Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Огонь из всех стволов.

1985 год, Фарахруд (55 км), ограниченный контингент советских войск в Демократической Республике Афганистан.

Рота охраны, расположенная в Фарахруде, в течении нескольких успешно вёла боевые действия против душманских отрядов. Это если верить донесениям командирам наверх, в штаб 40-й армии. И такие это были горячие действия, что по всему надо было представлять отличившихся к наградам. Да вот незадача — почти никаких «войн», то есть боевых выходов, не было, просто сидели на блоках да сопровождали колонны без особых происшествий. И боеприпасы неизрасходованные остались. А если не израсходовать их, то очковтирательство может не пройти. Ка-а-роче — куда-то надо девать быки (боекомплекты). Да не вопрос:

И вот нашли большое поле,
Есть разгуляться где на воле...

Нет, редут не строили. Выехали в пустыню всем гарнизоном, направили стволы в сторону ближайшего горного хребта и, по приказу командира открыли огонь из всех стволов. Особенно радовались этой возможности новобранцы, они ещё не понимали, что оружие потом ещё чистить придётся. И застрочили «калаши» и пулемёты, заухали подствольники, миномёты и АГС-ы, заквакал автоматический «Василёк» из кузова «шишиги», солдаты уже оглохли, а солдаты из тылового обеспечения всё подносили им новые «быки», ленты и магазины.

Вдруг командир поднял красный флажок: «Прекратить огонь!»

В чём дело, ещё половины не расстреляли? Ах, вот оно что — из-за пригорка показался афганский грузовой ЗИЛ — бурбахайка. Из правого окна бурбахайки высунулся усатый афганец и размахивал белой тряпкой. Бачи подъехали ближе, вышли из машины. Тот, что махал белым флагом, оказался местным врачом, учившемся раньше в Союзе. Прежде, чем наши офицеры успели заговорить с ним, тот коротко сказал что-то водителю и третьему из машины — двенадцатилетнему пацану, те запрыгнули в кузов бурбахайки, вытащили оттуда связанного барана, пару мешков дынь, а из кабины водила-афганец достал большую бутыль с кишмишевкой, местной вонючей самогонкой и вручил старшему из офицеров.

Всё понятно — местные привезли нашим взятку, он же бакшиш, он же калым. Но за что? И тут заговорил местный врач. Оказывается, хотя солдаты и стреляли в пустынную сторону, небольшая часть боеприпасов каким-то образом улетела в противоположную сторону, в местный кишлак. Никого, к счастью, не убило и не ранило, но срезало несколько плодовых деревьев, убило корову и выбило стёкла в местном дукане (лавке).

И жители кишлака отправили делегацию к шурави, с просьбой: больше не стрелять. Наши спокойно выслушали местных посланцев, заверили их, что согласны с ними и от всего сердца благодарны им за бакшиши. Афганцы попрыгали в кабину, бурбахайка развернулась, и поднимая густую пыль, вскоре скрылась за пригорком.

А потом командир повернулся к солдатам и громко скомандовал:

— Огонь!

...

И чего это нас так не любили?

Дальше
Место для рекламы