Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Развлечения солдат после отбоя. Выпуск второй.

«А спящего товарисча тихонько привязать к койке и поставить на голову?»
Олег Рыков.

(В ответ на первый выпуск эти истории прислали мне завсегдатаи сайта www.bigler.ru)

Джек:

А можно еще хлорки в сапоги насыпать. После утреннего кросса такой «сыр» накатается!!! Вонища страшная)))

Bazil:

А можно их попросту прибить к полу...

Кран:

А на…ать туда не пробовали? Во хохма!

Otto Katz, polni kurat:

Прааальна! Такая квинтэссенция товарищеского юмора.

ЭКО:

А ещё такой, несколько технически сложный, но прикольный вариант: между простынёй и матрасом раскладывается длинная — длинная нитка, зигзагами всевозможными, конец свешивается с головной стороны. Как правило это делает наряд, в то время, когда рота «гуляет» перед сном. После отбоя, когда «кролик» заснёт, экспериментатор, сидя на корточках за головой, начинает потихоньку вытягивать нитку. У спящего впечатление, что под ним что-то ползает. Он вскакивает, начинает шарить по простыне, ловить несуществующих насекомых... и так несколько раз, пока нитка не кончится.

Ещё помню, как одному перцу в сапог посадили пойманную мышку. Живую. Сапог был разношенный, и когда боец его одел, сначала ничего не произошло, потом, до него что-то дошло, он не спеша сапог снял, и тут мыш (живой!) выскочил из сапога и в панике скрылся в неизвестность. И только после этого боец к воплем вспрыгнул на табуретку. Здоровый такой хлопец... с детства говорит, мышей не люблю...

Кстати, койку на четыре табуретки во сне подымать никто не пробовал? Шутка хреновая, вообще-то. В соседней роте так сделали, крикнули «подъём»... Чувак сломал обе ноги... Скандал был до небес... (У нас, к слову сказать, ноги не ломали, но ушибались крепко)

Глюк:

1) Боксер. Крепко спящему воину на руки аккуратно надеваются две пятилитровые банки. После этого перышком активно щекочется нос. Братья Кличко отдыхают.

2) Приказ комбата. Если растормошить спящего человека и торжественно вручить в руки что угодно (у нас это обычно был кирзач) с криком «Бля! Держи крепче! Комбат приказал!» То боец судорожно вцепляется в услужливо поданную вещь и первую минуту держит ее и смотрит круглыми глазами на радость благодарным зрителям. Прокатывало не со всеми. Так, в частности, был у нас парень после срочки, который при тормошении ночью с просьбой дать «ключи от танка» не просыпаясь отвечал:»Пошли на х… — с толкача заведете!» :о)

3) Паучок. Четыре бойца берут жертву за ноги и за руки, лицом вниз. Поднимают вверх, практически отпускают и ловят у самого пола... После этого человек не боится прыгать с тарзанки в Парке Горького без троса... Прекратили после того, как не сумели удержать одного и он сильно сломал нос...

4) Муха в паутине (а вот это и надо мной сделали, сволочи! :о). Проем между верхней и нижней койкой щедро залепливается скотчем, клейкой стороной к спящему. Потом возле него громко орется:»Подъем!!!» Я потом минуты три из этого скотча выпутывался... :о)

5) Бодрящий душ. Над головой у спящего на нижней койке между решетками спинки пристраивается к верху дном двухлитровая бутылка с холодной водой, заткнутая тряпкой. Вода начинает капать на лицо. Спящий шарит руками, нашаривает тряпку и с матом ее отбрасывает... После чего на него выливаются все два литра воды. Публика рукоплещет.

Было много еще всякого. И лычки пришивали, и сапоги к полу суперклеем приклеивали, и многое другое. Одному, кстати, под утро напшикали «антидезодорантом» — хрень такая продается в магазине приколов, воняет отборнейшим дерьмом... Когда он вечером снял сапоги, вся казарма дружно свалила на улицу...

Комиссар Рекс:

Кровати в спальном помещении были одноярусными. Командир подразделения всегда, проходя к себе в канцелярию, задерживался и смотрел умиленно на спящих, задолбанных ночной сменой пограничников. Напротив дверей располагался товарищ, который спал в любом положении и очень крепко. Однажды он заснул лежа на животе и согнув ноги в коленях. На пятки ему одели шапку кокардой к выходу. Начальник заметил и посмеялся.

Другой раз он заснул, сидя в кровати. Под мышку ему вложили Устав, в руки вложили отбиву (на манер автомата), на голову одели фуражку. Шеф опять заметил и покачал головой, уже не улыбаясь.

Третий раз он ну никак не должен был ничего замечать, потому что было воскресенье. А приспичило же прийти с проверкой.

...Уставший военный спал, стоя на четвереньках, не укрываясь одеялом, а к его заднице была аккуратно прикреплена спешно нарисованная в ленинской комнате круглая мишень.

Все бодрствующие без разбора убежали на кросс шесть км...

пЕлюлькин:

1. «Перетягивание каната». Если табуреточки с формой стоят близко одна к другой, то «тормоза» брюк крест-накрест пристегиваются к соседним, те — к следующим. По подъему эхо долго повторяет в казарме комбинации из пяти слов. Облегченный вариант — поменять у всех сапоги, чтоб все на одну ногу. Канает только в карантине, ибо дедушки и сержанты такую шутку не понимают совершенно.

2. «Снеговик». Углекислотный огнетушитель тихонечко просовывается раструбом под одеяло товарищу по оружию и вентиль быстро открывается. Особенно удачно, если он (товарищ) спит днем и в казарме мухи (много). Оружейный товарищ в секунду подвергается быстрой заморозке наружных поверхностей до -70 по Цельсию. Отбиваться от оттаявшего товарища можно тем же огнетушителем. Минус — неминуемые звездюли от старшины за разряженный огнетушитель.

3. «Динамо — чемпион». Используется стандартный полевой телефон, заимствованный из ротной канцелярии. Один крутит ручку, другой подносит провода к объекту (субъекту?) милой шутки. Лучший эффект достигается, если разнести «контактные точки». Например приложить провода к носу и гениталиям. Продолжать общение лучше все так же вдвоем против одного.

4. «Мокрые яйца». В сапог вставляется полиэтиленовый пакет с водой. Эффект поршня.

Rembat:

Простыня пришивается к майке. Утром по подъему непроснувшийся страдалец тщательно пытается заправить все это дело в трусы.

OM:

У нас, в стройбате (коллега, привет!) практиковалась следующая подлянка: на грудь спящему тихохонько ставилась жестяная кружка с холодной водой, после чего из-за угла в оного кружконосца швырялось тапочкой. Незадачливый кружконосец с недовольным ворчанием переворачивался на бок, в результате чего 200 грамм холодной воды выливалось в постель страдальца.

Ну, и мое личное изобретение (Ноу-Хау, не к ночи будь помянут): над головой спящего на нижней койке на короткой ниточке за верхний ярус (практически под самую верхнюю койку) подвешивался снежок (то бишь, комок снега), коий, медленно тая, потихоньку капал на физиономию лежащего внизу. приводя последнего в тихое бешенство. Так я тихо отомстил своему особенно достававшему сержанту-деду.

Bg (из Болгарии):

Ну, раз так, должен поделится частью своего неоригинального, но весьма эффективного опыта. Наши, после короткого «приговора», тихо вносили в спальное помещение 10–15 литровый бак с холодной водой и просто, но внезапно и жестоко обливали спящего вместе с кроватью, его одеяло и окольное пространство.

Если бы кто-то записал звуки первой реакции (на магнитофон) и потом пустил постороннему, тот подумал бы, что это фильм ужаса, камера Гестапо или фильм ужаса о камерах Гестапо. А словосочетания, что шли вулканом изо рта жертвой потом, уверяю вас, заставят покраснеть каждого прапорщика-танкиста ниже 15-летней практики. Остаться около кровати больше 2 секунд после совершено никто не хотел, однако.

.......

Правда, это только летом — не звери мы были. Кроме того, в спальном помещении обычно много пустых кроватей было, так что, после пережитого, с глубокой психологической травмой, жертва просто шла спать на другом месте.

KOOLER:

А как насчет того, чтобы гвоздями сапоги прибить к полу? Подметки сами? После проделывания этой процедуры несколько раз отлично они воду держат ))

delta:

Мы развлекались тем, что пришивали четвертую лычку изготовленную из портянки одному нудному сержанту. Еще способ — сквозь сетку кровати второго яруса пропускается длинная нитка с привязанным грузиком (прямо над головой спящего).Периодически грузик опускают, он стукает спящего по голове и тут же поднимают грузик вверх. Человек просыпается, но рядом никого нет.

AlexLoL:

А у нас практиковалась такая штука: Ночью подпарывались погоны так, чтобы они висели по бокам как крылья. Зрелище — незабываемое.

Ночью будили уставшего духа (особенно после наряда) и требовали срочно найти ключи от паровоза (почему — не знаю, традиция). Это была картина Репина как он лазил по проходу, переворачивал табуретки и искал в карманах! Или просили «дать трусы на развод выйти». Трусы снимались без вопросов. Или лежа на нижней койке начать пихать ногой лежащего на верхней. Вскакивали как от землетрясения. Но с послужившими такой номер уже не проходил. Самое интересное, что дедовщины не было, никого не били и не издевались (автомат и 60 патронов каждый день в руках очень этому способствовали).

Dimok:

Натягиваешь простынь над спящим на втором ярусе товарищем. При подъеме он видит как на него падает потолок.

Подходишь с гирей к спящему и говоришь: «К тебе брат приехал, подвинься!»

Будишь ночью товарища и спрашиваешь ключи от танка. Реакция потрясающая.

Будишь ночью товарища со словами: «Тебе мама звонит» и протягиваешь ему тапочку.

Полицейский:

Никто никогда не видел как человек судорожно пытается натянуть по утру зашитые носки? Вот это зрелище. Еще очень хорошо помогает боевая раскраска зеленкой, очень впечатляюще. утром встает чел с раскраской под индейца Джо. Один раз умудрились парню все тело расписать под кощея бессмертного.

bootman:

Есть ещё такой способ: под простыней, на матрасе укладывается зигзагом толстая суровая нитка. Когда жертва укладывается, кто-нибудь из соседей начинает нитку потихоньку вытаскивать. У жертвы — полное впечатление того, что по ней кто-то ползает, но вот найти этого кого-то почему-то никак не удается.

solarmax:

В сетку кровати верхнего яруса вставляется бутыль побольше с холодной водой, горлышко заткнуто тряпкой, конец коей свисает над лицом нижележащего (спящего). Тряпочка промокает, с нее начинает капать на лицо реципиента. Просыпаясь, он пытается выкинуть тряпочку, дернув её. Бутылка, напоминаю, горлышком вниз.

KOOLER:

Я так понимаю, что есть большой шанс, что человек вообще ничего не будет помнить после таких побудок посреди ночи. Что характерно... Я сам долго не верил, пока меня как-то не разбудили в 2 или 3 часа ночи и не попросили отдать заныканную бутылку водки (о том, что я ее отдам в долг просящим по причине ДР у кого-то из земляков, было оговорено заранее, т.е. это был не злоумышленный развод). Я отдал и завалился спать до подъема. А «утром, в замке у шефа...» (с ) м/ф «Капитан Врунгель» долго метелил ногами молодежь, заметив наличие отсутствия бутылки на нычке. Пока не прибежал кто-то из ночных просителей (Видимо, привлеченный криками молодежи...) и не стал хватать за руки (Ногами-то я в это время были заняты, прошу заметить!), объясняя ситуацию. В итоге было очень неудобно ))

Батя:

В ГСВГ, после неудачного кульбита на ГАЗ-66 в кювет лежал в дивизионном медсанбате. Вместе с нами лежал замполит мотострелковой роты (уже не помню ни имя, ни фамилии).

Однажды он вернулся вечером в палату в довольно большом подпитии и рухнув на койку отключился.

Пользуясь случаем, мы пришили его(не путать термины и определения) за спортивный костюм по периметру к одеялу, а ближе к утру проснулись от сотрясающего все вокруг вопля.

По словам пострадавшего, пытающегося подняться с койки, ему показалось, что у него паралич всего организма, т.к. тело не реагировало ни на одну попытку движения.

Всем — спасибо!

А вместо сердца — пламенный мотор!

Давным-давно, в далёком-далёком военно-строительном отряде, в гарнизоне Верхняя Хуаппа, что в Северной Карелии, попалась мне в библиотеке подшивка журнала «Вестник ПВО» за тыща девятьсот шестьдесят затёртый год. Короче, в том году я роддом своим появлением осчастливил.

И прочитал в этом журнале, неведомо какими путями попавшему в библиотеку стройбатовского гарнизона, статью о том, как наши доблестные авиаторы ПВО сбили таки американский самолёт. Нередкий случай, надо сказать, для горячего неба холодной войны. И не повод для усмешек, тем более.

Но язык этой статьи — господа, я рыдал и плакал! Сам потихоньку балуюсь писательством, но — готов выть от жгучей зависти, рвать на голове остатки волос и кусать локти. Куда мне, жалкому графоману, до того бойца идеологического фронта!

Я вам процитирую, а уж вы сами оцените и восхититесь: каков слог, какие люди под чутким руководством нашего ГлавПУРа ваяли нетленки для армейских многотиражек и журналов! Да, были люди в наше время, не то, что нынешние...

Небольшое дополнение — статью читал давно, более двадцати лет назад, позабыл имена и даты. Но недавно вышла книга «Воздушный щит Страны Советов» Игоря Дроговоза. От себя рекомендовать эту книгу не буду, уж очень она злопыхательская и очернительская: и самолёты наши плохие были, и лётчики наши никуда, и руководство — полные кретины. Вобщем, типичная демперестроечная чернуха. Но этот эпизод, с отрывками из многотиражной армейской газеты, в которой была первоначально помещена эта статья, там приведён, за что Дроговозу, конечно, спасибо.

Итак, цитируем бессмертное произведение оставшегося неизвестным гениального военкора:

«Внимание оператора комсомольца Михаила Фрыкина привлёк чуть заметный всплеск новой отметки на индикаторе РЛС...

— Иностранный пират идёт к нашей священной земле — подумал он...»

Господа! Оцените, каким возвышенным, изящным штилем не то, что разговаривают — думают советские офицеры. Кто там злобно клеветал о грубости и неотёсанности военных? Умрите от стыда, клеветники!

Но, продолжим цитирование шедевра:

«Ещё была надежда, что вражеский экипаж учтёт урок с Пауэрсом.»

Вот так — официально война не объявлена, но экипаж уже вражеский, никак иначе. Ню-ню... Дальше:

«Однако воздушный пират нагло приближался к границам нашей Родины и вскоре вторгся в советское воздушное пространство.

— Приказ на посадку самолёт не выполняет, — докладывает лётчик советского перехватчика.

— Повторить приказ. — радируют с командного пульта. Лётчик капитан Поляков ещё и ещё раз передаёт сигнал. Экипаж пирата прекрасно видит его, но не сворачивает с курса.

Вот только тогда с командного пульта была подана команда на уничтожение стервятника.

В ту же секунду сердце пламенного защитника Родины загорелось неудержимой ненавистью к врагу...»

Браво!!! Класс!!! Шедевр!

Я так и представил себе очень живенько: летит себе наш пилот рядом с американским разведывательным самолётом и безразлично так поглядывает на него: «Ну летит себе и летит, мне глубоко по фигу. Мало ли, чего он летит, может гуляет просто. Заблудился, грибы искал...» Но как только поступила команда с КП, так «в ту же секунду...», «неудержимой ненавистью...». Сбылась давняя мечта политиков и военных — эмоции человека полностью управляются и включаются по команде руководства! Как говорится: а вместо сердца — пламенный мотор. И кстати, «...к врагу». Войны нет, но американца врагом называют. Не политкорректно как-то. Может, он ещё не враг, а только вероятный противник?

Итак, чем же всё закончилось?

«Посланец Пентагона дрогнул и рухнул вниз, в холодные воды Баренцева моря. Так бесславно закончилась шпионская карьера натовского стервятника».

Финиш!

В этой статье достоверны только два факта: фамилия лётчика и то, что американский самолёт сбит. Всё остальное наврано!

А теперь — «как всё это было».

1 июля 1960 года американский самолёт-разведчик RB-47 приближался к границе СССР, но шёл пока над нейтральными водами. Наши заблаговременно послали на его перехват МИГ-19 капитана Полякова из 174 гвардейского истребительного авиаполка. Тот, не дождавшись волнующего момента, когда американский самолёт всё же нарушит границу, сам(!), без приказа с земли, открыл огонь по американскому самолёту. В 16.03 по московскому времени самолёт-разведчик RB-47 55 авиакрыла ВВС США был сбит над нейтральными водами, всего по нему выпущено Поляковым 111 снарядов калибром 30 мм. Из шести членов американского экипажа живыми остались только двое, которых подобрали наши спасательные службы. В том числе штурман, который подтвердил, что американцы не нарушали границу, находились в нейтральных водах.

Командование ПВО долго ломало голову над тем, как доложить о случившемся в Москву. За неспровоцированное сбитие американского самолёта в нейтральных водах могли полететь головы и погоны у многих, начиная с самой верхушки командования ПВО. И тогда в донесении появилась потрясающая формулировка: «Действия капитана Полякова были вызваны личной ненавистью к американским агрессорам». Все думали, что Полякова после этого посадят. Ан нет, в Москве тоже призадумались: если наказать Полякова, то это значит признать себя виновными в глазах мировой общественности.

В результате Полякова наградили орденом Красного Знамени и перевели служить подальше от границы и от греха. Наградили также расчёт РЛС, что наводили его, а также командиров капитана Полякова.

Ефрейтор Степанов

(Из старого блокнота).

Мой давний сокурсник по Политеху Эдик Гуленкин служил в саперном взводе разведроты.{1} Как саперы, они совершали и водолазные погружения, выполняли подводные работы.

Для обучения водолазному делу в гарнизоне имелся специальный учебный класс. На стендах в классе были развешаны учебные пособия с разными водолазными причиндалами, а в углу стоял манекен в полном водолазном снаряжении, держащий перед собой на согнутых руках учебный снаряд. Это должно было символизировать одну из главных задач саперов-разведчиков — поиск и обезвреживание затонувших боеприпасов. У саперов манекен получил имя — ефрейтор Степанов и на любые учения они брали его с собой в БРЭМ{2} — для смеха. Смех смехом — но это, в конце концов, стало традицией. Как водилось в те годы — за себя и за того парня.

На учения саперы-разведчики-водолазы выезжали часто. И чаще всего вместе с танкистами. Если танки переправляются вброд под водой через речку — саперы всегда рядом в полной водолазной готовности. Если танк застрянет под водой, то танкисты, на которых надеты и приготовлены дыхательные аппараты, всплывут и их вытащат из воды. А водолазы погрузятся в воду, разыщут в мутной воде танк, зацепят его тросом, а дальше — мощный эвакуационный тягач (тот же танк, но без башни и со специальным оборудованием) вытащит утопший танк из чуждой ему стихии. Шалости на воде, как известно, к добру не приводят.

Выезд водолазов на учения всегда был радостным событием для многих военных. Ведь каждому водолазу, вне зависимости от числа погружений, полагался 1 (один) литр чистого спирта в сутки! На промывку водолазного снаряжения, прежде всего — дыхательной аппаратуры. А то, не ровен час, заест какой-нито перепускной или редукционный клапан под водой — и амба. В далекий российский город (или село) отправится оцинкованная посылка. Так что, ну вы сами поняли, как важно, чтобы каждый сапер-водолаз получал полагающийся ему спирт. Кроме того и прежде всего (вы уже догадались!) спирт использовался и по прямому назначению — внутрь. Тоже для промывки бог знает чего.{3}

Как только офицеры перед выездом на учения получали спирт для саперов, они несли его сначала к себе и начинался настоящий праздник. Напивались все — от комбата до распоследнего прапорщика. Но что-то оставляли и «водяным». И тогда попойка разгоралась с новой силой, уже у солдат. Оставалось ли что-нибудь после этого от спирта и употреблялся ли он когда-нибудь для промывки водолазного снаряжения — неизвестно. Нет достоверных данных, как говорят в военной разведке. В тот раз, когда произошла описываемая история, все было как обычно. Ночью танковый батальон с разведчиками подняли по тревоге и, совершив стремительный марш, батальон в положенный срок прибыл к переправе, уже утром, и танки форсировали речку вброд под водой. И в этот раз, как обычно, саперы из разведроты страховали их, но все обошлось благополучно. Как всегда, впрочем.

А вечером офицеры, собравшись в штабной палатке, начали хлестать казенный дармовой спирт. То же самое делали и саперы в своей палатке. Не пил у саперов только манекен, ефрейтор Степанов, которого не забыли прихватить на учения.

Когда гулянка закончилась, все офицеры уснули, кроме одного — начальника штаба. Он был известен как строгий поборник воинской дисциплины и уставного порядка, любил делать солдатам замечания по поводу дисциплины и формы одежды; зайдя в любую казарму, находил к чему придраться и, взъ%бав дежурного по роте и дневальных, заставлял их по новой делать генеральную уборку. Доставалось от него и офицерам. В армии таких называют коротко — мозго…б.

И в этот раз начштаба вместо того, чтобы отдохнуть, решил пройтись по солдатским палаткам и обнаружить какие-нибудь упущения.{4}

В одной палатке солдаты играли в карты — сержанту двое суток ареста, остальным — пять нарядов вне очереди. Часовой возле танков, к счастью, не спал, но у него начштаба углядел грязный подворотничок (после суток учений!) — пять нарядов вне очереди. Трое солдат вышли из палатки покурить на улицу, капитан окликнул их:

— Эй вы трое — а ну оба ко мне! Почему не спите после отбоя? Пять нарядов вне очереди!

Зашел и в палатки. Поднял танкистов, построил, начал им выговаривать:

— Я тут прошелся под вашими кроватями — я не понимаю, как вы там живете? К семи утра чтоб навели порядок!

Потом неугомонный штабист направился к палатке саперов. В палатке не было никого. Зная привычку начштаба к ночным рейдам, они отправились спать в тягач. Но на ящике стояли кружки, пахнущие спиртом, остатки закуски. Начштаба рассвирепел — да здесь солдаты пьянствовали! Грубейшее нарушение дисциплины и снижение боеготовности! Да еще на учениях — почти в боевой обстановке! Его рука непроизвольно потянулась к кобуре — шлепнуть мерзавцев, и вся недолга. То, что еще час назад он сам пьянствовал с другими офицерами, его не волновало. Нарушением дисциплины это не считалось и боеготовность не снижало.{5} Капитан оглянулся, стараясь получше запомнить картину беспорядка, чтобы утром доложить об этом комбату. И тогда командиру саперов несдобровать. Накрылись его очередное звание и учеба в академии. И тут начштаба увидел стоящего в углу водолаза в полном снаряжении. Это был ефрейтор Степанов. Капитан этого не понял, да и не знал о традиции саперов. К тому же он перед этим основательно «промылся» спиртом.

— Это еще что за шут гороховый? Ты чего тут стоишь?

Ефрейтор Степанов молчал, как может молчать только манекен: бесстрастно, невозмутимо, с олимпийским спокойствием.

— Я с кем разговариваю? Ты в армии или кто? Я тебе командир или где? Оглох, что ли? Молчать, я спрашиваю! Я тебе не где-нибудь, а целый капитан — отвечай. И опусти руки по швам, службу не знаешь?

Ефрейтор Степанов продолжал стоять молча, держа перед собой руки, на которых в классе он держал учебный снаряд.

— Я в последний раз приказываю: встать смирно и отвечай — чего ты тут стоишь? — бушевал капитан.

Бесполезно. Манекен не шелохнулся бы, даже если б на него орал министр обороны. Железный малый — мне бы его выдержку!

Ах, так! Такое неуважение к офицеру, такой подрыв командирского авторитета! На тебе в морду, сука!

Начштаба врезал кулаком прямо в стекло водолазного шлема, разбив в кровь свой кулак. Манекен рухнул прямо на капитана. Начштаба решил, что он убил солдата и на него упал труп. Манекен, надо сказать был нелегкий, да и водолазное снаряжение немало весит. В ужасе капитан заорал, пытаясь выбраться из-под «трупа», но манекен вытянутыми вперед руками не давал офицеру выскользнуть в сторону.

На крик сбежались солдаты и освободили капитана. Очухавшись, тот первым делом привел себя в порядок: одернул китель, поправил ремень, портупею, разыскал закатившуюся за ящик фуражку и одел ее, ребром ладони проверив, чтобы кокарда была точно на одной линии с переносицей. Не мог же он стоять перед солдатами в растерзанном взъерошенном виде. Авторитет командира прежде всего. При этом нижняя губа капитана была разбита, китель забрызган кровью — при падении «ефрейтор Степанов» хрястнул шлемом с разбитым передним иллюминатором начштаба по лицу. Оглядев собравшихся солдат, капитан заорал:

— А вы чего тут делаете? Отбой был, или что?

Солдаты сочли этот вопрос чисто риторическим, поэтому мгновенно смылись кто куда. Пока начштаба не удостоил кого-нибудь взысканием.{6}

После этого, прогремевшего на весь полк происшествия, ефрейтор Степанов был вновь установлен в классе, теперь уже навечно. На учения его больше не брали, во избежания травматизма командного состава. Его руки теперь уже не торчали вперед (при падении он тоже повредился), а были вытянуты по швам. Как и положено солдату.{7}

Дальше
Место для рекламы