Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Вы пили?

Ноябрь 2001 года, военные сборы, Ленинградская область.

На выходные нас отпускали домой. Офицерам ведь тоже надо от нас отдохнуть. А в воскресенье вечером мы ехали обратно в часть на электричке. От Питера до нашей станции — два с половиной часа езды. Всю дорогу мы пили, пели, закусывали. Воины на службу едут, это вам не хухры-мухры.

В часть пришли с песней, хорошо набравшись. В казарме первым делом оделись как люди: в военную форму. А то ходили, как лохи, в штатском.

Потом в ленкомнате, которую теперь в армии называют комнатой досуга, сдвинули столы и застолье продолжалось всю ночь.

На подъеме с трудом проковырял глаза и начал поднимать своих ребят своего отделения (я был командирам отделения — «комодом»). В половине седьмого утра (это важно!) ко мне обратился командир дивизиона, подполковник:

— Вы сегодня пили?

— Нет, только вчера.

— А во сколько вы закончили?

— В пять утра!

PS: Товарищ командир — огромный вам привет! Вы — лучший командир, с которым мне доводилось служить. Больших вам генеральских звезд!

Главное — здоровье! Остальное будет...

Когда я был на сборах в 2001 году, в Ленинградской области, то начфин рассказал нам, «партизанам», такую историю.

Офицер одной из воинских частей Ленинградского ордена Ленина военного округа сильно пил. В армии этим вообще трудно кого-то удивить, но этот офицер допился до хронического алкоголизма, до цирроза печени, до «белочки» (белой горячки). Вобщем, командование части поставило вопрос об увольнении этого офицера из Вооружённых Cил «за систематическое пьянство». То есть — без пенсии, без выслуги, без льгот — он попросту будет выброшен за КПП без каких-либо надежд на обеспеченное будущее и с волчьим билетом: «уволен за пьянство».

Перспектива была не из самых лучших, прямо скажем — мрачная перспектива. Перед угрозой такого кошмарного исхода этот офицер даже перестал пить и засуетился, начал собирать справки, и т. д. Кто-то из сослуживцев надоумил его сходить к юристу. И юрист подсказал командиру гениальный ход (в чём гениальность вы поймёте чуть позже) — этот товарищ пошёл в наркологический диспансер и официально зарегистрировался как хронический алкоголик, и взял об этом в диспансере соответствующую справку. Потом с этой справкой он обратился в соответствующие инстанции с заявлением: поскольку алкоголизм — это болезнь, то он просит командование возместить ему ущерб от заболевания, полученного во время прохождения воинской службы (не путать с профессиональным заболеванием) и уволить со службы по состоянию здоровья.

Не буду томить — суд он выиграл, офицера признали больным, заболевшим за время прохождения службы, ему возместили ущерб здоровью и уволили с армии уже не за «систематическое пьянство», а с гораздо менее страшной статьёй «по состоянию здоровья», с пенсией, выслугой, льготами и т. д.

Всё это настолько повлияло на теперь уже отставного офицера, что пить он перестал, стал преуспевающим бизнесменом.

Как говорится: хотите верьте, хотите нет!

Порядок — прежде всего!

1994 год, Санкт-Петербург, Эрмитаж.

Мы с заведующим нашей мастерской охранной сигнализации Игорем идём по директорскому коридору в сторону Советской лестницы. На себе тащим бухту кабеля и ящик с инструментами (я тащу), а также папку с чертежами и схемами (а это у Игоря, сачок он, однако).

В самом конце коридора, у Эрмитажной лестницы, пост охраны. За столом сидел какой-то мужик, которого мы с Игорем никогда раньше на посту не видели. Так-то мы всех охранников в лицо и по именам знаем, а они нас, даже пропуска не показываем. А этот видно новенький. Мужик был зрелых лет, примерно 45 ему, короткая аккуратная стрижка, подтянутый, волевое лицо, спокойный умный взгляд. Что-то толкнуло у меня в груди, я полез за пазуху, достал свой пропуск и предъявил его в раскрытом виде. Глядя на меня, то же самое сделал Игорь.

Мужик спокойно посмотрел на наши пропуска, сверил фото с нашими обличьями и с вежливым достоинством сказал:

— Пожалуйста, проходите.

А уже вечером мне рассказали про этого мужика занятную историю. Он действительно был новеньким в охране и первый раз сидел на посту. А когда мимо его поста проходил директор музея Михаил Борисович Пиотровский, этот новый охранник потребовал у него пропуск.

Директор несказанно удивился, такого в музее ещё не было.

— Я генеральный директор Эрмитажа Пиотровский!

— А у меня в инструкции не написано, что директор имеет право проходить без документов. Предъявите пропуск!

Пришлось директору вернуться в свой кабинет и достать свой пропуск из сейфа. Охранник этот недавно демобилизовался, а был он до того гвардии майор, командир мотострелкового батальона, ветеран Афгана.

Здесь вам не тут, господин Пиотровский! У военных — не забалуешь.

Что потом было этому военному, за то, что «построил» самого директора музея? А ничего не было. Надо отдать должное Питровскому — он проявил себя порядочным человеком.

Дальше
Место для рекламы