Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

«Мост закрыт»

Немедленно уничтожить мост, любой ценой, даже если придется пожертвовать кораблями.

Такой приказ командующего Юго-Западным фронтом был получен на флотилии вечером 23 августа. Речь шла о Печкинском мосте на Днепре, близ стоящего на восточном берегу села Окуниново.

Почему был дан такой срочный и такой суровый приказ?

В этот день, когда, яростно отбиваясь от превосходящих сил противника, войска Юго-Западного фронта отходили за Днепр, чтобы занять оборону там, моторизованная ударная группировка врага, во главе которой, как таран, действовали сорок танков, проломила нашу оборону, ринулась по шоссе, ведущему к Днепру, и захватила Печкинский мост. Гитлеровские войска тотчас же хлынули по нему на левый берег. Они рвались к Десне, чтобы, форсировав ее, обойти Киев уже с северо-востока.

Вот почему требовалось как можно скорее уничтожить Печкинский мост.

Для выполнения этого задания командование флотилии выделило три канонерских лодки, в том числе «Верный». Той же ночью они должны были подойти к мосту на дистанцию стрельбы прямой наводкой и молниеносным налетом разбить его. Чтобы быть менее уязвимыми, корабли должны были действовать рассредоточенно.

Около полуночи, в непроглядной тьме «Верный», поднявшись против течения, стал возле правого берега. Укрылся в тени неподалеку от места, где в Днепр впадает Тетерев. Отсюда по прямой на север до Печкинского моста было около пяти километров. Командир «Верного» Терехин знал, что в двух километрах вверх по течению противник уже вышел к самому берегу.

Терехин послал нескольких матросов на шлюпке в сторону моста — на разведку.

Шел час за часом, а разведчики не возвращались. Терехин начал беспокоиться.

Вот уже совсем немного осталось до рассвета... Наконец-то под бортом послышались приглушенные голоса. Вернулись разведчики. Доложили Терехину:

— Близко к мосту подходить опасно. На берегу танки, нацелены на реку.

— Движение по мосту есть?

— Большое. На левый берег. Автомашины, артиллерия, танки... Идут беспрерывно.

«Не подпустят нас немцы к мосту, — подумал Терехин. — Придется отсюда... Достанем!»

«Верный» мог открыть огонь в любую минуту. Но Терехин решил подождать рассвета, чтобы высаженные на берег корректировщики могли хорошо видеть разрывы и обеспечить пристрелку.

В шесть тридцать, когда за Днепром над краем дальнего леса поднялось солнце, «Верный» дал первый залп из орудий главного калибра. В эти же минуты по мосту начали стрелять и две другие канонерские лодки.

«Верный» давал залп за залпом. Уже через несколько минут после того, как корабли открыли огонь, с корректировочного поста доложили:

— Движение по мосту прекратилось!

Вскоре последовал новый доклад:

— Попадания в машины с пехотой на берегу. Машины горят!

И еще через несколько минут:

— Попадание в опору моста!

— Поздравляю, комендоры! — обратился Терехин к артиллеристам. — Так держать!

— С кормы — самолеты противника! — крикнул с мостика один из сигнальщиков.

— Самолеты с левого борта! — доложил другой.

Небо над рекой полнилось гулом моторов. Несколько пикирующих бомбардировщиков с разных сторон неслись на «Верный».

Застучали, посылая вверх огненные струи трасс, корабельные крупнокалиберные пулеметы. Гулко захлопали зенитки.

Первый бомбардировщик ринулся в пике. Возле борта «Верного» взметнулся пенный столб и, опадая, обрушился на палубу шумящей взбаламученной водой...

Девять часов... Девять часов подряд «Верный», отбиваясь от фашистских стервятников, вел огонь. Уже несколько раз комендоры попали в мостовые опоры. Но массивные быки Печкинского моста разрушить даже прямыми попаданиями было невозможно. Да этой задачи и не ставили себе корабельные артиллеристы. Они метили в верхние части опор, в основания мостовых ферм, чтобы сорвать их с быков. Но и для этого надо было подойти ближе.

В три часа канлодка снялась с якоря и полным ходом, на виду противника пошла к мосту. Терять было нечего — корабль обнаружен. А приказ гласил: «Любой ценой...»

Мост уже близок — не более полутора километров. Теперь можно бить прямой наводкой.

— По опорам левого берега — огонь! — дал команду Терехин.

И главный калибр ударил...

Комендоры «Верного» могли теперь вести огонь более точно еще и потому, что вражеские бомбардировщики уже не показывались: в небе появились наши истребители. Они проносились над мостом, сбрасывая на него зажигательные бомбы. По истребителям открыли огонь немецкие зенитные батареи. Но как только батареи обнаружили себя, Терехин тотчас же приказал их подавить. Одни орудия «Верного» били по батареям, другие продолжали вести огонь по мосту. Снаряды главного калибра рвались на мостовых быках, кроша неподатливый бетон, но фермы еще держались.

И вот, наконец! Ближняя ферма соскользнула концом с опоры, рухнула в воду.

— Мост закрыт! — Терехин скомандовал: — Отбой! Лечь на обратный курс!

Развернувшись, «Верный» пошел вниз по течению. Дойдя до позиции, которую занимал с ночи, он бросил якорь и снова открыл огонь по правому берегу: к переправе, еще не зная, что мост разрушен, с запада по шоссе подходили новые колонны врага. Вспыхивали немецкие грузовики, взрывались бензоцистерны, крутились на перебитых гусеницах танки...

Дальше
Место для рекламы