Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

От полюса до полюса

Вся биография прославленного полярного летчика, заслуженного пилота СССР Петра Павловича Москаленко — в его летной книжке. Летал более чем на сорока типах самолетов. 20 тысяч часов провел в воздухе! Но он по-прежнему молод душой. Неторопливо рассказывает о фронтовых делах, о поединках с коварной стихией Арктики и Антарктиды, из которых вместе с товарищами — Виктором Перовым, Анатолием Волосиным, Владимиром Буклеем, Борисом Ивановым, Михаилом Шерпаковым, Михаилом Долматовым и другими полярниками неизменно выходил победителем.

Судьба с избытком припасла на его долю испытаний. Еще в 30-е годы избороздил на санитарных По-2 побережья и острова Белого, Баренцева и Карского морей. Узнал почем фунт «полярного лиха». «Приводными» тогда были затерявшиеся в белом безмолвии редкие поселки да оленеводческие стойбища, высшим комфортом — меховая маска; «совершенным» навигационным прибором — зыбкая картушка магнитного компаса. А самые надежные помощники, пожалуй, энтузиазм да безоглядная влюбленность в авиацию. Они не подводили никогда.

Сколько же таких вот полетов, порою с риском для собственной жизни во имя жизни других! Летал по неизведанным трассам, садился на коварных прибрежных ледяных припаях, на глухих таежных лесосеках. Так, в каждодневном опасном труде закалялся характер.

* * *

В грозные годы Великой Отечественной войны Москаленко — фронтовой летчик. До тонкостей зная специфику полетов на Севере, он со своими боевыми товарищами бомбит переправы, морские порты и аэродромы противника, забрасывает в тыл врага разведывательные группы, перевозит срочные грузы, эвакуирует раненых. Бомбил транспорты с военными грузами в порту Ляборга на берегу Ботнического залива, фашистские аэродромы, приземлялся в окруженной противником группе наших войск, чтобы доставить боеприпасы и увезти в тыл тяжелораненых.

На один из островов Онежского озера в тыл к фашистам надо было забросить трех разведчиков с радиостанцией. Москаленко незаметно провел гидросамолет мимо вражеских гарнизонов. Затем в ночных условиях приводнился в заданной точке, высадил десант на острове. Но гитлеровцы услышали шум мотора самолета. И вот в сторону смельчаков, рассекая тьму голубым лучом прожектора, на большой скорости стал приближаться вражеский сторожевой катер.

Летчик не растерялся. Мгновенно приходит решение: подрулить к скалистому берегу, скрыться в его складках. Ощетинившись пулеметами, катер противника прошел вдоль побережья, прощупывая прожекторным лучом его каменистую твердь, но самолета так и не заметил. Улучив момент, Москаленко запустил мотор, дал полный газ, и машина, плавно скользнув по озерной глади, ушла в воздух из-под самого носа фашистов.

Выполняя труднейшие боевые задания, он никогда не забывал о своих обязанностях заместителя командира 5-го отдельного авиаполка ГБФ. В каждый полет брал с собой «не нюхавшего пороха» молодого летчика. Это была настоящая школа боевого возмужания. Его подопечные — Николай Матвеев, Дмитрий Гичкин, Владимир Никитов, Василий Данчук и многие другие впоследствии стали мастерами бомбового удара, умелыми и бесстрашными воздушными бойцами.

Помогая молодым обрести крылья, отважный авиатор вспоминал свою крылатую юность, свой первый полет.

* * *

...Витебская школа летчиков Осоавиахима. Раннее июньское утро 1932 года. Инструктор Сергей Федосеенко, всегда строгий и подтянутый, сегодня по-отцовски снисходителен. Глянцевая перкаль новенького самолета мягко отражает нежный свет утренней зари. На мальчишечьем неокрепшем плече учлета теплая ладонь инструктора:

— Ну, Петро, в добрый путь!

Думал ли тогда Федосеенко, что через двенадцать лет, в военном 1944 году он, командир полка, на фронтовых путях-дорогах встретит этого парня, крестьянского сына, тоже командира авиационного полка. Причем здесь же, в районе Витебска! Бывший наставник с волнением узнал о боевых делах своего небесного крестника. До этого, как бы отдавая долг Осоавиахиму, Петр учился в Тушине, в Центральной школе инструкторов, был летчиком Ивановского аэроклуба, начальником летной части аэроклуба в Коврове...

* * *

В биографии каждого летчика есть свои вехи. Для Москаленко две из них самые заметные. Причем в прямом смысле этого слова, потому что поставлены они на Северном и Южном полюсах Земли.

Много раз летчик вылетал на ледовую разведку, чтобы подобрать подходящие льдины для дрейфующих станций и посадочных площадок. Первым в Арктике совершил весьма рискованный эксперимент — посадил самолет на ледяной купол. А дело было так.

В 1956 году он, назначенный командиром авиаотряда антарктической экспедиции Академии наук СССР, был занят в столице подготовкой людей и техники к ответственному рейду, но неожиданно его отправили на Север. В районе острова Шпицбергена терпела бедствие шведско-норвежская экспедиция.

Москаленко вместе с опытным полярным летчиком Перовым занялись поисками. Перов уже делал упорные попытки пробиться к ледовому острову, но безрезультатно.

Дело не из простых. Купол острова почти все время в облаках, не подступиться.

Долго кружились над тем местом, где, по всем расчетам, должен быть злополучный купол.

— Будем по очереди непрерывно барражировать над островом, — предлагает Москаленко, — нужен хотя бы малейший просвет.

Но по-прежнему остров укутан рваной пеленой облаков и тумана. Сквозь ничтожные просветы зыбко проглядывались черные точки людей и палаток. Первый слой облачности ниже вершины острова на 100 мэтров. Второй — почти над самым куполом. Странная картина: казалось, что люди стояли на облаках, так все сливалось в один серебристо-белый фон. Но вот улучили момент: на мгновение обозначился просвет. Скорее туда! За стеклом кабины мелькают клочья тумана, ветер остервенело треплет машину. Видимости никакой. Только черные точки на «облаках». Каким-то чутьем Москаленко определил начало выравнивания. Убран газ... Ну, еще немного... И вот — лыжи, мягко коснувшись снега, легко скользят по толстому насту. Навстречу спасителю, обгоняя друг друга и падая, бегут изможденные люди.

В Антарктиде летчикам, руководимым Москаленко, довелось встретиться с такими трудностями, которые даже в суровых условиях Арктики нелегко себе вообразить: ураганные ветры, доходящие до 70 метров в секунду, семидесятиградусные морозы, сильная разряженность атмосферы.

Но нужно было работать. Да еще как! Ведь необходимы полеты по изучению атмосферных условий и ледовой обстановки. Надо проложить надежный воздушный мост между полярными станциями Мирный, Пионерская и Восток-1. А тут беда — затерт льдами дизель-электроход «Обь», доставивший сюда ученых и летчиков. И снова без сна и отдыха — переброска людей к подоспевшему на помощь теплоходу «Наварин». В свою очередь с «Наварина» через промежуточный аэродром надо было доставлять грузы для Мирного, на который они забрасывались вертолетом, а уж потом — самолетом.

Эта сложная задача требовала новаторского решения. Командир авиаотряда предложил в качестве промежуточного аэродрома использовать... айсберг. И вот ежедневно на плавучий аэродром прибывал Ил-14, пилотируемый Москаленко. А связь между айсбергом и судном осуществлял экипаж вертолета Ми-8 во главе с Александром Кошманом. Воздушный мост «Наварин» — айсберг — Мирный действовал четко. Такого еще не было в практике освоения Антарктиды.

* * *

За участие в успешном осуществлении операции по вывозу 17-й советской антарктической экспедиции, спасению дизель-электрохода «Обь» и проявленные при этом мужество и отвагу Президиум Верховного Совета СССР Указом от 16 мая 1974 года наградил командира антарктического авиационного отряда П. Москаленко и командира вертолета А. Кошмана орденами Ленина.

Петр Павлович — скромный и обаятельный человек. Он и о своей невероятно трудной работе говорит с легкой иронией:

— Вот так и обживаем помаленьку ледяную землицу, придаем ей, горемычной, некоторый уют...

И только тот, кто его знает ближе, кто до конца понимает, что значит изо дня в день штурмовать необузданную, дышащую смертельным холодом стихию, знает истинную цену этому человеку, жизнь которого — подвиг.

* * *

...Как-то Петр Павлович зашел к своему другу, известному советскому летчику-испытателю Сергею Николаевичу Анохину, однокашнику еще по Центральной школе инструкторов Осоавиахима. Анохин рассказал тогда о таком эксперименте, что даже Москаленко, повидавший на своем веку всякого, только удивленно покачал головой. Речь шла об испытании самолета на прочность, когда летчик путем невероятных перегрузок должен был развалить его в воздухе.

Заметив, с каким восторгом Москаленко смотрит на друга, Анохин сказал сердито:

— Ну, это ты брось, Петя. Вас Север на прочность в каждом полете ломает, да никак не сломит. — И с улыбкой добавил:

— Видно, из прочного материала сделаны! Да, из прочного материала!

* * *

Имя отважного полярного летчика коммуниста Москаленко известно не только в нашей стране, но и за ее рубежами. Дороги авиатору встречи с молодежью: спортсменами ДОСААФ, комсомольцами, пионерами.

Началом замечательной традиции послужил такой случай. В 1959 году газета «Витебский рабочий» поместила о Москаленко статью. Затем его пригласили в гости в Витебск, в город, где он начинал свой путь в небо. Здесь предложили выступить на городском активе членов оборонного Общества. Поначалу волновался: пропагандистского опыта не имелось. Но оказалось, что лучшей агитацией явились его обычные дела: работа в Осоавиахиме, боевые вылеты в Заполярье, участие в освобождении от фашистов Белоруссии, покорение Арктики. И видел Петр Павлович, как восхищением загорались у парней и девчат глаза. Значит, нужны, очень нужны эти встречи. И как бы в подтверждение этой мысли посыпались одно за другим приглашения молодых рабочих текстильной и ковровой фабрик, студентов.

Не раз бывал полярный летчик в Иванове. Да и как же иначе: ведь здесь родной аэроклуб, тут он совершил первый парашютный прыжок, был летчиком-инструктором. Для клубного музея боевой славы Москаленко передал архивные материалы, экспонаты, фотографии. Ивановцы не забывают своего старшего товарища и друга, приезжают к нему в Москву за советом и помощью.

Крепкая дружба связывает летчика с родной Бобыничской школой, что под Витебском, с 8-й школой подмосковного города Жуковского. Еще в Великую Отечественную войну ребята из Подмосковья шефствовали над 5-м авиационным полком, в котором служил Москаленко. И по сей день они верны этой традиции: создали школьный музей истории полка, поддерживают постоянную связь с ветеранами, участвуют в военно-патриотической работе первичной организации ДОСААФ. А наставником у школьников заведующая учебной частью Римма Петровна Петрова. И не случайно: ее отец был летчиком полка, крылом к крылу ходил вместе с Москаленко в атаки на врага.

Нет для коммуниста, ветерана авиации большего удовлетворения, чем приносить радость ребятам, вселять в них уверенность в своих силах, мечту о крыльях, на которых они, принимающие эстафету от старших, еще больше возвеличат славу любимой Родины.

Содержание
Место для рекламы