можно было направить в кадры Красной Армии 441 322 человек, однако было решено призвать лишь 250 тыс. человек{1152}.

Таблица 33. Изменение численности Красной Армии{1153}
Дата Штатная численность Списочная численность
Всего В т.ч. части вне норм
20 сентября 1939г. 2 265 000 5 289 400 9
1 декабря 1939г. 2 300 000 3 273 400 не учтены
1 января 1940г. 4 163 400 3 851 700 240 800
1 февраля 1940 г. 4 554 180 4 229 954 242381
1 марта 1940г. 4 554 180 4 416 000 не учтены
1 апреля 1940 г. 2 300 000 4 355 669 228 884
1 мая 1940г. 3 302 220 3 990 993 не учтены
1 июня 1940г. 3 410 000 4 055 479 175.798
1 сентября 1940 г. 3 574 705 3 423 499 не учтены
1 октября 1940г. 3 670 854 3 446 309 не учтены

В апреле-мае 1940 г. было уволено 302 976 человек приписного состава{1154}. 24 мая 1940 г. нарком обороны утвердил "План комплектования Красной Армии по оргмероприятиям и увольнения приписного состава", согласно которому подлежало увольнению 691 220 человек приписного состава. В тот же день был утвержден план призыва 250 тыс. человек военнообязанных 2-й категории запаса{1155}. 3 июня 1940 г. нарком обороны издал приказ ? 0110, согласно которому следовало "задержать до особого распоряжения средний и старший начальствующий состав запаса", до 1 ноября 1940 г. красноармейцев призыва 1937 г., а увольнение младшего начсостава и рядовых запаса, "призванных на большие [362] учебные сборы, производить постепенно и закончить к 15 августа"{1156}. В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР красноармейцы призыва 1937 г. задерживались в армии до 1 января 1941 г.{1157} В июне 1940 г. из армии было уволено всего 71 845 человек, поскольку в условиях подготовки и проведения Прибалтийской и Бессарабской кампаний сокращение личного состава было свернуто.

С начала июля 1940г. согласно директивам наркома обороны увольнение приписного состава запаса возобновилось. Из имевшихся на 1 июля 839 400 человек приписного состава было уволено 830 299 человек, из них в июле - 446 952 человека, в августе - 254 035 человек, в сентябре - 24 947 человек, в октябре - 76 719 человек, а с 1 по 10 ноября - 27 646 человек{1158}. На 10 ноября осталось задержанными 9101 военнослужащий, которых надлежало уволить до 1 января 1941 г.{1159} 20 января 1941 г. нарком обороны издал приказ ? 023, согласно которому "отвечающий требованиям службы" начальствующий состав запаса, задержанный до особого распоряжения приказом от 3 июня 1940 г., следовало зачислить в кадры Красной Армии. Все остальние подлежали увольнению "в запас к 15 февраля 1941 г.{1160}

На основании постановления СНК от 4 июля 1940 г. нарком обороны 10 июля издал приказ ? 196 о переучете рядового и младшего начальствующего состава запаса и лиц с 19 до 50 лет, освобожденных от службы в армии, на территории СССР в период с 1 августа по 5 сентября 1940 г. Одновременно следовало произвести медицинское освидетельствование лиц, годных к нестроевой службе, 40-50-летних и 19-50-летних тех национальностей, которые не состояли на воинском учете{1161}. 6 ноября 1940 г. нарком обороны издал директиву о проведении с 5 января по 15 февраля 1941 г. приписки к призывным участкам граждан 1922 года рождения, лиц, имеющих законченное среднее образование, и учащихся 10-х классов средних школ и выпускных курсов техникумов 1923 года рождения, не приписанных граждан старших возрастов и лиц 1920-1921 годов рождения в Западной Украине и Западной Белоруссии. Приписка на территории Прибалтики, Бессарабии и Северной Буковины должна была проводиться позднее{1162}.

Увольнение приписного состава привело к тому, что с осени 1940г. списочная численность Красной Армии была ниже штатной (см. таблицу 33). К сожалению, не удалось найти документы, отражающие численность личного состава Красной Армии зимой-весной 1940-1941 гг. Известно лишь, что и штатная, и списочная численность армии росли. С 25 марта по 5 апреля 1941 г. по всем военным округам, кроме ПрибОВО и ДВФ, был произведен частичный призыв в Красную Армию граждан, родившихся после 1 сентября 1921 г. и не прошедших призыв в 1940 г. Всего было призвано 394 тыс. человек. Призыв прошел организованно, в строго установленный срок, без огласки в печати и на [363] собраниях. О предстоящем призыве был осведомлен только узкий круг местных партийных и советских руководителей - секретари и заведующие военными отделами крайкомов, обкомов, райкомов и горкомов партии, председатели исполкомов и начальники органов НКВД и милиции. Никаких приказов о явке призывников на пункты не издавалось, извещались они только персональными повестками. Призывные пункты были оборудованы только с внутренней стороны, никаких плакатов и лозунгов с внешней стороны не вывешивалось{1163}.

С 15 мая 1941 г. начался призыв приписного состава запаса на БУС, которые должны были продлиться до 1 июля 1941 г. Всего к 22 июня 1941 г. было призвано 805 264 человека, что составляло 24% от контингента призываемого по мобилизации, и Красная Армия насчитывала 5 080 977 человек{1164}.

Еще одной важной проблемой истории советских вооруженных сил накануне войны является вопрос о последствиях репрессий в офицерском корпусе. К сожалению, эта тема до сих пор широко используется в политико-идеологической борьбе, и, как уже было показано в литературе{1165}, несмотря на значительное количество исследований, все еще далека от окончательного решения.

Большинство привычных тезисов в литературе, посвященной этим проблемам, являются преимущественно пропагандистскими и не подтверждаются документами. Исследования судеб военачальников, осужденным по "делу Тухачевского", показали, что, хотя эти люди, видимо, не совершали инкриминируемых им преступлений, они стали жертвами борьбы внутри советской военно-политической элиты. В литературе широко распространена версия бывшего шефа СД В. Шелленберга о том, что именно сфабрикованные германскими спецслужбами документы привели к репрессиям в Красной Армии. Однако современные исследования не подтверждают ее. Собственно, неизвестно даже, существовали ли эти документы вообще{1166}. Некоторые исследователи полагают, что репрессии 1935-1938гг. явились отражением реальных разногласий в советском руководстве по вопросам внутренней и внешней политики, что, естественно, обострило взаимоотношения между военной, с одной стороны, и бюрократической и экономической элитами- с другой{1167}. К сожалению, эти проблемы все еще остаются слабо изученными{1168}.

Также практически не исследованы взаимоотношения внутри офицерского корпуса. Как правило, наиболее популярной является версия о борьбе в высшем комсоставе двух тенденций: "мотористов" (М.Н. Тухачевский, И.П. Уборевич и др.) и "кавалеристов" (К.Е. Ворошилов, С.М. Буденный и др.). Однако, поскольку армия в 30-е годы постоянно насыщалась новыми техническими средствами борьбы, остается неясным, насколько эта версия соответствует действительности. Попытки приписать Сталину [364] непонимание важности механизации армии наталкиваются на его собственное утверждение: "чтобы отстоять свое существование, страна должна иметь квалифицированную армию... Должна быть постоянная, обученная, квалифицированная армия, подкованная на все четыре ноги, армия, которая будет иметь первоклассную авиацию, химию, танки, артиллерию, инженеров, техников, потому что тут все решает техника"{1169}. Кроме того, известно, что среди военных существовали разные взгляды на способы ведения боевых действий{1170}, но эти разногласия не привели к репрессиям. Это позволяет усомниться в том, что репрессии были спровоцированы именно профессиональными дискуссиями.

Скорее всего, причиной репрессий была борьба внутри руководства Наркомата обороны за власть. Тем более что, как стало известно, в мае 1936г. Тухачевский и его сторонники уже ставили перед Политбюро вопрос об отставке Ворошилова с поста наркома{1171}. Таким образом, заговор в Красной Армии существовал, но не "антисоветский", а "антиворошиловский". Думается, все эти противоречия диктуют необходимость изучения вопросов о наличии разных группировок среди высшего комсостава, их влиянии на политическое и военное руководство. Этот впервые довольно четко сформулированный в работе В. Суворова аспект проблемы{1172} ввиду отсутствия документальных источников пока еще не может быть освещен сколько-нибудь удовлетворительно. С.Т. Минаков указывает, что в высшем комсоставе РККА имелась довольно широкая оппозиция наркому обороны Ворошилову, но не было согласия в вопросе о его преемнике. Все это вело к тому, что у каждого претендента на этот пост (Тухачевского, А.И. Егорова, И.Э. Якира) была своя группа сторонников, кроме того их разделяли различные взгляды на военные проблемы. Военная элита, как обычно, требовала новых средств на армию, но не могла договориться об их распределении и использовании. Для Сталина снятие Ворошилова с поста наркома означало бы сокращение его власти и было совершенно неприемлемо. В итоге ситуация позволяла Сталину и Ворошилову сыграть на противоречиях среди военных, что они и сделали{1173}.

Видимо, правы авторы, считающие, что целью репрессий в армии было создать послушный и преданный Сталину военный механизм, сделав комсостав марионеткой в руках политического руководства{1174}. В этом случае "очевидно, что основной причиной уничтожения руководства армии явились опасения, что оно может попытаться играть самостоятельную политическую роль, угрожая тем самым положению Сталина, как единственного вождя армии и народа{1175}. Поскольку Тухачевский "осмелился поставить вопрос о смене военного руководства (Ворошилова - члена Политбюро)", это свидетельствовало о том, что "он мог создать потенциальную независимую от правительства военную силу". Если рассматривать чистку офицерского корпуса как борьбу [365] политического руководства за полный контроль над армией, то следует отметить, что эта цель была достигнута, поскольку "репрессии приучили командование не выступать с инициативами кардинального характера, затрагивавшими политические интересы государства или расстановку сил в руководстве"{1176}.

В литературе преобладает мнение, что именно репрессии в Красной Армии привели к ее ослаблению и были одной из главных причин неудач в начале войны. Обычно к последствиям репрессий относят снижение качества офицерского корпуса в результате устранения опытных офицеров, частых перемещений по службе, создания дефицита военных кадров, снижения образовательного уровня комсостава, особенно высшего. Правда, следует отметить, что частые перемещения по службе и дефицит военных кадров были порождены не столько репрессиями, сколько техническим переоснащением, организационным совершенствованием и форсированным развертыванием новых частей и соединений Красной Армии{1177}. Этот процесс нарастал как минимум с 1935 г., когда начался перевод советских вооруженных сил на кадровую систему комплектования. При этом основные организационные мероприятия пришлись на 1937-1938 гг.

Широкомасштабный процесс создания новых воинских формирований продолжался и в 1939- первой половине 1941 г. В эти годы некомплект комсостава изменялся следующим образом: 1935 г. - 17,9%; 1936 г. - 18,7%; 1937 г. - 21,7%; 1938 г. - 25,2%; 1939 г. - 31,6%; 1940 г. - 19%; 1 января 1941 г. - 13%. При том, что только за 1938-1940 гг. армия получила 271,5 тыс. офицеров{1178}, подобный дефицит нельзя объяснить ничем иным. Он явился результатом "резкого несоответствия между потребностью армии в кадрах и их подготовкой в период 1928-1938 гг., а также огромного развертывания армии в 1938-1939 и 1940гг.{1179} Правда, следует учитывать, что некомплект комсостава является чисто условным показателем и рассчитывается путем соотнесения его штатной и списочной численности. В.И. Ивкин показал, что "Красная Армия была "отягощена" средним, старшим и высшим командно-начальствующим составом", составлявшим 15,5% штатной и 13,3% списочной численности советских вооруженных сил. Другими словами, в Красной Армии 1 офицер приходился на 6 солдат и сержантов, тогда как в английской армии этот показатель был равен 1:15, в японской 1:19, во французской 1:22, а в вермахте 1:29{1180}. Дальнейшее изучение этого аспекта поможет прояснить вопрос о реальной нехватке комсостава в РККА.

Оценивая репрессии, Д.М. Проэктор высказал наиболее распространенное мнение, что "это был удар, который подорвал Вооруженные Силы страны перед самой войной. Новые, неопытные малоподготовленные "выдвиженцы" должны были осваивать все сначала. На их плечи легла непосильная задача подготовки к войне..."{1181}. А. Филиппов оспаривает версию об устранении [366] наиболее опытных офицеров, отмечая, что они в лучшем случае имели опыт гражданской войны, а служба в территориально-кадровой Красной Армии 20-х - начала 30-х годов вряд ли способствовала получению опыта современной войны. По его мнению, подготовленные в стенах Академии Генштаба командиры и штабные работники высшего звена были "грамотной, перспективной когортой высшего комсостава, достойно восполнившей потерю репрессированных высших командиров-практиков"{1182}. Ю.Ю.Юмашева считает, что "высший командный состав Советских Вооруженных сил в годы Великой Отечественной войны представлял собой новую, молодую (средний возраст 43 года), созданную и воспитанную за годы Советской власти, высокопрофессионадьную военную элиту, занявшую руководящее положение в военной сфере в конце 30-х годов. В это время на командные должности в РККА пришли не "зеленые лейтенанты" (как утверждает общепринятая оценка), а опытные (хотя и молодые) военачальники{1183}. Кстати говоря, версия о смене репрессированных военачальников "молодыми" офицерами не соответствует действительности. Так, в высшем комсоставе происходила не смена поколений, а замена одних военачальников другими из того же поколения. Как отмечает Г. Герасимов, "сегодня невозможно с уверенностью сказать, кто лучше командовал бы войсками: расстрелянные военачальники или те, кто в конце концов выиграл войну. Но по основным объективным показателям последние не уступали своим репрессированным предшественникам". Более того, образовательный уровень высшего комсостава даже возрос, поскольку "количество назначенных, имеющих высшее военное образование, превышает число арестованных с аналогичным образованием на 45%"{1184}. Наличие диаметрально противоположных оценок свидетельствует прежде всего о слабой изученности этой проблемы, об отсутствии у исследователей четких критериев для выводов и доступного документального материала для изучения.

Популярным мотивом историографии являются утверждения о наличии к 1 января 1941 г. 12,4% комсостава, не имевшего военного образования. Авторы новейшего обобщающего труда по истории войны отмечают, что в сухопутных войсках было 15,9% офицеров, не имевших военного образования. Однако В.П. Бородин указывает, что большая часть этих офицеров находилась на политических, военно-хозяйственных, административных и военно-юридических должностях, а командные должности занимали лишь 4% из них. Причем на должностях от командира батальона до командира корпуса таковых было всего 0,1%{1185}. Несмотря на расширение сети военно-учебных заведений, значительно повысить образовательный уровень комсостава не удалось, поскольку в условиях его дефицита приходилось использовать офицеров запаса, в основном не имевших высшего военного [367] образования{1186}. Поэтому количество офицеров с высшим и средним военным образованием снизилось с 79,5% на 1 января 1937 г. до 63% на 1 января 1941 г.{1187} Правда, в абсолютных цифрах при увеличении офицерского корпуса в 2,8 раза количество офицеров с высшим и средним военным образованием возросло в 2,2 раза - с 164 309 до 385 136 человек{1188}.

Многие авторы{1189} считают, что репрессии сказались на уровне военно-научных разработок, и это привело к отказу от многих положений военной теории, разработанных в конце 20-х- 30-е годы. Так, Д.М. Проэктор полагает, что репрессии привели к отказу от теории "глубокой наступательной операции", к которой вновь вернулись лишь в 1940 г. Автор не только не объясняет, почему произошел этот поворот, но и не приводит никаких доказательств тому, что он вообще имел место{1190}. Ведь если бы это действительно было так, то армия получила бы новые воинские уставы и наставления, кардинально отличающиеся от принятых до 1937 г., а соответственно в 1940г. этот процесс пошел бы в обратном направлении. Однако ничего подобного не происходило, поэтому версия Д.М. Проэктора повисает в воздухе. Столь же надуманной представляется версия А.Н. Мерцалова и Л.А. Мерцаловой, считающих, что после репрессий в РККА у Советского Союза не было военной доктрины{1191}. Поскольку военной доктриной называется "принятая в государстве на данное определенное время система взглядов на сущность, цели и характер будущей возможной войны, на подготовку к ней страны, Вооруженных Сил и на способы ее ведения"{1192}, устранение части командного состава вовсе не отменяет ее наличия, так как ее принципы закреплены в воинских уставах и наставлениях вооруженных сил.

Л.А. Киршнер утверждает, что отказ от теории "глубокой операции" привел к гипертрофированному положению кавалерии в Красной Армии{1193}. Но с этих позиций совершенно необъяснимо сокращение конницы с 32 кавалерийских дивизий на 1 января 1937 г. до 26 на 1 января 1939 г. При том, что к началу войны в Красной Армии осталось всего 13 кавдивизий{1194}, утверждения о превалировании кавалерии выглядят несколько странно. Другие авторы в подтверждение своей точки зрения приводят лишь общие рассуждения. Наиболее серьезным аргументом является указание на то, что военно-научные труды "врагов народа" были изъяты из библиотек. Однако не следует забывать, что войска обучаются не по трудам отдельных военачальников, пусть даже гениальным, а по воинским уставам и наставлениям, которые никто не отменял. Как правило, из инструкций, руководств и наставлений просто изымали титульные листы или замазывали подписи репрессированных лиц и до нового издания все эти документы являлись действующими и использовались в войсках{1195}. В ряде работ было показано, что теория "глубокой операции" не [368] только не была отброшена, но, наоборот, определяла всю подготовку Красной Армии{1196}. Тем самым нельзя не признать, что вышеприведенные версии вряд ли будут когда-либо доказаны.

Наибольшие разногласия вызвал вопрос о масштабах репрессий в Красной Армии. Так, B.C. Коваль считает, что погиб весь офицерский корпус{1197}, а Л.А. Киршнер полагает, что лишь 50% офицеров были репрессированы{1198}. По мнению В.Г. Клевцова, в 1937-1938 гг. было физически уничтожено 35,2 тыс. офицеров{1199}. Д.А. Волкогонов и Д.М. Проэктор пишут о 40 тыс. репрессированных, А.М. Самсонов - о 43 тыс., Н.М. Раманичев - о 44 тыс., Ю.А. Горьков - о 48 773, Г.А. Куманев увеличивает эту цифру до 50 тыс., а А.Н. Яковлев - до 70 тыс. В книге В.Н. Рапопорта и Ю.А. Геллера говорится примерно о 100 тыс. офицеров, однако при этом приводятся персональные сведения лишь о 651 репрессированном офицере, которые составляли 64,8% высшего комсостава на 1 января 1937 г.{1200} О.Ф. Сувениров опубликовал сначала список на 749 человек, а затем расширил его до 1 669 офицеров, погибших в 1936-1941 гг.{1201} Сведения об остальных репрессированных до сих пор отсутствуют.

Таблица 34. Увольнение офицеров из РККА в 1937-1939 гг.{1202}
  В.Д. Данилов Ф.Б. Комал А. Филиппов В.П. Бородин В.Г. Клевцов
Уволено 24 547 42514 38000 29000 45571
Из них арестовано 9579 9579 9500 6 000-8 000 41 406
Восстановлено 11 178 12070 12000 13000 14 160
Итого 13369 3.0444 26000 16000 31 411

Результаты исследования архивных материалов разными авторами приведены в таблице 34. Ф.Б. Комал совершенно справедливо указал на то, что недопустимо смешивать понятия "уволенные" и "репрессированные", к которым следует относить лишь арестованных и уволенных по политическим мотивам. Правда, и арестовывались офицеры за различные преступления, что также следует учитывать. А.Т. Уколов и В.И. Ивкин на основе данных судебных органов РККА отмечают, что в 1937-1939 гг. было осуждено за политические преступления примерно 8 624 человека, указывая при этом, что вряд ли стоит причислять к репрессированным осужденных за уголовные и морально-бытовые преступления{1203}. В своем новейшем исследовании О.Ф. Сувениров пишет о 1 634 погибших и о 3 682 осужденных военными трибуналами в 1936-1941 гг. за контрреволюционные преступления офицерах{1204}.

Пока же ограниченная источниковая база не позволяет однозначно решить этот ключевой вопрос. Имеющиеся материалы показывают, что в 1937-1939 гг. из вооруженных сил было уволено [369] свыше 45 тыс. человек (36 898 в сухопутных войсках, 5 616 в ВВС и свыше 3 тыс. во флоте){1205}. Однако к репрессированным можно отнести лишь уволенных за связь с заговорщиками и по национальному признаку, а также арестованных по политическим мотивам. Но, к сожалению, именно данные о причинах увольнений до сих пор точно неизвестны. Видимо, в сухопутных войсках репрессированными могут считаться около 17 тыс. человек. Для ответа на вопрос о количестве погибших необходимо конкретное изучение судеб всех уволенных офицеров, чего до сих пор не сделано. Также остается неизученным вопрос о распределении репрессированных по категориям командно-начальствующего состава{1206}, что не позволяет оценить воздействие чисток на уровень боеспособности советских вооруженных сил.

Комплексное рассмотрение исследований по вопросу о репрессиях в Красной Армии показывает, что широко распространенная версия об их катастрофических для армии последствиях так и не была доказана и требует дальнейшего тщательного изучения. Все еще остаются слабо исследованными вопросы о месте 1937-1938 гг. в системе чисток офицерского корпуса РККА, их связи с планами Сталина в отношении армии, боевой и политической подготовкой комсостава и реальной боеготовностью Красной Армии накануне войны. Пока все эти проблемы содержат гораздо больше вопросов, чем ответов. Центральный же из них - последствия репрессий для боеготовности Красной Армии - пока не может считаться окончательно решенным, поскольку не были сформулированы объективные научные критерии для его решения и исследователи не получили доступа к необходимому документальному материалу.

За два предвоенных года Красная Армия была значительно увеличена, ее численность без учета частей вне норм возросла почти в три раза. К лету 1941 г. в ее состав входили управления 4 фронтов, 27 армейских управлений, управления 62 стрелковых, 4 кавалерийских, 29 механизированных, 5 воздушно-десантных корпусов, 198 стрелковых, 13 кавалерийских, 61 танковая, 31 моторизованная дивизии, 5 стрелковых, 1 танковая, 16 воздушно-десантных, 10 противотанковых артиллерийских бригад, 94 корпусных, 14 пушечных, 29 гаубичных, 32 гаубичных артполков БМ РГК, 12 отдельных артдивизионов ОМ, 45 отдельных зенитно-артиллерийских артдивизионов, 8 отдельных минометных батальонов, 3 корпуса ПВО, 9 бригад ПВО, 40 бригадных районов ПВО, 29 мотоциклетных полков, 1 отдельный танковый батальон, 8 дивизионов бронепоездов, 34 инженерных полка и 20 отдельных инженерных батальонов. ВВС насчитывали 5 корпусов ДВА, 79 авиадивизий, 5 отдельных авиабригад, 218 боеспособных авиаполков{1207}. Советские вооруженные силы были крупнейшей армией мира. [370]

Дальше