Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава десятая

Аэродром, куда передислоцировали демидовский полк, был огромен. Бескрайнее по своим размерам поле приютило в эту грозную осень сразу несколько боевых полков. С бетонированных полос поднимались в воздух не только истребители. На боевые задания уходили отсюда и стройные двухкилевые красавцы «петляковы», и горбатые бронированные штурмовики «Ильюшин-2», получившие у немцев прозвище «шварце тодт». Под остекленными крышами ангаров стояли длинные ширококрылые четырехмоторные «анты» и серые ТБ-3 — их плоскости издали напоминали шиферные крыши. Это были машины, на которых совершали дальние перелеты Чкалов, Громов, Осипенко. И на них — молчаливых свидетелей довоенной славы советской авиации — с уважением смотрели теперь фронтовые летчики, задубелые от ветров, спокойные, десятки раз побывавшие между жизнью и смертью.

Многоэтажные белые корпуса авиагородка прятались в редком сосняке. Деревья выбегали и на аэродром, растягиваясь ровным рядом вдоль его северной оконечности. Именно здесь, среди вечнозеленых сосен и пожелтевших хрупких берез, выбрал место для своего КП Демидов. Щуря цепкие глаза, он по-хозяйски осматривал подъездные пути и рулежные дорожки, когда на летное поле сел одинокий «ишачок».

— Глядите-ка, наш орелик пришел! Стрельцов!

На голос командира из землянки сбежались летчики. [259] Когда Алеша подошел к командиру, их было уже около десяти.

— Ну что, сынок? — весело спросил его Демидов, улыбаясь в колкие усы с искорками седины.

Алеша вскинул ладонь к шлемофону, и Демидов мгновенно стал торжественно-серьезным, щелкнул каблуками.

— Товарищ командир, — доложил Алеша, — выполняя ваше задание, лейтенант Стрельцов сопровождал самолет ЛИ-2. Самолет ЛИ-2 благополучно совершил посадку. Во время сопровождения вел бои с тремя «мессершмиттами». Одного сбил.

— Двух, Стрельцов, — поправил Демидов.

— Одного, — упрямо повторил Алексей.

— Двух, — еще раз сказал подполковник. Стрельцов ответил недоуменным взглядом.

— Так ведь второй, он сам, товарищ командир. Демидов расхохотался, подмигнул Румянцеву:

— Видал, комиссар, что делается? Командир полка говорит двух, а он спорит. Если утверждаете, что сбили одного, объясните, почему сгорел второй «мессер»? Он что, добровольно спикировал и врезался в матушку-землю?

— Нет, он гнался за мной.

— А вы?

— А я на пикировании чуть-чуть дал ногу, как это капитан Султан-хан делает. Дал, чтобы увернуться, а «мессер» — в землю, товарищ командир.

— Плохо, лейтенант! За тактику двойку вам надо поставить.

— Разве я неправильно применил маневр?

— Правильно. Только весьма смутно представляете себе, что такое победа в воздушном бою.

— Я вас не понимаю, товарищ командир. Демидов похлопал его по спине.

— Эх ты, молодо-зелено. Да какое же вы имеете право утверждать, что не сбили самолет противника, если этот самолет врезался в землю в результате вашего маневра, а?

— Понятно, товарищ командир, — озадаченно проговорил Алеша под всеобщий смех.

Демидов широкой спиной повернулся к летчикам и громко крикнул, заглядывая в темную пасть землянки: [260]

— Петельников! Распорядитесь, чтоб вечером в столовой именной торт был и лишний литр вина. В честь Стрельцова. Он позавчера над Бородинским полем уложил двух «мессеров», прибавил славы Бородину. И потом он совершенно забыл, что сегодня ему двадцать один год.

Султан-хан сорвался с места и, схватив Стрельцова, поцеловал его куда-то в плечо, гортанно воскликнув:

— Алешка, ведомый! Ай, молодец именинник! Вот будет за что выпить сегодня!

— А ну, давай ухи, — грубовато пробасил Боркун и дернул его двумя пальцами за мочку правого уха.

Поздравив Алешу, летчики разбрелись, и только один майор Стукалов остался с ним рядом. Сняв роговые очки, он рассматривал Алешу подслеповатыми глазами.

— Здорово вы их шарахнули, лейтенант, — заговорил он, имея в виду сбитые Стрельцовым «мессершмитты». — Есть за что преподнести вам торт. Будьте спокойны. Свою двадцать первую годовщину вы запомните.

— Спасибо, — хмуро ответил Алеша.

— О, да вы не веселы, — посмеиваясь, продолжал Стукалов. — Уж не сердитесь ли вы на меня до сих пор? Помнится, наша встреча у санчасти сложилась не слишком удачно.

Алеша рукой поправил на плече ремешок с планшеткой, сердито заметил:

— А у меня не было времени анализировать нашу встречу, товарищ майор.

— Ого, — улыбнулся Стукалов и, прищурившись, посмотрел на него. — Это что... ревность? Уж не влюбились ли вы в эту голенастую девчонку?

— Знаете что, майор, — нахохлился Алеша и, не договорив, повернулся к нему спиной, — не будем, одним словом, анализировать.

Но майор Стукалов сейчас склонен был шутить. Он сделал шаг следом за Стрельцовым и, стараясь придать своему голосу как можно больше искренности, произнес:

— Ну ладно, лейтенант. К чему ссориться? Я бы, конечно, мог эту девчонку приручить, но если она вам нравится, то занимайтесь ею в свое удовольствие. Переходить дорогу не буду. [261]

Алеша обернулся. Синие его глаза метнули на Стукалова свирепый взгляд.

— Послушайте, товарищ майор, — с холодным бешенством заговорил он, — если вы еще хоть один раз прикоснетесь к этой девушке...

— Да ты что, лейтенант, втрескался в нее, что ли?! — театрально захохотал майор, но подслеповатые глаза его остались серьезными и внимательными. — Не советую, — прибавил он, — ты на войне, и сейчас не время ни для сердечных дел, ни для серьезных чувств. — Это к делу не относится — сухо заметил Стрельцов и пошел на КП.

Человек, спустившийся под землю после солнечного дня, мгновение ничего не видит. Чтобы вернуть себе способность различать окружающие предметы, он должен на какое-то время зажмуриться. Так и поступил Алеша. Когда он открыл глаза и перед ним стали вырисовываться контуры, он увидел коптящую красную гильзу-светильник и кудлатую голову оперативного дежурного Ипатьева, склонившегося над картой. Алеша до того привык к этой позе Ипатьева, что в другом положении и не мыслил его застать. Если бы когда-нибудь он встретил оперативного дежурного праздно гуляющим либо купающимся в реке, он попросту не поверил бы, что это их лейтенант Ипатьев... Сейчас лейтенант красным карандашом обводил на карте большой в сравнении со всеми условными обозначениями квадрат и бесстрастным голосом пояснял:

— Вот это Москва, товарищи. Вот это район аэродрома. Прошу вас внимательно его изучить. А задачу на боевую работу командир полка поставит, когда получит ее от генерала Комарова. Большего сообщить пока не могу.

Летчики молча обступили Ипатьева. Боркун крякнул и хмуро сказал:

— Вот и до Москвы-матушки дотопали. Может, ты, Ипатьев, сразу нам новые карты выдашь? Горьковского района?

Сидевший где-то позади в темном углу следователь военной прокуратуры майор Стукалов язвительно заметил: [262]

— Вы, капитан Боркун, этак и Урал накликаете. А знаете, кто нам дойти до Урала пророчит?

— Что! — разозлился Боркун. — Вы с «ем меня сравниваете? Вот что, майор, у вас есть свои функции, так ими и заведуйте. А к боевой обстановке не прикасайтесь. Она дилетантов не терпит.

— Хорошо. Займусь, — с вызовом сказал Стукалов и нервным движением снял роговые очки.

Коля Воронов, увидев входящего в землянку Стрельцова, бросился к нему.

— Алеха, руку! Тебя, черта, и не поймаешь. Важный такой с тех пор, как у Султан-хана ведомым стал! Только и слышишь: Стрельцов вылетел, Стрельцов прикрывал, Стрельцов сбил.

— Брось, Никола, — рассмеялся Алеша. — Ты-то чем хуже? Не у кого-нибудь, а у капитана Боркуна в хвосте ходишь.

— Это тоже дело, — согласился Воронов.

— Ну, так расскажи полковые новости.

— Пойдем наверх.

Они выбежали из землянки, зашагали по ровной, звонкой осенней земле.

— Знаешь, Лешка, — рассказывал Воронов, — все дыбарем стало с той поры, как ты улетел. Получили мы команду перебазироваться сюда, под Москву, и, веришь, «батя» злой стал, замкнутый. Спрашиваем: «Почему под самую Москву, какая задача будет поставлена?», а он одно твердит: «Узнаете, когда перелетите». Вот и перелетели. А дальше? Ох, Лешка! Ты на ребят на наших посмотри. Мрачные какие! Даже Боркун. Да тут еще кто-то «липу» пустил, что соседнему полку «илов» карты Горьковской области выдали и аэродром восточнее Москвы указали. — Воронов снял с головы пилотку, пригладил ладонью рыжие вихры. Оба остановились у распахнутой двери ангара, и Воронов указал на белеющие в его глубине длинные фюзеляжи самолетов.

— Вон красавцы стоят. До войны мировые рекорды на них ставили!.. А теперь разве на них полетишь? Первая зенитка собьет. Эх, побольше бы нам скоростных истребителей да бомберов.

Воронов вздохнул, сорвал усохшую травинку и по привычке сунул ее стебельком в рот.

— Да, туго придется. Не знаю только, почему нашему [263] полку такие привилегии — под Гжатском отдыхали, здесь пока тоже. Комиссар сегодня политинформацию проводил, так и сказал в заключение: «А нам, товарищи, надо пока отдохнуть, проверить и подготовить до малейшего шплинтика всю материальную часть, сил набраться». Небось потребуются от нас эти силы. Так тебе что, Москва понравилась?

— Громадная она, Николка, не расскажешь.

— Кремль, Мавзолей видел?

— Видел.

— Ну и достаточно. Остальное смотреть сейчас не обязательно. А где ночевал?

— Так. У знакомого одного, — уклончиво ответил Алеша и покраснел: — Слушай, старина, а что бы ты сказал, если б я влюбился? Понимаешь, по-настоящему.

Воронов посмотрел на него недоуменными глазами. Алеша знал, что за все время учебы в авиашколе Николай только однажды провожал официантку Любочку из курсантской столовой и вернулся в казарму за полночь, получив от строгого старшины наряд. Больше никогда никто не видел его с девушками.

— Да ты ошалел! — воскликнул Воронов. — Нашел о чем думать, когда за спиной Москва и фашист на нее прет.

Вечером Алеша осторожно задал тот же самый вопрос лейтенанту Барыбину. Мысли о Варе и обо всем, что со вчерашнего дня связывало их двоих, настолько переполняли его, что он каждую минуту испытывал острое желание поделиться с кем-либо своей радостью.

Курчавый Барыбин понимающе осклабился и одобрительно похлопал его по плечу.

— Ай да Стрелец! — засмеялся он. — Да ты, видать, парень не промах, если и на войне не теряешься! Правильно. Надо раз, два — и в дамки.

— Чудак ты, Барыбин! — отмахнулся Алеша. — Тебе серьезно, а ты!

— Так и я серьезно. Лучше не утаивай. Она блондиночка, шатенка, брюнетка? Познакомишь? Не побоишься?

Стрельцов махнул рукой и ушел от своего взбалмошного товарища.

За час до ужина, посвященного его дню рождения, Алеше неудержимо захотелось увидеть Варю... или хотя [264] бы услышать ее голос в телефонной трубке. Но как назло возле всех ему известных полковых телефонов толпилось много народу. Поглядывая на разговаривающих однополчан, Алеша подавлял в себе завистливые вздохи. И вдруг его осенила спасительная мысль. Ведь почти все телефоны на этом аэродроме не полевые, а настоящие городские! Алеша незаметно приблизился к столику оперативного дежурного Ипатьева и увидел таблицу с позывными всего гарнизона, которую тот чуть-чуть закрывал локтем.

— Ипатьев, дай-ка папироску, — попросил Алеша, чтобы как-то заставить его сдвинуть локоть.

Оперативный дежурный удивленно пожал плечами:

— Да ты же не куришь.

— А если подымить захотелось?

— Ну дыми. — Оперативный полез в карман той самой рукой, которой только что закрывал таблицу.

Пока он доставал папиросу из никелированного портсигара с тремя богатырями на крышке, а потом шарил по карманам, искал спички, Алеша успел прочитать вверху таблицы: «Коммутатор «Ракета» — по городу Ж4-07-70, 71, 72, 73». Дальше шли кодированные наименования всех штабных телефонов. Были среди них и «ястребы», и «белки», и загадочный «сфинкс-1», и пресловутая «пальма» — без нее не обходился почти ни один гарнизон, — и даже «хорь-1». Алеша сверху вниз скользил по листку глазами и внезапно просиял от радости. В самом низу было написано: «Санчасть хозяйства Меньшикова, гор. Ж4-81-97».

— Закуривай, Стрельцов, сколько же можно спички держать! — окликнул его Ипатьев. Алеша будто очнулся:

— А?.. Что?.. Закуривать? Нет, знаешь, расхотелось.

— Чу-у-дак, — протянул оперативный, защелкивая портсигар.

Алеша вихрем вырвался из землянки. Не глядя ни на кого, быстро зашагал в сторону каменных зданий авиагородка.

— Куда, лейтенант? — окликнул его Султан-хан. — Подожди, машина скоро придет.

— Я на полевую почту, товарищ капитан. [265]

— На ужин смотри не опоздай! Повар последний узор на твоем торте делает.

— Не опоздаю.

Алеша почти бежал по неширокой, уложенной ребристыми булыжниками аллее. Липы и березки глухо шумели над ним оголенными ветками. Их верхушки уже тонули в синих сумерках. Он торопливо вышел из проходной и у первого повстречавшегося пешехода спросил, где телефон-автомат. Оказалось, недалеко. На ближайшем перекрестке он увидел темную телефонную будку и бросился к ней, зажав в руке гривенник.

— Санчасть! — выкрикнул он, еще не веря, что так легко связался с нужным ему номером. — Мне медсестру Рыжову. Кто спрашивает? Лейтенант Стрельцов.

Алеша ждал и все же, когда в трубке возник певучий голос Вари, вздрогнул от неожиданности. Не сразу, а после паузы, глотнув сырой вечерний воздух, заговорил:

— Это я, Варенька. Понимаешь, я.

— Понимаю, — заволновалась и она. — Алешка, тебе решительно везет. Зоя Павловна, наш хирург, вышла из комнаты, и меня никто, никто не слушает.

— Мне и должно везти, Варенька. Мне сегодня двадцать один.

— Правда? Ну почему же не сказал вчера? Ой как хочется тебя поздравить и поцеловать!

— Не виноват, Варюша, сам об этом забыл. Неужели я бы от тебя утаил, если бы вспомнил? Прилетаю, а «батя» Демидов в столовую директиву дает: «Чтобы вечером был именной торт для лейтенанта Стрельцова, и точка».

— Значит, тебе сегодня устраивают именинный ужин?

— Похоже. А тебя не будет.

— Что поделать? — вздохнула Варя. — Когда скажут тост за тебя, помни, что я первая чокаюсь. Ты сейчас откуда говоришь?

— Из автоматной будки, у проходной.

— Это же совсем рядом! Наша санчасть во втором от нее переулке, налево угловой дом. Подойди, я к тебе выскочу.

Алеша без труда отыскал каменный двухэтажный особнячок санчасти. У парадного темнела дежурная машина с санитарными крестами на бортах. Хлопнула [266] дверь, и, затянутая в белый халат, стройная и тоненькая, Варя скользнула ему навстречу.

— Алешка, милый! Ну какой же ты молодец, что пришел! А у меня всего пять минуток свободного времени. Обход начинается. Идем посидим в «санитарке», там пусто.

Алеша следом за Варей пролез в кузов «санитарки», цепляясь за сваленные на полу носилки. Оба сели на жесткую скамейку, и Варя приникла к нему.

— Не забывай меня, Алеша, ни на час не забывай. Даешь слово? — требовательно заговорила она, но сразу же рассмеялась. — Как хорошо, что ты рядом!

Рано утром подполковник Демидов шифровкой был вызван в штаб фронта.

Перед отъездом он осушил почти целый графин квасу. За вчерашним ужином, на котором чествовали лейтенанта Стрельцова, предлагали тосты один другого заманчивее, и подполковник изрядно выпил. Утром настроение у него было скверное. Даже со своим шофером он не поздоровался, когда тот подогнал к землянке КП рыжую, выцветшую от ветров и солнца «эмку». Сел рядом с ним и припал широкой спиной к мягкой подушке сиденья. Скомандовал коротко:

— В штаб фронта.

До самого штаба «эмка» мчалась по хорошей шоссейной дороге, разрезающей пригороды Москвы, и Демидов с болью думал: «Вот куда фронт подобрался, даже и тропок-то полевых на переднем крае не сыщешь». Он молча курил, глядя, как на переднее стекло «эмки» ложится мелкая сетка нудного, бесконечного дождя.

Штаб фронта теперь размещался в одном из пригородов столицы, в стороне от большой автомагистрали. Сквозь толстостволые ели и сосны проглядывали белые фасады зданий. У полосатых заградительных шлагбаумов зябли в плащ-палатках часовые. «Эмка» заехала на стоянку, расположенную в небольшом перелеске, и оттуда больше километра Демидов шагал по бездорожью, гадая, какую задачу поставит командующий перед полком.

Кабинет генерала помещался на втором этаже небольшого [267] особняка. Демидова встретил тот же, что и в первый раз, адъютант, черноглазый парнишка с летной эмблемой, нашитой на рукаве гимнастерки. Только тогда, под Вязьмой, он был во всем курсантском, а сейчас на петлицах темнели два лейтенантских кубика. Он оглядел внушительную фигуру командира полка, вежливо поздоровался и, ни о чем не спрашивая, кивнул на обитую дерматином дверь. Демидов вошел в кабинет. Комаров стоял за столом, застланным широкой крупномасштабной картой Подмосковья, с циркулем и штурманской линейкой в руках. На карте белел листок разграфленной бумаги, и туда мелким четким почерком генерал заносил какие-то цифры. На той же карте, на самом уголке массивного письменного стола с фигурными ножками, стыл недопитый стакан круто заваренного чая и лежала наполовину пустая пачка дорогих папирос. Зато в мраморной пепельнице с разинутой рыбьей пастью высилась целая горка сплющенных окурков. Три из них были воткнуты в самый рот рыбы.

— Садись, Демидыч, — сухо кивнул Комаров и, не протягивая руки, углубился в расчеты.

Он заставил подполковника просидеть минут пять в кресле. Демидов осмотрел комнату и подивился скромной, на первый взгляд, роскоши ее меблировки. Стеллажи из карельской березы, красиво отделанные кресла. Массивный секретер поставлен у стены с явным расчетом, что свет, вливающийся в комнату сквозь два огромных сводчатых окна, будет оживлять его поверхность. И действительно, она так и переливалась, созданная художественным вымыслом краснодеревщика.

Комаров уперся локтями в стол, посмотрел на Демидова.

— Любуешься? Дивишься, что обстановка не совсем штабная? А знаешь ли, где сейчас находишься? Мы с тобой на даче у члена правительства, — генерал назвал фамилию, известную каждому человеку в стране. — Вот, брат, оно какое дело, если военный штаб на даче у члена правительства размещается. Неважнецкое, прямо скажем.

Был Комаров невыспавшийся и злой. Видно, всю ночь не ложился. Под зелеными живыми глазами легли тени, на щеках выступила черная жесткая щетина. Сцепив сильные ладони, он вытянул их перед собой, [268] с хрустом потянулся и строго посмотрел на Демидова:

— Обстановку знаешь?

— Откуда же, товарищ генерал? Ведь полк в резерве.

— В резерве, в резерве, — проворчал Комаров. — Другой бы радовался, а ты вроде как с укоризной... Отдохнуть твоим людям надо. Хорошие они у тебя, Демидов.

— Не жалуюсь, товарищ генерал.

— Да-а-а, — неопределенно протянул Комаров. — Так вот, брат, какая обстановка. Волоколамск сдали, Калинин, Клин. Фашисты в Ясной Поляне, под самой Тулой. Вот, посмотри. — Демидов нагнулся над картой и увидел синее полукольцо, нависшее с запада, юго-запада и северо-запада над столицей. Линия фронта разрезала железнодорожные и шоссейные магистрали. В тылу у противника оставались важные аэродромы, опорные пункты, коммуникации. Комаров, ожесточась, водил по карте остро заточенным чертежным карандашом и выкрикивал:

— Видишь, Демидов, видишь? Отсюда прут, здесь нависают. Есть сведения, что головные части подходят к каналу. Вот тебе обстановка.

Оглушенный, подавленный, Демидов на какие-то мгновения почувствовал себя не командиром сражающегося истребительного полка, а просто слабым пожилым человеком, с душой, дрогнувшей от горькой правды, от опасности, нависшей над ним и его землей. О себе самом, о семье, далекой, отделенной от него сотнями километров, о ее несладкой жизни в эвакуации подумал он.

Проницательные глаза Комарова, казалось, заглянули в самую его душу и враз прочитали все это.

— Что? Страшно, Демидов? — понизил голос генерал.

— Страшно, — хрипло ответил тот.

— Вот и мне стало страшно, когда узнал, — признался Комаров, — такое в голову полезло, что вспоминать не хочется. — Он выпрямился, широкая атлетическая грудь расправила коверкотовую гимнастерку, натянув ее до предела. — Верно, страшно! Да только воевать за нас с гитлеровцами никто не придет. Нам все равно [269] придется. Мне — Комарову, тебе — Демидову. Всем твоим летчикам, всем бойцам. Понятно?

— Понятно, — повторил за ним Демидов, — никто не придет, товарищ генерал.

Комаров сел, и опять по его лицу скользнула тревога.

— Я тут маршруты рассчитывал. Что ни аэродром — до линии фронта двадцать — пятнадцать минут полета. А ведь многие-то из этих аэродромов, как и твой, почти в городской черте. Почти в самой Москве. — Он посмотрел на Демидова и сжал тонкие энергичные губы. — Зачем я тебя вызвал, Демидов, ты уже, наверное, догадался?

— Боевую задачу полку будете ставить, товарищ генерал.

— Да. Задачу, — растягивая слова и морща лоб, повторил Комаров. — Очень тяжелую задачу, Демидов.

Демидову показалось, что генерал посмотрел на него с болью и сожалением.

— Мы уже выполняли тяжелые задачи, товарищ генерал.

— Правильно, выполняли, — согласился Комаров, — но эта будет гораздо тяжелее. И если говорить по-честному, то вашему полку я бы не хотел ее поручать.

— Разве мы у вас ходим в любимчиках, товарищ генерал? — притаил Демидов насмешливые искорки в глазах.

— Именно в любимчиках, — отрезал Комаров. — А теперь пойдем к командующему фронтом. У него все и решится.

Движения Комарова стали точными и быстрыми. Он застегнул ворот гимнастерки, вышел из-за стола, взял с секретера свою фуражку с позолоченным витым кантом и низко на лоб насадил лакированный козырек.

— Пошли, Демидыч.

Захватив тонкую кожаную папку, генерал двинулся по коридору особняка, твердо отбивая шаг по скользкому навощенному паркету. Из особняка они вышли на узенькую, посыпанную мелким гравием дорожку. Над ней сплетались в висячую арку гибкие побеги дикого винограда. Летом здесь, очевидно, царил приятный, освежающий полумрак, но сейчас облетевшие листья грудами лежали на дорожке. Впереди между рыжими стволами [270] сосен просвечивало светлое здание с ажурным порталом. Тонкие колонны были красивыми и чистыми, приятно радовали глаз. Большой черный ЗИС-101 стоял у входа.

— Литвинов, — окликнул Комаров водителя, — маршал уезжает?

— Вызван, товарищ генерал. Сказал — в Кремль, — последовал ответ.

— Надо торопиться, — заметил Комаров, ускоряя шаг.

По лестнице, устланной коврами, они поднялись на второй этаж. На белой двери висела дощечка: «Приемная командующего фронтом», и Комаров толкнул эту дверь.

— Подождите меня здесь, — властно сказал он Демидову.

Подполковник присел на узкий диван, облокотился о жесткий пестрый валик. За двумя составленными вместе столами сидели друг против друга моложавый полковник и старший лейтенант. Комаров подошел к полковнику, наклонившись, что-то спросил вполголоса и, получив в ответ утвердительный кивок, направился к массивной двери.

Когда он вошел, маршал сидел за столом перед ровной стопкой шифровок. Исподлобья взглянул на Комарова отечными от усталости глазами.

— Садитесь, генерал. Собираюсь ехать к главнокомандующему. В нашем распоряжении только пятнадцать минут. — Он вдруг улыбнулся, глазами показывая на стопку боевых донесений и лежащую рядом с ними «Правду» с последней сводкой Совинформбюро: — Конфуз с нашим армейским начальством. Мне вчера командармы прислали сводки о боевых потерях противника. Оперативники подвели итог, и вышло, что на фронте уничтожено сто с лишним фашистских танков. Такую цифру мы и передали в Генштаб1. А утром читаю сводку и дивлюсь — черным по белому написано, что на нашем фронте уничтожено... четыре танка противника. Интересно, как теперь их командармы разделят? Придется к десятичным дробям обращаться. — Он невесело покачал головой. — Справедливо поправили. Надо строже и честнее относиться к учету вражеских боевых потерь. Вы тоже на это обратите внимание. Знаю я вашего [271] брата летчика, доложит — цель перекрыта, уничтожено пять танков, шесть бронемашин, до ста человек живой силы. А станешь уточнять, и получается: цель перекрыта, да ничего не убито.

— Бывает и так, товарищ маршал, — без улыбки согласился Комаров. — Я сделаю выводы.

Командующий фронтом уперся руками в подлокотники кресла и приготовился слушать.

— Так какой у вас ко мне вопрос, товарищ генерал?

— Только один, товарищ маршал. О боевой задаче для девяносто пятого истребительного полка подполковника Демидова. — Лохматые брови командующего удивленно поползли вверх.

— Но этот вопрос ведь уже решен. Зачем же к нему возвращаться? Полк Демидова мы бросим на прикрытие юго-западных подступов к Москве — нужно срочно заполнить брешь в противовоздушной обороне.

— Товарищ маршал, — сдержанно, но решительно заговорил Комаров и вскинул голову, — противовоздушную оборону на этом участке держали три полка: Курбатова, Синева и Лебедева.

— Да. Но где они? — сухо спросил командующий.

— Растрепаны, товарищ маршал.

— Значит, нуждаются в замене, товарищ генерал, — сказал командующий.

— Но разве один полк в состоянии заменить целую дивизию?

— Бок о бок с полком Демидова будут драться другие полки. Наши фронтовые и истребительной авиации ПВО.

— И все-таки, товарищ маршал, — не уступал Комаров, — полк Демидова один должен прикрывать тот воздушный коридор, который еще сутки назад прикрывался тремя полками.

И командующий, видя совершенную бесполезность хоть каким-то образом смягчить и затушевать обстановку, качнул бритой головой:

— Будет прикрывать, товарищ Комаров.

— Три полка делали за сутки в среднем сто пятьдесят вылетов, — продолжал Комаров, облизывая пересохшие от волнения губы. Он понимал, что здесь, в этом просторном кабинете с телефонами, картами и [272] коммутатором, алевшим за спиной у маршала рядами кнопок, решается судьба людей, которые в эти минуты завтракают, пишут письма, осматривают и ремонтируют самолеты и с нетерпением ждут возвращения своего командира из штаба. И он заговорил еще быстрее и решительнее: — Чтобы прикрыть этот воздушный коридор, Демидов должен делать такое же количество вылетов тридцатью тремя исправными истребителями. Сто пятьдесят самолето-вылетов в сутки он, разумеется, не сделает. Сто десять — сто двадцать — вот максимальная цифра. Это предел технических и человеческих возможностей, товарищ маршал.

Командующий фронтом включил настольный вентилятор, хотя в этом сейчас не было никакой необходимости. Просто ему понадобилось лишнее движение, словно оно могло разрядить напряженность этого разговора, в котором Комаров должен был выпросить как можно больше послаблений для своих летчиков, а он, командующий фронтом, поставить перед ним непосильную, но уже запланированную задачу.

— Под Вязьмой Демидов делал по сто двадцать самолето-вылетов, — тихо сказал маршал.

— Всего лишь в течение двух суток, — уточнил Комаров.

— Пусть он и теперь делает по сто двадцать вылетов в течение трех-четырех суток, а потом будет делать по девяносто, — так же тихо продолжал маршал. — Вчера звонил главнокомандующий. Поставил задачу держаться, пока не будут готовы резервы для решительного контрудара. Кое-что он сейчас подбросит нашему фронту, чтобы стабилизировать положение. Ни шагу назад — были его последние слова. Авиация тоже будет подброшена. Восемь — десять дней — вот сколько нужно будет Демидову держать оборону доверенного ему воздушного коридора, воевать, как вы говорите, за целую дивизию. Это же крепкий, сколоченный полк, Комаров. Он должен выстоять.

— За десять дней его разобьют, товарищ маршал, — угрюмо заключил Комаров и сразу вспомнил всех демидовских летчиков, чьи лица он осязаемо хранил в памяти. И своих любимчиков — широколобого Алешу Стрельцова и вихрастого Воронова, — и комиссара Румянцева, и майора Жернакова с его «пушкинскими» [273] бакенбардами, и стройного, с тонкой талией, капитана Султан-хана, и плечистого Боркуна, смахивающего на былинного Добрыню Никитича. Он их представил веселыми и задумчивыми, радостными и негодующими, но живыми, прочно шагающими по земле. Ему стало горько и обидно при мысли, что многие из них через три-четыре дня уйдут в госпитали или будут похоронены вблизи своего аэродрома, и это в лучшем случае. А в худшем — они вместе с останками своих самолетов сгорят за линией фронта на земле, вытоптанной врагом, где даже и похоронить их по-человечески будет некому. И он снова повторил: — За десять дней полк будет разбит.

Оттолкнувшись от подлокотников кресла, маршал встал, давая понять, что беседа затянулась.

— Я вас выслушал, генерал Комаров. В своих рассуждениях вы вполне логичны. Но знаете, что я вспомнил? Как я недавно Панфилова в бой провожал. Талантливого, волевого генерала. На такой участок пришлось его отправлять, что заранее все мы знали, какими неравными будут там силы. А задачу свою он выполняет сейчас образцово. Задержал фашистские танки, помог вырвать время на перегруппировку. Одним словом, генерал Комаров, пожелайте от моего имени больших удач подполковнику Демидову и его летчикам.

Маршал протянул Комарову руку и вышел из кабинета не через приемную, а через узкую дверь, ведущую прямо в коридор. Комаров вздохнул и рассеянно взял со стола тонкую кожаную папку. В кабинете было бы совершенно тихо, если бы не легкий шелест вовсе не нужного в это прохладное утро вентилятора.

Комаров расправил над поясом гимнастерку и упругим солдатским шагом вышел в приемную.

— Маршал ушел? — спросил его полковник, сидевший за одним из столов.

— Да, ушел, — отрывисто сказал Комаров. Он бросил взгляд на широкое грубоватое лицо дремавшего в приемной Демидова и с наигранной бодростью воскликнул: — Ну что, Демидыч? Заждался? Идем, идем, сейчас все узнаешь.

И опять они пошли по лестнице, устланной ковра-» ми, скрадывающими шаги. Черного ЗИСа у подъезда уже не было. По узкой аллейке вернулись они в маленький [274] особняк и прошли в кабинет Комарова. Генерал велел адъютанту никого не впускать и подать завтрак. Он ничего еще не сказал, но Демидов успел уловить атмосферу взволнованности, которая окружала его теперь. За завтраком он был тих, послушно поддакивал генералу, молча выпил предложенную к бифштексу рюмку английского виски, но, когда генерал бодро воскликнул: «Ну, а теперь к делу», весь обратился в слух и внимание.

Их разговор ничем не напоминал разговор командующего фронтом и Комарова. Там столкнулись требования одного и просьбы об уступках другого. А здесь они говорили просто, как два идущих в атаку солдата. Только один солдат был старшим, а другой младшим.

— Вот это твой пояс, Демидыч, — говорил старший солдат, водя тонким карандашом по карте. — Противник, конечно, отсюда на Москву поднапрет. На то он и противник. Но ты выстоишь. Первые три-четыре дня придется делать по сто двадцать вылетов. Ты поднатужься, Демидыч. Я помню, под Вязьмой ты выдерживал.

— Выдерживал, товарищ генерал, — говорил в ответ солдат-младший.

— Вот и отлично, — одобрительно поддакивал старший. — Значит, и тут выдержишь. Выстоишь!

А Демидов слушал его и дополнял все то, что Комаров сознательно опускал в своих лаконичных пояснениях. И слова солдата-старшего звучали для него так: «Ты, конечно, понимаешь, Демидов, против тебя стоит не кто-нибудь, а отборный корпус Рихтгофена со своими бомбардировщиками и истребителями. Понимаешь ты и другое: если раньше этот воздушный коридор защищали три боевых полка, а сейчас только один твой, легкой жизни не жди. Понимаешь и то, что за десять дней полк твой растрепят, что будут потери. Но главное — надо отстоять московское небо, сделать его если не совершенно неприступным, то, по крайней мере, труднопроходимым. А раз так, то к черту все мрачные мысли. Драться, драться и драться!»

Это Демидов прекрасно понимал. Стоять насмерть и даже погибать, но не открывать московского неба врагу. Москва недавнего прошлого и Москва сурового [275] настоящего — вот что было ближе всего земного, дороже всего личного.

И подполковник, расправив крутые плечи, посмотрел в лицо генералу, посмотрел сурово, но ясно и первый, в нарушение всех уставных норм, протянул ему широкую узловатую ладонь!

— Будет выполнено, — сказал он тихо, сказал просто и твердо, и этого было достаточно.

Не замечая протянутой руки, Комаров шагнул ему навстречу, сильно притянул к себе, поцеловал в колючие седоватые усы.

— Спасибо, Демидыч, — проговорил он, — спасибо, старина!

В штабной землянке над столом светила на этот раз не какая-нибудь потемочная «летучая мышь», а настоящая трехсотсвечовая электрическая лампа. Это лейтенант Ипатьев проявил завидную расторопность и к полковому совещанию летного состава успел подвести сюда провод от гарнизонной электростанции. Демидов, закончивший свое короткое сообщение о новой боевой задаче, поставленной перед полком штабом Западного фронта, отер ладонью вспотевший лоб.

— Вот и все, товарищи.

Пристальные, въедавшиеся в человека глаза Демидова всматривались в подчиненных. Его не удивил расстроенный вид начальника штаба Петельникова. Кто, как не он, во всей полноте представляет сложность и серьезность воздушной оборонительной операции, в которой их полку дали такую ответственную роль. Подполковник с облегчением вздохнул, убедившись, что летчики смотрят гораздо бодрее и увереннее.

— Так что, товарищи летчики? Все ли понятно?

Боркун тяжелой ладонью похлопал себя по шее, будто хотел попробовать ее крепость. Усмехнулся, покосился на своего соседа Султан-хана, но коричневое лицо горца ни одним мускулом не ответило на его улыбку.

— Понятно, товарищ командир, — флегматично произнес Боркун, — только уточнить бы хотелось. Сто двадцать боевых вылетов в день — это, если разделить на [276] брата, по четыре на каждого получится. Туговата Нагрузочка, что называется, предельная.

— Боитесь, что это будет вам не по силам, Боркун? — холодно спросил Румянцев.

И Боркун моментально притих, улыбнулся извиняющейся улыбкой.

— Да не поняли вы меня, товарищ комиссар. Такому бугаю, как я, и шесть вылетов по силам. У меня же бицепсы, как у Ивана Поддубного. Я к другому клоню. Надо наш молодняк подготовить получше, чтобы осечек не вышло. Питание чтобы строгое было, по утрам физзарядка, никаких гулянок и спиртных излишеств.

— Дело говорит капитан, — сказал Петельников, — я за всем этим буду следить беспощадно. Порывисто вскочил Султан-хан.

— Я не русский, я дагестанец, товарищ командир, — воскликнул он, — но, когда разговор идет о Москве и защите московского неба от поганых фашистов, я трижды русский! Тут передо мной выступал капитан Боркун. Говорил о физзарядке, о бытовом режиме, арифметикой мало-мало занимался, вылеты на брата делил. Одно могу сказать: хороший ты баец, Вася, а говорить не умеешь. С того ли надо начинать! Нам московское небо доверили. Кто доверил? Родина доверила, партия доверила, народ наш советский. Так разве тут может идти речь, сколько раз можно, а сколько нэ можно подниматься в небо за один день! Сколько командир прикажет — столько и поднимемся. Я так считаю, — твердо закончил Султан-хан, и вся землянка ему зааплодировала.

После выздоровления лейтенант Бублейников стал несколько строже и суше в обращении с товарищами. Раньше он был говорливым пустословом, готовым угощать любого собеседника остротами, анекдотами, всевозможными новостями до полного одурения. Впрочем, такие, как он, часто встречались среди молодых летчиков, еще не побывавших в серьезных переделках. За ретивостью, а порой и заносчивостью они старательно прятали свою робость перед грядущими испытаниями. [277]

Но стоило молодому летчику побывать в жестоком бою, где лоб в лоб сталкивался он со смертельной опасностью, как на глазах у всего полка он превращался из лихого говоруна в совершенно иного человека. Он и по земле начинал ходить увереннее, и словом своим дорожить, не бросая его на ветер, и во взгляде, в движениях; у него появлялась степенность. Все это произошло и с Бублейниковым. Но с Алешей Стрельцовым он был по-прежнему покровительственно шутливым: и уважал Алешу, и посмеивался над его житейской неопытностью.

На новом аэродроме эскадрилью майора Жернакова разместили в большой светлой комнате, где раньше помещалась аэродинамическая лаборатория: на стенах остались схемы действия сил на крыло самолета при взлете, наборе высоты, на предельных скоростях.

Бублейников занимал самую крайнюю койку. Когда Алеша зашел за ним по пути на ужин, он сидел за тумбочкой и химическим карандашом надписывал на конверте адрес. Рядом лежала целая груда писем, и он, показывая на нее, счастливо жмурился:

— Видал?

Алеша вопросительно посмотрел на него.

— Эх ты, детеныш, — добродушно сказал Бублейников, — это все от нее. От «паташонка» моего. За неделю столько сочинила, а! Знать, не забывает.

— Неужели за неделю? — удивился Алеша.

— А думаешь, — хмыкнул Бублейников, — бывает, так распишется, что и больше пришлет. А получать их приятно, Алексей, ох-и приятно.

Стрельцов улыбнулся.

— Чего зубы оскалил? — заворчал Бублейников. — Разве тебе понять! «Не доходчиво», как говорил у нас на занятиях один начхим. Эх, Леха, приятный ты парень и летчик что надо, а в личном вопросе отстаешь. Женить бы тебя, шельмеца. Ведь и рожа приличная, и башка на месте пристегнута, да и все остальное, наверное. И чего ты медлишь? Вон в госпитале медсестра Варя расспросами о тебе замучила. Спрашивает, а глаза — вот такие широкие, как фары на посадке.

— Неужели спрашивала? — улыбнулся Алеша, Бублейников кивнул: [278] — Весь госпиталь говорит, какая она недотрога.

— Ладно, когда-нибудь и на ком-нибудь, может, и женюсь, — вздохнул Алеша. — Идем ужинать, что ли!

Дальше
Место для рекламы