Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Предисловие к русскому изданию

В 1956 году в США вышла книга, написанная сотрудником Амстердамского Государственного института военной документации Луи де Ионгом. Автор назвал книгу 'Немецкая пятая колонна во второй мировой войне'.

Более двенадцати лет прошло со времени окончания второй мировой войны. Невиданная по своим масштабам, жестокости и кровопролитию, эта война закончилась полным поражением фашистской Германии. Начав свое контрнаступление от Сталинграда, Советская Армия завершила разгром врага в Берлине. Под ударами советских войск рассыпалась немецко-фашистская военная машина, бесславно кончилась позорная история гитлеровского третьего рейха. Ценой величайших жертв советского и других свободолюбивых народов человечество было избавлено от угрозы фашистского рабства. Велики были потери людей в этой борьбе, но и велика была радость победы. Все люди доброй воли в победе над гитлеровской Германией видели свое мирное светлое будущее, которое они построят своими руками на месте руин, оставшихся после войны.

Но радость победы была омрачена ужасным преступлением американских империалистов, сбросивших на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы. Американский империализм без тени смущения на еще тлеющем пепелище прошедшей войны замахнулся атомной бомбой, угрожая людям новой, еще более ужасной войной.

Перед людьми во весь рост встала проблема борьбы за мир, борьбы против подготовки новой войны. В этой обстановке народам невозможно было забыть уроков прошлой войны, чтобы лучше видеть и правильно оценивать и действия тех, кто ради интересов кучки [6] американских монополистов готов совершить новое ужасное преступление перед человечеством, развязав атомную войну.

Прогрессивная и миролюбивая часть человечества объединилась в борьбе за мир. В первых рядах этого благородного движения идут Советский Союз и другие страны социалистического лагеря.

Империалисты действуют в обратном направлении. Они сколачивают силы войны и разрушения. Западная пропаганда разжигает военный психоз, возбуждает реваншистские страсти, обеляет преступников войны, всячески превознося их таланты. На страницах буржуазной печати, да и в действительной жизни западных стран теперь нередко героем является тот или иной военный преступник - гитлеровский генерал. Это и понятно. Став преемниками гитлеровской сумасбродной идеи господства над миром, американские империалисты не могут не унаследовать всего того из фашистского арсенала, что неотделимо от агрессивной политики, - лживую пропаганду, шпионаж, диверсии, подрывную деятельность, создание послушной военной машины. Поэтому не в интересах империалистической пропаганды напоминать народам о военных преступлениях гитлеровской Германии, о ее коварных и бесчеловечных методах. В этом смысле появление на Западе книги д-ра Луи де Ионга 'Немецкая пятая колонна во второй мировой войне', безусловно, положительное явление.

Мы не можем согласиться с рядом положений и выводами автора, с его 'объективизмом' и равнодушием к важнейшим фактам истории, но все же следует сказать, что книга Луи де Ионга напоминает людям о жестокостях и преступлениях немецкого милитаризма в форме гитлеризма. Это особенно важно в наши дни, когда Западная Германия стала играть столь видную роль в агрессивном Североатлантическом блоке и когда так интенсивно проводится ее широкая милитаризация. В настоящее время американцы настойчиво внедряют в сознание народов стран, входящих в состав НАТО, мысль о ведущей роли западногерманского милитаризма в Европе, приучают к руководящему положению в европейских силах НАТО бывшего гитлеровского [7] генералитета. Известно, что по настоянию США на пост командующего сухопутными силами НАТО в Центральной Европе был назначен военный преступник гитлеровский генерал Шпейдель, который продолжает находиться на этом посту, несмотря на огромное возмущение населения стран, испытавших нашествие и оккупацию немецко-фашистских войск.

Прошло не так уж много лет после капитуляции фашистской Германии, а один из членов антигитлеровской коалиции, то есть Соединенные Штаты Америки, при поддержке двух других членов этой коалиции - Англии и Франции, возродил гитлеровский генералитет и поставил его во главе тех вооруженных сил Западной Европы, которые вот уже восемь лет интенсивно готовят агрессию против СССР и стран народной демократии, бывших своих союзников в борьбе против общего врага - гитлеровской Германии.

I

Луи де Ионг довольно подробно описал действия немецкой пятой колонны против европейских государств, подвергшихся нападению гитлеровских армий, но весьма скупо сказал о фашистской подрывной деятельности против Советского Союза. Автор объясняет это отсутствием необходимых материалов.

В Советском Союзе не было пятой колонны и можно поверить Луи де Ионгу, что он не нашел необходимых материалов по этому вопросу. В Советском Союзе действительно не оказалось ни судетских генлейнов, ни словацких тиссо, ни бельгийских дегрелей или норвежских квислингов. Все народы Советского Союза единым патриотическим фронтом выступили на защиту своей социалистической родины, в их рядах не было места пятой колонне.

Однако это не означало, что немецкие фашисты не вели против нас подрывной деятельности, она составляла неотъемлемую часть общего империалистического заговора против Советского Союза. Об этом Луи де Ионг не обмолвился ни словом, хотя как раз большой империалистический заговор против советского государства [8] явился одной из основных причин прихода фашистов к власти в Германии и развязывания второй мировой войны.

Если бы автор не обошел молчанием эту позорную страницу империалистической политики в отношении СССР, то он сумел бы найти правильное объяснение действиям гитлеровских пятых колонн. Он неизбежно пришел бы к выводу, что гитлеровская агрессия явилась следствием недальновидной, полной злобы и ненависти к Советскому государству политики империалистических держав, пытавшихся разрешить свои противоречия за счет уничтожения Советского государства и раздела его территории.

Всякому, кто будет читать книгу де Ионга, станет очевидным, что он ушел от рассмотрения подрывной деятельности гитлеровцев против СССР для того, чтобы не обнажать тайны большого заговора империалистов против первого в мире социалистического государства, начало которому было положено в первые дни Великой Октябрьской социалистической революции. Всестороннее разоблачение подрывной деятельности фашистской Германии против СССР неизбежно привело бы автора к раскрытию таких фактов, которые показали бы в неприглядном свете многих виновников интервенции против нашего государства в первые годы существования советской власти и развязывания второй мировой войны. Буржуазные публицисты обычно стараются обойти молчанием эти позорные для западных держав страницы истории. Этого правила придерживается и Луи де Ионг.

Немецкие фашисты не были оригинальны, применив пятую колонну для подрывной деятельности главным образом против стран, намеченных ими в качестве жертв агрессии. Не были оригинальны в этом и испанские фашисты, которые впервые применили термин 'пятая колонна'.

Как известно, в борьбе против Октябрьской революции, против Советского государства империалисты неоднократно прибегали к различного рода подрывным действиям, используя в этих целях внутренние контрреволюционные силы. Первой такой попыткой был [9] корниловский мятеж, подготовленный с помощью англичан и французов. Затем нам известен тайный дипломатический заговор - 'Англо-французское соглашение от 23 декабря 1917 года'. По этому соглашению Советская Россия была разделена на зоны действия Англии и Франции. Это 'соглашение' заложило основы той агрессивной политики в отношении советского государства, которую англо-французские империалисты, поощряемые империалистами США, проводили на протяжении ряда лет, вооружая белые армии, организуя контрреволюционные мятежи и прямую интервенцию против страны Советов.

Когда вооруженная интервенция против Советской России и попытки внутренними силами контрреволюции взорвать Советское государство позорно провалились, международная реакция усилила методы тайной войны - шпионаж, диверсии, организацию заговоров, одновременно исподволь подготавливая новый крестовый поход против СССР. Те же империалистические круги, которые так активно поддерживали, вооружали и финансировали белогвардейщину, принялись, прикрываясь уже испытанным ими мифом о 'большевистской опасности', выращивать в Европе германский фашизм - наиболее жестокую и беспощадную силу мировой реакции. Вокруг Советского государства был создан 'санитарный кордон' из враждебных марионеточных государств, которые по замыслу империалистов должны были составлять первый эшелон сил, предназначенных для нападения на СССР. Через эти марионеточные государства против страны Советов велась широкая шпионская и диверсионная деятельность, здесь располагались те центры, которые непосредственно руководили антисоветскими заговорами. Понятно, почему так сокрушаются даллесы, аденауэры и прочие выразители чаяний международной реакции по поводу перехода государств Восточной Европы в социалистический лагерь. Ведь теперь империалисты безвозвратно потеряли многие удобные плацдармы для нападения на Советский Союз, потеряли те центры подрывной деятельности, которые находились в непосредственной близости от советской территории. [10]

Вскармливая германский фашизм как силу для борьбы против демократии и прогрессивных сил Европы и как силу, предназначенную возглавить поход против Советского Союза, империалисты с лихорадочной поспешностью готовили условия для такого похода. Их пугал все возрастающий и крепнущий международный авторитет Советского Союза.

Созванная в 1925 году Локарнская конференция имела целью сколотить антисоветский блок западных держав и организовать интервенцию против СССР, главная роль в которой отводилась Германии. Творцы так называемой локарнской системы в этих целях гарантировали западные границы Германии, но отказались гарантировать западные границы Польши и Чехословакии, чем давали понять германским империалистам, что эти страны будут принесены в жертву, если Германия направит свои вооруженные силы против Советского Союза.

Разоблачив сущность локарнской системы, а также предприняв ряд удачных дипломатических актов, Советский Союз сумел добиться того, что немцы лишь частично приняли локарнские условия.

Провал этой попытки заговора международной реакции против Советского Союза не остановил империалистов В 1927 году объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП (б) в своей резолюции отмечал, что 'Опасность контрреволюционной войны против СССР есть самая острая проблема текущего периода'{1}. Враги Советского государства продолжали попытки сколотить общий фронт капиталистических государств против СССР. Такой попыткой был первоначальный вариант пакта Бриана - Келлога{2}. Однако и эта попытка была сорвана мудрой политикой советского правительства. Но это не устраивало империалистов, и они продолжали поиски новых путей для разрешения своих противоречий за счет Советского Союза. [11]

В 1927 году империалистами был снова вытащен из архивов антисоветский план маршала Фоша, который, как и в 1919 году, предусматривал вооружить и снабдить окружающие Советский Союз малые государства, чтобы бросить их в крестовый поход против страны Советов. Немецкая помощь должна была состоять в посылке в армии этих государств технических специалистов и 'добровольческих полков'. Глава всего этого агрессивного заговора нефтяной король Детердинг в кругу своих друзей предсказывал, что антисоветская война начнется летом 1930 года.

Но разразившийся жесточайший мировой экономический кризис, особенно остро поразивший капиталистическую Европу и Америку, сорвал империалистические планы похода против Советского Союза.

В этой обстановке международные силы реакции решительно делают ставку на германский фашизм, который, ловко используя реваншистские настроения мелкой буржуазии, экономические трудности страны, вызванные кризисом, жупел 'большевистской опасности', а также финансовую помощь крупной буржуазии, в короткие сроки прорывается к власти в Германии.

Приход фашистов к власти в Германии, выход Гитлера на европейскую арену как фигуры, на которую империалисты делали ставку в своей борьбе против растущего коммунистического движения и его оплота - Советского Союза, изменил соотношение сил в Европе. Особое рвение в усилении фашистской Германии проявляло английское правительство, возглавляемое Чемберленом. При прямом содействии Англии была допущена ремилитаризация Рейнской области, был возрожден немецкий военно-морской флот, состоялся плебисцит в Саарской области, проходивший в обстановке оголтелого фашистского террора. Прикрываясь позицией 'невмешательства', Англия фактически содействовала итало-германской интервенции в Испании и захвату фашистами власти в стране, французские правящие круги также содействовали этой политике предательства. Мюнхенская конференция окончательно разоблачила капитулянтскую и предательскую политику [12] английских и французских империалистов, предложивших Гитлеру Судетскую область, а, когда Чехословакия проявила решительность и заявила, что она будет защищаться, английское и французское правительства пригрозили ей политикой 'невмешательства', которая так наглядно была продемонстрирована ими в отношении республиканского правительства в Испании.

Только Советский Союз, верный своим договорным обязательствам, предложил свою помощь Чехословакии, когда над ней нависла угроза агрессии со стороны фашистской Германии. Но возглавляемое Бенешем буржуазное правительство Чехословакии под нажимом Англии и Франции уступило Гитлеру. Англия и Франция пожертвовали Чехословакией, ее хорошо вооруженной армией в составе 27 дивизий, ее высокоразвитой промышленностью единственно с той целью, чтобы толкнуть Гитлера на восток, против Советского Союза.

Когда поощряемый мюнхенской политикой английского правительства Гитлер захватил Прагу, Чемберлен отклонил предложение Советского Союза созвать конференцию ряда европейских государств для пресечения агрессии германского фашизма. После того как гитлеровские войска захватили Мемель - морской порт Литвы и стали угрожать Данцигу, правительство Чемберлена под давлением общественного мнения и даже парламента Англии начало переговоры с Советским Союзом о возможности заключения союза против фашистской Германии. 75 дней англичане тянули эти переговоры, а сами в это время договаривались с представителями Гитлера о предоставлении Германии многомиллионного займа. Когда в статье т. Жданова ('Правда', 29 июня 1939 года) было высказано мнение, что, возможно, переговоры англичанами и французами используются для того, чтобы усыпить бдительность советского народа перед лицом прямой угрозы гитлеровского нападения, это было сочтено проявлением нервозности и т. п.

Но вот совершенно ясно обозначились намерения Гитлера захватить Данциг и Польский коридор. Для всех стран Восточной Европы создалась реальная угроза нападения со стороны фашистской Германии. [13] Советское правительство еще раз попыталось договориться с Англией и Францией о совместных действиях против Гитлера. В Москву были приглашены военные делегации этих стран. Но англичане послали в качестве своих представителей третьестепенных лиц, не дав им полномочий подписывать какие бы то ни было соглашения. Товарищ К. Е. Ворошилов назвал это 'легкомысленной игрой в переговоры'.

Когда в этой обстановке предательства и лицемерия со стороны английских и французских правителей, в обстановке надвигавшейся войны Советский Союз по предложению Германии заключил с ней пакт о ненападении, больше всех были возмущены этой инициативой Германии английские реакционные круги, так как этим был положен конец их грязным планам толкнуть гитлеровскую военную машину против Советского Союза. Теперь английские тори завопили о спасении Европы, о походе против Гитлера.

Такова вкратце довоенная история большого заговора империалистов против первого в мире социалистического государства, который скрыть невозможно.

Тем не менее Луи де Ионг пытается в своей книге уйти от жизненной правды. Он задает вопрос: 'Кто отдавал себе отчет в том, что агрессивная политика национал-социализма внутри страны должна почти неизбежно привести к внешней агрессии?' И отвечает:

'Большинство людей не решалось на такой вывод или оказалось неспособным прийти к нему. Однако были и другие... в пустыне равнодушия и самообмана раздавались предостерегающие голоса'.

Но что это за голоса, кого и что они разоблачали, автор умалчивает, он с наивной серьезностью приводит факт о появлении в ноябре 1933 года на страницах французской газеты 'Пти паризьен' сенсационного сообщения о гитлеровских планах развертывания 'немецкой пропаганды в странах американского континента'.

Все честные люди тогда ясно видели, какую роль империалисты отводят гитлеровской Германии в организации нового крестового похода против СССР. Тем более это хорошо известно теперь, когда жизнь до [14] предела обнажила все факты большого заговора империалистов против Советского государства. Однако Луи де Ионг пытается представить дело таким образом, что все, что произошло в Европе после прихода Гитлера к власти в Германии, все это дело только его преступных рук.

Если бы автор был действительно объективен в изложении фактов, чем он довольно откровенно похваляется, то он сумел бы достаточно убедительно доказать, кто взрастил, выпестовал Гитлера и вложил в его преступные руки оружие, чтобы втянуть человечество в мировую кровавую бойню. Это помогло бы де Ионгу глубже разобраться в действиях немецких фашистов до и во время второй мировой войны и понять многое из того, что творят в наше время те, кто унаследовал гитлеровские методы подрывной деятельности, и не только унаследовал, но и значительно приумножил их.

II

Книга Луи де Ионга является своего рода исследованием подрывных действий так называемой пятой колонны фашистской Германии прежде всего в тех государствах Европы, которые намечались Гитлером в качестве жертв агрессии. В ней также дается обзор подобной деятельности в США, странах Латинской Америки и других странах.

Автор рассматривает подрывные действия пятых колонн, состоявших из немцев, которые постоянно проживали в других государствах как национальные меньшинства, и из проживавших за рубежом немцев, являвшихся подданными Германии. Он касается действий пятых колонн, которые засылались немецкими разведывательными органами в начальный период военных операций.

В своем предисловии Луи де Ионг в связи с этим говорит:

'Моя книга посвящена главным образом той работе пятой колонны, которая выполнялась непосредственно немцами. Конечно, я учитываю при этом, что существовали и другие пятые колонны, принимавшие [15] участие в общем наступлении национал-социализма в международном масштабе'.

Книга Луи де Ионга - это не простое изложение фактов о деятельности немецкой пятой колонны. Это скорее попытка выяснить ее действительную роль и значение в осуществлении гитлеровской Германией своих агрессивных планов.

В первой части книги, которую автор назвал 'Страх', он на основании показаний очевидцев и сообщений прессы в предвоенное время и в первый период войны описывает, как население, армия и даже правительства Австрии, Чехословакии, Польши, Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции, Югославии и Греции представляли себе действия немецкой пятой колонны и каково было их отношение к этим действиям.

Автор довольно подробно описывает в первой части книги, как, по его мнению, под влиянием страха, навеянного ужасами фашизма, войны и успехами гитлеровских армий в 1939 - 1940 годах преувеличивались действия пятой колонны, как иногда ей незаслуженно приписывались различного рода операции в тылу подвергшейся нападению страны. Луи де Ионг утверждает, что страх у населения капиталистических стран Европы возник еще в начале 30-х годов, когда нацисты пришли к власти в Германии. Расправы фашистов над коммунистами и прогрессивной частью собственного населения, преследование и уничтожение евреев, открытая пропаганда реваншизма и гитлеровской расовой 'теории' воздействовали на население капиталистических стран Европы угнетающе и постепенно создавали атмосферу страха и неуверенности.

Из всего, что происходило в годы господства фашистов в Германии, автор увидел лишь страх, охвативший Западную Европу, но не заметил того активного сопротивления фашизму и борьбы с ним, которые развернулись под руководством коммунистических партий.

Это, конечно, не случайно. Ведь единственной организованной силой и последовательными борцами против гитлеризма и его происков были коммунисты, которые не дрогнули перед фашизмом и не пошли ни на какие с ним компромиссы. Коммунисты безошибочно указывали [16] на корни гитлеризма и разоблачали империалистические планы западных держав, делавших ставку на фашистскую Германию как основную силу в борьбе против Советского Союза, против прогрессивных и демократических сил Европы, стоявших на пути развязывания второй мировой войны. Коммунистические партии вели активную работу среди рабочего класса, поднимая его на борьбу с фашизмом. Лейпцигский фашистский судебный процесс над коммунистами, среди которых главным обвиняемым был Георгий Димитров, показал всему миру, что коммунистам был неведом страх перед фашизмом, о котором пишет Луи де Ионг. Лейпцигский процесс очень наглядно показал, что не коммунисты боятся фашистов, а фашисты испытывают страх перед силой коммунистического движения, перед мужеством его борцов.

Теперь можно с полным основанием утверждать, что если бы в те годы компартиям удалось повести за собой народные массы своих государств на борьбу с фашизмом и с той политикой буржуазных правительств, которая поощряла гитлеризм, человечество избежало бы ужасов второй мировой войны. Но все дело в том, что страх реакционных правящих кругов капиталистических стран перед угрозой фашизма был меньше, чем перед ненавистным им коммунизмом, меньше, чем перед миролюбивым Советским Союзом, строющим социалистическое общество, общество без капиталистов и помещиков.

Понятно, что Луи де Ионг, как представитель своего класса, не мог дать всестороннего объективного описания событий, связанных с приходом к власти Гитлера, и развернувшейся в то время антифашистской борьбы, так как это противоречило бы интересам правящих кругов империалистических государств.

Характерно, что автор уходит также от освещения обстановки в Советском Союзе в то время, когда, по его мнению, Европу начал охватывать страх. Луи де Ионг в данном случае ограничивается лишь замечанием, которое свидетельствует о его недостаточной объективности и скрытой недоброжелательности по отношению к нам. Он заявляет, что Советский Союз [17] в то время стоял особо от других стран и что его население действовало по директивам Кремля.

Конечно, автор прав, когда говорит, что из всех стран мира Советский Союз занимал особую позицию по отношению к германскому фашизму. Всем известно, что эта особенность позиции СССР состояла в том, что он выступал как последовательный и непримиримый борец против фашизма и угрозы возникновения второй мировой войны.

Говоря о возникновении страха среди населения европейских стран, Луи де Ионг не поясняет, кто именно был охвачен этим страхом. Коммунисты и трудящиеся, которые следовали за ними, вели мужественную борьбу против фашизма, без страха и колебаний. Факты указывают на то, что страхом были охвачены крупные магнаты капиталистической Европы и мелкий буржуа-обыватель. Европейских монополистов-колонизаторов страшила перспектива потерять свои экономические и политические позиции в Европе, странах Востока и Южной Америки. А мелкого буржуа-обывателя страшила мысль, что война и фашисты могут нарушить его мещанское счастье - лишить его собственного домика, бакалейной лавки или места чиновника. Как тех, так и других не волновали судьбы народов, интересы государств и наций.

Ради сохранения своих интересов англо-французские империалисты готовы были на любые сделки с фашистской Германией за счет малых государств Европы и за счет Советского Союза. Луи де Ионг не отрицает этого, он говорит, что в высших кругах Западной Европы лелеяли мечту о том, что нацисты и коммунисты уничтожат друг друга.

Довольно подробно описывая панику, которой было охвачено население стран, подвергшихся нападению немецко-фашистских армий, и стихийно возникавшие действия против 'вездесущей' немецкой пятой колонны, автор книги не делает никаких попыток разобраться и объяснить истинные причины этого явления. Нельзя, в конце концов, все объяснять страхом, что пытается делать автор. Паника и стихийная борьба с пятой колонной, которая мерещилась охваченному страхом населению [18] всюду, возникали в результате внезапного нападения немецко-фашистских войск, слабой подготовки европейских государств к отражению агрессии, а также из-за дезориентирующей информации прессы и выступлений политических и государственных деятелей; европейское население оказалось неподготовленным в моральном отношении на случай нападения со стороны фашистской Германии. Особенно отрицательную роль в этом отношении сыграло то, что население каждой подвергшейся фашистской агрессии капиталистической страны с момента вторжения гитлеровцев оказывалось без руководства. Правительства этих стран не были способны разобраться в обстановке, встать во главе своих народов, организовать их и повести на борьбу с агрессором. Только советское правительство оказалось способным это сделать.

Правительства капиталистических стран по существу бросили свои народы на произвол судьбы. Одни из них пошли на сговор с агрессором, другие поспешили в эмиграцию. Население этих стран, лишенное руководства, стихийно искало путей защиты от агрессии и, естественно, свой гнев и ненависть прежде всего обращало против тех, кто помогал, мог помочь или подозревался в помощи врагу.

Только этим можно объяснить те несуразные факты насилия со стороны возбужденного населения против местных немцев, которые так скрупулезно подобраны авторов и по поводу которых он сокрушается, не пытаясь докопаться до истинных причин такого явления.

Луи де Ионг утверждает, что в действительности имели место паника, страх и отчаяние, охватившие население стран, подвергшихся нападению немецко-фашистских армий, но что это отнюдь не являлось результатом действий пятой колонны, которой приписывают то, чего на самом деле не было. Автор пишет, что, исследуя документальные материалы того времени, он не мог найти доказательств тем фактам, которые приписываются немецкой пятой колонне, как в показаниях очевидцев, так и в многочисленной литературе, описывающей коварные действия пятой колонны. [19]

Во второй части книги, названной 'Действительность', Луи де Ионг на основании документальных материалов, главным образом немецкого происхождения, пытается представить читателю деятельность немецкой пятой колонны такой, какой, по его мнению, она была на самом деле.

Трудно судить о том, насколько в данном случае прав или неправ автор. Да мы и не ставили перед собой задачи выяснить степень его правоты. Нас интересует другое, более важное и существенное, - отрицает ли автор существование и подрывную деятельность немецких пятых колонн и к чему он ведет свое исследование? Нет, Луи де Ионг не отрицает фактов подрывной деятельности немецких пятых колонн. Он приводит многие документальные доказательства этой подрывной деятельности. Дело заключается в том, что автор, исследуя подрывные действия немецких фашистов в других странах, задался целью доказать, что роль пятой колонны была не настолько велика, как это приписывает ей людская молва в результате возникавших страха и паники.

Это нам важно выяснить потому, что совершенно по-иному восприняла исследование Луи де Ионга буржуазная критика. Она с особым удовольствием констатировала, что в его книге опровергается то, что приписывалось немецкой пятой колонне. Таким образом, гитлеровцы оказались с этой стороны как бы реабилитированными перед общественным мнением.

В английском журнале 'Нью стейтсмен энд нейшн' от 26 мая 1956 года напечатана рецензия Бернарда Гатриджа, в которой он пишет, что

'в конце концов, никакой пятой колонны нет... Не было никакой пятой колонны, созданной якобы для того, чтобы ополченцы Эвелина Во не спали по ночам, или для того, чтобы нанести удар в спину норвежцам, голландцам и бельгийцам... военная пятая колонна немцев существовала только в нашем воображении'.

Можно ли действительно прийти к такому выводу в результате изучения подтверждаемых документами фактов о подрывной деятельности немцев в чужих странах, которые содержит вторая часть книги Луи де [20] Ионга? С нашей точки зрения, оснований для такого вывода нет.

Во-первых, факты, приведенные автором во второй части книги, показывают, что нацисты проводили большую подрывную деятельность в различных странах, что эта деятельность была весьма разнообразной и преследовала цель подорвать не, только военный потенциал, но и моральный дух населения той или иной страны.

Во-вторых, автор признает, что его исследование не может претендовать на исчерпывающую полноту и абсолютную точность тех сведений, которые он заимствовал из немецких, французских, бельгийских, голландских архивов и заслуживающей доверия литературы других западноевропейских стран. Многие немецкие архивные материалы, из которых можно было получить наиболее веские данные, были уничтожены или находятся в местах, не доступных для простого исследователя. Таким образом, можно сделать заключение, что многие факты из подрывной деятельности немецких фашистов или вовсе не могут быть вскрыты, или их нельзя документально подтвердить. Сам автор по этому поводу в своем предисловии говорит:

'Мне хотелось бы подчеркнуть временный характер содержания моей книги. Даже если приводимые мною факты и не окажутся полностью опровергнутыми, книга, бесспорно, будет нуждаться в многочисленных дополнениях и более или менее существенных исправлениях'.

Знакомясь с содержанием второй части книги Луи де Ионга, читатель должен учитывать этот существенный момент.

Обратимся к изложенным в книге фактам.

В Польше, например, местные немцы были объединены в так называемую Лигу немцев в Польше. Руководили этой Лигой из Германии. Члены Лиги были настроены экстремистски и считали, что должны помогать вторжению гитлеровских армий в Польшу. Луи де Ионг утверждает, что якобы нет доказательств тому, что немцы в Польше оказали фашистским войскам организованную помощь, но он не отрицает проявления ими личной инициативы в этом отношении. Автор также приводит доказательства широкой шпионской деятельности [21] немецкой военной разведки (Abwehr) в предвоенный период и специальной подготовки из немецких и других национальных меньшинств Польши 'ударных подразделений' для диверсионно-подрывной деятельности. Такие подразделения приняли участие в боевых действиях немецких войск в Польше. Кроме этого, местные немцы широко использовались в качестве проводников войск, для организации местной администрации, в контрразведке и других органах.

То, что действия немецкой пятой колонны заранее не планировались и не включались в общий план операции вторжения немецких войск в ту или иную страну, Луи де Ионг объясняет стремлением немецко-фашистского командования сохранить в тайне свои планы, считая, что это даст им большие преимущества и с лихвой компенсирует ту выгоду, которую могут принести действия пятой колонны.

Примерно такая же картина действий внутренних подрывных сил в начальный период вторжения наблюдалась в Голландии, Бельгии, Люксембурге, Франции, Югославии, Греции и в несколько ином варианте - в Дании и Норвегии.

Луи де Ионг показывает, что органами, направлявшими подрывную деятельность различных заграничных немецких организаций, были органы немецкой нацистской партии, внешнеполитическая служба немецкой нацистской партии, органы министерства иностранных дел Германии, гестапо и ассоциация (лига) немцев за границей. Однако наибольшую активность в этом отношении проявляла немецкая военная разведка, хотя, конечно, ее основная диверсионно-разведывательная работа распространялась главным образом на зону военных операций.

В качестве пятой колонны Abwehr обычно использовал специально подготовленные в Германии 'ударные подразделения'. Что касается нацистских партийных служб, занимавшихся подрывной деятельностью, то они наряду с использованием организаций местных немцев опирались за границей на французских когуляров и 'огненные кресты', английский 'Союз фашистов', на бельгийских рексистов, польскую ПОВ, чехословацких [22] генлейновцев и гвардию Глинки, норвежских квислинговцев, румынскую 'Железную гвардию', болгарскую ИМРО, финских лапуасцев, литовский 'Железный волк', латвийский 'Огненный крест' и многие другие фашистские организации.

Конечно, нельзя сказать, что все перечисленные организации и все местные немцы являлись пятой колонной в том понимании, которое у нас сложилось после изучения истории испанских событий. Многие из них никогда не проявляли себя как активная вооруженная сила, но они делали многое для разложения тыла своих стран, для подавления коммунистов и всех прогрессивных сил, вели разведку в пользу врага, занимались фашистской пропагандой и сотрудничали с гитлеровцами в период оккупации. Такие действия также могут быть отнесены к действиям пятой колоны, по-иному их рассматривать нельзя.

Исходя из фактов, приведенных Луи де Ионгом во второй части книги, нет оснований заявлять, что пятая колонна немцев 'существовала только в нашем воображении', как это пытается делать западноевропейская критика, анализируя книгу. Это заявление рассчитано на то, что легковерный обыватель западных стран не усомнится в его правильности и не станет затруднять себя тем, чтобы разобраться в этом вопросе, тем более что он относится к области истории.

В третьей части книги, названной 'Анализ', Луи де Ионг делает попытку выяснить некоторые проблемы, возникающие в связи с сопоставлением первой и второй частей книги, и некоторые самостоятельные вопросы, связанные с исследованием проблемы в целом. Автор излагает свои взгляды на причины возникновения ложного представления о значении и роли немецкой пятой колонны во второй мировой войне. Он пытается выяснить, какую пользу или вред приносит создание мифа о внутренних врагах.

Мы не ставим перед собой задачу полемизировать с автором по поводу его анализа, но следует подчеркнуть его ценное признание о том, что, несмотря на преувеличенное представление о пятой колонне как о силе, существенно содействовавшей агрессии, все же в конечном [23] счете это представление было в основном правильным, так как действия пятой колонны в той или иной форме имели место в странах, подвергшихся нападению. В Польше местные немцы стреляли в польских солдат и офицеров, деморализуя польские войска, в Дании местные нацисты из немцев помогали внезапному вторжению; в Голландии немецкая военная разведка забрасывала 'ударные подразделения', одетые в голландскую форму, так же она действовала и в Бельгии. Повсюду на оккупированной территории немецкие военные власти опирались на местных немцев и фашистов, во всех странах это была их основная база для вербовки шпионов, диверсантов и другого рода предателей.

В подтверждение этого вывода автор дает исторический обзор, характеризующий немецкие подрывные и разведывательные организации за границей, и показывает, насколько эффективной была их деятельность. Здесь же автор дает оценку немецкой политической пятой колонне, которая, как он считает, оказывала Гитлеру большую помощь в его психологическом наступлении против населения европейских стран. Луи де Ионг полагает, что успех Гитлеру в Судетской области и в Австрии был обеспечен нацистскими партиями, представлявшими прежде всего политические пятые колонны в этих странах. Имелся еще десяток таких стран в Европе, где немецкое национальное меньшинство было готово стать политической, а затем и военной пятой колонной фашистской Германии.

В заключении Луи де Ионг пишет:

'Политика Гитлера заключалась в сочетании политической и военной агрессии. Несмотря на все преувеличения и частичные неточности, имевшиеся в тех представлениях, которые сложились о немецкой политической пятой колонне в 1933 - 1939 годах, в своей основе эти представления не являлись ошибочными. Во многих отношениях действительность оказалась даже хуже тех предположений, которые делались накануне второй мировой войны'

С этим мы не можем не согласиться. Скорее всего, что подрывная деятельность немецких фашистов была более ужасной и преступной, чем та, с которой нас ознакомил автор данной книги. [24]

III

Луи де Ионг представил абстрактное исследование одной из сторон агрессивных действий гитлеровского третьего рейха. Автор как бы говорит - вот каковы были эти подрывные действия, ушедшие в прошлое вместе с гибелью гитлеризма. Все преступления германского империализма Луи де Ионг объясняет произволом Гитлера, одержимого страстью разрушения и уничтожения. Но вот Гитлер и созданный им третий рейх уничтожены, и вместе с ними ушли в прошлое коварные методы их подрывной деятельности.

Трудно, конечно, ожидать других выводов от буржуазного публициста. Он не может или не хочет глубже взглянуть на вещи и уходит от действительности сегодняшнего дня. А действительность со всей убедительностью указывает нам на то, что с гибелью гитлеровского третьего рейха не канули в вечность такие коварные методы фашистской подрывной деятельности, как использование пятой колонны, шпионаж, диверсии, идеологическая экспансия и т. п. Эти методы нашли себе наследников и горячих приверженцев в лице новых претендентов на мировое господство - империалистических кругов Соединенных Штатов Америки.

Своей политикой определенные агрессивные круги Соединенных Штатов стремятся сосредоточить вокруг себя все реакционные силы капиталистического мира.

Подрывная деятельность, прежде всего против Советского Союза и стран народной демократии, в настоящее время является составной частью холодной войны, которая определяет существо современной внешней политики США. Масштабы подрывной деятельности США значительно превосходят то, что наблюдалось во времена существования гитлеровской Германии. Эта деятельность организована гораздо шире, она более разнообразная и целеустремленная.

Такая деятельность ведется в двух направлениях: против СССР и всех стран социалистического лагеря и против тех сил капиталистического мира, которые стоят на пути к абсолютному господству американского империализма. [25]

Подобно тому, как фашистская Германия использовала в других странах сторонников своей идеологии и продажные элементы для взрыва изнутри, американские империалисты путем подкупа и диверсий добиваются установления власти угодных им правительств и режимов, вытесняя прежних колонизаторов и занимая их место. Стоит только взглянуть на Ближний и Средний Восток, на район Юго-Восточной Азии, как мы увидим, что во многих прежних вотчинах английских и французских империалистов теперь господствуют США. В тех странах, где национальные силы оказывают сопротивление, американцы идут на крайние меры, организуя мятежи, диверсии, убийства, прямую агрессию, или натравливают на них зависимые от США государства, во главе которых стоят продажные правительства.

Широкая подрывная деятельность проводится американцами в Латинской Америке, где созданные ими реакционные силы и подвластные им правительства подавляют всякое проявление национальной самостоятельности, всякие попытки к независимости, все передовое и прогрессивное.

Как в свое время Гитлер и реакционные круги западных государств прикрывали свою агрессивную антисоветскую политику мифом о 'большевистской опасности', так теперь американские империалисты свою захватническую политику и подрывную деятельность в чужих странах лицемерно прикрывают жупелом 'коммунистической опасности' и борьбой за 'свободный мир'.

Все, что препятствует американским правящим кругам осуществлять их захватническую политику, всякое проявление независимости и стремления к национальному суверенитету - все это объявляется ими 'коммунизмом' и, следовательно, подлежит подавлению.

Основные свои усилия в подрывной деятельности американская реакция направляет, конечно, против Советского Союза и всех стран социалистического лагеря.

Подрывная деятельность правительственных и неправительственных учреждений и организаций США планируется и направляется единым центром - Управлением по координации операций, возглавляемым [26] заместителем государственного секретаря. Это управление координирует и объединяет усилия таких органов, как Центральное разведывательное управление (ЦРУ), Управление международного сотрудничества и Информационное агентство США.

Центральное разведывательное управление имеет громадную армию, около 15 000 квалифицированных шпионов и диверсантов. Информационное агентство США, ведающее идеологической обработкой общественного мнения за границей, создало свои отделения в 79 странах мира, оно имеет 73 печатных органа на различных языках и 6000 киноустановок, при помощи которых распространяется антисоветская и антикоммунистическая пропаганда.

Арсенал государственных подрывных организаций США дополняется различными частными 'комитетами', 'союзами', 'фондами', такими, как 'Восточноевропейский фонд', 'фонд Рокфеллера', 'фонд Форда', 'фонд Карнеги'. На государственные средства США содержатся различные шпионские, диверсионные и пропагандистские антисоветские и антикоммунистические организации: 'Международная организация по исследованию коммунистических методов', 'Союз борьбы за освобождение народов России', 'Русское народное движение', 'Американский комитет освобождения от большевизма', 'Лига борьбы за народную свободу', 'Национально-трудовой союз', 'Центральное объединение послевоенных эмигрантов', 'Организация украинских националистов' и другие.

Американская разведка широко использует для шпионажа и диверсий так называемых перемещенных лиц (выходцев из Советского Союза и других социалистических государств), которых сейчас собрано в США около 300 000 человек.

Финансирование и руководство подрывной деятельностью различных реакционных эмигрантских организаций осуществляет 'частное' общество 'Крестовый поход за свободу', которое было создано в 1950 году при активном участии Эйзенхауэра. Это общество расходует на реакционные эмигрантские организации около 33 000 000 долларов в год. [27]

В 1951 году конгресс США принял беспрецедентный в международной практике закон об обеспечении 'взаимной безопасности', по которому ежегодно на подрывную деятельность против СССР и стран народной демократии ассигнуется 100 000 000 долларов; в 1956 году подобные ассигнования составили 125 000 000 долларов. За шесть лет, прошедших со времени принятия этого закона, общая сумма ассигнований на подрывную деятельность составила более 600 000 000 долларов. Это кроме того миллиарда долларов, который ежегодно тратится Центральным разведывательным управлением США.

По приведенным здесь фактам и цифрам можно судить о том, какие огромные масштабы приобрела в настоящее время подрывная деятельность США, особенно против стран социалистического лагеря.

Наследники гитлеровских методов подрывной деятельности в других странах значительно превзошли своих предшественников из третьего рейха как по масштабам, так и по разновидности этой преступной деятельности. Наряду с засылкой шпионов, диверсантов и организаторов беспорядков и мятежей американцы огромное внимание уделяют идеологической диверсии с помощью радиопропаганды и заброски антисоветской и антикоммунистической литературы. Кроме того, ими используются идеологически неустойчивые и враждебно настроенные элементы, подвизающиеся в прессе некоторых стран народной демократии, для распространения враждебной социализму идеологии и восхваления капиталистических порядков.

Главным оружием идеологической агрессии США и их империалистических пособников в странах Западной Европы является клевета и обман. Империалистическая пропаганда не в силах вести честную идеологическую борьбу с коммунистическими идеями, так как такие попытки в прошлом приводили буржуазных идеологов к полному провалу и способствовали популяризации марксистской идеологии. Тем более такие попытки не могут иметь успеха в социалистических странах, на практике осуществляющих марксистско-ленинские идеи построения коммунистического общества. [28]

Поэтому многочисленная армия различного рода специалистов по 'психологической войне' занята разработкой наиболее эффективных приемов воздействия на психологию и настроения людей. Такой, например, специалист, как 'профессор' Линебаргер, усиленно рекомендует 'превращать страсти в негодование, личную находчивость в массовую трусость, трения в недоверие, предрассудки в ярость'. Американский разведчик Фараго в своей книге 'Война умов' рекомендует вести пропаганду так, чтобы она действовала главным образом на чувства людей. По его мнению, надо добиваться того,

'чтобы пропаганда, когда она употребляется как наступательное оружие затрагивала личности больше, чем сами события. Концентрация вынимания на личностях облегчает дело, так как события, стоящие за ними, обычно сложны и их нельзя излагать с той простотой, которой должна обладать пропаганда для широкого и глубокого воздействия'.

Как показывает практика, главной заботой империалистической пропаганды является то, чтобы клевету, ложь, измышления, которые она распространяет, преподносить в правдоподобных формах. Тот же Фараго поучает: 'В конечном счете пропаганда не должна быть правдивой, если она кажется правдоподобной'.

Поистине организаторы подрывной деятельности против социалистического лагеря дошли в своей 'психологической войне' до крайних пределов цинизма, когда уже открыто поучают армию клеветников методам ловкой лжи, чтобы обмануть легковерных людей.

Организаторов идеологической агрессии совершенно не смущает, что их действия не вяжутся с общепризнанными понятиями о человеческой морали. Разве в бесчестном деле может идти речь о совести и чести? Такие вещи только мешают им осуществлять свои преступные цели. И в этом отношении они ничем не отличаются от своих предшественников - гитлеровцев и, возможно, даже превосходят их, о чем говорят, например, их рассуждения о целях пропаганды. Некий Шпеер в статье 'Переоценка основ психологической войны' говорит, что целью пропаганды является 'саботаж, совершение диверсий, распространение слухов, организация [29] тех, кто недоволен или занимается нелегальной деятельностью'.

Американские специалисты лжи и клеветы делят свою пропаганду на три основных вида: 'белая', 'серая' и 'черная'. К 'белой' пропаганде относятся, например, радиопередачи 'Голоса Америки', открытая литература госдепартамента и других официальных органов США, выступления военных, политических и государственных деятелей. Основной целью 'белой' пропаганды является создание атмосферы страха, запугивание людей ужасами будущей войны и военно-технической мощью США, особенно мощью ее ядерного вооружения. Демонстрация политики 'с позиции силы' - вот главный стержень 'белой' пропаганды. Известный уже нам Фараго пишет, что, 'по мнению самых опытных экспертов, наиболее эффективной пропагандой является демонстрация силы и успеха'.

'Серая' пропаганда по своему содержанию наиболее тенденциозна. Она ведется такими антикоммунистическими и антисоветскими организациями, как радио 'Свободная Европа'. Эта разветвленная, крупная организация, целиком состоящая на содержании у США, ведет клеветническую пропаганду прежде всего на страны народной демократии, а ее филиал 'Освобождение' - на Советский Союз. Основным содержанием пропаганды 'Свободной Европы' является тема 'освобождения' стран народной демократии от социализма, отрыв их от Советского Союза, возвращение в капиталистический лагерь. В этих целях по радио и с помощью забрасываемой литературы распространяется ложь и клевета на социалистические страны, всячески порочатся руководящие деятели стран народной демократии и СССР, в то же время в розовых красках представляются капиталистические порядки, культура, 'свобода и демократия', восхваляется американский образ жизни. Радиостанция 'Свободная Европа' всячески изощряется в том, чтобы содействовать моральному разложению людей, особенно молодежи. Центр радио 'Свободная Европа' находится в Западной Германии, в Мюнхене. Она имеет также 15 периферийных 'бюро' в ряде стран Европы, 'Свободная Европа' - это не только [30] пропагандистская организация, это крупнейший центр американского шпионажа в Европе, которым непосредственно руководит Аллен Даллес - директор Центрального разведывательного управления США. 'Свободная Европа' является предметом особой заботы самого Эйзенхауэра и Джона Ф. Даллеса. Как теперь установлено, 'Свободная Европа' не только играла провокационную роль во время контрреволюционного мятежа в Венгрии, но через свою агентуру участвовала в организации этого мятежа.

'Черная' пропаганда отличается от 'белой' и 'серой' тем, что если последние ведутся известными, открытыми организациями, то 'черная' никогда не раскрывает своего истинного источника. Обычно 'черная' пропаганда маскирует свой источник, выдавая себя за те известные органы пропаганды, которые пользуются доверием и вниманием населения страны, где распространяется ложная пропаганда. Американские 'профессора' по теории лжи и клеветы, определяя характер действий 'черной' пропаганды, поучают, что она может пользоваться насилием, создавать скандалы, распространять смятение и сеять ядовитые зерна недоверия. Распространение 'черной' пропаганды - это ни больше ни меньше как своего рода разведывательная операция. Во-первых, она пользуется разведывательными материалами, а во-вторых, это совершенно секретная деятельность, разоблачение которой сделает ее бесполезной и ненужной.

Приведенные в книге Луи де Ионга факты гитлеровской пропаганды бледнеют перед фактами, которые только в общих чертах характеризуют послевоенную подрывную деятельность США.

Эти факты также показывают, что правительство США последовательно и настойчиво, не считаясь ни с какими международными нормами, осуществляет свою подрывную деятельность против Советского Союза и всех стран социалистического лагеря. США подняли эту подрывную деятельность до уровня официальной государственной политики.

Советским людям хорошо известно, что подрывная деятельность США не может иметь сколько-нибудь [31] ощутимый успех в нашей стране. За сорок лет борьбы и труда народа, строящего социализм, изменилось экономическое и политическое лицо Советского Союза, появился новый человек с высокой коммунистической моралью, до конца преданный своей социалистической Родине.

Не случайно, что американцы вербуют для подрывной деятельности против СССР так называемых перемещенных лиц. Американцы широко используют эту вербовочную базу, готовят и засылают через наши границы шпионов и диверсантов. Поэтому высокая революционная бдительность, на необходимость которой постоянно указывает нам наша коммунистическая партия, должна быть в центре внимания советского человека и в наши дни великого строительства коммунистического общества.

Жизнь и факты повседневно подтверждают, что американские империалисты и их пособники были и остаются злейшими и опаснейшими врагами социалистического лагеря, лагеря независимости, свободы, мира и безопасности народов.

Однако империалисты на опыте позорного провала своих подрывных действий, провокаций и агрессий должны понять, что Советский Союз, Китайская Народная Республика и все страны народной демократии составляют могучий оплот социализма, мира и безопасности народов; они способны сорвать любые происки империалистов.

Н. Цыгичко. [33]

Дальше