Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Венедикт Станиев

Он — творец мужественной поэзии.

Помню день, когда майор Станцев, корреспондент отдела боевой подготовки редакции газеты «Красный боец», предложил вдруг... стихи. Да-да, стихи, и не какие-нибудь безделушки, а «Балладу о хлебе». Мы всем редакционным секретариатом прочитали вслух и... лишились дара речи. Произошло наше удивление оттого, что майор Станцев никогда не одаривал газету вот такими стихами. Писал добротные очерки и репортажи с полевых занятий, а в стихосложении уличен не был.

«Баллада о хлебе» обожгла нас и обрадовала: в краснобойцовской шинели возник талантливый поэт. Мы с восторгом читали «Балладу...» в коллективе, читали своим домашним, читали во время застолий, где станцевские строки «на столе бутылок звонкий ряд» как раз кстати были, а вот для «хлеба на большом столе не нашлось свободного угла». И дальше — взволнованно-трагическая биография хлеба насущного, нашего, российского, и как укор нам, нынешним, и по сей день звучит эпилог «Баллады...»

Хозяин толкует гостям о вине,
хозяйка читает стихи о луне...
А хлеб сиротливо
стоит на окне.
Хлеб,
горевший в сухом огне,
хлеб,
отвоеванный на войне,
хлеб,
утвержденный на целине. [735]

Вслед за первой балладой пошли новые: «Баллада о журавлях», «Баллада о спасенной чести», «Печальная баллада», «Короткая баллада» и множество стихотворений о мужестве, о доблести, о ранах солдатских и, конечно же, о любви. И все талантливо, взволнованно, что берет за живое, что доходит до сердца.

Веня — давний мой друг. И не только мой. Он как солдат минувшей войны верен фронтовому братству. О своих однополчанах, воинах 3-й гвардейской стрелковой дивизии, сформированной на Урале, он с большой достоверностью рассказал в прозаической книге «Диво-дивизия». «Ее называет своей настольной книгой каждый наш гвардеец, — сказал как-то председатель совета ветеранов дивизии Петр Аваев. — Станцева — нашего летописца и брата — мы, гвардейцы, любим всей душой. Он — наша гордость!»

Что ж, можно позавидовать фронтовикам из 3-й гвардейской, что в их строю в годы войны и по сей час был и есть Венедикт Станцев — отважный воин и талантливый литератор.

Подполковник Станцев — бесстрашный солдат Победы. Он, сын матушки пехоты, протопал не одну сотню километров в строю легендарной дивизии. Шел сквозь огонь и смерть, лез в пекло боев, рыл землю, спасаясь от бомб и мин, первым выскакивал из окопа, когда надо было идти в атаку. Он изведал самое кошмарное сражение — битву против танков Манштейна, рвавшихся на выручку окруженному в Сталинграде Паулюсу.

Многотруден, но славен его путь к Победе. И отрадно, что наша Победа почти каждодневно возрождается в стихотворных строках. Помнит былое ветеран. Вот самые свежие строки:

Смерть над нами «юнкерсом»
кружит,
целит в лоб нам трассами
косыми, [736]
но, сгорев, мы продолжаем жить,
прорастая в памяти России.

Изданный в последнее время однотомник стихов Венедикта Станцева «Явь» — свидетельство высокого художественного дарования поэта. В этом сборнике удачно соседствуют строки о героическом былом с сегодняшним житьем-бытьем. Лирика с эпосом.

Я уже более сорока лет в одной связке с Веней. Сдружились мы в «Красном бойце», когда нам, двум военным журналистам, пришлось не раз вместе выполнять редакционные задания и в близких, и в дальних гарнизонах своего военного округа. В пути, как и дома, он надежный товарищ. Коль надо, выручит, поможет, себя не пожалеет. Мы всегда рядом. Именно поэтому к дню моего юбилея Венедикт Станцев сочинил вот такие стихи:

Стакан без водки не стакан,
Налей, пока я полупьян.
Я за тебя еще сто грамм, —
И по рукам,
И по рукам!
Кто свистнул, правде вопреки,
Что мы с тобою старики!
Мы тех пошлем ко всем чертям, —
И по рукам,
И по рукам!
И ты солдат, и я солдат,
Ну, а солдат солдату — брат.
И братство то не взять годам, —
И по рукам,
И по рукам!
За дружбу — жизнь, на том стою.
Возьми полсердца — отдаю.
И ты свое — напополам, — [737]
И по рукам,
И по рукам!
Сегодня, друг, твой юбилей...
За торжество грядущих дней
Даешь веселый тарарам, —
И по рукам,
И по рукам!

И мы в тот час ударили по рукам — и вперед к веселому тарараму!

«Стакан без водки не стакан...» Строка эта напомнила мне случай или эпизод из жизни Венедикта, о котором он мне однажды с грустью рассказал.

Молодой младший лейтенант Веня Станцев на всех парах влетает в вокзал станции Балашов (его родина) и к буфетной стойке: «Водки... Стакан!..». Повод был — возвращение с фронта с победой.

Все вокруг мгновенно окрасилось в розовый цвет: и неуютный, пропахший потом зал ожидания, и угрюмые мешочники, и неумытая детвора. И вдруг он, молодой Веня, остолбенел: узрел чудо — на скамейке сидела краса-девица. Чистая, в плотно облегающем ее точеную фигурку темно-синем костюме. Ну богиня, ну Венера! Но в глазах — тоска, горе. Поправив гимнастерку, младший лейтенант подошел к девице-красе. Спросил: «Отъезжаете?». Она ангельским, но грустным голоском подтвердила. А он, смельчак, по-военному отрубил: «А зачем вам это надо?!» Она пожала плечиками, тогда он уверенным голосом «дал указание» сдать билет и следовать с ним. Девушка, смутившись, послушалась. Поднялась со скамейки и мелкими шажками быстренько пошла к кассе сдавать билет.

Веня вздрогнул. В голове пронеслось: «Что делаю?». И помчался вслед. Девица-краса, улыбаясь и радуясь, вынула из сумочки билет, чтобы протянуть его в окошко кассирше, услышала: «Не делайте этого... Пошутил я...»

Она, низко опустив гладко причесанную головку, убежала... [738]

С тех пор прошло много-много лет, а он, Венедикт Тимофеевич Станцев, никак не может забыть тот свой нелепый поступок. Корит себя и по сей день сожалеет, что поранил доверчивую юную душу.

С кем не бывает по молодости...

Место для рекламы