Виктор Григорьевич Пашкевич Над рекой Березой

Памяти дорогих мне боевых друзей Юзи Жаховской, Франека Кломбоцкого, Анастасии Сахончик, Леонида Орлова, Федора Подоляна и других товарищей, погибших в Борисовском подполье, посвящается эта книга.

Автор

Война началась


- Эй ты, соня, проснись! - тормошил меня Саша. - Война началась! - крикнул он мне почти в самое ухо и, сдернув с плеч одеяло, мигом слетел с сеновала, где я спал после удачной ночной рыбалки.

Вслед за Сашей в одних трусах и майке я выскочил из сарая и невольно зажмурился от ярких лучей палящего солнца. Не успел я протереть глаза, как совсем недалеко загремел взрыв, затем второй, третий:

Мы с Сашей лежали за небольшой насыпью и чувствовали, как под нами вздрагивала земля. Из окон домов со звоном вылетали стекла. Так продолжалось несколько минут. Потом все сразу стихло. Только в районе станции клубились черные столбы дыма. Оттуда доносились крики и плач женщин.

В этот день над Борисовом появились первые фашистские самолеты. Они сбросили на железнодорожную станцию с десяток бомб, осколками которых были убиты несколько рабочих.

А на третьи сутки по большакам и проселочным дорогам, по лесным тропам поползли подводы, машины, детские коляски, тачки, наспех груженные домашним скарбом. И беженцы, беженцы, бесконечные потоки беженцев: Люди уходили на восток, подальше от фронта. Началась эвакуация городских учреждений, фабрик и заводов.

28 июня мой отчим Леонид Васильевич Орлов раздобыл где-то лошадь, и наша семья также покинула город. Но проехать мы успели километров тридцать, до деревни Велятичи. Дальше двигаться не было возможности - фронт оказался впереди нас.

Остановились мы на квартире у давнего знакомого, начальника местного почтового отделения Касперовича. Леонид Васильевич и хозяин дома надеялись вначале, что наши войска скоро вернутся и тогда они вступят в ряды Краской Армии. Но надежды оказались напрасными. Гитлеровцы продвигались все дальше и дальше в глубь страны. Леонид Васильевич и Касперович решили догонять части Красной Армии и стали собираться в путь.

Деревню Велятичи гитлеровские войска обошли стороной. Поэтому, когда июльским утром в дом к Касперовичам зашел первый секретарь Борисовского райкома партии Иван Афанасьевич Ярош, это не было неожиданностью для двух коммунистов, уже готовых в дорогу на восток. Но от намерения своего им пришлось отказаться. Ярош, хорошо знавший Леонида Васильевича по работе в районной конторе 'Заготзерно', предложил ему возвратиться в оккупированный Борисов, попытаться устроиться на работу и ждать указаний подпольного райкома. Такое же задание получил и Касперович, только пока он должен был оставаться в своей деревне.

На десятый день после захвата фашистами Борисова мы вернулись домой. В скором времени Леонид Васильевич пошел работать грузчиком на канифольную фабрику, где гитлеровцы наладили производство смолы.

На улицах Борисова были вывешены приказы фашистских властей, предлагавшие всем членам партии в трехдневный срок явиться в комендатуру и зарегистрироваться. Леонид Васильевич и мать долго обдумывали, как им быть.

Мать хотела, чтобы он немедленно уходил из города. Леонид Васильевич, наоборот, считал, что не вправе покидать Борисов, не выполнив задания секретаря райкома партии.

Как-то поздно вечером отец (так я обычно называл своего отчима) аккуратно завернул свой партийный билет в провощенную бумагу и позвал меня в кладовую. Там, в узком отверстии между крышей и толстой балкой, он его и запрятал на моих глазах.

- Запомни это место, сынок. Если я погибну, не доживу до нашей победы, сдай билет в горком партии. Помни, самое дорогое для коммуниста - его незапятнанная партийная совесть.

Дважды ходил Леонид Васильевич в Велятичи к Касперовичу, чтобы узнать, где находится секретарь райкома. Но тот тоже ничего не знал.

В третий раз отец пошел в Велятичи в середине августа и по дороге узнал страшную новость: Касперовича и других патриотов, проводивших активную работу по развертыванию партизанской борьбы, выследили предатели и выдали гестаповцам. Через несколько дней после ареста всех их расстреляли.

Вскоре Ярош сам нашел отца. О чем они всю ночь проговорили у нас в доме, я, конечно, не знал. Мы с моим другом Сашей Климковичем далее и не догадывались, что райком партии разворачивает в городе большую подпольную работу.

Переполох на автостраде

Ровная и прямая, как стрела, автострада Москва - Минск с первых же дней войны стала свидетелем жестоких сражений. Большой танковый бой произошел на этой дороге под Борисовом 30 и 31 июня 1941 года.


Двое суток наш танковый полк сдерживал натиск фашистских бронированных полчищ, стремившихся с ходу захватить мост через Березину. День и ночь на автостраде стоял сплошной гул от разрывов снарядов и рева моторов. А когда 1 июля фашистам удалось прорваться к реке, от самого Жодино до Борисова дорога была усеяна сгоревшими и подбитыми танками, на магистрали зияли воронки, подступающий к ней лес был выжжен.

Наспех залатав поврежденную дорогу, немцы мощными тягачами оттащили в лес и свезли в одно место около тридцати негодных машин. Вся эта изуродованная техника представляла собой своеобразное танковое кладбище, никем первое время не охраняемое.

Мы с Сашей лежали в обгоревших кустах и наблюдали, как по автостраде беспрерывным потоком двигались на восток фашистские войска. Вот на большой скорости промчалось около полсотни легких танков, а за ними в открытых кузовах тупорылых грузовиков проехала какая-то пехотная часть, потом пронеслись мотоциклисты, за ними опять танки:

- Смотри, - толкнул меня в бок Саша, - наших пленных ведут.

Я взглянул направо и увидел колонну красноармейцев, которых конвоировали около тридцати гитлеровцев. Военнопленных, по всей вероятности, вели в Борисовский концлагерь из Жодино или из Смолевич. Некоторые из них - изможденные, худые - едва переставляли ноги. Их заботливо поддерживали товарищи.

Но что это? Пленных догнала серая открытая легковая машина. Поравнявшись с последним рядом, она резко затормозила, взяла поворот влево и на малой скорости медленно поползла вдоль колонны. Рядом с шофером сидел холеный офицер в фуражке с высокой тульей и в накинутом поверх мундира легком прорезиненном плаще. Вытащив из кобуры небольшой пистолет, он на ходу начал целиться в кого-то из красноармейцев. По рядам пленных пронесся возмущенный ропот. В это время сухо щелкнул выстрел, и один из красноармейцев замертво упал к ногам своих товарищей.

Через десять метров фашист повторил свою забаву, и еще один красноармеец рухнул на разогретый июльским солнцем бетон.

- Зверь лютый, а не человек. Чтоб его первой пулей на фронте скосило, - с дрожью в голосе проклинал фашиста Саша.

Слезы душили нас обоих. Мы уходили от дороги в лес, а перед глазами стояла страшная картина расправы над двумя советскими солдатами.

- Танки! - вдруг вскрикнул Саша. Мы и не заметили, как наткнулись на обгоревшую бронированную машину. - Гляди сколько. Раз, два, три, четыре: - начал он считать. - Давай посмотрим, может, найдем что-нибудь.

Заглянув через открытый верхний люк внутрь одной машины, Саша крикнул:

- Здесь все искорежено снарядами. Залезай на другой.

Выбрав совсем необгоревший немецкий танк, я вскочил на гусеницу и в один миг оказался в кресле командира экипажа. Крутанул деревянную ручку, прикрепленную к зубчатому колесу, и не поверил своим глазам: громадная железная башня вместе с пушкой и креслом, в котором я сидел, легко и плавно повернулась в другую сторону.

- Сюда! Сюда! - позвал я друга.

Когда Саша через люк спустился в танк, я снова закрутил ручкой.

- Гляди!

Башня медленно начала вращаться вокруг оси и остановилась, когда пушка оказалась направленной в сторону автострады.

- Вот это здорово! Как ты догадался? - удивился Саша. Потом он ухватился за какой-то рычаг, нажал на него, и пушка стала подниматься вверх. Теперь уже я с удивлением смотрел, как он то поднимает вверх, то опускает вниз ствол орудия.

Обнаружив прицел, Саша навел пушку на автостраду, которая просматривалась между деревьями, и сказал:

- Вот бы снарядик сюда. Такой бы капут фашистам устроили.

Он дотронулся до какого-то блестящего предмета, и вдруг неожиданно грохнул выстрел, а за ним почти сразу же сильный взрыв на автомобильной магистрали. Со стороны дороги послышались крики, затрещали автоматные очереди.

Бледные и растерянные, мы с перепугу никак не могли сообразить, что же произошло. Первым опомнился Саша:

- Бежим отсюда, пока не поздно.

Выскочив из танка, мы, не сговариваясь, со всех ног пустились в чащу леса. Петляя между деревьями, километра два неслись без остановки. А потом, вконец обессилев, повалились на сырой мох. Отдышавшись, прислушались, поглядели друг на друга и весело рассмеялись.

- Интересно, что сейчас там делается? - спросил я у Саши. - Ведь снаряд разорвался на дороге, сам видел.

- Пусть фрицы побесятся. Наверное, думают, что наши десант высадили, - с самым серьезным видом ответил он, и мы снова начали прислушиваться.

На автостраде, как мы узнали через несколько дней, произошел настоящий переполох. Оказавшийся в стволе танкового орудия снаряд разорвался между двумя машинами, перевозившими какое-то военное имущество. Один грузовик разнесло в щепки, второй от взрывной волны перевернулся кверху колесами и слетел в кювет. Не поняв, что произошло, немецкие конвоиры, устроившие привал пленным красноармейцам, попадали в страхе на землю. Замешательством гитлеровцев немедленно воспользовались наши солдаты и бросились в лес. Пока конвоиры приходили в себя, многие из них сумели скрыться.

Начало дороги

Ночью Сашу Климковича разбудил глухой протяжный стон.

С того дня, как гитлеровцы выгнали из дому семью Климковичей, тетка (родной матери Саша почти не помнил) с отцом ютились в крохотной баньке, стоящей в огороде, а Саша перебрался в небольшой сарай, куда обычно складывали сено, припасенное корове на зиму.

Вот уже несколько дней хозяйничают фашисты в Сашином доме. По вечерам пьянствуют, дикими голосами горланят какие-то свои песни, а потом засыпают мертвецким сном. 'Не иначе какой-то пьяный фриц забрался в сарай', - подумал Саша и плотнее натянул на голову тоненькое байковое одеяло. Но из темноты до него донеслись русские слова. Саша прислушался. Человек, неизвестно как оказавшийся вместе с ним в сарае, разговаривал сам с собой по-русски. Кто он?



У Саши был карманный фонарик. Включив его, Саша увидел лежащего в углу на соломе незнакомого мужчину. Фонарик осветил его худое обросшее лицо, изодранную военную форму.

- Дядя, кто вы? - тихо спросил Саша. - Не кричите. У нас в доме немцы.

- Немцы? А ты кто будешь? - чуть слышно спросил мужчина.

- Я - Саша Климкович. Мы здесь живем. Если немцы узнают, что вы здесь, нас всех убьют: - зашептал Саша.

- Потуши фонарь, - приказал военный. Он с трудом поднялся и присел на низкий деревянный топчан, на котором спал Саша.

Обняв одной рукой мальчика за плечи, мужчина начал подробно расспрашивать о положении в городе, о гитлеровцах, которые заняли дом:

Танкиста Вячеслава Иванова, который в одном из боев с фашистами был ранен, попал в окружение, а потом много дней и ночей пробирался по лесам и болотам к линии фронта, интересовало, в каком месте безопаснее всего перейти Березину.

Иванов не намерен был заходить в город. Но ночью, когда он подошел к окраине Ново-Борисова, силы окончательно оставили его. Сильно разболелась гноившаяся раненая рука, от голода кружилась голова. Решил зайти в первый же дом и попросить хозяев укрыть его на день-два, пока хоть немного наберется сил. Он с трудом открыл дверь сарая, в изнеможении опустился на пол и мгновенно уснул. Даже не заметил, что рядом с ним спит мальчишка.

Коротки июльские ночи. Не успели Саша и Иванов закончить свой разговор, как через узкие щели крыши и стен в сарай начали пробиваться лучи восходящего солнца. Иванов забеспокоился и попросил Сашу вывести его в лес. Оставаться в одном дворе с гитлеровцами было опасно. Но не успел он подняться, как сразу же со стоном снова опустился на топчан.

- Иди отсюда, Саша, - сказал Иванов. - Видно, здесь мне придется встретить смерть: А тебе из-за меня погибать не годится. - В правой руке командира блеснул пистолет.

- Я вас спрячу, дядя. А завтра ночью выведу в лес. Пока побудьте здесь, только во сне не разговаривайте. Еды вам принесу: немцы не заметят, что вы здесь. Они сюда не заходят: - как только мог, уговаривал Саша.

Наконец танкист согласился. Саша приготовил на чердаке сарая мягкую постель из сена, перетащил туда ведро с водой, а в крыше сделал отверстие для наблюдения за домом, где жили фашистские солдаты.

Наблюдая за действиями мальчика, Иванов лихорадочно обдумывал свое рискованное положение.

Триста с лишним километров прошел он по дорогам и тропам Белоруссии, но в такой сложной ситуации оказался впервые.

Танковый бой с фашистами под Гродно был ожесточенным и кровопролитным. В тот день танкисты четырежды отбивали атаки врага. Но силы были неравные. Контуженного и раненного в левую руку подполковника Иванова поздно вечером вытащили из разбитого танка местные жители. Остальной экипаж погиб. С этого дня, ориентируясь по карте и компасу, танкист упорно шел на восток, к линии фронта. Рана у него была легкая, первые дни он даже не ощущал особой боли. Питался чем придется, спал в лесу или в заброшенных лесных сторожках.

На десятые сутки ему удалось благополучно обойти Минск, и вот: оказался в сарае Климковичей.

За всю свою нелегкую дорогу он ни разу не встретился с фашистами. И теперь вдруг едва не попал прямо к ним в лапы. Хуже всего, что выбраться из этой западни у него уже не хватало сил. Единственное спасение - довериться этому мальчишке и полностью положиться на его находчивость и сообразительность. 'Пережду день, а ночью как-нибудь выберусь в лес, - думал танкист. - Если обнаружат гитлеровцы, живым не сдамся: Семь пуль им, а восьмую - себе:'

Перед тем как забраться на чердак, он спросил:

- Нет ли у тебя, дружок, чистой тряпки? Надо бы рану перевязать, горит, окаянная.

- Нету: Хотя: Я сейчас сбегаю в баню. Батька с теткой и не услышат, как я открою сундук: Они спят еще.

- Подогоди, - остановил его Иванов. - Это опасно. Тебя могут увидеть солдаты, они уже, наверно, не спят. Да и брать без разрешения нельзя. Лучше уж попроси кусок тряпки для чего-нибудь.

- Тетка ни за что мне не даст, скажет, опять змея буду делать. Не могу же я ей сказать, что это для вас: Правда? А фрицы на меня не обращают внимания. Дрыхнут они еще. Это точно.

- Ну хорошо, иди. Только быстрее. А с теткой твоей мы как-нибудь потом сочтемся.

Саша приоткрыл дверь, внимательно осмотрел двор и, не заметив ничего опасного, помчался по огороду к бане.

Через пять минут он вернулся очень расстроенный, держа в руках голубую майку.

- Сундук на замке. А все простыни там. Может, моей майкой можно перевязать? Я ее снял с веревки, - не очень уверенно спросил он.

- Перевязывай майкой, бог с ней. Только сперва промой мне немножко рану, - попросил Иванов. - Майка-то чистая?

- Чистая. Тетка только вчера вечером ее выстирала, - обрадовался Саша. - А чтоб не было заражения, я вам рану смажу йодом. - Он торопливо вытащил из кармана небольшой пузырек с темно-оранжевой жидкостью. - На окне стоял, вчера отец порезанный палец смазывал.

Саша разорвал майку, аккуратно промыл водой рану, потом смазал ее йодом и туго завязал майкой.

- Быть тебе фельдшером, Саша, - похвалил его танкист.

Уложив раненого на душистом сене, Саша предупредил:

- Как только фрицы уйдут на завтрак, я вам принесу чего-нибудь поесть.

:В нашем доме еще все спали, когда Саша осторожно открыл одну половину окна, влез в комнату и шмыгнул ко мне под теплое одеяло. Так он не раз делал. Я даже специально окно не закрывал на ночь. Разбуженная шумом, мать недовольно проворчала:

- Нету вам, черти, покоя ни днем ни ночью. Смотрите, добегаетесь, перестреляют вас патрули.

- Мы, тетя, патрулей обходим, а пришел я так рано, потому что важное дело есть. Может, человек умирает, а вы ругаетесь, - тихо ответил Саша.

Но мать, не расслышав его слов, уснула.

- Кто умирает? - насторожился я.

- Еще не умирает, но может умереть. Его надо немедленно спасать, - зашептал мне на ухо Саша.

Возбуждение друга передалось и мне, спать уже не хотелось. Я попросил его рассказать мне все по порядку.

- Он не может долго оставаться в сарае. Это рискованно. Надо найти ему надежное место и вылечить, - горячо убеждал меня Саша.

Большие стенные часы пробили восемь раз, а мы все лежали и думали, как спасти раненого танкиста.

- Давай переведем его ночью в дом к Кончику, - предложил Саша. - Немцы там не поселятся. Им, гадам, все только чистенькое подавай.

- Еще обидится, что мы его в такой дом привели. Там же грязища и крыс, наверно, полно.

- Раз там давно не живут люди, значит, и крыс нет. А грязь мы сегодня уберем, - сказал Саша.

- А лечить как будем? - спросил я друга. - Ведь мы в медицине совсем не разбираемся.

- Гляжу я на тебя и удивляюсь. Знаешь, как я ему рану перевязал? Не веришь? А он сказал: 'Молодец, Сашка, ты настоящий доктор'. Еще несколько раз сделаю перевязку, и танкист выздоровеет. Потом переправим его через Березину. А может, он и нас с собой возьмет на фронт? Примет к себе в часть, и будем с ним вместе воевать. Вот было бы здорово! Правда?

- Не возьмет он нас, - вздохнул я, - скажет, не выросли еще.

- А мы его попросим, скажем, что теперь Родину должны все защищать. Только бы быстрее поправился, - загорелся Саша. Потом как-то зло посмотрел на меня и спросил: - Так ты согласен перевести командира к Кончику?

Я задумался. Лучшего места нам не найти. Уже с полмесяца по соседству с нами пустовал небольшой домик, хозяин которого с первых дней войны ушел на фронт, а жена его с детьми, заколотив окна и двери, уехала к родственникам в деревню.

Несколько раз в этот день мы забирались на чердак и разговаривали с Ивановым. Когда танкист в первый раз увидел меня, он молча посмотрел на Сашу. Тот сразу понял его и успокоил:

- Это мой друг. Мы с ним придумали, как вас спасти. А пока вот, поешьте, - Саша подал Иванову бутылку молока и большую краюху хлеба.

Мы рассказывали Иванову о своем плане, а сами в это время наблюдали за фашистами, которые, вернувшись из столовой, беспрерывно шныряли по двору.

- Ночью, когда фрицы заснут, мы вас незаметно выведем из сарая и огородами проведем в пустой дом. Поправитесь - пойдете к линии фронта, - сказал Саша.

- Дорогие вы мои ребятки, - зашептал танкист. - С вашим планом я согласен. Ночью попробуем его осуществить. А теперь идите отсюда. Заметят нас вместе - погибнем все. Лучше уж я один..

Вышмыгнув из сарая и закрыв дверь на большой круглый замок, мы помчались подготавливать новое место для раненого командира.

Ночью, когда пьяные фашисты наконец угомонились и заснули, мы провели танкиста огородами в маленький домик по улице Первомайской. Саша и я, как могли, охраняли и лечили раненого. Но Иванову с каждым днем становилось все хуже и хуже. Рана не заживала и сильно гноилась, температура держалась высокая. Вскоре ему стало совсем плохо.

Как-то утром мы принесли танкисту банку рыбных консервов, которую выменяли на базаре за велосипедную шину. Танкист нас не узнал. Он лежал на старенькой кровати и бредил. Мы страшно перепугались.

- Он умирает, - заплакал Саша и начал трясти Иванова за плечи. - Надо кого-нибудь позвать.

- Не тряси, ему же больно, - накинулся я на Сашу. - Это из-за твоих перевязок он не поправляется. Говорил тебе, что надо обо всем рассказать моему отцу. А ты - 'мы сами вылечим' вот и вылечили:

- Что же теперь делать? Что делать? - Саша виновато посматривал то на меня, то на бредившего танкиста.

- Я пойду за отцом. Будь что будет, но я ему все расскажу.

- Беги быстрее. И скажи, что во всем виноват я, - сказал Саша.

Через несколько минут я уже был дома и отозвал отца за сарай. Он, конечно, не понимал, почему у меня такой таинственный вид, и шутя спросил:

- Что стряслось? Опять собаку в колодец забросил?

Он припомнил случай, который произошел со мной накануне войны. Как-то мать послала меня по воду. Следом за мной побежала наша рыжая собачонка Пальма. Около колодца я встретился с Толиком Хилюком, и мы начали договариваться, где лучше провести футбольный матч с командой соседней улицы. Вертевшаяся возле наших ног Пальма вдруг вскочила на сруб колодца и, глядя на нас, завиляла своим пушистым хвостом.

- Пальма, иди сюда! - начал я звать собачонку. Но она и не думала прыгать на землю. Тогда я подошел к собаке и протянул руки, чтобы снять ее с колодца. Но Пальма попятилась назад и с визгом полетела вниз, плюхнувшись в воду с тридцатиметровой высоты.

Мы с Толиком остолбенели. Что делать? Как достать собаку, чтоб никто не увидел? Иначе беды не оберешься.

- Быстро привязывайся цепью, я тебя спущу в колодец, - не растерялся Толик.

Другого выхода не было. Обмотав себя куском цепи, я начал потихоньку спускаться по темному узкому проему, где внизу скулила Пальма и чуть заметно блестела вода. А в это время вокруг колодца стали собираться женщины с ведрами. Одна из них, не разобравшись в чем дело, побежала к нам домой. Не успев переступить порог, она закричала:

- Ваш Витя утопился в колодце!

Мать как стояла, так и опустилась на пол посреди кухни.

Отец сразу побежал к колодцу. Он подбежал в тот момент, когда я выловил в воде собачонку и кричал Толику, чтобы он тащил меня обратно наверх.

- Крепче держись за цепь! - донесся до меня сверху голос отца.

'Все пропало' - екнуло мое сердце. У меня зуб на зуб не попадал от холода, а подниматься наверх почему-то не хотелось. Но сильные отцовские руки уже крутили барабан, и вскоре вместе с Пальмой я стоял на земле. Мокрый, с опущенной головой, стоял я среди окруживших меня женщин и бормотал что-то невнятное в свое оправдание.

- Сейчас же марш домой! - прикрикнул на меня отец. - Иди, покажись матери, а то она из-за твоих фокусов чуть богу душу не отдала. А я потом поговорю с тобой:

И я поплелся домой. Впереди меня как ни в чем не бывало бежала Пальма.

Целую неделю после этого вся наша улица ходила почти за километр к колонке. Ждали, когда очистится вода в колодце. А о том, что было тогда дома, даже и вспоминать не хочется.

Отец довольно часто напоминал мне об этом происшествии. Но я, хотя и не чувствовал себя виноватым, предпочитал отмалчиваться. А вот сейчас напоминание об этом случае меня обозлило.

- Я хочу с тобой поговорить по очень срочному и важному делу, а ты все собаку забыть не можешь, - не выдержал я.

- Ну, давай, говори, - насторожился отец.

- В доме Кончика раненый танкист лежит. Ему очень плохо, он бредит, может умереть:

- Какой танкист? Как он попал туда?

- Мы с Сашей привели его три дня назад и лечили: - начал рассказывать я, но отец перебил меня:

- Что ж вы, черти, мне сразу о нем не сказали?

- Мы хотели сами его вылечить, - оправдывался я.

- Эх вы, доктора, - покачал головой отец. - Пошли к нему.

С этого времени каждый вечер танкиста стал навещать врач, которого отец хорошо знал. Кто этот мужественный доктор, не побоявшийся расправы гитлеровцев, я и теперь не знаю. Помнится только, что это был седой как лунь, невысокий, энергичный человек лет шестидесяти. Называл его отец Михаилом Борисовичем. Операция, которую он сделал при свете керосиновой лампы, прошла удачно. Рука начала быстро заживать, и через несколько дней Иванов был почти здоров. Отец достал ему паспорт местного жителя и устроил на работу.

Как мы узнали позже, Иванов активно включился в работу подполья и явился одним из организаторов группы, в которую входили окруженцы и бывшие военнопленные.

Мелик Бутвиловский

Месяца через два после оккупации Борисова мы с Сашей Климковичем встретили как-то Мелика Бутвиловского, нашего друга. Он рассказал, что в лесах возле озера Палик появились партизаны, они бесстрашно бьют фашистов, уничтожают предателей - полицейских, старост и других изменников Родины.

Молва о героизме лесных солдат распространялась среди населения с неимоверной быстротой и с каждым днем обрастала все новыми и новыми подробностями. А в начале сентября 1941 года по городу был расклеен приказ военного коменданта, запрещавший под угрозой смерти укрывать коммунистов, командиров, политработников, красноармейцев и бежавших из гетто евреев. В этом же приказе говорилось, что пойманы два партизана, которые 'за ущерб, причиненный германской армии', будут повешены. Назавтра на рыночной площади в Старом Борисове казнили первых борисовских партизан - Якова Мянделя и Николая Попова.

Последними словами их были: 'Умираем за Родину!', 'Смерть фашистам!'

Среди тех, кто находился в это время на площади, был и Саша Климкович. Потрясенный увиденным, он возвращался домой. Вдруг на углу проспекта Революции и улицы Ленина Саша увидел Мелика Бутвиловского, старательно начищавшего сапоги гитлеровскому офицеру. Офицер, поставив ногу на скамеечку, с безразличным видом смотрел на щуплого белобрысого мальчишку.

Саша закипел от злости. Едва дождавшись, когда гитлеровец ушел, он подскочил к Мелику и сказал, глядя ему в глаза:

- Сапоги фрицам чистишь, а нам про партизан рассказываешь: А знаешь ли ты, что на площади сейчас наших партизан повесили?

Мелик часто заморгал длинными белесыми ресницами, покраснел:

- Да не кричи ты на меня. Может, я сапоги чищу потому, что у меня мать и сестра с голоду умирают. А на площадь я специально не пошел, боюсь смотреть:

Но Сашу не так-то легко было убедить. Он прищурился и зло сказал:

- Все равно ты не должен им прислуживать. Они наших людей вешают, а ты им сапоги чистишь. Вон посмотри, - Саша показал в сторону станции, где на платформы грузились танки и орудия, - что они готовят для Красной Армии. Жаль, нет подходящих хлопцев, а то эти составы никогда бы не дошли до фронта. Мину под паровоз - и конец всему поезду: Да разве с такими, как ты, что-нибудь сделаешь? - Саша вздохнул и пошел домой.

Всегда шустрый, подвижной, Мелик словно застыл на скамейке и долго смотрел вслед Саше. Сперва он хотел догнать друга и откровенно с ним поговорить. Он и сам не раз думал о том же, что и Саша, только никому не говорил. Да только разве догонишь его.

Саша уже давно скрылся за поворотом, а Мелик все еще неподвижно сидел на скамейке с полными слез глазами. Он вспоминал, как в первый день войны провожал на фронт братьев - Виталия, Эдуарда и Игнася, а через несколько дней прощался с отцом, старым коммунистом, который по заданию горкома партии эвакуировался на восток.

Положив руку на плечо сына, отец тогда сказал:

- Остаешься ты, сынок, с матерью и сестрой. Трудно вам будет, знаю. Но вы держитесь. А мы вернемся. Вернемся с победой.

Мелик вспомнил, как полицаи ограбили их дом и жестоко избили мать, сестру Нину и его. Голод заставил мальчика стать чистильщиком обуви.

Мелик все время искал выход из своего незавидного положения. Он несколько раз забрасывал в кладовую щетки, чтобы больше никогда не брать их в руки, но через день-два вынужден был снова идти с ними на улицу. Иначе - голодная смерть.

И вот случайная встреча с Сашей Климковичем. После нее Мелик решил обо всем посоветоваться со своим другом и соседом Виталькой Запольским.

У нас есть пистолет

Насобирав по полному лукошку красной брусники, мы шли домой, пробираясь через густые заросли.

- Наверно, в таких лесах живут партизаны, - сказал Саша и присел на пенек отдохнуть.

- А ты откуда знаешь, в каких лесах они живут?

- Вчера у нас был двоюродный брат отца из деревни Селец. Он рассказывал, что партизаны несколько раз заходили к ним в деревню. А лес там точь-в-точь, как этот. Только в нем еще есть озера и болота. Прошлым летом мы с бабушкой ходили туда собирать грибы и ягоды.

- Как же в таком лесу немцы смогли поймать Попова и Мянделя? - недоумевал я.

- Я спрашивал у дяди. Он говорит, что их выдал предатель, сопровождавший партизанских разведчиков в Борисов.

Всю дорогу мы говорили о том, как попасть к партизанам. Саша настаивал, чтобы мы немедленно шли в деревню к его дяде, - он должен знать, где находятся партизаны. Я же доказывал, что без оружия они нас к себе не возьмут.

- Ты прав, - согласился наконец Саша. - Надо сначала раздобыть оружие. А вообще, можно самим организовать партизанский отряд! - вдруг выпалил Саша. - Надо только подобрать с десяток смелых хлопцев - вот тебе и отряд.

Я остановился и с удивлением посмотрел на друга: шутит он или говорит всерьез. Но, слушая Сашу, я все больше и больше убеждался, что у нас с ним одинаковые мысли.

- Ну и чем же отряд этот будет заниматься? - недоверчиво спросил я.

- Как чем? Фашистов бить. Устраивать засады на дорогах. Достанем тол - подорвем несколько фрицевских поездов. А потом соединимся с настоящим отрядом и будем воевать вместе: Вот ты улыбаешься, - продолжал Саша. - А знаешь ли ты, что в гражданскую войну в партизанских отрядах было полным-полно таких, как мы? Я сам об этом читал.

- Ты не равняй гражданскую войну с этой. Тогда не было столько танков, самолетов, машин. Конь, наган да сабля - вот и все оружие. А теперь с одним пистолетом не пойдешь на танк.

- А зачем нам танк? Разве мало фашистов по дорогам шатается? Чтобы справиться с такими, достаточно карабинов и гранат: Ты представляешь, как это здорово! Партизанский отряд из таких же хлопцев, как и мы, - Саша даже языком прищелкнул.

И хотя предложение было заманчивым, я ответил:

- Ничего из этого не выйдет. У нас нет оружия, нет связи с настоящими партизанами, мы даже не знаем, с чего начинать. Кроме того, надо же что-то есть. А зимовать где будем?

- На зиму можно и домой вернуться, - не сдавался Саша. - А весной - обратно в лес.

Мы так заговорились, что и не заметили, как вышли из леса. И тут едва не наткнулись на мотоцикл с коляской. Возле мотоцикла загорали два гитлеровца. Один, веснушчатый, рыжий и тощий, как вобла, пытался прикурить от красивой никелированной зажигалки, но та никак не зажигалась. Напарник рыжего крикнул, чтобы мы подошли ближе и дали ему спички. Саша протянул ему коробок. Солдат прикурил и начал разжигать сухой спирт, на котором намеревался подогреть мясные консервы. В это время на шоссе показалась большая колонна автомашин. Головная машина остановилась напротив мотоцикла. Из кабины вышел офицер и подозвал к себе мотоциклистов.

Оба они вскочили с разостланного на земле одеяла и подбежали к нему. Саша и я остались около мотоцикла. Здесь же лежали обмундирование и кобуры с пистолетами. Они-то и нужны были нам! Саша понял меня с одного взгляда. Нагнувшись, я быстро расстегнул коричневую кобуру и вытащил из нее вороненый парабеллум.

- Прячь в кусты! - шепнул мне Саша.

Я бросил пистолет в вереск около небольшой елки, а сверху накрыл куском промасленной тряпки, валявшейся возле мотоцикла.

Теперь мы думали только об одном: как нам исчезнуть, пока фашисты не заметили пропажу оружия.

И вдруг мгновенно созрело решение:

- Камень, быстро, - сказал я Саше.

Сперва он ничего не понял.

- Ты что, не слышишь? Камень надо положить в кобуру вместо пистолета, - разозлился я.

Саша оглянулся и быстро подал мне небольшой плоский камень. Дрожащими руками я еле-еле втиснул его в кобуру.

Мы стояли и ждали, когда вернутся солдаты. Бежать нельзя. Это сразу вызовет подозрение: пропажу обнаружат, нас поймают и повесят, как тех партизан на площади. Пойдем только после того, как они вернутся и начнут жрать свои консервы.

Наконец оба солдата подошли к своему мотоциклу и: начали натягивать на себя брюки и френчи.

- Все! Конец! - подумал я. Но гитлеровцы ни о чем не догадались. Быстро оделись, застегнули ремни с кобурами, в одной из которых вместо пистолета лежал камень, и поехали впереди колонны тупоносых грузовиков с солдатами.

Так появилось у нас свое оружие - один на двоих, совсем новенький немецкий парабеллум и восемь блестящих патронов.

Несколько дней подряд изучали мы парабеллум, раз пятьдесят разбирали и собирали его, пока хорошо не усвоили назначение каждой детали. Но этого нам было мало, захотелось провести испытание, испробовать боевые качества трофея. Решили пойти в лес за реку Плиссу, в сторону деревни Дубовый Лог, куда до войны часто ходили за грибами.

В один из теплых сентябрьских дней, захватив с собой лукошки и пистолет, мы с Сашей направились туда. Дома своих предупредили, что идем по грибы.

Перейдя через Плиссу по Горбатому мосту, мы вскоре оказались в густом лесу, тишину которого нарушали только кузнечики, беспрерывно стрекотавшие в еще зеленой траве. Узкая тропинка, извивавшаяся между вековыми деревьями и траншеями, привела нас на красивую солнечную полянку. Кругом ни души.

Мы спустились на дно окопа и выбрали для мишени толстое дерево. Первым должен был стрелять я. Но что это? Почти рядом, в десяти-пятнадцати шагах от нас, мы увидели женщину и немецкого офицера. Они шли по тропинке в сторону реки и о чем-то оживленно разговаривали по-немецки. Моя рука, еще не успевшая поднять пистолет, онемела, ноги стали подкашиваться. Пистолет мягко шлепнулся на песчаное дно окопа. Рядом со мной стоял ни живой ни мертвый Саша.

Когда офицер и его размалеванная спутница прошли мимо, равнодушно взглянув на нас, Сашка облегченно вздохнул:

- Чуть-чуть не влипли. Хорошо, что не успели стрельнуть: Поймал бы он нас, гад, и повесил. Знаешь, кто это такие? - спросил он.

- Офицер и его любовница, - немного успокоившись ответил я.

- Это же тот фашист, который вешал Мянделя и Попова! А с ним переводчица. Она еще уговаривала партизан, чтобы они раскаялись. Попов ей тогда еще в лицо плюнул.

- Да ну? - не поверил я.

- Это они, можешь не сомневаться. Я хорошо их запомнил. Этот немец надевал петли на шею партизанам, а ока все кричала: 'Просите прощения, бандиты, у великой Германии и фюрера!'

- Вон оно что! - только и смог сказать я.

- Что делать будем? - спросил Саша.

- Пойдем домой. Не будем же мы стрелять, когда рядом фашисты шляются.

- Ладно, придем завтра. Не каждый же день они тут ходят, - сказал Сашка и стал запихивать под рубашку пистолет.

Но на второй день почти на том же месте мы снова встретились с гитлеровцем и переводчицей и ни с чем вернулись домой.

По дороге Саша все время молчал, что-то обдумывая, а потом почти возле самого дома сказал:

- Ты как хочешь, а я пойду в деревню. Не может быть, чтобы не нашел партизан. Мне дядя поможет. А этих двоих, - он кивнул в сторону леса, - надо было сразу пристрелить.

Я разозлился:

- Думаешь, я не хочу в партизаны? Может, больше тебя. Но сперва надо узнать, где находится партизанский отряд. Собирайся и иди в разведку.

- Только скачала нужно научиться стрелять.

- Ты хочешь пистолет с собой взять? - с тревогой спросил я.

- А то как же? Не могу же я прийти к партизанам без оружия.

- Ладно, бери. Только быстрее возвращайся. Найдешь партизан, сразу же к ним уйдем.

Под вечер мы закрылись в землянке-бане на огороде Климковичей. Саша поставил на полку консервную банку и, прицелившись, нажал на спусковой крючок. Прозвучал глухой выстрел. Банка даже не шелохнулась.

- Промазал! - крикнул я.

Второй выстрел сделал я. И тоже неудачно.

- Плохо стреляем, - сказал Саша.

Он предложил собирать патроны и больше тренироваться.

Подарок Васьки

День близился к концу. Мы сидели в саду под густой яблоней и играли в шахматы. Фигурки для этой игры еще до войны выстругал и выточил сам Саша.

Саша проигрывал уже вторую партию и от досады не находил себе места.

- Думать нужно. Шахматы - не городки. Тут нужна сообразительность, - посмеивался я.

В это время за высоким забором послышался свист. Кто-то вызывал нас на улицу. Мы выглянули и увидели Ваську Зуенка. Очевидно потому, что мы были немного старше его, он относился к нам с каким-то особым уважением и был рад выполнить любое наше поручение.

Васька несколько раз по нашей просьбе ходил в лес и собирал там патроны, дважды бывал в Старом Борисове и на яйца выменивал у солдат сигареты, которые мы потом передавали раненому танкисту.

Однажды Васька повел нас с Сашей в лес и показал совершенно исправный мотоцикл. Мы спрятали его под кучей веток. Во второй раз он притащил две гранаты-'лимонки' и таинственно сказал:

- Спрячьте, пригодятся.

Гранаты впоследствии нам действительно пригодились, а вот мотоцикл кто-то обнаружил и угнал.

На этот раз сюрприз маленького Зуенка превзошел все наши ожидания. Отозвав нас за сарай, он вытащил из-под рубашки револьвер и начал им размахивать перед нашими носами.

Мы не верили своим глазам.

- Где ты взял наган? Кто знает, что он у тебя есть? - забросали мы Ваську вопросами.

- Сегодня днем я был возле деревни Стайки и в лесу увидел подбитый танк. Забрался в него. А там наган валяется. Я его схватил - и сразу побежал в город вас разыскивать: Дарю его тебе, - выпалил Васька и, радостно улыбаясь, подал мне наган.

Саша, молча наблюдавший эту сцену, решительно потребовал:

- Поклянись, что никому об этом не скажешь.

Васька растерянно посмотрел на него, а потом, видимо, сообразив, что за такой подарок можно легко угодить в фашистскую тюрьму, а там и на виселицу, твердо сказал:

- Даю честное пионерское, что никогда никому ничего не скажу.

- Ты, Васька, просто молодец! - похвалил его Саша. - Твой подарок нам здорово пригодится.

Сиявший от радости маленький Зуенок, как юла, вертелся возле нас и пытался показать, как надо обращаться с револьвером. А потом, вдруг вспомнив о чем-то важном, зашептал:

- В танке еще пулемет остался. У пушки дуло оторвано, а пулемет совсем целый. И несколько дисков патронов: Надо бы спрятать. Вот только как отвинтить его?

- Чудак. Не знает, как это делается. Взять ключи, отвертки, молоток - и все будет в порядке. А ты точно видел, что там есть пулемет? - спросил Саша.

- Конечно. Я его еще руками потрогал. Хотел нажать на курок, да боялся, что застрочит.

Нетерпеливый Саша хотел сейчас же идти в Стайки, но, подумав, мы решили отложить наш поход на завтра.

Не успели еще растаять ночные звезды в утреннем небе, как Саша с сумкой, набитой разводными ключами, стамесками, молотками и другими слесарными инструментами, взятыми с отцовского верстака, пришел ко мне и сразу же начал ругать Ваську за то, что тот долго спит. Минут через десять прибежал и Василек.

И вот мы босиком по росистой траве торопимся к подбитому танку. Часа через полтора мы вышли на большую поляну, изрытую минами и снарядами, и на опушке увидели стальную машину с открытым верхним люком. Танк стоял на самом краю огромной воронки.

- Здесь был большой бой, хлопцы. Смотрите, вон там наши красноармейцы похоронены, - показал Саша на несколько земляных холмиков возле узенькой лесной тропинки.

- А вон и могилы фрицев, - сказал Васька.

Метрах в ста пятидесяти от танка мы увидели десятка четыре воткнутых в землю березовых крестов с надетыми на них темно-зелеными железными касками.

- Молодцы, танкисты: сами погибли, но и фашистов уложили немало. Жаль только, что мы не знаем фамилий героев, - вздохнул Саша и полез в подбитый танк.

Вскоре мы вытащили из танка пулемет вместе с запасными дисками и спрятали в густом кустарнике, подальше от поляны и дороги.

- Я же говорил, что пулемет будет, а вы не верили! - без конца повторял Васька.

- Давайте дадим по одной очереди, - предложил Саша.

Стрелять из пулемета в двухстах метрах от магистрали Минск - Москва, по которой беспрерывным потоком двигались немецкие воинские части, было рискованно. Но, чтобы лишний раз не спорить с Сашей, мы согласились. Только при одном условии: пулемет надо сперва почистить. Но поскольку чистить его было нечем, решили, что постреляем в другой раз.

Благодаря Васькиному подарку, мы с Сашей обзавелись вторым пистолетом. Кроме этого, у нас было припрятано четыре гранаты и сотни две патронов. Теперь появился и пулемет. То, что с ним никто из нас не умел обращаться, Сашу нисколько не смущало. Когда я спросил у него, что мы будем делать с пулеметом, он ответил:

- Как что? Бить фашистов. Организуем группу. Будем устраивать засады на дорогах.

- Тебе надо быстрее идти в деревню. Вот только как ты найдешь партизан? - говорил я.

- Дядя должен знать, где они находятся. Но возьмут ли они нас в отряд? - сомневался Саша.

Смерть за смерть

Саша уже совсем было собрался идти в деревню искать партизан, как неожиданно в город приехал его дядя. Он привез на базар несколько мешков картошки, чтобы обменять ее на соль и сахар. Саша обрадовался. Наконец-то он сможет обо всем узнать.

Дождавшись вернувшегося с базара дядю, Саша засыпал его вопросами:

- Дядя Коля, к вам в деревню приходят партизаны?

- Бывают иногда. А почему это тебя интересует?

- А правда, что в отряде много мальчишек?

- Что-то не видел.

- А в партизаны всех принимают?

- Думаю, что нет. Зачем партизанам всякие там трусы да бродяги. Партизаны народ смелый, и подбирают они себе товарищей таких же отчаянных, как и сами.

- Ну, а если бы пришел в отряд кто-нибудь из города и сказал: 'Я хочу быть партизаном'. Приняли бы они его к себе?

- Ему бы на это ответили: 'Ты сперва докажи, что можешь сражаться с фашистами, достань себе оружие, а потом мы посмотрим, брать тебя в отряд или нет. А почему тебя так интересуют партизаны? - снова спросил дядя.

Саша был готов к такому вопросу.

- Я со своим другом поспорил. Он говорит, что, кто хочет, тот и вступит в отряд. А я ему объяснил так, как и вы.

- Правильно ты объяснил. Если б всех принимали в партизаны, то через месяц и партизан бы не было. Их бы в два счета выследили и перестреляли.

- Значит, для того чтобы вступить в отряд, надо сперва здорово навредить фашистам?

- А ты как думал. Должны же партизаны знать, честный человек к ним пришел или, может, предатель. Но хватит об этом. Тебе еще рано о таких вещах знать. И вообще, о нашем разговоре никому ни слова. А не то:

Но Саше уже и самому стало ясно, что в партизаны можно попасть только после того, как совершишь какой-нибудь подвиг. Мы с ним еще ничего такого не сделали. Лечили командира? Так он чуть не умер от нашего лечения. Стащили у фрица пистолет? А может, мы его нашли - попробуй докажи.

С такими невеселыми мыслями Саша и пришел ко мне. Долго мы думали, чем заслужить доверие партизан. Но так ничего подходящего и не придумали. Саша, вконец расстроенный, ушел домой.

Не успел я помыть руки и сесть за стол, как снова в дом влетел Саша:

- Слушай, а что, если укокошить немца и переводчицу. Ведь это они повесили Попова и Мянделя? Отомстим за партизан. Пристрелим в лесу - и конец. Никто не догадается, что это мы. Тогда и в отряд нас возьмут.

- Думаешь, они за Плиссой каждый день шляются?

- Месяц будем сидеть в засаде, но подстережем этих гадов, - загорелся Саша.

- Тебе не страшно? - вдруг спросил я его.

- Страшновато, - сознался Саша. - Но страх надо пересилить. Иначе какие же из нас партизаны?

- Ладно, - согласился я. - Будут знать, как вешать партизан. В случае чего махнем в лес, не догонят:

Весь тот день мы тщательно готовились к операции. Вычистили пистолеты, на печке подсушили патроны (а вдруг порох отсырел). А назавтра утром (это было 16 сентября) мы взяли свои лукошки, запрятали под рубашки пистолеты и, захватив на всякий случай лимонку, направились к Дубовому Логу.

В лесу первым делом прошли по тропинке от Плиссы до самой деревни, но нигде никого не встретили. Потом, выбрав в густой чащобе два самых глубоких окопа, начали ждать. Договорились, что я стреляю в офицера, а Саша - в переводчицу.

Тихо-тихо в лесу, только иногда чуть шевельнет листву деревьев легкий ветерок да защебечет невидимая птичка. Мы внимательно следим за тропинкой, прислушиваясь к этой чуткой тишине.

День близился к концу, а мы все лежали в засаде. Хотели уже собираться домой, по внезапно услышали немецкую речь. Они! Через несколько минут из-за поворота показались офицер и его спутница.

- Пора, - шепнул я Саше.

Мы взяли свои лукошки, в которых лежало по нескольку грибов, и потихоньку двинулись навстречу врагам.

- Руку вынь из кармана, могут заподозрить, - вполголоса предупредил я друга.

Но предательница, видно, узнала нас и заинтересовалась, много ли мы насобирали грибов. Саша, показав ей пустую корзинку, ответил:

- Здесь до нас ходили, нам ничего не осталось.

'Здоровущий какой, - подумал я о гитлеровце, - ему и двух пуль будет мало. А вдруг пистолет откажет?' - у меня похолодело в груди.

:Два выстрела прозвучали почти одновременно и звонким эхом отдались в тишине леса. Гитлеровец сразу рухнул на землю, а переводчица завизжала и бросилась бежать.

- Стреляй еще раз! - скомандовал я Саше, вторично целясь в фашиста. Но Саше стрелять не пришлось. Пробежав несколько метров, женщина замертво упала в густые кусты.

Сняв с фашиста кобуру с пистолетом, мы бросились в лесную чащу.

Пробежали, наверное, не меньше двух километров. Когда остановились, Саша, едва переводя дыхание, зашептал:

- Их там оставлять нельзя: Фашисты увидят, поднимут тревогу: Нас найдет по следу собака.

Что делать? Возвращаться назад опасно, вдруг нас уже ищут. Но оставлять убитых было еще опасней.

Как ни страшно было, мы решили все же вернуться. Затащили убитых в траншеи и засыпали землей.

Наши ряды растут

Дня через три после этого к нам домой зашли Саша Климкович и Мелик Бутвиловский, оба промокшие до последней нитки.

- Вот, привел Мелика. Надо с ним серьезно поговорить, - начал Саша. - А то он и Виталька Запольский никак не найдут себе дела. Пришли ко мне советоваться. Они, наверное, думают, что я партизанский комиссар:

- Ничего мы не думаем, - перебил его Мелик. - Просто нам показалось, что ты кое-что знаешь о партизанах. Вот мы и хотим вместе действовать.

- А оружие у вас есть? - поинтересовался я.

- Мы достали пистолет и новенький карабин. У полицая стащили.

Саша удивленно смотрел на Мелика. А тот спокойно сидел на кушетке и посматривал на нас. Потом по нашему требованию начал рассказывать, как они с Виталькой добыли оружие.

:После долгих и безрезультатных поисков оружия на местах бывших боев Мелик Бутвиловский и его лучший друг Виталька Запольский решились на рискованный шаг. Они заметили, что почти каждый вечер на Краснознаменную улицу к известной борисовской самогонщице Марии наведывается полицай Димка, бывший уголовник. Выходил он от Марии обычно едва держась на ногах и направлялся к большому двухэтажному дому на проспекте Революции, где размещалось общежитие борисовской полиции.

Случалось и так, что пьяница, не добравшись до проспекта, засыпал на скамейке возле забора. Мелик и Виталька несколько раз наблюдали, как Димка чуть ли не на карачках выползал из дома самогонщицы и укладывался спать на первой попавшейся на глаза скамейке.

Так было и в тот раз.

Ребята поздно вечером спешили домой с железнодорожного вокзала, где чистили обувь офицерам и солдатам. У обоих за плечами висели небольшие деревянные сундучки, в которых постукивали металлические банки с сапожным кремом и около десятка различных щеток. Опасаясь нарваться на патруль, они перемахнули через забор и несколько минут спустя оказались на темной улице, где сразу же наткнулись на спящего Димку.

Сперва они хотели обойти полицая, потому что уже не раз испытали на себе силу его кулаков. Но отойдя метров тридцать от скамейки, друзья остановились.

- Надо его, гада, обезоружить, - предложил Мелик. - Пусть потом отчитывается перед гестапо. А нам его оружие пригодится.

- А вдруг проснется? - колебался Виталька.

- Убежим. Сейчас темно, он нас с пьяных глаз не узнает.

- Ладно. Только давай сперва проверим, спит ли он?

Они на цыпочках подошли к скамейке и осторожно прикоснулись к Димке. Тот что-то мычал во сне, но не двигался. Виталька кашлянул. Полицай не просыпался.

- Давай ножик, - шепнул он Мелику и потихоньку начал вытаскивать из кобуры пистолет.

Они обрезали ремень, на котором крепился карабин, и во весь дух пустились бежать.

Спрятав оружие в надежном месте, ребята спокойно разошлись по домам, уверенные, что их никто не видел. Но они ошиблись.

Рано утром, когда друзья еще спали, к ним ворвались полицаи. Мелика и Витальку под конвоем привели в полицию. Там уже находился Димка.

- Вот кто украл у меня карабин и пистолет! - закричал он, как только Мелик и Виталька переступили порог дежурной комнаты. - Отвечайте, куда все спрятали?

Сильный удар кулаком в челюсть свалил на пол одного, потом другого.

- Это работа вот этого большевистского щенка! - кричал полицай, пиная Мелика в спину носком кованого сапога.

- Ты погоди их бить да не ори благим матом, - остановил Димку начальник полиции Кабаков. - Напиваешься каждый день, как свинья, скоро и голову потеряешь.

- Я из этих сопляков душу вытрясу, заставлю сознаться, для чего они это сделали. Наверное, партизанам хотели передать, - не унимался Димка.

- Замолчи, болван! - закричал на него Кабаков и приказал Мелику и Витальке встать.

У Мелика текла кровь из носа, у Витальки кровоточила распухшая губа.

- Вот что, хлопцы, - начал начальник полиции, - вы правильно сделали, что забрали у этого алкоголика карабин и наган. Я на вашем месте поступил бы точно также. Этот человек, - он обернулся к Димке, - потерял всякую совесть и свою вину хочет свалить на вас. За это он будет строго наказан. А вам за то, что сумели спрятать оружие, мы выдадим награды. - Хитрые, глубоко посаженные глазки начальника полиции, казалось, насквозь сверлили ребят.

Мелик и Виталька лихорадочно соображали, как могли узнать в полиции о том, что они обезоружили пьяного Димку. Ничего, что бы их могло выдать, они не могли вспомнить.

- Мы ничего не знаем. Вы напрасно издеваетесь над нами, - ответил Мелик.

- И ты не знаешь, где оружие? - обратился Кабаков к Витальке.

- Я его и в глаза не видел.

- Введи самогонщицу, - приказал дежурному начальник полиции.

Через минуту в комнату вкатилась толстая маленькая женщина, обвязанная грубым шерстяным платком, и завопила:

- Господи, боже мой, за то, что людям добро делаю, меня же еще и по полицейским участкам таскают. Разве я знала, что его обворуют? Чуяло мое сердце, что будет беда, не хотела давать самогон. Так разве ему не дашь, если он в тебя наганом тычет:

- Да стихни ты, Марья! - перебил ее начальник полиции. Лучше скажи: видела вечером этих бездельников возле Димки? - показал он на Мелика и Витальку.

- Я же не говорила, что они были около него. Я только видела, когда эти два хлопца шли мимо моего дома. А кто Димку обокрал, понятия не имею, - опять затараторила женщина.

Кабаков зло посмотрел на полицая.

- А ты мне что говорил?

- Ей-богу, господин начальник, когда я проснулся и обнаружил, что не имею при себе оружия, сразу же пошел к Марье. Думал, что у нее оставил. А она и сказала, что видела, как возле меня вертелись эти два проходимца. Сходи, говорит, к ним, они над тобой подшутили. Хороши шутки - человека под пулю подставлять:

- Врет он, - перебила его самогонщица. - Не говорила я такого. Ему все с пьяных глаз мерещится. Я, правда, послала его к ним, думала, ребята на самом деле подшутили над пьяным: Но брали ли они карабин и наган - не видела, ей-богу, не видела.



На самом деле Марья очень хорошо видела, как Мелик и Виталька разоружали пьяного Димку. А когда он утром с угрозами ввалился к ней в дом, сразу отправила полицая к Бутвиловским и Запольским. Но потом, в полиции, поняла, что ребят за такие дела не помилуют, и решила их не выдавать.

Самогонщицу отпустили домой. Видимо, потому, что сам начальник борисовской полиции частенько наведывался к ней снимать пробу с очередной порции самогона. Мелика и Витальку посадили в камеру и через каждые два часа таскали на допрос.

Сперва их не били: полицаи надеялись, что они сами обо всем расскажут. Но мальчишки стояли на своем - они и в глаза не видели полицая в тот вечер.

Зато потом Мелика и Витальку зверски избили до потери сознания. Но и это не помогло полицаям. Тогда по приказу Кабакова дома Бутвиловских и Запольских тщательно обыскали, перерыли все в сараях, на чердаках, в погребах. И тоже безрезультатно. А утром ребят отпустили, предварительно всыпая им по десять плетей.

После этого случая исчез из города полицай Димка. Его арестовало гестапо:

- Вот откуда у нас пистолет и карабин, - заключил свой рассказ Мелик.

Мы теперь совсем по-иному смотрели на нашего друга. Такие ребята, как он и Виталий Запольский, нам подойдут. Надо только договориться о совместных действиях, а потом, возможно, всем вместе двинуться в партизаны.

- Вот что, Мелик, приводи сюда Витальку, и мы все имеете обсудим, что нам делать дальше, - сказал Саша. - Я считаю, что наша четверка сможет кое-что придумать. Мы уйм расскажем о себе. Не думай, что мы все это время сидели и ничего не делали. Может, побольше вашего страху натерпелись.

Саша идет искать партизан

Спорили до хрипоты. Особенно горячились Саша и Мелик.

- Надо идти на озеро Палик искать отряд. Партизаны должны взять нас к себе, - доказывал Мелик.

- Всем сразу уходить в лес нельзя. Из города надо выбираться по одному. И не в один день. Иначе донесут в гестапо, что ушли и партизаны, и тогда наших не помилуют. Я не хочу, чтобы из-за меня расстреляли отца и тетку, - решительно заявил Саша.

- По-твоему, выходит, что я должен первый идти в лес и месяц болтаться там, пока вы все не соберетесь. А жить где? А что есть? - не унимался Мелик.

- Тебя первого пока еще никто не посылает. Но твой план неподходящий.

Конец этому спору положил рассудительный Виталька Запольский.

- Надо послать Сашу в деревню Селец. Там живет его дядя, он и поможет связаться с партизанским отрядом. Саша расскажет командиру о нашей группе и получит указание, как нам дальше действовать.

На том и порешили. Каждый старался дать какой-нибудь совет Саше, а тот только улыбался.

- Не бойтесь, хлопцы. Все сделаю, как надо. Если нас не захотят принять в отряд, скажу: 'Как хотите, товарищ командир, а мы все равно придем и будем воевать вместе с вами. Оружие у нас есть, а надо будет, достанем еще'.

- Правильно, Саша. Так и говори. А то найдется какой-нибудь умник и скажет: 'Вам надо на печи сидеть и книжечки читать'. Хватит, начитались. Сейчас не до книжек, - все еще не мог успокоиться Мелик.

А назавтра, чуть свет, Саша уже шагал в небольшую деревню, окруженную болотами, озерами и дремучими лесами. Там, как говорили в народе, обосновался партизанский отряд Дяди Коли. В Сашиной шапке-ушанке были зашиты документы убитого гитлеровского офицера. Они должны были служить вещественным доказательством боевой деятельности группы борисовских пионеров.

Комиссар пробирается в город

А в это время, пробираясь лесными тропами и топкими болотами, в Борисов спешил невысокий пожилой человек. Одет он был в потрепанную ватную куртку и серые хлопчатобумажные брюки, на ногах старые сапоги. Человек очень устал. На его изможденном осунувшемся лице резко обострились скулы, густые, черные с проседью, когда-то красивые волосы выбивались из-под шапки. Человек хромал и опирался на палку, которую, видимо, выломал в лесу.

Трудно было в этом обессиленном, истощенном человеке узнать комиссара танкового батальона Андрея Константиновича Соломатина, служившего до 1940 года в Борисове в одной из механизированных частей.

А 22 июня батальон Соломатина принял неравный бой с фашистами на западной границе.

До самого Днепра отступал Соломатин со своими бойцами, ведя беспрерывные бои с гитлеровцами. Но ни одна пуля, ни один осколок снаряда или мины не задели его.

Самое страшное случилось возле Быхова, на берегу Днепра, во время переправы, когда неподалеку разорвалась большая бомба. Комиссар был контужен и потерял сознание. Пришел он в себя на третьи сутки в доме местного жителя, который подобрал Соломатина после ожесточенного боя. Части Красной Армии к тому времени отошли на противоположную сторону реки, а на правобережье уже хозяйничали оккупанты.

Старик-крестьянин вместе с внучкой Марийкой десять дней и ночей выхаживали контуженого и почти оглохшего комиссара, укрывая его в погребе и на чердаке. А потом старик раздобыл где-то штатскую одежду и проводил комиссара в сторону фронта.

Около двух недель ходил Андрей Соломатин возле Днепра, по переправиться так и не смог. Тогда он решил вернуться в Борисов, где надеялся на первое время укрыться у своих друзей и родственников жены, окрепнуть, сколотить вооруженную группу и еще раз попытаться перейти линию фронта.

От Днепра Соломатин шел долго, около трех недель. В попадавшиеся на пути деревни и поселки он почти не заходил. Не хотел рисковать. Гитлеровцы при обыске могли обнаружить партийный билет, зашитый в подкладку ватника. И тогда: Поэтому питался в основном картошкой, которую собирал на полях, а спал на сыром мху, накрывшись еловыми ветками.

На двенадцатый день своих скитаний, километрах в десяти от Борисова, Соломатин, окончательно обессиленный, присел передохнуть под стог сена. Хотелось только одного - спать. Но и этого не мог себе позволить комиссар. Он с трудом поднялся и, грузно опираясь на палку, медленно побрел в сторону города, с которым на протяжении двенадцати лет была связана его судьба. Там он, молодой рабочий, начинал службу в армии, там же его принимали в партию, а потом направили учиться:

В Борисове у Соломатина было много друзей. Где они теперь, что делают? Этого комиссар не знал.

С тревожными мыслями, обходя заградительные посты жандармерии и полиции, под покровом ночи входил Андрей Константинович в город. Вскоре на западной окраине Борисова он постучал в окно небольшого домика по Первомайской улице.

Ночной разговор

По осторожному стуку в ставню можно было догадаться, что к нам пришел кто-то из близких или хорошо знакомых людей. Мелькнула тревожная мысль: 'Неужели вернулся Саша? Почему так быстро? Что случилось?'

Я мигом соскочил с постели и побежал открывать дверь. На пороге стоял изможденный, заросший густой щетиной Андрей Константинович Соломатин. Для меня он всегда был олицетворением мужества. Я часто любовался его медалью 'За отвагу', которую он получил за героизм на войне с белофиннами, и втайне мечтал когда-нибудь заслужить такую же награду.

С дядей Андреем, как я его называл, мы не виделись года полтора. Мой отец часто его вспоминал и беспокоился о судьбе своего друга. И вот он перед нами, живой, хоть и совсем обессиленный.

- Андрюша, дорогой, откуда ты?! - вскрикнула мать, узнав Соломатина.

- Посмотри, хорошо ли закрыты ставни, а то кто-нибудь увидит, что зашел к вам, беды не оберетесь, - попросил Соломатин.

При тусклом свете керосиновой лампы Андрей Константинович внимательно оглядел комнату, остановил взгляд на двух младших братьях и сестренке, спавших на большой кровати возле печки.

- А где же Леонид Васильевич?

- Жив-здоров. Утром должен быть дома. Он работает во вторую смену на канифольной фабрике. Фашисты собираются ее восстановить.

Со слезами на глазах мать рассказывала Соломатину том, как наша семья эвакуировалась и как вынуждена была возвратиться обратно в город, где гитлеровцы каждый дет расстреливают и вешают людей.

- Ты не можешь себе представить, Андрей, какую чудовищную расправу учинили оккупанты над еврейским населением. Ни в чем не повинных людей согнали в концлагерь разграбили их дома, несколько дней морили голодом, а потом всех расстреляли на полигоне. Не пощадили никого, ни детей, ни женщин, ни стариков: Рассказывают, что земля на том месте, где их расстреляли, несколько дней дышала и стонала. Лужи крови стояли на месте казни. Фашисты - не люди, это дикие звери, которых надо беспощадно уничтожать. Неужели у нас не хватит сил это сделать, Андрей? - просила мать. - Вот ты, военный человек, оказался не в армии. И мой Леонид, и много других здоровых мужчин, вместо того чтобы быть на фронте, дома сидят.

Не знала еще тогда мать, что коммунист Леонид Орлов является одним из активных участников Борисовского партийного подполья, которое уже развернуло антифашистскую работу в городе, формирует боевые группы и готовит их к борьбе с врагом. О своем участии в подполье отец, конечно никому дома не говорил.

- Разгромить фашизм, Таня, у нашего государства сил хватит. Временные неудачи - не поражение. А то, что я и некоторые другие военные оказались не на фронте, еще ни о чем не говорит. Найдем дело и здесь, - ответил Соломатин.

Потом, немного подумав, спросил:

- А как работает Леонид? Наверно, вовсю старается?

- Так уж и старается. Говорит, что эту канифольную фабрику, несмотря на строгие приказы, рабочие не восстанавливают, а незаметно выводят из строя. И так на всех заводах.

- Ну вот. А ты говоришь:

Я слушал их разговор и завороженными глазами смотрел на дядю Андрея, ловил каждое его слово. 'Вот с кем нужно поговорить, - подумал я. - Он обязательно даст совет, как действовать нашей группе'. Я ждал удобного момента, чтобы наедине поговорить с комиссаром, и не шел спать.

Наконец мать, накормив Андрея Константиновича, ушла в соседнюю комнату. В кухне мы остались вдвоем.

Первым начинать важный разговор мне не пришлось. Комиссар опередил меня.

- Чем ты сейчас занимаешься? В школу, конечно, не ходишь?

- Школы закрыты, а если и откроют, туда не пойду. Кроме 'хайль Гитлер!', там ничему не научат.

- Ну, а заниматься все же чем-то надо. Нельзя же без дела сидеть.

- Мы уходим в партизаны! - выпалил я.

- В партизаны? А кто это такие? - прищурился Соломатин.

- Это очень смелые и преданные Родине люди.

- А как же ты попадешь в партизанский отряд, если не секрет? Может быть, ты имеешь связь с самим командиром? - с улыбкой поинтересовался Андрей Константинович.

- Мы послали на связь Сашу.

- Сашу? Кто такой Саша и кто это 'мы'?

- Мы организовали пионерскую группу и хотим влиться в партизанский отряд Дяди Коли. У нас есть пулемет, карабин, три пистолета и шесть гранат. А Саша мой самый верный друг. Он через своего дядю должен связаться с партизанами и договориться, когда нам приходить в отряд.

Соломатин даже привстал с табуретки. Потом сел и потребовал: Рассказывай все по порядку. Я командир Красной Армии, и ты обязан мне все доложить.

Мне это только и нужно было. Я подробно, в течение часа, выкладывал Андрею Константиновичу все, о чем мы хотели рассказать партизанам. Не забыл упомянуть и о нашем младшем товарище Ваське Зуенке. Соломатин внимательно слушал, изредка задавал короткие вопросы. В конце разговора я спросил у Андрея Константиновича:

- Как вы думаете, дядя Андрей, возьмут нас в отряд?

Соломатин задумался, а потом сказал:

- Методы, которые вы избрали для борьбы с захватчиками, никуда не годятся, так и на виселицу можно угодить. Красной Армии и партизанам нужны не герои-одиночки, а сознательные бойцы. А помогать партизанам можно и здесь.

- Как, дядя Андрей?

- А вот так. Надо прежде всего запомнить, что в одиночку много не навоюете, большого урона врагу не нанесете и рано или поздно попадетесь и погибнете. Есть другой путь: надо установить связь с подпольем и получать от него задания.

- Где ж те подпольщики? Попробуй их найти.

- Это я беру на себя, - заверил комиссар.

Коммунист, командир Красной Армии предлагает нам, как равным, вместе сражаться с оккупантами! Разве можно отказаться?!

- А как же с партизанским отрядом, куда пошел Саша?

- Для нас сейчас главное рассказать людям правду о положении на фронтах, - продолжал Соломатин, - привлечь как можно больше людей для борьбы с фашистами. Поэтому мы нужны здесь больше, чем в лесу. Вернется Саша - соберемся все вместе и решим, чем вы будете заниматься. А пока без моего разрешения ничего не предпринимайте. И вообще, о нашем разговоре никому ни слова, даже Мелику и Виталию.

Стенные часы пробили четыре часа утра, когда пришел отец. В тот день он раньше обычного вернулся с канифольной фабрики. Грустной и радостной была его встреча с Соломатиным. Грустной оттого, что никогда они не думали, что доведется встречаться тайком, избегая посторонних глаз. Радостной, потому что увидели друг друга живыми и здоровыми. Они еще долго говорили в маленькой комнате. Мне слышим были знакомые и незнакомые фамилии: Ярош, Лозовский, Долгалов, Бутвиловский, Подолян, Яхонтов, Устин, Игумнов, Миклушин, Кломбоцкий, Жаховская:

Перед самым рассветом Андрей Константинович собрался уходить. Проходя мимо моей кушетки и заметив, что я не сплю, Соломатин наклонился надо мной:

- Ну так вот: подпольщиков мы нашли. Теперь жить будет веселее. А ты говорил - попробуй их найти.

Стоявший сзади отец хмурился и недовольно качал головой.

Проводив Соломатина, он плотно прикрыл дверь, присел на кушетку и положил свою большую руку на мое плечо.

- Значит, решили вдвоем с Сашкой всех фашистов перебить? Герои, ничего не скажешь! А может, вам следовало бы в таких делах с кем-то посоветоваться? - строго спросил он.

- А мы не знали с кем.

- Ну хотя бы со мной, что ли?

- Я думал, что ты не разрешишь нам идти в партизаны.

- Я и сейчас запрещаю. Пока еще они и без вас обойдутся.

Отец посидел молча, а потом спросил!

- Кто вас надоумил убить офицера и переводчицу? Знаешь ли ты о том, что их до сих пор разыскивают?

- Мы сами решили их убить. За то, что они повесили двух партизан. А найти не найдут. Мы хорошо засыпали.

- Как вы не попались, просто диву даюсь?

Потом отец вдруг смягчился, обнял меня и сказал:

- Выходит, мы с тобой одно дело делаем и ничего друг о друге не знаем. А я-то думал, что ты еще мал для этого: Ну что ж, будем считать нашу семью полностью партизанской.

Отец оторвал клочок газеты, насыпал из кисета зеленого самосада и свернул цигарку. Прикурил, глубоко затянулся и снова продолжал:

- Раз уж ты и твои друзья решились на такое дело, то нечего вам от меня прятаться. Так будет лучше и для вас самих и для дела. Предупреди всех ребят, чтоб они без моего разрешения ничего не предпринимали. Андрей Константинович обещал скоро заняться вами.

- А как же нам теперь? - спросил я у отца. - Хлопцы не согласятся долго ждать.

- Ишь вы какие прыткие! Вас сразу в бой посылай. Так не выйдет. Будете делать то, что вам прикажут.

- Я-то согласен. А вот Саша и Мелик скажут: пошли в партизаны, и все.

- С ними я поговорю. Да и ты им разъясни, что партизанам нужны помощники не только в лесах, но и в городе. А теперь давай спать. Мы еще вернемся к этому разговору.

Отец встал и легонько потрепал меня за чуб:

- Спи, партизан. Только смотри - матери ни слова. А то она нас с тобой обоих из дому выгонит. Скажет, чтоб завтра же удирали в деревню.

Первое задание

Зловещая тишина окутала город. Темень, хоть глаз выколи. Узкие улочки, казалось, вымерли и спят непробудным сном. Только изредка тявкнет в каком-нибудь дворе собачонка, еще не пристреленная гитлеровцами, и тут же стихнет. Да еще порой послышатся шаги военного патруля и дежуривших на улицах жандармов.

Ночью редко кто из жителей города осмелится выйти из своего двора: слишком опасно, могут убить. И только четверо подростков вышмыгнули из ворот одного дома и мгновенно исчезли в темноте. Двое пошли на центральную улицу, что вела к вокзалу. Двое других направились на базар, к большому стенду, где вывешивались объявления и приказы фашистской администрации. Карманы ребят оттопырены, в руках жестяные баночки с клеем и кисточки. Этой ночью они выполняют первое боевое задание Борисовского райкома партии.

В такое позднее время взрослые не могли показаться на улице без пропусков. Поэтому на выполнение важного задания послали ребят. На них патрули и жандармы даже ночью не обращали особого внимания.

Хлопцы должны были под покровом темноты расклеить и разбросать в самых людных местах города листовки, в которых разоблачалась фашистская ложь о положении на фронте. Листовки призывали народ к борьбе, вселяли уверенность в окончательной победе над врагом.

Каждая листовка была отпечатана на пишущей машинке Франеком Кломбоцким - одним из комсомольцев шестой Борисовской школы.

Когда Соломатин сказал нам, что Франек - один из его помощников, мы были крайне удивлены, так как на второй день войны видели Франека в форме красноармейца. Говорили, что он сразу ушел на фронт.

И вдруг - Кломбоцкий в городе, да еще подпольщик. Поэтому, когда мы по приказу Андрея Константиновича пришли к нему домой на улицу Лейтенантскую, то сразу же спросили:

- Почему ты в городе, а не на фронте?

- Так уж получилось. Расскажу как-нибудь потом.

А вообще, хлопцы, фашистов можно бить и в тылу. А теперь за дело.

Франек открыл крышку погреба. Мы спустились и увидели там небольшой радиоприемник и пишущую машинку. Франек подал нам несколько пачек листовок.

- Сам печатал, - с гордостью сказал он. - Три дня и три ночи отстукивал. Даже спина и руки заболели. Но зато успел вовремя. Ведь завтра, друзья, большой праздник, 7 Ноября. Надо, чтобы люди знали, что Советская власть живет и никогда не погибнет. Пусть народ читает и радуется.

Мы совсем иначе смотрели теперь на давно знакомого нам Франека Кломбоцкого и удивлялись: как это раньше, до войны, мы не знали, что он такой решительный и мужественный. А встречались мы с ним часто: и в школе, где вместе учились, и в парке имени Максима Горького, и в кинотеатре 'Люкс'. Рос Франек без отца и, чтобы хоть немного помочь матери, еще школьником подрабатывал на пристани, разгружая баржи.

И вот Франек - подпольщик, помощник комиссара Соломатина. Это невольно вызывало к нему уважение.

- Франек, а можно нам приклеить несколько штук на дверях жандармерии и полиции? - спросил Мелик. - Пусть гады побесятся! Мы с Виталькой не забыли, как они нас избивали.

- Категорически запрещаю. Листовки в первую очередь должны читать люди, а не какие-то там жандармы и полицаи. Да и зачем напрасно рисковать.

Франек подробно рассказал нам, как лучше выполнить задание, и закончил свой инструктаж словами:

- Будьте осторожны, сбор у меня. Ну, ни пуха ни пера!

:Мелик и Виталик Запольский благополучно обошли комендатуру и никем не замеченные вышли на край базарной площади. Где-то здесь должен проходить военный патруль. Но сейчас никого не видно. Метрах в тридцати от них громадный стенд для объявлений и приказов. Но как к нему подобраться? Площадь вымощена булыжником, по ней тихо на пройдешь.

- Снимем ботинки, - шепчет Виталик и первым начинает развязывать шнурки.

Еще несколько минут - и ребята у стенда.

И вот уже листовки приклеены к доске, разложены на длинных прилавках.

А потом ребята уже без всякого страха расклеивали листовки на заборах, несколько штук забросили во двор офицерской столовой, а одну далее наклеили на борт немецкого грузовика, стоявшего недалеко от комендатуры.

- Жаль, что нельзя подбросить к жандармерии, - злился Мелик.

- Ничего, - успокаивал его Виталик, - доберемся и до неё. А приказ нарушать нельзя, дисциплина.

Утром гитлеровцы обратили внимание на то, что в различных местах города - на центральной улице, на базаре, у вокзала - люди собираются небольшими группами. Начальник полиции Кабаков, увидев одну из таких групп около центрального входа в парк имени М. Горького, подошел к воротам и чуть не обомлел: на заборе висела листовка, на которой четко выделялись слова: 'Смерть фашистским оккупантам!'

Поднятые по тревоге полицаи и жандармы почти целый дань сдирали и соскабливали листовки. Но борисовчане их уже прочитали.

Это был подарок подпольщиков населению города в честь 24-й годовщины Великого Октября.

Поезда идут на запад

На дворе лютый холод, северный ветер бьет в лицо, кажется, пронизывает насквозь. От сорокаградусного мороза потрескивают деревья, а воробьи, осмелившиеся выбраться из гнезд в поисках корма, замерзают на лету и камнем падают на землю. В такое время люди редко выходят из дому, да и то укутавшись в теплую одежду. Гитлеровские солдаты и офицеры, непривычные к русским морозам, разжигают на улицах костры, многие из них обвязаны шерстяными платками, косынками и шарфами, награбленными у местных жителей.

А через станцию, из-под Москвы в Германию, беспрерывно мчатся эшелоны с ранеными и обмороженными фашистскими вояками. Остановится такой поезд на несколько минут около перрона, выгрузят из него умерших в дороге, и он сразу же устремляется дальше. Казалось бы, кого может заинтересовать, сколько прошло эшелонов с ранеными фашистами. Однако каждый такой эшелон был на счету.

С утра до позднего вечера возле вокзала вертелись тринадцати-четырнадцатилетние мальчишки. Они выпрашивали у солдат сигареты. За небольшую плату подносили к машинам и повозкам офицерские чемоданы и солдатские рюкзаки, помогали раненым забраться в вагоны. И в это же время зорко наблюдали за движением на железной дороге.

Если б кто-нибудь внимательно присмотрелся к подросткам, то наверняка заметил бы, что они пунктуально меняются через каждые три часа, а вечером в одно и то же время собираются где-нибудь в укромном месте. Чаще всего в Сашиной бане.

После неудачных поисков партизан мой друг вернулся в город. Он даже запрыгал от радости, когда узнал, что я установил связь с настоящими подпольщиками.

Однажды, придя к Кломбоцкому за очередной порцией листовок, мы просто не узнали нашего старшего товарища. Таким радостным мы его никогда не видели. Франек обнимал нас, жал руки и беспрерывно повторял: 'Вот это здорово! Вот это дали!'

Мы ничего не понимали. Наконец Саша не выдержал:

- Чего ты все обнимаешься? Может, объяснишь в чём дело? Кому дали?

- Эх вы, ребята-пострелята, фрицев же под Москвой лупят, а вы ничего не знаете. Бегут они оттуда без оглядки. Вот читайте. И он каждому из нас дал по листку бумаги со сводкой Совинформбюро, в которой сообщалось о разгроме фашистских войск под Москвой.

Мы, не сговариваясь, громко три раза прокричали 'ура!'

Через два дня со мной встретился руководитель подпольной группы Федор Подолян, бывший командир Красной Армии. Небольшого роста, чернявый и смуглолицый, он был очень подвижным и энергичным человеком.

- Под Москвой фашисты разгромлены, - сказал он. - Красная Армия показала, на что она способна. Сотни тысяч гитлеровцев нашли себе там могилу. Не меньше, а, может, больше вывозят они теперь в свой фатерланд и раненых. Мы решили, что в листовках, которые вы распространяете в городе, вместе с сообщением Совинформбюро будем помещать краткую сводку о количестве санитарных поездов, следующих с фронта. Пусть люди знают и об этом. Надо, чтобы вы нам помогли в этом деле.

Федор Прокофьевич похлопал меня по плечу и на прощание сказал:

- Данные наблюдений будете передавать Франеку. Присматривайтесь также к тому, что фашисты везут на фронт. Это не менее важно, чем подсчитывать поезда с ранеными.

Вот с этого времени и начались наши дежурства на станции.

Партизаны просят оружия

Мартовские сумерки быстро сгущались и обволакивали землю синеватой дымкой. Подогретый весенним солнцем снег за день подтаял, и на дорогах появились небольшие лужицы. Под вечер они покрылись тонким ледком, который весело позванивал под ногами.

Связная Борисовского подполья Юзя Жаховская торопилась в город. Ей надо обязательно сегодня доложить руководителям подпольных групп о результатах переговоров с командованием партизанских отрядов.

Двадцатилетняя Юзя Жаховская с первых дней оккупации начала искать пути борьбы с оккупантами. Она сумела вырвать из плена лейтенанта Михаила Куликова, выдав его за своего мужа. За большую взятку фашистский унтер согласился отпустить Куликова из лагеря военнопленных, пригрозив при этом: если окажется, что Юзя не жена ему, то расстреляет обоих. Девушка вынуждена была взять лейтенанта к себе на квартиру и зарегистрировать в городской управе фиктивный брак.

Познакомившись с моим отцом, Куликов и Юзя активно включились в подпольную работу. Несколько дней назад девушку направили Рваничскую Слободу, где она должна была связаться с секретарем Минского обкома партии Сацункевичем, оставленным в тылу врага для развертывания партизанского движения. О том, что секретарь обкома находится где-то в тех краях, отца предупреждал Ярош еще при встрече в деревне Велятичи.

Юзя встретила Сацункевича в партизанском отряде 'Разгром', где он был комиссаром, получила от него информацию о партизанском движении на Минщине и инструкции для борисовских подпольщиков.

Радостная, что задание успешно выполнено, девушка спешила на улицу Максима Горького к Лене Кутневич, где ее с нетерпением ждали Соломатин, Подолян, мой отец, Эдуард Бутвиловский и другие подпольщики.

Доложив обо всем, Юзя сказала:

- Иван Левонович просил передать, что партизаним очень нужно оружие. Он так и сказал: 'Передай, что и отряды желает вступить очень много людей, но мы, к сожалению, не можем их всех принять только потому, что у нас не хватает винтовок, автоматов, пулеметов, патронов. Вы бы сделали большое дело, если б сумели нам в этом помочь'.

Все, кто был на совещании, задумались. Каждый понимал, что обязан выполнить просьбу секретаря обкома. Но как? Где взять оружие? Летом прошлого года его еще можно было найти на местах бывших боев и в лесах. Но то оружие уже давно собрали, свезли на склады и на военные базы. А где они находятся, неизвестно.

- Я думаю, товарищи, к этому делу надо подключить наших пионеров, - предложил Подолян. - Надеюсь, что они разузнают, где гитлеровцы хранят трофейное оружие, и помогут нам.

- Правильно, - поддержал его Соломатин. - Я завтра же встречусь с ребятами и об этом поговорю.

- Их задача - найти склады. А потом мы решим, как действовать. Винтовки и автоматы нужны и нам. Не можем же мы людей направлять в лес с голыми руками, - заметил Эдуард Бутвиловский.

- Ты, Андрей Константинович, и ты, Леонид Васильевич, - Подолян посмотрел на Соломатина и Орлова, - объясните хлопцам, что задание это очень важное, и предупредите, чтоб не лезли на рожон. Действовать нужно очень осторожно.

На подоконнике, рядом с Сашиной кроватью, чуть слышно тикает маленький будильник. Он заведен на два часа тридцать минут. Но Саша не спит.

Васька Зуенок находит выход

Он ворочается в постели, через каждые десять-пятнадцать минут чиркает спичками и смотрит на часы. Тетя Настя в соседней комнате вздыхает: 'Опять куда-то ночью собирается, не доведет это до добра. Совсем отбился от рук хлопец. Нужно как следует поговорить с ним и предупредить отца, когда вернется из деревни'.

А Саше не до сна. Сегодня ровно в три часа он должен сменить Мелика и Витальку Запольского, дежуривших в густом ельнике около нефтебазы. Там находится большой склад с трофейным оружием.

Нужно посмотреть своими глазами, как охраняется этот важный военный объект. Он должен знать, когда сменяются часовые, как замыкаются двери склада, можно ли сделать лаз под забором и незамеченным подобраться к винтовкам и пулеметам.

Саша снова зажег спичку и протянул руку к будильнику. Был час ночи. Еще есть время. Он лежал на кровати и вспоминал последний разговор с Андреем Константиновичем.

- Вы и не представляете, хлопцы, как сейчас необходимо оружие партизанам. Больше чем хлеб. Но где его найти - ума не приложу? - сокрушался комиссар.

- Мы сходим еще раз на полигон, - сказал Мелик. - Говорят, что там в какой-то землянке целый склад закопали красноармейцы, когда отступали.

- Кроме полигона посмотрите и в других местах, может, хоть что-нибудь найдете. Нам, взрослым, нельзя ходить по лесу и осматривать окопы и блиндажи. А вы сможете сделать это незаметно.

- Завтра утром пойдем искать, дядя Андрей. Если я не найду штук пять винтовок, можете меня в отряд не принимать, - заявил тогда Саша.

Дней десять после того разговора ребята ходили по пригородным лесам, побивали на местах сражений, но ничего найти не смогли.

- Ничего не поделаешь, - сказал наконец друзьям Саша, - давайте отдадим свои пистолеты и карабин. Мы пока обойдемся без них. Хоть чем-нибудь поможем партизанам.

- А в отряд с чем будешь вступать? - соглашался Мелик.

- Пока идти в отряд, мы себе кое-что достанем. А партизанам оружие необходимо сейчас, - поддержал Сашу Виталик Запольский.

- Пусть будет так, - согласился Мелик.

Но расставаться с пистолетами пока что не пришлось. Совершенно неожиданно выход подсказал Васька Зуенок. Встретил он Сашу и Мелика на улице и шепчет:

- Хлопцы, я знаю, где фрицы складывают пулеметы, автоматы и винтовки. Там их тьма-тьмущая. Давайте стащим по автомату, пригодятся.

Саша и Мелик сначала даже растерялись, никак не могли поверить Ваське.

Первым опомнился Мелик:

- Не может быть, чтобы фрицы без охраны оставляли оружие. Ты что-то, Васька, загибаешь.

- Оно, конечно, охраняется. Но придумать что-нибудь можно.

- Выкладывай все по порядку, - потребовал Саша.

Васька рассказал, что, проходя возле нефтебазы, видел, как фашисты сгружают с грузовиков оружие и заносят в большой дом.

- Я долго лежал возле забора и все рассмотрел. Там одних винтовок тысячи две, не меньше.

- А их считали, когда выгружали из машины?

- Нет. Свалили в кучу, закрыли дверь, и все.

- Часовые есть около дома?

- Там, кажется, только два охранника, да и то на всю нефтебазу.

- Ну вот, а говоришь, что может незаметно взять по автомату. Дверь закрыта, вокруг охрана. Как же ты возьмешь? Нет, Васька, ты и не думай больше к нефтебазе подходить. А то еще подстрелят, - сказал Саша.

- А я думал, вы что-нибудь придумаете, - разочарованно протянул Васька.

:Тихо затрещал будильник. Саша вскочил, начал быстро одеваться. Проснулась и тетка. Увидев, что Саша куда-то собирается, сразу накинулась на племянника:

- Опять среди ночи удираешь? Не смей никуда идти, слышишь! Еще застрелят. И в кого ты такой уродился? Второй месяц нет мне покоя. Что я скажу отцу, когда вернется?

- Скажите, тетя, чистую правду. А я скоро приду, не волнуйтесь. - И Саша выбежал на улицу.

Отец Саши догадывался, чем занимается его единственный сын, но не перечил ему. Только перед уходом на заработки в деревню Иван Никифорович предупредил Сашу:

- Смотри, сынок, будь осторожным. Тот, кто попадает в гестапо, назад редко возвращается.

Мы встретились с Сашей в нашем дворе, около сарая. Прихватив с собой пистолеты, огородами вышли за город и вскоре оказались возле нефтебазы, где еще с вечера дежурили Мелик и Виталька.

- Все рассмотрели. Часовых всего трое. Сменяются через два часа. Около склада бывает только один, да и то редко. Внутрь не заглядывает, - докладывали ребята.

- Доску от забора без шума можно оторвать? - поинтересовался Саша.

- Очень просто. Они еле держатся, сгнили.

Мелик и Виталька пошли домой.

Оставшись вдвоем, мы стали внимательно наблюдать через щели забора за огромным двором нефтебазы. Двор ярко освещен прожекторами. Хорошо видно, как вышагивает охранник, время от промок и поглядывая на часы, как происходит смена караулов.

Лежа рядом с другими, я чувствую, как он волнуется, хочет, наверное, сказать мне что-то важное. Но я молчу. Молчит и он. Проходит пять, десять, пятнадцать минут: Наконец Саша не выдерживает и шепотом спрашивает:

- Хочешь, я сейчас буду в складе и передам тебе винтовку?

- Ты что, одурел? - говорю я. - Надо сперва рассказать об этом складе дяде Андрею или моему отцу.

- Чудак ты, - сердится Саша. - Мы им расскажем, а они не поверят. А принесем винтовку, тогда уж им деваться некуда. Еще и похвалят. Скажут: 'Молодцы, хлопцы, задание выполнили'.

- Как же мы откроем двери склада? Там же, наверно, замки.

- Ты что, не видишь, - совсем разозлился Саша. - Возьми глаза в руки. Никаких замков нет, даже двери не закрыты.

- Вечно ты что-то придумываешь, а виноватым потом остаюсь я. Мне батька голову свернет за то, что не послушался.

- А я тебя и не заставляю лезть в склад. Можешь себе катиться домой. Я обещал Соломатину достать пять винтовок и достану. Может, и автомат еще прихвачу.

Что делать? Оставлять Сашу одного? Нельзя. Отказаться от его затеи? Потом всем растрезвонит, что я струсил.

- Ладно, - соглашаюсь я, - пусть будет по-твоему.

Мы рассчитали, что за время, пока часовой обойдет отведенный ему участок, можно два раза проникнуть в склад. В заборе нашли подгнившую доску и легко оторвали ее снизу от заржавевшего гвоздя. Метрах в тридцати от забора, в невысоком ельнике, окружавшем нефтебазу, еще заранее присмотрели глубокую яму, куда можно спрятать оружие.

Часовым, вероятно, надоело ходить по одному. Минут через тридцать нее они сошлись у небольшого домика и закурили.



Момент самый подходящий! Часовые далеко, метрах в ста, и стоять том будут долго, потому что с горящей папиросой подойти к бензиновым бакам не осмелятся.

- Давай попробуем, шепчет мне Саша. - Пока они накурятся, мы по нескольку раз успеем слазить туда и обратно.

- Давай. В случае чего - стреляем в часовых, и в лес.

Сжимая в руках пистолеты, мы отодвигаем доску и пролезаем на другую сторону забора. Тихо открываем дверь и пробираемся в дом. Через застекленные окна дома один из прожекторов хорошо освещает два больших помещения, где в штабелях, в пирамидах и просто кучами лежат самозарядные винтовки, ручные пулеметы, ящики с гранатами и патронами. Через эти же окна видны и часовые. Они на прежнем месте. Схватив первую попавшуюся винтовку и взвалив на плечи ручной пулемет, мы осторожно выбираемся за ограду.

В глубокой канаве около небольшой елочки останавливаемся и решаем, что делать дальше. Оставлять оружие здесь нельзя. Утром фашисты обнаружат его, и тогда дорога к складу будет для нас закрыта. Тащить домой - далеко и опасно. Лучше всего спрятать его недалеко от кладбища в глубоких карьерах, вырытых перед самой войной строителями шоссейной дороги. Немцы там почти не бывают. Но нам сначала хочется еще раз попытаться вынести со склада хотя бы несколько винтовок. Первый успех опьяняет нас, и мы забываем об опасности.

В ту ночь мы еще пять раз пробирались на территорию нефтебазы и перетащили в канаву три ручных пулемета, девять винтовок, два ящика патронов. Все это мы завернули в бумагу и тряпки и закопали в яме. И только перед самым рассветом отправились домой. По дороге Саша, чуть ли не прыгая от радости, хлопал меня по спине и все время повторял:

- Мы у этих раззяв за три ночи весь склад перетаскаем. Вот только как переправить оружие в лес?

Через несколько дней мы повторили операцию. На этот раз из-под носа у часовых удалось вынести двенадцать винтовок, два ручных пулемета и несколько ящиков патронов.

Все эти дни мы с Сашей избегали встреч с Соломатиным. Ждали, когда Андрей Константинович сам нас позовет и начнет разговор о том поручении, которое давал несколько недель назад. Ничего мы не говорили об оружии и моему отцу.

Как-то придя к нам домой и не застав отца, Андрей Константинович спросил у матери:

- А где ваш Витя?

- В сарае, кажется. Мастерит что-то с Сашей, - сердито ответила она.

- Ты что, Татьяна, недовольна сыном? Парень у тебя вроде хороший.

- Был хороший, да испортился. Целый день у него во дворе мальчишки толпятся, все о чем-то с ними шепчется, носится неизвестно где. Даже по ночам куда-то пропадает. Что с ним делать, ума не приложу. Не слушает меня совершенно. Просила отца, чтобы за него взялся. А он только улыбается. Секреты какие-то между собой завели. При мне почти не разговаривают, но стоит мне выйти из дому, как сразу же начинают о чем-то шушукаться.

- Это у них, наверное, чисто мужские разговоры, - пошутил Андрей Константинович. - А вообще, ты не обращай на это внимания, Татьяна. Леонид Васильевич любит твоего сына и, кроме добра, ничего ему не желает. А то, что Виктор дружит с многими, такими, как и он, хлопцами, так и это очень хорошо. Значит, друзья уважают его.

- А у меня из-за этого уважения одни неприятности. Недавно ко мне Сашкина тетка чуть ли не с руганью приходила. Говорит, что её племянник совсем от рук отбился, а виноват во всем мой сын. Скоро, наверное, и родители Мелика Бутвиловского и Витальки Запольского явятся. Эти хлопцы, как я примечаю, тоже по суткам дома не бывают. Поговорил бы хоть ты с ним, Андрей, - попросила мать.

- Поговорю обязательно, и даже сейчас, - улыбнулся Соломатин и вышел во двор.

Андрей Константинович застал нас за разборкой заржавевшего автомата. С таким оружием нам до этого времени не приходилось иметь дела. Поэтому мы притащили ночью автомат в сарай и сейчас знакомились с ним.

- Вот это оружие, - восхищался Саша. - Из одного такого автомата можно целый взвод фашистов уложить. Давай его оставим себе, - предложил он.

- Это уже будет нечестно. Мы оружие доставали для партизан, и надо им все отдать, - возразил я.

- С тобой уже и пошутить нельзя.

- С кем это нельзя пошутить? - услышали мы за дверями знакомый голос.

- Да это же Андрей Константинович, - я бросился открывать дверь.

- Ого! Да у вас, я вижу, трофеи имеются, - сказал Соломатин, когда вместе со мной поднялся на сеновал. - Где нашли?

Мы молчали, не зная, что ответить. Придумывать что-нибудь, врать не хотелось. Сказать правду? Наверняка будет нагоняй.

- Ну что молчите, сорванцы? Где, я спрашиваю, взяли автомат?

- Говори ты, - толкнул я Сашу в бок.

Тот надулся, как индюк, покраснел и пробормотал:

- Делайте с нами, что хотите, но мы достали для партизан двадцать одну винтовку, пять ручных пулеметов и четыре ящика патронов. Этот автомат тоже оттуда.

- Вы что и в самом деле нашли на полигоне землянку с оружием? За что же вас ругать? - радостно сказал Андрей Константинович.

- Мы нашли склад на нефтебазе. И оттуда это все вытащили. Две ночи не спали, - уже смелее ответил Саша.

- Рассказывайте всё по порядку, - потребовал комиссар. Это сообщение его наверняка заинтересовало.

Когда мы закончили свой рассказ, Соломатин долго молчал, а потом спросил:

- Вы говорите, что к этим складам можно легко подобраться даже взрослым?

- Запросто. Только надо иметь с собой во что заворачивать пулеметы, винтовки и ящики с патронами.

- Пока, хлопцы, в этот склад ни шагу. Мы подумаем и решим, кто из нас пойдет с вами туда. Через день-два попробуем. А вы сегодня и завтра понаблюдайте за нефтебазой. Как бы не заподозрили чего-нибудь немцы.

- А с этим оружием что делать? - спросил я у Андрея Константиновича.

- Сегодня же ночью его заберет твой отец. Ты ему ничего не сказал? Напрасно.

Соломатин не забыл и о просьбе моей матери.

- То, что вы нам помогаете, - сказал он, - очень хорошо. Большая вам благодарность за это и от нас, и от партизан. Но нельзя обижать и матерей. Надо помогать им и чаще бывать дома. Ведь они беспокоятся за вас, боятся, чтобы вы не попали в какую-нибудь беду.

- Мы постараемся, дядя Андрей, - сказал Саша.

А через три дня, ночью, мы пробирались к нефтебазе вместе с Франеком Кломбоцким, Михаилом Куликовым и Юзей Жаховской. С нашей помощью они за одну ночь вынесли из гитлеровского склада около тридцати винтовок, пять ручных пулеметов и десять ящиков патронов. Все это оружие вскоре было переправлено в партизанский отряд.

Когда мы грузили оружие на подводу, на которой должна была ехать Юзя и рованичские леса, Миша и Мелик вручили девушке автомат и попросили:

- Отдай его самому отважному партизану. И не забудь сказать, что это подарок от нас. Не забудешь?

- Нет, конечно. Вы так старались, а я вдруг забуду. Обязательно передам, - и Юзя попросила быстрее укладывать винтовки.

Побег из плена

С некоторых пор на большой пустырь недалеко от нашего дома стала приезжать огромная грузовая машина. На ней привозили военнопленных из концлагеря, размещавшегося в бывших казармах по улице Гливенской. Худые, изможденные люди рыли котлованы для погребов под картофель.

Мы с Сашей обратили внимание на то, как по-товарищески относятся к красноармейцам конвоировавшие их русские охранники. В отличие от других фашистских прислужников они никогда не кричали на пленных, делились с ними куревом, иногда помогали копать котлован.

И еще один интересный факт. Старший конвоир - маленький рыжий немец тоже был не таким, как все фашисты. Он никого не бил, не ругал и очень часто куда-то отлучался. Привезет людей на работу, поставит машину на обочине дороги, повертится среди военнопленных, а потом, закинув карабин за спину, исчезает. Перед заходом солнца явится на стройку, крикнет: 'Кончай работу!', заведет машину и везет всех обратно в лагерь.

Наблюдая за всем этим в течение нескольких дней, мы удивлялись, что военнопленные называли немца просто Иоганн, совсем не боялись его. 'Может, он коммунист?' - высказал догадку Саша.

С разрешения конвоиров мы передавали военнопленным вареную картошку, овсяный хлеб, соленые огурцы, сигареты. Подкармливали их и другие жители, чьи дома находились недалеко от стройки.

Вскоре пленные уже хорошо знали нас и при встрече всегда интересовались:

- Ребята, что нового на фронте?

Или:

- Что слышно в мире?

А высокий, очень худой солдат в очках всегда задавал один и тот же вопрос:

- Союзники еще не открыли второй фронт?

Однажды, когда мы готовили очередную передачу для пленных, Мелик предложил:

- Хлопцы, давайте положим им в пакет несколько листовок. Пусть узнают, как Красная Армия лупит фашистов.

- Это ты хорошо придумал, - похвалил Мелика Саша.

Предложение Мелика было заманчивым. Но я заколебался.

- Мы не имеем права это делать без разрешения старших. А вдруг среди пленных окажется предатель и передаст листовку в гестапо?

- Вот что, хлопцы, давайте сделаем так, - предложил Саша. - В пачку с сигаретами вложим одну листовку и заклеим. Как будто мы ничего не знаем. Если что, скажем, что сигареты купили на базаре и пачку не раскрывали.

На том и порешили, договорившись пока ничего не говорить ни Андрею Константиновичу, ни моему отцу.

Несколько дней после этого мы не появлялись около военнопленных. И вдруг однажды к нам домой неожиданно пришёл один из конвоиров. Я страшно перепугался: 'Пришел арестовывать! Что делать? Бежать? Стрелять? Пистолеты спрятаны в сарае. Поздно'.

Конвоир тем временем поздоровался.

- Здравствуйте, - говорю ему. - Родителей нету дома. Будут только вечером.

- А я не к ним, а к тебе. Поговорить с тобой надо, - и он вытащил из кармана листовку со знакомым мне текстом.

'Так и есть, пришел за мной. Предупреждал я хлопцев, чтоб не связывались с этими пленными. Что теперь делать? От всего отказываться', лихорадочно думал я.

Вы, наверное, ругать будете за то, что мы иногда передаем еду военнопленным?

За это только хвалить надо. Вот что, дорогой, тебе незнакома эта бумажка?

- Первый раз вижу.

- Ну, это ты можешь рассказывать своей бабушке. Думаешь, мы не заметили, как была заклеена пачка с сигаретами? И почему после той передачи вы четыре дня не появляетесь?

- Я ничего не знаю. Что вам от меня надо?

- Хорошие вы ребята и большое дело делаете. Вот поэтому мне и поручили встретиться с вами и попросить, чтобы чаще листовки приносили. А меня ты можешь не бояться. Несмотря на то, что на мне гитлеровская шинель, а за плечами карабин, я такой же, как и все пленные. А форма: форма мне нужна для нашего общего дела. Так и передай кому следует. Фамилия моя Матюшенко.

- Извините, но я ничего не понимаю.

- Все ты, браток, отлично понимаешь, только боишься меня. Но я не обижаюсь. Об одном очень прошу: подойди сегодня к нам. С тобой хочет поговорить Семенов. Ты его знаешь. Он вас очень ждет, - попросил Матюшенко и ушел.

Что делать? Идти на встречу или нет? Ничего не придумав, помчался к Саше. Тот без колебаний решил:

- Конечно, пойдем. Чего нам бояться? Пусть докажут, что это мы им подсунули листовку. - Немного помолчав, спросил:

- Вдруг они на самом деле о чем-то важном хотят с нами говорить?

Разговор с Семеновым был долгим. Он расспросил про наших родителей, потом сказал, что не верит, будто листовка попала в пачку сигарет случайно, что это дело наших рук.

- Передайте тем, кто снабжает вас листовками, что мы, военнопленные, останемся советскими людьми до конца. И нам бы очень хотелось, чтобы таких листовок вы нам передавали побольше. Скажите им, что старший политрук Василий Семенов и капитан Николай Матюшенко хотели бы встретиться с кем-либо из коммунистов, оставшихся в городе.

Обо всём этом мы подробно рассказали Соломатину и моему отцу. Они внимательно выслушали, и тут же Андрей Константинович начал нас отчитывать:

- Кто вам дал право самостоятельно вступать в контакты с неизвестными людьми? Своими необдуманными поступками вы можете погубить себя, всех нас и все дело. Где дисциплина? Где чувство ответственности?

- Это никуда не годится, - поддержал Соломатина отец.

- Ведь мы хотели сделать как лучше, - заикнулся было Саша, но это еще больше рассердило комиссара.

- Без нашего разрешения - ни шагу. Не то будете сидеть дома и ни на какие ответствен шло задания больше не пойдете.

- Даем честное слово, что больше с нами такого не случится, - пообещали мы.

- Вот так будет лучше. А теперь давайте поговорим о военнопленных. Ты, Леонид Васильевич, - обратился Соломатин к отцу, - говоришь, что об этой группе тебе кое-что известно?

- Да, я имею сведения, что все они вместе с охраной, за исключением, конечно, немца, хотят уйти в лес и влиться в партизанский отряд.

- Тогда надо с ними связаться, - решил Соломатин. - По-видимому, люди надеются с помощью подполья вырваться из плена. А то, что немец оказался таким человечным, только нам на руку.

Комиссар тут же написал письмо Василию Семенову и вручил его нам для передачи.

Вскоре Семенов передал нам тетрадь, в которой подробно характеризовался каждый член рабочей команды и русской охраны. Семенов писал, что старший конвоир немец Иоганн исключительно добродушный и беспечный солдат. О русских конвоирах сообщалось, что все они поступили на службу к гитлеровцам лишь для того, чтобы получить оружие и иметь возможность продолжать вести с ними борьбу. И охрана, и военнопленные разрабатывают план побега.

Через день Василий Семенов под конвоем Николая Матюшенко пришел к нам домой, где встретился с отцом. Эта беседа окончательно убедила подпольщиков в том, что группа военнопленных стремится быстрее освободиться из плена, чтобы сражаться с фашистами.

С этого дня мы ежедневно передавали пленным сводки Совинформбюро и листовки, которые они распространяли среди узников лагеря.

В конце марта 1942 года Семенов и Матюшенко вдруг сообщили, что их немец Иоганн собирается ехать в Германию, старшим конвоиром могли назначить настоящего фашиста. Поэтому они просили разрешения на уход из города немедленно.

Борисовское подполье не имело намерения вооружать и в ближайшее время выводить эту группу в лес. Через нее рассчитывали вести большую работу среди военнопленных, заключенных в большом лагере на Гливенской улице. Но когда мы с Сашей рассказали отцу и Соломатину о сообщении наших новых друзей, они дали согласие на отправку группы в партизанский отряд.

Окончательный план побега разрабатывался моим отцом вместе с Семеновым и Матюшенко у нас дома. Было решено, что вся партия военнопленных выедет из города на той машине, которая доставляет их на работу. До деревни Ухолода сопровождать группу поручалось мне.

В один из солнечных весенних дней, когда Иоганн, как обычно, пошел в город, к нашему тайнику в карьерах подъехала крытая брезентом грузовая машина. За рулем сидел Матюшенко. Двое его товарищей, одетых в зеленые шинели, погрузили в кузов три ручных пулемета, двадцать три винтовки, полсотни гранат и три ящика патронов. Сделано это было так быстро и ловко, что мы и глазом не успели моргнуть, как наш подземный склад оказался пустым. Людей поблизости не было, а если кто и проходил мимо, то не обращал внимания на трех солдат, копошившихся около большого грузовика.

Машина подъехала к котловану, где ее с нетерпением ждали будущие партизаны. На чистку и зарядку оружия понадобилось не более тридцати минут. Все двадцать три человека заняли свои места в просторном кузове. По бокам и около заднего борта расселись охранники, одетые в немецкие шинели. Ручные пулеметы и винтовки, поставленные на боевой взвод, были уложены на дно машины и прикрыты телогрейками. В кармане у каждого лежало по гранате.

Вместе с Семеновым и Матюшенко в кабину семитонки забрался и я. Перед тем как нажать на стартер, Семенов приказал:

- По городу едем на предельной скорости. Небольшая остановка на мосту, где Матюшенко объяснит часовым, что везет пленных на торфоразработки. Если машину попытаются задержать - откроем огонь из пулеметов и забросаем охрану гранатами. В случае преследования - ураганный огонь по машинам и мотоциклистам.

- Главное, товарищи, проскочить через Березину, - закончил Василий.

И вот грузовик подъехал к мосту. Гитлеровец из охраны поднял руку, приказывая остановиться. Семенов резко затормозил.

Матюшенко, сидевший рядом с Василием в кабине, показал старшему караула удостоверение и на немецком языке объяснил, куда везет пленных. Фашист, по-видимому, остался доволен разъяснениями и без особого внимания заглянул в кузов, где готовые к бою сидели военнопленные и русские конвоиры. Не заинтересовал часового и я, поскольку Матюшенко сказал ему, что подвозит мальчишку домой. Солдат поднял шлагбаум, махнул рукой и крикнул:

- Русише, арбайтен!

Он и не подозревал, что промедление с такой командой стоило бы ему жизни.

- Ух, проскочили! - раздался вздох облегчения, когда машина с моста выехала на широкую магистраль Минск - Москва и, набирая скорость, понеслась по гладкой асфальтированной дороге.

Проводив своих старших товарищей до густого ухолодонского леса, я стал собираться в обратный путь. Бойцы жали мне руку, обнимали, и каждый желал скорой встречи в партизанах. Последними подошли Семенов и Матюшенко:

- Большое спасибо за помощь, мы этого никогда не забудем. До встречи в партизанском отряде!

Пионерское подполье действует

Леня Лавринович и Вася Зуенок были неразлучными друзьями. До войны они учились в одной школе, сидели за одной партой, вместе выступали в школьном хоре. Небольшого роста, крепкие и сильные, они ни с кем не задирались, но и себя в обиду не давали.

Оба очень любили книги о войне и приключениях, о путешествиях Магеллана и Колумба, о восстании рабов под предводительством Спартака, о походах Суворова и кавалерийских рейдах конников Буденного:

В начале войны Лене и Васе пришлось на время разлучиться. Леня уехал вместе с матерью и сестрой в деревню, и Вася ничего не знал о своем друге. Он очень тосковал и все время старался быть вместе с нами. Мы были благодарны Васе за его помощь, но рассказывать о своих связях с подпольем не решались. Через некоторое время Леня вернулся в город, и теперь друзья вдвоем нередко заходили к нам.

- Ребята, - воскликнул Леня, едва переступив порог. - Мы знаем, где стоит вагон с солдатскими сапогами.

Мы с Сашей переглянулись:

- А что делать с этими сапогами?

- Спрячем. Пригодятся нашим. Мы с Васькой все сделаем, - заторопился Леня. - Вот только не знаем, на чем везти и где прятать.

- Я вам помогу, - сказал Саша.

Назавтра вечером он выпросил у соседа лошадь и вместе с Леней и Васькой поехал к железнодорожному тупику возле бывшей базы 'Заготзерно'. Там стоял большой товарный вагон. Кругом - ни души. Дверь пульмана закрыта на замок.

Саша ловко забрался через вентиляционное окно в вагон, и через минуту из него начали вылетать пары новеньких сапог. Васька и Леня быстро укладывали их в сани. Через полчаса они подъехали к Сашиному дому и тихо, чтобы не услышала тетка, выгрузили в сарай четыре десятка пар обуви. Потом эти сапоги очень пригодились военнопленным, уходящим в партизанские отряды.

Вскоре Леня и Васька помогли подполью еще в одном деле. Франеку Кломбоцкому и другим подпольщикам, которые распространяли листовки и сводки Совинформбюро, не хватало бумаги.

- Хлопцы, я остаюсь без работы. Достаньте где-нибудь бумаги, - при каждой встрече просил нас Франек.

Но как мы ни старались, выполнить эту просьбу не могли. И наконец наступил день, когда Франеку не на чем было печатать.

В это время появился приказ фашистского коменданта, в котором предлагалось каждой семье сдать по две пары валенок и по одному полушубку для германской армии. Лица, уклоняющиеся от сдачи теплой одежды и обуви, указывалось в этом приказе, будут преданы суду военно-полевого трибунала.

- Мерзнут фашисты на нашей земле, так им и надо, - прочитав на базаре приказ коменданта, радовался Мелик.

Надо во что бы то ни стало сорвать это фашистское мероприятие, - решили руководители групп Соломатин и Подолян. Они подготовили текст обращения к жителям города. Только на чем его печатать?

- Как хотите, ребята, - сказал Подолян, - а бумагу достаньте. Нельзя допустить, чтобы гитлеровцы воевали в наших валенках и полушубках.

Мы облазили магазины, где раньше продавали бумагу, обшарили все школы. Бумаги не было.

Возвращаясь как-то из железнодорожной школы, мы неожиданно встретились с Леней и Васькой. Они несли в руках по небольшому пакету.

- Что это у вас? - поинтересовался Саша.

- Бумага, которой офицеры после еды вытирают морды и руки, - ответил Леня.

- А ну, покажите. Можете еще достать? - наперебой набросились мы на ребят.

- Сколько хотите. В кладовке столовой ее много. Сколько нужно пачек? - спросил Леня.

- Как можно больше, пачек хотя бы двадцать. И нужны они сегодня, сейчас.

Пообещав скоро вернуться, мальчишки побежали на проспект Революции, где посудомойкой в офицерской столовой работала мать Лени.

Леня почти ежедневно помогал матери выносить из кухни помои, носил дрова, воду. Мальчика хорошо знали в столовой, и он мог ходить по всем подсобным помещениям. Здесь он и обнаружил целый склад бумаги, которую раскладывали на столах в офицерском казино.

Вскоре Леня и Васька принесли более ста пачек тонкой бумаги. Высыпая их на стол, Леня сказал:

- Берите. Если надо, еще принесу.

- А зачем она вам? - вдруг спросил Васька.

- Скоро узнаешь. А пока никому ни звука, - и Саша приложил палец к губам.

Два дня спустя Саша, Мелик и я в течение ночи расклеивали по всему Борисову листовки с призывом: 'Не сдавайте теплую одежду и обувь оккупантам!' Город разделили на три больших сектора. Саша действовал за Березиной, Мелик около спичечной и музыкальной фабрик, я - в районе станции, базара и парка. У каждого из нас было не меньше чем по сотне белых листков. Мы забрасывали их во дворы, расклеивали на заборах и воротах, раскладывали на базарных прилавках. Под утро, уставшие и счастливые, мы собрались в Сашиной бане. Задание было выполнено. Каждому хотелось поделиться своими переживаниями. И мы, перебивая друг друга, еще долго говорили о нашей ночной вылазке.

А на второй день гитлеровцы и полицаи пошли с обысками по домам. Но люди успели все спрятать. Лишь немногие трусы да гитлеровские прихлебатели сдали оккупантам паленки, полушубки и другую теплую одежду.

'Даем пионерскую клятву!'

Как-то раз в городе нас с Сашей встретила родственница Соломатина Лена Кутневич и сказала, чтобы мы вечером зашли к ней домой. Мы явились в назначенное время. Лена провела нас в небольшую комнатушку и предупредила:

- Когда будете выходить, хорошенько вытирайте ноги. А то углем затопчете весь пол в доме.

Мы переглянулись и ничего не поняли. Но когда переступили порог боковушки, удивились еще больше. Посередине комнаты вокруг стола сидели Соломатин, Подолян, Эдуард Бутвиловский, Николай Ермалович и сверлили дырки в больших кусках антрацита.

- Что они делают? - спросил шепотом Саша.

Я пожал плечами и подошел к столу.

- А, хлопчики пришли, - приветствовал нас Подолян. - Садитесь, сейчас поговорим: А то вы, наверно, скучаете без дела. Книги хоть читаете?

- Читаем, но мало.

- Почему мало?

- Негде их брать. А то, что было дома, мы давным-давно перечитали, - ответил я.

- Война войной, а книги забывать нельзя.

- А что это вы делаете? - спросил Саша, показывая на куски каменного угля.

- Подарки фашистам. От такого вот кусочка угля котел паровоза вдребезги разлетается. Надо только вставить сюда шашку тола и взрыватель, - сказал Николай Ермалович.

- Вот оно что! - воскликнул я.

- Мы никогда и не догадались бы, что такие мины могут быть, - восхитился Саша.

- У нас к вам, ребята, просьба. Помогайте доставать уголь. Только куски надо выбирать самые большие. Если мы будем ходить по станции и собирать уголь, фрицы и полицаи обязательно нас заподозрят. А вы там каждый день вертитесь, они на вас внимания не обращают, - сказал Соломатин.

- Если задержат, скажете, что дров дома нет, а топить печку надо, - посоветовал Эдуард Бутвиловский.

- Ну так что, возьметесь помочь нам?

- Конечно, поможем. Принесем угля сколько надо. А можно взять с собой Ваську Зуенка и Леню Лавриновича? - спросил я. - У Васьки отец работает возле угольного склада, и никто даже не спросит, чего мы там ходим.

- Можно, - ответил Андрей Константинович. - Но только чтоб они не догадались, для чего нужен уголь. Ребята они смелые, знаю. По все же маловаты еще.

- Они нам всегда помогают. Я считаю, что их надо принять в нашу группу. И клятву с них взять, что никому слова не скажут.

- Можете принимать. Но ни в коем случае не рассказывайте о связи с нами. Дело это серьезное, смотрите, - предупредил Соломатин.

Когда мы уже собрались уходить, Саша не выдержал и спросил:

- А кто эти мины будет подкладывать?

- Найдутся люди, - уклончиво ответил Эдуард Бутвиловский.

Вскоре три корзины каменного угля были доставлены в дом Лены Кутневич. Собирать его нам старательно помогали Васька и Леня. Мы решили завтра же принять их в свою группу и сделать это торжественно.

Часов в семь утра, задолго до назначенного времени, Леня и Васька появились у Сашиного дома и уселись на лавочке, терпеливо дожидаясь, когда проснется самый авторитетный для них человек. Тетка Настя первая увидела хлопцев и даже руками всплеснула:

- Батюшки! Его уже ждут. Бездельник, шалопай! Мало того, что сам ничего дома не делает, так еще и детей с пути сводит. А ну, убирайтесь отсюда, черти полосатые, - накинулась она на ребят.

- Мы ж ничего не трогаем, тетенька. Сидим себе спокойно и ждем Сашу, - попробовал оправдаться Васька.

- Не выйдет ваш Саша сегодня на улицу! Не пущу! - кричала она.

А Саша, разбуженный криком тетки, стоял на крыльце за ее спиной и смеялся:

- Говорил вам не приходить раньше времени. Не послушались - так вам и надо.

Он пропел ребят через двор в баню и шепнул:

- Сидите и ждите, пока соберутся все.

Когда Саша вернулся, тетка набросилась и на него:

- Что ты себе думаешь? Отец четвертый месяц гнет спину в деревне, на хлеб зарабатывает, чтобы мы не умерли с голоду, а ты в доме палец о палец не ударишь:

- Буду, тетя, делать все, что только скажете. А сейчас не имею времени, извините, - крикнул он и выбежал на улицу.

- Подожди, приедет отец. Он тебе покажет, - неслось ему вслед.

Когда Саша, Мелик и я пришли в баню, Леня и Васька сидели на лавочке и о чем-то тихо разговаривали. Они с нетерпением ждали, когда им сообщат ту важную новость, ради которой и была назначена эта встреча.

- Встаньте! - скомандовал Саша. - А теперь скажите: вы хотите бороться с фашистами?

- Конечно, хотим. Но как?

- Об этом узнаете потом. Вы никогда не струсите, никого из друзей не выдадите, как бы вас ни пытали?

- Нет.

- Вы сможете, если нужно будет, отдать свою жизнь за Родину?

- Сможем.

- Вы будете выполнять все задания, которые вам поручит наша группа?

- Будем.

- Тогда клянитесь.

Мальчишки подняли правые руки в пионерском салюте и торжественно произнесли:

- Даем пионерскую клятву!

С этого дня Леня Лавринович и Вася Зуенок стали полноправными членами нашей пионерской подпольной группы.

'Возьми нас с собою в отряд'

Мы с Сашей вышли из дому, завернули за угол и почти сразу же оказались на кладбище. Здесь под мраморной плитой одной из могил находился наш тайник. В нем хранился небольшой запас оружия - несколько пистолетов и с полдесятка гранат. Недавно мы принесли сюда большой маузер в деревянной кобуре, который нашли в военном складе. Этот маузер пионерская подпольная группа решила подарить командиру недавно созданного партизанского отряда 'Победа' Виктору Павловичу Дроздовскому. Он через связных несколько раз просил нас достать добрую 'пушку'. Сегодня нам предстояло встретиться с Юзей Жаховской, которая по поручению подпольщиков шла в отряд. Через нее мы и рассчитывали передать маузер.

Юзю мы увидели под высокой сосной. Шел дождь, дул холодный северный ветер, у нас зуб на зуб не попадал. А она, как всегда, была приветлива и весела.

- Мальчики, как вам не стыдно опаздывать на свидание? - взглянула Юзя на маленькие часики и покачала головой. - Ровно на десять минут опоздали. Ну и кавалеры!

И было непонятно: шутит она или отчитывает нас за недисциплинированность.

Саша передал Юзе маузер и, вопреки запрету Соломатина, начал упрашивать девушку:

- Юзя, дорогая, возьми нас с собою в отряд. Мы только посмотрим на партизан и вернемся.

Саша просил так настойчиво, что она в конце концов рассердилась:

- Как вы можете просить об этом? Да вы знаете, что мне за это будет?

Саша не унимался:

- Никто и знать не будет.

- Я этого не сделаю, и не просите. Соломатин и Подолян поручили сказать вам, чтоб вы хорошо разведали обстановку на нефтебазе. Надо срочно направить партизанам хотя бы с полсотни винтовок.

Но мой друг стоял на своем:

- Все сделаем, когда вернемся. Ведь мы через три-четыре дня снова будем в городе.

Уговорить Юзю так и не удалось. Расстались мы недовольные друг другом. Но поручение подпольщиков, переданное через Юзю, нужно было выполнять.

Мы начали готовить большой тайник. Выкопали настоящий погреб. Потолок, пол и стенки обложили фанерой, а вход замаскировали зеленым дерном. После этого принялись внимательно наблюдать за складом. И вдруг неожиданно увидели, что на дверях склада появились большие замки. Что делать? Взламывать нельзя, услышат часовые, а если даже и удастся сорвать их без шума, то уж во второй раз хода туда не будет.

- Нужно подобрать ключи, - предложил Саша. - Охрана никогда не догадается, что кто-то открывает двери и таскает со склада пулеметы и винтовки.

Каждый из нас доставал ключи где только мог. Нам помогали Вася Зуенок и Леня Лавринович. Они, разумеется, не знали, для чего нам нужно столько ключей, но задание, как всегда.

В просторной приемной городской комендатуры, ожидая коменданта, сидел невысокий плотный мужчина средних лет и спокойно беседовал с молодой блондинкой. Они говорили о сущих пустяках: о погоде, о ранней и теплой в этом году весне и о многом другом, только не о войне.

Шнырявшие из кабинета в кабинет гитлеровские офицеры и чиновники комендатуры почти не обращали на них внимания. Они давно знали и женщину, и мужчину - не раз встречались с ними в этом учреждении по делам службы. Заведующий паспортным столом городской управы Алексей Степанович Федоринчик каждые два дня приходил к коменданту города - коротконогому толстяку полковнику фон Швайницу - и докладывал ему о работе паспортного стола. Иногда Федоринчик приносил с собой кучу паспортов, которые комендант визировал своей подписью, ставил штамп фашистской администрации и возвращал для вручения местным жителям, прошедшим регистрацию в городской управе. Подписывая паспорта, комендант обычно спрашивал:

- Это все городские люди? Коммунистов среди них кет?

- Что вы, господин полковник, разве я позволю себе принести вам паспорта большевиков. Да они и сами не придут к нам.

- Возможно, возможно: По учтите, не исключено, что кто-нибудь из них захочет иметь наши документы и подсунет свой паспорт вам, а вы - мне. За это мы по головке не погладим.

- Можете быть уверены, господин полковник: если в паспортный стол явится коммунист или какой-либо подозрительный субъект, он через час окажется у вас в кабинете или в гестапо.

Не знал еще тогда гитлеровский полковник, что поставил свою подпись уже на сотне различных документов, переданных подпольщикам города Борисова, командирам и бойцам Красной Армии, оказавшимся на оккупированной территории, и находящимся на нелегальном положении коммунистам.

Этим важным и очень рискованным делом занимались по заданию партийного подполья бывший учитель Федоринчик и личный секретарь-машинистка коменданта Ольга Корнюшко.

Как только Федоринчик остался наедине с Ольгой, он сразу же изменил тему разговора:

- На меня что-то косо начал посматривать бургомистр Станкевич. Надо быть осторожными, фашисты могут пронюхать о наших встречах с представителями подпольных групп. Я вчера предупредил, чтобы ко мне ни домой, ни на работу никто не заходил. Документы после подписи буду оставлять у тебя, а ты их передавай по назначению через сына Орлова. Он время от времени будет заходить к тебе домой.

- Вы, Алексей Степанович, хотите фашистскую комендатуру превратить в явочную квартиру?

- Вот именно. Довольно удобно и наиболее безопасно.

- Как я узнаю сына Орлова? Я его никогда не видела. Да и вообще стоит ли рисковать?

- Я и сам его не знаю. Мне сказали, что мальчишка надежный. Его пароль: 'Я от тети Тани'.

- Ну и ну, - вздохнула Корнюшко.

В это время распахнулась дверь и в приемную ввалился комендант. Под его грузными шагами заскрипели половицы. Ольга бросилась открывать кабинет полковника, помогла ему снять плащ. Через минуту секретарь коменданта пригласила заведующего паспортным отделом горуправы в кабинет своего шефа.

По острию бритвы

Ольга Васильевна Корнюшко начала работать в фашистской комендатуре по заданию подпольного райкома партии вскоре после оккупации города. Устроиться на работу помогло хорошее знание немецкого языка. Связь с ней периодически поддерживали несколько подпольных групп через двух девушек - Юзю Жаховскую и Настю Сахончик. Ольга передавала подпольщикам чистые бланки различных документов, сообщала о планах и намерениях гитлеровцев, иногда печатала листовки. Подпольщики тщательно конспирировали свою помощницу и только в исключительных случаях вызывали ее на встречи с руководителями групп.

С некоторого времени в доме, где жила секретарь-машинистка коменданта, поселился подозрительный тип, которого Ольга дважды замечала в гестапо, куда она иногда ходила по поручению полковника. С тех пор связь с подпольем она поддерживала только через Алексея Степановича Федоринчика, часто бывавшего в комендатуре. И вот теперь и эти контакты нарушаются. Предлагают в связные мальчишку. Ольга заволновалась. Сможет ли сын Орлова сохранить тайну? Не разболтает ли он, что имеет дело с секретарем самого коменданта? Выдержит ли страшные допросы, если попадет в лапы гестапо?

Как только Федоринчик вышел из кабинета полковника, Корнюшко бросилась к нему:

- Алексей Степанович, наши люди вполне уверены в мальчишке, который будет приходить ко мне?

- Вполне, Оля, вполне.

Старый учитель похлопал молодую женщину по плечу, как это делал когда-то в классе, и сунул ей в стол несколько паспортов:

- Передашь по назначению. Не забудь пароль: 'Я от тети Тани'. Так зовут его мать.

В этот же день вечером отец послал меня к Корнюшко.

- Возьмешь у этой женщины документы, которые она тебе передаст, и сразу назад, - сказал он.

Услышав фамилию Ольги, я запротестовал:

- Не пойду я к ней. Это же фашистская прислужница. Еще в комендатуру затащит.

- Не бойся, - успокоил меня отец. - Ольга работает в комендатуре по нашему заданию. Она настоящая патриотка. Всем нам у нее надо учиться отваге и преданности Родине.

Вот это новость! Я, как и многие борисовчане, знал, что Ольга Корнюшко буквально через месяц после оккупации города начала работать в военной комендатуре, часто разъезжала с немецкими офицерами на машине и постоянно находилась среди гитлеровцев. Все считали ее подлой предательницей. Даже близкие знакомые перестали с ней здороваться.

- О том, что я сказал, никому ни слова, даже своим друзьям, - предупредил отец. - Тебя мы посылаем к ней только потому, что больше некого. Никому из нас в ее дом заходить нельзя, рядом живет гитлеровский агент.

Ольга Корнюшко - подпольщица! Вот это да! Каким же надо обладать мужеством и выдержкой, чтобы так бесстрашно действовать среди оккупантов. Куда нам до нее? Она настоящий герой!

Ольга встретила меня настороженно. Увела в небольшую комнатку, усадила на диван и стала внимательно рассматривать. Долго молчала.

Наконец я не выдержал и сказал:

- Что вы на меня так смотрите? Давайте, что надо передать, и я пойду.

- Вот смотрю и думаю: где-то я тебя видела. А где, не могу вспомнить.

- Я с ребятами один раз свистел вам вслед, а вы еще нам погрозили пальцем. Простите, пожалуйста:

- Правильно. Ныло это около городского парка. Помню, помню: - Лицо Ольги изменилось. Она словно постарела у меня на глазах. Теперь никто бы не сказал, что ей всего двадцать два года. Она заметно разволновалась. - Меня презирают не только твои друзья. Но что сделаешь? Надо терпеть, я готова выдержать в сто раз больший позор, только бы быстрей выгнать с нашей земли фашистов. Как я ненавижу их, как ненавижу: А коменданта все равно ухлопаю: перед уходом в партизаны.

Она прошлась по комнате, немного успокоилась и, улыбнувшись, обратилась ко мне:

- Значит, ты мой новый связной? Ну что ж, будем работать. С тобой, пожалуй, мне безопасней встречаться. Ты сын моей двоюродной сестры Марии. Она больна, а я через тебя передаю ей продукты. Понял? Кстати, есть хочешь?

И, не дождавшись ответа, вышла из комнаты.

- Угощайся. Наверное, давно не пробовал таких вкусных вещей, - сказала Ольга, пододвигая ко мне вазу с печеньем и большую коробку конфет. - Офицеры дарят, а я все это складываю в буфет. Не могу есть.

Потом мы с Ольгой долго говорили о том, в какие дни и часы будем встречаться, где и как ее найти, если это срочно потребуется.

Вручая мне небольшой пакет, Ольга предупредила:

- Здесь пять паспортов и восемь чистых бланков аусвайсов. Передай, что больше достать пока нет возможности.

Проводив меня, Ольга на прощание сказала:

- Скорей бы победа. Учиться хочется. Я ведь тоже недоучка, юридический институт не успела закончить.

С этого дня мы с Ольгой встречались часто. Ежеминутно рискуя жизнью, она сумела добыть много различных бланков, пропусков, большое количество свидетельств на право жительства в городе (аусвайсов), передавала подпольщикам паспорта, которые поступали к ней от Федоринчика. Благодаря Ольге Корнюшко, сотни военнопленных, бежавших из лагерей, остались в живых и пополнили ряды партизанских отрядов.

'Прощайте, товарищи!..'

Саша и Мелик, петляя по кривым переулкам, спешили на Первомайскую улицу. Им не терпелось сообщить мне новость. Сегодня ночью на станции взорвался паровоз, который вез на фронт большой военный эшелон. Убито несколько гитлеровцев. Настроение у ребят было превосходное, они радовались за патриотов, сумевших удачно провести дерзкую операцию.

Взрывы и пожары на гитлеровских объектах в последнее время происходили все чаще и чаще. Чьих рук была эта работа, Мелик и Саша могли только догадываться. Они завидовали этим смелым людям. Сегодня ребята решили собраться вместе, чтобы тоже наметить какую-нибудь диверсию.

Лучше всего поджечь продовольственную базу и склады с военным имуществом на восьмой площадке. Осуществить это можно без особого риска, если как следует изучить распорядок смены часовых.

Друзья выскочили на небольшой пригорок и от неожиданности остановились как вкопанные. Хорошо знакомый им небольшой домик был оцеплен жандармами и полицейскими, около ворот стояли две военные машины.

:Второй час шел обыск в нашем доме. Отец и его товарищ Михаил Куликов со связанными руками сидели на табуретках и наблюдали, как гитлеровцы переворачивают все вверх дном. Они были спокойны. Ничего компрометирующего их гитлеровцы в квартире найти не могли. Оружие, документы и другие необходимые подпольщикам вещи надежно сохранялись в другом месте.

Совершенно иное состояние было у меня. С тревогой глядел я, как фашисты вспарывали матрацы, потрошили подушки, выбрасывали всё из шкафа. Как только кто-нибудь из полицаев или жандармов дотрагивался до моей кушетки, сердце у меня замирало: в ее стальных пружинах, снизу, находилось около десятка паспортов, несколько ночных пропусков и двенадцать аусвайсов, которые я вчера вечером получил от Ольги Корнюшко.

Отец об этих документах ничего не знал, потому что Ольга передала мне их при случайной встрече. Она по поручению коменданта шла к начальнику станции, а я торопился в лавку получить по карточкам паек хлеба.

На углу улицы Почтовой и проспекта Революции мы с Ольгой столкнулись почти нос к носу.

Обрадовавшись встрече, Ольга Васильевна отозвала меня за угол, открыла небольшую дамскую сумочку, вытащила оттуда сверток.

- Хорошо, что я тебя встретила. Возьми и передай Леониду Васильевичу, - сказала она. - Ношу эти паспорта второй день, а ты все не приходишь.

Когда я вернулся, отца уже не было. Он ушел в первую смену на канифольную фабрику.

А вечером нагрянули жандармы и полицейские.

Я сидел ни живой ни мертвый. Достаточно кому-нибудь из них заглянуть снизу под матрац - и конец: Ольга и Федоринчик будут немедленно схвачены, отца и Куликова ни при каких обстоятельствах не выпустят из гестапо. И все это произойдет из-за моей неосторожности, из-за того, что пренебрег правилами конспирации, о чем мне не раз говорили старшие товарищи.

К счастью, ни один из гитлеровцев не догадался осмотреть матрац снизу. Обыск закончился. Отца и Куликова увезли на машине. Я надеялся, что скоро мы встретимся. Но ошибся.

В тот тихий весенний вечер по всему городу начались облавы.

Когда фашисты уехали, Мелик и Саша забежали к нам в дом. Я послал их немедленно сообщить об облаве Кломбоцкому, Жаховской и другим подпольщикам, которых они знали, а сам, схватив документы, помчался к Соломатину. Метрах в двухстах от нашего дома мы встретились и без слов поняли друг друга.

Андрея Соломатина спасла от ареста чистая случайность. Жандармы, по-видимому, точно не знали номер дома, в котором он жил по улице Горького, или перепутали похожие друг на друга деревянные строения. Когда фашисты качали оцеплять соседний дом, комиссар сразу понял, в чем дело. Мгновенно выхватил из тайника гранату, пистолет, партийный билет и бросился бежать огородами.

- Немедленно оповести о начавшихся арестах Игумнова, Петренко, Подоляна, Бутвиловского, - сказал Андрей Константинович. - Передай им, чтоб они сейчас же выходили из города и собрались к утру на опушке леса у деревни Ухолода. Остальных я постараюсь предупредить через других людей. А завтра утром вместе с Сашей и Меликом достаньте подводу, погрузите в нее все винтовки, пулеметы и патроны и доставьте к Ухолоде. Невооруженным людям в партизанах делать нечего. Понятно?

- Все понял, Андрей Константинович. Сделаю так, как вы сказали.

Поручение комиссара мы выполнили. Всем, кого удалось застать дома, сообщили об арестах. Некоторые об этом уже знали и без предупреждения собирались уходить из города. А утром, чуть свет, Саша в Старом Борисове выпросил у своего дяди лошадь. Часам к десяти наш арсенал был полностью погружен на подводу, сверху накрыт рогожей и сеном, и мы почти через весь город направились к Березине, где у разрушенного ухолодского моста нас ожидала большая группа людей, которым удалось избежать арестов.

Через некоторое время мы были на месте. Я было заикнулся, чтобы и нас взяли с собой в отряд, но Андрей Константинович категорически сказал:

- Сейчас вы больше, чем когда-либо, нужны в городе. Накапливайте побольше оружия, но особенно не рискуйте. Заметите что-нибудь подозрительное - немедленно прекращайте вылазки. Других операций пока не проводите. Не исключена возможность, что некоторые из нас возвратятся в город и установят с вами связь. От них и получите указания о дальнейшей работе. Будет необходимость - заберем в отряд.

Остались в городе, чтобы продолжать борьбу, Ольга Корнюшко, Алексей Степанович Федоринчик и некоторые другие подпольщики.

Случилось так, что мы остались в Борисове без руководства старших товарищей. К тому же нас очень беспокоила судьба арестованных. Ежедневно ходили мы с матерью к тюремным воротам в надежде передать заключенным что-нибудь из продуктов. Иногда это удавалось, но чаще всего передачи не принимали.

На седьмой день после ареста подошли мы к тюрьме с корзинкой, в которой были гречневый хлеб и кусок сала. Около дежурного надзирателя стояло несколько женщин, они уговаривали его принять передачу. В это время открылись ворота, и со двора начал выползать большой грузовик, кузов которого был плотно обтянут брезентом. Взгляды всех стоявших устремились к машине. Когда она оказалась метрах в пяти от тюремного забора, мы увидели, что в ней полно людей. Вдруг до меня донесся взволнованный густой бас отца:

- Прощайте, товарищи, нас везут на расстрел. Мы умираем, но не сдаемся!..

Машина, набрав скорость, вскоре скрылась за углом улицы.

Так погиб мой отчим Леонид Васильевич Орлов, коммунист-патриот, подпольщик. Его партийный билет я сдал в 1944 году в Борисовский горком партии.

Мстить!

В маленьком домике Мелика Бутвиловского собралась пионерская группа. Ждали Сашу Климковича, всегда пунктуальный, он сегодня почему-то опаздывал.

- Вот если бы я заставил столько ждать Сашу, он бы никогда мне этого не простил, - злился Мелик. - А ему все можно. Прибежит, что-нибудь придумает, и никто ему и слова не скажи.

- Может быть, он из-за какого-то важного дела задерживается, - заметил Леня Лавринович.

- Знаем мы его важные дела. Гуляет где-то. Будет у нас когда-нибудь дисциплина или нет? - горячился Мелик.

Все только улыбнулись. Ребята знали, что Саша Климкович - самый дисциплинированный из нас. Просто у Саши и Мелика были одинаково горячие характеры. Они никогда ни в чем не уступали друг другу.

- Да перестань ты в конце концов, - одернул его Виталик. - Хватит вам спорить с Сашей.

В это время в комнату влетел Саша.

- Ребята, новость! - закричал он. - Вчера ночью партизаны разгромили станцию Славное. Фрицев побили видимо-невидимо. Говорят, бензин на взорванных цистернах до сих пор горит.

Мелик, сразу забывший о своем недавнем возмущении, спросил:

- Откуда ты знаешь?

- Раз говорю - значит знаю. Я только что со станции. Там такое творится:

- Говори толком, - потребовали ребята.

- Ну так вот, - начал Саша. - У меня осталась одна маленькая угольная мина. Лежала она у нас под крыльцом, пока тетка не увидела. Подумала, что это кусок угля, и хотела в плиту бросить. Хорошо, что я был в это время, а то наверняка бы весь дом разнесло. Взял я эту мину и думаю: 'Долго ты будешь без дела валяться? Не пора ли тебя в ход пустить?' И пошел сегодня утром на станцию. Прихожу туда, а там военных эшелонов штук десять стоит, фрицы носятся, комендант орет, а наши рабочие тихонько посмеиваются: Гляжу - два паровоза тащат несколько платформ со стороны Орши, а на них обгоревшие танки, броневики, машины. Что это все, думаю, значит? Встретил дядю Федю, нашего соседа, он на станции прицепщиком работает. 'Дядя Федя, - говорю, - бомбежки вроде не было, откуда же столько обгоревшей техники?' Он мне и рассказал, что сегодня ночью партизаны напали на Славное и разнесли там все в пух и прах. Взорвали все пути, подожгли цистерны с бензином, от которого сгорело несколько эшелонов с танками и машинами. А убитых фашистов и не сосчитать.

Все мы с затаенным вниманием слушали рассказ Саши. А он горячился, размахивал руками и все говорил, говорил:

- Надо вас, гадов, думаю, угостить и в Борисове. Повертелся я на станции, приметил поезд, который должен отправляться на фронт, и незаметно подбросил в тендер паровоза мину. Пусть знают, гады, что не только в Славном есть партизаны. Они всюду.

За такое самовольство Сашу следовало бы отчитать. Но мы даже не подумали об этом. Нас взволновал рассказ друга. Мелик с завистью посматривал на Сашу.

- А дальше что? Что дальше? - не терпелось ему.

- Потом я дождался, пока поезд тронется. Ну, думаю, попадет мина с углем в топку еще не скоро. Если и взорвется, то где-нибудь в Орше или в Смоленске. Хотел было уже домой идти, как вдруг слышу взрыв. Смотрю, а мой эшелон, не доезжая до моста через Березину, остановился, из паровоза дым валит. Взорвалась, значит, моя минка, - закончил Саша. - Жалко только, что не на мосту, а то бы весь состав нырнул в реку.

Мы смотрели на Сашу с восхищением. А Мелик сорвался с места, подбежал к другу и обнял его:

- Какой же ты молодчина, Саша! Мы все тобой гордимся. Особенно я:

Дружный хохот прервал его слова. Мелик смущенно отошел в сторону, потому что вспомнил, что он говорил о Саше несколько минут назад.

Когда все наконец угомонились, начали обсуждать, что делать дальше.

Прошло более месяца после того, как большая группа участников Борисовского подполья попала в руки гестаповцев и была расстреляна. Трагическая судьба старших товарищей заставила на некоторое время прекратить подпольную деятельность пионерской группы. Но бездействовать мы не могли. Сегодня, собравшись все вместе, решили наметить план действий. Всем хотелось что-то делать, мстить оккупантам в городе или идти в партизанский отряд. Стать партизаном было мечтой каждого. Но такой возможности пока не было. Надо что-то предпринимать здесь, в Борисове, чтобы отомстить за подпольщиков, погибших от рук гитлеровских палачей.

Но если раньше группой постоянно руководило партийное подполье, то теперь мы были лишены этого. Листовок у нас не было, накопленное оружие лежало в тайнике и ржавело, важные разведывательные данные с каждым днем старели и теряли всякую ценность. Правда, мне было известно, что в городе помимо нас остались активные участники подпольной организации Ольга Корнюшко, Федоринчик, врач Вустин, Настя Сахончик и другие. Но Федор Подолян и Андрей Соломатин, накануне ухода в партизанский отряд, с ними встречаться категорически запретили.

В последние дни ребята часто обращались друг к другу с вопросами: долго ли им придется бездействовать? Особенно горячились Мелик и Саша. Они и предложили нам собраться всем вместо.

- Мы сидим и ничего не делаем, - возмущался Мелик. - Ждем каких-то указаний. А кто будет мстить фашистам и предателям? Давайте с завтрашнего дня начнем составлять списки полицаев, тайных агентов и всех других предателей. Они еще как пригодятся, когда придут наши.

Мелика неожиданно поддержал Саша:

- Без указаний командиров партизанских отрядов мы не имеем права писать листовки и расклеивать их, нельзя заниматься и чем-либо другим. За такие дела нам уже однажды попало. Не похвалят меня, я знаю, и за то, что сегодня подбросил угольную мину. Но за списки предателей нам только спасибо скажут. Я согласен с предложением Мелика.

- Это идея, - вскочил Виталька. - Надо всех гадов записать и, как только придет Красная Армия, передать тетрадь в милицию. А то эти гитлеровские холуи будут невинными овечками прикидываться.

Леня и Васька, как самые младшие, до этого времени тихо сидели возле окна. А тут и они не выдержали:

- Мы предлагаем первыми записать бургомистра Станкевича и начальника полиции Кабакова. Пусть этих гадов, как только придут наши, сразу расстреляют.

Мелик, не ожидавший, что его предложение встретит такую горячую поддержку со стороны друзей, довольно улыбался.

- А кто будет вести списки? - спросил Виталька.

- Списки буду вести я, - ответил Мелик. - Сегодня же разыщу тетрадь и запишу в нее всех изменников, которых знаю. А каждый из вас будет мне сообщать фамилии всех других прихвостней, которые служат фашистам.

Перед тем как расходиться по домам, Саша с грустью сказал:

- Как хочется в партизанский отряд. Когда придет связной, буду проситься в лес. Надо мстить, мстить проклятым фашистам.

Склады горят

Вся наша группа включилась в составление списков предателей. Мы записывали не только их фамилии, но и все совершенные ими преступления.

Однажды комсомолка Настя Сахончик, которая осталась в Борисове и поддерживала с нами связь, срочно вызвала меня и Сашу на явочную квартиру, находившуюся на улице Стекольной. Там нас ожидали Федор Подолян и Андрей Соломатин. Накануне они пробрались в город для связи с оставшимися подпольщиками. Заодно они решили встретиться с нами. Андрей Константинович и Федор Прокофьевич попросили рассказать, чем занималась группа за прошедшие полтора месяца.

Мы подробно сообщили Соломатину и Подоляну, сколько вынесли с фашистских складов винтовок, какие добыли разведывательные данные и как сейчас всей группой выявляем предателей. Не забыли упомянуть и о проведенной Сашей диверсии на железнодорожной станции.

- Ну что ж, молодцы, - похвалил нас Федор Подолян. - Только раз и навсегда нужно отказаться от самовольства. Никакой анархии. Наоборот. В вашей работе должен быть самый строгий порядок и самая высокая организованность.

Потом они рассказали очень много интересного о партизанской жизни, о том, как народные мстители взрывают и пускают под откос поезда, устраивают засады, громят фашистские гарнизоны, расправляются с предателями.

- А вашу группу, - сказал Соломатин, - ожидает ответственное задание.

Он вытащил из-под кровати женскую хозяйственную сумку, туго набитую какими-то предметами.

- Даем вам одну мину, - сказал Андрей Константинович и достал из сумки небольшой квадратный зеленый ящичек. - Постарайтесь заминировать железнодорожный путь недалеко от станции. Это очень важно - именно в городе пустить под откос поезд. Пусть люди знают, что Борисовское подполье не разгромлено, как об этом трубят гестаповцы.

- Сумеете это сделать? - спросил Федор Подолян.

Он подробно объяснил, как обращаться с миной. Когда мы разобрались в этом, Андрей Соломатин спросил:

- Вы когда-то говорили, что без особого риска можно поджечь базу на восьмой площадке. Есть ли такая возможность сейчас?

- Конечно, есть, - ответил Саша.

- В таком случае надо сделать и это. Во-первых, такой важной диверсией вы окажете помощь фронту. Во-вторых, большой пожар на военном объекте покажет народу, что, несмотря на репрессии, подполье не уничтожено и продолжает бороться. И наконец, последнее задание, - продолжал Федор Прокофьевич. - В военном городке Ледищи работает группа военнопленных командиров и красноармейцев. Она готовится к побегу в партизанский отряд. Но у них нет никакого оружия. Вы должны обеспечить их теми винтовками, которые запрятаны в вашем тайнике, и помочь незаметно вывести из города. С военнопленными поддерживает связь Настя, она и скажет, как действовать в каждом отдельном случае.



Мы еще долго сидели в домике на улице Стекольной и внимательно слушали двух бывших подпольщиков, а теперь разведчиков и командиров партизанского отряда ? 208. Рискуя жизнью, они пробрались в город, чтобы встретиться с оставшимися в Борисове патриотами и помочь им усилить борьбу с захватчиками. Нам было радостно и приятно, что нас не забыли и доверяют новые важные задания. Об уходе в партизанский отряд на этот раз даже не заикнулись. Понимали, что наша работа не менее важная и нужная, чем открытый бой с врагом.

Перед расставанием, пожимая нам руки, Соломатин сказал:

- Задания эти утверждены секретарем межрайонного подпольного комитета партии Иваном Левоновичем Сацункевичем. Оправдать его доверие - большая честь для вас.

- Будем стараться, дядя Андрей, все задания выполнить, - в один голос заверили мы.

- Кстати, когда придете в отряд, мы первые дадим вам рекомендации для вступления в комсомол.

- Спасибо. Сделаем все, что от нас потребуется.

Выполнять задания пришлось только Саше и мне. Мелик заболел воспалением легких и около двух месяцев не выходил из дому. Остальных ребят посвящать в эти дела мы пока не хотели.

:И вот мы с Сашей около восьмой площадки. Несколько раз обошли бывший военный городок и теперь хорошо знали, что шесть громадных деревянных складов охраняются всего двумя часовыми. Вплотную к деревянным строениям примыкали штабеля с тюками утрамбованного сена. 'Его и надо поджигать', - решили мы.

Подобраться к сену было не трудно. Но как уйти незамеченными после того, как оно вспыхнет? Над этим мы целый день ломали голову. В конце концов придумали очень простой способ: сделать из тряпок двадцатиметровую ленту, пропитать ее керосином, один конец вложить в бутылку с бензином, затолкать бутылку в сено, а второй конец тряпки поджечь.

Пока огонь по ленте дойдет до бутылки, мы сумеем скрыться в кустарнике.

Вскоре все это было готово. Мы с Сашей лежим в траве и сквозь проволочную ограду следим за действиями часовых. Бутылка с бензином, самодельный шнур, спички и заряженные пистолеты лежат в карманах. Двор городка постепенно пустеет. Наконец около складов остаются только часовые. Вот и они скрываются за углом большого хранилища.

Мы стремглав бросаемся к ограде:

Вопреки нашим ожиданиям, огонь очень быстро ползет по ленте. Мы едва успеваем выбраться из опасного места. И вот за нашей спиной уже пылают склады, раздаются выстрелы часовых. Как мы и рассчитывали, пламя моментально перебросилось на деревянные постройки. Гитлеровцы, прибывшие с пожарными машинами, сумели спасти от огня всего один склад, находившийся в самом конце восьмой площадки.

Двое суток горела немецкая продовольственная база. Гестаповцы и полицейские сбились с ног, безуспешно разыскивая людей, причастных к поджогу. Они и подумать не могли, что все это сделали двое мальчишек.

Неудачный взрыв

В двух километрах от Борисова, в живописной березовой роще, примыкающей к большому сосновому бору, на берегу неширокой и тихой речушки Плиссы раскинулся военный городок Печи. До войны в нем размещались кавалерийская бригада и два моторизованных батальона.

Мы, борисовские мальчишки и девчонки, были частыми гостями в Печах. Не один раз школьная самодеятельность давала концерты для воинов на сцене Дворца культуры. Ходили мы туда и просто так - навестить своих друзей из семей командиров и воспитанников воинских частей, наших ровесников. После прихода фашистов пробраться в Печи стало невозможно. Городок обнесли колючей проволокой, вокруг поставили вышки с крупнокалиберными пулеметами, на дорогах - посты. Долгое время никто не знал, что за воинская часть разместилась в Печах и каково ее назначение.

Правда, временами люди замечали, что за колючей проволокой рядом с гитлеровскими солдатами и офицерами маршируют мужчины и женщины, одетые в красноармейскую форму. Только на пленных они не были похожи уже хотя бы потому, что одеты были во все новое.

Подпольщикам города долго не удавалось раскрыть тайну военного городка. И только весной 1942 года стало известно, что в Печах разместилась разводы нательная школа гитлеровской военной разведки и контрразведки 'Абвер'. Тут из числа изменников Родины готовили тайных агентов для засылки в тыл Красной Армии и в партизанские отряды.

Как-то, вручая нам пачку листовок, Франек Кломбоцкий сказал:

- Хлопцы, неплохо бы несколько штук переправить в Печи. Пусть почитают предатели. Может, у кого-нибудь совесть и заговорит. Может, и сбежит хоть один к партизанам и выдаст своих дружков.

Предложение понравилось Саше.

- Сделаем, Франек. Я сам берусь за это дело. Как это мы раньше не догадались?

После этого разговора Саша довольно часто по вечерам направлялся через небольшой лесок в сторону Печей. По-пластунски подползал к ограде, приподнимал нижнюю проволоку, ужом проползал под ней и пробирался еще метров на 10-15 на территорию школы, разбрасывал листовки и возвращался обратно. Делал он это каждый раз в новых местах: то у реки Плиссы, то около железной дороги, то со стороны деревни Новосады или города.

Читали ли предатели листовки Борисовского подполья, трудно сказать. Но гитлеровцы вскоре о них узнали и усилили охрану. Сунулся один раз Саша к ограде со стороны Плиссы - часовой ходит. Зашел со стороны Новосад - то же самое. Саша бросился в третье место - и там гитлеровец, да еще с собакой. После этого Подолян и Соломатин запретили ему ходить к Печам. Рисковать не было никакой необходимости.

Мимо военного городка, в ста метрах от проволочного заграждения, проходила двухколейная железнодорожная магистраль Минск-Москва, по которой непрерывным потоком проносились поезда на восточный фронт и обратно.

Получив от Соломатина и Подоляна мину, мы долго выбирали место на железной дороге, где бы можно было ее заложить. Перебрали все участки пути в Борисов, осмотрели станцию, переезды - и ни на чем не остановились.

И тогда Саша предложил:

- Поставим мину около Печей, прямо напротив шпионской школы. Это будет им дополнением к листовкам.

Как только гитлеровцы немного поуспокоились после пожара на складах, мы достали из тайника мину и безо всякой разведки в один из теплых майских вечеров направились на участок железной дороги между станцией Борисов и полустанком Печи. В то время магистраль гитлеровцами еще не охранялась, и мы без особого риска метрах в двухстах от переезда заложили под колею взрывчатку, замаскировав ее песком.

Поезда курсировали часто, и ждать эшелона, следовавшего на фронт, долго не пришлось. Вот он вынырнул из-за поворота и на небольшой скорости, притормаживая перед станцией, наехал на заряд. Раздался взрыв: Но что это? Паровоз потихоньку съезжает с пути и, слегка накренившись, спокойно останавливается. Вагоны стукнули буферами и тоже замерли. Наши надежды на катастрофу не оправдались.

Уже позже, находясь в партизанском отряде, мы выяснили, что для такого состава наша мина была слишком слаба, ее заряд составлял всего лишь 500 граммов тола. К тому же состав двигался очень медленно. Правда, движение на этом участке было приостановлено почти на двенадцать часов. Но нас это мало радовало.

Подвиг Насти Сахончик

Знакомый стук в дверь, и на пороге появилась невысокая девушка в летнем платьице. В руке у нее плетеная корзиночка с пирогом, конфетами и двумя бутылками лимонада. Все это она достала в солдатской столовой военного городка Ледищи, где работает официанткой.

- Настенька, дорогая, давненько ты у нас не была, - засуетилась мать. Садись, родная, рассказывай, как тебе работается у этих злыдней, Я тебя сейчас клубничным вареньем угощу.

- Спасибо, тетя Таня, я сама пришла вас угостить, - девушка положила на стол пирог, конфеты, поставила лимонад. - У меня сегодня день рождения. После того как погибла сестра Нина, никого из родных в городе не осталось. Вот и зашла к вам душу отвести.

- Поздравляем тебя, Настенька! Многих лет тебе счастливой жизни, - заулыбалась мать и крепко обняла и поцеловала девушку.

Пожал руку Насте и я. Потом мы пили лимонад, чай с вареньем и вспоминали чудесное довоенное время, говорили о том, сколько горя и страданий принес нашим людям фашистский 'новый порядок'. Настя рассказала о своей работе в военной столовой. Ее страшно возмущало поведение немецких солдат.

- Это не люди. Они хуже зверей. Каждый эсэсовец готов избить до полусмерти официанта, если тот не так поставит на стол тарелку или случайно заденет кого-то плечом. А о культуре и говорить нечего: Нет больше сил работать там. Кажется, взяла бы и потравила всех этих негодяев.

Но такой способ мести Анастасии Сахончик был запрещен. Ее направили сюда со специальным заданием, и она обязана была его выполнить. Вот и сегодня она пришла к нам не только для того, чтобы отметить свой день рождения, но и договориться о том, как осуществить план побега группы военнопленных, работающих в военном городке. Ждали, когда придет Саша.

Наконец он появился. Узнав, что у Насти день рождения, Саша тепло поздравил ее.

- А подарок за мной, Настя. И знаешь какой? Маленький восьмизарядный браунинг. Будешь довольна, - пообещал он.

Когда мы остались втроем, Настя рассказала, что вчера встретилась на своей квартире по улице 10-летия БССР с военнопленным Михаилом Громовым. Немецкая администрация иногда разрешала ему как старосте барака на несколько часов отлучаться из лагеря.

Громов давно имел возможность уйти в партизанский отряд, но перед ним была поставлена задача более сложная - вывезти из Ледищ всех военнопленных, желавших с оружием в руках продолжать борьбу с оккупантами. Михаил довольно быстро подобрал группу из восемнадцати человек и подготовил ее к побегу. Задержка была из-за оружия.

- Есть оно у вас? - спросила Настя.

- Имеем девятнадцать винтовок, два ручных пулемета и три ящика патронов, - сообщили мы.

- В таком случае все в порядке. Через два дня отправим группу в лес. Не знаю только, как военнопленные разделаются с конвоиром. Громов говорил, что он вооружен автоматом.

Но Настя волновалась напрасно. Побег прошел удачно. 21 июня 1942 года автомашина с восемнадцатью военнопленными и конвоиром по дороге в Ледищи свернула с автомагистрали Москва - Минск и остановилась в небольшом леске. Шофер из военнопленных выскочил из кабины, открыл капот и начал копаться в моторе. Прошла минута, вторая, а двигатель не заводился. Гитлеровец начал ругаться и вылез из кузова, чтобы самому убедиться в неисправности. За ним соскочили несколько самых сильных военнопленных. Они набросили конвоиру на голову шинель и обезоружили его. В эту же минуту мощный дизель рванулся с места и помчался в сторону реки Плиссы, где находился наш тайник с оружием. Конвоир с кляпом во рту и связанными руками и ногами лежал на дне кузова.

Минут через двадцать машина была уже в густом лесу. Ее встретили Настя, Саша и я. Мы передали красноармейцам винтовки, пулеметы, патроны и показали брод через реку. Вместе с беглецами поехала в партизанский отряд 'Разгром' и Настя Сахончик. На прощанье Саша сунул ей в руку обещанный пистолет.

:Настя возвращалась из партизанского отряда счастливой. После долгой разлуки она наконец встретилась со своими старыми друзьями-борисовчаиами - Эдуардом Бутвиловским, Франеком Кломбоцким, Ниной Бутвиловской, Федором Подоляном, Николаем Ермоловичем, Андреем Соломатиным, с которыми почти год работала в подполье.

Идя босиком по теплым лужам, Настя вспоминала, как ее не хотели отпускать обратно в город.

- Нельзя тебе там появляться после побега пленных, - убеждал ее Федор Подолян. - Все в Ледищах знают, что ты часто встречалась с Громовым. И вдруг - его нет, военнопленные исчезли вместе с конвоиром и ты четвертые сутки не приходишь на работу.

Девушка настаивала на своем:

- Я должна пойти в город. Я обещала ребятам принести листовки и взрывчатку. Они еще раз заминируют железную дорогу. Не могут мальчишки примириться с первой неудачей.

- К ним и к другим нашим людям мы пошлем специального связного.

Но Настя не сдавалась:

- Я пойду в город дорогой, на которой нет полицейских. Борисов - не деревня, сразу и затеряюсь среди людей.

Никакие уговоры не помогли. Девушка, прихватив с собой три килограмма тола, несколько взрывателей и пачку листовок, отправилась в Борисов. В последнюю минуту к ней подошел Михаил Громов:

- Счастливого тебе пути, Настя. Будь осторожна. Привет большой мальчишкам.

- Спасибо, Миша. Ребята будут очень рады, что ты и твои товарищи благополучно добрались до отряда и стали партизанами.

Она помахала Михаилу рукой и скрылась в чаще густого березняка.

Минуя деревни и хутора, связная партизанского отряда подходила утром к Борисову.

Метрах в пятидесяти от Березины девушка остановилась в кустарнике, обула легкие сандалии, поправила на голове сбившуюся косынку, переложила в глубокие карманы платья небольшую гранату-'лимонку' и маленький пистолет - подарок Саши - и смело направилась к узенькому пешеходному мостику через реку.

Настя знала, что на дороге от деревни Ухолода до фабрики имени Профинтерна обычно не бывает ни полицейских, ни жандармов. И только лишь случайно она могла встретиться с военным патрулем или с полицаем. Стоит свернуть в первый попавшийся переулок - и тогда попробуй найди ее в большом городе.

Девушка спокойно взошла на мостик, тонкие доски скрипнули и прогнулись под ногами. И только ступила на землю, как громкий окрик 'Руки вверх!' заставил ее остановиться. С воплями: 'Она! Она!' - из кустов ивняка, словно сорвавшиеся с цепи собаки, выскочили полицаи. Что делать? И Настя решилась. Она выдернула из гранаты предохранитель и швырнула ее в полицейских. Но в тот же миг сама упала от сильного удара сзади по голове. Один из полицаев, оказавшийся за спиной девушки, стукнул ее прикладом винтовки.

Грохнул взрыв гранаты. Несколько полицаев, как снопы, свалились на землю, послышались крики и стоны. Но Настя подняться уже не могла: два уцелевших гитлеровских холуя сидели на ней и скручивали руки. Жандармы избили девушку до полусмерти, сорвали с нее платье, сандалии и в одной рубашке повели через весь город в гестапо.

Мы с Сашей стояли возле кинотеатра 'Люкс' на проспекте Революции и ждали Мелика, чтобы вместе с ним идти к знакомому портному. Вдруг из-за угла дома показалась большая толпа людей. Мы бросились навстречу и застыли от неожиданности. Ступая окровавленными ногами по брусчатке, почти голая, посередине улицы шла Настя со связанными за спиной руками. На её шее висел кусок картона с криво написанными буквами: 'Я партизанка'. Конвоировали Настю около десяти гитлеровцев и полицаев.

Настя шла, низко опустив голову. И только иногда поднимала ее, чтобы окинуть взглядом толпу и хоть глазами попрощаться со знакомыми. Кажется, заметила Настя и нас с Сашей. Она на мгновение приостановилась, улыбнулась краешками посиневших губ и под крики конвойных медленно пошла дальше.

А через несколько дней, не желая больше переносить пытки в гестапо, комсомолка Анастасия Сахончик покончила с собой.

Неожиданная удача

Саше и Мелику не сиделось дома. Они пришли ко мне утром, когда еще не было и восьми. Увидев ранних гостей, мать недовольно проворчала:

- И не спится вам, хлопцы. Целую ночь где-то пропадали и опять уже на ногах.

Ребята удивленно пожали плечами:

- Мы ночью нигде не были, тетя Таня. Вы зря нас ругаете.

- Как не были? - встревожилась мать. - А где же мой сорванец пропадал до четырех?

- Не знаем, - ответил Саша.

- Я так и думала, что этот непутевый в свои дела новых дружков втягивает. Не понимает, что, чем больше людей будет знать ваши секреты, тем хуже для вас. Хоть бы быстрее пришел в город Соломатин да разъяснил вам, что так делать нельзя.

Саша и Мелик удивились еще больше: где мог пропадать ночью их друг, не сказав им ни слова. Молча втиснувшись в маленькую дверь боковой комнатушки, они накинули крючок и начали трясти меня за плечи.

- А ну, быстрое вставай! Шлялся где-то всю ночь, а теперь дрыхнет. А нам отчитывайся перед его матерью. Подымайся! - тормошил меня Саша.

Не сообразив спросонья, чего от меня хотят ребята, я пробормотал:

- Дайте хоть немного поспать, черти, - и натянул на голову одеяло.

Но не тут-то было. Саша и Мелик и не подумали уходить. Им было мало дела до того, что я действительно полночи не спал.

- Ты в двух словах расскажи. А потом спи себе хоть весь день. Мы не будем мешать, - умолял Саша.

Рассмеявшись, я сел на кровати и признался:

- Вы где-то болтались целый вечер, а я за это время толу притащил килограммов двадцать и капсюлей целую коробку.

- Не загибай, - насторожились они.

- Честное слово. Теперь будет чем эшелон под откос пустить.

Ребята продолжали недоверчиво смотреть на меня. После неудачного взрыва около Печей мы только и мечтали о том, где бы найти несколько килограммов взрывчатки, чтобы повторить операцию. И вдруг такая удача.

- Идем, покажешь, - не сдержал своего обещания Саша.

- Может, ты глины какой принес, а думаешь, что тол, - не унимался Мелик.

Мне уже было не до сна. Мелькнула тревожная мысль: а вдруг мой давний знакомый Мишка, прозванный за маленький рост Киндером, и его отец уже обнаружили, что из их бани исчез ящик тола?

:Счастливый случай помог мне добыть взрывчатку, которая была так необходима и нам и партизанам. Днем мать послала меня на базар купить пакетик сахарина. Проходя мимо длинного прилавка, уставленного всевозможными глиняными горшками, я увидел Киндера, державшего большую связку жирных сазанов. Не поверив рыбацкой удаче Мишки, я бросился к нему.

- Где ловил?

Тот сморил меня ироническим взглядом:

- Купи, тогда скажу.

- Но, шути Мишка. Где я тебе возьму столько марок? Наша семья и так еле перебивается. Скажи, в каком месте ловил этих 'поросят'?

И это время, в сопровождении офицера, к Киндеру подошли дне молоденькие немки с красными крестами на белых блузках. Видимо, медсестры из расположившегося неподалеку госпиталя. Они сунули Мишке несколько бумажек, забрили сазанов и направились к выходу, о чем-то весело переговариваясь.

Киндер пересчитал деньги и обнаружил, что немки его самым бессовестным образом обманули. Он хотел было кинуться за ними вдогонку, но я его остановил:

- Скажи спасибо, что столько получил. А то могли и рыбу отобрать да еще и по шее надавать. Ты что, не знаешь их?

- А вы и в самом деле голодаете? - сочувственно спросил Мишка.

- Понимаешь, всякое бывает, - неопределенно пожал я плечами.

- Эх ты, шляпа! Я научу тебя. Век благодарить будешь, - Мишка схватил меня за руку и потащил из базарной толпы.

Когда мы оказались на тихой улочке, Мишка приостановился и шепотом спросил:

- Тол имеешь?

- Тол! Зачем он мне? - насторожился я.

- Голова твоя садовая. Разве ты не знаешь, что толом можно глушить и пудами возить рыбу? В маленькую шашечку надо вставить капсюль с кусочком бикфордова шнура, поджечь его и забросить в реку или в озеро. Тол на дне бабахнет, и через минуту кверху пузом пятнадцать-двадцати рыбин плавает. Успевай только вылавливать.

- От такой рыбалки без головы можно остаться. Да и тола у меня нет.

- Ничего опасного. Я уже раза четыре с отцом на Плиссе глушил. Килограммов сто притащили рыбешки. Хочешь, я тебе дам немножко тола? - предложил Киндер.

Отказаться от взрывчатки, которую мы так долго искали, я, конечно, не мог. Но решил сделать вид, что не знаю, как с ней обращаться. Поэтому ответил:

- Конечно, дай. Только сперва научи, что с ней делать. Много у тебя тола?

- Целый ящик. В прошлом году летом отец где-то в лесу нашел и притащил домой. Потом мы перепрятали его в баню. Пошли к нам, пока батьки нет. Дам тебе немного и покажу, как вставлять капсюли.

В бане - довольно просторной землянке - Мишка вытащил из-под полки ящик и отсчитал пять двухсотграммовых брусков желтой взрывчатки.

- Бери. Это тебе подарок. За то, что перед войной выручил меня - дал два рубля. Иначе коньков с ботинками у меня бы не было.

- Не морочь мне голову, Мишка. Это же куски мыла, - рассмеялся я.

- Я же говорил, у тебя голова садовая. Так оно и есть, - обиделся тот. - Ты возьми один кусок в руку и посмотри, какой он тяжелый. Разве мыло бывает такое? Эх ты, шляпа! - Ты, наверно, никогда в жизни тола не видел. Как моя мать. Когда отец принес этот ящик домой, мама обрадовалась и часа два одним куском бельё стирала. И удивлялась, почему не мылится. Вот смеху было.

К пяти шашкам тола Киндер прибавил пять детонаторов и метров пять бикфордова шнура.

- Без этого взрыва не будет, хоть в огонь его бросай.

Весь день я соображал, как уговорить Мишку отдать мне весь тол. Но так ничего и не придумал. Когда он вечером пришел к нам домой, я попросил его одолжить еще несколько килограммов взрывчатки. Киндер замахал руками:

- Что ты! Что ты! Мне и за это батя голову свернет, если узнает. Он меня несколько раз предупреждал, чтобы я никому ни слова не говорил. Смотри, не обмолвись.

'Раз такое дело, - решил я, - так твой папаша сегодня же ночью навсегда распрощается с толом. И жаловаться не пойдет'.

Саша и Мелик весь день где-то носились и ко мне не зашли. Поздним вечером я взял заранее приготовленный мешок и в темноте огородами подкрался к бане.

Ломиком вырвал пробой, на котором висел замок, и дверь без скрипа открылась. Наполнить мешок взрывчаткой и сунуть туда же бикфордов шнур и взрыватели было делом пяти минут. Пробой вместе с замком я воткнул на прежнее место и, крадучись, выбрался из землянки.

С трудом дотащил свой груз до тайника в карьерах и сир пал там тол. Шел домой и думал, как обрадуются мои друзья когда узнают о такой неожиданной удаче:

- Ну, а теперь давайте подумаем, что делать со взрывчаткой, сказал я, закончив свой рассказ.

- Как что? Придет связной - переправим в отряд. И себе оставим килограмма четыре. Попробуем еще раз. Может, на этот раз удастся взорвать эшелон, - решил Саша.

- Ничего не выйдет, - протестовал Мелик. - ты разве не слышал и, что железную дорогу начали ремонтировать? И в городе и за городом. Мы и на пятьдесят метров не подберёмся к путям.

- Это верно, - согласился Саша. - А что ты предлагаешь?

- Есть у меня один план. Помните, Юзя говорила, что Сацункевич интересовался военными складами, которые находится в Зеленом городке. Как вы думаете, для чего? Конечно, для того, чтоб взорвать или вызвать самолеты и разбомбить их. Мы ещё тогда ходили в разведку и подробно рассказывали связному, как они охраняются. Сколько времени прошло? Месяца два? А склады как были, так и остались. А сколько там бомб и снарядов. Значит, или нечем партизанам их взорвать, или самолеты до Борисова долететь не могут. Вот я и предлагаю: взорвать их!

Подорвать тысячи бомб и снарядов в бывшем военном городке - дело не шуточное. Это не то что спустить под откос эшелон.

- Как ты смотришь на это? - спросил я притихшего Сашу.

- Ничего не выйдет. Склады усиленно охраняются. Не подберемся мы туда. Постреляют нас всех:

- А ты хотел, чтобы все было без риска? На войне так не бывает. Да мы и не знаем, какая сейчас там охрана. Одного часового, который ходит вдоль проволочного заграждения, обдурить можно в два счета, - начал доказывать Мелик.

Что же делать? Никогда раньше ни одному из нас не приходила в голову мысль совершить диверсию в Зеленом городке. Это место считалось совершенно недоступным. 'А что, если на самом деле провести хорошую разведку, а потом попытаться взорвать склады? - подумал я. - Какая помощь будет Красной Армии и партизанам! И самолеты вызывать не надо. Немцы наверняка начнут разбегаться из города, когда начнут рваться бомбы и снаряды. Подумают, бомбежка началась. А в это время пленные из лагерей сбегут. Может, и тем, кто в тюрьме сидит, удастся уйти'.

Поделившись своими мыслями с ребятами, я предложил:

- Давайте хорошо разведаем это место, а потом решим, что делать.

Саша колебался. В успех задуманной операции он не очень-то верил. Но под нашим нажимом согласился начать подготовку к диверсии. На горячие убеждения Мелика мрачно ответил:

- Даже если мы и взорвем склады, нас все равно взгреют за это.

- Бросили тут нас одних, ни приказов, ни указаний, а потом еще ругать будут, - разволновался Мелик. - Я им тогда все выложу:

- За такое дело пусть и взгреют. Бояться нечего, - махнул я рукой и пошел одеваться.

'Зачем рисковать, ребята?'

Довоенные армейские строители железных дорог выбрали себе место для городка на южной окраине Ново-Борисова в небольшом сосновом бору, недалеко от магистрали Минск-Москва. Они подтянули туда три железнодорожные ветки, построили большие склады, несколько жилых домов и обнесли все это проволочным ограждением. Их территория тянулась километра полтора на запад и вплотную примыкала к другому военному городку - Печам. Нам, борисовским ребятам, идя на Плиссу, не хотелось делать большой крюк, и мы зачастую направлялись к реке через территорию военных железнодорожников.

Красноармейцы и командиры привыкли, что на их территории постоянно находились городские ребята. Выполняли мальчишки и различные просьбы военных: то сбегают в магазин за папиросами, то телеграмму или письмо отнесут на почту, а то и записочку передадут какой-либо девушке. А некоторые ежедневно носили командирским семьям молоко. В военном городке железнодорожного батальона мы знали все уголки, не пускали нас только к складам, где, по нашим предположениям, хранились взрывчатка и оружие.

После оккупации Борисова к бывшему военному городку железнодорожных строителей потянулись эшелоны с бомбами и снарядами. Ежедневно там разгружались три-четыре больших состава.

Построенных до войны складов не хватало, и немцы складывали ящики с боеприпасами в громадные штабеля под открытым небом.

:Третий день ходили мы вокруг этих больших складов, высматривая место, где можно подложить взрывчатку. Густой ельник скрывал нас от глаз часовых, вышагивающих по узкой тропинке по другую сторону проволочной ограды.

- Пока не отвлечем часового хотя бы на пять минут, заминировать бомбы не удастся, - сделал заключение Саша, когда мы после третьего дня наблюдений ни с чем вернулись домой. - Но как это сделать?

- Есть план, хлопцы, - вскочил Мелик. - Внимательно слушайте и не перебивайте.

- Давай, выкладывай, - заулыбались мы с Сашей. - Только настоящий план, а не чепуху какую-нибудь.

- Так вот, - начал Мелик, - давайте попробуем устроить около ограды драку. Часовой обязательно остановится. Немцы любят поглазеть на такие забавы. Сам видел:

- Нечего сказать, хороший план. Мы будем драться, а тол под бомбы сам полезет, - с иронией заметил Саша.

- Не перебивай. Дай договорить до конца: - рассердился Мелик. - Драться будут Виталька, Васька, Ленька и Коля Лисовский. Пока часовой будет глазеть на потасовку, мы втроем метров за сто от этого места проберемся к складу и поставим мину. Чем плохой план?

- План ничего, - согласился Саша. - Только за Кольку Лисовского боюсь. Как бы не разболтал.

- За этого хлопца я ручаюсь, - запротестовал Мелик. - Жалко, что мы его раньше в свою группу не приняли. Это не Киндер, который папочки боится, как огня:

Долго мы еще обсуждали план операции и наконец решили, что проводить ее будем в воскресенье, когда в бомбохранилищах прекращаются все работы, а большинство немецких солдат и офицеров уходят в город. Нашими помощниками, по предложению Мелика, будут Виталии Запольский, Вася Зуенок, Леня Лавринович и Коля Лисовский. Мелик взялся собрать их всех вместе и, не раскрывая наших планов, научить по-настоящему драться.

Мы с Сашей еще два раза сходили к Зеленому городку и выбрали место, откуда будем подбираться к бомбохранилищам. Перенесли в густой ельник и недалеко от ограды закопали в землю четыре килограмма тола, два взрывателя и двадцать пять метров бикфордова шнура.

Оставалось только посмотреть, как Мелик научил мальчишек отвлекать часового. И вдруг вместе с Сашей к нам домой прибежали избитые Васька и Леня.

- Ты только погляди, что он с ними делает, - горячился Саша. - Заставил Кольку и Витальку излупить их до неузнаваемости.

В это время открылась дверь, на пороге появился улыбающийся Мелик.

- Ты что, рехнулся! Разве можно так? - накинулся я на него.

Мелик косо взглянул на Сашу.

- Не помрут. Какой же дурак поверит, если они друг дружку по головке гладить будут? Надо, чтобы все было по-настоящему.

- Мы не против драки. Только скажите, для чего она нужна? - держась рукой за раскрасневшееся ухо, захныкал Леня.

- Узнаете, когда надо будет. Сказано вам, что это нужно для самого главного дела во всей нашей жизни. И больше не спрашивайте, - отрезал Мелик.

Пока мы с Сашей отчитывали Мелика за такие методы обучения, подошли Виталька и Коля Лисовский. Мы рассказали ребятам о предстоящем задании и попросили их разыграть сцену драки как можно правдоподобней. Говоря по правде, мы за них очень тревожились. Ведь Леня, Васька, Виталька и Коля еще ни разу в диверсиях не участвовали.

Однажды мы допоздна засиделись под окном на лавочка и не заметили, как открылась калитка и во двор вопим мужчина в темных очках. Глянули и глазам не поверили: перед нами стоял Михаил Куликов.

- Что притихли, орлы? - широко заулыбался Михаил и большими своими ручищами обнял нас всех троих.

Куликов в городе! Этого мы никак не ожидали. После того как он вместе с моим отцом был арестован гестаповцами и через несколько часов по счастливой случайности отпущен, Михаил сразу покинул город и ушел в кличевские леса, где вступил в 208-й партизанский отряд полковника Нечипоровича. Больше о нем мы ничего не слышали. И вдруг Куликов в Борисове! Неспроста, значит.

- Нельзя мне к вам заходить. Но не выдержал. Решил на минутку забежать, узнать, как вы тут. Мать здорова? Малыши как? - засыпал он меня вопросами.

- А вы откуда взялись, Михаил Николаевич? - спросил Саша.

Куликов подмигнул нам и снова заулыбался.

- А вы - молодцы. Подросли на целую голову. Кавалеры, настоящие кавалеры. Только за девушками ухаживать, наверно, некогда. В Борисове я мимоходом, ребята.

Мы поняли, что Михаил выполняет какое-то важное задание.

- Веди к матери, - повернулся ко мне Куликов.

- Хлопцы, давайте посоветуемся с Михаилом, как лучше взорвать бомбохранилища, - предложил я ребятам, когда мы остались втроем.

- Правильно, - поддержал меня Саша. - Вот было бы здорово, если б он с нами пошел на эту операцию.

Минут через десять мы затащили Михаила в мою комнатку и рассказали ему о задуманной диверсии.

- Вы это серьезно?! - испуганно посмотрел на нас Куликов.

- Знаете, сколько там бомб, мин и снарядов? Тысячи! Такой переполох устроим, все фрицы из города сбегут, - восторженно говорил Мелик.

- Вот что, хлопцы, - резко перебил его Михаил, - не смейте об этом и думать. Вы понимаете, что произойдет?!

- Нет, - пожали мы плечами.

- У вас всего пять метров детонаторного шнура, гореть он будет максимум одну минуту, а потом сработает мина. Сколько метров за это время вы успеете отбежать от бомбохранилища? Сто, сто пятьдесят, не больше. От детонации взорвется несколько сот полутонных бомб и такое же количество снарядов и мин. Вы все там погибнете.

- Мы не знали, что они все сразу могут взорваться, - упавшим голосом проговорил Саша.

- Зачем рисковать, ребята? - сказал, прощаясь с нами Михаил. - Эти бомбохранилища мы подорвем другим способом. И постараемся обойтись без жертв.

Куликов обещал доложить секретарю межрайкома Сацункевичу и полковнику Нечипоровичу о нашей просьбе прислать в город связного за толом.

А через два дня после встречи с Куликовым ко мне прибежал заплаканный Киндер.

- Тол у нас украли, - захныкал он. - Может, это ты взял?

- Как украли? - лицо мое выражало крайнее удивление.

- Кто-то залез в баню и утащил весь тол вместе с капсюлями и шнуром. - Отец меня сегодня полдня дубасит. Говорит, что я отдал.

Хотелось смеяться. Но я представил себе, как отец лупит несчастного Мишку, и мне стало жалко своего бывшего школьного товарища.

- Я не брал, Миша. Да и зачем мне столько? Боюсь я этой штукой рыбу глушить. Еще в руках взорвется.

Валя Соколова

Шел ожесточенный бой за переправу на Березине. Небольшая группа советских воинов отбивала атаки гитлеровцев, пытавшихся с ходу захватить мост через реку у деревни Юшкевичи. Красноармейцы из последних сил сдерживали натиск моторизованных частей врага и переправляли на восточный берег реки полевые госпитали и другие нестроевые подразделения, которые отстали от своих полков и оказались в самой гуще боя.

Беспрерывно рвались мины и снаряды. На бреющем полете проносились фашистские стервятники и поливали свинцовым дождем дорогу и обочины. Не думая об опасности, между повозками с ранеными красноармейцами сновала небольшая щуплая девочка с плетеной корзиночкой в руках. Она раздавала красноармейцам индивидуальные пакеты, помогала делать перевязки и опять бежала к большой санитарной машине с медикаментами.



Девочку с тонкими косичками увидел раненный в руку главный врач медсанбата майор медицинской службы Котельников.

- Когда немного утихнет, уведите эту девочку отсюда, - приказал он медсестре Ане.

Аня подбежала к девочке и закричала:

- Сейчас же уходи отсюда! Не видишь, что здесь творится?

- Я помогаю раненым, и вы не имеете права запретить мне это делать, - возразила девочка.

- Тебя же могут убить:

- На войне все может случиться, - и девочка побежала к машине за очередной порцией перевязочных материалов.

:А назавтра четырнадцатилетняя пионерка 10-й борисовской школы Валя Соколова увидела, быть может, самое страшное в своей жизни. Мимо ее дома вели в окровавленных бинтах раненых бойцов, которым она вчера оказывала первую помощь. Их сгоняли за высокий забор деревообрабатывающего комбината имени Коминтерна. Некоторые раненые не могли идти и от слабости падали на землю. Конвоиры их тут же пристреливали. Дна красноармейца, видимо, легко раненные, пытались бежать. Но не успели они отбежать несколько метров от колонны, как тут же были скошены автоматными очередями.

Врачи, медсестры и санитарки - почти все женщины - небольшой группкой шли за колонной под усиленной охраной и с болью в сердце смотрели, как озверевшие фашисты расправляются с беспомощными людьми.

Валя, стоявшая у калитки своего старенького домика, гневно сжимала кулачки и горько плакала. Некоторые пленные узнавали девочку и на ходу как могли успокаивали ее. Один даже крикнул:

- Не плачь, доченька, будет и на нашей улице праздник!

Валя подняла голову и узнала военного с командирскими петлицами. Вместе с майором шла белокурая медсестра, которая кричала на Валю во время боя. Аня тоже узнала девочку и помахала ей рукой.

С этого дня Валя Соколова почти ежедневно приходила к забору деревообрабатывающего комбината и передавала раненым хлеб, картошку, огурцы, помидоры и другие продукты. Передавала военным медикам, которых оставили в лагере.

Вскоре Вале стали помогать ее школьные подруги. Они доставали не только продукты, но и некоторые медикаменты, которые были так необходимы раненым бойцам.

Однажды на встречу к Вале пришла Аня. Обе очень обрадовались.

- Скажи, Валя, сможешь ли ты достать штатское платье для нескольких женщин? Спросила через щель в заборе Аня.

- Бежать хотите? - вопросом на вопрос ответила девочка.

- Да, и как можно скорее. Почти всех раненых мы подлечили.

- На сколько человек нужна одежда? - спросила Валя.

- На весь медсанбат, на шестнадцать женщин.

Валя вздохнула:

- Столько я достать не могу. Три-четыре кофты и юбки где-нибудь раздобуду, попрошу у мамы. А столько - нет.

- Но что же делать? Не можем же мы показаться в городе в военной форме. Нас сразу схватят.

- Можно бы на базаре купить, там всякого барахла полно. Но у нас с мамой нет денег.

- Будут деньги, Валя, - обрадовалась медсестра. - Только ты постарайся быстрее достать одежду.

Вскоре Вале вручили пачку денег, около десятка ручных часов, пару золотых перстней и несколько серебряных портсигаров, собранных среди военнопленных. При этом Аня сказала:

- Денег мало. Но за эти вещи можно кое-что выменять. Смотри, будь осторожна. Попроси маму помочь тебе.

Идти с такими вещами на базар Валя не рискнула. За нее это сделала мать. Она сбыла драгоценности спекулянтам, получила довольно солидную сумму денег и купила все необходимое для военнопленных медицинских работников.

Теперь, когда одежда была подготовлена и спрятана на чердаке Валиного дома, возник вопрос: куда уходить после побега из лагеря? Никто из пленных не знал окружающей местности, не говоря уже о лесах, где они рассчитывали найти партизанский отряд. Пришлось снова обратиться к Вале. На очередной встрече Аня спросила у девочки, не знает ли она верного человека, который провел бы их к партизанам.

Валя неожиданно предложила:

- Можно, я сама вас поведу?

Иного выхода у военнопленных не было. Других надежных людей они не знали. Поэтому было принято решение: Валя выведет медиков из города и будет сопровождать их в леса Червенского района, где, по слухам, находилось несколько партизанских отрядов.

:Темной ночью, когда небо заволокли свинцовые тучи и начал накрапывать дождь, Валя спешила к месту, где за забором лагеря ее ждали пленные женщины. На себе она тащила громадный узел, в который были завернуты поношенные платья, юбки, кофты, косынки, туфли.

Девочка, как условились, два раза тихонько стукнула кулаком по забору. Две доски раздвинулись, и она увидела Аню.

- Ты, Валя?

- Берите и быстро переодевайтесь. Еле дотащила.

Вскоре с другой стороны забора выбрались три переодетые женщины, которых Валя отвела к себе в дом. Потом вернулась и увела с собой еще пять человек, затем еще четверых: Последней была Аня.

- Быстрей, Аня, а то скоро светать начнет. Не успеем выйти из города.

Аня и сама хорошо понимала, что через два-три часа в лагере поднимут тревогу и, если вовремя не укрыться в лесу, вся операция, которую так долго и тщательно готовили, может кончиться трагически. Переступив порог Валиного дома, она сказала:

- У кого жмут туфли, сбрасывайте здесь. Пойдем босиком. Уходить надо немедленно, пока темно.

К Валиной маме подошла пожилая, уже почти седая женщина-врач:

- Спасибо вам за дочку. Хорошая она у вас, настоящая патриотка. Кто знает, что было бы со всеми нами, если б не ваша Валя.

- Берегите её там, ведь она еще почти ребенок, - прошептала мать и вытерла глаза.

Остаток ночи, утро и весь день вела Валя Соколова женщин по лесам и болотам. К вечеру они добрались до Рованичской Слободы и встретились с партизанами. Несколько врачей были зачислены в бригаду имени Щорса, а остальных приняли в бригаду 'Разгром', Валя вместе с Аней оказалась в отряде 'Победа'.

Задание выполнено

После гибели Насти Сахончик перед межрайкомом партии и командованием бригады 'Разгром' встал вопрос: кого направить в город для связи с подпольщиками.

Сацункевич, Подолян, Соломатин, Эдуард Бутвиловский и командир отряда 'Победа' Дроздовский долго совещались. Остановились на кандидатуре Вали Соколовой. Ее сразу же вызвали в штаб.

- Как ты смотришь, Валя, если мы тебя направим в Борисов для связи с подпольщиками? - спросил Сацункевич.

Маленькая партизанка искренне удивилась:

- А разве там есть подпольщики?

- Есть, Валя, и, между прочим, некоторые из них твоего возраста, - ответил Подолян.

Валя засмеялась:

- Вы шутите. Таких подпольщиков не бывает.

- Ну, это ты напрасно. Вот ты помогла товарищам добраться до отряда. А те ребята сделали тоже много полезного.

- А много их?

- Целая пионерская группа.

- Как жалко, что я с ними раньше не познакомилась:

И уже назавтра Валя шагала в Борисов. На дно ее корзиночки лежали два термитных шарика и пачка листовок. Кроме встречи с руководителями подпольных групп Вале было поручено передать просьбу пионерам, чтобы они попытались поджечь гитлеровские склады с военным обмундированием на бывшей базе 'Заготзерно'. В задачу связной входило также распространить в городе листовки и, если будет возможность, организовать сбор оружия и боеприпасов для отряда 'Победа'.

Пройдя за день километров сорок, Валя к вечеру постучалась в наш дом.

:В небольшой комнате нас собралось четверо: Валя, Саша, Мелик и я.

- Мне кажется, - предложил Мелик, - этими шариками лучше всего поджечь нефтебазу. Пользы будет больше:

- Приказ надо выполнять, а не обсуждать, что лучше, а что хуже. А еще подпольщик, - перебила его Валя.

- Разве я против. Склады так склады, - покраснел Мелик.

Потом спорили, как лучше провести операцию. Саша настаивал, что ее надо осуществить вечером, сразу после окончания работы гитлеровцев на базе. Мелик, наоборот, утверждал, что лучше всего поджечь склады рано утром, часов в семь-восемь.

- Как ты будешь убегать в такую рань? Нигде никого. Нас сразу схватят. А вечером мы выскочим на проспект Революции - и попробуй поймать нас среди толпы, - поддержал я Сашу.

Наконец и Мелик согласился с планом Саши, но все-таки недовольно спросил:

- Пусть Саша скажет, как он будет горящий шарик через застекленное окно забрасывать в склад? Может, начнет бить стекла?

- Во-первых, на окнах сетки из тонкой проволоки, а во-вторых, у меня есть два пожарных топорика. Разрубим ими сетку - и вся работа.

- Давайте в это время и листовки разбросаем по улицам, - предложил Мелик. - Это же будет здорово - склады горят и листовки всюду разбросаны! Пусть гестаповцы побесятся, подумают, что в городе целый партизанский отряд появился. Кто пойдет в город?

- Наверное, Саша, - сказал я.

Но ему не понравилось мое предложение. Саше по душе была диверсия. Он неуверенно сказал:

- Пусть лучше Валя. Девчонке опасно идти к складам. Да она и не успеет убежать, если за нами гнаться будут.

Тут уже Валя не выдержала:

- Как вам, ребята, не стыдно. Вы что, думаете, я хуже вас справлюсь? Я иду с теми, кто будет поджигать.

Договорились действовать уже испытанным способом - подсчитать время, за которое часовые обходят базу 'Заготзерно', и, пока их не будет около складов, забросить в окна шарики. Саше поручалось в это время разбросать листовки в наиболее людных местах города.

Накануне операции мы еще раз внимательно осмотрели подходы к складам, оторвали от забора две доски и аккуратно приставили их на прежнее место.

1 августа 1942 года, в пять часов вечера, мы заняли намеченные места. Вот солдаты-охранники скрылись за высокими каменными строениями. Валя махнула рукой, и мы с Меликом мгновенно оказались около склада. Опираясь на стену, Мелик взобрался мне на плечи, одним ударом разрубил сетку в окне и бросил горящий термитный шарик внутрь склада. Возле второго склада мы с Меликом поменялись ролями.

А в это время Валя уже подавала отчаянные знаки о приближающейся опасности.

Мы бросились бежать. Остановились только около разбитого бомбой дома на улице 8 Марта. Оглянулись. Над складами поднимались клубы черного дыма. Выла сирена. К пылающим складам мчались пожарные машины.

Саша ждал нас и условленном месте. Он рассказал, что свое задание тоже выполнил, все листовки разбросал на улицах, а одну даже вложил в багажник велосипеда начальника борисовской полиции.

С этого дня Валя стала полноправным членом нашей подпольной пионерской группы. Ни я, ни другие ребята нисколько не сомневались в ее храбрости и всегда прислушивались к ее советам.

Над пропастью

Комендант города Борисова полковник фон Швайниц срочно вызвал к себе начальника отделения гестапо штурмбанфюрера Шверера и начальника полиции Кабакова. Приветливая секретарша услужливо открыла перед ними дверь и впустила обоих в кабинет шефа.

Ольга Корнюшко начала замечать, что в последнее время полковник фон Швайниц стал до неузнаваемости раздражительным.

Диверсии на железной дороге и в городе происходили почти каждый день. Особенно сильным ударом для коменданта явился пожар на складах. Там сгорело более двадцати тысяч комплектов военного обмундирования, девять тысяч полушубков и валенок. Как ни старались фашисты напасть на след диверсантов, им это не удавалось.

После весенних массовых арестов советских патриотов полковник был уверен в полном разгроме антифашистского подполья в городе. И вдруг - вновь листовки, пожар на складе, побег военнопленных. Все это заставляло фон Швайница дрожать за свою шкуру, тревожно вздрагивать при каждом звонке начальства.

Поэтому комендант решил еще раз поговорить с начальником гестапо и начальником полиции. Полковник считал, что у него есть все основания быть недовольным.

Ольга, пропустив в кабинет коменданта двух самых главных борисовских карателей, неплотно прикрыла дверь и через узенькую щелочку подслушивала разговор полковника с гестаповцем и полицаем.

- Чем, уважаемые, можете порадовать? Надеюсь, раскрытие последнего преступления идет к концу? - обратился комендант к Кабакову.

- Мы еще не арестовали диверсантов и распространителей большевистских листовок. Но уже почти известно, кто этим занимается, - вытянулся перед комендантом начальник полиции.

- Кто же?

- Мальчишки, господин полковник! - выпалил Кабаков.

Фон Швайниц вскочил со стула и уставился на штурмбанфюрера.

- Видимо, так, господин комендант. Наши солдаты на допросе показали, что накануне пожара около складов вертелись какие-то подростки. Во время пожара их также видел часовой. Примерно за десять минут до диверсии на складах возле полиции приметили мальчишку, который, как оказалось, сунул листовку в багажник велосипеда господина Кабакова.

Начальник полиции смущенно подтвердил:

- Так точно, господин полковник.

Взбешенный комендант побагровел. Он мог предполагать все, что угодно, но только не это. Неужели распространение листовок и такие дерзкие диверсии - работа детей?

- Какого же черта вы их не арестуете? - заревел он.

- Пока еще неизвестно, кто они. Ищем. Слишком незначительные приметы, - заикаясь, пробормотал начальник полиции.

Фон Швайниц окончательно вышел из себя:

- У вас десятки людей! Мы нам даем деньги, а пользы ни на грош! Какие-то мальчишки наносят нам колоссальный ущерб, а полиция не может их найти. Позор!

Комендант никак не мог унять свой гнев.

- Я вас прошу, штурмбанфюрер, поднять на ноги вею агентуру, в самые ближайшие дни профильтровать всех подозрительных мальчишек и положить этому конец. Дознаться у пойманных сопляков обо всем и повесить на площади. Чтобы никому не повадно было связываться с большевиками и партизанами: А вам, господин Кабаков, повернулся полковник к начальнику полиции, - следует учесть: не установите, кто сунул листовку в багажник, по головке не погладим. А то, чего доброго, скоро сами будете разносить прокламации коммунистов.

Ольга стояла за дверями и слушала весь этот разговор. Она была уверена, что речь идет о группе юных подпольщиков, один из которых до недавнего времени выполнял при ней роль связного. Корнюшко и раньше догадывалась, что последние события в Борисове связаны с группой пионеров. Но найти ребят, расспросить подробно про их дела и порадоваться вместе с ними она не могла. Строгие законы конспирации запрещали это делать.

И вот сейчас над юными патриотами нависла смертельная опасность. Ольга с трудом держалась на ногах. Девушку начал бить озноб, холодный пот выступил на лбу. Надо, пока не поздно, предупредить ребят. Но как? Контакты с группой после многочисленных арестов нарушены, кто из них где живет, Ольга не знает. Правда, ей известно, что дом расстрелянного коммуниста Орлова находится где-то в конце Первомайской улицы. Но с какой стати его начнет разыскивать личный секретарь самого коменданта города? Узнают гестаповцы - ухватятся за подозрительную нить и докопаются:

Корнюшко не находила себе места. Выглянувший из кабинета комендант заметил, что с его секретарем творится что-то неладное. Посмотрев на девушку, полковник спросил:

- Что с вами, фрейлен Ольга? На вас лица нет.

- Я себя очень плохо чувствую, господин комендант. Не разрешите ли вы мне уйти домой часа на дна раньше?

- Разумеется, разрешу. Вы, видимо, переутомились, идите отдохните.

Ольга, как только вышла из комендатуры, почти бегом бросилась на Первомайскую улицу, где надеялась случайно встретить своего бывшего связного.

Девушка прошла мимо концлагеря, миновала кладбище и уже собиралась идти назад, как вдруг на небольшом деревянном домике под цифрой 76 заметила надпись: 'Орлов Л. В.' Теперь она знала, что делать. Постоянный круглосуточный пропуск сотрудницы военной комендатуры давал Ольге возможность свободно ходить ночью по городу.

У нас уже все уснули, когда я услышал осторожный стук в окно. Через несколько минут мы сидели с Ольгой в палисаднике.

Ольга очень волнуется, рассказывая о разговоре коменданта с начальником гестапо и Кабаковым.

- Вам нужно немедленно, не откладывая ни на день, хотя бы на время исчезнуть из города, - решительно говорит она. - Гестапо и полиция имеют некоторые приметы и ищут вас. Они сделают все, чтобы найти диверсантов, а через них выйти на основное подполье.

Теперь уже заволновался и я. Действительно, при последней диверсии мы дважды допустили неосторожность. В первый раз, когда на глазах у гитлеровцев вертелись около базы, изучая время смены часовых. И во второй, когда Саша под окнами полиции сунул листовку в багажник велосипеда Кабакова.

Было над чем задуматься. Корнюшко потребовала:

- Дай мне честное слово, что все ребята, которые участвовали в поджоге базы, немедленно покинут город. Во всяком случае, не позднее, чем через два дня.

После того как я пообещал это, Ольга немного успокоилась и пошла домой.

Назавтра, рано утром, Саша, Мелик, Валя и я собрались вместе, чтобы решить, что делать дальше. Предложение выбраться из города и идти в партизанский отряд неожиданно не нашло полной поддержки. Саша, который всегда рвался к партизанам, к удивлению остальных заявил:

- Мы не имеем права покидать город без приказа. Это во-первых. Во-вторых, для отряда 'Победа' приготовлено оружие, которое надо сперва вывезти в лес, а потом уже уходить самим.

Никогда не соглашавшийся с Сашей Мелик на этот раз не возражал ему. Он только уныло спросил:

- Но на чем же мы отправим Дроздовскому винтовки и пулеметы?

- Я могу одна пойти в отряд и рассказать там обо всем, - предложила Валя. - Через несколько дней вернусь с указанием, как нам поступать дальше. Только как мне объяснить в отряде, что нас ищут гестаповцы? Откуда у нас такие сведения? - спросила она у меня.

Раскрывать Ольгу Корнюшко перед ребятами мне было строго запрещено.

- Скажешь, что нам сообщил эту новость очень осведомленный человек. В отряде знают, кто он такой, - ответил я.

- Валька говорит правильно, - поддержал ее Мелик. - Пусть сейчас же идет в отряд и договаривается, как и на чем везти оружие. А мы, пока она вернется, должны меньше показываться на улицах. Ночевать можно у меня, на чердаке сарая.

Все согласились с таким планом, и 3 августа мы стали собирать нашу подругу в дорогу. Валя была теперь единственным человеком, через которого мы могли связаться с партизанами.

Мы просили Валю вернуться в город не позже чем через трое суток. Но, к нашему большому удивлению, она вернулась на второй день вместе с Юзей Жаховской, с которой встретилась в пути. Если Валя торопилась в отряд просить разрешения на выход в партизаны, то Юзя спешила в Борисов, чтобы, не теряя ни одного часа, вывести группу из города в лес.

Юзя сообщила, что партизаны бригады 'Разгром' задержали агента, пробиравшегося в партизанскую зону. На допросе он показал, что борисовское гестапо и полиция усиленно ищут в городе распространителей листовок и диверсантов. Подозревают каких-то подростков, однако ни фамилий их, ни места жительства пока не знают. Сацункевич приказал немедленно всей нашей группе покинуть Борисов и пробираться в отряд, пока гестаповцы не напали на след.

Юзя приехала в город на красивой гнедой лошади, запряженной в шикарную бричку. Мелик, как только увидел партизанского Орлика, сразу же загорелся желанием прокатиться на нем по городу.

Девушка подала ему вожжи. Не успел Мелик шевельнуть ими, как Орлик помчал его по широкой улице. Лошадь шла красивой рысью, а Мелик, словно барин, расселся на мягком сиденье и наслаждался быстрой ездой. Вот он нагнал какого-то немецкого фельдфебеля. Тот сошел с дороги и замахал рукой, приказывая остановиться. Мелик натянул вожжи и остановил Орлика метрах в десяти от гитлеровца, который, видимо, спешил в часть. Тот подбежал и уже занес ногу, чтобы сесть в бричку, но в этот момент Мелик отпустил вожжи и огрел коня кнутом. Гнедой рванул с места в карьер. Фельдфебель от неожиданного толчка упал и растянулся на земле. Потом вскочил, замахал кулаками:

Нетрудно представить, чем бы все это кончилось, если бы гитлеровец имел при себе оружие. Эта выходка могла стоить Мелику жизни.

Когда через полчаса Мелик подъехал к нам и смеясь начал рассказывать об этом своем приключении, нашему возмущению не было конца.

- Ты едва не провалил все дело. На чем бы мы вывезли оружие, если б фашист поймал тебя?

- Я же видел, что у него нет ни автомата, ни винтовки и ничего он мне сделать не может. А если б и были - все равно бы не попал. Орлик мчался, как ветер, - оправдывался Мелик.

- Подожди, мы с тобой еще разберемся в отряде. Сейчас нет времени. Это тебе так не пройдет, - пригрозил Мелику Саша.

Вскоре мы собрались все вместе, чтобы обсудить, как переправить в лес оружие. Винтовок, пулеметов и патронов было столько, что они едва бы уместились и в двух повозках. А в нашем распоряжении имелась только одна. Помочь взялась моя мать. Она выпросила на один день лошадь у лесника Алехновича.

С самого утра 8 августа 1942 года две повозки с оружием тронулись в путь. На одной сидели Валя и я, на второй - моя мать и Саша.

После двух пожаров гитлеровцы перекрыли все дороги в город и из города. Везде были расставлены круглосуточные КПП, на которых дежурили жандармы и полицаи. Пройти в Борисов и выйти из города можно было только по специальным пропускам, выданным комендатурой. Единственной дорогой без контрольно-пропускного пункта был путь через реку Плиссу по Горбатому мосту около самых Печей. Жандармы, видимо, и мысли не допускали, что партизаны рискнут пробираться в город или из города возле расположения воинских частей, в которых полным-полно фашистских солдат и офицеров.

Наблюдая, как не спеша движутся повозки, на которых сидят трое подростков и пожилая женщина, гитлеровские вояки и не догадывались, что за груз лежит в этих, таких мирных с виду повозках.

Благополучно миновав деревню Верески, мы через два часа оказались около Дубового Лога, где нас ждали Юзя и Мелик - они пришли сюда часом раньше.

Надежно спрятав в густом кустарнике сгруженное с одной повозки оружие, мы попрощались с моей матерью. И мне, и матери было очень тяжело. Она оставались одна с тремя маленькими детьми. Я обещал, что буду навещать их и по возможности помогать. Мать, наоборот, ободряла меня и просила, чтобы за них не беспокоился.

На второй день подпольная пионерская группа прибыла в рованичские леса и была принята в состав партизанской бригады 'Разгром'.

Виталик Запольский, Леня Лавринович и Вася Зуенок остались в городе. Им опасность не угрожала.

В партизанском отряде

Хорошо летом в партизанском лагере, если вокруг спокойно и гитлеровцы не прочесывают леса. На берегу небольшого, но глубокого озера Песочное в густых зеленых зарослях раскинулись шалаши. Дымятся костры. Возле них хлопочут повара с кастрюлями и черпаками. Рядом расположились вооруженные партизаны, слушают смешные рассказы отрядных балагуров и шутников. И обязательно песни - боевые, лирические: Около одного шалаша под аккомпанемент неизвестно откуда взявшейся гитары один из самых молодых партизан Петя Сацук исполняет романс 'Очи черные', в другом месте хор девушек поет любимую партизанскую 'В чистом поле под ракитой'. Возле большой брезентовой палатки бригадной санчасти выздоравливающий после ранения в ногу Саша Ошмянский поет для раненых под гармошку 'Катюшу'. Почти напротив штабного рубленого домика, наполовину закопанного в землю, на золотистом песке раздеваются и ныряют в озеро партизаны. Они только что вернулись с боевого задания. А немного поодаль, около густых плачущих ив, командир отряда Виктор Павлович Дроздовский инструктирует бойцов; они отправляются на разгром фашистского гарнизона в деревне Семенковичи.

Мы ходим по лагерю, и все нам здесь интересно: и прозрачное голубое озеро, неизвестно как образовавшееся среди дремучего леса, и громадные ясени, которые около Борисова почти не растут, и бесконечный зеленый бор. Но больше всего нас, конечно, интересуют партизаны - веселые, находчивые, боевые. Некоторые из них вооружены винтовками СВТ, ручными пулеметами и гранатами, добытыми нами в городе. В отряде много женщин и детей. Они наравне с мужчинами ходят на боевые задания - подрывают мосты, пускают под откос поезда, участвуют в засадах. И мы восхищаемся их отвагой и храбростью.

В бригаде 'Разгром' мы встретили многих старых знакомых - бывших борисовских подпольщиков, бежавших из плена красноармейцев. Сколько было радости и разговоров! Мы едва успевали отвечать на вопросы, которыми нас засыпали. Партизан интересовало все: работают ли фабрики и заводы в городе и какую они выпускают продукцию, как живут и чем занимаются их родственники и знакомые, можно ли незаметно пробраться в Борисов, чтобы провести диверсию:

Мы были счастливы, что наконец попали в партизанский отряд и теперь будем сражаться с фашистами в открытом бою. Огорчало лишь то, что в отряде мы не застали наших бывших руководителей - Андрея Соломатина, Федора Подоляна и Эдуарда Бутвиловского. Их группа ушла в кличевские леса и соединилась с 208-м партизанским отрядом. Этим отрядом командовал полковник Нечипорович, тот самый, под командованием которого они служили до войны. Подолян, Соломатин и Бутвиловский наведывались в бригаду 'Разгром' для того, чтобы совместно с межрайкомом партии поддерживать связь с оставшимися в Борисове и глубоко законспирированными участниками партийно-патриотического подполья.

Прошло довольно много времени с тех пор, как наша группа окопалась в партизанской бригаде. Мы успели со всеми перезнакомиться и подружиться, и знали, когда и какой взвод идет на очередную операцию, и всегда просили, чтоб взяли и нас с собой. Но пока все наши просьбы оставляли без внимания.

Командир отряда обычно говорил нам: 'Не спешите, война еще не кончается'.

Зарево над лесом

Яркое августовское солнце жгло нестерпимо. От его знойных лучей нельзя было укрыться даже в густом придорожном кустарнике. И, как на зло, на всем пути ни одного ручейка, ни одной речушки: Изнывая от невыносимой жары, Мелик негодовал:

- И что это за природа? В одном месте непроходимых болот наделала, а здесь песков наворотила больше, чем в пустыне Сахаре. Какая-то чепуха получается:

- Не ворчи, скоро будем на месте, - успокаивал я его. - Еще километров пять осталось.

- Ты только посмотри, - не унимался Мелик, - в Африке целый год лето стоит, а на Северном полюсе солнца по полгода не бывает, мороз все время трещит. Разве это справедливо: одним людям - жара, другим - холод?..

- Давай лучше о деле говорить, - перебил я Мелика. - Вот вернемся в отряд, буду слушать тебя день и ночь. А теперь давай решим, с какой стороны заходить в поселок?

- Пойдем по дороге, чтобы подозрений меньше было. Если задержат немцы или полицаи, скажем, что ходили в деревни менять соль на муку, картошку и сало. А поймают в лесу - не выкрутишься.

По лесным и полевым дорогам мы с Меликом шли около пяти часов. Устали окончательно. Болели ноги, ныла поясница. Но больше пятиминутного привала позволить себе не могли. Не позднее чем к послезавтрашнему утру мы должны возвратиться в отряд и доложить о численности военного гарнизона и о том, как охраняются мельница, элеватор и склады с зерном в бывшем совхозе 'Заречье'.

:Два дня назад из кличевских лесов в бригаду 'Разгром' наконец-то прибыли наши старшие товарищи по Борисовскому подполью Федор Подолян, Андрей Соломатин и Эдуард Бутвиловский. Обрадованные этим известием, мы с Меликом (Саша и Валя в это время находились в соседнем отряде) со всех ног помчались к штабной землянке Ивана Левоновича Сацункевича. Не постучавшись и не спросив разрешения, мы ворвались в землянку и, застыв у порога, отрапортовали:

- Разведчики партизанской бригады 'Разгром' прибыли для личного свидания с партизанами 208-го отряда!

- Легки на помине, - засмеялся Иван Левонович. - А вы говорили, что их придется долго разыскивать по лагерю. Да они только и ждут, чтобы с вами удрать от меня. Скучно им, говорят, под моим командованием воевать. Ну, что стали? Проходите, здоровайтесь со своими друзьями, - кивнул он нам.

Мы сорвались с места и мгновенно оказались в объятиях Соломатина, Подоляна и Бутвиловского.

- Не будем мешать Ивану Левоновичу, пойдем, на свежем воздухе поговорим, - подтолкнул нас к двери Подолян.

Когда расселись полукругом на небольшой солнечной поляне, Федор Прокофьевич потребовал:

- А теперь рассказывайте, что делается в Борисове и как вы выбрались из города.

Внимательно слушая борисовские новости, Соломатин и Бутвиловский изредка задавали короткие вопросы. Подолян хмурился:

- Вот видите, ребята, что могло бы получиться из-за вашей неосторожности. Не будь нашего человека в фашистском учреждении, не узнай Иван Левонович о нависшей над вами опасности, все могло бы окончиться очень и очень плохо. Пусть это послужит для нас уроком. Помните и никогда не забывайте, друзья, работа подпольщика и партизанского разведчики требует не только самоотверженности, но и величайшей бдительности и осторожности:

- Кто вас надоумил взрывать склады с бомбами и снарядами в Зеленом городке? - спросил Соломатин.

- Никто. Сами решили.

- Ну и стратеги, - покачал головой Подолян. - Если б тогда Куликов не появился в Борисове, наша сегодняшняя встреча вряд ли бы состоялась.

В это время подошел Сацункевич. Присев на корточки, Иван Левонович неожиданно поинтересовался:

- Кто из вас бывал в совхозе 'Заречье'?

- Оба были. До войны два раза в пионерский лагерь ездили. Ох и лагерь там! - начал восторгаться Мелик.

- Хороший был лагерь, знаю, - остановил его Сацункевич. - Но меня интересует, сможете ли вы пробраться в совхоз и провести там хорошую разведку. Туда, говорят, немцы свезли много зерна. Хотят его смолоть и отправить в Германию. Мы должны помешать гитлеровцам.

- Конечно, сможем, - Мелик обрадовался возможности сходить в разведку. - Я там все дороги знаю. Проберемся в совхоз так, что никто и не заметит. Сегодня идти?

- Не горячись, - сказал Подолян. - Дело это очень важное, все детали надо продумать до тонкостей. Кстати, там живет мой хороший знакомый Василий Харкевич. Обязательно найдите его. Запомните пароль для связи: 'Вам передает привет Борис Кузнецов'. От Василия вы узнаете, как охраняется мельница и элеватор, какие посты расставлены вокруг совхоза. Кроме этого, он вам отдаст два ключа: один - от мельницы, второй - от элеватора. Эти ключи мы с ним сделали еще осенью 1941 года. Но диверсию проводить не стали. В ней не было необходимости: гитлеровцы хранили там совсем немного зерна, - закончил инструктаж Подолян.

- Но мы и сами должны посмотреть, как охраняются мельница и склады. Вдруг Харкевич что-то недосмотрел или напутал, - возразил Мелик.

- Харкевич ничего не напутает. Его данные будут абсолютно точные. Но мы не возражаем, если вы сведения Василия еще раз перепроверите. Только не рискуйте. Вы уже опытные и лезть к черту в зубы, думаю, не будете.

Разведчик отряда 'Победа' Игнат Чулей по распоряжению Садункевича занялся нашей экипировкой. Он откуда-то притащил два рогожных мешка, привязал к ним толстые веревочные лямки, а во внутрь положил килограмма по четыре муки, по нескольку кусочков сала, всыпал несколько картофелин.

- Теперь будет видно, что вы действительно из Смолевич и ходили в деревни менять соль на продукты, - улыбался Игнат.

Потом подумал, махнул рукой и сунул нам в мешки по бутылке самогона.

- Это полицаям или немцам для откупа. Скажете, что выменяли для отцов.

:Загребая босыми ногами дорожную пыль, то и дело поправляя лямку мешка, резавшего плечо, Мелик ворчал:

- И зачем нам эти мешки? Взял бы я лучше пистолет и гранату, толку больше было бы. А то тащи эти чертовы сидоры. Может, бросим?

- Не дури, - разозлился я. - Тебе всегда все не так, Мелешь чепуху:

В это время, метрах в ста впереди нас, из-за придорожных кустов на дорогу выехала небольшая телега и, утопая узкими окованными колесами в песке, заскрипела в сторону совхоза.

- Давай догоним, попросим подвезти, - предложил Мелик, и мы припустили за телегой.

- Дяденька, подвезите до 'Заречья', - попросил он незнакомого человека, сидевшего на перекинутой поперек телеги доске.

Тот нехотя повернулся, смерил нас любопытным взглядом.

- Кто такие? Откуда и куда идете? - неожиданно тонким голоском спросил он.

Мы с Меликом чуть не прыснули со смеху. До того этот голосок не подходил к здоровенному верзиле с длинными рыжими усами.

- Мы из Смолевич. Ходили в деревни менять кое-что. А сейчас домой возвращаемся, - затараторил Мелик.

- Платить чем будете? - снова пискнул рыжеусый.

- Самогонки дадим. Тоже выменяли, - быстро ответил Мелик и начал укладывать мешок в повозку.

- Ладно, садитесь, - согласился дядька.

Километра два ехали молча. Неказистая с виду, но, как видно, крепкая лошаденка, выбравшись из песка, пошла рысью. Обогнув небольшой лесок, дорога неожиданно уперлась в деревянный мостик, перекинутый через заросший камышом ручеек. На мостике стояли два полицая и немецкий солдат.

Встреча эта не предвещала ничего хорошего. Мы беспокойно заерзали на телеге. Наше волнение, видимо, заметил хозяин телеги.

- Но, дохлятина! - огрел он лошадь кнутом.

Та рванула вперед и галопом проскочила через мостик.

- Что за пацанов везешь, Куприян Сергеевич? - крикнул вслед ему один из полицаев.

- Племяши мои, - ответил дядька, не останавливая коня.

'Молодец, усач. Надо будет ему и вторую бутылку отдать', - подумал я и весело посмотрел на Мелика.

Но радовался я напрасно.

Не доезжая метров пятисот до совхоза, усатый остановил коня и потребовал:

- А ну, ироды, брысь с телеги и уматывайтесь на все четыре стороны. А за то, что вез вас четыре километра, забираю торбы. Без них обойдетесь.

Он сгреб мешки, сунул себе под ноги и, замахнувшись на нас длинным кнутом, поехал в сторону деревни.

Мы стояли на дороге и не знали, что делать: то ли догонять хапугу и выручать свои мешки, то ли скрываться, пока не поздно. А то этот мародер еще натравит на нас полицаев, и тогда все пропало.

Наконец Мелик пришел в себя и со злостью плюнул вслед тарахтевшей по проселку телеге:

- Говорил, надо брать пистолеты. А вы все в один голос: не надо, не надо. Я бы этому бандюге всадил пулю, знал бы, как грабить людей.

- Мешков не жалко. Лишь бы он не направил полицаев по нашим следам. Давай скорее убираться отсюда.

Справа, в полукилометре от нас, виднелся совхоз 'Заречье'. Туда мы и направились.

:Полночь. На опушке редкого соснового леса, подступающего к совхозу, остановилась небольшая группа партизан. Федор Подолян тихо подозвал к себе меня и Мелика.

- Покажите, где примерно находятся вышки с часовыми?

Мы указали направление. Подолян немного подумал, потом отдал распоряжение:

- К мельнице и элеватору идем сейчас же, пока не выглянула луна. Хлопцы нас проведут между вышками. Надеюсь, вы хорошо запомнили, как они расположены.

- Вышка от вышки находится примерно в двухстах шагах. На каждой установлен крупнокалиберный пулемет. Мы хорошо подсчитали, - подтверждает Мелик.

- Главное, абсолютная тишина, - предупреждает Подолян.

Партизаны бесшумно двигаются в сторону поселка. Мы с Меликом идем рядом с Подоляном и время от времени шепотом подсказываем направление.

Три дня назад мы почти сутки пробыли во вражеском гарнизоне, где с помощью Василия Наиловича Харкевича изучали численность охраны, порядок смены часовых и подходы к мельнице.

Как пройдет операция? Смогут ли партизанские разведчики уничтожить элеватор и мельницу? Мы с Меликом волнуемся. Ведь это наш партизанский экзамен. А вдруг возле мельницы и складов ждет засада? Нас впустят в поселок, а потом окружат, осветят ракетами и начнут косить из пулеметов.

От этих мыслей холодеет в груди.

К мельнице подошли скрытно и тихо. В темноте едва просматриваются высокое здание элеватора и приткнувшиеся к нему небольшие деревянные склады. Подолян еле слышно подзывает Бутвиловского и Чулея и отдает им ключ.

- Заходите в здание и поджигайте его изнутри, а мы займемся мельницей. Игнат и Эдуард безмолвно растворяются в темноте. Федор Прокофьевич нащупывает в кармане второй ключ и начинает привычно отмыкать большой висячий замок на дубовых дверях мельницы. Мы с Меликом стоим рядом. В пяти метрах от нас - Петя Сацук и еще два партизана. В случае опасности их автоматы прикроют наш отход к лесу.

Мы с Меликом нервничаем. Нам кажется, что уже прошла целая вечность, пока Подолян отмыкает замок.

Наконец дверь тихо открылась. В нос ударил сладковатый запах подопревшего зерна и мучного помола. Мы с Подоляном входим и плотно прикрываем за собой дверь. Тонкий пучок света от электрического фонарика, включенного Федором Прокофьевичем, останавливается на мукомольной машине.

- Быстро подкладывайте под мотор тол, - командует Подолян и начинает вытаскивать из вещевого мешка взрывчатку. - Скорее, скорее, - торопит он, - нам надо еще жернова заминировать.

Подсовывая под большой дизель бруски тола, Мелик вдруг заметил шестиметровый кожаный приводной ремень, соединяющий мотор с локомобилем. Глаза его озорно блеснули.

- Федор Прокофьевич, давайте половину отрежем. Вон сколько подметок будет. И мы с Витькой починим ботинки.

- Ты что, сдурел? - цыкнул на него Подолян. - Мигом разливайте керосин по стенкам.

Федор Прокофьевич бросает горящую спичку на пропитанный керосином пол. Мы выскакиваем из помещения мельницы, наспех замыкаем дверь и бежим в сторону леса. К нам присоединяются Эдуард Бутвиловский, Игнат Чулей, Петя Сацук и другие партизаны.

Отбежать от мельницы успели метров на сто пятьдесят. И вдруг почти рядом с нами с одной из сторожевых вышек в небо одна за другой взвиваются ракеты, освещая ослепительно белым светом поле, по которому отходит группа партизан. И почти сразу же началась лихорадочная стрельба из крупнокалиберных пулеметов. Длинные ленты разрывных трассирующих пуль проносятся над головами, врезаются в землю сзади и с боков, взрываются около ног, рвутся впереди:

- Рассыпайтесь! Быстрее в лес! - кричит Подолян и дает длинную очередь из автомата по ближней вышке.

Когда мы добежали до густого березняка, сзади нас раздались два взрыва, а через несколько секунд громыхнул и третий. Мы все, как по команде, приостановились и оглянулись. В отблеске красных языков пламени, охватившего деревянные строения, при ярком свете висевших в воздухе ракет было видно, как высоко вверх взметнулись обломки крыш и стен. Это от партизанских мин взрывались мельница и элеватор.

Отойдя от совхоза километра четыре, Подолян дал команду на пятиминутный привал. В трех метрах от знакомой нам с Меликом дороги партизаны попадали на землю и, тяжело дыша, стали жадно глотать воду из фляг. Не успели мы утолить жажду, как услышали цокот копыт. Прислушались. По дороге в сторону совхоза кто-то скакал на лошади.

- Остановим? - шепотом спрашивает Эдуард Бутвиловский.

Подолян махнул рукой.

- Давайте. Посмотрим, что за птичка спешит на пожар.

Четверо разведчиков выскочили на дорогу, когда мчавшийся всадник был от них на расстоянии нескольких метров.

- Стой! - преградил ему дорогу Игнат Чулей.

Человек с ходу осадил коня. Растерявшись при виде вооруженных людей, он поспешно сполз с неоседланной лошади и писклявым голосом начал что-то говорить. Сидевшего под кустом Мелика словно ветром сдуло. Он в один миг оказался возле задержанного.

- Ага, гад, попался! Теперь ты не удерешь от нас! Это он! Это он! Я его узнал!

- Кто он?! - удивленно уставились на Мелика партизаны.

- Да это тот самый бандюга, который нас ограбил. Я его расстреляю сейчас.

В это время мы с Подоляном вышли на дорогу, и я сразу же узнал усатого верзилу.

- Расстрелять его немедленно! Пусть знает, как грабить партизан, - горячо поддержал я Мелика.

Усач так и бухнулся на колени.

- Ребятки, товарищи, не губите. Не знал я, что вы партизаны. Никогда не посмел бы такого сделать. Пожалейте детей моих, - измолился он.

- Кто ты такой? - строго спросил Подолян.

- Здешний я. Крыницкий моя фамилия. Хоть у кого спросите, ни одному человеку плохого не сделал. Не губите, нею жизнь и я и детишки мои будем помнить вашу доброту:

- Зачем хлопцев ограбил? - резко оборвал его Бутвиловский.

- Бес попутал. Думал, у них в мешках бутылок десять самогонки:

- Где был и куда сейчас несешься? - спросил Игнат Чулей.

- Коня на выгоне пас, за лесом, а как увидел пожар, испугался. Думал, наша деревня горит:

- Вот что, Крыницкий. За мародерство, которое ты учинил над хлопцами, тебя, конечно, надо пустить в расход. Но я думаю, что наши молодые партизаны пожалеют твоих детей. Имей однако в виду, если выявится, что ты помогаешь фашистам, пощады не жди. Под землей найдем. Как, хлопцы, простим на первый раз этому любителю самогона? - повернулся к нам Подолян.

- Черт с ним, пусть убирается домой, - недовольно проговорил Мелик.

- А вот домой он и завтра успеет. А то еще вздумает немцев и полицаев направить по нашему следу.

Подолян приказал связать Крыницкого и оставить у дороги. А нам велел садиться на его лошадь.

- Пусть, хлопцы, подвезет вас немного. А потом отпустим к хозяину.

Мы с Меликом взобрались на спину лошади и по узкой тропинке, петляющей вдоль лесной дороги, тронулись вместе с партизанами в сторону деревни Стриево. А позади нас, над лесом, пылало яркое зарево.

Опять неудача

Как-то вечером мы стояли под большой елью и с завистью посматривали вслед партизанам, которые направлялись на боевое задание. Неожиданно нас вызвал комиссар бригады.

Иван Левонович Сацункевич предложил нам самим выбрать посильную операцию.

- Нужно поджечь в Борисове нефтебазу! - хором выпалили мы.

- Так я и знал, что вы это предложите. Нефтебаза давно у меня на примете, - хитро улыбаясь, сказал комиссар.

Иван Левонович предложил взорвать нефтебазу небольшой магнитной миной с часовым механизмом. Он показал ее нам и объяснил, как с нею обращаться. До этого никто из нас не слышал, что существуют мины, которые могут прилипать к железу, как иголка к магниту, и срабатывать через точно определенное время.

Выполнять операцию поручили Вале и мне. За день мы прошли более тридцати километров и поздно вечером постучались в дом, покинутый мною два месяца тому назад. Мать рассказала, что ее каждые три-четыре дня вызывают в жандармерию, избивают, требуя сказать, куда скрылся сын. Несколько раз в доме делали обыск, устраивали засады.

Больно было слышать, что она продает последние вещи, чтобы не голодали сестра и братья.

- Если б не дети, ушла бы я с вами в отряд, - горько вздохнув, закончила мать свой грустный рассказ.

Мы передали ей 300 марок от Дроздовского. Он знал, как нуждается наша семья, и никогда не забывал помочь ей. Помогал Виктор Павлович моей матери и в то время, когда я находился на Большой земле. Спасибо ему за это!

20 октября 1942 года, на рассвете, мы пробрались в ельник, окружавший базу с горючим. Здесь все нам хорошо знакомо. Даже часовые, кажется, тоже. Тот ли распорядок и ритм работы. Только огромные резервуары с бензином перекрашены в зеленый цвет. Одним словом, хоть сейчас начинай действовать. Все небо было покрыто черными тучами, и мы решили подождать, пока начнется дождь.

И дождь пошел. Да такой, что через минуту на нас с Валей не осталось ни одной сухой нитки.

Часовые, натянув на голову плащи, попрятались под деревянные навесы.

Пора. Можно начинать:

По высокой мокрой траве, где пригнувшись, где ползком, подбираюсь к самой большой цистерне. Валя на той стороне забора внимательно следит за четырьмя гитлеровцами. При первой же опасности она должна подать мне условный сигнал - стукнуть палкой по доскам забора. В её руке зажат маленький вороненый браунинг.

Магнитная мина, заряженная двухсотграммовой шашкой тола, прилипает к стенке резервуара. Я выдергиваю предохранительную чеку и мчусь обратно. Наспех закладываем проход в заборе и под проливным дождем бежим как можно дальше от опасного места.

Маленькие часы на моей руке показывают 12 часов 15 минут. Через час нефтебаза должна взлететь в воздух.

Заранее представляем, что будет твориться, когда начнут взрываться все шесть резервуаров, расположенных рядом с заминированной цистерной.

К часу дня мы перебрались на кладбище, залегли и с нетерпением качали ждать взрыва. От нас до нефтебазы метров четыреста, с горки хорошо видны зеленые купола бензиновых хранилищ. И вот - долгожданный взрыв. Но что это? Ни один из резервуаров не загорелся. Мы не верим своим глазам, ждем другого взрыва, надеемся на удачу.

Но вот послышался пронзительный сигнал сирены. Приходится смириться с мыслью, что на этот раз нам не повезло: пожара не будет.

Возвращаться в партизанский отряд, не узнав о причинах неудачи, не хотелось. Мокрые, усталые и расстроенные кое-как добрались мы до дома Лены Кутневич. Увидев неожиданных гостей в таком виде, она загнала нас на большую русскую печь и потребовала рассказать, как мы оказались в городе и почему среди белого дня ходим по улицам.

Со слезами на глазах рассказали мы ей о нашей беде и попросили узнать, почему не загорелся бензин. Лена обещала это сделать.

Почти сутки проспали мы на печке непробудным сном.

Когда проснулись, Лена рассказала все, что ей удалось узнать от знакомой, работавшей на нефтебазе уборщицей. Рассказ ее нас несколько успокоил, особенно когда она сказала:

- Нечего носы вешать. 800 тысяч литров бензина недосчитались гитлеровцы. А не загорелся он не по вашей вине.

Случилось же вот что. Оказывается, в каждом большом стационарном резервуаре, в котором хранится бензин, имеется так называемая 'водяная подушка' сантиметров на 30-40 от дна. Этого как раз и не знали ни командование партизанской бригады, ни тем более мы.

Магнитная мина для лучшей маскировки была 'приклеена' около самого дна бака, как раз в том месте, где за толстой железной стенкой находился не бензин, а вода. В момент взрыва водяной поток залил огонь, не дал ему зажечь горючее. Это и спасло гитлеровцев от большого пожара.

Когда гитлеровцы услышали взрыв и увидели, как из огромного резервуара вытекает бензин, среди них поднялась страшная паника. Были вызваны пожарные машины, но приблизиться к хранилищам они не осмелились. Опасались, что все баки заминированы и вот-вот взорвутся. Только часа через два немцы отважились начать осмотр бензохранилища. К тому времени бензин из резервуара уже вытек.

Так мы и доложили, возвратившись в партизанскую бригаду 'Разгром'.

Нет худа без добра

В зимний лагерь бригады 'Разгром' прибыл командир нового партизанского отряда Кононов. Зайдя в землянку секретаря межрайкома партии комиссара бригады Сацункевича, он сказал: Слышал я, в вашей бригаде есть пионеры, которые из Борисова доставляют оружие целыми возами. Может, и мне помогут. Вы же знаете, Иван Левонович, для нас сейчас оружие - проблема номер один. На весь отряд имеем один ручной пулемет, два автомата и несколько винтовок.

Сацункевич, немного подумав, ответил:

- Оружием мы вам немного поможем из тех запасов, которые имеются в бригаде. Что касается группы пионеров, то у нас такая действительно есть. Ждем самолет, чтобы отправить детей на Большую землю. Хватит им воевать, пусть учатся. А в Борисове, насколько мне известно, добывать оружие теперь невозможно. Впрочем, сейчас узнаем.

Иван Левонович приказал своему адъютанту вызвать в штаб Мелика, Юзю Жаховскую и меня. Саша Климкович и Валя Соколова в это время находились в бригаде имени Щорса.

- Знакомьтесь, - сказал Сацункевич, - это командир нового отряда.

Перед нами стоял невысокий худощавый человек в черном полушубке. Он крепко пожал нам руки и сказал:

- Партизаны нашего отряда будут вам очень благодарны, если вы сможете раздобыть в Борисове какое-нибудь оружие. Если надо, я вместе с вами пошлю в город и своих разведчиков.

Мы пожали плечами. Оружия в наших тайниках не осталось. Все было вывезено и передано партизанам еще летом. Вынести оружие со складов, которые размещены в районе нефтебазы, невозможно. После взрыва резервуара с горючим там почти вдвое усилили гарнизон. Кроме этого, сейчас зима, подобраться к складам, не оставляя следов на снегу, невозможно.

Выслушав нас, огорченный командир отряда сказал:

- Нельзя так нельзя. Ничего не сделаешь. А нам бы сейчас не то что СВТ, даже охотничьи ружья пригодились бы.

- Охотничьих ружей у нас нет, а вот несколько пулеметов без прикладов нашлось бы. Но какой из них толк? - поморщился Мелик.

Он имел в виду шесть ручных пулеметов. Мы подобрали их в лесу еще осенью 1941 года и закопали у нас в погребе: думали, что пулеметы без прикладов и дисков никому не нужны.

- Что же вы сразу не сказали, - вскочил Кононов. - Приклады мы в два счета смастерим и диски найдем. Лишь бы все остальное имелось.

- А мы думали, что их нельзя исправить, - повеселел Мелик.

Тут же договорились, что завтра командир отряда даст лошадь с санями и мы рано утром выедем в Борисов. Вместе с нами Сацункевич посылал Юзю Жаховскую, которой необходимо было встретиться с некоторыми подпольщиками, работавшими в Борисове по заданию межрайкома.

Когда обо всем вроде договорились, Мелик, вертевшийся все время возле Кононова, вдруг спросил:

- А не можете ли вы, товарищ командир, помочь нам?

- Да я вам за такое дело свой последний полушубок отдам. Что от меня требуется? - спросил Кононов.

- У нас родители в городе голодают, нельзя ли им что-нибудь из продуктов выделить, мы бы отвезли заодно.

- Ну, за этим задержки не будет. Нагрузим полные сани. Всегда рады помочь вашим матерям, братьям и сестрам. Им там не сладко, знаю: Кстати, Иван Левонович, - обратился командир отряда к секретарю межрайкома, - мы, можно сказать, случайно позавчера отбили возле Смолевич большой обоз у гитлеровцев: четыре повозки с мукой, десяток коров и много другого добра. Так что можем поделиться.

- Что сможете, то и дайте. Спасибо скажем. А вот ребят не обижайте. Выделите им побольше и мяса и муки.

Назавтра разрубленная на четыре части туша коровы, четыре мешка белой муки и заколотый поросенок были уложены в сани и прикрыты сверху сеном. Перед самым отъездом Кононов дал мне еще большую пачку немецких марок.

- Передай матери. Пригодятся.

Сидя на мягких санях, Мелик шутил:

- Богатство какое везем. Целый дом за него купить можно. Вот обрадуются наши!

Только одним нам известными проселочными дорогами подъехали мы к Борисову и через Горбатый мост проскочили мимо Печей. Было уже темно, но еще не очень поздно. Ехать в город и в это время развозить по домам партизанские подарки мы не осмелились.

Остановились в небольшом густом леске, метрах в семистах от первой городской улицы. Привязали лошадь к дереву, положили ей сена, а сами разошлись в разные стороны. Юзя пошла на улицу 10-летия БССР, мы с Меликом - на Первомайскую. Договорились встретиться на этом же месте через два часа.

В девять часов вечера мы все почти одновременно возвратились на условленное место.

Ни лошади, ни саней с партизанскими подарками, которых так ожидали наши родственники, не было. Что же делать? На чем теперь вывезти из города шесть тяжелых пулеметов? И еще. Вдруг лошадь сама отвязалась и пошла в город, поближе к человеческому жилью. Полицаи обязательно остановят, найдут продукты. Они сразу заподозрят неладное и пойдут с обыском по домам. Могут нарваться и на нас.

Мы решили, пока не поздно, забрать оружие и идти в отряд. 'Донесем как-нибудь', - сказала Юзя. После случившегося она тоже не осмеливалась оставаться в городе.

За каких-нибудь полчаса мы выкопали пулеметы, завернули их в мешки и двинулись в сторону леса. Ни Мелик, ни Юзя даже не попрощались со своими. Они попросили мою мать рассказать им обо всем и успокоить.

К полуночи мы едва добрались до большого леса и остановились метрах в ста от Дубового Лога.

- Я дальше идти не могу. Надо искать коня, - заныл Мелик и растянулся прямо на снегу.

- Где взять коня? Что ты выдумываешь? - разозлились мы на него.

- Я пойду в деревню и у кого-нибудь попрошу. Партизанам не откажут.

- А что, если на самом деле попробовать: - начала соглашаться Юзя. - Вернем же мы лошадь через несколько дней.

- Вот и я об этом говорю, - обрадовался Мелик. - Вы оставайтесь здесь, а я быстро сбегаю в деревню.

- В деревню пойдем мы с Юзей. А ты, нытик, будешь охранять пулеметы, - решительно заявил я.

Мелик обиженно вздохнул:

- Мне все равно. Лишь бы был конь. Чтоб не тащить на плечах эти пудовые железяки.

Подходя к селу, мы заметили огонек в крайней хате и направились к ней. Во дворе стояли большие сани. Значит, лошадь у хозяина есть. Заглянули в окно - ничего не видно, окно завешено одеялом. Прислушались - слышен чей-то разговор.

- Заходим? - спрашиваю Юзю.

- Конечно, - шепчет она и вытаскивает гранату из кармана пальто.

Резко открываем дверь и - какой ужас! За столом сидят шесть человек с белыми повязками на рукавах и пьют самогон. Рядом, на большой лавке, лежат винтовки и ремни с патронташами.

- Ни с места! Иначе всем конец! - не растерявшись кричит Юзя и взмахивает гранатой.

Я наставил свой маленький браунинг на самого здоровенного полицая.



Гитлеровские холуи от неожиданности выпустили стаканы из рук и молча уставились на нас.

- Кто хозяин? - спрашивает Юзя.

- Я, - поднялся из другого угла хаты высокий крестьянин.

- Сейчас же запрягайте свою лошадь. Это приказ командира. Он с отрядом стоит на дороге, - припугнула Юзя полицаев.

Хозяин послушно идет к двери. Выхожу за ним и я. Юзя остается в доме одна с полдюжиной головорезов. Кто-то из них попробовал шевельнуться, но девушка угрожающе подняла гранату и предупредила:

- Еще одно движение - и все будете на том свете.

Мы с хозяином в это время быстро вывели из хлева молодого коня и запрягли в сани.

- Ироды проклятые, - ругал он полицаев, - ввалились в хату еще с вечера и до сих пор пьянствуют. Говорят, за партизанами охотились. Надо бы всех этих бобиков прикончить. Но вы этого не сделаете. А то убьют фашисты и меня, и жену, и детей.

- Только потому и оставим их на этот раз живыми, - успокаиваю я его. - А коня мы вам вернем, обязательно вернем.

- Бог с ним, с конем, сынок. Если надо, пусть послужит партизанам. Добрая лошадка, обижаться не будете.

Войдя в хату, предупреждаю онемевших полицаев:

- Если посмеете раньше чем через два часа выйти из хаты, пеняйте на себя. Благодарите нашего командира, что он сегодня добрый и не хочет о вас руки марать.

И к Юзе:

- Забирай с лавки оружие.

Юзя быстро собрала все шесть винтовок и, прихватив ремни с патронташами, оттащила их в сани.

Из села выехали галопом. Мелик едва успел забросить пулеметы в сани и сесть сам.

- Что случилось? Чего мы летим? - тряс он меня за плечо.

Мы молчали. Рассказывать не было времени. Надо было как можно скорее отъехать от опасного места. В двух километрах от Дубового Лога, в деревне Гора, стоял большой гитлеровский гарнизон. Полицаи могли поднять тревогу и устроить погоню.

И только после того как Мелик нащупал в сене полицейские винтовки, мы наспех рассказали ему о своих приключениях. Он сперва молчал, а потом начал кричать на нас:

- Чего вы гоните? Коня хотите загубить? Ни полицаи, ни фрицы ночью в лес не сунутся. Они теперь леса пуще огня боятся. Да и вы их здорово напугали.

Когда мы вернулись в отряд и рассказали про все партизанам, те покатились со смеху.

Срочно была выпущена 'молния', в которой художник-самоучка сделал два рисунка. На первом изобразил, как у нас вместе с лошадью крадут и сани, нагруженные мясом и мукой, а на втором - как мы обезоруживаем полицаев.

Командир отряда Кононов выстроил отряд и перед строем объявил нам благодарность.

В метель

Казалось, дороге не будет конца. Резкий северный ветер пронизывал насквозь, больно хлестал по лицу, рвал одежду, валил с ног. А потом закрутила метель. Снежный буран большими сугробами завалил дорогу.

Утопая по пояс в снегу и выбиваясь из последних сил, мы к вечеру смогли добраться только до небольшой деревушки Смольное. А до Борисова было еще добрых пятнадцать километров.

Укрывшись под навесом первого попавшегося сарая, дрожа от холода, мы молча прижались друг к другу. Каждый понимал: такое ненастье - самый подходящий момент для того, чтобы пробраться незамеченным в город. И в то же время чувствовали, что до Борисова в эту ночь нам не дойти. А время не ждало. Все мы хорошо помнили приказ командира 208-го партизанского отряда майора Яхонтова: встретиться в городе с Леной Кутневич, взять у нее собранные разведывательные данные о передвижении немецких войск через Борисов и быстро возвратиться в отряд.

- Под Сталинградом идет небывалая битва. Командованию Красной Армии необходимо знать, сколько и каких войск перебрасывают немцы на этот участок фронта. Кроме тех сведений, которые собрала Кутневич, возможно, вам самим удастся высмотреть, что происходит на железной дороге и на автостраде. Наши сообщения ждут в Москве, - предупредил Яхонтов.

Что делать? Остаться на ночь в деревне, значит, почти сутки пропадут бесцельно. Продолжать путь? При такой метели наверняка собьешься с дороги и заблудишься. Да и сил хватит не больше чем на два-три километра. Ребята выжидающе смотрели на меня.

- Вот что, хлопцы, - после небольшого колебания начал я, - останемся в деревне. Зайдем к тетке Василине и переждем непогоду. А потом двинемся дальше. Не может быть, чтоб часа через три-четыре метель не закончилась.

Со мной согласились. Прямо по улице, не опасаясь, что нас в такую пургу кто-то заметит, направились к давно знакомому дому.

Тетка Василина! Сколько раз ты вместе со своей дочкой, нашей ровесницей Эммой, укрывала, кормила и обогревала нас после долгой и опасной дороги. В твоем доме мы всегда находили приют и материнскую ласку, отнятую у нас войной. Ты отдавала нам последний кусок хлеба. Никогда мы не уходили от тебя с пустыми сумками. А как смешно ты нас крестила, когда мы направлялись в город на задание? И всегда при этом приговаривала: 'Родненькие вы мои, дай вам бог удачи'.

А мы смеялись и отмахивались от твоего благословения: 'Не крести нас, тетка, не поможет. Мы в бога не верим'. - 'Поможет, детки, поможет'. На твою любовь и заботу, тетка Василина, мы отвечали самыми искренними чувствами. Мы не могли пройти мимо деревни, чтоб не проведать тебя, не угнать о твоем здоровье. Однажды в разговоре с нами ты сказала, что с самого начала войны вы с Эммой не пробовали сладкого чая. Чтобы хоть чем-то отблагодарить вас, мы, как-то будучи в Борисове, нарушили строгий приказ командиров и зашли на многолюдный городской базар, кишевший жандармами и полицаями. Там мы купили два пакетика сахарина и красивый гребешок для Эммы. Как ты ругала нас за это! Но мы-то видели, как приятна тебе наша покупка. А Эмма, обрадованная подарком, счастливо улыбалась. Нам не забыть тебя, тетка Василина, дорогая наша партизанская мама. Твоя любовь, возможно, и уберегла нас от смерти. Но вы с Эммой так и не убереглись от нее. Не знали мы, что в этот ненастный вечер заходим в твой дом в последний раз:

- Батюшки! В такую вьюгу они опять куда-то идут. Да имеют ли ваши командиры сердце? - засуетилась Василина, когда мы ввалились в хату.

Стаскивая с нас легонькие кожушки, она с возмущением продолжала:

- Сами небось в теплых землянках сидят, а детей в лютую стужу выпроводили.

- Есть важное дело, тетка Василина, тут на погоду глядеть нельзя. Да и выходили мы из лагеря при ясном дне. Откуда командир отряда знал, что метель начнется, - возразил ей Мелик.

- На то он и командир, чтоб все знать, - перебила его тетка Василина и принялась расшнуровывать мои ботинки.

Увидев побелевшие пальцы на ногах, она не на шутку встревожилась и заохала:

- Так я и знала, что обморожены. Господи, да за что такое наказание?

Разбуженная шумом и причитаниями матери, Эмма в одной нижней сорочке соскочила с печи и смотрела на нас с испугом и восхищением.

- Чего рот разинула, как на ярмарке? Быстрее принеси снегу, будем пальцы оттирать, - прикрикнула на нее Василина.

Эмма метнулась к двери и через минуту втащила полное ведро снега.

Около часа тетка Василина вместе с Эммой терли мои обмороженные пальцы, пока наконец они не покраснели и не заныли от тупой боли.

- Терпи, терпи, миленький. Еще немножко - и боль утихнет. Это ж надо так обморозиться, - вздыхала женщина.

Почти сутки отогревались мы в хате тетки Василины. И только к вечеру следующего дня, когда метель утихла, Василина Петровна и Эмма проводили нас за деревню. Ноги наши были заботливо укутаны байковыми портянками, на руках у каждого белели теплые шерстяные рукавицы.

Поздно ночью мы тихо постучали в маленькое окно дома Лены Кутневич. Та выскочила в накинутом на плечи полушубке на заваленное снегом крыльцо и обмерла:

- Вы?! Как же вам удалось пробраться в Борисов? Город забит воинскими частями, патрули кругом.

- Мы шли по той дороге, где патрулей нет, - пошутил Мелик.

- Быстрее заходите в дом, пока никто не заметил, - заторопила нас Лена.

Подкрепившись немного жареной картошкой, мы стали расспрашивать Лену о результатах задания, которое передал ей две недели назад командир 208-го отряда. Родственница Андрея Соломатина подробно нам рассказала, какие части за последние пятнадцать дней прошли через Борисов и в каком направлении.

- Все это у меня записано. Возьмите и передайте Петру Валерьяновичу, - протянула она мне тоненькую ученическую тетрадку.

Потом, немного подумав, прибавила:

- Позавчера в Борисов на сорока большущих грузовых машинах прибыла какая-то часть. Солдаты и офицеры разместились в цехах хлебозавода, а автомобили загнали в бывший гараж автобусного парка. Во дворе остались пять бензовозов. До сих пор не могу разобраться, что за часть. Машины выкрашены в желтый цвет, на бортах нарисованы слоны. Никогда не видела таких эмблем.

- Мы доложим в отряде. Радист сообщит в Москву, а там знают, какие гады ездят на этих машинах, - пообещал я Лене. У меня начал созревать интересный план.

- Между прочим, - обратилась ко мне Лена, - твоя мама волнуется, что от тебя давно никаких вестей нет. Несколько раз спрашивала у меня, не слышала ли я что-нибудь о тебе. А я и сама не знала, в каком вы отряде теперь. Может, позвать ее сюда?

- Не надо. Перед уходом из города я вечером сам зайду домой. Посмотрю, как она там с малышами живет, - с напускным спокойствием ответил я. А в груди защемило. Подумалось: сколько ей, бедной, приходится переносить горя и лишений после казни отца и моего ухода в партизанский отряд. Ведь каждый день могут нагрянуть гестаповцы и расстрелять ее вместе с детьми. А голод? Легко ли матери видеть, как постоянно недоедают ее дети?..

- Обязательно зайди. Успокой мать, а то она вся почернела, - перебила мои мысли Лена. - А теперь - спать. Отдохните хорошенько перед дорогой.

Лена расстелила на полу в маленькой комнатке два соломенных тюфяка, дала нам три подушки и большущее ватное одеяло.

- Не можешь ли ты позвать к нам Витальку Запольского? - спросил я Лену.

Ребята недоуменно взглянули на меня: в наши планы встреча с Виталькой не входила. Но промолчали.

- Конечно, позову. Скажу ему, чтоб зашел часа в три.

- Это поздно. Приведи его к двенадцати часам, мы к этому времени выспимся, - попросил я Лену.

- Хорошо. Приведу к двенадцати. А сейчас спите, - закрыла за собой дверь Лена.

Не успела она щелкнуть ключом в замке, как ребята набросились на меня с вопросами:

- Зачем тебе понадобился Запольский? Чего ты от него хочешь? Почему такая срочность? Ты разве забыл, что нам нельзя в городе задерживаться?..

- Спокойно, хлопцы, сейчас все узнаете. Только сперва ответьте на один вопрос. Как вы думаете, что это за интересные машины, на которых слоны нарисованы?

- Машины как машины. А в том, что на них слонов нарисовали, ничего интересного нет. Фрицы выдумывают разные фокусы и малюют на бортах то коз, то оленей, то орлов. Я на одном грузовике даже нарисованного петуха видел. Не верите? Честное слово, не выдумываю, - доказывал Мелик.

- А почему они окрашены в желтый цвет?

- Вот этого не знаю, - признался он и пожал плечами.

- А я знаю. Эти машины прибыли из Африки, там немцы воюют с англичанами. Помните, в отряде читали сводку Совинформбюро. Почему на них желтая окраска? Чтобы маскироваться под пески. А слоны нарисованы для того, чтоб и фрицы могли отличать, где какие части находятся. Эти - в Африке, потому что там слоны водятся. Понятно?

- Ну и ну, - оживился Саша. - И как это я не догадался?

- Давайте обсудим это дело, - сказал я друзьям. - Есть предложение устроить немцам новогодний фейерверк.

- Не тяни. Что ты конкретно предлагаешь?

- Надо сегодня ночью сжечь машины.

Саша и Мелик от неожиданности даже вскочили с матрацев.

- Как же мы это сделаем? Там наверняка охрана большая, - засомневался Саша. - Да и хлебозавод напротив гаража. Повыскакивают фрицы и потушат пожар.

- А вы слышали, что Лена сказала? Рядом с гаражом стоят пять цистерн с бензином. Подсунем магнитную мину, цистерны взорвутся, бензин зальет гараж, и пошло-поехало.

- Представляете это зрелище? - уже заранее предвкушая удовольствие от проведенной диверсии, заговорил Мелик. - Немцы веселятся, встречают Новый год, а тут взрывы, пожар:

- Надо сперва хорошо все разведать, а потом уже действовать. Для этого ты вызываешь Витальку? - спросил Саша.

- Конечно. Нам днем ходить по городу и вертеться возле гаража нельзя. Могут узнать. А он вне подозрения. Посмотрит и все нам расскажет. А вечером мы попробуем подобраться к бензовозам. Хорошо, что мину захватили с собой.

- А я что говорил? Вы же брать не хотели. Что б мы сейчас без нее делали? - упрекнул нас Мелик.

- И все таки пора спать, ребята, - сказал я.

Все притихли.

Проснулся я от легких шлепков по лицу. Стоя на коленках, Виталик Запольский тряс нас за плечи, дергал за руки, просил открыть глаза.

- Двадцать минут не могу добудиться. Думал, поумирали, - радостно говорил он.

Стоявшая рядом Лена улыбнулась:

- Еле разыскала вашего друга. Какими-то важными делами занят, дома редко бывает. Но как только услышал, что вы пришли, все бросил и сразу примчался сюда.

- Я теперь от них ни на шаг. Хватит, несколько раз обманывали. Я тоже иду в лес, буду таким же партизаном, как и они! - горячился Виталик.

- Брать тебя в отряд или не брать, наверное, зависит не от них, - заметила Кутневич и пошла на кухню готовить нам завтрак.

- Не могу я больше здесь, ребята. Если не возьмете с собой - сам сбегу.

- Перестань, Виталька. Ты же знаешь, мы хоть сейчас готовы взять тебя в отряд. А что скажет командир? В партизанах без дисциплины нельзя. Иначе что получится? Каждый сам себе хозяин: что хочу, то и ворочу. Разве можно так воевать с фашистами? Вот вернемся с задания, доложим командиру, попросим его за тебя, - доказывал я другу.

Но он стоял на своем:

- Почему вы можете быть партизанами, а я нет? Думаете, хуже вас воевать буду?

- Не в этом дело, Виталька, - не выдержал Мелик, - ты помогаешь партизанам здесь, в городе.

- Какие вы умные: Почему тогда сами ушли в партизаны? А что я скажу, когда наши придут? Как хотите, а я иду с вами.

Убеждать Витальку Запольского не было смысла. Он ничего не хотел слушать. Поэтому я резко сказал:

- Если ты считаешь, что приказы партизанских командиров к тебе не относятся, как же тебе после этого можно поручать важное дело?

Эти слова подействовали. Виталик как-то сник, долго о чем-то думал.

Наконец встал и твердо произнес:

- Я остаюсь в городе. Но дайте мне честное слово, что доложите майору Яхонтову о моей просьбе. И пусть лично мне напишет, когда я смогу идти в отряд. Я его почерк знаю.

- Честное слово, в следующий раз принесем записку от Яхонтова, - заверили мы Витальку. - А теперь слушай нас внимательно.

Когда до Витальки дошел смысл задания, его лицо расплылось в довольной улыбке:

- Хорошенький подарок придумали вы фашистам под Новый год. Не беспокойтесь, все разузнаю. Раз есть мина - подожжем машины. Только вы, наверно, опять не возьмете меня на диверсию?

- Возьмем. И будешь выполнять в ней самую главную роль, - ответил я.

- Тогда я пошел. К пяти часам ждите меня здесь, - он нахлобучил на голову шапку-ушанку и скрылся за дверью.

Уже стемнело, когда Виталька, веселый и возбужденный, вернулся обратно.

- Все высмотрел. Один часовой охраняет гараж и машины с цистернами. Второй сторожит пленных, которые там работают. Их вечером в барак загоняют. Подобраться к гаражу можно огородами с улицы Орджоникидзе, я уже приметил дырку в заборе, - рассказывал Виталька.

Часа через полтора мы прощались с Леной Кутневич, которая даже и не догадывалась, что мы направляемся не в отряд, а на диверсию.

- По пути зайди домой. Только смотри, чтоб никто не увидел, - напомнила мне Лена.

По темным улицам и проулкам, незнакомыми садами и огородами мы добрались до улицы Орджоникидзе. Остановились возле заброшенного ветхого домика и начали советоваться, как действовать дальше.

- Не сообразили взять в отряде белые маскировочные халаты. Как бы они сейчас пригодились, - пожалел Саша.

- Обойдемся без них. Видишь, снег пошел. Через пять минут будем как белые медведи. Выходите все из-под крыши, - предложил Мелик.

Минут пятнадцать стояли на ветру, ждали, пока нас облепит снегом. Потом потихоньку, след в след, двинулись к высокому дощатому забору, за которым находился большой гараж бывшего городского автохозяйства. Впереди шел Виталька Запольский.

Мы остановились в том месте, где было выломано полдоски.

- Ложитесь, - прошептал он и показал на едва различимые в темноте побелевшие от снега большие бензовозы. - Вот они. И все полные, днем на нефтебазу ездили заправляться.

- Давай к машинам, - выдернул я предохранительную чеку из мины и подал ее Мелику. - Мы с Сашей прикрывать тебя будем.

- Я с Меликом пойду, - тронул меня за локоть Виталька. - А то он не будет знать, куда мину поставить.

- Иди, - махнул я рукой. Спорить было некогда. Да и без этого нервы были напряжены до предела.

Один за другим Виталька и Мелик шмыгнули в дыру и через несколько секунд растворились в темноте. Ждем их минуту, другую. Ребята почему-то не возвращаются. И вдруг видим, как за забором вспыхнул луч карманного фонарика, разрезал снежный туман и на мгновенье остановился на одной из машин. У нас с Сашей перехватило дыхание. Что будет дальше? Неужели придется стрелять? Но нет, фонарь погас также неожиданно, как и зажегся.

А через полминуты в дыру забора просунулись Виталька и Мелик.

- Ну и передрожали мы. Думали, конец. Хорошо, что услышали шаги часового и успели спрятаться под кабину.

У него, гада, фонарь светит на километр. Давайте быстрее отсюда, - скомандовал Мелик.

- Мину поставили? - остановил его Саша.

- Конечно. Под цистерну, которая стоит почти напротив ворот гаража. Ни одна машина оттуда не выскочит. Только бы мина сработала.

Дом моей матери находился в противоположной стороне города, километрах в трех от гаража. Выбравшись на улицу Орджоникидзе, мы направились туда. Комендантский час еще не наступил, а мина должка взорваться только через три часа. Виталька, впервые участвовавший в таком рискованном деле, никак не мог успокоиться. Он засыпал нас самыми неожиданными вопросами.

- Мина обязательно взорвется?

- Обязательно, - ответил Саша.

- А ты как думаешь? - повернулся он к Мелику.

- Уверен на сто процентов.

- А были случаи, чтоб магнитные мины не срабатывали? - дернул меня за полу кожушка Виталька.

- Не слыхал. Эти мины самые надежные.

- Это точно? - переспросил он у Саши.

- Конечно, точно. Мы же тебе не игрушку дали.

- А вдруг ее обнаружат. Что тогда делать будем?

Выведенный из себя Саша не выдержал:

- Что ты всю дорогу бубнишь: 'Не взорвется', 'обнаружат', 'опоздает'. Смотри, а то еще накаркаешь:

- Не ссорьтесь, хлопцы, - начал я успокаивать ребят. - Все будет хорошо. Увидите, от этих африканских машин останутся рожки да ножки. А в отряде доложим, что главная заслуга в этом твоя, Виталик.

Услышав эти слова, наш друг засиял от радости. Он обнял меня и проговорил:

- Не надо так докладывать. Мы все одинаково старались. Только не забудь передать мою просьбу майору Яхонтову.

Наш неожиданный приход настолько разволновал маму, что она в течение нескольких минут не могла произнести ни слова. Молча глядела на нас и кончиком платка вытирала катившиеся по щекам слезы. Висевшая под потолком небольшая керосиновая лампа тускло освещала ее осунувшееся и почерневшее лицо.

- Разве ж можно так, сынок? Целый месяц о тебе ничего не знаю. Каждый день жду весточки, а ее все нет и нет. Измучилась вконец. Ходят же ваши разведчики в Борисов. Неужели через них нельзя передать весточку? Чего я только не передумала за это время:

- Не мог, мама. Блокада была. И разведчики в это время в город не ходили.

- И когда только эта проклятая война кончится? - вздохнула мама.

- Скоро фашистам конец, тетя Таня, - вмешался в разговор Саша. - Под Сталинградом, знаете, сколько окружили фрицев? Почти полмиллиона. Если не сдадутся в плен, всех перебьют. А потом и отсюда погонят.

- Это очень хорошо, детки, - обрадовалась она. - Только уж вы смотрите не рискуйте понапрасну.

Мать прикрутила фитиль лампы, еще плотнее зашторила окна и засуетилась у плиты.

Время приближалось к двенадцати ночи. Саша, Мелик, Виталька и я каждую минуту поглядывали на часы, тикавшие на стене. Стрелки медленно передвигались к заветным цифрам. Ребята нервничали и то и дело выскакивали во двор.

От материнского взгляда не утаилось наше беспокойство. Она искоса поглядывала то на меня, то на ребят. Наконец, не выдержав, спросила:

- Что вы каждую минуту бегаете на улицу? Животы разболелись, что ли?

- Новогодней ночью любуемся, - попробовал я отшутиться.

Мать взяла ведро с мусором и вышла во двор. Но почти сразу же вернулась побледневшая, растерянная. Опершись о печь, тихо сказала:

- Возле железобетонного моста что-то взрывается и горит. Наверное, хлебозавод.

Мы пулей вылетели из дому. Перед нашими глазами, освещая на много километров город, все ярче и ярче разгорался огромный факел. Ночную тишину будили выстрелы, вдалеке завывала сирена:

Когда мы вернулись в дом, мать спросила:

- Ваша работа?

Ребята взглянули на меня и промолчали. Я ответил:

- Да, это мы подожгли гараж. Чтоб фашистские машины никогда не доехали до Сталинграда.

Мама покачала головой, но ничего не сказала, только как-то особенно пристально рассматривала каждого из нас.

- Вот и вы, детки мои, стали взрослые, - задумчиво проговорила она.

Потом, спохватившись, с необычной для нее энергией начала собирать нас в дорогу.

- Немедленно уходите из города. Вот-вот начнутся облавы. Мимо нашего дома жандармы и полицаи не пройдут. Пока ночь, вы сумеете проскочить в лес и далеко уйти.

Расстались с матерью почти без слов. Она каждого из нас обняла и поцеловала. А мне прошептала:

- Присылай о себе весточки почаще. Не то изведусь совсем: - И мое лицо стало мокрым от материнских слез.

Беспрерывно оглядываясь на большое огненное зарево, Виталик проводил нас до самого леса. Здесь мы распрощались с нашим другом, твердо пообещав передать его просьбу командиру. Не думали мы тогда, что эта каша последняя встреча с Виталиком.

:Обойдя редким лесом большую деревню Слободку, в которой размещался полицейский гарнизон, мы вышли на прямую дорогу к Смольному и в удивлении остановились. Дорога была гладко утрамбована. Ребята встревожились. Неужели прошли гитлеровские войска? Неужели опять блокада? Где тогда искать партизанский отряд? Как идти, чтоб не попасть в руки карателей? Эти мысли роем проносились в голове.

Саша стал на коленки и зажег спичку. На дороге хорошо виднелись отпечатки автомобильных шин.

- Новая блокада началась, хлопцы, - чуть слышно сказал Мелик.

- Пойдем лесом. Правда, там снег большой, но к утру доберемся до Смольного. Может, тетка Василина знает обстановку, - предложил Саша.

Ребята приуныли. Как теперь найти отряд? Оставалась одна надежда на Василину Петровну. Может, она хоть что-нибудь слышала о новой дислокации партизан.

То и дело проваливаясь по пояс в сугробы, мы часа четыре проблуждали в кромешной тьме густого леса. Никак не могли выйти к хорошо знакомой деревне, где нас, должно быть, заждались тетка Василина и Эмма.

Уже совсем рассвело, когда сквозь поредевшие деревья начала просматриваться опушка леса. В нос ударил едкий запах гари, тлеющей кожи и шерсти. 'В селе кто-то кабана смалит', - подумалось мне. Мы прибавили шагу, вышли из леса и остолбенели. На месте маленькой деревушки Смольное лежали большие груды пепла и недогоревших головешек. Жутко торчали одинокие печные трубы. То в одном, то в другом месте, поддуваемые ветром, вспыхивали огоньки небольших костров. Ни одной уцелевшей хаты, ни одного сарая: Только маленькая собачонка бродила на этом огромном пепелище. Учуяв присутствие людей, она бросилась к нам и протяжно завыла. По нашим спинам пробежал мороз.

Постепенно до нашего сознания начал доходить смысл разыгравшейся здесь чудовищной трагедии.

Мы спустились с пригорка и медленно пошли по бывшей улице деревушки. По сторонам ее, под кучами золы и пепла, дотлевали остатки деревянных построек. На том месте, где стояла хата тетки Василины, лежала груда холодного пепла. Ни одного теплого уголька не осталось.

Сколько мы простояли на этом страшном месте, ни Мелик с Сашей, ни я потом вспомнить не могли. Вывел нас из оцепенения знакомый голос партизана Деева.

- Вон они. Прощаются с Василиной и Эммой. Садитесь, хлопцы, быстрее в сани, мы вас второй день по всем дорогам ищем. Боялись, как бы вы не попали в руки карателей.

Перед тем как забраться в сани, кто-то из нас спросил:

- Расскажите, как это случилось?

- Вчера рано утром на десяти машинах карательный отряд ворвался в деревню и поджег ее. Тех жителей, которые не успели скрыться в лесу, гитлеровцы расстреляли и сожгли в домах. Погибли и Василина Петровна с Эммой: - с горечью ответил Деев. - Мы слишком поздно узнали. Пока наши две роты из бригады 'Разгром' вышли наперехват, каратели успели удрать в Борисов.

Слезы душили нас. Мы никак не могли примириться с мыслью, что никогда больше не встретят нас Эмма и наша дорогая тетка Василина. А сожженная деревня Смольное до сих пор нам видится во сне:

В Москву

Вскоре меня, Сашу, Мелика и Валю вызвал к себе Иван Левонович Сацункевич. Здесь же находились Подолян, Соломатин и Эдуард Бутвиловский.

- Хорошо вы, товарищи партизаны, воюете. Но с вас хватит. Пора учиться. После войны восстанавливать страну надо. А для этого нужны грамотные люди, - начал Сацункевич этот важный, решивший нашу дальнейшую судьбу, разговор.

- Полетите в Москву, - сказал Соломатин. - Есть телеграмма из ЦК комсомола Белоруссии, чтобы вас отправили на Большую землю.

Мы заупрямились.

- Люди воюют, а нам учиться. Как же мы будем смотреть в глаза партизанам и фронтовикам? - протестовал Саша.

А Мелик, как всегда, сказал резко и коротко:

- Я в отряд пришел, чтобы бить фашистов, а не лететь в Москву.

- Учиться будем после войны, - поддержала нас Валя.

Эдуард Бутвиловский, сперва спокойно, а потом окончательно рассердившись, начал убеждать:

- Вы, наверное, думаете, что без вас партизаны тут воевать перестанут. Ведь в Москве вы учиться будете. А когда выгоним фашистов из Белоруссии, встретим вас в Борисове. А сейчас рассказывайте ребятам в школе, как воюют партизаны. Это тоже большое дело.

- Если есть охота, пусть летят. А я остаюсь здесь, - твердо сказал Мелик. Его ничем нельзя было убедить.

Чтобы прекратить наш горячий спор, Иван Левонович с напускной строгостью сказал:

- Лететь на Большую землю вы обязаны. Это боевой приказ. А приказы, как вам известно, не обсуждаются, а выполняются. Так что собирайтесь в дорогу. Через несколько дней будет самолет.

Через два дня мы, недовольные и злые, выехали в кличевские леса, где в ночь с 15 на 16 марта 1943 года крылатый вестник Родины - транспортный самолет 'ЛИ-2', приземлившись на партизанском аэродроме 208-го отряда, взял нашу группу на борт и благополучно доставил в Москву.

Очень тяжело было расставаться с партизанами. Утешала только мысль, что через некоторое время нам разрешат вернуться обратно и мы сможем продолжать борьбу с захватчиками.

Надежды наши не осуществились. Саша Климкович, Валя Соколова и Мелик Бутвиловский были направлены на учебу. Не попал в родные края и я.

После недолгой учебы я до февраля 1944 года был разведчиком в других партизанских отрядах и находился далеко от Борисова.

Вместо эпилога

Каждый год, первого июля, собираются в Борисове бывшие подпольщики, партизаны и воины, освобождавшие от гитлеровских захватчиков мой родной город. Они приезжают сюда, чтобы почтить светлую память своих боевых товарищей, отдавших жизнь в борьбе за свободу и счастье Родины, вспомнить пережитое, полюбоваться возрожденным Борисовом и чудесной Березиной.

С большим волнением выхожу я в этот день на перрон борисовского вокзала. Никогда не встретят меня дорогие моему сердцу Франек Кломбоцкий, Настя Сахончик, Юзя Жаховская, Ольга Корнюшко. Их нет в живых.

Бесстрашный подпольщик и партизан комсомолец Франек Кломбоцкий погиб в открытом бою с фашистами в июле 1942 года в Кличевском районе Могилевской области, находясь в партизанском отряде Свистунова. Юзефа Жаховская, разведчица партизанского отряда 'Победа' бригады имени Щорса, весной 1944 года пробиралась в Борисов для связи с оставшимися в городе подпольщиками. Возле деревни Верески Борисовского района попала в эсэсовскую засаду. Сдаваться врагу? Никогда! И она выстрелила себе в сердце.

В июле 1942 года героически погибла в тюрьме Анастасия Сахончик. В августе 1942 года после страшных пыток в гестапо расстреляли одну из активнейших борисовских подпольщиц Ольгу Корнюшко.

Нет среди нас и самых маленьких участников пионерского подполья - Виталика Запольского и Васи Зуенка. Виталик Запольский погиб в день освобождения Борисова, первого июля 1944 года. После тяжелой болезни в 1962 году умер Вася Зуенок.

Зато сколько радости приносят встречи с моими боевыми и верными друзьями Сашей Климковичем, Валей Соколовой, Меликом Бутвиловским. Они и сейчас живут в городе своего тревожного детства и опаленной войной юности. Александр Иванович Климкович работает на фабрике пианино. Валентина Ивановна Соколова - преподает в средней школе. Михаил Гаврилович Бутвиловский - персональный пенсионер, но, несмотря на это, продолжает работать.

Живут и работают в Борисове и наши старшие товарищи, под чьим руководством действовала в тылу врага пионерская подпольная группа: Андрей Константинович Соломатин, Эдуард Гаврилович Бутвиловский, Николай Пименович Ермалович.

После войны мне часто приходилось бывать в пионерских отрядах и рассказывать о том, как в грозные дни Великой Отечественной войны вместе со своими родителями, старшими братьями и сестрами боролись с фашистскими оккупантами борисовские комсомольцы и пионеры. Сегодняшние пионеры с глубоким вниманием слушают рассказы о боевых подвигах своих сверстников, очень интересуются всеми подробностями подпольной и партизанской войны.

Для них эта повесть.


Оглавление

  • Война началась
  • Переполох на автостраде
  • Начало дороги
  • Мелик Бутвиловский
  • У нас есть пистолет
  • Подарок Васьки
  • Смерть за смерть
  • Наши ряды растут
  • Саша идет искать партизан
  • Комиссар пробирается в город
  • Ночной разговор
  • Первое задание
  • Поезда идут на запад
  • Партизаны просят оружия
  • Васька Зуенок находит выход
  • Побег из плена
  • Пионерское подполье действует
  • 'Даем пионерскую клятву!'
  • 'Возьми нас с собою в отряд'
  • По острию бритвы
  • 'Прощайте, товарищи!..'
  • Мстить!
  • Склады горят
  • Неудачный взрыв
  • Подвиг Насти Сахончик
  • Неожиданная удача
  • 'Зачем рисковать, ребята?'
  • Валя Соколова
  • Задание выполнено
  • Над пропастью
  • В партизанском отряде
  • Зарево над лесом
  • Опять неудача
  • Нет худа без добра
  • В метель
  • В Москву
  • Вместо эпилога
    Взято из Флибусты, flibusta.net