Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава шестая

Безенцов менялся. Сперва он был жестким и насмешливым командиром "Степана Разина", чистокровным офицером по всем своим повадкам. Потом, после злосчастного похода с баржой, заговорил по-простецки и вовсе перестал нажимать на команду, Теперь снова стал держаться командиром, но не прежним, а самым форменным красным: ходил в рабочем платье, командовал на ты и грубоватым голосом, громко выражал крайне революционные мысли. Таким он Ваське казался еще опаснее.

Васька от природы был скрытным. Неудачные попытки высказать свои подозрения тем, кого он больше всех уважал, заставили его окончательно замкнуться в самом себе. Уверенный в том, что только он один угадал в Безенцове врага, он мучился сознанием своего одиночества и никак не мог понять слепоты окружающих. Откуда ему было знать, что комиссар Дымов видел все, что следовало, и твердо держал свою линию?

- Товарищи, - сказал Безенцов перед выходом в поход. - Наши корабли теперь вооружены и налажены что надо. Флотилия готова выполнить свою основную задачу - вышибить белогадов с Азовского моря.

Это было боевым вступлением к приятельскому разговору о целях операции. "Зоркий" и "Смелый" под командой начальника дивизиона шли в рейд, в глубокий тыл противника, к самому Геническу. Их задачей было, сделав вид, что они - разведка наступающего флота, ня-гнать на белых панику и создать у них впечатление готовящегося на Геническ удара, - впечатление, конечно не соответствовавшее действительности.

- Вот он, - сказал Безенцов, когда из синей воды поднялся почти такой же синий берег с белым пятном города. - Начальник решил войти прямо в гавань. Время теперь послеобеденное, и господа офицеры, по его расчету, должны спать. Чтобы не выглядеть подозрительно, будем входить малым ходом. Стоять по местам и зря не барахлить!

Город медленно вырастал, солнечный и мирный, с редкой зеленью, высокими колокольнями и низенькими белеными домами. Трудно было представить тебе, что в этих домах жил враг, что на любой из колоколен мог находиться наблюдательный пост неприятельской службы связи, что в любой момент могли открыть огонь скрытые на берегу батареи.

Входной бакен был таким же красным конусом, как в Мариуполе, и под берегом так же торчали трубы и мачты. На минуту у Васьки мелькнула мысль: "Точно домой входим", но сразу же нахлынул холод и во рту стало сухо. Суда в гавани свободно могли оказаться белыми канлодками. Войдешь, а они тебя из шестидюймовых. .

Чтобы успокоиться, Васька прижался к рубке, но сразу отпрянул назад: она дрожала.

Хуже всего была совершенная тишина. Порт выглядел ловушкой. За благополучной внешностью должна была скрываться опасность. Только бы увидеть, только бы понять!.. Но бинокль бился, как сердце, и разобрать в него ничего не удавалось.

- Верно, что спят, - вдруг сказал Ситников. - Давно обстреляли бы, если б узнали. "

- Чего ж не поспать, покушавши, - согласился Совчук.

- Для пользы оно обязательно, - подтвердил Савша. Теперь отчетливо была видна деревянная стенка и у нее большой серый корабль.

- Серый, - вздохнул Васька. - Военный.

- Чепуха, - ответил Безенцсв. - Транспорт "Буг". Я его знаю. Ничего страшного в нем нет. Пара сорока-семи для салютов... Кстати, ребятки, из-под их батарей мы вышли.

Это было правильно. Никто не ставит пушек с расчетом ^рыть по собственному порту, а порт приближался с неожиданной быстротой. Все суда в нем, кроме "Буга", были коммерческими. Черные, с задранными во все стороны грузовыми стрелами, иные порожняком, высоко вылезшие из воды, иные глубоко осевшие - груженые. На корме ближайшего полоскался большой итальянский флаг. Над полубаком соседнего размахивало белыми конечностями вывешенное для просушки белье.

Васька вспомнил первое мая. Тогда все было наоборот. Входил белый "Никола Пашич", а встречали его ничего не подозревавшие красные. Чисто было сделано, но теперь делалось еще чище - без всякого шума и мошенства. Чужого флага истребители не поднимали. Свой собственный - красный - спокойно развевался по самой середине неприятельской гавани.

- На шлюпке! - донесся с "Зоркого" голос Дудаков а.

Васька вздрогнул. Прямо перед ним на волне "Зоркого" качалась маленькая рыбачья шлюпка. Греб совсем маленький мальчишка, а на корме сидел самый настоящий золотопогонный офицер.

- Чего? - отозвался мальчишка.

- Что нужно? - добавил офицер.

- Пожалуйте к борту.

Офицер поднял брови. Он не любил, чтобы ему приказывали.

- Мне некогда. Я следую по делам службы, - и, наклонившись вперед, внушительно распорядился: - Греби.

- Плюньте на ваши грязные делишки, - посоветовал Дудаков. - Парень, греби сюда!

- То есть как так?! - От ярости офицер даже вскочил, но шлюпка под ним резко качнулась, и он снова сел. - Знаете вы, с кем говорите? Я адъютант начальника гарнизона!

- Будем знакомы, Я начальник дивизиона истребителей.

Начальник дивизиона - персона немалая. Офицер решил стать любезнее:

- Очень приятно. К сожалению, сейчас я занят.- Этим он хотел ограничиться, но его адъютантская гордость взяла верх. - Занят службой и ваших приказаний выполнить не могу. Кстати, я вам не подчинен.

- Ну и глупый! - удивился Дудаков. - Взгляните хорошенько, милый человек! - и рукой показал на флаг.

Адъютант не поверил своим глазам. Красный флаг здесь, в Геническе, был совершенно неправдоподобен, "Неуместная шутка", - подумал он. Собрался рассердиться и вдруг увидел, что команды истребителей были без погон. Отшатнувшись, инстинктивно поднял обе руки вверх.

- Позвольте, позвольте ж, - но больше ничего придумать не смог.

Шлюпка подошла к "Зоркому", и он сам не заметил, как оказался на палубе. Его встретил огромный светлобородый начальник.

- Добро пожаловать, - и представил темнолицего в кожаной куртке: - Наш комиссар. Знакомьтесь.

Комиссар просто поздоровался и так же просто спросил:

- Сколько войск в вашем районе?

От всех неожиданностей адъютант перестал соображать, ответил быстро и точно и, ответив, приложил руку к козырьку.

Дудаков, широко улыбаясь, записывал, Дымов, обстоятельно, как всегда, и спокойно, как у себя дома, задавал вопросы. В неприятельском порту, в непосредственной опасности внезапного обстрела такое поведение было по меньшей мере странным. Скаржинский наконец не выдержал:

- Чего толкуют? Взять его домой, там расскажет. Совчук, все время, не снимавший руки со спуска своей сорокасемимиллиметровой, кивнул головой:

- Опять же берег пора пошевелить.

- Нельзя, - ответил Безенцов,. - С собой его не возьмут. Оставят, чтобы про нас раззвонил. - Вынул из кармана серебряный портсигар, постучал о него папиросой и добавил: - Не волнуйтесь, ребятки. Здесь тихо. Им нечем стрелять. - Зажег спичку и хотел закурить, но с "Буга" внезапно ударила пушка. Снаряд, проревев над головами, разорвался в борту итальянского парохода.

Резким хлопком и разрывом на мостике "Буга" ответила сорокасеми Совчука. "Зоркий" дал ход и открыл огонь, адъютант бросился за борт, а со стенки забили сразу три пулемета. Все это произошло одновременно. В следующий момент прямо между обоими истребителями лег второй снаряд "Буга". Высоким столбом взлетел и рассыпался всплеск, волной воздуха толкнулся разрыв.

Это были семидесятипяти, если не больше, а Безенцов сказал,- что "Буг" не вооружен. Пришло время смотреть вовсю. И Васька резко повернулся.

Над водой появилось все еще удивленное лицо адъютанта в мокрой, облепившей лоб фуражке. Безенцов бросился к борту, но Васька неожиданно оказался перед ним. Они столкнулись, и Васька крикнул:

- Упасть можно!

Безенцов замотал головой. Лицо его было перекошено испугом.

- Подобрать хотел... Его подобрать... - Но Васька стоял неподвижно. Он почти ничего не слышал. Теперь на "Смелом" работали оба пулемета. Воздух дрожал и рвался от их дробного боя. События следовали с такой быстротой, что разобраться в них было невозможно. Только потом, в воспоминаниях, они привелись в какую-то систему.

Через две минуты после начала боя истребители были на полном ходу. За это время пострадавший в чужом пиру итальянец успел загореться, на "Буге" произошел большой взрыв, у "Зоркого" упавшим на палубу всплеском смыло за борт складную парусиновую шлюпку, а на "Смелом" пулей между глаз был убит комендор Савша.

Ситников сам стоял на штурвале и рулем бросал истребитель из стороны в сторону, но пулеметные струи кругами хлестали по воде и по воздуху, звоном били по стали. Васька не сводил глаз с еще державшегося на ногах Безенцова. Кто-то резко толкнул его в бок, но он не обернулся. Неожиданно кольнуло в груди - так сильно, что он не мог вздохнуть и испугался. Потом изнутри стало жечь огнем, а снаружи заволакивать дымными сумерками. Последним, что он увидел, была ярко-желтая вспышка у дула сорокасеми. Она хлестнула в глаза, водоворотом завертелась в голове и оборвалась полной темнотой.

Потом стало трясти, и от этой тряски нестерпимая боль ломила все тело. Была сплошная духота, и в ней, жужжа, вращался красный круг. Когда последним усилием Васька повернул к нему голову, он вдруг оказался самым обыкновенным, открытым на закат иллюминатором.

- Тихо, - сказал голос Совчука, и Васька понял: он лежал в кормовом кубрике "Смелого". Жужжали и трясли моторы.

- Дырку в тебе сделали, - продолжал невидимый Совчук. - Однако маленькую. Зашпаклюем ее, и все... Война, парень. Мне вот тоже ухо порвали, а Савшу совсем списали с корабля... Некому теперь со мной говорить. Беда...

Если закат - значит, вечер. Значит, истребители благополучно вышли из боя, но как Безенцов? Васька хотел спросить, вдохнул воздуха, рванулся от молниеносной боли и поплыл по крутой, горячей волне. Иллюминатор потух.

Васька знал наверное: наверху командовал Безенцов. Ему были послушны слепые люди и такие же слепые машины. Он вверх ногами переставил компас и вместо Мариуполя вел прямо на Керчь к белым, но об этом никто не догадывался. Была густая ночь. Разве можно что-нибудь рассмотреть такой ночью?

Была полная безнадежность и вместе с ней совершенное равнодушие, пока в небе внезапно не вспыхнула электрическая лампочка. Посреди кубрика стоял Ситников.

- Пришли, - сказал он. - Дома.

Безенцов навредить не смог. Сразу стало легче, и голова просветлела. Даже откуда-то взялась сила повторить:

- Дома.

- А ты помалкивай, - посоветовал Ситников. - Говорить не полагается. Легкое просажено.

Двигаться было невозможно - всю грудь сдавил плотный и жесткий бинт, но думать можно было и не двигаясь. Легкое так легкое, не все ли равно?

- Вернулись домой, - продолжал Ситников. - А тут пусто. Весь флот вышел.

- Куда вышел? - спросил Совчук.

- Пес его знает. Белые канлодки обстреляли Бердянск, а наши за ними двинулись. Что-то из этого выйдет, а что - еще не знаю.

По палубе над головой прошли тяжелые шаги. От них скрипел и, казалось, прогибался подволок. Потом они перешли на трап, и в кубрике появился вдвое согнувшийся, еще больший, чем всегда, начальник.

- Здорово, душа салажья! Как делишки? Отвечай глазами, потому что если раскроешь рот, я его шваброй заткну.

Васька улыбнулся, и начальник кивнул.

- Правильно. Ты у меня орел мужчина. Продолжай в том же духе - скоро поправишься. В госпиталь я тебя, кстати, не пошлю. Туда только тяжелых берут. Отлежишься на базе.

Васькино ранение было, конечно, тяжелым, но начальник не хотел подать виду. Что же до госпиталя, то своего тяжелобольного брата или сына он тоже не смог бы отпустить из дому.

- Получишь каюту с видом на море, а смотреть за тобой будет флагманский коновал. Доволен?

Васька был доволен. От разговоров начальника ему стало совсем легко. Даже боль жгла как-то ровнее и мягче.

- Что же флот? - спросил Ситников, и начальник пожал плечами:

- Собачье наше счастье. Гоняли за пустяком, а в большое дело не пошли. Хотел бы я знать, как они без нас с разведкой управятся.

Начальник назвал героический поход пустяком! Хорош пустяк!.. Впрочем, возражать, даже про себя, Ваське не хотелось. Ему было слишком хорошо, и он закрыл глаза. Когда он снова их открыл, он увидел широко распахнутый полупортик и в нем яркий день над полным кораблей портом. Он лежал в каюте на базе, и флот вернулся с моря. Все обстояло отлично.

Васька не ошибся. Все действительно обстояло так, что лучше нельзя. Флагманский врач, осмотрев рану, признал ее благополучной и обещал быструю поправку. Ситников пришел с известием о победе флотилии. Она на рассвете напала на белых у Обиточной косы, полдня вела бой, утопила одну из неприятельских канлодок по имени "Салгир" и загнала остальных в Керчь.

- Было их больше, чем наших, - говорил Ситников, - и были они при миноносце, однако наши себя показали. В "Знамя" влепили шестидюймовый, сварили паром механика и двоих машинистов и машину из строя вывели, а комендоры наверху - хоть бы что. Били как полагается. Дальше шли на буксирах - все корабли точно шлюпки на прогулке. Налетел миноносец - гибель, если только мины выпустит, так его, смех сказать, сторожевики прогнали. Жаль, сынок, нас с тобой не было!

Васька попробовал представить себе, что тоже жалеет, но не смог. Тогда он понял, он свое сделал и этим был удовлетворен.

После Ситникова пришел Дымов. Сел, как всегда, выставив перед собой негнущуюся, простреленную ногу и вынул из кармана два завернутых в бумагу леденца.

- Ешь. Из Питера прислали. Это тебе не с сахарного предохранителя.

- Будет смеяться-то, - тихо, но с удовольствием ответил Васька.

- А я не смеюсь. Может, оно хорошо бы посмеяться, только мне все некогда. - И, помолчав минуту, Дымов встал. - Флаг-врач говорит: скоро встанешь. Ребра целы, а легкое тяжелым не бывает. - Это была первая острота Дымова за все время, что Васька его знал, и он оценил ее по достоинству.

Впервые в своей жизни он спал в отдельном просторном помещении. Койка была на мягкой сетке, и постель идеальной холодящей чистоты. Впервые он видел столько внимания к себе, - даже комиссар Дымов с ним шутил.

Все это укрепляло его в сознании выполненного боевого долга, все наполняло ощущением собственной человеческой значительности, которой раньше он не замечал. Из своей каюты он вышел похудевшим, но окончательно взрослым.

На "Смелом" его встретили, будто он ушел вчера. Выдали новое рабочее платье и посадили чистить картошку. Флотилия за время его отсутствия тоже возмужала. Она выдержала первый боевой экзамен и теперь готовилась к борьбе за полное обладание морем. Готовились без шума и громких разговоров. Из Ростова вернулся отремонтированный и перевооруженный более тяжелой артиллерией "Сталин", вступил в строй "Червонный казак", заканчивались еще две канлодки - "Труд" и "Красноармеец", по железной дороге прибыли новые истребители - "Лихой", "Летучий", "Ловкий" и "Легкий".

Говорили о будничном и деловом. Удивлялись изобретательности кораблестроителей, сумевших засадить шестидюймовые на еле живой корпус "Труда". В его трюмах, чтобы распределить давление отдачи по всему борту. возвели сложные деревянные крепления, и орудийные площадки были установлены прямо на них, - попрыгают комендоры, когда она будет садиться при стрельбе! Не одобряли вновь прибывших истребителей - какие они истребители с ходом в шестнадцать узлов? Рассуждали о делах продовольственных и береговых, но о самом главном, о подъеме, охватившем всю флотилию, молчали. Об этом говорить было не к чему и даже неловко.

И как раз об этом говорил Безенцов. Его революционный пафос был неисчерпаем и похвалы "братве" невоздержанны. Его презрение к белым доходило до закидывания шапками. Команда "Смелого" переглядывалась. Совчук однажды в сторону сказал:

- Зря треплется.

Командиру таким быть не полагалось. Командиры зря языков не чесали, но Васька теперь старался судить осторожно. Безенцов на службе был неплох, а трепотня- еще не беда. За ней, конечно, можно прятать измену, но, с другой стороны, Безенцов мог повернуть, по-настоящему пойти за красных. Хотя бы из-за того, что видел их верную победу.

Всякое дело имело две стороны, и прошлое тоже было неясно. Гибель минной баржи могла быть предательством, но могла быть и случайностью. В Геническе Безенцов чуть не бросился за борт. Может, собирался к белым, а может, и вправду очумел, хотел адъютанта из воды тащить.

На все эти вопросы был один ответ: ничего все равно не отгадаешь, значит - нужно смотреть.

Сразу же оказалось, что смотреть есть за чем. На третье утро после Васькиного возвращения в строй Безенцов пришел темный и с непонятными глазами. Его громкие разговоры как отрезало.

Час спустя узнали новость: в порт на тачанке прискакал военмор, за одни сутки покрывший сто с лишним километров от фронта до Мариуполя. Фронта больше не было. Он был смят, разорван и разнесен в клочки. Неприятель большими массами шел на Бердянск и Волноваху.

К полудню небо загудело ровным звоном. Торговки арбузами на стенке забеспокоились. Четырехлетняя дочь одной из них, с трудом поднявшись на ноги, повела пальцем по облакам и заявила:

- Иропланы. Белые скоро придут.

- А может, врешь? - не поверил Совчук, но настроение было подавленным. Слишком внезапно пришло известие о неприятельском прорыве, слишком резким был переход от победы к поражению.

Унывать, однако, не приходилось. Задумываться - тоже. Сразу началось дело. Из Ейска для защиты Мариуполя перебрасывалась морем Вторая донская дивизия. Истребители пошли для связи при транспортном отряде.

К Ейску "Смелый" подходил ночью. Снова была неразрывная темнота, и снова вел Безенцов. Волнами к самому горлу подступило беспокойство, но наконец с левого борта вспыхнул Сазальникский прожектор, а по носу поднялось высокое зарево войсковых костров. Безенцов вывел в точку- к входным вешкам фарватера.

Возвращались на рассвете. Везли начальника дивизии и начальника его штаба. Шли молча и обгоняли груженные молчаливыми батальонами баржи. Начальник дивизии, поправив пенсне, спросил:

- Почему они так медленно двигаются?

- Мы быстро идем, - ответил Безенцов.

- Когда же они доберутся?

- Часам к одиннадцати.

Начальник дивизии, вздохнув, отвернулся. Н ад дымным горизонтом появился край солнечного диска. Он был тусклым и приплюснутым. От него становилось еще тревожнее.

- Нам придется пропустить сквозь себя бегущие части, - сказал начальник и покачал головой. - Это очень трудно. Бегство заразительно, как холера.

Он совсем не был военным, этот начальник. Френч сидел на нем мешком, и голос его звучал мягко, но вдруг приобрел неожиданную твердость:

- Как бы то ни было, мы выстоим. У нас есть ясное сознание нашего революционного долга.

- Выстоим, - согласился начальник штаба. - У нас сплоченные части.

Начальник дивизии, бывший подпольщик, и начальник штаба, бывший офицер, были правы. Вторая дивизия на подступах к Мариуполю держалась до последнего и положила около шестидесяти процентов личного состава убитыми и ранеными.

Истребители об этом, впрочем, не знали. Истребители снова были в походе. Белосаращжая колбаса сообщала о взрыве одной из баржей, эвакуировавших портовое имущество. Нужно было разыскать и чем можно помочь.

Море за один день стало холодным и осенним. Темными шквалами налетал ветер. Даже в бушлате было холодно.

С юга пришел "Жуткий". Он говорил, что расстрелял сорвавшуюся с якоря мину заграждения. Вероятно, на такой же мине подорвалась баржа.

Указания белосарайских наблюдателей были совершенно неопределенными. Разыскивая баржу, истребители разошлись веером. Снова мутная вода в поле бинокля, "и снова страшное зрительное напряжение. Пальцы коченели на ветру, холодные брызги били в лицо, водяная пыль туманила стекла.

- Мина! - вдруг закричал Васька. - С правого борта!

И еще громче закричал Суслов:

- Прямо по носу! Две штуки!

- Брось, - ответил Ситников. - Никакие это не мины.

Это были пустые железные бочки из-под масла. Их было штук пять, и они то перекатывались по высоким гребням волны, то исчезали за белыми бурунами. Они, наверное, всплыли с затонувшей баржи, но, кроме них, вплоть до самой темноты ничего найти не удалось.

На обратном пути встретили "Легкого". У него отказали оба мотора, и он беспомощно мотался на зыби. Команда его при виде "Смелого" закричала "ура". Их шесть часов дрейфовало на запад к белым, и они не знали, как выберутся. Взяли их на буксир.

Потом встретились с "Прочным". Он со слов "Лихого" рассказал о гибели баржи. Она разломилась пополам и сразу затонула. Кажется, со всей командой. Буксировавший пароходик убежал в Таганрог.

Вернулись под утро второй бессонной ночи, но через десять минут вновь вышли с приказом догнать и возвратить в Мариуполь высланные в Ейск за подкреплением транспорты.

- Значит, не нужны, - сказал Ситников, и по его голосу Васька понял, что дело плохо. Видно, решили Мариуполь не оборонять и вызвали транспорты для срочной эвакуации.

Задумываться над этим, однако, не приходилось,- нужно было высматривать силуэты транспортов.

Наконец их увидели, догнали и завернули обратно. Сами в Мариуполь пришли к обеду, но обедать не сели. В полном составе отправились выгружать из вагонов боеприпасы.

В порту чувствовалась обреченность. Поезд коморси - два вагона с паровозом - все еще стоял на рельсах, но пустой и мертвый. Даже занавески в его зеркальных окнах были сорваны.

- Белые взяли Волноваху, - объяснил какой-то толстый грек. - Взяли, понимаете или нет, и поезд не успел пробиться. - В его картавом говоре звучала плохо скрытая радость. Он облизывал губы.

Усталость не ощущалась, но сознание было притуплено. Васька еле успел увернуться от вырвавшегося из рук Суомалайнена ящика, Совчук зацепил ногой за рельс, упал, в кровь разбил лицо и рассвирепел:

- Нагородили, псы, проходу нет!

Ящики патронов, снаряды и заряды в цинковых чехлах на руках несли к ошвартованным у стенки баржам. Пристани были забиты вагонетками с углем, кучками сапог, брюк и прочего обмундирования, поленницами серого хлеба, хаосом мебели из штаба и взволнованными, эвакуирующимися со всем скарбом семьями флотилии. Казалось, порт вывернулся наизнанку и все свое население, все имущество выбросил к морю.

Когда-то Васька был в Харькове на большом пожаре. Совсем такое же творилось на мостовой перед горящим домом. Сейчас так же, как тогда, хорошо чувствовали себя одни торговки. Их арбузы шли бойко, и они зарабатывали.

В два часа на кораблях пробило четыре склянки. Что бы ни делалось кругом, судовая жизнь шла своим чередом, размеренная и спокойная. Сразу за колокольным боем, точно по сигналу, налетели белые аэропланы. С низким ревом они спустились из-за облаков и четкими крестами распластались на небе. С обеих сторон пристани забили противоаэропланные пушки, а сверху в ответ пришел протяжный свист. Он дрожал, нарастая, он падал прямо на головы, от него нельзя было дышать и не было никакого спасения. На самой высокой ноте он оборвался оглушительным разрывом. Бомба легла в воду.

Толпа кинулась, и торговки заголосили. Суслов, уронив свой стотридцатимиллиметровый заряд, застыл в неестественной позе. Сверху снова нарастал переливчатый свист, а на канлодках учащенно гремели противоаэропланки. Мать комиссара сторожевиков вдруг выругалась басом:

- Аспиды окаянные! Сволота! Даже белья просушить не дали. Мокрым его вези.

Ее прервал новый взрыв. Саженях в ста временная кузница разлетелась дымом, и сложенные у ее стенки минные якоря по-лягушечьи запрыгали в разные стороны. Мать комиссара, отмахнувшись, покатила свою тележку с бельем. Суслов густо покраснел и поднял упавший заряд.

Из-за штабного сада неожиданно вылетел новый аэроплан. Он был маленьким и вертлявым, с красными звездами на крыльях. Крутясь жаворонком, он стремительно набирал высоту. Временами казалось, что он шел прямо вверх, в усеянное пуховками шрапнельных разрывов небо, пряно на ширококрылых врагов.

Канлодки прекратили огонь, и внизу наступила тишина. Все тысячи голов были задраны вверх, все глаза следили за встречей маленькой птицы с двумя большими. Три раза она налетала на одного из своих противников, но каждый раз, покружившись, отлетала обратно. Наконец очертя голову бросилась вперед. Был момент, когда столкновение казалось неизбежным, потом белый аэроплан повернул, начал скользить на крыло, неожиданно перевернулся и, падая листом, рухнул в море за волнорезом. Второй неприятель сразу же ушел в облака. Победа была полной.

Толпа снова задвигалась. Теперь в ее движении не оставалось никаких следов сутолоки. Она была организованна и деловита. Эвакуацию проводила как самое обыденное занятие.

От человека к человеку по всей массе прошел рассказ возвратившегося летчика. Он три раза атаковал и пытался пустить в ход пулемет, но все три раза пулемет заедал. Тогда он решил взять на испуг и взял. Рассказ дополнялся слухом: летчику на месте прикололи к кожанке "Красное Знамя", а отрядного артиллериста немедленно расстреляли.

Организованность крепла с каждым часом. Люди приспособлялись к новым условиям. В каютах пароходов, отданных под семьи, гудели примуса. На палубе "Костромы" за дубовым обеденным столом закусывало чье-то многодетное семейство, на корме "Коцебу" в спокойном подветренном углу мать комиссара развешивала рубашки своего сына.

К вечеру было погружено все, что возможно, и комфлот приказал сниматься. Первыми ушли транспорты, за ними "Пролетарий" вывел землечерпалку, - ее тоже не годилось сдавать белым. Потом стали выходить боевые суда. Истребители, как всегда, оставались последними.

Истребителям, как всегда, нашлась работа: взорвать и сжечь все, что не должно было попасть в руки врага. Дудаков занялся подъемными кранами на стенке и брошенными цистернами горючего, а Безенцова с командой "Смелого" послал уничтожить поезд коморси.

Шли молча. Несли с собой подрывные патроны и бидоны с бензином* Вдалеке за городом, точно хворост в печи, трещал ружейный огонь.

Седенький железнодорожник плакал крупными слезами и показывал, как делать. Патроны заложили под цилиндры паровоза, а бензином облили вагоны и путь кругом. Кончили в десять минут. Команду Безенцов отправил на истребитель, а сам остался у бикфордова шнура ждать сигнала к взрыву.

Васька тоже остался. Он ослушался приказания, но иначе поступить не мог: не время было терять Безенцова из виду. Для порядка он на несколько шагов отошел с командой и, незаметно отвернувшись, прилип к фонарному столбу.

В эту ночь фонари в порту не горели. Густая темнота лежала неподвижно. Только вверху по редким звездам ползли тени туч. С моря шел ровный, знакомый гул прибоя, и в воздухе пахло всегдашними портовыми запахами- кислым дымом и сыростью. Странно было думать, что привычная, хрустящая от угольной пыли земля должна была стать неприятельской. Странно было расширенными глазами смотреть на черного, точно окаменевшего Безенцова.

Из-за вагонов внезапно выкатилась круглая фигурка. Размахивая руками, она моталась из стороны в сторону и бормотала. Васька отчетливо услышал:

- Они все хотят истребить, разнести, распотрошить, а все это, понимаете или нет, стоит хороших денег.

- Манганари? - негромко спросил Безенцов. Тень шарахнулась, но, видимо, узнав голос, остановилась.

- Да, это я, и ни чуточки не пьян. Я только для праздника...

- Уходите. Здесь вам не место.

- Ухожу, ухожу, но только скажите на милость...

- Уходите. Сейчас здесь опасно, - и Безенцов неожиданно замолк, а потом повернулся: - Салага?

- Есть! - откликнулся Васька. Он дрожал от нетерпения, но голос ему не изменил. Как мог Безенцов его увидеть?

Безенцов его не увидел, а угадал. Помолчав минуту, он заговорил, чуть растягивая слова:

- Хорошо, что ты остался. Сбегай доложи начальнику: все готово.

Васька побежал, обогнул ближайшую теплушку, осторожно вылез с другой ее стороны и замер. Сдаваться не годилось. Теперь он не мог слышать, о чем говорил Безенцов с человечком, но все-таки их видел.

- Что тут делаешь? - над самым ухом спросил Дымов. Он спросил еле слышно, но Ваське его шепот показался выкриком. Чтобы оправиться, он должен был глубоко вздохнуть, и от этого кольнуло в простреленном легком.

- Послан доложить начдиву, - с трудом зашептал Васька. - Не пошел. Выпустить боюсь.

Дымов крепко стиснул ему локоть. Потом выпрямился:

- Идем!

Безенцов стоял один. Увидев Дымова, пошел ему навстречу, но почему-то остановился. В темноте трудно было судить, однако показалось, что он положил руку на кобуру.

- Товарищ командир! - окликнул Васька.

- Да? - дернувшись, отозвался Безенцов. Теперь обе его руки наверняка были за спиной.

- Все как есть налажено, - совсем по-обычному сказал Дымов. - Сейчас сигнал дадут. - И, точно по сговору, от берега докатился долгий свисток.

Безенцов вынул зажигалку. Она не зажигалась, и он чиркал несколько раз подряд. Синие искры били из-под его пальцев и неживым отсветом вспыхивали на лице. Казалось, что оно корчится, хотя на самом деле ни один его мускул не двигался.

Наконец сверкнул круглый огонек. Шнур зашипел, и комиссар кивнул:

- Теперь на истребитель.

Безенцов послушно пошел. Ноги его двигались будто против воли, будто плохо сгибались. Отойдя с полсотни шагов, он вспомнил:

- Субчики тут всякие шатаются. Еще вырвут шнур.

- Обожди, - сказал комиссар. Ровным шагом прошел до места, осмотрел шнур, потрогал пальцем запал - сухой ли, и вернулся. Никаких беспорядков не оказалось. Значит, Безенцов понимал, что его с кем-то видели, и хотел оправдаться.

Долго шли молча. Потом Дымов, точно нечаянно, спросил:

- Встретил кого?

Нечаянно ли? Безенцов взглянул на него в упор, но понять не смог. Потом быстро ответил:

- Был тут один. Банабак какой-то. - И не сразу добавил: - Пьяный.

Больше разговоров не было. До самого берега шли занятые своими мыслями, темные и напряженные до предела. В любой момент это напряжение могло прерваться, и о том, что тогда случилось бы, не хотелось думать.

- Посмотрю, как у кранов, - вдруг сказал Дымов и пропал в темноте. - Шагай, товарищи, на корабль.

Теперь Безенцов пошел еще медленнее. Ему определенно не хотелось уходить. Он высморкался и долго мял платок. Наконец сунул его в карман и остановился:

- Зажигалку выронил, черт бы ее взял. Выпала, когда платок доставал. Иди, догоню. - И повернул назад.

- Стой! - вскрикнул Васька, но сдержался. Действовать следовало осторожно: у Безенцова был револьвер.- Товарищ командир, возьмите мою. Ваша худая, а мне все равно ни к чему.

Он протянул ему ту самую зажигалку, что получил в подарок после боя первого мая. Протянул, хотя считал ее боевой наградой и никогда с ней не расставался. Теперь было не до нежностей. Она могла сослужить службу - помешать врагу уйти.

Позади негромко рванул патрон. Высокое пламя выплеснулось в черное небо, и вагоны коморси засверкали, точно стеклянные.

- Возьмите, - повторил Васька, и Безенцов взял. Может быть, он представил себе, что из темноты на него смотрел невидимый Дымов.

На черной воде у стенки гудели готовые к выходу в море истребители. Безенцов спустился на палубу "Смелого" и прямо прошел в рубку. У него были подняты плечи, и он казался побитым.

Васька оглянулся на широкое зарево над портом, но ни торжества победы над Безенцовым, ни горечи незаслуженного поражения флотилии не ощутил. Ничего, кроме смертельной усталости. Однако истребитель уже был на ходу, а в походе до смены с вахты уставать не разрешается. Обеими руками Васька покрепче насадил фуражку, потом тряхнул головой и выпрямился.

Дальше
Место для рекламы