Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Ж. Шагдар.

Соколы Халхин-Гола (поэма)

На северо-запад
Машина летит...
Как дорого все здесь
И сердцу знакомо!
Хангай величавый
Поодаль стоит,
И все говорит мне,
Что снова я дома.
Орхон полноводный...
Кукушка поет...
Мираж за миражем.
Раздолье худона.
Здесь сердце впервые
Просилось в полет.
Здесь воля мальчишку
Вела непреклонно.
Как лебеди, юрты
В высокой траве.
Закатное солнце
Сулит нам прохладу.
Далекие тучи
Плывут в синеве...
Другой красоты
Никакой мне
Не надо!
Как песня, здесь льется
Раскованный труд.
И дым кизяка —
Для меня, словно ладан!..
Мальчишки аила
К машине бегут.
Сажусь для беседы
С друзьями я рядом.
Мы в юрте сидим
За широким столом.
Смотрю — фотография:
У самолета
Монгол рядом с русским.
Так снялись рядком,
И рядом остались —
Два храбрых пилота.
А дым кизяка,
Словно ладан, плывет,
И льется кумыс,
И задумчивы речи.
И вдруг я увидел
Горящий восход
И даль Халхин-Гола,
И злой небосвод
Мелькнул озаренно
И вспыхнул далече...
Моя дорогая
Навеки страна!
Куда ни посмотришь —
Родимое, наше.
У каждого Родина —
Только одна.
Так пусть она будет
Сильнее и краше!
Воскресное утро...
Пылающий год,
Навеки нам памятный —
Тридцать девятый...
И август горячий
По скалам идет.
Шагают, шагают,
Шагают солдаты.
Двадцатое августа.
Враз рассвело.
И вижу: барханы
Уже посветлели.
Навеки запомнится
Это число,
Которое пули
Стократно пропели.
Две братские Армии
Рядом стоят,
Застыв в ожиданье
Сигнала атаки.
И пушки,
И танки тяжелые — в ряд,
Туда, где противник
Бессонно глядят,
Рвануться готовы
По первому знаку!
В кабине ждет старта
Шаравын Лодон.
Застыл самолет —
Краснозвездная птица.
И аэродром,
Как струна, напряжен,
И каждый готов
За свободу сразиться.
В семнадцать Лодон
Управлял табуном.
Трудился как надо.
У старших учился.
Справлялся неплохо
С любым скакуном,
Как будто родился и вырос на нем.
Теперь не коня —
Оседлал самолет!
Осталось до старта
Всего лишь мгновенье.
И сердце героя
Стремится в полет,
И сердце героя
Стучит в нетерпенье.
И вспыхнул упорный
Стремительный бой.
Слились, словно реки,
Людские усилья.
И смерть источал
Небосвод голубой,
И пули пронзали
Кабину и крылья.
К Лодону пристроился
Вражий пилот,
Лишь миг — и собьет!
Только русский товарищ
К Лодону на помощь
Метнулся — и вот
Дымится, на землю
Летит самолет —
То вспыхнул японец
Средь праха пожарищ!
Но вот уж и Сашин
Горит самолет.
Ударила в цель
Самурайская пуля.
И огненный шлейф
Через небо ползет,
И взрыва фонтаны
Высоко взметнули...
А битва гремела.
И лез напролом
Захватчик японский
Сквозь полдень багровый.
Но мы защищали
Отчизну и дом,
И мы победили
В той битве суровой!
Где взять мне слова,
Чтоб хвалу вознести
Советским героям,
Монгольским героям?
Нам вместе шагать
И сражаться в пути,
И мы для Победы
Усилья утроим!
Пускай не сумею
Найти я слова,
Какие желаю —
Ведь это неважно,
Коль память в народе
Навеки жива
Об «ИЛе-16»
И «Чайке» отважной.
...Промчались года,
Как в степи табуны.
В кругу вспоминают
Войну ветераны.
Но вечны следы
Отгремевшей войны,
И вечно к погоде
Тревожатся раны.
И старый чабан
Говорит, говорит...
Лодон! Это он,
Я узнал его сразу.
Во взгляде
Все та же
Отвага горит.
Взлететь он готов
В небеса по приказу.
О Саше погибшем
Он нам рассказал,
Чье имя пронес
Через годы, как знамя.
А вечер над юртой
Уже наплывал,
И первые звезды
Всходили над нами.
Луна выплывает,
И чист небосвод,
И вечна, как истина,
Мужества мера.
И дружба бессмертна,
И вечен народ,
И живы в душе
И стремленье и вера.
Вздыхает Лодон:
 — Я теперь скотовод...
Всегда разволнуюсь,
Как вспомню, что было.
А если придется —
То снова в полет
Готов на машине
Своей легкокрылой.
Мы пили с друзьями
Кумыс до утра,
Бои Халхин-Гола,
Друзей вспоминая.
Рассвет подсказал мне:
 — В дорогу пора!
Друзья у дверей
Собрались, провожая.
Воздушная битва!
Пылающий год.
Народу он памятен —
Тридцать девятый.
Израненный август
По скалам бредет.
Распорот огнем
Голубой небосвод.
Я вижу: к Победе
Шагают солдаты.
Место для рекламы