Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава III

1

Бозора Мирзоева, как «безлошадного», послали в дом отдыха летчиков Карельского фронта.

Городок, где находился дом отдыха, стоит в ущелье. Здесь часто бушевали метели. Горожане расчищали дорожки и вдоль домов образовались коридоры с высокими снежными стенами.

Подняв воротник летной куртки и поглубже надвинув ушанку, Мирзоев поздним вечером возвращался с прогулки. Под ногами звонко хрустел снег.

— Ах! — раздался испуганный возглас, и с сугроба скатилась девичья фигурка.

— Ушиблись? — участливо спросил Бозор, помогая пострадавшей подняться.

— Благодарю... испугалась чуточку, — переводя дыхание, ответила девушка певучим мягким голосом.

— Разрешите, я немного за вами поухаживаю, — робко сказал Бозор и начал отряхивать снег с пухового платка и коротенькой шубки.

В темноте черты лица были плохо различимы, но голос показался знакомым.

— Нам, наверное, по пути? — поравнявшись с девушкой в том месте, где коридор был шире, спросил Бозор.

— Не знаю... Я не знаю, куда вы идете... Если в дом отдыха, то по пути...

— Вы угадали, — ответил он, несмело беря спутницу под руку, и добавил: — Разрешите, я вас буду немного поддерживать...

— Какая внимательность... Вы всегда такой внимательный? — с легкой иронией спросила она.

— У вас так много снега, — вместо ответа проговорил Бозор.

— А у вас меньше?

— Конечно, меньше.

— То-то вы и обращаетесь к нам, чтобы чистить поле.

Незаметно дошли до большого здания.

— Вот я и дома, — сообщила девушка.

— О, так мы рядом живем, — обрадовался Мирзоев, но, тут же погрустнел: уж очень скоро окончился приятный путь.

— Большое вам спасибо, — высвобождая свою руку из руки Бозора, поблагодарила девушка. — Теперь я сама дойду и думаю, что больше не упаду.

Бозор зашел в подъезд. Свет электролампочки осветил лица. Они глянули друг другу в глаза и почти одновременно воскликнули:

— Храбрый летчик!

— Агрессорша!

Оба задорно и весело засмеялись.

2

В биллиардной Бозора встретил Афоня Кучеренко.

— Ты где болтался? Из-за тебя партию проиграли.

Бозор, не обратив внимания на упрек друга, прошел в угол, уселся на мягкий, глубокий диван. Вынул из кармана удостоверение личности, извлек лежавшую в нем маленькую фотокарточку. И чуть не привскочил на диване. На фотографии с надписью «Захочешь — найдешь. Таня» была конечно же она, эта самая «агрессорша».

Мысль мгновенно возвратила его к недавнему прошлому.

...Через густую темно-коричневую дымку, словно через закопченное стекло, устало проглядывает полярное солнце. Порывистый ветер ласкает загорелые лица воинов. Полк выстроен на границе летного поля, фронтом к командному пункту.

Вот массивная дверь под нависшей глыбой открылась, и из проема вышла большая группа людей.

Впереди полнеющий, но еще стройный генерал и сухой, жилистый, коренастый горняк, забойщик Орехов, за ними — военком полка Дедов с рабочей делегацией. Позади — трое военных, у одного из них зачехленное знамя, за плечами двоих — русские трехлинейные винтовки.

— Полк, смир-ноо-о! Равнение на середину! — командует майор Локтев и, повернувшись кругом, четким шагом идет навстречу комдиву. За три шага, пристукнув каблуками, приложив руку к пилотке, рапортует:

— Товарищ генерал! Истребительный авиационный полк на торжественный акт вручения боевого знамени — построен!

Локтев делает шаг в сторону. Генерал приближается к строю.

— Здравствуйте, товарищи!

В ответ единым могучим выдохом: — Здравия желаем, товарищ генерал! Комдив берет знамя, шелковое полотнище колышется от легких порывов ветра.

— Товарищи летчики и техники! Товарищи командиры и политработники! Сегодня вам вручается полковое знамя. Берегите его как зеницу ока.

Командир соединения вручает знамя командиру полка.

Тот, передав стяг знаменосцу, командует:

— Полк, под знамя, смирно! Равнение на знамя!

Шеренги замирают.

Знаменосец, раскрасневшийся, взволнованный, высоко поднимает древко, в сопровождении ассистентов и вооруженного эскорта, чеканя шаг, идет вдоль шеренг. Сотни глаз сопровождают гордо развевающуюся на ветру святыню. И те, кто не раз уже стоял под знаменем, и те, кто впервые видел его перед собой, взволнованно переживают эти минуты. Пройдя перед строем, знаменосец замирает на правом фланге.

— Вольно!

Но полк по-прежнему стоит, не шелохнувшись. Генерал подходит ближе к строю.

— Дорогие товарищи! Командование надеется, что вы с честью пронесете это Красное знамя через все испытания. Перед вами поставлена задача: в кратчайший срок подготовиться к боевым действиям. Ваши товарищи обливаются кровью в неравных боях с врагом. И чем быстрее вы придете к ним на помощь, тем меньше будет пролито крови вашими друзьями, тем сильнее будет наш удар по врагу. Одновременно вы будете нести охрану своего аэродрома и города. У вас есть все, чтобы успешно справиться с заданием. Желаю успеха.

К авиаторам приближается Илья Фомич Орехов. Пепельные, аккуратно подстриженные волосы зачесаны назад. Держа старенькую кепчонку в заложенных за спину руках, он внимательно смотрит на строй.

— Сыны наши родные! Под Красным знаменем мы с вашим комиссаром Сергеем Филипповичем Дедовым в гражданскую вместе белогвардейскую контру громили. Потом я на рудник пошел, а он остался в Армии. Но связи мы не порываем, дружбу крепко бережем. Перед тем, как поехать к вам, мы посоветовались с рабочими завода и рудника и порешили всем миром считать ваш полк родным полком. Бейте, сынки, врага беспощадно, всегда помните, что мы с вами. А мы ни сил, ни здоровья не пожалеем, а дадим все, что нужно для разгрома лютого зверя. Мы добудем столько руды и выпустим из домен такую лаву металла, что в ней сгорит вся нечисть. Примите от нас, от рабочих, скромные подарки. Они от всего нашего рабочего сердца.

Илья Фомич дал знак своим товарищам, и они стали вручать воинам посылки.

Передавая небольшой, аккуратно зашитый в белую материю пакет Бозору Мирзоеву, Илья Фомич ласково проговорил:

— Какой ты юный! Ну, это не порок. Не смущайся своей юности. Возмужаешь. Сергей Филиппович в ту пору, кажись, был еще моложе тебя, а в боях отличался на славу. А ты из каких мест будешь?

— Самый юг. Таджик я. Вахш-река слыхал?

— Слыхал. Не только слыхал, а и воевал там. Выходит, земляки мы с тобой. Да еще дважды. По реке Вахш и по реке Туломе. Вот как оно в жизни случается.

Принимая посылку с надписью: «Самому смелому летчику», Мирзоев краснел и что-то невнятно бормотал. В те дни Мирзоеву здорово не везло в полетах, и он не без оснований считал, что посылка попала не по назначению. А когда строй был распущен, то выяснилось, что все посылки были адресованы самым смелым летчикам и самым передовым техникам. В пакете он и нашел эту маленькую фотокарточку.

3

Утром Мирзоев проснулся раньше всех. Положив руку под голову, он не мигая смотрит на потолок, а в глазах Танюша стоит, как живая, слышится ее певучий голос и особенный, не такой как у других девчат смех. Он припоминает подробности вчерашней встречи, «баталию» на аэродроме и про себя улыбается.

Не дождавшись подъема, Бозор тихо вышел на улицу. В небе блестели холодные звезды. Делая вид, что беззаботно прогуливается, Бозор несколько раз прошел мимо дома, где жила девушка.

«Когда она ходит на работу?» — думал Бозор, возвращаясь в палату.

За завтраком он разговаривал мало, был рассеян и на вопросы товарищей отвечал невпопад. Только Афоне Кучеренко, своему закадычному другу, рассказал о встречах с Таней, о непонятном тревожном чувстве, которого еще никогда не испытывал.

День казался Бозору бесконечным. Надеясь встретиться с Таней, он после ужина направился по знакомой тропинке. Гулял долго. Продрог и уже решил уходить, когда из-за угла вывернулась знакомая фигурка.

— Добрый вечер, Танюша, — радостно проговорил Бозор, почти подбегая к девушке.

— Это вы?! Откуда вы мое имя узнали? Может, я не Танюша совсем, — вскинув на Бозора удивленные глаза, протянула, словно пропела, она.

— От вас. Вот! — он показал фотокарточку.

— Нашел-таки, — обрадовалась Таня и тут же, скрывая свою радость, с деланным безразличием спросила: — Что вы так поздно здесь ходите?

— Прогуляться на минутку вышел перед отбоем, — едва сдерживая дрожь, соврал Бозор.

— Понимаю, снова случайная встреча.

— Вы всегда так поздно приходите с работы?

— Бывает и позднее.

— Вы, наверное, во вторую смену работаете?

— Без смены, когда как придется.

— А сегодня вы когда вышли из дома?

— Вас так интересует мой распорядок дня? — удивилась Таня. — Я ухожу из дома, когда вы еще спите. Хорош тоже мне кавалер! Он знает, как меня зовут, а своего имени не говорит.

Бозор с готовностью представился.

— Вот так-то, Бозор. Ухожу рано, прихожу поздно, извини, мне некогда. Да и ты, чего доброго, к отбою опоздаешь.

И Таня скрылась за дверью.

Шли дни. Каждый вечер они встречались на несколько минут, болтали о всякой всячине; но Бозор не решался сказать главного. И наконец однажды Бозор возбужденно заговорил:

— Танюша! Ты бы так недоверчиво не относилась ко мне, если бы знала, что у меня в сердце.

— Что же? Заноза? Надо немедленно оперировать.

— Тут операция не поможет, — осмелев, шуткой на шутку ответил Бозор. — Таня! — прошептал он и крепко сжал руку девушки. — Понимаешь, Таня...

— Ой! — вскрикнула девушка. — Времени-то сколько уже! Пора домой.

— И все? — недоуменно спросил Бозор.

— А что еще?

— Когда мы сможем долго-долго поговорить? Таня немного подумала, а потом ответила:

— Завтра я, пожалуй, разрешу тебе зайти ко мне ненадолго, а теперь — спокойной ночи.

4

В условленный час Бозор постучал в дверь Таниной комнаты.

— Войдите, — услышал он знакомый голос.

Бозор вошел и остановился у двери, как вкопанный. На кушетке сидела Таня, а у нее на руках, жадно чмокая губенками, сосал из бутылочки молоко ребенок. Бозор стоял и смотрел непонимающими глазами.

— Ты что, ругаться пришел? — весело улыбаясь, спросила Таня.

— Нет, почему же ругаться, — преодолевая смущение, ответил Бозор.

— Тогда проходи, гостем будешь.

Пораженный новым открытием, Бозор не в силах был подойти к Тане. Перед ним сидела не девушка, которую он знал раньше, а женщина-мать. Цветастый тяжелый халат облегал ее полные груди, через плечо перекинута светлая толстая коса. А Танюша, не давая Бозору прийти в себя, все так же улыбаясь, продолжала:

— Ну, почему ты там стоишь? Уж не бежать ли собрался?

Бозор подошел и сел на стул возле Тани. Ребенок оторвался от соски, чмокнул, посмотрел на Бозора.

Таня спросила:

— Ну, как тебе нравится моя дочка?

Бозор не знал, нравится или нет ему эта девочка, да и вообще для него все дети были одинаковыми.

— Нравится, — с усилием выдавил он.

— О, моя Леночка лучше всех.

На коленях Тани девочка подпрыгивала, взмахивала ручонками.

— Что же я сижу? Гостя чаем надо угостить, — спохватилась Таня и передала ребенка Бозору. Он неумело держал девочку, а та, посмотрев на незнакомого дядю, громко заплакала.

— Что ты как в рот воды набрал, говори ей что-нибудь. Нянька!

— Что же я ей скажу?

— Вчера красноречия было хоть отбавляй, а сегодня язык отпал, — сказала Таня, присаживаясь рядом. — Что же ты сегодня такой неразговорчивый?

Бозор изменился в лице. Сердце сжало. «Неужели ревную? Но к кому? За что? Имею ли я право?» — думал он.

— Давай выпьем по стакану чая с вареньем. Сама варила.

— Где ты ее взяла? — вдруг спросил Бозор.

— Кого?

— Дочь.

Таня громко захохотала. Потом ответила:

— Шла я как-то по улице. Снег валил хлопьями. А она с неба и упала мне под ноги. Ну куда девать такую хорошенькую девочку? Дай, думаю, возьму. И взяла.

Бозор готов был провалиться сквозь землю. Ну надо же было задать такой глупый вопрос! Он хотел как-то выйти из неловкого положения и спросил:

— Сколько же тебе лет?

— Опять допрос. Скоро пойдет на третий десяток. Доволен? Но ты уклоняешься от темы. Вчера хотел поговорить о многом, так начинай. Нам здесь никто не мешает. Да и не холодно. Или раздумал?

— Таня, ведь у тебя есть муж.

— Муж?! — Таня невесело засмеялась. — Я же тебе сказала, что девочка свалилась с неба.

В это время в дверях появился мужчина.

— С вашей стороны хамство входить без разрешения, — возмутилась Таня, закрыв перед его носом двери.

Трудно передать чувства, вспыхнувшие в груди Бозора. Ему хотелось успокоить Таню, рассказать о своей любви к ней, но нужные слова не приходили, а язык словно одеревенел. Вечер был испорчен. Остаток времени обменивались вялыми, ничего не значащими фразами.

5

Не успел Бозор раздеться, как его вызвали к телефону. Ветров приказывал немедленно явиться в часть.

Поезд отходил в восемь, а в шесть Бозор постучал к Тане.

— Тебе что, не спится? — обрадованно встретила она Бозора.

Таня стояла в рабочем комбинезоне, туго обтягивавшем ее стройный стан. В этом наряде она казалась совсем-совсем девочкой.

— Я уезжаю, — тихо сообщил он. — Прости за беспокойство.

Это неожиданное расставание внезапно сблизило их и все объяснило.

— Когда? Так скоро?! — взволновалась Таня и присела на кушетку.

Бозор сел рядом. Несколько минут они молчали.

— Так как же дальше, Танюша? — прошептал Бозор, беря ее руку в свою.

— Дальше как знаешь. Адрес известен, нашел, а теперь...

— Теперь никогда, никогда не потеряю. А ты?

— И я, если ты не потеряешься.

Они смотрели друг на друга. Бозор привлек Таню и поцеловал. Неиспытанное до сих пор чувство охватило его... Таня открыла глаза и прошептала:

— Бозор, как все странно получилось...

В ее больших глазах блестели слезы. Слезы радости и печали.

— Милая, милая, — шептал Бозор.

Дальше
Место для рекламы