Содержание
«Военная Литература»
Исследования

ГРУ: день сегодняшний

После августовского путча 1991 г. в прессе появились сообщения о том, что ГРУ в той или иной форме принимало участие в этих событиях на стороне ГКЧП. Хотя начальник ГРУ генерал В.М.Михайлов в своих интервью категорически опроверг эти обвинения, тем не менее дни его пребывания на этом посту были уже сочтены.

Новым начальником ГРУ стал генерал-полковник Евгений Тимохин, в общем-то случайный в разведке человек, пришедший из войск ПВО. Желая показать новой власти свою приверженность идеалам свободы и демократии, Тимохин попытался наладить контакты с прессой. Он дал большое и довольно содержательное интервью "Красной звезде", в котором заявил, среди прочего, что очень увлекается историей. Однако это не помогло ему, и спустя девять месяцев, в августе 1992 г., он покинул негостеприимные стены "Аквариума".

На смену Тимохину пришел кадровый военный разведчик Федор Ладыгин. Это стало одним из немногих случаев за весь послевоенный период, когда во главе ГРУ вставал кадровый военный разведчик.

Федор Иванович Ладыгин родился в марте 1937 г. в Корочанском районе Белгородской области. В 1954 г. он окончил 10 классов Харьковской школы ВВС, а позднее - Военно-воздушную инженерную академию. В ГРУ Ладыгин начал работать с июня 1973 г. Как утверждалось в статье Евгения Крутикова, Ладыгину не приходилось иметь дело с оперативной работой, однако он считался хорошим аналитиком, так как в ГРУ занимался обработкой развединформации{1}. В 1987 г. он возглавил Управление информации - одно из основных в ГРУ, а через два года стал заместителем начальника ГРУ.

В 1990-1992 гг. Ладыгин возглавлял Договорно-правовое управление Генштаба. Находясь на этой должности, он занимался подготовкой международных договоров и соглашений по вопросам сокращения вооружений. Поэтому неудивительно, что, являясь главным консультантам советского, а затем российского руководства в этой области, столь популярной в эпоху "нового мышления", он обратил на себя внимание Ельцина. И когда встал вопрос о новом начальнике ГРУ, он сразу же вспомнил о Ладыгине.

Будучи одним из членов российской военной элиты, генерал-полковник Ладыгин, в отличие от некоторых своих коллег, обладал такими качествами, как скромность и отсутствие чванства и высокомерия. Он стал первым начальником ГРУ, появившимся на экранах телевизоров, и вообще не избегал контактов с журналистами. Показателен и такой, казалось бы, рядовой эпизод. Весной 1997 г. во время проводившейся ГАИ кампании по борьбе с незаконным использованием спецсигналов был остановлен автомобиль, в котором ехал Ладыгин. Последний был исключительно вежлив и приветлив. Он искренне удивился, что на его служебной "Волге" инспектор обнаружил лишний спецсигнал, попеняв по этому поводу своему водителю{2}.

Период, когда во главе ГРУ стоял Ладыгин, стал, как нам представляется, довольно успешным для этой организации. Разумеется, насколько это было возможно в условиях развала государства и кризиса армии. Об этом можно судить хотя бы по отдельным высказываниям руководителей Министерства обороны и Генштаба. За это время не случалось серьезных провалов среди агентуры военной разведки за рубежом, а количество перебежчиков если и не сократилось, то и не увеличилось. Чего никак нельзя сказать о конкурентах ГРУ из Службы внешней разведки (СВР).

Более того, во многом благодаря Ладыгину, ГРУ, опять-таки в отличие от СВР, сумело избежать назойливых попыток его "реформировать" и сократить. А имидж военной разведки в глазах военного и политического руководства, да и в общественном мнении явно возрос. Доклады ГРУ, в первую очередь по "горячим точкам", как неоднократно замечали в прессе, отличались оперативностью и достоверностью. Кроме того, при Ладыгине впервые сравнялась численность ГРУ и СВР, составив приблизительно по 11 тысяч человек. Что же касается оплаты зарубежной агентуры, то промелькнуло сообщение, что на эти цели ГРУ получает даже больше, чем СВР. Впрочем, подтвердить эту информацию мы не можем.

Конечно, полностью избежать последствий "перехода к рынку" не удалось. Можно выделить несколько стоящих перед военной разведкой проблем. Прежде всего, это, конечно, вопрос финансирования. ГРУ является частью армии и, как и вся армия, не может не испытывать сложностей, связанных с бедственным положением российского бюджета. По этому поводу неоднократно звучали заявления о необходимости выделения военной разведке финансовых средств отдельной строкой в бюджете Министерства обороны, а также о приоритетном предоставлении квартир ее сотрудникам, которые в подавляющем большинстве не являются москвичами. Однако пока, как известно, квартиры приоритетно предоставляются, в основном, депутатам Думы.

Другая проблема - непрекращающиеся нападки на ГРУ со стороны средств массовой информации. Военных разведчиков обвиняют во всех смертных грехах: связях с криминальными структурами, организации заказных убийств, торговле оружием и боеприпасами, подготовке киллеров. Аббревиатура "ГРУ" мелькает в самых разнообразных криминальных сюжетах, от убийства журналиста Дмитрия Холодова до дела знаменитого киллера Солоника. Кроме того, важную роль в этой хорошо спланированной кампании играют книги, выходящие за подписью бывшего сотрудника ГРУ изменника Родины Владимира Резуна, взявшего себе, что на наш взгляд кощунственно, псевдоним "Суворов". Причем находятся люди, всерьез считающие, что его произведения служат хорошей рекламой Управлению. Поистине, беспредельна человеческая наивность.

Проблемой ГРУ является и ослабление вертикальных связей внутри этой могущественной организации. В связи с распадом СССР и последующим "парадом суверенитетов" отдельные разведуправления штабов округов и армий стали действовать излишне самостоятельно. Кроме того, резидентуры ГРУ во многих странах подверглись сокращению, а в некоторых второстепенных, с точки зрения разведки, были совсем закрыты.

Еще одна проблема ГРУ - отсутствие прямой связи с высшим политическим руководством страны. В отличие от главы СВР, которого президент принимает по понедельникам, если не находится в больнице, начальник ГРУ не имеет такой привилегии. Он подчиняется начальнику Генерального штаба и министру обороны. Им он и докладывает о результатах деятельности военной разведки.

Надо сказать, что должность начальника ГРУ, чрезвычайно важная в период нестабильности в стране и непрекращающихся кризисов, постоянно служит мишенью для различного рода интриг. По сообщениям прессы, вокруг фигуры Ладыгина, когда он находился на посту начальника ГРУ, постоянно шла "подковерная" борьба. Бывший министр обороны Игорь Родионов якобы считал Ладыгина человеком из команды Павла Грачева и пытался отправить его в отставку. Однако тогда вмешался секретарь Совета обороны Юрий Батурин, возглавлявший комиссию по высшим воинским должностям и званиям при президенте Российской Федерации, который отстоял Ладыгина{3}.

В конце мая 1997 г. Ладыгин, которому к тому времени исполнилось 60 лет, был уволен из рядов Вооруженных Сил и с почетом отправлен на пенсию. Однако год спустя, как сообщила газета "Труд", его приняли на работу в фирму "Мистко", занимающуюся закупками кубинского сахара и рассчитывающую использовать старые связи Ладыгина в кубинском руководстве{4}.

Новым, 27-м по счету начальником ГРУ, если считать от Семена Аралова, стал генерал-полковник Валентин Владимирович Корабельников. О нем известно не так уж много. К моменту назначения ему исполнился 51 год. Корабельников является кадровым разведчиком. Он окончил Военно-дипломатическую академию, став, как это ни парадоксально, первым из выпускников этого заведения, достигшим вершины в пирамиде ГРУ. В общей сложности Корабельников прослужил в разведке около 20 лет и к моменту назначения, наряду с Владимиром Измайловым, занимал должность первого заместителя начальника ГРУ.

В отличие от Ладыгина, который считался хорошим аналитиком, но которому не приходилось иметь дела с оперативной работой, Корабельников служил в Оперативном управлении ГРУ и вообще имеет репутацию энергичного и напористого практика, не боящегося взять на себя ответственность за принимаемые им решения.

Сразу же после назначения Корабельникова в печати появились сведения, что он отвечал за оперативную деятельность на постсоветском пространстве и курировал, среди прочих, чеченское направление. Писали, что Корабельников провел в Чечне не один месяц, руководя там спецоперациями, был даже ранен. Кроме того, ему приписывается личное руководство операцией по уничтожению чеченского лидера Джохара Дудаева, за что он, якобы, и получил свой нынешний пост. Однако Министерство обороны категорически опровергло это утверждение, заявив, что Корабельников, хотя и находился в Чечне, и занимался там разведывательным обеспечением боевых действий российских войск, однако ни он, ни подчиненные ему бригады спецназа к убийству Дудаева отношения не имели. История рассудит, кто был прав в этом вопросе ...

Кстати говоря, как заявил в свое время Ладыгин, еще будучи начальником ГРУ, в интервью "Комсомольской правде", за время чеченской войны около 1500 военных разведчиков удостоились государственных наград, в том числе 15 человек - звания "Героя России". Настоящий "звездопад", особенно если вспомнить более чем скромные награждения военных разведчиков в годы Великой Отечественной войны. Разумеется, мы не ставим под сомнение личное мужество награжденных "за Чечню", равно как и их заслуги, но вручение такого количества наград за внутрироссийский конфликт выглядит несколько странно.

Интересно заметить, что назначению Корабельникова предшествовали слухи, что на должность начальника ГРУ планируется назначение некоего сомнительного лица с двойным гражданством и что в окружении Чубайса ведутся разговоры о полной реорганизации военной разведки, подобной произошедшей в бывшем КГБ. Вот что, к примеру, писал известный военный историк и публицист Владислав Шурыгин в открытом письме на имя тогдашнего министра обороны Игоря Родионова, опубликованном в газете "Завтра" перед самым назначением Корабельникова:

"В кармане Чубайса давно лежит засаленная бумажка о реформе в ГРУ. Уйдет Ладыгин - последний русский "шеф" ГРУ, и можно не сомневаться, на его место встанет какой-нибудь пламенный "атлантист" и искренний "израилелюб", а само ГРУ постигнет печальная судьба ПГУ - быть филиалом ЦРУ и посредственным "источником" для капитолийского холма"{5}.

Однако эти слухи не оправдались. "Молодые реформаторы" к тому времени уже изрядно порастеряли свое былое влияние, показав всему миру, что одно дело - пустая болтовня о "радикальных рыночных реформах", а другое - ежедневная кропотливая работа по претворению их в жизнь.

В этом смысле не позавидуешь и Корабельникову. Он принял руководство, пожалуй, в наиболее тяжелый для ГРУ и армии в целом период. Военно-разведывательная доктрина, которой, хотя и негласно, следовали при Ладыгине, и которая предусматривала работу в первую очередь против главного противника - США и НАТО, явно стала невыполнимой. Когда российский бюджет по своему объему меньше, чем городской бюджет Нью-Йорка, впору подумать о противниках "по силе". Очевидно, придется менять масштаб разведывательной деятельности с глобального на региональный, и прежде всего, заниматься конфликтами, представляющими непосредственную угрозу суверенитету и территориальной целостности самой России. А таких конфликтов, уже возникших или пока только потенциальных, увы немало. Как говорится, только ленивый из соседей бывшего СССР не предъявляет сейчас к нам каких-нибудь претензий.

Явно должна возрасти активность ГРУ и в области научно-технической разведки. Считается, что в этой области ГРУ традиционно опережало ПГУ КГБ. Вместе с тем, не следует и преувеличивать достижения ГРУ в области военно-промышленного шпионажа, как это делается во многих публикациях нынешних авторов. Иначе можно дойти до анекдотических утверждений типа того, что вся советская космическая программа (включая первый спутник и первый пилотируемый полет) была скопирована с американской, как это утверждается в вышедшей на Западе в 1984 г. книге Владимира Резуна "Советская военная разведка"{6}. Кстати, весьма характерно, что эту книгу, содержащую довольно много "развесистой клюквы", так и не опубликовали на русском языке.

Столь же далеки от истины и утверждения некоторых авторов, что советские "Аваксы" (самолеты-радары дальнего обнаружения и наведения) якобы скопированы с американских, отечественные стратегические бомбардировщики Ту-160 ("Блэк-джек") - точная копия самолета В1-В ВВС США и т.д. и т.п. Чтобы убедиться в том, что это не так, достаточно прочесть соответствующие открытые публикации в специализированных авиационных журналах.

По всей видимости, для того чтобы оценить реальную эффективность работы ГРУ в послевоенный период, придется подождать лет 50, пока не будут рассекречены соответствующие архивы у нас и за границей. А пока остается лишь гадать на эту тему, да пользоваться весьма небесспорными свидетельствами перебежчиков.

Новый министр обороны Игорь Сергеев сразу же после своего назначения заявил, что реформирование армии будет происходить на базе тех структурных единиц, которые сохраняют свою боеспособность. Однако по итогам инспекторских проверок, проведенных в 1996 г., из всех Вооруженных Сил структурами, способными решать поставленные задачи в полном объеме, были названы Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), откуда переместился в министерское кресло Сергеев, и ГРУ Генштаба. Естественно, в свою очередь, президент, используя противоречия внутри Минобороны, неизбежно возникающие в связи с реформами армии, будет стремиться обеспечить лояльность элитных подразделений ГРУ - на случай обострения ситуации в стране.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}

Крутиков Е. В "консерватории" будут чаще звучать родные напевы. // Сегодня, 27 мая 1997 г.

{2} Яков В. Генеральский заслон-2 // Известия, 18 мая 1997 г.

{3} Уйдет ли в отставку начальник ГРУ // Свободная Грузия. 13 мая 1997 г. ?57.

{4} Брунов М. Персональное дело. // Труд. 28 апреля 1998 г. ?77.

{5} Шурыгин В. Сперва лампасы - потом и голову // Завтра, ?21, 4 июня 1997 г.

{6} Suvorov Victor. Soviet Military Intellegence. London. Hamish Hamilton, 1984.

Дальше