Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Виктор Устьянцев.

Только один рейс

(повесть{16})

1

Катер был совсем дряхлый. По ночам даже в тихую погоду он кряхтел и стонал, точно жаловался кому-то на свои старые раны. Этих ран у него было много: несколько ребер-шпангоутов треснули, они-то и скрипят особенно противно; пробоина в моторном отсеке в свое время была залатана наспех и сейчас дает течь, приходится то и дело откачивать воду из трюма; многочисленные вмятины и царапины на бортах, точно морщины на старом теле, никак не удается разгладить, хотя на это извели столько сурика и шаровой краски, что их с лихвой хватило бы на эсминец или даже на крейсер.

Портовое начальство не единожды собиралось списать катер на слом, но всякий раз, когда акт на списание ложился на стол командира базы, катер вдруг оказывался крайне необходимым. То надо кого-то подбросить на тот берег залива, то отвезти дрова и уголь на остров Лысый, то переправить почту геологам на Утиный нос.

И если бы однажды катер вот тут же, прямо у причала, затонул, это никого не удивило бы.

Всех удивило другое: на катере неожиданно поселился боцман со «Стремительного» мичман Карцов. Уволившись в запас, он не поехал, как многие другие, куда-нибудь поюжнее, а остался здесь, в небольшом, затерянном среди сопок заполярном порту, про который даже в песне поется, что тут «двенадцать месяцев — зима, остальные — лето».

В маленьких городах о каждом знают все, а о своих соседях знают даже чуть больше, чем о себе. Во всяком случае, всем от мала до велика было достоверно известно, что мичман Карцов, несмотря на свои сорок восемь лет, безнадежно холост и квартиры никогда не имел, поскольку все двадцать девять лет своей флотской службы прожил на кораблях.

С квартирами тут всегда было туго. Случалось, что жили и по две-три семьи в одной комнате. Потом поставили целую улицу двухэтажных домов и кое-как расселили эти семейные «коммуны». В последние годы построили еще три пятиэтажных дома, и кое-кто получил отдельные квартиры со всеми удобствами. Например, старшина трюмных с «Громобоя» Иннокентий Шелехов. Между прочим, он первый и предложил Карцову:

— Ты вот что, Степаныч, перебирайся ко мне. Замерзнешь в этой старой калоше. Не бойся, не стеснишь, мы ведь тоже привыкли жить кучно. Я этот вопрос и с супругой провентилировал, не возражает она.

— И ей передай спасибо мое. Только я не поеду к тебе, ты же меня знаешь.

— Тогда бабу себе подыщи, — посоветовал Шелехов.

На это Карцов ничего не ответил. С этим здесь было еще хуже, чем с квартирами. Правда, была у Карцова хорошая знакомая, да что теперь вспоминать о ней?

Но Шелехов сам осторожно напомнил:

— Елену-то Васильевну ты, полагаю, зря упустил. Хорошая женщина, душевная.

Что душевная — это точно. Очень она участливая была к людям, Карцов так и не понял, любила ли она его или просто из жалости привечала. Те редкие вечера, когда Карцову удавалось сойти на берег, были для нее настоящим праздником. Она хлопотала у стола, угощая его грибочками, вареньями разных сортов, его любимыми пирожками с капустой, крепким, как-то по-особому заваренным чаем. Карцов не отказался бы и от рюмки-другой, но приносить с собой водку не решался. И даже когда Елена Васильевна предлагала выпить своей настойки, долго отнекивался, хотя знал, что сама она совсем не пьет, а настойку приготовила для него. Знал также, что эту настойку обожал ее муж. Десять лет назад он не вернулся с моря на артельном рыбацком баркасе.

Эти десять лет прожила Елена Васильевна тихо, незаметно. Ей тоже сейчас перевалило за сорок, но в портовых городах бобылей всякого возраста более чем достаточно. Не один из них держал на примете скромную портовую бухгалтершу, связывая с ней давние надежды на тихий семейный уют. Но Елена Васильевна предпочла почему-то Карцова, и если бы он захотел, то еще два года назад мог бы жениться на ней.

Но Карцов пил чай, ел пироги, а на то, чтобы пожениться, даже не намекал. Елена Васильевна и не торопила его, не такие они молодые, чтобы наспех сколачивать семью, и если Иван Степанович помалкивает о женитьбе, значит, есть к тому причина. Отношения у них были дружеские, ровные, но не самые близкие. И то, что Иван Степанович не торопился сближаться, тоже нравилось Елене Васильевне: значит, не ради баловства ходит, значит, приглядывается с самыми серьезными намерениями.

Но когда женщине за сорок, время бежит особенно быстро. Все дольше и дольше по утрам сидела Елена Васильевна перед зеркалом, с грустью разглядывая свое отражение. Сколько еще осталось его, бабьего-то, веку?

Карцов не показывается вот уже второй месяц, видно, недосуг ему, опять молодое пополнение на корабли пришло. А тут как раз приехал новый плановик в контору, проходу Елене Васильевне не дает. Мужчина тоже серьезный, непьющий, три года как овдовевший. Словом, подходил он ей по всем статьям, но Елена Васильевна уже привыкла к Карцову. И когда Иван Степанович пришел в следующий раз, откровенно рассказала ему об ухаживаниях плановика.

— Он мне официально сделал предложение, я просила пока подождать. С вами хотела посоветоваться. Как вы скажете, так и будет, — смущенно говорила Елена Васильевна, все еще надеясь, что уж теперь-то Карцов сам сделает предложение.

Он долго молчал. Потом пристально посмотрел на нее, вздохнул и сказал:

— Я ведь и сам на вас виды имел. А что медлил, так это не от робости, а потому, что не могу другую из сердца выжить. История эта давняя и длинная, я вам ее специально не пересказывал, чтобы, значит, если мы поженимся, не было у вас ревности к моему прошлому, хотя ничем оно таким и не запятнано.

Они долго и грустно молчали. Потом Карцов сказал:

— Справлялся я об этом плановике у кой-кого. Видать по всему, что человек он порядочный.

— Зачем же было справки-то наводить?

— Не знаю, может, и неладно я сделал, что расспрашивал о нем. Но мне не хочется, чтобы у вас с ним промашка какая вышла.

Больше они ничего не сказали друг другу. Когда Карцов ушел, Елена Васильевна заплакала и проплакала всю ночь. Ей было жаль и себя, и своего погибшего мужа, и Карцова, и не состоявшуюся с ним любовь.

А через месяц она пригласила Карцова на свадьбу, не очень надеясь, что он придет.

Но он пришел, подарил ей сапоги на меху, а жениху — пыжиковую шапку. И весь вечер был веселый, шутил с ее сослуживцами, много пил, а уходя, уже захмелевший, сказал жениху:

— Везучий ты, брат. Это, знаешь, большая удача — такую женщину встретить. Счастья я тебе желаю. Но предупреждаю: если ты ее не то что пальцем тронешь, а хотя бы словом обидишь, будешь иметь дело со мной.

Карцов и теперь наведывался к ним, правда, реже, только по праздникам.

— Не жалеешь, что упустил ее? — спросил напрямик Шелехов.

— Что было, то сплыло, — неопределенно ответил Карцов.

— Может, другую какую на примете имеешь?

Откуда им тут быть, другим-то? Хотя рулевой Митька Савин и похваляется, что их у него «навалом», но Иван Степанович знает, что это просто треп, а ночует Митька у своих дружков на старом прокопченном буксире, прозванном «Вышибалой» за то, что главная обязанность буксира — выводить из гавани большие корабли.

2

Вот и сейчас, проснувшись, Карцов первым делом посмотрел на верхнюю койку у левого борта. Она была пуста — значит, Митька не приходил. На «Вышибале», конечно, потеплее, а здесь за ночь все тепло выдуло, ветер, похоже, разгулялся за ночь не на шутку. Вон как скрипят шпангоуты. Да и поясница у Ивана Степановича разнылась, а это верный признак шторма. «Оба мы с тобой, брат, пенсионеры, — мысленно заговорил с катером Иван Степанович. — Однако тебя, как и меня, на слом, пожалуй, рановато отдавать, еще пригодимся. Оно, конечно, не те уж мы с тобой, что раньше были. Мы теперь вспомогательный флот. А все же флот, без флота нам с тобой жить незачем...

Что и говорить, катеришко совсем старенький, а вот жаль его. Пустят его на металлолом, на том и кончится его служба. Когда на слом уходят большие корабли, их имена присваиваются новым. Вот и «Стремительный» унаследовал свое название от старого заслуженного эскадренного миноносца. А катер даже названия не имеет, только бортовой номер — РК-72, что значит рейдовый катер семьдесят второй в серии ему подобных.

Обидно, что вот так уходят из жизни малые корабли. «Лет через десять никто о нем и не вспомнит. Разве что Сашок». — Карцов покосился на нижнюю койку.

На нижней койке по левому борту спит моторист Сашка Куклев. Он и во сне остается румяным, как свежее анисовое яблоко. По-детски припухлые губы полуоткрыты, в них застряла улыбка. Должно быть, снится что-то хорошее. Сашке всегда снятся хорошие сны, и он любит рассказывать о них. А вот Ивану Степановичу сны почти никогда не снятся — привык за многие годы службы спать мало, но крепко.

Жаль Сашку будить, а придется. Сегодня им предстоит везти продукты в Заячью губу, а оттуда надо заскочить в губу Узкую за почтой, потом в Длинную губу за главным механиком, который там уже третий день кукует. «Действительно, губ тут много, а целовать некого». — Этот известный северный каламбур наводит Карцова на воспоминания о Елене Васильевне, о предложении Шелехова, о разговоре с ним. «Может, и в самом деле пора на берег перебираться? А то в один прекрасный день околеешь тут». Он обводит взглядом тесный кубрик, замечает, что краска на подволоке опять потрескалась, что медные поручни на трапе не надраены и покрылись зеленью, что барашек иллюминатора завернут неплотно, оттого и ветер гуляет по кубрику. «Это все Сашка закаляется», — сердито думает он и опять смотрит на Куклева. А тот себе улыбается во сне. В его годы и Карцову любой мороз нипочем был.

Два маленьких блюдца-иллюминатора — по одному с каждого борта — едва процеживают в кубрик тусклый полярный рассвет. Угадать по нему, сколько теперь времени, невозможно, однако Карцов может с точностью до пяти минут сказать, что сейчас половина седьмого. Вот уже почти тридцать лет он просыпается в одно время независимо от того, когда ложится спать.

Он встал, быстро оделся и по крутому трапу поднялся из кубрика в рубку. Дверь долго не поддавалась — ночью пронесся снежный заряд, и на верхней палубе возле рубки намело большой сугроб.

На кораблях еще не выключили якорные огни, их многоточия густо рассыпаны по серой акватории гавани. С сигнального поста что-то пишут прожектором, слышно, как хлопают жалюзи. Еще слышно, как шипит пар, всхлипывает в шпигатах вода, тонко завывает в снастях ветер. Вот где-то в стальном чреве крейсера звонко пропела трель боцманской дудки, кто-то протяжно крикнул: «Па-а-дъем!» — и, будто вспугнутые этой командой, враз заголосили горны, и вахтенные, как всегда, старались перекричать друг друга.

Привычные звуки просыпающейся гавани вернули Карцову хорошее настроение. Он достал из форпика лопату и принялся сбрасывать за борт еще не слежавшийся снег.

Он уже очистил почти всю палубу, когда наверх в одних трусах и тапочках выскочил Сашка.

— Дядь Вань, почему не разбудили? — с упреком протянул он. — Я бы сам очистил.

— Без сопливых обойдется, — сердито буркнул Карцов, продолжая орудовать лопатой. Он сердился не на то, что Сашка опять проспал, а на то, что вот так к нему обращается: «Дядя Ваня». Конечно, Иван Степанович не требует, чтобы его называли как раньше: «Товарищ мичман». Но катер, какой ни на есть, а все корабль, а Карцов на нем старший, и обращаться надо как положено. Вообще говоря, Карцов и сам не знал, как теперь положено к нему обращаться, но считал, что хотя бы по имени и отчеству.

Однако долго сердиться он не умел и уже через минуту ласково сказал:

— Иди в кубрик, а то застудишься.

— Ничего, я закаленный. — Сашка зачерпнул ладонью снег с рубки, шлепнул его на грудь и начал растирать. Потом взял еще пригоршню, помял и кинул комок в воду. — Смотрите, плавает, а не тает.

— Вода студеная, вот и не тает.

— А я могу нырнуть в такую воду и даже не чихну после этого. Хотите?

— А ну ныряй в кубрик! — сказал Карцов. — И чтобы через полчаса завтрак был готов.

— Ладно. — Сашка нехотя полез в рубку.

Карпов проводил его взглядом и вздохнул. Он не дает ребятам особенно вольничать, но и старается не «зажимать», хотя и не по душе ему эти ленивые «ладно», вместо привычного и бодрого флотского «есть!».

На кораблях началась физзарядка. Кто-то в мегафон покрикивал: «Жив-вей! Ать-два, ать-два!» На крейсере обычно зарядку делают под музыку, а сегодня что-то не слышно, наверное, оркестранты проспали, вчера они давали концерт в Доме офицеров. Нет, вот и оркестр заиграл, на других кораблях тоже подлаживаются под него.

Карцов отыскал взглядом «Стремительный» и оглядел его стройный корпус медленно и придирчиво, как это делал многие годы. Но теперь ему казалось, что там все не так, как надо. К празднику корабль красили, и кто-то густо взял краски, пустил возле самого трапа «коровий язык». На полубаке леера, пожалуй, слабовато натянуты. Им и полагается иметь слабину, но не такую большую, а то болтаются, как бельевые веревки. «Заведование Барохвостова», — вспоминает Карцов.

Беда с этим Барохвостовым. Служит по третьему году, а нет-нет да что-нибудь и недосмотрит. И все по причине своего увлечения. Мастер он всякие штучки выпиливать и вытачивать, все свободное время убивает на это. Конечно, вреда от этого никому нет, наоборот, даже полезно и приятно, а только служба есть служба, надо прежде всего свои обязанности хорошо исполнять. А то вон не далее как вчера Барохвостов опять номер отмочил: плохо закрепил штормтрап, и флагманскому минеру пришлось выкупаться. Из-за этого командир всю боцманскую команду оставил на две недели без берега. Погорячился, конечно, вся-то команда тут ни при чем...

«Надо сказать ему об этом», — подумал Карцов. Но как скажешь? Командир есть командир, его приказания не подлежат никакому обсуждению.

За двадцать девять лет службы у Карцова были разные командиры. И хорошие, и плохие, и просто средненькие. Их могли любить, уважать или, наоборот, не уважать, но им всегда беспрекословно подчинялись. Иначе и невозможно, без этого немыслима военная служба вообще, а тем более на корабле. Тут не до дискуссий, обстановка порой требует мгновенного принятия командиром решения, и даже малейшее промедление в исполнении его воли может стоить жизни не одному человеку, а всему экипажу.

И хотя сейчас Карцов уже не служит на «Стремительном», годами воспитанное чувство беспрекословного повиновения командиру, видимо, осталось на всю жизнь, и Карцов решил: «Ладно, о том, что он поступил неверно, ему скажет начальство, которое повыше его».

Видимо, такое решение все-таки не удовлетворило самого Карцова: в кубрик он спустился хмурым.

3

На завтрак Сашка приготовил картошку с мясной тушенкой и черный кофе. Карцову поставил банку сгущенного молока — мичман черного кофе не признавал, пил только с молоком.

— Ох и сон же мне сегодня приснился! — начал рассказывать Сашка, не замечая, что Карцов совсем не расположен слушать его обычную болтовню. — Будто идем это мы на самом новейшем крейсере, а навстречу нам белая-белая яхта. Вы, понятно, на командирском мостике у электронного пульта управления, я у машинного телеграфа стою, а Митька, как всегда, на руле...

— Кстати, ты на его долю картошки сварил? — прерывает Карцов.

— А как же? Сейчас, надо полагать, заявится... Так вот, значит, идем мы с яхтой контркурсами. И тут Митька зазевался, крейсер повернул вправо...

Сашке опять не удается досказать свой сон: по палубе грохочут сапоги, и в кубрик скатывается Митька.

— Легок на помине! — усмехается Карцов, исподлобья разглядывая рулевого.

Вид у Митьки довольно неприглядный: штаны заляпаны грязью, бушлат помятый, наверное, на ночь клал под голову, на «Вышибале» для него подушку вряд ли припасли. Из-под шапки торчит свалявшийся чуб, лицо тоже помятое. Черные цыганские глаза смотрят настороженно то на Карцова, то на Сашку.

— Явление пятое, картина вторая. Те же и Эм Савин, — торжественно объявляет Сашка. — Откуда изволили возникнуть?

— Много будешь знать, скоро состаришься. — Митька садится на край рундука, поодаль от стола.

— Штаны-то хотя бы почистил, — неодобрительно говорит Карцов.

Митька смотрит на свои штаны с деланным удивлением, будто только сейчас замечает, что они грязные.

— Грязь не сало, потер — и отстало.

Сашка достает из тумбочки одежную щетку, молча протягивает Митьке. Тот вырывает щетку у Сашки и сердито топает по трапу. Сашка достает из рундука еще одну тарелку, накладывает в нее картошки и, когда Митька снова спускается в кубрик, делает полупоклон, широким жестом обводит стол и приглашает:

— Прошу! Вам котлету «де валяй» или судак «орли»?

По части всяких названий блюд Сашка крупный специалист. К сожалению, этим его кулинарные возможности исчерпывались, готовить он не умел. Сашка рос в Москве в обеспеченной семье, откуда, впрочем, удрал сюда, на Север, чтобы попасть на полюс. До полюса не дошел, завяз здесь и до осени ждал призыва на военную службу, рассчитывая попасть именно на флот.

Митька на красивое Сашкино предложение не отреагировал, а присел опять на рундук и объявил:

— А я, между прочим, с утра пельмешками побаловался. Сами понимаете, домашнего изготовления. И какао пил. В постели.

— Красиво живет буржуазия! — Сашка подмигнул Карцову. Они-то знали, что на «Вышибале» завтракают позже, и Митька в лучшем случае мог довольствоваться сухарем. — Мить, а одеяло, под которым тешит тебя твоя матаня, ватное или пуховое?

— Пуховое, — уверенно сказал Митька, однако посмотрел на Сашку опасливо, ожидая очередного подвоха.

— А пододеяльник с кружевами?

— Точно!

— Между прочим, «ришелье» называется. Ты знаешь, кто такой был Ришелье?

— А хрен его знает! Француз какой-нибудь или испанец. Наверное, тоже баб любил.

— Ну и темен же ты, Савин!

— А мне твое образование ни к чему. Меня вот и без образования бабы любят, а ты с десятилеткой в девственницах ходишь. И жрешь одну тушенку. — Митька кивнул на стол.

— Хватит болтать! — прекратил перепалку Карцов. — Садись, Дмитрий, есть. Через сорок минут пойдем в Заячью губу, а потом еще надо засветло успеть в Длинную и в Узкую, почту захватить и механика.

— Разве что про запас, — великодушно согласился Митька и подвинулся к столу. Сначала он ел как бы нехотя, но вскоре голод взял свое, и за какие-нибудь пять-шесть минут Митька уплел полную тарелку картошки. Ел он жадно, как бездомная собака, случайно утащившая кусок мяса.

Когда Митька полез в кастрюлю за добавкой, Сашка заметил:

— Аппетит у тебя флотский. Я бы после пельменей не смог больше ничего есть.

— А я ничего, и твою стряпню дорубаю, — добродушно ответил повеселевший от еды Митька.

Аппетит у него был действительно флотский. Впрочем, ничего другого флотского Карцов за рулевым не примечал. Митька был неповоротлив и ленив, дело знал плохо, рулевое устройство содержал в беспорядке. Карцов уже не раз жалел, что приютил Митьку. Да ведь куда его теперь денешь? Митька, пожалуй, уже на всех кораблях вспомогательного флота базы успел послужить, а нигде более трех месяцев не задерживался.

Карцов взял его только из жалости — обидно, когда молодой парень на глазах у всех губит свою жизнь. Ивану Степановичу за двадцать девять лет службы не таких приходилось обламывать, но с Митькой сладить оказалось не так просто. Вот уже полгода он на катере, а от старых привычек и старых дружков отказаться никак не может. И работает спустя рукава, без охоты, то и дело приходится напоминать, чтобы прибрал в рубке, зачехлил компас и сделал прочее, входящее в его обязанность.

Карцов и теперь напомнил:

— Проверь штуртросы.

— А я вчерась перед уходом проверял, были в полном порядке.

И тут врет да еще нахально смотрит в глаза. Вчера, как ошвартовались у причала, сиганул на берег, даже в кубрик не заглядывал. Что с ним делать?

Карцов махнул рукой и полез наверх.

На кораблях шла приборка, вахтенные и боцманы поторапливали матросов — скоро по распорядку дня завтрак, а уборка, видимо, затянулась, потому что за ночь снегу намело много.

Что-то и рыбацкие суденышки до сих пор толкутся в гавани, в это время они обычно уже уходят в море. «Похоже, не выпускают их». В море штормит, даже сюда заходит довольно крупная волна. На мачте сигнального поста висят черные шары штормового предупреждения. «Наверное, и нас не выпустят».

На всякий случай Карцов все-таки решил сходить к дежурному по гавани, узнать насчет выхода. Тот сказал, что все выходы отменены, к вечеру ожидается в море до девяти баллов, а в заливе до шести.

— Отдыхайте, — разрешил дежурный.

Но отдыхать некогда. Сашка предупредил, что в моторе надо притереть клапана, вот пусть и притирает. Митьке тоже работа найдется. Что касается самого Ивана Степановича, то дел у него всегда по горло. Надо выписать накладную на шкиперское имущество, все сроки давно прошли, а его не выдают, потому что кто-то сказал вещевикам, что катер все равно пойдет на слом и нечего зря переводить добро. А на катере ни концов, ни кранцев путных нет, да еще кой-какой инвентарь позарез нужен.

Еще надо сходить на склад ГСМ. Слава богу, хоть горючее пока дают безотказно, однако сегодня трудно будет достать бензовоз, потому что и большие корабли запасаться будут, а для вспомогательного флота все делается в последнюю очередь.

К подъему флага торопились на корабли офицеры. Все они, за исключением молодых, пришедших прошлой осенью из училищ лейтенантов, хорошо знали Карцова и сейчас отдавали ему честь. Карцов смущенно козырял в ответ. Хотя ему и очень льстило такое внимание, но он и тут усматривал непорядок: во-первых, он не при форме, а во-вторых, по званию он младший и должен отдавать честь первый.

— Как поживаете, Иван Степанович?

Это штурман с плавбазы Хворостов. Хороший парень, башковитый, только вот на базе зря сидит, ему надо на боевой корабль идти служить. База выходит в море редко, а штурману какая практика стоять возле стенки? И все из-за жены. Жена у Хворостова красивая, а сам он слишком ревнив, чтобы надолго оставлять ее одну.

— Спасибо, живем — хлеб жуем. А у вас что нового?

— Жену только что в родильный дом проводил, а тут на службу идти надо.

— Ну теперь она и без вашей помощи справится. Кого ждете-то, сына или дочь?

— Хотелось бы сына, да уж как получится.

— Первую лучше девочку. И матери помощница по хозяйству, да и следующих нянчить будет.

— Какие уж там следующие! На одного-то едва решились, — сказал Хворостов и заторопился.

Да, теперь как-то не в моде заводить большую семью. А зря. В больших-то семьях и вырастают лучшие дети. И не избалованные, и умеющие помогать друг другу.

А Хворостов теперь, наверное, уйдет с базы...

— Иван Степанович, можно вас на минутку?

Это помощник с «Громобоя» капитан-лейтенант Власов.

— Посоветуйте, что делать. Боцман у меня, Горпищенко, тоже в запас уходить надумал. Кого бы вы рекомендовали вместо него назначить?

— Поставьте Уткина. Мужик он хозяйственный, а в боцманском деле это первейшее качество.

— Пожалуй, верно. А я вот об Уткине как-то даже не подумал. Незаметный он какой-то.

— Работящие, они всегда не очень заметные. Крикуны, те всегда на виду.

— Тоже верно. Спасибо, Иван Степанович.

— Не за что.

Нет, с Уткиным они не прогадают.

4

На мачте «Стремительного» уже поднят был до места флаг «исполнительный», значит, осталась всего минута. В гавани замерло все, была минута торжественного молчания перед подъемом военно-морского флага.

Мичман Карцов стоял на причале по стойке «смирно», испытывая волнение, которое поднималось в нем каждый раз в эту минуту и которое так и не стало для него привычным.

Вдоль обоих бортов выстроился экипаж «Стремительного», все смотрели на флагшток, пока еще пустой, но как будто замерший в нетерпеливом ожидании.

И только вахтенный офицер на левом крыле мостика напряженно смотрел на мачту флагманского корабля, стараясь не пропустить то мгновение, когда начнут спускать «исполнительный». Вот он сообщил: «Время вышло», и на всех кораблях разноголосо закричали:

— Флаг и гюйс па-ад-нять!

Запели горны, на крейсере оркестр заиграл гимн, над гаванью поплыл перезвон склянок, а по флагштоку медленно пополз свернутый в трубку флаг. Вот он, не дойдя до нока нескольких сантиметров, дернулся, распахнулся, и его полотнище затрепетало на ветру.

Карцов облегченно вздохнул. Сколько времени потратил он, чтобы научить матросов поднимать флаг с таким шиком! Бывало всякое: то флаг развернется, не доходя и до половины штока, то и вовсе запутается в фале, и тогда приходится распутывать его руками — самое позорное зрелище не только для боцмана, а и для командира.

На флоте особенно щепетильны в таких вещах, как исполнение корабельных ритуалов. А уж подъем флага должен проходить с тем блеском, который неуловимо чувствуется во всем, что касается престижа.

Карцов один раз был на открытии спартакиады в Лужниках, и его прямо-таки покоробило, когда поднимали флаг спартакиады, ему хотелось подбежать к этим заслуженным мастерам спорта и показать им, как это надо делать. Хитрости тут большой нет, нужна просто тренировка. Главное — вовремя резко дернуть за фал, чтобы флаг распахнулся сразу весь, а не болтался, как простыня на веревке.

Вот смолк оркестр, по кораблям опять разноголосо пронеслось: «Вольно!», в гавани возобновилось движение, но Карцов все еще стоял недалеко от нижней площадки трапа, потому что строй еще не распустили, командиры боевых частей объявляли, чем будут заниматься подразделения.

Наконец строй распустили, и сам командир корабля капитан третьего ранга Гвоздев пригласил:

— Поднимайтесь на борт, Иван Степанович.

— Спасибо, в другой раз когда загляну, а сейчас тороплюсь. Вот только Сальникова хотел повидать.

Послав вахтенного за Сальниковым, командир сам спустился на причал. Карцов вытянулся перед ним:

— Здравия желаю, товарищ капитан третьего ранга!

— Здравствуйте, Иван Степанович. Вижу, вы давно уже на ногах. Тоже хлопот хватает?

— Есть маленько. Посудина небольшая, а догляд за ней нужен. Да и за ребятами тоже.

— Как этот, полярник?

— Сашок? Ничего, добрый моряк выйдет. Осенью ему призываться, так вот хочу замолвить словечко, чтобы, значит, на наш корабль его взяли.

— Добро. Сегодня же попрошу военкома, чтобы направил его к нам. Или сначала в учебный отряд?

— Его можно и без учебного. Парень уже понюхал моря, да и специальность у него есть. Моторист.

— Хорошо, мотористом и поставим.

— Спасибо.

Сальников уже сбежал по трапу, стоит поодаль, переминается с ноги на ногу. Командир тоже заметил его, но взглядом дал понять, что их разговор еще не окончен, и Сальников пошел к носу корабля, будто бы оглядеть борт — не болтается ли где какой конец или не поцарапана ли краска.

— Что-то давненько не заглядывали к нам, Иван Степанович, — говорит командир.

— Да ведь все некогда, то туда пошлют, то сюда, сегодня вот должны были в Заячью губу продукты доставить, а из-за погоды не выпускают.

— Н-да, погодка не для вас.

— К вечеру, может, утихнет, хотя прогноз плохой. Ну да нет худа без добра, клапана в моторе притереть надо, вот и займемся. Заправиться тоже надо, а бензовоз сегодня не достанешь. Вот и кручусь.

Разговор, казалось, закончился, но командир не торопился прощаться. Вынул сигареты, предложил Карцову, оба закурили. Карцов догадался, что командир еще хочет что-то сказать, но то ли не решается, то ли не хочет говорить вот так, на ходу.

Но вот, кажется, решился.

— Слышали, как наши боцмана оскандалились?

— Насчет всех не слышал, а про Барохвостова рассказывали, как он «флажка» выкупал, — улыбнулся Карцов.

А командир смущенно потупился.

— Было дело. — Помолчал немного, потом оглянулся на Сальникова, махнул рукой и решительно сказал: — А, чего тут юлить! Ошибку я допустил, сгоряча всю боцманскую команду без берега оставил. Меня тоже по-человечески понять надо.

— А вас так и поняли, поэтому боцмана и не обижаются. Хотя вы и поступили не по справедливости, извините за прямоту.

— Но не отменять же мне теперь приказ?

— А почему бы и нет?

— Да ведь скажут, что, мол, за командир, который сегодня одно, а завтра другое приказывает.

— Кто скажет?

— Да они же и скажут, боцмана.

— Не доверяете вы им, вот что плохо. А они вас лучше поймут, если вы им прямо скажете: так, мол, и так, сразу не разобрался, сгоряча рубанул, а теперь хочу перед вами извиниться и ошибку исправить. И авторитет ваш как командира не только не пострадает, а, наоборот, еще больше поднимется.

Гвоздев внимательно посмотрел на Карцова, кивнул:

— А ведь убедили вы меня, Иван Степанович. Спасибо за науку.

— Ну какая там наука. Жизнь.

Они попрощались, командир пошел к трапу, но, едва ступив на него, остановился и сказал:

— А вообще-то я жалею, что отпустил вас. — И легко взбежал наверх.

«Если откровенно признаться, я и сам жалею, что ушел. Да ведь когда-то надо же... И годы уже, и ему вон дорогу давать надо», — подумал Карцов, глядя на подходившего Сальникова.

— Здравия желаю, товарищ мичман!

— Здравствуй, Миша. Как она, жизнь-то?

— Бьет ключом. И все больше по голове.

— Что так?

— Так ведь небось командир уже говорил вам, как мы тут опростоволосились?

— Нет, никакого такого разговору не было у нас с ним. А что случилось?

Сальников рассказал, как выкупали «флажка», однако не пояснил, что произошло это по недогляду Барохвостова. И о том, что вся команда оставлена без берега, тоже промолчал.

— А командир об этом даже не обмолвился, — соврал и Карцов.

— Звали-то зачем, Иван Степанович?

— Сейчас объясню. Погляди-ка внимательнее на правый борт, да не туда, а вот сюда. Что-нибудь замечаешь?

— Вроде все в порядке.

— Вроде, да не все. Вон видишь, «коровий язык» какой вытянулся? Краску густо взяли. И как раз возле самого трапа, то есть на виду. Так ты это дело поправь.

— Хорошо, сделаем.

— Ну вот и все, что я хотел тебе сказать.

— Спасибо. А я сам как-то не заметил. Не успеваю за всем уследить, дня не хватает.

— А ты не суетись, спокойнее будь. Там, где и без тебя могут сами матросы справиться, пусть и справляются, не мешай. Приучай людей к самостоятельности.

— Вот она, самостоятельность-то, и вылезает наружу, — кивнул Сальников на борт. — Все равно за всеми глаз да глаз нужен. Иногда проще и быстрее самому сделать, чем показывать да рассказывать.

— А у тебя у самого-то все ли с первого раза выходило? Нет? То-то и оно! Ну ладно, иди, тебя вон дежурный по кораблю разыскивает.

Они попрощались, и Сальников побежал на корабль. Карцов проводил его взглядом и вздохнул. «Суетится много, а все без толку. Хорошо, что хоть на командира не жаловался. А тот горяч. Ну не беда. Главное — не за себя, а за дело переживает. А ошибки у всякого случаются. Важно, чтобы человек не только понял свою ошибку, а и сумел ее исправить...»

5

На этот раз метеосводка не соврала, к вечеру шторм действительно разгулялся. В толчее мелких волн, доходящих до причала, катер бился, как рыбешка в неводе. Карцов с Митькой повесили на борту еще две автомобильные шины, заменявшие кранцы, и стали заводить дополнительные швартовы. За этим занятием и застал их помощник дежурного по гавани Шелехов.

Видно, он всю дорогу бежал и поэтому долго не мог отдышаться. «Не нашли кого помоложе послать», — подумал Карцов, глядя, как Шелехов вытирает платком лысину. А тот выдернул из кармана радиограмму и молча протянул ее Карцову. Иван Степанович прочитал радиограмму, сложил опять вчетверо и вернул Шелехову.

— Когда начались схватки?

— А кто их знает? Тут не написано, однако радиограмму послали двадцать минут назад, значит, недавно.

— Сашок! — Карцов нагнулся над люком, ведущим в моторный отсек.

Из люка тотчас высунулась перепачканная маслом физиономия моториста.

— Чего, дядь Вань?

— Как у тебя там?

— Минут через сорок закончу.

Карцов взглянул на Шелехова и виновато развел руки:

— Мотор, вишь, еще не в порядке, клапана Сашок притирать счинился. Думали, не пошлют никуда, выходы-то еще с утра все отменили.

— Кто мог предвидеть такое? — Шелехов вздохнул и нахлобучил на голову мичманку.

— Как думаешь, сколько это дело может продолжаться? — спросил Карцов.

— Какое?

— Ну схватки эти.

— А кто их знает! Хотя погоди-ка. Когда у нас Женька родился, я Наталью часов в шесть утра отвел в больницу. А родила она только в двенадцатом часу ночи. Так что, если у них это дело у всех одинаково получается, время еще есть. Погода вот только...

— Да уж погодка! — вставил Митька и длинно выругался. — Куда в такой чертолом пойдешь на этой старой лохани? Что нам, жить надоело?

— Тут до Лысого рукой подать. А там гидрологиня рожает. Роды принять некому, вот врача и надо туда доставить, — начал убеждать Митьку Шелехов.

— Что ты его уговариваешь! — сказал Карцов. — Надо — значит надо. Вот только мотор.

— В больнице тоже пока соберутся да что, хотя мы сразу позвонили. Если «Скорая» подойдет, так вы уж сами принимайте врача. А то у меня еще дел во! — Шелехов чиркнул ладонью по шее.

— Ладно, примем.

Шелехов, выждав момент, когда палуба катера поравнялась с причалом, спрыгнул и побежал в дежурку. Бежал он тяжело, переваливаясь с боку на бок, как старая гусыня. Карцову вдруг стало жаль своего приятеля. «Ему бы тоже на пенсию пора, а вот бегает. Четверых прокормить надо».

«Скорая» подлетела минут через десять. Из нее легко выскочила совсем молодая девушка с чемоданчиком.

— Вы поедете на остров Лысый? — спросила она у Карцова.

Значит, новенькая. Здешние никогда не скажут «поедете», а обязательно «пойдете». Да и обличье незнакомое, здешних Карцов всех в лицо знает. Худенькая, плащишко тоже жиденький, на желтой косынке нарисованы две лошадиных головы. Вот тоже мода теперь пошла, не могли нарисовать что-нибудь поприличнее...

Личико у врачихи миловидное, хотя и без румянца, но и без единой морщинки. «Года двадцать два — двацать три, не больше, — прикинул Карцов. — Наверное, только что из института выпустилась. Сама-то она понимает ли что-нибудь в этом деле? Небось тоже в первый раз...»

Карцов хотел подать сходню, но Митька опередил его: легко подхватил врачиху и поставил ее на палубу, на тоненькие каблучки-шпильки. «Как на бал вырядилась», — неприязненно подумал Карцов.

— Спасибо, — поблагодарила девушка Митьку и улыбнулась ему.

— Придется вам немного подождать, у нас мотор еще не в порядке, — сказал Карцов. — Дмитрий, проводи доктора в кубрик. Чайку не хотите? Или кофе?

— От чашки кофе я, пожалуй не откажусь. — Девушка зябко повела плечами.

— Дмитрий, сообрази.

— Бу сделано. Прошу сюда! — Митька гарцевал перед ней, как молодой жеребчик.

Карцов собрал и уложил в бухту дополнительные концы — заводить их теперь не имело смысла. Потом проверил, все ли хорошо закреплено на верхней палубе. Лишнего тут ничего не было, хорошо, что не успели погрузить продукты для Заячьей губы, а то пришлось бы сейчас их обратно выгружать.

В моторном отсеке громко чихнуло, потом стрельнуло, и катер задрожал, как в лихорадке. Несколько минут Сашка гонял мотор на больших оборотах, потом сбавил на самые малые и высунулся из люка:

— Дядь Вань, порядочек! Куда потелепаем?

— На Лысый. Докторшу туда надо доставить.

— А где она?

— В кубрике.

— Можно посмотреть?

— Погляди.

Вот тоже, как в зверинце. Ладно, пусть смотрит, мотору все равно надо прогреться.

Сашка влез в рубку, сунул голову в кубрик. Потом обернулся, подмигнул Карцову:

— Митька-то соловьем заливается! Ну я ему сейчас подсуроплю. — Опять сунул голову в кубрик и крикнул: — Мить, а Мить! Выйди на минуточку, тебя тут спрашивают.

— Кто?

— Да все она же, Матрена твоя. Проводить, говорит, пришла своего ненаглядного Дмитрия Кондратьевича в дальний боевой поход.

— Какая еще Матрена?

— Ну та, что пельмешками тебя по утрам балует и какао в постель подает. С «ришелье».

— Я вот тебе покажу «ришелье»!

Должно быть, Митька и впрямь хотел его поколотить, потому что Сашка пулей выскочил из рубки и сиганул в моторный отсек. Чуть прибавил оборотов и, высунувшись из люка, доложил Карцову:

— Дядь Вань, можно выходить! Слышите? Теперь он как часики работает!

— По местам стоять, со швартовов сниматься! — скомандовал Карцов.

Митька нехотя вылез из рубки и пошел в корму.

— Отдать кормовой!

На этот раз Митьку подгонять не приходится, действует он быстро и довольно ловко. Вот ведь может же, когда захочет. Похоже, в кубрик спешит вернуться.

— Отдать носовой!

Едва вышли из гавани, начало мотать, катер то и дело зарывался в волну. Оставив на руле Митьку, Карцов обошел верхнюю палубу, потом спустился в кубрик, заглянул под паёлы. Воды пока что набралось немного.

Докторша сидела на рундуке, подобрав ноги и обхватив руками колени.

— Озябли? — сочувственно спросил Карцов.

— Не очень.

— Вот бушлат, укройтесь. — Карцов протянул ей Сашкин бушлат. У Сашки в отсеке сейчас жарко, там бы ей погреться, да где уж — и грязно там и душно, а она, видать, к качке непривычная, вон как побледнела.

— Если нехорошо станет, на воздух высуньтесь, полегчает. А вообще-то ходу тут всего часа на два.

Едва Карцов вернулся в рубку, как Митька попросил:

— Иван Степанович, постойте, пожалуйста, на руле, а я за сигаретами спущусь.

Ясно, за какими он сигаретами собрался. Черт С ним, пусть развлекает докторшу.

— Ладно, иди. Да смотри там: разговаривать разговаривай, а приставать к ней не вздумай.

— Тоже скажете! — обиженно протянул Митька.

Нет, он хотя и нахальный, но не настолько, чтобы приставать.

— Иди, иди.

Митька шмыгнул в кубрик.

Катер швыряло то туда, то сюда, трудно было удерживать его на курсе. Если бы идти прямо против волны, то еще ничего. А тут надо наискось, волна все время бьет в левую скулу катера, каждый раз разворачивает его чуть ли не на десять градусов. Как бы еще руль не заклинило, тогда хана.

Когда катер зарывается носом, корма приподнимается и винт обнажается. Мотор стремительно развивает обороты, винт аж визжит в воздухе. Не угляди — разнесет. Но Сашок пока внимательно следит за этим, вовремя то сбрасывая, то увеличивая обороты. «Поди умаялся уж...»

Карцов уже много раз ловил себя на том, что испытывает к Сашке нечто похожее на нежность. Одно только не одобрял он в парне: его холодное отношение к родителям. Иногда Карцов чуть не силой заставлял Сашку написать им хоть пару слов. Правда, и те писали нечасто, видно, не могли простить сыну бегства из дому.

Так в жизни получается. Казалось, чего не хватает парню? Одет был, обут, обеспечен всем — даже машина и дача у родителей имеются. Учись себе дальше, ни о чем больше не заботься. А вот поди ж ты — убежал! «Отцу некогда было им заниматься, сразу в трех институтах преподает. А мать, хотя и не работает нигде, да что они, матери-то, понимают в душе вот таких парней, ищущих свое назначение в жизни?»

Вот он, Карцов, понял бы. Тут и понимать-то особенно нечего, все видно как на ладони. Проснулась в Сашке та жажда самостоятельности, которая у всех примерно в таком же возрасте проявляется. Ну и, конечно, желание сделать что-нибудь выдающееся, из ряда вон выходящее. И еще испытать себя, проверить свою жизнеспособность. Наверное, вот это и называется романтикой.

Да, будь Сашок его сыном, никакого конфликта не произошло бы. А ведь и у него, у Карцова, мог быть такой же сын. Скоро Сашке стукнет восемнадцать... Да, как раз девятнадцать лет назад мичман Карцов посватал Ксюшу Шилову...

6

В то время он был довольно видный парень, на него с интересом поглядывали не только молодые женщины, а и совсем юные девушки. Может быть, это и придавало ему излишнюю самоуверенность.

Во всяком случае, когда он приехал в отпуск в свою родную уральскую деревеньку, то произвел там форменный переполох. За многие годы в их деревне не было ни одного моряка, местные парни, если и уходили в армию, то все больше в танкисты по той причине, что в войну Челябинский тракторный завод выпускал танки, а старшее поколение сложило головы, сражаясь в Уральском добровольческом танковом корпусе.

Деревенские мальчишки так хвостом и тащились за Карцовым, когда он шел по улице, а девчата хотя и прятались за занавески, а глаз с него тоже не спускали. И он знал: позови любую, пойдет за него...

А Ксюша отказалась. То ли был у нее на примете кто другой, то ли не соблазнили ее ни флотская форма, ни его тогдашняя стать, ни перспектива сменить затерявшуюся в колках деревеньку на красавец Севастополь.

Ей было тогда около двадцати, но Карцов плохо помнил ее прежнюю. Когда он уходил во флот, Ксюшка пошла во второй или в третий класс, и он лишь смутно припоминал всегда замызганную, с ободранными острыми коленками шиловскую девчонку, не то седьмую, не то восьмую по счету в этой большой и потому вечно нуждающейся семье.

А теперь это была красивая крепкая девушка, про таких как раз и говорят — «кровь с молоком». И коленки теперь были круглые, и фигура вся точеная, как веретено. Но главное — глаза. Большие, темные и такие глубокие, что в них сразу утопаешь, как в омуте. Их выражение менялось постоянно и как-то неуловимо, трудно даже было понять, какие они в данный момент — грустные или веселые. И только когда Ксюшка смеялась, они становились искристыми, как пламя электросварки. И Карцов догадывался, что в этом пламени расплавилось не одно сердце.

Странно, что это не сделало ее ни кокетливой, ни самоуверенной, она оставалась тихой и скромной, даже застенчивой. И когда после кино Карцов предложил проводить ее до дому, даже испугалась:

— Что вы? Я привыкла одна, да и недалеко тут.

Она действительно жила от клуба всего через три дома, однако в то, что она привыкла ходить одна, Карцов почему-то не поверил:

— Будто так никто и не провожал вас ни разу?

— Представьте себе. Хотя желающие и были, — сказала она серьезно.

— Отшивали?

— Нет, просто говорила, что не надо.

— И они уходили?

— Уходили.

— Ну от меня так просто не отделаетесь. Я настойчивый. — Карцов попытался взять ее под руку, но Ксюшка спокойно отвела его руку и строго сказала:

— Только без этого. Рядом идите, если уж вам так хочется, а рукам воли не давайте.

Разговор у них не клеился. Проводив Ксюшку до дому, Карцов уж совсем собрался уходить, когда она вдруг спросила:

— А не страшно на море-то?

Он рассмеялся и стал рассказывать ей о море. Кажется, он тогда изрядно привирал, но Ксюшка слушала внимательно и серьезно, верила каждому его слову. Карцову и до этого приходилось «заливать» девушкам про море, но никто из них еще ни разу не слушал его так. Те все больше удивлялись, ахали и охали, но за этими ахами не было ни интереса, ни настоящего удивления, а больше было жеманства. Ксюшка же слушала серьезно и молча.

Карцову даже стало стыдно, что привирает, и он сказал:

— А вообще-то все это не совсем так. Хотите, я расскажу, как на самом деле?

— Расскажите.

Они просидели на завалинке до утра, с подворий уже начали выгонять коров в стадо, а они все сидели, и Ксюшку не смущало, что ее видят с ним, что сегодня же по деревне пойдут всякие слухи.

И Карцов понял, почему это ее не смущает. В ней самой было столько чистоты и ясности, что, если бы кто-нибудь и захотел сказать о ней худое, к ней это не пристало бы, потому что никто этому не поверил бы. В деревне всяк человек на виду, его знают с пеленок, людское мнение о нем складывается годами и почти никогда не бывает ошибочным.

За те несколько дней, что пробыл Карцов в деревне, ему не раз приходилось слышать о Ксюшке — должно быть, сельчане стали примечать его интерес к ней. Нет-нет да и обмолвится кто-нибудь будто ненароком о том, что лучше Ксюшки никто не сумеет рыбный пирог испечь, что и веселее нет девки в деревне, что и к людям она самая ласковая... И Карцову было лестно, что о Ксюшке говорят только доброе, стало быть, не зря и он ее из всех выделил...

Слух о том, что Аграфены Карцовой сын всю ночь просидел на завалинке с Ксюшкой Шиловой, обошел всю деревню с быстротой молнии, и едва Карцов переступил порог дома, как мать спросила его:

— Глянется Ксюшка-то?

Он ничего не ответил, а мать уже выдала полную характеристику:

— За ей тут многие ухлестывают, только девка она строгая. Верная жена будет. И работящая, по дому одна управляется. Сестра-то ее, Настька, тоже еще в девках ходит, а дома ничего не делает. Тоже миловидная, лицом они даже схожие, а вот карахтером разнятся. Та копуша, а эта как ветер, везде поспевает, хотя с виду и тихоня... — И тут же постановила: — Сватай Ксюшку-то. Что бобылем жить?

Он промолчал, а мать уже планировала с дальней перспективой:

— Детишки пойдут, опять будет кому присмотреть: и я еще дюжая, и у Ксюшки тут родни полдеревни. Нечо робят малых по морям-окиянам мыкать, без вас на ноги поставим...

— Да ведь я еще не женился, а ты уже про детей.

— Дак поди-ко мне тоже внучат на старости лет понянчить хочется. Тебя-то годами не вижу, дак хоть они в утеху будут. Думаешь, сладко одной-то?

Может, зря он тогда поторопился, до конца отпуска оставалось еще две недели. И как знать, не передумала ли бы Ксюшка за эти две недели. В конце концов можно было бы еще год подождать, письма стали бы друг другу писать, они тоже помогают лучшему пониманию. Однако он сделал тогда предложение и сразу получил отказ. Пробовал добиться от Ксюшки объяснения, но она уклончиво повторяла одно и то же:

— Нет, не могу.

И только на третий вечер сказала:

— Я вас, Иван Степанович, очень даже уважаю, и разница в возрасте тут ни при чем. Да и разница-то небольшая — девять лет, пишут в книжках, такая и полагается. И уезжать отсюда не боюсь, наоборот, даже интересно бы поглядеть, какая она там, другая жизнь. Я ведь дальше Челябинска и не бывала. Только ведь сердцу не прикажешь.

— Значит, другим оно занято? — ревниво спросил Карцов.

— Нет.

— Так в чем же дело?

— А ни в чем. Просто, наверное, любви нет. Как-то я о вас слишком спокойно думаю. Наверное, потому, что человек вы очень надежный.

— А тебе ненадежный нужен? — усмехнулся Карцов. Усмехнулся нехорошо, и ему сразу стало стыдно этой усмешки. Ксюшка заметила ее, но тут же простила, догадавшись, что ему самому стыдно.

— Нет, опять вы не понимаете. Мне как раз надежный и нужен.

— Где же тогда логика?

— А я вот по ночам сплю.

— Ну и что?

— А вот то и есть, сплю себе спокойно, не мучаюсь.

— Это ты в книжках начиталась, что влюбленные обязательно должны мучиться и не спать.

Впрочем, сам он и не спал и мучился. За неделю он почернел и похудел, мать с жалостью смотрела на него и в конце концов сказала:

— Ты, Ваня, лучше уезжай. Ничего, видно, не поделаешь. Не то горе, что сын ушел в море... — Она вздохнула и ушла в сени.

И Карцов уехал, не дожидаясь окончания отпуска. Потом попросил перевести его на Север. А когда через два года приехал в деревню хоронить мать, Ксюшка была уже на сносях, огрузла, лицо ее покрылось коричневыми пятнами, подбородок заострился, и только глаза оставались прежними — бездонными. Карцов надеялся увидеть в них затаенную грусть, но они были спокойными и добрыми.

И Карцов никак не мог поверить, чтобы она не спала и мучилась из-за того вон щуплого, белобрысого и совсем невидного парня, который то и дело суетливо предостерегает ее от резких движений, громких разговоров и отставляет стакан с брагой:

— Мамочка, нам и этого нельзя.

И она покорно со всем соглашается.

В Карцове шевельнулось нехорошее чувство зависти, но он тут же подавил его и предложил Ксюшке:

— Перебирались бы вы в нашу избу, мне она совсем не нужна. У вас-то тесновато, да еще вот и прибавление ожидается.

Карцов заметил, что белобрысого обрадовало это предложение, он вопросительно посмотрел на Ксюшку, надеясь, что та согласится. Но она отказалась:

— Спасибо на добром слове, но мы уж как-нибудь сами устроимся.

— Я же вам от чистого сердца предложил! — обиделся Карцов. — И мать тебя очень любила.

— Я знаю. — Ксюшка смахнула набежавшую вдруг слезу, вздохнула и, помолчав, добавила: — Добрая она была. Может, оттого и умерла так рано, что за всех переживала. И жила-то она не для себя, а для людей...

И Карцов вдруг понял, что Ксюшка обладает той же душевной щедростью, что была у его матери. И то, что Ксюшка так просто и хорошо сказала о его матери, вдруг всколыхнуло в Карцове все прежнее, он вспомнил, как сидел с Ксюшкой на завалинке, как утром мать нахваливала ее, как мечтала о внучатах. «А вот не дождалась», — с грустью подумал он и покосился на Ксюшку.

Карцов уехал на другой день после похорон, оставив соседке деньги на поминки в девятый и сороковой день. Избу и корову он отдал колхозу.

А годы шли, он целиком отдавал себя службе и старался реже вспоминать Ксюшку. Иногда ему казалось, что он совсем избавился от чувства к ней, что его вовсе и не было, он его просто выдумал. Встретив Елену Васильевну, он сразу решил, что женится на ней. Пора было обзаводиться семьей, тянуть с этим делом больше не стоило, не век же оставаться бобылем. И поначалу он даже сам не понимал, почему медлит.

Бывает любовь, которая ослепляет, как вспышка молнии. Но вспышки гаснут быстро, а после этого наступает темнота, и надо, чтобы прошло какое-то время, пока ты сможешь увидеть все лишь в прежнем свете, значит, это была не любовь, а только мимолетное увлечение. Если же любовь настоящая, то отсветы этой вспышки ты будешь носить в себе всю жизнь, они будут лежать на всем тебя окружающем.

Пожалуй, Елена Васильевна никогда бы и не узнала об этом, не скажи он сам. «А может, зря и признался, носил бы это в себе, и только». Но и не признаться он тоже не мог — зачем ему полсчастья? Да и не бывает полсчастья. Оно или все есть, или его нет совсем.

Наверное, с Еленой Васильевной ему было бы уютно и спокойно. И только. А он считал, что одного уюта и спокойствия человеку мало.

7

Самое неприятное началось, когда они миновали мыс. За ним все-таки было потише, а тут, на середине залива, ветер дует, как в трубу, и волна крупнее. Она то высоко подбрасывает катер, то круто кидает его вниз, и тогда он трещит и стонет как живой. Карцов меняет курс, чтобы удары волны приходились не по тому борту, где треснувшие шпангоуты. Но катер все-таки нахлебался воды. Сашок уже включил откачивающую помпу, она всхлипывает, как дырявый сапог.

— Дмитрий! — кричит Карцов в кубрик. — Глянь под паёлы. Не набралось?

— Есть малость.

Какая уж там малость, если и не заглядывая видит.

— Бери черпак и ведро.

— А может, не надо? Скоро дойдем.

— Тогда иди на руль, я сам черпать буду.

Но Митьке не хочется уходить от докторши, он берет ведро и черпак. Докторша начинает помогать ему, теперь она черпает, а Митька выносит ведра. Темп задает докторша, поэтому они работают довольно быстро, однако воды почти не убавляется. Ничего, лишь бы не прибавлялось.

Наконец показался остров. Недаром его назвали Лысым. На отполированной волнами скале ни деревца, ни кустика. Только домик метеостанции бородавкой торчит на самом высоком месте посередине острова, доступный ветрам всех направлений. Издали остров похож на серый берет с шишечкой, такие опять в моду входят, только теперь их уже не женщины носят, а мужчины.

О том, чтобы подойти к маленькому причалу, и думать не приходится. Причал с наветренной стороны, и волны там колошматят по острову, как пушки, только грохот стоит да каскады брызг выше скалы поднимаются. Придется заходить с подветренной стороны, хотя глубины там небольшие. Может, на острове догадаются и пришлют кого, чтобы принять докторшу?

— Дмитрий! — крикнул Карцов вниз. — Ну-ка пойди дай семафор, чтобы принимали с южной оконечности.

Вслед за Митькой из кубрика вылезла и докторша. Видно, ее совсем укачало — бледная как полотно, глаза ввалились. Надо было ее давно позвать, в кубрике хотя и холодновато, а тем не менее душно.

— Как самочувствие? — все-таки спросил ее Карцов.

— Неважное, — откровенно призналась докторша. — Тошнит.

— Это уж как водится. А вы, ежели что, так не стесняйтесь, вот ведерко. У нас это дело обычное, бывает, что и опытные моряки всю жизнь травят. Ничего зазорного нет, человек в этом не виноват.

— Да, вестибулярный аппарат, — согласилась докторша, но ведерко отодвинула: — Потерплю, теперь уже недалеко. Это и есть Лысый?

— Он самый. А вы голову высуньте, ветерком обдует, оно и полегчает. Только смотрите, чтобы лошадей не унесло.

Докторша сдернула платок, густые каштановые волосы ее рассыпались, ветер подхватил их, начал трепать. Сначала докторша пыталась придерживать их рукой, но никак не могла с ними справиться, и они хлестали ее по лицу, били по мокрой переборке рубки и вскоре, тоже намокнув, потемнели.

Искоса поглядывая на докторшу, Карцов видел ее тонкий профиль, эти мокрые волосы, темно-синие, чуть подкрашенные вздрагивающие ресницы и думал о том, какие ветры занесли сюда такое хрупкое существо.

Ей бы где-нибудь на южном берегу Крыма на солнышке греться. А тут край суровый, люди крепкого корня нужны.

— Вы сюда по назначению или по доброй воле приехали?

— Сама.

— Что это вас сюда потянуло?

— Не знаю. Скорее всего любопытство. На Дальнем Востоке была, в Средней Азии тоже, захотелось и тут побывать.

— Ну и как? — спросил Карцов.

— Здесь интереснее.

— Чем?

— Люди здесь интереснее. Щедрее.

— Это так, — согласился Карцов. — И то сказать, по полтора оклада получают, а у кого «полярка» заморожена — все два набегают. Вот и не скупятся.

— Я не о том. Душой они щедрее. Вот вы идете в такую погоду и не жалуетесь.

— Нам что, наше дело такое — служба. Вы-то идете же?

— Я врач.

— А мы люди.

— Вот это я и имела в виду.

«Кто что ищет. Сашок себя ищет, а эта — людей. А что их искать, они везде всякие есть. И тут разные попадаются. Обычно молодые девушки едут на Север, чтобы поскорей замуж выскочить — здесь на них большой спрос. А получается почему-то как раз наоборот, чаще холостыми и уезжают отсюда. Да еще с прибавлением... Жалко, если и эту какой-нибудь проходимец вроде Митьки обманет...»

А Митька — опять легок на помине — протискивается в рубку.

— Ну что? — спрашивает Карцов сердито, как будто Митька и в самом деле уже обманул докторшу.

— Не отвечают. Наверное, встречают с той стороны, у причала. Что будем делать?

— Попробуем сами подойти к острову, хотя глубина тут небольшая. Бери-ка отпорный крюк и замеряй. Только смотри, чтобы самого за борт не смыло.

— Ах ты... — Митька едва не выругался, но вовремя сдержался. — И угораздило же ее рожать в такую погоду!

Он долго шарашился на баке, потом догадался ухватиться за кнехт. Пока что отпорный крюк не доставал до дна, и Митьке пришлось лечь.

— Два с половиной... Два сорок... Два с четвертью... Два!

Карцов перевел ручку машинного телеграфа на «стоп», катер медленно по инерции некоторое время еще двигался к берегу.

— Метр восемьдесят... Метр семьдесят, — докладывал Митька. — Полтора!

Дальше идти нельзя, грунт тут каменистый. Потеряв ход, катер развернулся лагом к волне, и его валяло с борта на борт как ваньку-встаньку. Карцов залез на рубку и, широко расставив ноги и с трудом удерживая равновесие, махал флажками. Но с острова никто не отвечал, должно быть, их в самом деле ждали с другой стороны.

А Митька тем временем докладывал:

— Метр сорок пять... Метр сорок...

Карцов спрыгнул с рубки, свернул флажки и положил их в ячейку.

— Не отвечают? — спросила докторша.

— Нет.

Она туго повязала платок, подхватила чемоданчик и решительно шагнула из рубки.

— Ну я пойду.

— Куда?

— Туда, на остров. До берега тут всего метров тридцать и неглубоко. Дойду.

Сразу видно, что она здесь совсем недавно. Эти тридцать метров могут стоить ей жизни. И не потому, что волна. Главное тут — вода. Больше трех минут она в такой воде никак не выдюжит.

— Запрещаю! — резко сказал Карцов.

Докторша удивленно посмотрела на него, но не испугалась, а лишь усмехнулась и сказала:

— Мне кажется, в данном случае не я вам подчиняюсь, а вы мне. — Она решительно шагнула к борту.

Карцов схватил ее за рукав:

— Вы это бросьте! Погибнуть хотите?

— Но ведь там двое: мать и ребенок. Они ждут моей помощи. Вы это понимаете? — Теперь и докторша начала сердиться.

— Понимаю, — как можно мягче сказал Карцов. Вот так всегда бывало: если на него начинали сердиться, он, наоборот, сразу успокаивался. — Но если вы погибнете, они этой помощи не дождутся.

— Где же выход? — Она тоже взяла себя в руки, спросила спокойно.

— Обойдем остров, покажем им, чтобы встречали здесь, и опять вернемся сюда.

— Сколько это займет времени?

— Час, а то и все полтора, — подсказал высунувшийся из моторного отсека Сашка.

— Да, часа полтора, — подтвердил Карцов.

— Много!

Тут Сашка совсем вылез из люка и подскочил к Карцову:

— Дядь Вань, я могу, я закаленный. Разрешите?

— Ты что, роды принимать умеешь?

— Не, я ее. — Он кивнул на докторшу. — Она легкая, я ее в один миг до берега дотащу.

Это идея! Но у Сашки росту всего метр шестьдесят восемь, воды ему будет по самое горло, тут бы только самому дойти, без ноши. В Митьке метр восемьдесят три, но он что-то помалкивает, даже отвернулся, делает вид, что ни о чем не догадывается.

— Ладно, пойду я, — сказал Карцов. — Дмитрий, останешься за старшего. Смотри не посади катер на камни, вон там, видишь, валуны высовываются. Как только мы дойдем до берега, так сразу отходите и возвращайтесь в базу. За мной придете, когда утихнет.

— Дядь Вань!

— Приказание поняли? Повторите!

— Есть не посадить катер и возвращаться в базу! — четко, даже как-то обрадованно повторил Митька.

Карцов вынул документы, папиросы, спички, потом вспомнил о накладной, которую ему все-таки удалось выколотить, аккуратно свернул ее и положил в военный билет. Потом все это завернул в платок и отдал Сашке:

— Положи в рундук. Если я тут засижусь надолго, получишь по накладной все, что там указано, только проследи, чтобы на складе не обсчитали.

— Есть! — Сашка полез в кубрик.

Карцов подошел к борту, но сразу прыгать в воду не стал, знал, что так может не выдержать сердце. Сколько на его памяти таких случаев было! Вообще считается, что в такой воде человек может продержаться четыре-пять минут. Есть, конечно, такие вон, как Сашка, закаленные, те дольше держатся. А «моржи» так и вовсе удовольствие испытывают. А может, и врут насчет удовольствия-то.

Однако он не «морж» и должен действовать с умом.

Он лег на палубу животом, свесил за борт сперва ноги, потом сполз весь. Его сначала будто ошпарило, а потом словно схватило холодным железным обручем так, что дыхнуть невозможно. Воды оказалось по грудь, но когда набегала волна, она захлестывала лицо и наливалась в уши. Карцов, отфыркиваясь, попрыгал на одном месте, чтобы хоть немного разогнать кровь, и крикнул:

— Давайте!

Сашка захватил из кубрика свой прорезиненный плащ, они с Митькой завернули в него докторшу и осторожно подали ее Карцову. Тот принял ее на вытянутые руки и сразу пошел к берегу. «Хорошо, что худенькая, — подумал он. — Была бы покрупнее, не унес бы». Ему казалось, что так даже как-то теплее, порожняком он замерз бы совсем.

Он шел хотя и осторожно, но споро. Знал, что иначе нельзя. «Только бы не схватила судорога. Надо иногда чуть приседать...»

До полпути было сравнительно легко, а потом начали затекать руки. «Вот еще не хватало уронить!» Он заторопился и чуть не упал: под ноги попался небольшой валун.

— Ой! — вскрикнула докторша.

Должно быть, он все-таки макнул ее в воду.

— Сейчас, уже недалеко, — успокоил он ее, но теперь уже не торопился. Когда воды стало ему по пояс, он переложил докторшу на плечо. И тут же увидел, что от метеостанции к ним кто-то бежит, машет руками, кричит, но слов из-за шума прибоя не разобрать. «Это хорошо, значит, мне можно будет сразу же вернуться на катер, а то застрянешь и будешь куковать, пока шторм не утихнет».

Но когда добрались до берега, сил уже не было. Поставив докторшу на ноги, Карцов опустился на отполированный морем камень. Катер еще лежал в дрейфе. Карцов махнул Митьке рукой: отходи! Сашка юркнул в моторный отсек, прибавил обороты, и катер, пыхнув синим дымком, развернулся и стал набирать ход.

А тело Карцова совсем одеревенело, тут еще судорогой схватило ногу, и он аж застонал от боли.

— Свело? — понимающе спросила докторша.

— Ага.

— Сейчас. — Она открыла свой чемоданчик, порылась в нем, достала длинную иголку. Штанина прилипла к ноге, вдвоем им долго пришлось ее закатывать. Но вот докторша кольнула иголкой в икру, и сразу боль стала отпускать.

— Теперь растирайте.

Только тут и заметил Карцов, что докторша стоит босиком.

— Обуйтесь, а то застудитесь.

— А я туфель потеряла там, когда крикнула.

— Ах ты, беда какая! Второй хоть наденьте.

— Я и его скинула. Зачем он один-то?

Тут к ним подбежал муж этой самой не вовремя вздумавшей рожать гидрологини — Карцов его знал, сейчас старался вспомнить его фамилию, но никак не мог вспомнить.

— Вот спасибо! А я уж думал, что не успеете. А тут еще и погода испортилась. Пойдемте быстрее, она там очень мучается. — Он говорил быстро, захлебываясь и суетясь без всякого толку.

— Погоди-ка. — Карцов взял его за рукав модной нейлоновой куртки. («И где только они ухитряются доставать такие?») — Видишь, туфли вот мы утопили, пока до берега добирались. Не босиком же ей идти?

Вахрамеев — наконец-то Карцов вспомнил его фамилию — сел, быстро стащил с себя сапоги и протянул докторше:

— Вот наденьте, а я и в носках добегу, тут недалеко.

Сапоги были, наверное, сорок третьего размера, а то и еще больше. На тоненьких ножках докторши они хлябали, громко бухали каблуками о камень. А Вахрамеев нетерпеливо приплясывал возле докторши и все тараторил:

— Первенец у нас, по срокам вроде бы еще неделю она должна была ходить, я завтра собирался везти ее в больницу. А вот поторопилась! Доктор, попробуйте скорее идти, а то она там очень мучается и плачет. Вдруг не успеем?

— Схватки частые? — озабоченно спросила докторша, стараясь поспеть за Вахрамеевым.

— Очень!

— Через сколько минут?

— Минут? — Вахрамеев остановился как вкопанный и растерянно уставился на докторшу. — Я не замерял. Извините, как-то не догадался.

— Ну а хотя бы воды накипятить вы догадались?

Вахрамеев ничего не ответил, сорвался с места и крупной рысью помчался вперед.

— До чего же беспомощный народ эти мужчины! — вздохнула докторша.

— Это верно, — согласился Карцов. Коснись такое дело лично его, он тоже не сообразил бы...

Всю эту ночь Карцову впервые за многие годы снились хорошие сны. Но утром он их все начисто забыл и сильно огорчился: было бы что рассказать Сашке.

Дальше
Место для рекламы