Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

М. Новиков.

Первые ракетоносцы

С рассвета 20 августа 1939 года далекий гул авиационной и артиллерийской подготовки приглушенно доходил до одного из полевых аэродромов, где ожидала приказа на вылет особая группа истребителей под командованием летчика-испытателя капитана Николая Ивановича Звонарева. Это были не обычные тупоносые И-16 — «ишачки», как любовно называли их летчики. Под крыльями каждого истребителя виднелись восемь серебристых, похожих на хищных щук боевых ракет. Таких самолетов-ракетоносцев тогда не имела ни одна авиация в мире!

Почтя три часа грохотали орудия, рвались авиационные бомбы, дрожала земля... В девять утра гул артиллерийских разрывов несколько притих.

«Перенесли огонь в глубину, — догадался Звонарев. — Сейчас наши танки и пехота пойдут в атаку!».

А команды на вылет все нет... Над аэродромом в белесом мареве время от времени пролетают советские самолеты, идущие бомбить врага.

Только около 17 часов, когда советские танки и пехота совместно с конницей Монгольской Народно-революционной армии далеко продвинулись вперед, охватывая с флангов вражескую группировку, над аэродромом взвилась сигнальная ракета.

Нарастающим грохотом обвала обрушился на аэродром гул мощных авиационных моторов. От ветра, поднятого винтами, пошли волны по начавшей желтеть траве. Один за другим стремительно взлетели пять истребителей. Убирая шасси, они быстро набирали высоту.

Когда стрелка высотомера замерла около отметки в две тысячи метров, Звонарев огляделся по сторонам. Оправа летел старший лейтенант Семен Пименов, чуть дальше старательно выдерживал дистанцию и интервал лейтенант Владимир Федосов, слева вели свои машины лейтенанты Иван Михайленко и Тимофей Ткаченко.

Внизу под крыльями проплыла темная змейка Халхин-Гола, дальше виднелись изрытые и дымящиеся после авиационной и артиллерийской подготовки песчаные барханы восточного берега реки. Справа серебряными блюдцами сверкнули озера Узур-Нур и Яньху. Вдруг эскадрилья серебристых «чаек», прикрывающая сверху особую группу, стремительно рванулась вперед.

«Видимо, заметили японцев!» — насторожился Звонарев. Через несколько секунд он увидел на востоке маленькие темные точки. Они летели несколькими группами на высоте трех-четырех тысяч метров. Их было около четырех десятков, не меньше. Японцы!

Звонарев стал набирать высоту и прильнул к прицелу. На черное перекрестье медленно наплывал серебристый моноплан со стойками неубирающихся шасси.

«До противника около двух километров!» — прикинул Звонарев и нажал кнопку пускового устройства. Темные трассы ракет с пяти истребителей прочертили небо. Мимоходом бросив взгляд на циферблат часов, Звонарев отметил время первого боевого ракетного залпа: 17 часов 20 минут!

Стараясь занять удобную позицию для повторного ракетного удара, капитан со своей группой нырнул в облака и разрывов своих ракет не заметил. Когда в лицо снова ударили солнечные лучи, Звонарев увидал, как японские самолеты круто развернулись и, не приняв боя, стали уходить на юго-восток, в сторону Маньчжурии.

Через час после посадки на аэродром позвонил старый сослуживец и товарищ, командир 22-го истребительного полка.

— Поздравляю, Николай, с первым успехом! Земля показала два сбитых японских истребителя. Записали тебе. Больше никто не стрелял!

— Впервые в истории авиации ракетное оружие принесло успех в воздушном бою, — говорил вечером 20 августа капитан Звонарев, выступая перед летчиками и техническим составом особой истребительной группы.

Николай Звонарев с 1935 года занимался испытаниями боевых ракет. Много творческого труда было вложено в разработку этого нового вида авиационного вооружения. Еще ранней весной 1920 года в холодной и голодной Москве два энтузиаста — Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев начали проводить первые опыты с боевыми ракетами. Вскоре стало ясно, что применяемый дымный порох не может обеспечить стабильного полета. Новый, бездымный порох, получивший название пироксилинотротилового, был получен с помощью специалистов-химиков С. А. Серикова и О. Г. Филиппова. Первая советская ракета с толстостенными шашками из пироксилинотротилового пороха была запущена 3 марта 1928 года. В начале 30-х годов к работе над ракетным оружием подключились талантливые военные инженеры Г. Э. Лангемак и Б. С. Петропавловский.

Прежде всего новое оружие решено было использовать в авиации. Самолеты нуждались в усилении вооружения, а пушки того времени практически нельзя было использовать из-за их тяжести и большой отдачи. Уже в 1931 году летчик-испытатель С. И. Мухин успешно произвел первые боевые стрельбы ракетами с самолета. Затем летчик В. К. Коккинаки стрелял ракетами с биплана Р-5. В 1937 году после широких и всесторонних испытаний 82-миллиметровые реактивные снаряды были приняты на вооружение истребителей. Годом позже были приняты на вооружение штурмовиков и бомбардировщиков более мощные 132-миллиметровые снаряды.

Весной 1939 года для ознакомления с новым авиационным оружием несколько десятков лучших летчиков-истребителей советских ВВС были собраны на одном из полигонов под Москвой. Первые стрельбы ракетами провел там начальник сборов Звонарев.

Когда японские агрессоры спровоцировали военные действия на границах Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол, решено было послать туда несколько истребителей И-16, вооруженных, кроме пулеметов, еще и 82-миллиметровыми реактивными снарядами — по восемь на каждой машине. Командование этой особой группой и было доверено Звонареву. Двадцатисемилетний капитан уже около восьми лет летал на самолетах самых различных типов — от допотопного учебного биплана «Авро» до новейшего для того времени истребителя «Чайка». Сын царицынского котельщика, двадцатилетним юношей он окончил Одесскую школу военных летчиков. После двух лет службы в строевых частях способный и трудолюбивый летчик был направлен в эскадрилью особого назначения, где проводились испытания новых видов авиационного вооружения. Здесь-то и пришлось Николаю Ивановичу впервые встретиться с боевыми ракетами.

Звонарев лично и очень тщательно выбирал летчиков для особой группы. Самым старшим по возрасту среди них был Семен Пименов, одногодок своего командира, сын крестьянина-бедняка из Подмосковья. В авиационное училище он ушел после двух лет работы на одном из московских заводов. В его аттестации отмечалось: «Летает с 1933 года. Летает уверенно, любит летное дело. Дисциплинирован». На два года моложе был Иван Михайленко — крестьянский сын с Киевщины. Окончив три курса рабфака, он добровольно ушел в школу военных летчиков. За два года он стал командиром истребительного звена. Украинцем был и двадцатидвухлетний Тимофей Ткаченко. Несмотря на молодость, он стал отличным истребителем, отличавшимся исключительной меткостью при стрельбе в воздухе. Владимиру Федосову двадцать один год исполнился в поезде, по дороге на Дальний Восток. Глядя на его совсем юное лицо, трудно было поверить, что это опытный летчик-истребитель, с редким по остроте зрением и отличнейшей реакцией.

На второй день нашего наступления — 21 августа, противник ударами с воздуха неоднократно пытался приостановить продвижение советско-монгольских войск. Для отражения атак японских бомбардировщиков с раннего утра была поднята группа истребителей-ракетоносцев. Как всегда, их прикрывали обычные истребители И-16 и «Чайки».

Когда под крылом самолета Звонарева проплыли изрытые окопами склоны высоты Хамар-Даба, капитан увидел, как около сверкающей в лучах солнца ленты Халхин-Гола поднимаются темные фонтаны высоких разрывов.

«Японцы пытаются бомбить наши переправы через реку!» — понял Звонарев, и стремительно повел свои истребители на перехват вражеских самолетов. Следом повернули и истребители прикрытия.

Заметив большую группу советских самолетов, японские бомбардировщики развернулись и стали уходить на маньчжурскую территорию. Звонарев сдвинул сектор газа вперед до предела. Японские самолеты стали медленно увеличиваться в размерах. Вот уже ясно различимы их двойные кили. Звонарев, глядя в прицел, шептал про себя: «Осталось 2000, 1800, 1600, 1400, 1200. Пора!» Нажата кнопка запуска ракет. Дымные трассы потянулись и от летевших рядом истребителей. Темные бутоны разрывов медленно распустились среди строя двухмоторных японских бомбардировщиков. Два из них, оставляя дымный шлейф, стали падать на землю. Радостными и взволнованными возвращались летчики на свой аэродром. Передышка на земле была короткой. Через два часа последовал короткий приказ: «В воздух!»

На этот раз встреча с вражескими самолетами произошла в районе озера Яньху. В короткой ожесточенной схватке с японскими истребителями И-97 пятерка капитана Звонарева сбила один из них ракетами.

Группа первых советских истребителей-ракетоносцев участвовала во многих воздушных боях над рекой Халхин-Гол. Последний бой был 15 сентября.

Перед отлетом из Монгольской Народной Республики капитан Звонарев получил документ, в котором удостоверялось: «За период военных действий в МНР группой летчиков под командованием капитана Звонарева сбито самолетов противника: истребителей И-97–10, бомбардировщиков — 2, легкий бомбардировщик — 1. Итого 13 самолетов».

Звонарев аккуратно сложил бумажку и спрятал ее в карман. А ведь это был исторический документ — он удостоверял, что ракетное оружие авиации впервые было создано и успешно применено в боях советскими людьми!

Тринадцать сбитых вражеских самолетов! По масштабам воздушных боев на Халхин-Голе это сравнительно немного. Ведь там было уничтожено 660 японских истребителей, разведчиков и бомбардировщиков. Однако это был первый успех нового реактивного оружия.

Японское авиационное командование, как свидетельствуют архивные документы и опубликованные спустя много лет после событий исследования, так и не догадалось о новом оружии, примененном советскими самолетами. Тайна была сохранена!

За успешное испытание реактивных снарядов в воздушных боях над Халхин-Голом Звонарев был награжден орденом Красного Знамени и орденом Сухэ-Батора, ему досрочно присвоили звание майора. Боевых наград были удостоены все летчики особой группы.

В годы Великой Отечественной войны Звонарев не раз встречался в воздушных боях с «мессершмиттами», сбил несколько гитлеровских самолетов, сам сажал «на брюхо» свой подбитый «МиГ»... Потом вместе с группой летчиков-испытателей был отозван с фронта для испытаний новых самолетов. Уволившись из армии, много лет работал мастером на Липецком металлургическом заводе. Заместитель командира истребительного полка Семен Пименов погиб в сентябре 1942 года под Воронежем. Капитан Иван Михайленко был сбит в воздушном бою в августе 1943 года. Погибли также Володя Федосов и Тимофей Ткаченко. Реактивные снаряды были использованы советской авиацией уже в первые часы Великой Отечественной войны. 24 июня летчик-истребитель Б. Ф. Сафонов (впоследствии дважды Герой Советского Союза) под Мурманском на истребителе И-16 сбил ракетами немецко-фашистский бомбардировщик «Хейнкель-111» — это был первый самолет, уничтоженный авиаторами Северного флота. Интересно отметить, что, судя по сообщениям зарубежной печати, в США и Англии ракеты стали применяться в авиации только с 1942 года, а в Германии еще годом позже.

* * *

Авиационные реактивные снаряды и приспособления для их запуска, впервые с успехом примененные в воздушных боях на Халхин-Голе, в дальнейшем явились основой для создания наземных пусковых установок, которые под именем «катюш», или гвардейских реактивных минометов, нагоняли ужас на немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Именно наши авиационные реактивные снаряды, испытанные в боевых условиях в небе Монгольской Народной Республики, заложили основу самого грозного оружия современности — ракетного!

Дальше
Место для рекламы