Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава четвертая.

Что еще может делать авиация на войне

1. «Война с помощью пера и чернил»

Огромная сила в бою — самолеты. Но не только разведкой и не только бомбами и пулеметным огнем помогают они своим войскам. У авиации имеется немало и других возможностей обслужить армию в военное время и оказать ей помощь в борьбе с врагом.

Возьмем к примеру агитационную деятельность в тылу у неприятеля. В этом деле самолеты поистине незаменимы.

Печатная агитация — одно из сильнейших оружий на войне. И этим оружием пользуются уже с давних времен. Но самолеты к этому делу приспособили всего лишь тридцать лет назад. Это было в дни итало-турецкой войны, о которой уже говорилось в предыдущей главе.

После первых бомб, сброшенных итальянскими летчиками на неприятеля, в лагери арабов с самолетов полетели сотни листовок-воззваний. В них арабы призывались к сдаче оружия и покорности. Эта итальянская агитация не прошла бесследно, и арабы называли ее «войной с помощью пера и чернил».

В первой мировой империалистической войне также практиковалось разбрасывание с самолетов агитационной литературы. Но особенно широкое развитие получило оно в годы гражданской войны. Миллионы экземпляров воззваний, десятки тысяч газет и брошюр было сброшено красными летчиками в неприятельский тыл. И эта агитационная литература сделала не меньше, чем тысячи бомб, сброшенных на голову врага.

Однажды в виде опыта с советских самолетов сбросили в тыл белополяков большое количество листовок, на которых был напечатан специальный пропуск в Советскую Россию. На каждом пропуске имелись подписи ответственных работников армии и даже печать. В листовке говорилось, что всякий военнослужащий польской армии с этим пропуском может свободно пройти в расположение красных войск.

И что же? Немало польских солдат перешло к нам в эти дни.

Печатной агитацией широко пользовались и во всех последующих войнах. Республиканцы в Испании в годы борьбы с интервентами и войсками генерала Франко и китайский народ в своей многолетней войне с японскими генералами неоднократно прибегали к этому испытанному средству бескровной войны.

Вот один пример из опыта китайской авиации.

В мае 1938 года шести отважным китайским летчикам дали задание слетать на японский остров Кю-Сю. Этот остров находится на расстоянии тысячи километров от китайского берега. Летчикам предстояло пролететь несколько сот километров до побережья, тысячу километров до острова, столько же обратно до китайского берега и снова несколько сот километров до своего аэродрома.

У китайцев были очень хорошие самолеты, но они были приспособлены только для полетов над сушей. В этот же раз предстояло пролететь над океаном в оба конца около двух тысяч километров. Ясно, что вынужденная посадка в океане грозила неминуемой гибелью. Но какие могут быть разговоры об опасности полета, когда нужно выполнить очень важное, ответственное задание!

20 мая самолеты были готовы к полету. Вместо бомб под самолетами укрепили специальные ящички с листовками, на которых было напечатано обращение к японскому народу. В нем рассказывалась правда о войне, которую навязали китайцам японские самураи.

Только забрезжил рассвет — все шесть самолетов поднялись вместе в воздух. Земля была покрыта бледной пеленой предутреннего тумана. Набрав достаточную высоту, самолеты легли на курс. Моторы работали безотказно. Добравшись до океана, летчики смело направили свои машины к японскому острову.

После утомительного полета над однообразной водной равниной Тихого океана летчики достигли острова Кю-Сю. Здесь им предстояло побывать «ад целым рядом городов. Как стаи белых голубей, падали на землю сброшенные с самолетов листовки-воззвания. И только когда весь запас их был исчерпан, летчики направились в обратный путь.

Налет китайских самолетов на такой отдаленный остров был совершенно неожиданным для японцев. Они даже не пытались помешать героям-летчикам. Только при обратном полете, около китайского берега, самолеты были обстреляны зенитками с японских военных кораблей.

Все самолеты вернулись на свой аэродром. Рейд продолжался шесть часов.

В другой раз китайские летчики разбрасывали листовки над передовыми частями японских войск. Вместе с листовками были сброшены тысячи карточек-паспортов. Каждому японскому бойцу, добровольно перешедшему к китайцам с этим паспортом, даровалась жизнь и гарантировалось возвращение на родину после окончания войны.

На следующий день в том районе, где были сброшены с самолетов листовки, к китайцам перебежало несколько десятков человек. Они предъявили паспорта, и всех их отправили в глубокий тыл.

Перебежчики сообщили, что после этих листовок целый батальон маньчжурских солдат отказался выступать против китайцев.

2. Подвиг летчика Сатунина

Очень часто самолет на войне — единственное средство связи. А что значит связь на войне — это знает всякий.

Во время боев под Казанью в 1918 году белые атаковали наши войска и заставили их отойти назад. При отступлении некоторые наши отряды ушли далеко в сторону, и всякая связь с ними была утеряна. Между тем мы готовились к новому наступлению, и надо было, чтобы все отряды действовали заодно. Но как это сделать? Как договориться с отошедшими в сторону отрядами о совместной борьбе против белых?

Единственная была возможность — послать туда ответственного работника штаба с секретными поручениями. Решили воспользоваться для этого самолетом.

Предприятие было рискованное — ведь никто не знал точно, где находятся отрезанные от нас отряды. Летчики вместо своих легко могли попасть к белогвардейцам. Это грозило им расстрелом, а нашим войскам — большими неприятностями. Поэтому из осторожности решили поступить так. Летчик должен был подлететь возможно ближе к тому месту, где, по нашим расчетам, находились отрезанные отряды. Там, на опушке глухого леса, он должен был высадить своего пассажира и немедленно вернуться домой. А работник штаба должен был тайком пробраться к своим и передать им секретное письмо.

Был у нас очень смелый и находчивый летчик Сатунин. Ему и поручили выполнение этого ответственного задания. Сатунин хорошо изучил по карте местность, куда он должен был свезти своего пассажира, и приблизительно наметил, где произвести посадку. Затем еще раз проверил свой револьвер, усадил пассажира в кабину самолета и улетел.

Лететь пришлось минут сорок. Под самолетом прошли знакомые места, деревни и села; в стороне поблескивала на солнце Волга. Вдали показался лес — тот самый, наг опушке которого летчик собирался произвести посадку. Сатунин обернулся к пассажиру и указал на лес рукой. Пассажир сразу оживился. Затем, наметив возле леса годную для посадки лужайку, летчик начал медленно спускаться.

«А вдруг здесь белые? — подумал Сатунин, подходя к земле с медленно работающим мотором. — Тогда все пропало: не сдобровать!»

Твердой рукой Сатунин повел самолет на посадку. Через минуту он уже коснулся колесами земли. Не выключая мотора, летчик подкатил самолет возможно ближе к деревьям и остановил машину, чтобы высадить сотрудника штаба.

Товарищи крепко пожали друг другу руки. Сотрудник штаба выскочил из самолета и что есть духу бросился бежать по направлению к лесу. Когда он скрылся среди деревьев, Сатунин дал полный газ и повел самолет на взлет. Надо было скорее уйти из этого района, чтобы не навести противника на след.

Через полчаса Сатунин был уже на своем аэродроме.

3. Через голову врага

А вот другой пример.

В конце 1918 года Советский Туркестан был окружен то всех сторон тесным кольцом врагов. Несколько сот километров занятой белогвардейцами территории отделяли его от Советской России. Чтобы разбить общих врагов, нашей и туркестанской армиям надо было наступать согласованно и одновременно.

По радио договориться о совместных действиях было рискованно, так как противник мог перехватить телеграммы, подслушать разговоры. А других средств связи не имелось. Оставалось воспользоваться для этой цели самолетом. Но не так-то легко было сделать это.

Нам не было известно точное местонахождение туркестанской армии. Ничего не знали о нашей Красной армии также и туркестанцы. Можно было предполагать, что между нами простиралось не менее 300 километров территории, занятой белыми войсками. А на территории самого Туркестана во многих районах орудовали многочисленные банды, и трудно было установить места, безопасные .для взлета и посадки самолета.

Вполне надежного самолета ни у нас, ни тем более у туркестанцев не было. Тем не менее и мы и они деятельно готовились к перелету. После нескольких безрезультатных попыток туркестанцам первым удалось восстановить утраченную связь с Красной армией. Удалось это сделать покойному летчику Горбунову.

— Я полечу к красным, — заявил однажды Горбунов. Это был очень решительный, энергичный и боевой летчик, но его заявление вызвало улыбку и у его начальника и у товарищей.

— На чем же ты собираешься лететь? Не на палочке ли верхом? — спросили шутя Горбунова.

— А вот увидите сами, — таинственно ответил он.

И Горбунов отправился на аэродром, тщательно осмотрел остатки трех поломанных самолетов типа «Фарман-ХХХ» и тут же решил собрать из исправных частей этих самолетов один.

Решено — сделано. Горбунов с одним летнабом и близким другом, механиком, взялись за трудную работу. Дневали и ночевали в холодном ангаре. От лютого мороза пальцы отказывались слушаться. И все же собрали самолет, да еще какой! Получилась настоящая «зебра»: крылья и хвост были обтянуты разноцветными полотнищами — другой ткани не нашлось. Но эта «зебра» оказалась способной летать.

После томительно долгих и бесплодных ожиданий благоприятной погоды, главное — попутного ветра, Горбунов рискнул лететь, несмотря ни на что. Забрав с собой любимого летнаба, он поднялся со станции Мартук под Актюбинском и взял курс на северо-запад. Лететь пришлось на небольшой высоте вдоль линии туркестанской железной дороги.

Погода была отвратительная. Тяжелые тучи нависали над самым самолетом. Бушевавшая вьюга временами совершенно закрывала землю, а с ней и единственный указатель пути — железнодорожное полотно. От сильного мороза коченели руки и ноги.

У летчиков, на несчастье, не было карты этого района. Только в записной книжке у летнаба имелся карандашный набросок схемы железной дороги да наименования некоторых крупных станций. Поэтому даже небольшая ошибка в счете станций легко могла погубить все предприятие. Вместо Советской России летчики могли вдруг, оказаться в плену у белых.

Когда летчики уже пролетели половину пути и, казалось, рукой можно было подать до линии восточного фронта, их едва не постигла неудача. Зная о расположении белых авиационных отрядов в районе Оренбурга и желая избежать встречи с неприятельскими летчиками, Горбунов решил обойти Оренбург и вновь выйти к железной дороге севернее его. Но когда он пересекал железнодорожную ветку, идущую на Орск, Горбунов заблудился. Он принял эту ветку за оренбургскую дорогу и продолжал свой путь над ней.

К счастью, летчики вскоре обнаружили свою ошибку и повернули на Оренбург. Но здесь они попали в такую низкую облачность, что лететь пришлось над самым полотном железной дороги. Впрочем, это обстоятельство в некоторой степени помогло им ориентироваться в пути. Пролетая на незначительной высоте мимо железнодорожных станций, они читали названия на вывесках и таким способом ориентировались.

Наконец после четырех с лишним часов полета, полного сильных переживаний, летчики добрались до советской земли. Посадка была произведена около станции Сергеевка. Причем, несмотря на то что Горбунов идеально подвел самолет к земле, ветхий «летающий гроб» не выдержал приземления и совершенно рассыпался... Летчики, к счастью, остались невредимы.

4. На помощь войскам в окружении

Были случаи, когда самолеты оказывали большую помощь своим боевым частям, отрезанным и окруженным войсками противника. Самолеты держали связь с этими частями, перевозили ответственных работников и командиров через голову противника, доставляли оружие, боеприпасы и продовольствие.

Помню, как весной 1919 года белая свора окружила город Уральск. Наши части, стоявшие в этом городе, имели возможность прорваться к своим. Но во что бы то ни стало нужно было удержать Уральск в наших руках. Гарнизону было обещано, что при первой же возможности ему будет прислана помощь. Два с половиной месяца пришлось нашим бойцам отсиживаться в кольце врагов.

В первые дни осажденные не имели никаких средств связи с Красной армией. Радиостанция не была еще установлена, а единственный имевшийся в городе самолет был разбит. Это сильно беспокоило бойцов и понижало их настроение. Тут пришли на помощь уральские рабочие. Они быстро помогли установить радиостанцию. Вскоре отремонтировали и самолет.

На этом самолете командиры красного гарнизона несколько раз летали из Уральска в расположение наших войск. Они подробно докладывали своему высшему начальству о положении дел в Уральске. Тут же узнавали о мерах, предпринимаемых для выручки гарнизона. Но эти полеты были очень рискованными, так как хорошего горючего в городе не было, а мотор самолета был стар и то и дело отказывал в работе.

Вскоре самолет уральцев испортился. Замолчала и радиостанция — испортилась какая-то важная деталь аппарата. На беду, в это же время войска, посланные Уральску на выручку, потерпели неудачу. И в самом Уральске дела шли плохо: продовольствия нехватало, не было чаю, сахару, табаку, нехватало лекарств. Положение создалось очень серьезное. Надо было принять какие-то срочные меры, иначе гарнизон потерял бы боеспособность и Уральск мог перейти в руки неприятеля.

Тут пришли на помощь красные летчики, находившиеся вне Уральска. Летая через территорию, занятую белыми, они привозили на своих ветхих, чуть живых самолетах в подарок бойцам чай, сахар, табак и папиросы. Снабдили они гарнизон также и лекарствами. Привезли для радиостанции недостающую деталь.

Прилет летчиков издалека с подарками от родной Красной армии всякий раз воодушевлял бойцов гарнизона и показывал им, что о них не забыли.

Вскоре Красная армия отогнала белых от Уральска, и гарнизон был спасен.

Легко представить себе, какую огромную услугу может оказать авиация войскам, располагая такими замечательными машинами, как современные мощные транспортные самолеты. Ведь если старые «летающие телеги» — «фарманы» — могли доставлять уральцам всего лишь сто-полтораста килограммов сахару, чаю и махорки, то самолет нашего времени способен поднять уже три-четыре тонны продовольствия, медикаментов и боеприпасов.

За последние несколько лет известно много случаев использования самолетов для помощи оторвавшимся или окруженным войскам. Такие примеры дала война в Испании и в Китае. Не раз и красная авиация оказывала подобную помощь своим войскам в недавних вооруженных столкновениях с поджигателями войны. Много примеров дает также вторая империалистическая война, пламя которой и сейчас полыхает в нескольких частях света.

Теперь транспортные машины по возможности производят посадку в заранее обусловленном месте в районе расположения окруженных войск. Когда же это из-за болот или других причин сделать невозможно, продовольствие или боеприпасы сбрасываются войскам на парашютах.

5. Тайные высадки

В годы первой мировой империалистической войны противники часто высаживали в тылу друг у друга агентов для организации тайной разведки или каких-либо вредительских актов. Нередко агентов переправляли на самолетах. Такие полеты выполнялись в секретном порядке и поручались особо надежным и опытным пилотам.

Обычно делалось это так. Летчик забирал своего таинственного пассажира и отправлялся с ним в глубь неприятельской страны к заранее выбранному пункту. Там он незаметно производил посадку в каком-нибудь укрытом месте и, высадив пассажира, возвращался домой. В некоторых случаях через определенное время летчик прилетал в заранее обусловленное место и забирал своего пассажира, уже выполнившего секретное поручение.

Но эти рискованные предприятия не всегда оканчивались удачно. Нередко летчик с пассажиром попадали в ловушку — и тогда не миновать было им расстрела. Иногда неосторожный агент попадал в руки противника после того, как летчик отправлялся домой.

Несколько раз немцы высаживали агентов также и в тылу русских войск. Так, например, осенью 1916 года им удалось высадить в районе города Ровно диверсанта, который взорвал железнодорожное полотно и мост. На другой день его вывез обратно специально прилетевший за ним немецкий летчик.

Мне вспоминается один полукомичный случай.

Было это в том же 1916 году недалеко от города Тарнополя. Некий храбрый немецкий летчик задался целью среди бела дня опуститься в расположении русских войск и взорвать железнодорожный мост. Предприятие было весьма рискованным, так как всего лишь в одном километре от моста находился аэродром нескольких русских авиационных отрядов.

Но немец схитрил. В те годы редко летали в плохую погоду, и если небо сплошь покрывалось низкими облаками, ни о какой разведке уже речи не могло быть. Вот в такую нелетную погоду и прилетел немецкий летчик в расчете на то, что никого в воздухе в это время не будет. Так и получилось. В то время как русские летчики предавались безмятежному отдыху, немец спокойно опустился возле самого моста. Убедившись, что никого вокруг нет, летчик вылез из машины и смело направился с тяжелым свертком к мосту. Мотор самолета он оставил работать на малых оборотах, с тем чтобы потом сразу подняться в воздух.

Немец влез на полотно железной дороги, осмотрелся — кругом ни души. Удивляясь в душе беспечности русских, которые, повидимому, не охраняли мост, он стал на колени и начал спешно готовить заряд для подрыва моста.

Но тут произошло нечто совершенно неожиданное. Из мостовой фермы высунулась винтовка со штыком, и грозный голос громко скомандовал:

— Руки вверх, каналья!

Летчик, хорошо знавший русский язык, был так ошеломлен этим, что даже не вскочил на ноги. Так, стоя на коленях, и поднял он кверху руки.

Тем временем из мостовой фермы вылез бородатый мужичонка в солдатской шинели и, не опуская винтовки, велел немцу встать. Затем приставил штык к груди пленника и заставил его медленно пятиться по направлению к самолету.

Когда с аэродрома прибежали люди, они застали такую картину. Возле самолета, припертый к фюзеляжу, с поднятыми руками, стоял рослый немецкий летчик. Он с ужасом уставился в невзрачного солдатика, который, упершись штыком в его широкую грудь, деловито нацеливался в самое сердце. А воздушный винт шуршал под мерный стук мотора, и, как живой, ритмично вздрагивал самолет...

Позднее все объяснилось. В момент посадки самолета часовой (из старых запасных) стоял по другую сторону железнодорожной насыпи, и поэтому летчик не мог его увидеть. Вначале он принял самолет за свой и даже решил поглазеть на него, но когда заметил на самолете черные немецкие кресты, струсил и спрятался в переплете мостовой фермы.

6. Войско с неба

В годы первой мировой империалистической войны на территорию врага перебрасывали по воздуху только отдельных смельчаков. Высадить на вражеской земле одновременно несколько человек в то время еще не могли.

Первый в истории случай высадки в тылу у врага целой группы бойцов имел место у нас в 1928 году в Туркестане. Здесь части Красной армии вели решительную борьбус бандами басмачей, действовавших в пустынных песках Хорезма.

Как-то наши летчики во время воздушной разведки обнаружили крупную банду басмачей, скрывавшуюся в далеких песках, и дважды атаковали ее пулеметами с воздуха. Банда рассеялась и скрылась в зарослях саксаула. Летчики потеряли ее из виду и проследить дальнейшее продвижение не смогли.

Тогда решили поручить поиски этой банды наземному вооруженному отряду. Но тут встретилось затруднение: банда была далеко от наших воинских частей, а действовать надо было немедленно, чтобы итти по горячим следам. Пришлось обратиться к помощи авиации, которая могла быстро доставить хотя бы небольшую группу бойцов поближе к банде.

Снарядили три пассажирских самолета. На каждом из них было по три человека помимо летчика и бортмеханика. Все — добровольцы. Группа была снабжена тремя пулеметами и карабинами по числу бойцов. Самолеты имели полный запас горючего. Продовольствия и питьевой воды взяли на несколько дней.

Перед вылетом произвели воздушную разведку и выбрали место посадки в шести-семи километрах от того места, где в последний раз банда басмачей была обстреляна летчиками. С рассветом самолеты поднялись и отправились к месту назначения.

После посадки на выбранной в песках площадке отряд сразу же приступил к работе. Десять человек двумя группами отправились на поиски банды, а пятеро остались при самолетах, которые были готовы к полету в любое время. Недалеко от самолетов на бугре занял огневую позицию пулеметчик, который в случае нужды мог прикрыть разведывательные группы при отходе.

Пока земная разведка искала басмачей, через определенные промежутки времени в этот район прилетали наши разведывательные самолеты. Они кружили над местом работы обеих групп и имели задачей предупредить их в случае грозящей им опасности.

Обе группы отряда ходили в песках около четырех часов, нашли следы басмачей и сумели по некоторым признакам определить ее состояние и направление движения.

Больше делать им здесь было нечего. Самолеты снялись с песков, и отряд благополучно вернулся на свою базу...

С тех пор и до начала нынешней европейской войны не было ни одного примера высадки бойцов в тылу неприятельских войск. Только в некоторых государствах мира пробовали перевозить по воздуху крупные воинские части, даже пушки и танки.

В 1931 году англичане перебросили на самолетах роту солдат из Египта на остров Крит в Средиземном море. В другой раз они перевезли из Каира шестьсот солдат для подавления восставших туземных племен в Ираке. Наконец, не так давно из Африки в Испанию в помощь войскам генерала Франко были доставлены на самолетах четырнадцать тысяч марроканцев — по восемьсот-девятьсот человек в сутки.

Лет шесть назад на маневрах в Московском, Киевском и других военных округах попробовали спустить с самолетов на парашютах большие отряды бойцов с вооружением и боеприпасами. Получилось неплохо. Попытались повторить это в более широких размерах — вышло очень хорошо. Удавалось спускать с самолетов на парашютах по нескольку тысяч человек сразу.

Это и были первые опыты высадки «войска с неба», или, как говорят военные, — воздушных десантов. Но тогда не всем еще было ясно, как будут действовать и что могут натворить воздушные десанты во время войны. Особенно в том случае, если высадить их в тылу у врага.

Только в войне, которая происходит сейчас в Западной Европе, воздушные десанты получили широкое применение. И опыт показал, что «войско с неба» — могучее средство войны.

7. Современные воздушные десанты

Сейчас применяются воздушные десанты двоякого рода — парашютные и посадочные. Первые выбрасываются с самолетов в любом месте на территории врага, а вторые требуют обязательной посадки самолетов с бойцами и вооружением на подготовленных аэродромах.

Оба вида десанта — предприятия опасные, так как бойцы легко могут попасть в ловушку и будут, конечно, уничтожены.

Парашютные десанты требуют хорошо подготовленных бойцов-парашютистов — ловких, смелых, находчивых и предприимчивых. При спуске во вражеском тылу они легко могут очутиться на крыше строения, на деревьях или в воде. И здесь им придется самостоятельно выходить из затруднительного положения, чтобы немедленно выполнить боевое задание. Они должны быть хорошими пловцами, уметь ездить на велосипеде и мотоцикле, управлять автомобилем, быть великолепно развитыми физически.

Парашютисты составляют самую отборную часть воздушного войска. Они проходят специальное обучение, их обмундирование и снаряжение тщательно продумано. Парашютисты, действующие в городах, имеют инструменты, облегчающие им борьбу на крышах. Особые кровельные ножницы и небольшой лом помогут им проникнуть в чердачные помещения; шелковый канат с «кошкой» на конце облегчит им спуск на улицу или переход на соседнее здание. Острый нож и небольшое скорострельное ружье — обязательное вооружение каждого парашютиста. У. парашютиста имеется с собой даже особый порошок, с помощью которого он при спуске создает дымовую завесу.

Сама выброска парашютистов производится большей частью перед рассветом или в сумерки. Люди сбрасываются с самолетов небольшими группами с таким расчетом, чтобы бойцы каждой группы опускались на землю кучно, возможно ближе друг от друга. Благодаря этому каждая группка представляет собой готовое к бою подразделение. Вооружение сбрасывается с парашютом отдельно в особых ящиках.

Посадочные десанты проще парашютных. Бойцы такого десанта не требуют специальной подготовки. Они выходят из самолета вместе со всем вооружением и даже с пушками и могут действовать открыто более крупными группами. Однако высадка такого десанта много сложнее, нежели парашютного.

В военное время каждый аэродром имеет довольно сильную противовоздушную оборону. Она состоит главным образом из специальных пулеметов, приспособленных для стрельбы по пролетающим самолетам, а то и из зенитных пушек. И для того чтобы произвести посадку на вражеском аэродроме, надо предварительно уничтожить все средства обороны или разогнать обслуживающую команду.

Но это еще не все. На летном поле аэродрома устраиваются различного рода заграждения и препятствия, мешающие посадке самолетов. Ясно, что перед приземлением посадочного десанта необходимо предварительно убрать все препятствия и подготовить поле для приема машин.

Поэтому перед высадкой посадочного десанта всегда приходится производить некоторую подготовительную работу. Обычно в районе аэродрома выбрасывается парашютный десант, состоящий из нескольких десятков бойцов. Он должен вывести из строя охрану аэродрома и средства противовоздушной обороны и занять аэродром. Если имеются на летном поле препятствия, — они устраняются. И только после этого парашютисты по радио извещают своих о готовности аэродрома принять транспортные самолеты.

Посадочные десанты направляются к пункту высадки под охраной истребителей, которые в момент приземления самолетов кружатся над аэродромом и пулеметным огнем задерживают спешащие к аэродрому неприятельские войска. В некоторых случаях и высадка парашютистов производится под прикрытием истребителей, которые своими атаками с воздуха помогают приземлившимся на аэродроме бойцам.

Ну, а что же делают воздушные десанты в неприятельском расположении? Какие боевые задания они выполняют там? Это мы увидим на примере работы немецких десантов во второй империалистической войне.

Первые небольшие парашютные десанты были высажены немцами во время боевых операций в Польше. Основная задача этих групп состояла в том, чтобы вызвать панику в тылу польской армии. Одновременно парашютисты должны были сообщать своему командованию о численности войск противника.

В другой раз воздушные десанты, в том числе и посадочные, были выброшены германской армией сначала во время военных действий в Дании и Норвегии, а затем в Голландии, Бельгии и Франции. Эти десанты были уже более крупными, и перед ними стояли еще более важные задачи.

Все десанты совершенно неожиданно для противника высаживались крупными группами одновременно во многих пунктах. В Норвегии, например, воздушные десанты высадились тотчас же после разрыва дипломатических отношений между этой страной и Германией. На одном только аэродроме Осло за два часа высадилось полторы тысячи немцев с автоматическими винтовками, пулеметами и легкими пушками.

На территории Голландии в первый же день войны немцы выбросили двенадцать тысяч парашютистов. Тысячи вооруженных бойцов были высажены на территории Бельгии и Франции. Так в тылу этих государств внезапно оказывались крупные войсковые части, способные выполнять серьезные боевые задачи.

Высадившиеся воздушно-десантные войска сразу же приступали к выполнению порученных им заданий. Они занимали аэродромы, разрушали дороги, расстраивали транспорт, сеяли панику среди населения, занимали железнодорожные мосты и станции. Своими действиями они отвлекали в тыл значительное количество неприятельских войск и этим облегчали работу своим основным войскам. Захватив важнейшие пункты внутри страны, десантные войска удерживали их до подхода наступавших германских армий.

В некоторых случаях десантным группам поручались также и задачи по выведению из строя военных заводов, по разрушению некоторых сооружений, имеющих большое военное значение. Были случаи, когда десанты помогали своим войскам в захвате важных военных пунктов. Например, при штурме одного форта в Бельгии бойцы были высажены при помощи многоместных планеров непосредственно у форта. Действуя ручными гранатами и огнеметами, они содействовали войскам в захвате форта. В Голландии воздушные десанты энергичными мерами предупредили затопление, подготовленное голландской армией.

Несмотря на то что некоторые отряды германских парашютистов были уничтожены противником, большинство десантов свою задачу выполнило, и это ускорило поражение союзной армии. Воздушные десанты — большая сила в современной войне.

8. Авиадесанты — вестники свободы

Следующие десантные операции были выполнены нашей авиацией летом 1940 года. Это было в те дни, когда Красная армия освобождала Бессарабию и Северную Буковину от власти румынских бояр. Советские воздушно-десантные части самостоятельно заняли города Болград и Измаил в южной Бессарабии. Сотни и тысячи советских крылатых бойцов спустились в точно назначенном месте и предохранили народное достояние от порчи и расхищения уходящими румынскими войсками. Они же явились первыми вестниками свободы.

Вот как рассказывает летчик Свистунов о занятии десантом города Болград:

«Мне было приказано выбрать площадку для посадки авиадесанта. Утром 29 июня я вылетел выполнять задание. .. Достигнув города, я сделал несколько кругов, внимательно разглядывая местность. Выбор остановился на пустынном, ровном поле.

Только я приземлился, как откуда-то сбоку вынырнули три румынских самолета. Они начали лихорадочно метаться над местом нашей посадки. Экипаж спокойно наблюдал за подозрительными манипуляциями незваных гостей. Однако румынские летчики быстро убрались восвояси.

А в это время со всех сторон к нам бежали люди. Они взволнованно и радостно кричали что-то на ходу, приветственно размахивая руками. Женщины срывали полевые цветы и, приближаясь, бросали их нам...

Тем временем мы осмотрели площадку и сообщили нашим частям, указав ориентиры: «Площадка для авиадесанта готова».

...Вскоре появились наши самолеты. Грозный гул многих машин заглушал все вокруг. Самолеты шли ровными рядами. Их крылья сверкали на солнце.

...Вот уже первые отряды достигли места посадки. Несколько кругов, гул моторов оборвался, и замершая в восхищении толпа изумленно ахнула. Множество чудесных цветов возникло в небе. Плавно покачиваясь под куполами парашютов, наши бойцы спускались на землю. Один отряд, второй, третий... Машины все шли, шли...

Наступила минута, когда множество бойцов и командиров в полном вооружении, в полной боевой готовности заполнили поле. Посадка авиадесанта прошла образцово. Приземлившись далеко впереди остальных наших частей, авиадесантные части немедленно приступили к выполнению задания командования.

Советские войска вступили в город Болград...»

Дальше
Место для рекламы