Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Сердце матери не знает покоя

Припомнилась еще одна встреча с матерью. Приближалось 20-летие Победы над фашистской Германией. В нашем редакционном коллективе возникла мысль напечатать серию материалов под рубрикой «Там, где сражались воины-уральцы».

Дороги увели военных газетчиков из «Красного бойца» в разные концы: одного — в Курск и Орел, другого — в Белоруссию, третьего — в Донбасс, а меня — во Львов. Дороги разные, но цель одна — показать, как спустя много лет выглядят края, которые освобождали уральские полки и дивизии.

Итак, впереди встреча со Львовом. Я ехал в город, который освобождал 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус. Перед отъездом много читал о том сражении. Даже с собой в поезд захватил четвертый том «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза» и почти наизусть заучил текст, рассказывающий о боях за Львов.

Тщательно готовиться к каждой командировке давно стало моим журналистским правилом. Кто приучил к этому? Жизнь. Но был и человек, который, принимая меня в свой коллектив, а было это на первых порах моей работы в газете, так сказал: «А когда поедешь в село в командировку, не суйся вслепую, познай все о том селе, о колхозе... Чтоб курьеза не было...» И он рассказал мне о курьезе. Как молодой корреспондент, городской житель, написал статью о колхозе, в котором сам не был, и что из этого получилось.

Слова редактора глусской районной газеты в Белоруссии «Знамя коллективизации» запомнились мне на всю жизнь.

Так вот, под стук колес вагона я перечитывал строки из толстой «Истории...» Возникали картины уличных боев. Противник ожесточенно сопротивлялся. Ему никак не хотелось покидать Львов. Но наши воины крушили оборону врага. Особенно отличились подразделения и части 10-го гвардейского Уральского танкового корпуса. Прославился в тех боях экипаж танка «Гвардия», которому командование поставило задачу прорваться к центру Львова и водрузить на ратуше красный флаг. Танком командовал лейтенант А. Додонов, вел машину механик Ф. Сурков, огнем из пушек дорогу расчищал башенный стрелок А. Мордвинцев. Радисту А. Марченко, хорошо знавшему город, было поручено указывать путь танку, а затем подняться на ратушу и укрепить там красный флаг.

Экипаж «Гвардии» блестяще выполнил задачу. Вскоре над Львовом развевался советский флаг. Но при выходе из здания ратуши Марченко был смертельно ранен, а его товарищи продолжали бой.

Шесть дней сражался танк на улицах Львова. Высоким мастерством и бесстрашием отличился тогда механик-водитель Федор Сурков, за что он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Обо всем этом рассказала «История...». А я ехал, чтобы пройтись по улицам Львова маршрутом «Гвардии».

Первое свидание состоялось с Федором Павловичем Сурковым. Легендарный танкист после войны не возвратился на Урал, он поселился во Львове.

— Отчего так? — спрашиваю.

— Здесь погибли мои друзья, на моих руках умер от ран Саша Марченко. Я его похоронил в этом городе... Не могу уезжать от него.

Да и танк Федора Суркова остался во Львове. Он, поднявшись на пьедестал, памятником стоит на улице Ленина.

Маршрут, по которому мы двигались с Федором Павловичем по львовским улицам, привел нас в дом матери героя-танкиста Александра Марченко.

Мы долго говорили с Евдокией Ивановной. Она потчевала нас чаем и рассказывала о сыне. Я запомнил фразу, которую она несколько раз повторяла:

— Саша — это моя радость!

Радость... Как понимать это? Ну рос послушным, добрым, ласковым. Это хорошо. Не любил бездельничать, всегда что-то мастерил, книги читал, грамоту постигал.

Я внимательно слушал Евдокию Ивановну. Мне хотелось до конца постичь смысл фразы: «Саша — это моя радость!». И я, кажется, понял. Евдокия Ивановна сказала:

— Саша мог не ходить на войну: у него была броня. Но он освободился от этой брони и добровольно пошел воевать. Молодчина!

Вот отчего у матери радость: сын не укрылся в окопе, когда товарищи пошли в атаку.

У меня сохранилось письмо, которое Евдокия Ивановна адресовала воинам-уральцам. Вот оно:

«Дорогие сыны мои, солдаты-уральцы!

Хоть и живу я далеко от Урала, но край ваш мне близок и дорог. Мой любимый сын Саша ушел на войну из Челябинска, а танк, на котором он дошел до Львова, был сделан уральскими мастерами.

Саша погиб. В моем сердце легла тяжелая рана. Чувство скорби никогда не покидает меня. Но я горжусь, что мой Саша всегда был смелым, был героем до самой последней минуты своей жизни. Великое счастье иметь такого сына.

Я думаю, что и ваши матери радуются добрым делам, которые вы совершаете. Поэтому я желаю вам, дети мои, быть похожими на героев, горячо любить свою Родину, исправно служить и хорошо охранять нашу землю. Пусть никогда не будет войны. Пусть никогда не льются материнские слезы. Всеми силами защищайте мир на земле».

Мать сказала все: сердце ее не знает покоя, она страдает от утраты, но гордится, что дала Родине верного солдата.

И все-таки сообщу неприятную весть: не возвышается больше «Гвардия» на львовской улице. Злые силы националистов, прорвавшись к власти во Львове, убрали танк с пьедестала. А ведь давным-давно благодарные львовяне начертали на борту «Гвардии» такую надпись: «Вiчна слава героям гвардейцам-танкистам армii генерал-полковника Лелюшенка, якi полягли в боях за свободу, незалежнiсть великой радяньскоi батькiвщини. 5 верасня 1945 року».

Коротка память у нынешних львовских заправил.

Дальше
Место для рекламы