Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Слева — Варшава

— Спасибо, морячки! Догоняйте нас за границей!

— Встретимся в Польше!

— А может, в Берлине?

Расставались боевые друзья — днепровцы и армейцы, побратавшиеся под вражеским огнем. Не задерживались в Пинске дивизии, шли дальше вдоль Днепро-Бугского канала, на Кобрин и Брест, к границе. Шли теми же путями, которыми в горькое лето сорок первого с боями отходили наши войска. А теперь этими же дорогами откатывались на запад дивизии вермахта, откатывались, хотя гитлеровское командование и прилагало все силы, чтобы удержать фронт.

Армии 1-го Белорусского фронта во взаимодействии с войсками соседних фронтов неудержимо шли вперед. А Днепровская флотилия оставалась пока в тылу. Днепро-Бугский канал мог бы стать для кораблей дорогой от Пинска до Бреста и дальше, в Западный Буг, а из него — в Вислу, текущую у стен Варшавы, на которую уже нацеливалось острие наступления фронта. Но шлюзы канала не действовали, уровень воды в нем не везде позволял даже проплыть на лодке. Пинск стал своего рода тупиком. Командование принимало все меры, чтобы флотилия как можно скорее вышла из него. Путь был только один — по суше. Но по суше надо двигаться на колесах. Значит, придется «приделать» колеса к кораблям. Такой опыт уже имелся.

В эти жаркие летние дни в пинском порту шла кропотливая, казалось, совсем не боевая работа. Скрежетали лебедки, приводимые в движение крепкими матросскими руками, на стальных тросах по наклонным бревенчатым настилам — склизам — медленно, бортом вперед, взбирались бронекатера и тральщики, сторожевики и полуглиссеры. Их втягивали на железнодорожные платформы, подогнанные на портовую ветку, крепили тросами и брусьями. Не все корабли можно было «поставить на колеса» в целом виде. Если не позволяли габариты, приходилось снимать орудийные башни, надстройки. Особенно много хлопот доставляли плавбатареи, корпуса которых шире и длиннее железнодорожных платформ. Приходилось их разнимать, грузить каждую часть в отдельности.

Проходили дни, недели, моряки продолжали свою тяжелую и хлопотливую работу. А наступление продолжалось. В сводках Совинформбюро каждый день появлялись названия все новых и новых городов, освобожденных от захватчиков: Кобрин, Брест, Броды, Гродно, Каунас... Сообщалось об окружении крупных группировок немецко-фашистских войск, о форсировании Западной Двины, Вислы. Замелькали названия польских городов, освобожденных советскими войсками...

В пинском порту грузились последние корабли первой бригады. На Припяти, в Мозыре, таким же образом готовилась к отправке вторая бригада речных кораблей. Командование 1-го Белорусского фронта, озабоченное тем, чтобы флотилия как можно скорее включилась в боевые действия, предоставило для ее переброски несколько железнодорожных составов. На них погрузили более ста боевых кораблей — флотилия была поднята на кольца.

Эшелоны необычного вида катились по только что восстановленным путям через Кобрин, Брест, Белосток — на запад. Впервые в истории войн совершался маневр по суше таким большим количеством кораблей. На полпути между Белостоком и Варшавой — бои завязались уже на ближних подступах к ней — на станции Треблинка эшелоны сходили с главной магистрали. От Треблинки по ветке, проложенной специально для эшелонов флотилии, было всего несколько километров до Западного Буга.

Сложным и долгим делом было «поставить корабли на колеса», но не легче и снять их с платформ, спустить на воду. Только в сентябре закончили эту работу.

Но самый трудный путь был еще впереди. Путь по Западному Бугу до устья впадающего в Вислу Нарева, на западном берегу которого расположен город Сероцк. Название этого небольшого польского городка в те дни не упоминалось в сводках Совинформбюро, но было хорошо известно на 1-м Белорусском фронте. Возле Сероцка, в двадцати с небольшим километрах от Варшавы, шли ожесточенные бои. Гитлеровцы отчаянно обороняли сильно укрепленный Сероцкий плацдарм, пытались отбросить наши войска от Нарева. Гитлеровское командование уделяло особое внимание обороне этого плацдарма: овладев им, советские войска получали возможность обойти Варшаву с северо-запада и взять в клещи сосредоточенные вокруг нее силы. Одновременно соединения 1-го Белорусского фронта выходили на пути, ведущие к Восточной Пруссии, — до границы от Сероцкого плацдарма оставалось не более восьмидесяти километров.

Для действий в районе Сероцка, в междуречье Нарева, Западного Буга и Вислы, и были нужны корабли.

От места разгрузки близ Треблинки до устья Нарева, где флотилия должна была включиться в боевые действия, путь по Западному Бугу составлял девяносто три километра. В обычных условиях пройти это расстояние можно за несколько часов. Но, по данным гидрографов, на пути кораблей было множество труднопреодолимых препятствий. Реку перегораживали взорванные мосты. Глубина на перекатах часто не достигала и тридцати сантиметров, а осадка бронекатера, даже в разгруженном состоянии, около полуметра.

Все эти трудности предусмотрело командование флотилии. Были заранее выделены минеры. Погружаясь в легководолазных костюмах, они закладывали заряды и взрывали подводные препятствия. На специальном судне был установлен гидромонитор — водяной струей под сильным давлением он размывал грунт на перекатах. Мостоподъемный отряд извлекал из воды обрушенные мостовые фермы, растаскивал обломки.

Медленно продвигались вперед корабли. Иногда за день удавалось пройти всего несколько десятков метров. Порой сутками приходилось ждать, пока будет расчищен путь.

Не всегда у моряков хватало терпения. Они пытались преодолеть перекаты с разгона. Катер развивал большую скорость, образуя сильную волну. Предполагалось, что волна приподнимет катер, перенесет его через перекат. Но это удавалось редко. Днище скребло о грунт, трубы охлаждения забивались илом, ломались рули и гребные винты. Приходилось останавливаться, исправлять повреждения. На многих участках, где было так мелко, что винты зарывались в грунт, приходилось тащить корабли тракторами или установленными на берегу лебедками.

Шаг за шагом, шаг за шагом... Путь по Западному Бугу от места спуска на воду до полосы боевых действий отнял три-четыре недели. Только в первой половине октября обе бригады вышли «на большую воду».

— В самое время подоспели! — радовались бойцы передовых частей на берегах Нарева и Южного Буга.

Да, все-таки подоспели к самому острому моменту. Именно в эти дни противник, двинув в бой массу танков и мотопехоты, пытался сбросить наши войска с захваченного ими плацдарма на западном берегу Нарева, севернее Сероцка.

Как и при наступлении на Пинск, помощь моряков была особенно нужна войскам потому, что местность в районе боев была труднопроходимой — густые леса, мало дорог. Самая «гладкая» дорога проходила по воде. Она позволяла быстрее доставить к передовой бойцов и артиллерию, подвезти боеприпасы, провести разведку приречных позиций врага, обстрелять их...

Днепровцы могли теперь оказать войскам поддержку значительно большую, чем в прошлых боях. На флотилии прибавилось бронекатеров, в том числе и вооруженных «катюшами», больше стало плавбатарей с орудиями большого калибра, увеличилось количество полуглиссеров, весьма удобных для разведки и высадки небольших десантов.

С середины октября началась боевая работа днепровцев на Западном Буге, главным образом в устье Нарева. 18 октября наши части, отбив контратаки противника, начали наступать с плацдарма севернее Сероцка. В громовый хор войсковой артиллерии в первую же минуту артподготовки влили свой голос и пушки флотилии. С огневых позиций в прибрежных зарослях полетели на головы врага снаряды бронекатеров и плавбатарей, огненные стрелы флотских «катюш».

Прорвав оборонительные рубежи противника, наши войска пробивались к Сероцку. В полдень 20 октября четыре бронекатера — два из них с реактивными установками — и пять полуглиссеров, вооруженных пулеметами, стремительно вошли в устье Нарева и обстреляли позиции противника в городе. Немцы не ожидали такой дерзости: советские корабли появились на реке среди бела дня. Немного погодя противник был ошеломлен еще более: бронекатера, внезапно выйдя из-за поворота берега, на полном ходу устремились к городской пристани, обстреляли ее с дистанции пистолетного выстрела, развернулись и скрылись за поворотом. А еще через час, уже под вечер, из-за того же поворота, широко разбрасывая по сторонам пенные «усы», вылетело несколько полуглиссеров с десантниками. Они мчались прямо к причалам. За полуглиссерами шли бронекатера, ведя огонь из пушек и пулеметов. В считанные минуты корабли пересекли реку и подошли вплотную к берегу. С их бортов устремились на сушу моряки-десантники. Одновременно наши пехотинцы пробились на северную и южную окраины Сероцка. Атакованные с трех сторон гитлеровцы начали спешно покидать город, чтобы не оказаться в окружении. К ночи Сероцк был освобожден. Не задерживаясь, корабли последовали вверх по Бугу, помогая войскам преследовать противника, который поспешно отступал в направлении крепости Зегже.

Теперь польская столица была совсем близко — в каких-нибудь двадцати километрах.

— Варшава слева по борту! — говорили моряки.

* * *

...Небо дышало осенней прохладой. Еще недавно яркие, золотисто-багряные цвета по берегам поблекли, рощи становились прозрачными, прибрежные кусты уже не могли укрывать катера. Зато ночи стали длиннее. И река от осенних дождей наполнилась, расширила свой фарватер, предоставляя возможности для маневра.

Накал боев севернее Варшавы возрастал с каждым днем — особенно после того, как наши войска, наступавшие от Сероцка, взяли крепость Зегже. Здесь опять отличились днепровцы. Сначала бронекатера и плавбатареи, укрывшись за островом, поддержали наступавшие части огнем, а во время штурма крепости прорвались сквозь вражеский огонь и в упор расстреливали вражеские огневые точки.

За Зегже, при впадении Буга в Вислу, располагалась старинная польская крепость Модлин, заново укрепленная гитлеровцами. По обоим берегам Буга шли наступающие войска. Корабли флотилии не отставали от них. От Зегже до Модлина по реке немногим более тридцати километров. Но преодолеть их было нелегко. Сопротивление врага по мере приближения наших войск к его собственной территории становилось все более ожесточенным. Соединениям 1-го Белорусского фронта, непрерывно наступавшим четвертый месяц подряд, необходима была передышка.

29 октября командование фронта отдало приказ прекратить наступление, фронт остановился на полпути между Зегже и Модлином. Южнее наши войска, достигшие на восточном берегу Вислы предместий Варшавы, тоже приостановили наступательные действия. Но корабли флотилии не ушли от линии фронта. Они заняли огневые позиции, чтобы артиллерийским огнем поддерживать ставшие в оборону дивизии.

До середины декабря несли днепровцы свою боевую вахту.

Дальше
Место для рекламы