Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Б. Явуухулан.

Слово старого солдата

Да, мальчик мой! И вправду я однажды мертвым был,
Но у меня был русский друг — он жизнь мне возвратил.
Все, кто слыхали тот рассказ, не верили сперва,
С усмешкой слушали они правдивые слова.
Я добровольцем шел на фронт, я молод был и смел,
И в джигитовке мало я соперников имел.
Границу нашу перешел жестокий самурай,
На Халхин-Голе бились мы за свой родимый край.
Враг был хитер... Матерый волк, он кинулся рывком
На нас, без передышки полк кидал он за полком,
Но к нам на помощь подошла друзей и братьев рать,
От рубежа до рубежа бежал противник вспять.
Не побывавшие в боях говаривали так:
«Теперь к нам больше никогда не сунет носа враг!»
Кому ж случалось воевать, так отвечали им:
«Как волк, хитер лукавый враг... Что будет, поглядим!»
Любил я, помню, часть свою — отличный все народ!
И вот она приказа ждет, готовая в поход,
А рядом с ней, плечом к плечу, недвижные пока,
И днем и ночью начеку советские войска.
Нас с другом вызвал раз к себе командующий сам,
Сказал, что завтра до зари идти в разведку нам.
Был славный малый друг мой Дорж — веселый паренек,
Жаль, до поры свинца кусок свалил солдата с ног!
Мы долго ехали вдвоем, без отдыха ползли...
Мы за пригорок залегли и стали ждать зари.
А ночь была черным-черна — сплошное море тьмы...
И тихо было так: казалось нам, что глухи мы.
Вдруг слышу, Дорж, толкнув меня, мне шепчет: «Погляди,
Ведь это вражеская часть за склоном впереди».
В рассветной мути различить смогли глаза мои,
Что по равнине всей враги кишат, как муравьи.
Мы сразу поняли: они готовятся напасть,
И встал вопрос — кому из нас двоих вернуться в часть?
Дорж был находчив и горяч: «А ну, давай-ка я!»
И побежал в лесок, спеша добраться до коня,
Но враг не спал; в густой траве он обнаружил нас,
От пулеметного огня на склоне пыль взвилась.
А Дорж бежал, бежал, бежал... Вскочил он на коня
И поскакал за перевал, пригнувшись от огня.
Ликуя, думал я: «Спасен! Еще один бросок!»
Конь, как по воздуху, летел вперед, не чуя ног,
Как выпущенная стрела, он близился к леску...
Но пуля парня догнала и сшибла на скаку.
Остался к небу обращен его застывший взгляд,
И я с тревогою в душе скорей пополз назад.
Почти добравшись до коня, я увидал бойца,
Простые русские черты открытого лица...
Давно я знал его шинель защитного сукна,
И знал звезду я, что была на каске зажжена,
Из штаба сообщили в часть, что связь оборвалась,
И он пошел — и вот он здесь, чтобы наладить связь...
Он не твердил, что мы друзья, что цель у нас одна,
Но мне душа его до дна в тот миг была видна.
И я, доверившись вполне, спешил за ним ползти,
Чтоб командиру донести, что враг уже в пути.
Гнедой с отметиной на лбу припрятан был во рву;
Как многоопытный боец, скакун залег в траву.
Не зря в походах и боях боец с конем вдвоем:
Мы донесение свое послали с тем конем.
Он крупной рысью поскакал, он миновал холмы,
Из виду скрылся, и тогда легко вздохнули мы
И порешили, что вдвоем с врагами примем бой
И не на день, так хоть на час рубеж удержим свой.
Товарищ дерзок был и смел, умел он метко бить,
Такому впору сам-один на тигра выходить!
Мы дали очередь. Еще звук выстрелов не стих,
А уж лежал весь первый ряд, как срезанный тростник,
И мы стреляли вновь и вновь, в глазах мутился свет,
Но вот последний выстрел, и — патронов больше нет!
Невыносимый блеск в глазах, удар по голове...
Мой друг сражается один, а я лежу в траве,
Но перед тем, как темнота мир заслонила весь,
Я услыхал вдали: «Ура!» Я понял: наши здесь!
И тоже закричал «Ура!», вскочил, чтобы бежать...
Я без сознания лежал, наверно, суток пять.
Потом рассказывал мне врач: «Советский друг-солдат
Тебя, холодного почти, доставил в медсанбат».
Да, много видел Халхин-Гол, грозна была война,
По этим тихим берегам, как смерч, прошла она.
Знамена плавали в дыму, как в небе облака,
И шел народ, и шли войска, как бурная река,
Разрывы бомб взметали пыль до самых до небес,
Захлебывался пулемет, слепил ракетный блеск.
И кони падали в траву, ломая строгий строй,
И дальнобойное порой гремело за горой.
Да, мой сынок, я побывал разок на свете том...
Но у меня был русский друг — забуду ли о нем?
Тогда мы выиграли бой, прогнали прочь врага
С родных полей страны своей, что всем нам дорога.
Я был солдатом. Что скрывать, я и сейчас солдат —
Я в войско мира горняком теперь зачислен, брат!
С друзьями русскими дружу, как прежде на войне:
Я им, где надо, помогу, они помогут мне!
Не устаю благодарить и помню как солдат —
Я в войско мира горняком теперь зачислен, брат!
Не устаю благодарить и помню, как сейчас,
Солдата-друга, что меня для жизни мирной спас.
Хороший русский человек с открытою душой...
Нет для меня людей милей на всей земле большой.
И я уверен, что со мной согласен мой народ,
Что руку дружбы русским он со мною подает.
Мы побратались в трудный час, сдружились на войне —
Ничто не сломит дружбы той, сковавшейся в огне.
Дальше
Место для рекламы