Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Эффенди Капиев.

Легенда и жизнь

Гвардии капитан Хазаев молод: ему всего 23 года. Но имя его знают далеко в горах Осетии, и народ издали следит за героем. Это его, Хазаева, отряд в сентябре прошлого года принял на себя главную силу удара у Вознесенска. Танки и мотопехоту дивизии СС бросил тогда враг на Вознесенск. Наши части стояли треугольником, причем на западном углу, направленном острием в грудь врага, находился Хазаев со своим отрядом. Ни шагу назад не отошли в те дни герои. Дышащий огнем и смертью железный вал немецкой атаки разбился об их волю. Именно с этого, с катастрофы у Вознесенска, и начались тогда для немцев сплошные беды на Кавказе. Отряд Хазаева вошел в историю, он отмечен командованием Северо-Кавказского фронта, и почти все бойцы его ныне награждены орденами и медалями. Но речь сейчас не об этом...

В те дни, когда один за другим освобождались города Северного Кавказа, капитан Хазаев и его бойцы познали однажды великое счастье воинов, доступное лишь тем истинным бойцам, что до конца верны своему народу. Оказывается, о них, об отряде Хазаева, в тылу у немцев, в народе ходила легенда-песня, возникшая еще в тяжелые дни отступления, и в легенде этой воспевалась их героическая гибель. Где и когда это было? Хазаев будто бы со своими русскими друзьями-гвардейцами, окруженный в лесу несметными черными полчищами врагов, не сдался и принял бой. Десять дней длился небывалый поединок горсточки храбрецов с морем немецких войск. Наконец, на одиннадцатый, гласила легенда, патроны у бойцов кончились, почти все они были перебиты и оставались в живых только командир отряда Хазаев и его верный друг комиссар Василий, оба смертельно раненные, истекающие кровью...

— Сдавайтесь! — кричали немцы. — Мы вас пощадим как храбрецов!

— Сдадимся, — ответили Хазаев и Василий. — Подойдите ближе...

И когда немцы, в надежде взять умирающих героев живыми, подошли ближе, Хазаев и Василий, собрав воедино всю оставшуюся волю, рванулись вперед и впились зубами в горла офицеров. Так и окоченели их трупы...

Легенда эта потрясла народ, и целые толпы девушек и стариков ходили в те дни в тылу у немцев по окрестным лесам, выискивая место гибели героев, чтобы с почетом предать их земле.

Но жизнь оказалась чудесней легенды, и герой Хазаев со своим отрядом вернулся к народу не мертвым, а живым. С какой великой радостью встречал народ храбрецов, вступавших в числе передовых частей в станицы и села Осетии! Русские бойцы Хазаева за эти дни научились осетинскому языку, так много спрашивал и хотел поделиться с ними народ!

— Братья наши, — шептали старики, — как нам вас называть?

...И вот в одном из селений после многолюдного митинга в круг вышел седобородый старик и спел бойцам Хазаева легенду о их неравном поединке с немецкими полчищами, о дивной храбрости русских, о преданности их своему командиру-осетину, о беззаветности и хладнокровной кончине всех их, всех до одного.

— Легенда малость ошиблась, — сказали бойцы, выслушав старика с веселой улыбкой. — Но насчет характеров наших все, кажись, правильно! Так оно и должно было быть, отец. Если б нас и вправду окружили, то. мы бы все приняли смерть точь-в-точь, как сказано в твоей песне. Поэтому не стесняйтесь, продолжайте петь эту песню о нашей смерти, будто и в самом деле так было...

И весь народ, собравшийся вокруг, разом, как по команде, захлопал в ладоши: «Ура!», «Слава героям!», и бойцы на руках донесли плачущего старика до самого его дома...

Так жизнь переплелась с легендой.

...С тех пор испытано и пережито немало. Отряд капитана Хазаева прошел с боями от Вознесенска, через Ставропольские степи, до низовьев Кубани, и не раз вместе с другими частями вступал он первым в освобожденные города и села. Но Осетия осталась в памяти бойцов, как песня, и о ней они вспоминают с радостной любовью и сыновним чувством. Произошла странная вещь. Осетин Хазаев, единственный горец в отряде, проникся от русских своих бойцов русской волей и думой, русским спокойствием и широтой души, русской жизнерадостностью, а русские бойцы в его отряде в свою очередь восприняли от командира-горца осетинское упорство и гибкость, осетинскую нетерпеливость. Народы наши взаимно дополняют и обогащают друг друга. Сформировалась многогранная, испытанная и великая в каждой мелочи общая душа нашего обновленного советского народа. Именно это и есть одна из тайн непобедимости нашей страны..

Дальше
Место для рекламы