Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Книга вторая

Не берите ни мешка, ни сумы, ни обуви
и никого на дороге не приветствуйте.
Новый Завет

Глава 1

В комнате пахло розами и ароматическими свечами. Шторы были плотно закрыты, но маленький солнечный лучик умудрился найти в них небольшую лазейку. Он проник в комнату и купался в огромной вазе с цветами. Отражался от капель воды, что блестели на лепестках роз. И настойчиво звал куда-то. Рядом раздавалось ровное глубокое дыхание Светланы. Она спала так сладко, так трогательно, что я не удержался и поцеловал кончики её волос. Если бы вы только знали, как божественно они пахли!

Вот уже третьи сутки мы были вместе. Бродили по улице Горького (тогда она ещё не была Тверской) и Никитскому бульвару. Ужинали в ресторане «Белый лебедь» на Чистых прудах. К этому ресторану у Светланы всегда было особое отношение. Думаю, что со временем она планировала стать его хозяйкой. В этом не было ничего удивительного. То, что для других могло быть только мечтами, для неё было лишь очередной ступенькой на пути к поставленной цели. Она была фантастически целеустремлённой девушкой. Находила время для театров и музеев, для занятий спортом и поездок по всему свету. И даже для меня.

Мы целыми днями были вместе, на ночь она оставалась у меня. Просто удивительно, как умудрялись мы не надоесть друг другу за это время. Ведь даже самые близкие люди должны иногда отдыхать от своих любимых. Но мы были вместе всего лишь три дня. И несколько лет до этого. За эти годы мы не могли надоесть друг другу. Ведь мы не были влюбленными. Мы были обычными сиамскими близнецами. Такими разными, такими непохожими! У каждого из нас была своя жизнь, своя судьба. Мы могли дышать и жить по отдельности. Но не очень долго. Что-то незримое и удивительное связывало нас неразрывными узами. Без которых мы могли дышать, но не могли чувствовать запах травы и цветов. Могли жить, но не могли летать.

Наверное, со стороны это выглядело очень забавным, как двое совершенно слепых и глухих влюблённых бродили по вечерним улицам. Они не видели и не слышали ничего вокруг. Только друг друга. Мир вокруг растворился и исчез. Остались только глаза любимой. Сон смешался с явью. И я не знаю, во сне ли, наяву, я ежеминутно поправлял её локоны, гладил плечи, целовал её ладони и кончики пальцев. Я был счастливейшим из смертных — это было наяву.

Трое суток. Четыре тысячи триста двадцать минут бесконечного восторга и счастья. Для окружающих прошло всего семьдесят два часа. Для нас целая вечность. Обычно последние часы перед разлукой пролетают до обидного быстро. Для нас время не существовало. Оно не могло лететь быстро или медленно. Его просто не существовало. Как не существовало ничего в этом мире. Кроме нас двоих. Мы прожили вместе долгую и счастливую жизнь. Целых семьдесят два часа. И целых семьдесят два часа мой мир был пронизан волшебной музыкой самого светлого во вселенной имени. Света, Светлана, Светлячок.

Но время шло. Оно не зависело от нас и наших желаний. Сегодня вечером Светлана улетала на целую неделю на какой-то джазовый фестиваль в Швейцарию. Ей нужно было немного отдохнуть перед дальней дорогой. Поэтому я не стал будить мою маленькую девочку. Ведь нет в этой жизни более страшного преступления, чем будить спящих детей. На журнальном столике оставил короткую записку:

«Милый мой Светлячок! Ты — самое большое сокровище в моей жизни. Мне будет очень не хватать тебя. Но я буду думать о тебе, ждать и надеяться на скорую встречу. Бесконечно любящий тебя Дракон».

Я не представлял, как смогу прожить без неё целую неделю?! Но у меня тоже были какие-то дела до обеда. Я взял большую спортивную сумку. Она была собрана заранее. Спустился на лифте вниз. У подъезда меня ждало такси. В аэропорту Домодедово у военного коменданта лежал авиабилет на моё имя до Ташкента. Сегодня мне нужно было быстренько слетать на войну. Хотелось верить, что «быстренько» — это только до обеда. А после этого можно будет вернуться домой. К своей любимой девушке. Но до моего возвращения из Афганистана было ещё больше года. И это было очень грустно.

Четыре дня назад меня выписали из госпиталя имени Бурденко. Я рассчитывал на небольшой отпуск по ранению, но на следующее утро в телефонной трубке раздался знакомый голос. Просьба прозвучала как приказ. Через три дня мне предстояло вернуться в Афганистан.

Вынужденный приезд в Союз вызвал двойственное чувство. С одной стороны — бесконечный восторг от встречи со Светланой. С другой — абсолютное непонимание событий, происходящих в стране. В Афганистане все было просто и понятно. Вот друг, вот враг. То, что происходило в Союзе, было неожиданным и странным.

В стране шел тысяча девятьсот восемьдесят седьмой год. Вокруг говорили о какой-то непонятной перестройке. В воздухе витало ощущение свободы и радужных надежд. Полки магазинов были фантастически пусты. Народ митинговал, шумел, волновался. И никто не хотел работать.

Я вернулся в полк. За прошедшие два месяца в нем многое изменилось. Уехал по замене в Дальневосточный военный округ начальник штаба полка Руслан Аушев. В первом батальоне после моего ранения начальником разведки назначили старшего лейтенанта Олега Монастырёва. И на первой же боевой операции очередью из крупнокалиберного пулемета ДШК ему оторвало руку. Мой разведчик Олег Кононенко вынес его из-под обстрела. Семеро ребят получили тяжелые ранения и контузии. Должность начальника разведки первого батальона снова была вакантна.

Пока я был в полку, ко мне несколько раз приходили мои бойцы. Замкомвзвода сержант Валера Тарыгин, командир отделения сержант Андрей Куценко, разведчик Илья Третьяков. Просили принять разведвзвод. Почему-то в полку сложилось мнение о том, что я приносил разведчикам удачу. За все время службы в Афганистане среди моих подчинённых действительно не было ни одного раненого или убитого. Но это, скорее всего, было лишь обычным везением, а не моей заслугой. Моих бойцов такие тонкости мало интересовали. Им просто надоели потери. (А в первом разведвзводе они случались довольно часто). Ребятам хотелось спокойно дослужить до увольнения в запас. А может и просто выжить. И они почему-то верили, что под моим командованием у них это получится.

Я был не против. Хотя прекрасно понимал, что так срочно меня вызвали в полк совсем не для того, чтобы я принимал какие-то разведвзвода. Мои сомнения развеял командир полка. Кроме должности начальника разведки первого батальона вакантна и должность начальника разведки второго батальона. А также должность командира моей шестой роты. Меня готовы поставить на любую. Но есть распоряжение начальника штаба армии генерала Грекова, я должен вернуться на Тотахан.

Кто бы сомневался?! Только Тотахан мог вызвать меня из отпуска. Точнее не сам Тотахан. Тотахан был всего лишь небольшой горкой с отметкой 1641 метр в провинции Парван под Баграмом. Но у его подножия в кишлаке Калашахи проживал Шафи. Мой учитель и агентурный контакт. Именно ему я мог понадобиться. И только он мог так срочно вызвать меня из Москвы.

Это означало только одно: впереди предстояла серьёзная работа и новые задачи. Но прежде, чем приступить к ним, утром, недалеко от штаба меня отлавливает замполит полка майор Кудрявцев. Один из увольняемых в запас солдатиков забыл сняться в политотделе дивизии с партийного учёта. Я должен съездить с ним в Баграм и вернуться обратно. На все, про всё у меня менее суток. Завтра в четыре утра этот солдатик должен вылететь в Союз. До Баграма около шестидесяти километров. Менее часа пути на машине. Туда. И столько же обратно. Но в Афганистане расстояния и время не всегда взаимосвязаны. Тем более, сейчас, когда начался праздник Курбан. Праздник жертвоприношения. На ближайшие пять дней все дороги закрыты. Это объясняет, почему замполит обращается ко мне. Считает меня специалистом по невозможному? Ну, какой из меня Джо Дассен?! Я обычный инженер Иванов из Нью Васюков. Я даже не волшебник.

Праздник Курбан. Раньше, в эти дни афганцы резали баранов. Теперь они больше предпочитают убивать наших солдат. Возможно, у аллаха в последнее время сильно изменились пристрастия. Либо людская кровь пришлась ему более по вкусу, чем баранья. А, может быть, в Афганистане просто стало меньше баранов, чем советских солдат. К тому же прежде, чем барана убить, его сначала надо вырастить. Для того чтобы убить человека усилий нужно гораздо меньше.

Моего солдатика зовут Василий. Вместе с ним идем к повороту на штаб армии. От нашего полка до него не более двух километров. На время праздника Курбан вводятся серьезные ограничения на передвижение по городу и практически полный запрет на движение автомобильных колонн вне города. Но у меня сложилось твердое убеждение, что эти приказы отдаются только для того, чтобы их нарушали. Особенно часто этим грешат старшие офицеры. Хотя возможно для них приказы не писаны. Ведь ни для кого не секрет, что на свете есть белые люди. Которые едят белый хлеб и ездят в белых автобусах. И есть черные люди, которые едят чёрную икру и катаются в черных лимузинах.

В полку на пять дней введен запрет на любые выезды. Но из штаба армии в такие дни машин ходит как будто бы даже больше. Служебной необходимости в этом, как правило, нет никакой. Но зато есть возможность показать окружающим, кто в этой жизни белый человек, а кто черный. А может быть, делается просто неосознанно. Главное, что это дает нам шанс добраться до Баграма.

И действительно не проходит и пятнадцати минут как от дворца Амина (в нём расположен штаб армии) выезжают два бронетранспортёра БТР-80. Идут на Баграм. На броне народу немного и нам место находится. Зато внутри бронетранспортеров народу как кильки в томате. Похоже, что штатские. В Афганистане солдаты и офицеры предпочитают ездить только на броне. При попадании кумулятивной гранаты или подрыве на противотанковой мине на броне уцелеть шансов куда больше. К тому же и ехать не так жарко. Штатские же слабо представляют принцип действия кумулятивной струи и ударной волны в замкнутом пространстве. Они больше боятся обстрелов. Поэтому и прячутся под броню. Да, там действительно едут штатские. Бэтээры забиты не только людьми, но и музыкальными инструментами, ящиками с аппаратурой. Какие-то артисты едут на гастроли. Можно посмеяться над их неопытностью, но вообще-то они молодцы. Молодцы, что приезжают с концертами к нам в Афганистан.

На нашем бэтээре едут два полковника, два молоденьких солдатика-автоматчика и довольно крупный мужчина с хорошо поставленным командирским голосом в брезентовой штормовке. Лицо его кажется удивительно знакомым. Какой-то известный певец. Но никак не могу вспомнить его фамилию. А спросить неудобно. Совершенно неосознанно даю ему кличку «Баритон». На втором бронетранспортёре — капитан из батальона охраны и несколько солдат.

Мы не проехали и половины пути. Недалеко от кишлака Мирбачакот колонну обстреляли из противотанковых гранатометов и стрелкового оружия. Ничего страшного не произошло, но водитель нашего бронетранспортера не справился с управлением и слетел в кювет. Мы посыпались как горох с брони на землю. Пришлось останавливаться и второму бэтээру, а бойцам — занимать круговую оборону.

Мы лежали под бронетранспортером. Полковники деловито вели огонь из своих автоматов по зеленке. Капитан, по переносной радиостанции Р-148, запрашивал подмогу с ближайшей сторожевой заставы 181-го полка. Почему-то молчали крупнокалиберные пулеметы на бэтээрах. Похоже, пулеметчики не могли пробраться к ним через ящики, музыкальные инструменты и музыкантов. Мы с Василием лежали под бронетранспортером, отдыхали. И наслаждались музыкой боя. По броне бэтээра молотили пули, изредка небольшие песчаные фонтанчики появлялись перед кюветом. Это было так забавно. Мы были дома. На войне. У нас было хорошее настроение. Вот только оружия у нас не было. Дембель Вася свой автомат уже сдал, а я до своего еще не доехал. Правда, у своих разведчиков я взял гранатный подсумок и две гранаты Ф-1. С гранатами жить в Афганистане было куда как веселее. Предлагал взять гранаты и Василию, но он вежливо отказался. Сказал, что его война уже закончилась, и он больше никогда не возьмет в руки оружия. Переубеждать его я не стал. Хотя и чувствовал, что он был не прав. Эта война не закончится, даже когда мы вернемся в Союз. И уж тем более, пока ты находишься в Афганистане. Ведь духи не будут спрашивать, дембель ты или молодой, перед тем, как стрелять или брать в плен. Им такие мелочи по барабану. Поэтому лучше избегать вопросов, ответы на которые никого не интересуют. Да и в плен попадать не хотелось. Гранаты давали такую маленькую возможность. Я протянул одну из гранат Василию. Он молча поблагодарил меня глазами и положил её рядом с собой.

Теперь оставалось только ждать, когда освободятся автоматы. На поле боя всегда очень много свободных автоматов. Надо только немного подождать. Либо подождать, когда вокруг что-нибудь изменится. До тех пор делать нам было нечего. Беспокоило только одно, хватило бы патронов. Два наших солдатика-автоматчика молотили в белый свет как в копеечку. Длинными очередями, зажмурив глаза. Скорее всего, ребятки впервые попали под обстрел. Они все делали правильно. В такой ситуации очень важно не застопориться, а сразу же открыть ответный огонь. Они были настоящими героями, эти мальчишки. Хотя и не знали этого. Они всё делали правильно. Но патроны всё равно было жалко.

Первым не выдержал наш «баритон».

— Сынок, ты не туда стреляешь. Дай-ка сюда автомат.

Сказано это было таким тоном, что ближайший к «баритону» солдатик немедленно отдаёт ему свой автомат. Как проштрафившийся ребенок отдаёт своему отцу какую-нибудь игрушку.

«Баритон» взял в руки автомат, проверил прицел и открыл огнь в сторону ближайшего дувала. Короткими, в два-три патрона, очередями. Теперь я его узнал. Иосиф Кобзон. Ну, конечно же, как же я сразу не догадался?!

Со стороны Кабула появляются две боевые машины пехоты. Сходу они открывают огонь из автоматических пушек по духам. Тридцатимиллиметровые автоматические пушки, установленные на БМП-2 на прямой наводке — страшное оружие. Не случайно духи называют БМП — «Шайтан-Арба». Это действительно машина дьявола. С дьяволом духи предпочитают не связываться. Можно попробовать подбить эту машину из противотанкового гранатомёта или безоткатного орудия. Можно обстрелять из крупнокалиберного пулемёта ДШК. Можно делать с нею практически всё, что угодно. До тех пор, пока БМП не откроет ответный огонь. После этого можно делать только одно. Ноги. Да ещё может быть, молиться. Но сначала — ноги.

Бой моментально стихает. Одна из БМП тросом вытягивает наш БТР из кювета. Вторая нас прикрывает. Среди бойцов потерь нет. Только капитана со второго бэтээра шальной пулей немного зацепило в плечо. Вот и не верь после этого в приметы! Не случайно ведь говорят, что находиться во время боя рядом с радиостанцией — плохая примета. Из радиостанции в любой момент может раздаться какой-нибудь глупый приказ. А в сторону радиостанции прилететь какая-нибудь глупая пуля. И трудно сказать, что хуже.

У капитана касательное ранение. Ничего страшного. Пока бойцы возятся с бронетранспортером, на скорую руку перебинтовываю его. Живы и музыканты. Но напуганы, конечно же, здорово. А как же иначе, когда сидишь под бронёй и не видишь реального врага. Враг мнимый всегда выглядит куда страшнее. Тем более у музыкантов так хорошо развита фантазия.

Через полчаса мы в Баграме, в штабе дивизии. Бронетранспортеры направляются в сторону гарнизонного офицерского клуба (Так официально называют здесь большой металлический ангар, где бойцам три раза в неделю крутят фильмы). Мы с Василием идем в политотдел. Снимаемся с учета и обратно. Время — тринадцать тридцать. Через полчаса мы уже на баграмском перекрестке. Осталось совсем немного, и будем дома. Но наши бы молитвы...

Проходит почти четыре часа. На дороге ни одной машины. Ребята с контрольно-диспетчерского пункта советуют возвращаться в Баграм. Сегодня уже точно колонн на Кабул не будет. Тем более что скоро начинается комендантский час. Но завтра в четыре утра у Василия борт на Союз. Следующий только через три дня. И Васю можно понять. Мы останавливаем афганский автобус Toyota.

— Шаб бахайр. Коджа рафтим? Кабул? Хуб, сэйс. Берим бахайр (Добрый вечер. Куда едем? В Кабул? Хорошо, понял. Поехали).

Мы с Василием заходим в салон. Афганцы здорово удивлены. Шурави не ездят на общественном транспорте. Не ездят в такое время. И тем более не ездят без оружия. Но водитель только кивает нам в ответ.

Всё было замечательно. Но доехали мы только до Карабага. Водитель сворачивает в сторону ближайшего кишлака. Объясняет, что сегодня дальше не поедет. На дороге душманы. По каким приметам он это определяет, мне неизвестно. Но спорить с ним бесполезно. Я и сам прекрасно понимаю, что сейчас дорога не безопасна. Спускаются сумерки. Начинается комендантский час. Автобус могут обстрелять не только духи, но и наши посты.

Делать нечего, благодарю водителя. Направляемся с Васей к ближайшей заставе. Точнее ближайших застав две. Водитель, как нарочно, остановился точно посередке между восьмой и девятой сторожевыми заставами 181-го полка. Мы направляемся к восьмой, она к Кабулу ближе. До неё километра полтора. А значит, мы еще на полтора километра приблизимся к Кабулу. Это ничтожно мало. Такими темпами к утру нам не успеть. Но на все воля аллаха! Или какого-нибудь другого бога. На горизонте появляется колонна наших КАМАЗов. Они несутся с включенными фарами и на хорошей скорости. На слишком хорошей скорости! Под сотню! Колонны обычно передвигаются со скоростью не более шестидесяти километров в час. Эти ребята явно куда-то спешат. Надеюсь, что не на тот свет?! Но выбор у нас не велик. Если тот свет по направлению к Кабулу, нам по пути. Лишь бы взяли.

Голосуем. Первая машина проносится мимо. К моему удивлению, вторая притормаживает. Водитель показывает жестом: «Быстрее!». Нас с Василием уговаривать не надо. Мы быстренько залетаем в кабину.

— На Кабул?

Водитель согласно кивает в ответ. До меня не сразу доходит, что на машине афганские номера, да и водитель одет не в нашу форму. Кажется форма царандоя, афганской милиции? Но я не уверен, возможно, это и форма афганской армии. Какая разница, главное, что с каждой минутой мы на полтора километра приближаемся к Кабулу.

Водитель что-то болтает на фарси, посмеивается, шутит. Я не очень хорошо понимаю, о чем он там говорит. Но согласно киваю в ответ. Моё внимание привлечено небольшими фонтанчиками дорожной пыли, которые тянутся к нашей машине. Что это такое до меня доходит не сразу. Я резко прижимаю голову Василия к его коленям. В то же мгновение автоматная очередь проходит над нашими головами. Разлетается вдребезги лобовое стекло. Водитель склоняется над баранкой, затылок его весь в крови. Проходит несколько секунд. Он поворачивает голову в мою сторону и снова улыбается. Веселый парнишка! Осколками ветрового стекла ему немного поцарапало затылок. Ничего страшного. Водитель еще даже ничего и не почувствовал. Но меня напугал здорово. Я был уверен, что его зацепило куда сильнее. Небольшой осколок стекла застрял и над правой бровью Василия. Ничего, потом разберемся. Сейчас главное — уехать от места засады как можно дальше. Но водитель сбрасывает скорость и выруливает на обочину. Нужно подождать остальных. Мы и так отъехали от того места, где нас обстреляли достаточно далеко. Километра на три, не меньше. Слишком большая у нас была скорость. И в принципе можно остановиться. Но мне эта идея совсем даже не нравится. Я достаю из подсумка гранату, на глазах водителя разгибаю усики, вынимаю кольцо. И выбрасываю его через разбитое ветровое стекло из кабины.

— Берим бахайр, мохтарам (Поехали, уважаемый!).

Водитель ничего не имеет против. Он смотрит назад. Нас догоняют другие машины. Моя граната не производит на водителя абсолютно никакого впечатления. Он продолжает весело улыбаться. Но мы все равно начинаем движение. Мой взгляд падает в кузов нашей машины. Он весь забит осколочными минами к 82-миллиметровому миномету. Мины лежат без упаковочных ящиков, вповалку. Мне становится по-настоящему страшно. На бочке с порохом и горящим фитилём я чувствовал бы себя в большей безопасности. У меня немедленно появляется желание выйти из машины. Даже на ходу.

Но мы доезжаем до Кабула. Точнее не доезжаем до него километра два. Первая машина сворачивает вправо. Собираются объезжать наш диспетчерский контрольный пункт? Зачем? Непонятно. Я обращаюсь к водителю.

— Шома царандой (Вы из царандоя)?

Водитель, улыбаясь, отрицательно кивает в ответ.

— Орду (Армия)?

— Надарам (Нет).

— ?

— Ма моджахед (Мы моджахеды).

Классные ребята эти моджахеды! С ними не соскучишься. Везут боеприпасы в родную банду, попадают под обстрелы других банд, подвозят шурави. И при этом улыбаются. Водитель притормаживает у обочины. Нам дальше нельзя. Начинается духовская зона. Вылезаем с Василием из машины. Машу водителю вслед рукой.

— Сафар ба хайр (Счастливого пути)!

— Та дидар (До встречи), — кричит он нам в ответ.

А вот это уже лишнее. Следующая встреча едва ли закончится так славно.

В горах темнеет очень быстро. Еще нет и девяти часов, когда мы добираемся до Теплого Стана (Так мы называем один из районов Кабула), а вокруг уже густые сумерки. Бойцы с контрольного пункта смотрят на нас как на лунатиков. Но нам, лунатикам, абсолютно до лампочки, как на нас смотрят. Достаю из кармана булавку и ставлю её вместо предохранительной чеки в запал гранаты. И только сейчас замечаю, как сильно затекла моя рука.

Остается совсем немного. Добраться до родного полка. На другую сторону Кабула. В такое время наши машины уже не ходят. Так что добраться туда сегодня почти невозможно. Но «почти» не считается. Здесь неподалёку расположен аэродром, кабульская пересылка и 181-й мотострелковый полк. От них в сторону штаба армии всегда может быть какая-нибудь шальная попутка. Шанс, конечно, ничтожный. Но это шанс! Отказываться от него, мы не имеем никакого права.

И действительно, где-то через полчаса, из ворот 181-го полка выезжает УАЗик. Голосуем. В машине двое: водитель и полковник Рузляев, заместитель командира дивизии.

— А, разведчик! Далеко собрался? В полк?

Память у замкомдива просто потрясающая. Везет же некоторым! А ведь встречались с ним лишь пару раз в разведотделе. Я такой памятью похвастаться не могу. В отличие от него, частенько по утрам в понедельник не только не помню, где я, но даже и кто я?

— В полк, товарищ полковник. Подвезете?

— Залезай.

Замкомдива едет к нам в полк. Просто фантастическое везение. Видно, не слишком много мы еще нагрешили в этой жизни, раз так помогают нам высшие силы. Это классно! Значит, можно ещё погрешить немного. Это мы любим. Это всегда пожалуйста!

Около одиннадцати часов вечера мы уже в полку. Достаю пинцетом осколок стекла из брови Василия. Обрабатываю рану. И иду докладывать замполиту о выполнении его приказа. Вася на прощание долго жмёт мою руку. Не верится, что ещё сутки назад мы были с ним даже и не знакомы. Наверное, пройдут ещё целые сутки, прежде чем он обо мне забудет.

На следующее утро с полковником Рузляевым мы возвращаемся в штаб дивизии в Баграм. Нас сопровождают две боевые машины пехоты. Невольно вспоминается одна из инструкций для аэро-десантных подразделений американской армии. При ведении боевых действий против Советской армии им рекомендуется захватывать в плен в качестве языка начальника медицинской службы дивизии. Будучи заместителем командира дивизии по медицинской части, он присутствует на всех наиболее важных совещаниях и знает о предстоящих задачах дивизии практически в полном объеме. Но кроме медсестры Маруси этот источник информации больше некем не охраняется. Да и пропажа его может обнаружиться не очень скоро. Подчиненные некоторое время будут думать, что он потерялся где-то в объятиях Маруси. А из таких объятий быстро не вырвешься. Начальника штаба и заместителя командира дивизии захватывать в плен не рекомендуется. Во-первых, они даже в туалет ходят под охраной взвода автоматчиков. А во-вторых, их пропажа будет немедленно обнаружена — слишком уж важные они винтики в дивизионном механизме.

Невольно вспоминается наша вчерашняя встреча с замкомдива. Поздним вечером на опасных улицах Кабула рядом с ним не было никого кроме его водителя. Думаю, что если бы американцы лучше нас знали, они рекомендовали бы своим десантникам не проводить дискриминационной политики по отношению к начштаба и замкомдива. Когда они ездят к медсестре Марусе на вечерние консультации и чаепития, никакие автоматчики их не охраняют. Можно брать их тепленькими. За ночь легко оторваться от преследования. Ведь до утра их никто не хватится. Разве только медсестра Маруся. Но она уж точно тревогу не поднимет. Всю ночь будет мучиться и страдать, думая, что её замкомдива или начштаба нашел себе кого-нибудь помоложе. А может и не будет ни о чем думать, будет просто спать. Остальные же будут до утра думать, что она спит не одна.

К обеду я уже в штабе батальона. За прошедшие два месяца здесь многое изменилось. Появилось много новых лиц. Вместо комбата Олега Лободы из Союза приехал майор Габдракипов Фалит Узбекович. Вместо замкомбата Хасонова — майор Маркеев Пал Палыч. Заменился комсомолец батальона (секретарь комитета комсомола батальона) Вова Щёголев. За это время его заменщик успел угнать в Кабуле у наших советников машину, разбить её, попасть под суд чести прапорщиков и вылететь из армии.

Комбат рассказывает, что на прошлой неделе, на баграмской дороге недалеко от кишлака Джарчи, один наш прапорщик на бэтээре решил объехать контрольный пункт. Куда-то спешил, а на контрольном пункте был приказ о запрещении передвижения одиночных машин. Прапорщик заблудился в незнакомой местности. Нарвался на духов. БТР подбили первым же выстрелом из гранатомёта — гранатометчики Анвара давно уже сыскали славу настоящих мастеров своего дела. Два солдата погибли сразу. Двое других, обожжённые и раненые, ночью выползли на одну из наших застав. Еще двое попали в плен. Прапорщик отстреливался до последнего патрона. Когда закончились патроны, отложил ненужный ему больше автомат в сторону. Первого, приблизившегося к нему моджахеда, застрелил из сигнального пистолета СПШ. Следующим выстрелом застрелился сам.

Наш дивизионный разведбат двое суток готовился к прочесыванию кишлака Джарчи. Кишлак непрерывно обрабатывался дивизионной артиллерией и армейской авиацией. Брат Анвара, Шер-шо (Шер-шах), собирался отправить пленных в Пакистан. Но на третий день выдал трупы всех пятерых. С разрезанными животами, выколотыми глазами, отрезанными ушами и ... Изуродованные до неузнаваемости. Издевались душманы над пленными и даже над трупами. Неужели хотели кого-то напугать?! Ведь всем известно: посеешь ветер, пожнёшь бурю. Только ненависть можно этим вызвать. Только ненависть. Комбат мог этого знать, но я догадался и сам — теперь банда Анвара попала в «чёрный список». Комдив и разведбат никогда не простят им этого.

В моей шестой роте снова вакантно место командира. Бывший ротный, Вова Стародумов, успел попасться на глаза комдиву в баграмском медсанбате со своими амурными делами. Понижен в должности и отправлен в третий батальон взводным. Какого гусара потеряли! А какого бизнесмена!

Помнится, полгода назад, Володя попросил у меня напрокат переводчика. Перевести одно письмо. Написанное якобы дехканами кишлака Калашахи, желающими объединиться в первую в стране коммуну для совместной обработки земли. Они обращались к правительству с просьбой выделить им для этих целей трактор. От первой до последней строчки письмо было придумано Володей Стародумовым. А трактор он собирался продать тем самым жителям кишлака Калашахи. Не успел.

Заменился замполит роты Серёга Земцов. Вместо него приехал выпускник Новосибирского политического училища Андрей Иваницкий. Корнилу на двадцать второй заставе заменил Костя Турковский. Серёгу Плотникова на девятой — Валера Плахотский.

Меня все эти изменения мало касаются, но рота кажется совсем чужой. Правда, солдаты и сержанты в основном всё те же. Хотя много и новых. Новые переводчики на станции радиоперехвата. И новый командир — старший прапорщик Саня. Теперь все шифровки к Шафи и от Шафи в разведуправление будут поступать через него.

На следующее утро я спустился в Калашахи. Кишлак мгновенно оживает. Меня встречают старейшины и командир местного поста самообороны. Хасан уже в курсе, что я вернулся. И откуда афганцы всё так быстро узнают, ума не приложу? Но на его посту меня ждет праздничный обед. Не очень богатый, но зато от души. На посту у Хасана расположен мой лазарет. В нём никого нет. Кроме маленького Абдула, моего помощника.

Я привёз из Москвы небольшие подарки: Хасану — бинокль с десятикратным увеличением. И перочинный нож с различными приспособлениями — Абдулу. Оба с восхищением смотрят на подарки. Абдул убегает за стены крепости, похвастаться перед своими друзьями. Мальчишка!

А Хасан рассказывает мне местные новости. На посту у него два новых бойца. В этом году дехкане собрали хороший урожай пшеницы и винограда. А значит, зима не будет голодной.

В местных бандах происходят большие изменения. Появились пакистанские и китайские инструкторы. Приехали англичане и несколько европейцев. Видимо готовится что-то крупное. Хасан продолжает что-то рассказывать, но мысли мои далеко. Мне нужно встретиться с Шафи. Я пришёл в кишлак только ради этого. А новости я ещё успею переварить и осмыслить. Тем более, лучше получить их от человека более осведомлённого. Шафи наверняка знает об этом куда больше, чем Хасан.

Повод для встречи с Шафи придумывать мне не надо. Все в кишлаке и так знают, что мы с ним друзья. Я прощаюсь с Хасаном и иду к крепости Шафи. Там меня тоже ждут. Давно уже ждут. Самые близкие мне в Афганистане друзья: Шафи, его дочь Лейла (или Джуй — Ручеёк, как он её называет за звонкий смех и непоседливый характер) и Хуай Су — их маленький ослик.

Лейла заметно вытянулась, подросла. А голос такой же звонкий, как и раньше. Наш Ручеёк радостно вскрикивает при моем появлении и зовёт отца. Шафи выходит из дома. Он совсем не изменился. Всё такой же изучающий и чуть насмешливый взгляд ярко-синих глаз. Меня всегда удивляли глаза Шафи и Лейлы. Ярко-синие, бездонные. На Востоке чаще встречается карий цвет. Синий — большая редкость. Но я знаю, что это не просто шутка генетики. В племени, из которого происходит родом Шафи, голубые глаза — явление довольно распространенное. Слишком много в этом племени намешано европейской крови, крови воинов Александра Македонского. Да и само племя — словно последний памятник великой эпохи, великих деяний и великих людей, впитало в себя их дух и их память.

И снова меня усаживают за накрытый стол. В роли стола, как обычно, выступает большая плетеная циновка, расстеленная в центре комнаты. И снова на ней установлены огромные блюда с дымящимся пловом из длинного китайского риса с изюмом, сочные дольки дыни и арбуза (мякоть арбуза непривычного светло-зеленого цвета), миски с чем-то похожим на соус или подливку к плову. Медные подносы с нежными кусками баранины. Запеченная утка и несколько перепелок. Суп-шурпа из мяса и лука с пряностями. Большие куски курута — высушенного на солнце сыра из овечьего молока. Горячие пшеничные лепешки. И пиалы с зеленым чаем. Ну, вот я и дома.

Мы не спешно обедаем, я шумно восторгаюсь праздничным столом. Шафи привычно улыбается. Чудесное время, когда можно обсуждать ничего незначащие темы, вкус блюд и погоду. Все самые важные разговоры отложены на потом.

Лейла сидит в дальнем углу комнаты. Рассматривает мои подарки: акварельные краски, кисти и несколько чистых альбомов для рисования. Для неё это настоящее богатство. Она изредка поднимает глаза, смотрит в нашу сторону и тоже улыбается. Шафи не говорит ей «Кыш». Понимает, что она очень по мне соскучилась. Хотя на востоке и не принято, чтобы девушка находилась в одной комнате с чужестранцем. Тем более без паранджи. Но видно, я давно уже перестал быть для них просто чужестранцем. Да и Лейла большую часть жизни провела в Европе, а не на Востоке. Ей трудно соблюдать законы Шариата. Шафи это прекрасно понимает.

Время летит незаметно. Незаметно для всех. Но только не для Шафи. Как-то однажды он сказал забавную вещь: «Кто придумал, что время проходит. Время — вечно. Проходим мы. Время остается». И Шафи бережет каждое мгновение. Каждое мгновение таких вот тихих, почти семейных вечеров. Но нас ждет работа. Он говорит несколько слов Лейле, и она оставляет нас одних.

Да, дел накопилось действительно очень много. За время моего отсутствия произошли серьезные изменения в раскладе сил местных банд. После гибели Карим — Хана, его брат Абдул — Али не смог стать настоящим вождем для моджахедов. Постоянная грызня и борьба за власть между Абдул — Али и его младшим братом Рахматулло раскололи одну из некогда самых крупных и боеспособных в провинции банд. Ушел из банды с группой верных людей Хайруллохан, правая рука Карима. Поселился в кишлаке Лангар и отошел от активной боевой работы. Приятно было осознавать, что в развале банды есть частица и нашей с Шафи работы.

Увы, свято место пусто не бывает. На смену Карим — Хану пришли новые главари. И хотя они не были столь уважаемы и авторитетны среди моджахедов, за ними нужен был глаз да глаз. В провинции заметно усилилось влияние Анвара, и особенно его брата Шер-шо (Шер-шаха). Они были нашими старыми знакомыми. И центр наших с Шафи интересов постепенно должен был переместиться в направлении кишлаков Джарчи и Петава, где располагалась их банда. По последним разведданным в кишлаках был оборудован настоящий укрепрайон. Установлены противопехотные и противотанковые минные поля. Но самым неприятным было то, что финансовые потоки из Пакистана теперь тоже шли в направлении этих двух кишлаков. Это говорило о многом.

В банде Анвара появились иностранные специалисты. Вместе с каким-то новым секретным оружием. Моджахеды называют его «Гнев Аллаха». В ближайшие дни собираются применить его против наших войск. Нужно будет узнать о нём поподробнее. Наверняка через пару дней после его применения поступит такой приказ.

Да, действительно впереди было много работы. Но в отличие от меня Шафи умел просчитывать ситуацию, как минимум на два хода вперед. И если все мои мысли теперь были сосредоточены только на банде Анвара, Шафи смотрел намного дальше. Он учитывал в своих планах и предстоящий вывод наших войск из Афганистана. И послевоенное будущее этой страны. И риск в своей работе, который возрастал с каждым днём всё больше и больше. В этих планах и этой работе было всё, не было только места для Лейлы. Шафи больше не мог подвергать свою дочь опасности. И мой срочный вызов в Афганистан был связан, в том числе, и с её эвакуацией.

Я должен был вывезти её из страны, привезти в Москву и отправить оттуда самолетом во Францию. В небольшом французском городке Страсбурге (французы называют его Страсбур) у Шафи жили старые друзья. К ним на некоторое время он и решил отправить свою дочь. Конечно же, это можно было сделать и через дядю Ахмада, тоже очень старого друга. Но полное имя дядюшки Ахмада было Ахмад — Шах Масуд. Был он одним из самых богатых людей в провинциях Парван и Каписа. Владел землями в Панджшерском ущелье (правда, ещё до апрельской революции), алмазными копями (уже в наше время) и руководил по совместительству самой крупной в нашем регионе бандой моджахедов. Если быть более точным, банда эта больше походила на регулярные войска. Численностью, вооружением и дисциплиной. Можно было переправить Лейлу во Францию и через него. Тем более что на его территории в Панджшерском ущелье постоянно работало два полевых госпиталя с французским медперсоналом. Но этот путь лежал через Пакистан, через враждующие банды. Зоны, где велись боевые действия. А значит, был достаточно опасным. Шафи не хотел лишний раз рисковать.

Поэтому и выбрал самый простой и надежный способ эвакуации — через месяц-другой я должен был ехать в Союз в очередной отпуск за 1987 год. Захватить с собой Лейлу. И обеспечить её безопасность. Шафи к тому времени должен был сделать все необходимые документы. После этого можно было спокойно заниматься Анваром, Шер-шахом, самим шайтаном.

Всё встало на свои места. Шафи передает мне очередную шифровку. Она тут же перекочевывает в гранатный подсумок и ложится на своё место между двух гранат Ф-1. Предохранительная чека одной из гранат располагается, как обычно, снаружи гранатного подсумка — своеобразная гарантия того, что шифровка не попадет в чужие руки. Для этого, в случае опасности, почтальону Печкину достаточно лишь дёрнуть за колечко. Дверка и откроется. Письмо улетит по новому адресу. В рай или в ад, то ведомо лишь аллаху. Улетит вместе с почтальоном Печкиным. Но об этом думать почему-то не хочется.

Мы прощаемся. У ворот крепости стоят Лейла и Хуай Су (Ослик получил свое имя в честь одного известного древнекитайского художника). Лейла вышла попрощаться. Худенькая, как тростиночка, девушка-подросток протягивает мне на прощание свою руку и раздельно по слогам произносит:

— До сви-да-ния, Серь-ожа!

Глаза её искрятся от удовольствия. По всему видно, что эту фразу Лейла зубрила не один день.

— До свидания, Джуй! — Я аккуратно пожимаю кончики её пальцев.

Хуай Су мой старый приятель, сколько раз катал меня на своей спине на Тотахан. Лейла знала, что мне будет приятно его увидеть. И я действительно очень рад. Думаю, что если бы на вершину Тотахана я возил бы Хуай Су на своей спине, а не наоборот, ослик тоже был бы рад меня видеть. Какие чувства он сейчас ко мне испытывает, сказать сложно. Но маленький хвостик его приветливо раскачивается, и губы Хуай Су тянутся к моим рукам. В кармане моей штормовки всегда лежит несколько сухариков для него. Не забыл, маленький разбойник!

Тереблю его за уши. Глупый, я бы на твоём месте спрятался сейчас где-то на самом дальнем винограднике. Прикинулся бы ветошью и не отсвечивал. Но кто не спрятался, тот виноват. Тому сегодня снова придется везти лихого красного командира на своей спине. На самую вершину Тотахана.

Глава 2

Многие считают, что они держат богов за ... Некоторые части тела, скажем так. Боги — большие шутники. Иногда они позволяют людям так думать. Но потом, когда им это надоедает, они ставят людей на место. Через боль, унижения, страх и одиночество.

Другое дело, когда ты родился в рубашке. Когда ты ходишь у богов в любимчиках. Тогда тебе многое позволяется. И многое прощается.

Я чувствовал себя настоящим любимчиком богов. Родившимся в рубашке, обласканным и счастливым. А как же иначе? Я действительно был любимчиком богов, раз меня не застрелили в первую же минуту. Меня не били, и даже не обыскивали. Это было просто фантастикой! Привыкли, что наши офицеры ходят с автоматами, пистолеты с собой не носят. О гранатах видно просто не подумали. Они только стащили меня с Хуай Су, осмотрели мою медицинскую сумку и приказали следовать за ними.

Их было трое. Старший в длинной коричневой рубахе и черной жилетке, здоровый мужик лет сорока. Второй, лет тридцати в светлой рубахе и пиджаке, застегнутом на одну пуговицу. Огромная чалма показывала, что он не был афганцем. А лишь человеком, под них маскирующимся. Уж слишком неаккуратно она была замотана. Третий, паренек лет семнадцати, с длинными черными волосами в вязаной женской кофте. Похоже, мама, отправляя его в банду, опасалась, как бы он там не простудился. Это было довольно трогательно. Все трое с автоматами Калашникова со складывающимся прикладом (китайского производства, десантный вариант). Они появились, как из-под земли. Недалеко от арыка. Очень грамотно взяли меня в кольцо. Никто не мешал друг другу держать меня на прицеле. Старший, стоял немного в стороне и чуть сзади. Наблюдал за мною, пока подчиненные наспех осматривали мою сумку. В его поведении чувствовалась хорошая школа. Он что-то гортанно крикнул самому младшему. Тот вернул мне сумку, подхватил под уздечку Хуай Су и наш маленький караванчик направился в сторону кишлака Джарчи. В самое логово душман.

Никогда не думал, что попаду в плен. Тем более так глупо. В нескольких метрах от поста Хасана. Под самым Тотаханом. Средь белого дня. От наблюдателей наших сторожевых застав и поста Хасана нас закрывала только небольшая земляная насыпь. Обычная земляная насыпь стала гранью между свободой и пленом, жизнью и смертью.

Но грань была пройдена. Чем ближе мы подходим к кишлаку Нари-Калан (от него до Джарчи менее километра), тем меньше желания у меня остаётся идти. Я был любимчиком богов. Под курткой в гранатном подсумке у меня лежало два ключа от ворот рая. Или ада. Теперь это было уже неважно. Оставалось только выдернуть предохранительное кольцо одной из гранат. Оказывается, это было совсем несложно. На меня практически не обращали никакого внимания. Рука спокойно дотянулась до кольца.

Умирать было совсем не страшно. Какая-то грань была уже пройдена. Казалось, что мозг уже умер. Осталось только закончить с телом. Непослушные пальцы разогнули усики и потянули предохранительное кольцо.

За спиной раздался голос старшего. Едва ли он видел мои манипуляции. Скорее всего, просто что-то почувствовал.

— Дируз барадар захми, бесйёр хароб аст (вчера был ранен брат, очень плох).

Я ничего не ответил. Пальцы сжимали выдернутое кольцо осколочной гранаты. Мне уже было неинтересно, что там произошло с его братом. В голове включился хронометр. Он отсчитывал наши последние секунды.

Двадцать один. Двадцать два. Двадцать три. Двадцать четыре. Двадцать пять. Двадцать... Секунд было слишком много. Замедлитель унифицированного запала ручной гранаты горит около четырех секунд. Я понял это не слишком быстро. Но четыре секунды уже явно прошли.

Я бессмысленно посмотрел по сторонам. Посмотрел на сопровождающих меня моджахедов. На старшего. Он продолжал что-то говорить, но я совершенно не понимал его слов. Я возвращался на землю.

В гранатном подсумке лежала шифровка Шафи и две гранаты Ф-1. У одной из них предохранительная чека находилась поверх подсумка. Достаточно было только выдернуть кольцо... Я выдернул кольцо другой гранаты. Её предохранительная чека была прижата к гранате краями подсумка. Эх, надо было потренироваться пару раз как-нибудь на досуге. Тогда бы не путал, где какая граната. Впрочем, хватило бы и одного раза, чтобы больше ничего не путать. Все-таки жалко, что есть вещи, которые нельзя сделать дважды. Потренироваться. Как говорила моя бабушка, человек в чём-то равен богам. Он может практически всё. Даже летать. С девятого этажа, например. К сожалению, некоторые вещи он может делать только один раз. В жизни. Это и отличает его от богов.

Я был равен богам. В этот момент. Ведь у меня был второй шанс. Ничего страшного не произошло. Достаточно было только достать эту гранату из подсумка. Или выдернуть кольцо второй. Мне никто не мог помешать. В этой ситуации. Ведь в этот миг я был богом. Мёртвым богом. Я уже умер. Живо было только тело. Рука потянулась к подсумку. Пальцы нащупали второе кольцо. Но сил его выдернуть у меня уже не было. Такая нечеловеческая усталость вдруг опустилась на мои плечи. Боже, как же я устал сегодня умирать.

Увы, я не был богом. Я был всего лишь человеком. Причём, наверное, самым слабым из людей. У меня тоже не получилась вторая попытка. Меня успокаивала только одна мысль — если гранату найдут, обезвредить её уже не успеют. В этом сомнений у меня не было.

Мы зашли в кишлак Нари-Калан. Подошли к одной из крепостей. Нас уже ждали. Во дворе прямо на земле сидело десятка полтора хорошо вооруженных бородачей. Душманы. Я впервые видел их так близко.

Меня сразу же провели в одну из комнат. В углу, у большого сундука, стояло красивое и, похоже, очень дорогое, охотничье ружьё. Рядом лежал окровавленный патронташ с патронами. Судя по всему, хозяин дома был большим любителем охоты. Или гость, посетивший хозяина. Это было более похоже на правду.

На большой циновке посредине комнаты лежал крепкий мужчина лет сорока. Если бы не многочисленные окровавленные тряпки, ни за что бы не подумал, что он тяжело ранен. Выглядел он совсем неплохо. К тому же был в сознании. Возле него сидело несколько стариков. При моём появлении они молча встали и вышли из комнаты. Я знал, что по законам шариата мне здесь делать было нечего. Если аллах послал небесную кару на правоверного, значит, тот того заслужил. И только аллах мог решать его судьбу, карать или миловать. А не какой-то там неверный, врач-шурави.

К сожалению, у старшего группы, захватившей меня, на этот счет были совершенно другие взгляды. Судя по всему, воевал он довольно долго. И успел сделать несложный вывод: после пулевого или осколочного ранения судьбу правоверного лучше доверять рукам врача, а не воле всевышнего. Тем более, когда этот правоверный твой родной брат.

Ранение было осколочным. Множественным. В плечо, руку и живот. Получено прошедшей ночью. Под Тотаханом. Из разговора я понял, что это были осколки ВОГ-17, осколочной гранаты от автоматического гранатомёта АГС-17. Фантастика! Поверить в это было невозможно. Прапорщик Андрей Иванищев, командир гранатометно-пулеметного взвода достал своими ночными стрельбами не только жителей ближайших кишлаков и командование роты. Андрюха умудрился завалить главаря одной из банд моджахедов. То, что раненый был главарём банды, у меня сомнений не вызывало.

Ошибиться в этом было невозможно. Не успел я подойти к раненому, как из соседней комнаты принесли два небольших ящика. Старший открыл их, и перед моими глазами засверкали, всеми цветами радуги, бесценные сокровища. Такого богатства я не видел никогда в жизни. И едва ли уже когда увижу. Сказочные сокровища! В ящиках лежал полевой набор хирургических инструментов. Судя по надписям, французского производства. Скальпели, шприцы, лекарства, антибиотики. Всё, что нужно для проведения довольно серьёзных хирургических операций в полевых условиях. Возможно, в соседней комнате лежал и ящик с хирургами. Удивляться здесь было нечему. Нужно было привыкать.

Я возвращался на землю. Ещё мгновение назад я собирался выдернуть кольцо ручной гранаты. Меня удерживала только одна мысль. Погибнуть было не сложно, сложнее было доставить шифровку Шафи до адресата. Но она того стоила. Моя жизнь не стоила ничего. В этом я не заблуждался ни на мгновение.

Но блеск инструментов гипнотизировал, притягивал взгляд. В комнате больше не было разведчика, старшего лейтенанта Карпова. В комнате был только врач.

— Сатль аб, мохтарам (ведро воды, уважаемый).

Старший крикнул что-то за дверь и в комнате моментально появился мужчина с ведром воды. Расторопность моджахедов была удивительной. Судя по всему, в банде была железная дисциплина. Я попросил всех выйти из комнаты.

— Омум шагерз.

В комнате остался только старший. Он отошёл в угол комнаты и присел на сундук. Автомат положил себе на колени. Возможно, совершенно случайно его ствол был направлен в мою сторону.

Я вымыл руки и начал осматривать раненого. Под окровавленными тряпками меня ждало полное разочарование. Да, это действительно было осколочное ранение. Но я никогда не думал, что осколки гранаты от автоматического гранатомета столь гуманны. Ранение было пустяковым. Я с грустью подумал о 82-миллиметровом миномёте. Вот где душевные осколки! Вот где работа для хирургов!

Проблема была в другом: раненый потерял слишком много крови. Слишком непрофессионально были наложены повязки. Удивительный парадокс! Моджахеды так славно воюют, а вот военно-медицинская подготовка у них совсем никудышная. Я понимаю, аллах аллахом, но повязки накладывать всё-таки нужно уметь.

Промедол из шприц-тюбика подействовал на раненого почти сразу. Он обмяк, но сознания не потерял. Крепкий мужик, ничего не скажешь! Осколки из руки и плеча я извлёк довольно легко. Засыпал раны стрептоцидом. Рисковать с незнакомыми французскими медикаментами я не решился. Обработал края ран йодом. И наложил повязки. А вот с ранением в живот у меня возникли проблемы. Серьёзные проблемы.

Где находился осколок, мне было неизвестно. Нужен был рентгеновский снимок. К тому же, я вдруг вспомнил, что никогда еще не проводил операций на брюшную полость. Да и вообще, те пули и осколки, которые я извлекал раньше, всегда были на виду. Опыта же серьёзных операций у меня не было.

Глупо! Как сказать этому старшему, что мне нужен рентгеновский снимок. Человек, который ни разу не видел электрической лампочки, может и обидеться на слова о рентгеновском аппарате. А, обидевшись, пристрелить. Можно, конечно же, сказать ему и то, что у меня нет опыта проведения таких операций. И отказаться от её проведения. Результат будет тот же. Уж очень они обидчивы, эти моджахеды. Шуток не понимают.

Да я — самый крутой в мире доктор Айболит! А этот рентгеновский аппарат мне и в гробу не нужен! Первая часть этой мысли попахивала полным бредом. Во второй проблёскивала частица разума. В гробу рентгеновский аппарат мне действительно был ни к чему.

Слава богу, что мне никто не угрожал. Ствол автомата, направленный в мою сторону казался детской игрушкой. В кармашке гранатной сумки под моей курткой болталась граната Ф-1 с выдернутой чекой. Предохранительный рычаг её мог отлететь при малейшем движении. И тогда бы у меня не было головной боли с этим ранением в живот. Доктор Жак Гийотен ошибался, говоря, что гильотина — лучшее средство от головной боли. Просто он не пробовал наши осколочные гранаты Ф-1. Попробовав раз, он бы стал рекомендовать своим пациентам только их.

Я сделал скальпелем небольшой надрез наружной косой мышцы живота. Сразу же под скальпелем тускло блеснул крохотный стальной осколок. Я достал его пинцетом. Фантастическое везение! Об этом можно было только мечтать. Но сил для того, чтобы мечтать у меня больше не было. Я обработал рану и попрощался. Сказал, что приду завтра. В это же время.

Старший вывел меня во двор крепости. Мне вернули моего ослика Хуай Су. И проводили до окраины кишлака. Не сказав ни слова. У меня не было сил удивляться. Подсознательно я понимал, что все правильно. Если бы меня не отпустили, наши войска начали бы операцию по моему освобождению. Или возвращению трупа. Затем операцию возмездия. Все это сопровождалось бы стрельбой, артиллерийскими и авиационными ударами. Шумом и суетой. Раненый пока был не транспортабелен. Вывести его из-под удара в ближайшие дни было невозможно. К тому же раненому нужен был покой. И квалифицированный уход. Старший принял правильное решение. Как офицер, я мог остаться в кишлаке только в виде трупа. Но это вызвало бы ненужные хлопоты и проблемы. Как врач, я был нужен ему живым. Поэтому меня отпустили. Ни для кого не было секретом, что я частенько навещаю свой лазарет в кишлаке Калашахи и раненых в других кишлаках. И никогда не делю своих пациентов на мирных дехкан и моджахедов. Ну, насчет этого утверждения я бы не был столь категоричен. Людям свойственно ошибаться. В том числе и на мой счёт.

Потихоньку все вставало на свои места. Судя по всему, ребята эти были из банды Анвара. Кто-то из приближенных к руководству банды. Возможно, кто-то из них даже сам Анвар, или его брат Шер-шо (Шер-шах). Старший группы, захватившей меня. Или раненый моджахед.

С раненым тоже всё было очень просто. Пошел утром поохотиться на уток. Недалеко от Тотахана по руслу реки Барикав было множество небольших запруд с деревянными чучелами уток и укрытиями для охотников. А вместо утки поймал несколько осколков с выносного поста. Вообще-то это могло быть чрезвычайным происшествием. То, что бойцы с гранатометно-пулеметного взвода Андрея Иванищева ранили из автоматического гранатомёта охотника. Хотя, с другой стороны, охотникам нечего было делать под выносным постом. Мест для охоты вокруг было предостаточно. Но то, что обычный охотник оказался главарем банды, меняло всё кардинально. То, что в течение нескольких последних лет не удавалось сделать многим профессионалам (А за Анваром и его братом, Шер-шо, вот уже несколько лет охотились наши разведподразделения), смог сделать обычный командир гранатомётно-пулемётного взвода прапорщик Андрей Иванищев! Подстрелить одного из братьев. Жаль только, что ранение оказалось столь пустяковым. Да, и то, что раненный был одним из братьев — всё ещё оставалось лишь моей догадкой. Хотя я практически не сомневался, что она верна на все сто.

Я вернулся на Тотахан разбитым и смертельно уставшим. Мой ослик Хуай Су тоже не был преисполнен жизненных сил и оптимизма. Он довез меня до командного пункта, и устало поплёлся обратно. К подножию горы. В родной кишлак. Глаза его были печальны.

Глава 3

Всё это было форменным безобразием. Нет, то, что я уснул, ещё не дойдя до своей кровати, было нормальным. Вполне естественным после всего пережитого. Ненормальным было то, что буквально через мгновение меня уже кто-то тряс за плечо и пытался разбудить. Я лениво отмахивался, просил не трогать меня. Уж кто-кто, а я-то прекрасно знал, что разбудить меня до обеда было невозможно. Это я и пытался втолковать тому, кто вполне успешно пытался вытрясти из моей бедной шкуры мои последние кости и остатки моей бедной, растерзанной души.

Над самым ухом раздавался голос Серёжи Багрия, ротного писаря:

— Товарищ старший лейтенант, ну проснитесь же. Духи обстреливают заставу.

— Ну и пусть себе обстреливают. Отстань!

Я продолжал лениво от него отмахиваться, но ноги уже ползли в сторону выхода. Рука привычно зацепила за ремень автомат Калашникова, стоявший в изголовье моей кровати, лифчик с запасными магазинами и гранатами. И потащила их за мной следом. Я выполз на огневую позицию миномётчиков. Она располагалась метрах в десяти от первого поста и в пяти метрах от канцелярии. Уползти дальше я не смог бы при всём своём желании.

Наблюдатель с первого поста доложил о сорока двух пусках неуправляемых реактивных снарядов по заставе. Кто-то из миномётчиков подал голос:

— По выносному молотят.

Голос был мне незнаком. Но мысль показалась довольно здравой: выносной пост — это гранатомётно-пулеметный взвод Андрея Иванищева. Значит, не по нам. Значит, пусть молотят.

Мозг категорически отказывался просыпаться. Неуправляемые реактивные снаряды потому и называются неуправляемыми, что наводятся на цель на глазок. Запускаются духами с камней и представляют серьёзную угрозу только при стрельбе по площадям. Попасть НУРСом по заставе, расположенной на горном хребте довольно сложно. Но духи выбрали огневую позицию в направлении продолжения линии водораздела. Это позволило им значительно улучшить точность стрельбы. Подавляющее большинство снарядов упало с недолётом. Несколько перелетело через выносной пост и взорвалось на нашей заставе. Их разрывы и разбудили меня окончательно.

Я отдал команду танкистам и миномётчикам обработать квадрат, из которого были произведены пуски. Это не имело никакого смысла. С началом пусков духи уходили с огневой площадки. Поджигали бикфордовы шнуры, которые тянулись к реактивным снарядам и уходили. Обработка квадрата несла скорее психологическую нагрузку, чем практическую. Оставалась надежда, что снарядом или миной можно повредить НУРСы, которые еще не взлетели в направлении цели.

Обстрел прекратился почти мгновенно. С выносного поста доложили об отсутствии потерь. Сержант Нигмат Хашимов, замкомандира второго взвода доложил, что оружие разряжено и осмотрено. Это было последнее, что я услышал. Сон липкой пеленой окутал моё сознание. И я снова провалился в небытиё...

У меня есть одна не самая хорошая привычка. Я люблю просыпаться с первым лучом солнца. Нет, не подумайте ничего плохого. Я — не жаворонок. И просыпаюсь я не с первым лучом солнца вообще. А только с тем, который запускаю в свою комнату через шторы или жалюзи. Обычно это не происходит раньше одиннадцати часов утра. Уж что-что, а поспать я люблю.

Было шесть часов. В это время у меня не существовало никаких привычек. В это время я никого и ничего не любил. Для меня и времени такого никогда не существовало. Ну, вы же нормальные люди! Вы меня поймёте. Шесть часов утра!

В шесть часов утра каждый день я присутствовал на утренней физической зарядке восьмой сторожевой заставы. Точно такие же, как и я, не проснувшиеся лунатики, махали руками и ногами. Приседали и безуспешно пытались что-то изобразить на перекладине. Шоу продолжалось около получаса. Затем полчаса — личное время. Завтрак. После завтрака народ начинал потихоньку просыпаться. Ближе к одиннадцати я возвращался в канцелярию командира роты, отодвигал занавеску на окне. И запускал в комнату первый солнечный лучик. Теперь можно было просыпаться и мне!

Итак, сегодня ночью духи пытались провести операцию «Возмездие». Наказать Андрея Иванищева за его удачный выстрел. То, что площадка, с которой проводились пуски, находилась вне зоны ответственности нашей и духов, ни о чем не говорило. Это была, так называемая, нейтральная территория. Я не на мгновение не сомневался, что инициаторами ночного обстрела были мои вчерашние знакомые из кишлаков Джарчи и Петава. Новым было лишь то, что обычно такие площадки они оборудовали где-нибудь на окраине мирного кишлака. В надежде на то, что при ответном обстреле мы можем зацепить кого-нибудь из мирных жителей. Тогда результативность духовского обстрела возрастет многократно. Ведь нет ничего более приятного, чем показать окружающим, что советские войска воюют с мирными жителями.

Ну, что ж на операцию «Возмездие» мы всегда найдем, чем ответить. Не люблю я этого. Но ответить надо. Будучи человеком верующим (а я верю, что земля плоская, и держится она на трех слонах: семье, работе и друзьях; верю, что моя девушка — самая прекрасная, самая красивая и желанная — ждет меня дома; верю, что она меня обязательно дождется!). Так вот, будучи человеком верующим, я не люблю излишней жестокости. Нужно уметь прощать врагов своих. Смирение, только смирение. Когда кто-то ударил тебя по левой щеке... Нет, не умею. Не умею прощать! Когда кто-то планирует ударить меня по левой щеке, я предпочитаю работать на опережение. Перехватить приближающуюся руку, провести болевой прием. Одновременно со встречным ударом. Справедливость. Встречный удар — это справедливо!

Ближе к полудню я начал готовить карточку целей. Еще в училище на занятиях по марксистско-ленинской философии я узнал несколько основополагающих истин. Одна из них, что экономика определяет политику. Вторая, что война — есть продолжение политики другими средствами. Связать эти две истины воедино было не сложно. С тех пор я всегда помнил об экономической составляющей любого ответного удара.

Были подготовлены исходные данные для стрельбы по площадям. Вы не будете сильно удивлены, если узнаете, что обстрелу из танка и миномета должны были подвергнуться поля с пшеницей и виноградники, принадлежащие Анвару и Шер-шо. А несколько точечных ударов были подготовлены по местам расположения исламского комитета и продовольственным складам банды. Так достигалась комплексность ударов. Можно было уничтожить дом, в котором проживали Анвар и Шер-шо. Тем более что координаты его были известны. Это было бы справедливо. Око за око. Глаз за глаз. Справедливо, но неразумно. Братья стали бы в глазах окружающих мучениками за веру, лишившимися дома и имущества за святое дело. Куда лучше было ударить братьев по карману, а окружающих их — по рукам. Кушать братья все равно будут. Не будет своей пшеницы, отнимут у соседей. Пусть и на правое дело отнимут, а все равно останется у дехкан чувство обиды. Из этого чувства может вырасти многое.

Можно было уничтожить и дом, в котором сейчас находился раненый главарь банды. Но доктор Сергей Карпов не мог сообщить его координаты старшему лейтенанту Карпову. С этой проблемой он должен был справиться самостоятельно.

Огневой удар я планировал провести перед закатом. Обожаю эти сказочные минуты, когда стихает ветер. Замолкают на мгновение птицы, а солнце касается своими ласковыми пальцами горизонта. К этому времени я надеялся вернуться из кишлака Нари-Калан, после перевязки раненого. Точнее, надеялся вернуться во время обстрела. Тогда обстрел трудно было бы увязать со мной. К тому же, мне было интересно понаблюдать за духами во время обстрела. Это могло дать интересную пищу для размышлений. А пищу я люблю.

Пока же со станции радиоперехвата я доложил в разведотдел о раненном, его состоянии и приметах. Получил необходимые указания и разрешение на операцию, которая сегодня утром родилась в моей голове. Нет, если быть более точным — роды начались еще вчера. Когда на глаза мне попался окровавленный патронташ раненого моджахеда. Окончательно мысль сформировалась ночью на минометной позиции. Там, где я совершенно случайно обратил внимание на основной заряд 82-миллиметровой мины. Он был так здорово похож на охотничий патрон двенадцатого калибра. Сейчас эту мысль мы только абортировали.

Уточнил у ребят со станции радиоперехвата координаты крепости, в которой размещался исламский комитет Анвара. С радиоперехватом воевать куда веселее. Афганцы, как дети малые, любят поболтать в эфире. Хлебом их не корми, дай только разболтать парочку военных секретов. Нужно только уметь их слушать.

День пролетел незаметно. После обеда я зашел на несколько минут к Шафи. Он подтвердил, что раненый — Шер-шо. Человек, который меня захватил — Анвар. Кто бы сомневался! Шафи дал согласие на проведение, запланированной мною, операции. Ранение Шер-шо было фантастическим везением. Нужно было только завершить начатую работу. У меня такой шанс появился.

В Нари-Калане я был уже практически своим. Моджахеды беззлобно улыбались, пытались шутить. Шер-шо выглядел неплохо. Осложнений не было. По словам Анвара, ночью брат его спал хорошо. Ну, конечно, когда правоверные обстреливают реактивными снарядами советскую заставу, спится как никогда славно. Я сделал перевязку и укол промедола. Попросил принести воды. И тщательно смыл запёкшуюся кровь вокруг ран.

В воздухе уже слышался свист первой мины с Тотахана. Сейчас должен был подать голос и слон. Так мы называли танк Т-62, в нём действительно было что-то от этого большого и доброго животного. Анвар вышел из комнаты. Засуетились и остальные духи. В отличие от них, я знал, куда упадут мины и снаряды. В отличие от них я не суетился. Я незаметно вытащил один охотничий патрон из патронташа. И спрятал его в свой карман. Ради этого маленького патрона и был устроен этот большой минометно-артиллерийский концерт. Артобстрел закончился. Меня снова отпустили. Я обещал вернуться на следующий день.

Дежа вю. Всё это уже когда-то с нами было. Ночью моджахеды обстреляли НУРСами Тотахан. Наблюдатель насчитал около семидесяти пусков. На следующее утро вся застава была завалена осколками реактивных снарядов. Их было так много, что в голове просто не укладывалось, как они никого не зацепили. Днем я видел серьёзное и встревоженное лицо Анвара. Видно было, что в уме он подсчитывает свои возможные убытки после нашего первого обстрела. Вечером по его пшеничным полям работала дивизионная артиллерия. Это было куда серьёзнее. Даже двадцать выстрелов из танка и сорок мин из миномета остались практически не замеченными на её фоне.

Затем целую ночь я ждал очередного обстрела или нападения на заставу. Связывался с разведотделом и давал координаты для бомбоштурмового удара на следующий вечер. Готовил новые карточки целей для минометчиков и танкистов.

А утром на Тотахан пастух принес письмо. Оно гласило, что если мы не прекратим обстрелы, духи вырежут девятую заставу (Интересно, а почему не нашу?) и один из мирных кишлаков. На письма принято отвечать. Вечером было несколько бомбоштурмовых ударов, работала дивизионная артиллерия. И даже наш маленький слоник подавал периодически свой голос. Сорок раз. Ствол его раскалился докрасна. Полсотни мин для минометчиков показались легкой разминкой. И всё это по полям Анвара. Его личным полям. Это может взбесить любого.

Изо дня в день я ходил в Нари-Калан, делал перевязки Шер-шо. И ждал ответного хода Анвара. Шер-шо шёл на поправку. Спал по ночам, как младенец. Наша война была ему по барабану. В один из дней я вернул в патронташ охотничий патрон, который стал даже лучше старого.

Вместо обычного пороха и дроби, теперь он был под завязку забит прекрасными полосками артиллерийского пороха из основного заряда 82-миллиметрового миномета.

Я ждал ответного хода Анвара. Все мы его ждали. Двое суток на заставах шестой роты никто не смыкал глаз. Ждали провокаций и нападения. На третьи сутки произошло то, чего никто ожидать не мог. Зная Анвара, его брата Шер-шо, зная активность их банды, такого ожидать не мог никто. Пастух принес очередное письмо.

Когда противники обмениваются письмами, пушки молчат. Это классно, когда молчат пушки. Воевать на бумаге куда веселее. Что бы там не написал в своем письме Анвар, это в любом случае было лучше, чем он кого-нибудь вырезал. Мне не терпелось узнать, чем он теперь нам угрожает?

Анвар угрожал нам вечной дружбой. Напоминал о политике национального примирения, проводимой афганским правительством. И намекал о готовности к переговорам по переходу его героических аскеров (воинов) на сторону народной власти.

Это было словно гром среди ясного неба. Одна бумажка связывала нас по рукам и ногам. Ни для кого не было секретом, что точно такие же письма были направлены им в районный отдел народно-демократической партии Афганистана и в местное управление госбезопасности.

Несколько дней подряд мы героически плевали на политику национального примирения, которая и без того трещала по швам. Под предлогом обстрела наших застав, мы наказывали банду Анвара за уничтоженный БТР с нашими солдатами. За пытки и издевательства над пленными. Теперь мы были бессильны, что-либо сделать. Возможность местным политикам из НДПА поставить лишнюю галочку в списке банд, перешедших на сторону народной власти, лишала их элементарного разума. Великая сила галочки!

Понятно, что ни о каком переходе на сторону народной власти у Анвара не было и в мыслях. Ему нужно было время для перегруппировки сил, для пополнения боезапаса и для подготовки новых диверсий. Мы это прекрасно понимали. И это было очень печально.

Я старался не вешать нос. В отличие от остальных у меня оставалась маленькая надежда на то, что все сложится, как надо. Я был верующим человеком. Я верил в высшую справедливость. Верил, что каждому человеку воздастся по делам его. Ещё при этой жизни. Я верил в маленький охотничий патрон.

Еще через несколько дней мои походы в Нари-Калан закончились. Шер-шо немного окреп, и его перевезли в Петаву. Там я был бы лишним. К тому же никто уже не сомневался, что он выживет. В благодарность за хорошую работу мне сделали подарок. Очень даже неплохой подарок! Мне подарили жизнь. Обожаю подарки! Когда я уходил из кишлака Анвар долго и пристально смотрел мне вслед. Словно сомневался, правильно ли он делает, что отпускает меня живым. Затылком я чувствовал его сомнения. Но все-таки Анвар оказался удивительно щедрым. Он не стал забирать назад свой подарок. Мою жизнь.

Но ещё больший подарок ждал меня в крепости Шафи. Вынужденное затишье подарило мне почти целый месяц безделья. Официально это звучало, как отпуск при части после ранения. Целый месяц я пропадал в крепости у Шафи. В этом не было никакой военной необходимости. Просто у Шафи появилась возможность продолжить курс ликвидации безграмотности молодого бойца. А у безграмотного бойца появилась возможность узнать много интересного.

Моё образование велось по трём направлениям. Шафи раскрывал секреты древнего искусства Тай До. Лейла занималась со мной джиу-джитсу. Хуай Су — учил правильно сидеть на его спине. Когда поздним вечером отвозил меня на вершину Тотахана. Учил равновесию.

Я не знаю, чьи уроки были важнее. Маленький ослик, с забавным именем Хуай Су, научил меня равновесию. Самому главному искусству в этой жизни. Шафи и Лейла научили остальному.

Уроки по джиу-джитсу мне понравились. Хрупкая девушка-подросток часами избивала взрослого дядю. Проводила подсечки, болевые приёмы и броски. Фантастически красивая и эффективная техника. У неё был лишь один недостаток — дядей, на котором показывались и отрабатывались эти приёмы, был я. Старый, больной человек. На третьем десятке лет.

Я пытался атаковать Лейлу, проводить контрприемы. Но постоянно натыкался на её безукоризненную технику. Лейла действительно в совершенстве владела искусством джиу-джитсу. Это было для меня новостью. Её отец, Шафи, был носителем совершенно иной техники. Но видимо он не спешил знакомить с нею свою дочь.

Приемы, которым раньше учил меня Шафи, были рождены теорий коротких траекторий. И чисто внешне не выглядели столь красиво и эффектно. Многие из приёмов вообще проводились со скоростью не позволявшей заметить их проведение. Но от того не становились менее эффективными. И смертоносными.

Подсознательно я понимал, что техника джиу-джитсу хороша на востоке. Где местные жители не носят тяжелых одежд, зимней обуви, снаряжения и бронежилетов. Техника Шафи была более гибкой. Сплав старинной техники японских самураев и русского рукопашного боя позволял совершенно спокойно уничтожать врага. Не задумываясь, во что он одет. Но я не мог применить эту технику против маленькой девочки. Милого, очаровательного ребёнка, который безжалостно швырял меня из одного угла крепостного дворика в другой. Проводил удушающие приёмы. Всячески издевался над всеми моими бедными болевыми точками. И так заразительно смеялся при этом. Если бы вы только слышали, как она смеялась! Джуй. Маленький звонкий ручеёк.

Мне оставалось только рассуждать о преимуществах стиля Шафи. Шафи тем временем сидел в тенёчке у колодца. Глаза его были прикрыты. Но меня обмануть было невозможно. Любой бы заметил на лице Шафи эту безмятежно-счастливую улыбку. С этой улыбкой в конце марта засыпают все коты в окружении дюжины очаровательных кошек. Обнимая лапами, огромную миску сметаны. И щурясь от ласкового, весеннего солнышка. Шафи был счастлив.

Был счастлив и я. Несмотря на все мои синяки и ссадины. Несмотря на все мои безуспешные попытки провести хотя бы один приём против Лейлы. Нужно было срочно восстанавливать свой пошатнувшийся авторитет. Тот самый авторитет, который сейчас безжалостно мутузили. Нужно было немедленно ставить на место эту противную, зазнавшуюся девчонку! Но её звонкий смех обезоруживал, сводил с ума. Я был бессилен, что-то сделать. И Лейла это прекрасно понимала. Она была непобедима. Она тоже была счастлива.

Ближе к полудню Лейла заканчивала свою тренировку. Мы кланялись друг другу. И она уходила переодеваться, готовить обед. Приходило время уроков Шафи. Мы перебирались поближе к арыку под крону большого старого дерева. Там было прохладно и очень спокойно. Я погружался в рассказы Шафи, словно в сон или сказку. Шафи был удивительным рассказчиком. Он рассказывал мне о Тай До.

Глава 4

Искусство Тай До зародилось в Китае одновременно с рождением чжэнь-цзю-терапии. Это были две стороны одной медали. Врачи древнего Китая развивали теорию циркуляции жизненной энергии, открывали волшебные меридианы и биологически активные точки.

Точки представлялись многими крошечными клапанами, через которые можно вывести из организма больного излишек жизненной энергии Цы. И можно было вернуть через эти точки энергию больному при её недостатке.

Некоторые сходились во мнении, что точки не являются клапанами. Они лишь управляют потоками энергии. Это было не суть важно. Главное, что дальнейшее развитие чжэнь-цзю терапии сосредоточилось в направлении изучения биологически активных точек. Волшебные меридианы, по которым жизненная энергия циркулировала отошли на второе место.

Говоря современным языком, были определены приоритеты. Состояние «клапанов» — биологически активных точек — теперь, по мнению многих, определяло возможности циркуляции жизненной энергии. А значит и состояние организма. Всё правильно. Любой с этим согласится, когда водопроводные краны текут или засорились, о каком водопроводе можно говорить? Только о слесаре из ближайшего ЖЭКа.

Но водопровод — это не только трубы и краны. Это ещё и вода, подаваемая по этим трубам под определенным напором. Душа, разум и тело. Тело — трубы. Разум — краны. Душа — вода стремящаяся куда-то. Их единство и есть водопровод. Ты должен укреплять тело, совершенствовать разум и иметь цель в жизни. Направление, к которому будет стремиться твоя душа. Это постоянная, каждодневная работа. Но она того стоит. Ведь наградой за неё будет жизнь. Прожитая не напрасно.

Так родилось Тай До. Нашлось несколько представителей научной оппозиции. Которые наивно полагали, что состояние «водопровода» зависит не только от состояния кранов, но и самих труб. Другими словами, волшебных меридианов. Это было слишком примитивно! С ними соглашались, но ... Снисходительно улыбаясь при этом. И продолжали изучать биологически активные точки, разрабатывая технику иглотерапии и прижиганий.

К счастью, никому не пришло в голову противопоставлять джень-цзю терапию и Тай До. Они были неразрывно связаны друг с другом, дополняли и развивали друг друга. Но если от специалиста по чжэнь-цзю терапии требовались совершенные знания по биоритмам и биологически активным точкам. От специалиста Тай До требовалось только одно. Большое сердце.

Так Тай До стало очередным учением о Пути. Вечном и непостижимом. О Пути к здоровью.

В Тай До нет жестких рекомендаций. Указывается только направление. Вы сами принимаете решение: идти по этому пути или нет. Бежать вприпрыжку, шагать не спеша или прыгать на одной ноге. Выбор остается за вами.

Путь в системе Тай До представляется направлением, объединяющим девять главных и бесконечное множество второстепенных тропинок. Каждая из них может привести к исцелению, но может завести и в непроходимые джунгли. В которых легко потерять из виду солнце, направление движения и погибнуть. Лишь Путь, объединяющий все тропы, приведёт вас к выбранной цели.

Первая тропа называется тропой Обезьяны. Её главное содержание — движение, гимнастика, утренняя физическая зарядка. Небольшая двигательная разминка после каждого часа работы.

Вторая — тропа среди Скал. Это работа с неподвижными предметами. Статическая гимнастика, направленная на укрепление связок и сухожилий. Контроль дыхания.

Третья — тропа Тростника. Её основу составляют декомпрессионные движения, направленные на растяжение позвоночника. Можно плавать, а лучше сладко потягиваться, просыпаясь утром. Приятно и очень полезно. Не забывая о том, что утро нужно обязательно начинать с улыбки. Ведь тростник всегда улыбается, когда тянется к солнцу.

Четвертая — тропа Лианы. Упражнения на гибкость. Повороты в разных плоскостях. В том числе, одновременно с приседаниями.

Пятая — тропа Путника. Ежедневно рекомендуется проходить пешком два-три километра. Это полезно мужчинам, как профилактика простатита. И женщинам, как защита от множества женских болезней. Плюс свежий воздух. Красивые пейзажи. И ваши любимые места.

Шестая — тропа Луны. Вы должны танцевать. Хотя бы два раза в неделю. Можно дома. Можно в одиночестве. Но есть и более приятные формы танца. Более интересные места, чем дом. К тому же для танцев существуют ещё и партнеры.

Седьмая — тропа Солнца. Ведь солнце заглядывает не только в ваши окна. Но и в окна ваших друзей. Так и вы должны ходить в гости к своим друзьям. Вы будете есть там те же самые продукты, что и дома. Но приготовлены они будут немного по-другому. Вы будете есть и то, что дома бы есть не стали. Это позволит значительно расширить диапазон микроэлементов, получаемых вами из пищи. А значит, повысит ваш запас прочности. Поднимет ваше настроение. И поднимет настроение вашим друзьям. ( Шафи не удержался от замечания, что посты присущи тем религиям, в которых верующие не могут создать достаточные запасы продовольствия. Чтобы не голодать. Вопрос трудолюбия. Забавно!)

Восьмая — тропа Аиста. Нужно встречаться со своими возлюбленными. Заниматься с ними любовью. Рекордов здесь ставить не надо. Дарите радость и наслаждение друг другу. Хотя бы пять раз в неделю. Для тела. Остальное — для души. Занимайтесь этим так часто, как только захочется. Когда захочется. Где захочется. И будьте счастливы.

Почувствуйте музыку любви. Её ритм. Он подобен морской волне. С легкими волнами прилива и девятым валом. Не спешите. Купайтесь в этих волнах. В море наслаждения. Почувствуйте, как его теплые течения согревают ваши стопы. Как теплый шар зарождается в точке Инь-Дзяо. Не торопитесь. Почувствуйте тепло этой музыки. И не забывайте делать специальные упражнения для укрепления и развития мышц таза.

Девятая — называется тропой Дракона. У дракона три головы: свет, вода и воздух. Они должны быть и вашими спутниками. Старайтесь, как можно больше времени проводить на свежем воздухе. Не забывайте, что человеку обязательно нужен солнечный свет. Свет. (Кстати, высший свет для него тоже подходит). Чаще бывайте рядом с водой. Можно принять ванну или душ, омыть руки или просто созерцать водные струи. Пусть ваша утренняя чашка чая превратится в небольшое озеро. Возможно, вы и не увидите в этом озере отражения луны и звезд. Но добиться того, чтобы водная гладь в этом озере была спокойна, вы сможете. Нужно лишь успокоиться. И научиться правильно дышать.

Всё это в общих чертах и называется Тай До. Самое забавное, что о Пути Шафи рассказывал мне еще год назад. Но тогда все эти тропинки не имели имен и такого глубокого содержания. Не трудно догадаться, что Шафи не спешит с моим образованием. Он считает, что всему свое время. К каждому уроку нужно подрасти. Подготовить почву, чтобы семена знаний, брошенные учителем, не только проросли, но и дали щедрый урожай.

Я напомнил Шафи об уроке годичной давности. О том, что тогда он говорил и о тропе Соловья. О необходимости петь. Пусть даже в одиночестве. Шафи улыбнулся:

— У тебя хорошая память. И ты начинаешь думать. Это тоже хорошо.

Интересно, если я только сейчас начинаю думать, чем же я занимался раньше? Всю свою длинную взрослую жизнь? Но додумать эту мысль я не успеваю. Шафи продолжает свой урок.

— Да, нужно петь. В Японии, к примеру, очень распространена звуковая гимнастика. Утром перед завтраком громко и с выражением шесть-восемь раз произносятся гласные О, У, Ы, И. Они довольно трудны в произношении, поэтому требуют напряжения голосовых связок. Работа голосовых связок вызывает прилив крови в капилляры гортани. Антитела в крови уничтожают вредоносных микробов на стенках гортани. А вы прекрасно знаете, что большинство микробов попадает в организм человека именно через гортань. Звуковая гимнастика позволяет установить перед ними достаточно эффективный барьер. Поэтому японцы так редко болеют острыми респираторными заболеваниями. Если ты немного подумаешь, догадаешься, как защититься и от других вирусов.

Есть тропа Сокола. Это гимнастика для глаз. К примеру, концентрация внимания на разно удаленных предметах. Цветок на подоконнике — дерево на улице. Этих тропинок бесконечное множество. ПУТЬ безграничен и бесконечен. И счастлив тот человек, который сможет объединить в своей душе это множество. Найти в Пути гармонию и равновесие. Тогда и душа его станет бесконечной как космос и светлой как солнце.

От бесед с Шафи веет чем-то восточным, экзотическим. Но он слишком много времени провел в Европе. Занимался спортивной акробатикой, плаванием и другими видами спорта. Он хорошо знаком с европейской медициной. Поэтому понятие Тай До в его рассказах незаметно сливается воедино с какими-то цифрами и научными выкладками. В этот момент Шафи чем-то неуловимым напоминает мне моего тренера по многоборью.

Словно пред очередной тренировкой, он дает точные и четкие рекомендации по объему и количеству нагрузки на каждый день. У меня появляется чувство, что на Пути Тай До появляются километровые столбики, указатели поворотов и дорожная разметка. По словам Шафи, чтобы сохранять хорошее здоровье на протяжении минимум двадцати пяти лет рабочей жизни, необходимо затрачивать на мышечную работу в сутки 1200–2000 килокалорий. Около двух тысяч килокалорий в возрасте до тридцати лет. И тысячу двести — тысячу триста килокалорий после тридцати. Совсем не обязательно ежедневно затрачивать на мышечную работу столько энергии. Да это и не всегда будет получаться. Но восемь-десять тысяч килокалорий в неделю должны стать для вас хорошей, доброй привычкой.

Больший расход энергии ведет к истощению нервной системы и развитию патологических изменений в организме человека. Меньший расход — к гиподинамии, к болезням сердечно-сосудистой системы, нарушению обмена веществ. К депрессии и нервным расстройствам.

В среднем человек, работающий в офисе, делающий пятнадцатиминутную утреннюю физическую зарядку и ежедневно совершающий двухчасовые пешие прогулки, расходует около тысячи килокалорий. Где добрать недостающие физические нагрузки? Решайте сами. Это час плавания в бассейне. Либо час в постели с любимой девушкой. Два часа занятий спортом либо полуторачасовой общий массаж.

Предпочтительнее, пять дней в неделю посвятить занятиям спортом. Примерно по часу каждый день. Два дня в неделю — общий массаж. Это позволит выйти на уровень расхода энергии в 8000 килокалорий в неделю. И сохранить крепкое здоровье примерно до сорока-сорока пяти лет. Не только физическое здоровье, но и психическое. И эмоциональное. Здесь главное не лениться! А время для этого всегда можно найти. Если правильно расставить приоритеты. Что для вас важнее? Карьера? Деньги? Бизнес? Или, может быть, все-таки здоровье? Тем более что без хорошего здоровья все остальное просто теряет смысл.

А что делать тем, кто хотел бы сохранить свое здоровье на более длительный срок? Увы, спортом все равно придется заниматься. Но только самым любимым. Может быть, это катание на лошадях? На велосипеде? Плавание? Путешествия?

Да, спортом действительно придется заниматься. Тем, кому больше заняться нечем. Ведь час активных игр в постели с любимым человеком потребует гораздо большего расхода энергии, чем час бега. Но будет более полезным. И, конечно же, более приятным. А после этого можно заниматься и спортом. Плюс два-три сеанса общего массажа в неделю. Массаж позволит подкорректировать состояние мышечного тонуса. Укрепит иммунную систему. Улучшит обменные процессы на клеточном уровне, а значит, и замедлит процессы старения организма.

Обязательно танцы. Совместные прогулки. Посещение друзей и театров. Любимых мест и тропинок. Которые называются Тай До.

Забавно. Мне вдруг подумалось, что на одном поле может расти одна культура, а может и огромное множество. Разнообразных трав, потрясающе красивых цветов. Так на почве Даосизма выросли японское Бусидо, прославленное китайское Ушу и интернациональное Тай До. Такие разные, но в чем-то очень похожие друг на друга. А могут вырасти сорняки. Все зависит от почвы и ухода.

Шафи, как обычно, обращается ко мне то на «ты», то на «вы». Иностранец. Да и слова у него какие-то чудные, из иностранных детективов. Офис, карьера, бизнес. У нас так еще не говорят. Хотя на дворе уже тысяча девятьсот восемьдесят седьмой год.

После изучения теории мы переходим к практике. Это мне куда ближе. В методике массажа Тай До много общего с классическим лечебным массажем. Техникой «живительных касаний» я уже немного владею. Диагностикой по тепловому фону тоже. Но чем больше занимаюсь Тай До, тем больше понимаю, что общность его с классическим массажем — всего лишь иллюзия. За кажущейся простотой приёмов — стоит настоящее волшебство. Волшебство можно назвать профессионализмом. Но работа с энергетическими потоками все равно кажется настоящим чудом.

Со временем я начинаю понимать, в чем скрыто настоящее волшебство. В племени Шафи смогли соединить знания запада с восточными традициями. Не многие на это способны. Племя Шафи начало свою историю с последних воинов Александра Македонского. В его войске культивировался здоровый образ жизни. Побеждая всё новых и новых врагов, захватывая всё новые и новые земли, войско впитывало в себя знания и традиции, людей на этих землях проживающих. Основы классического римского массажа были прекрасно известны воинам. Но соединение его с древними восточными методиками дало поистине удивительный результат.

Воины Александра Македонского, последние оставшиеся в живых, после его неудачного похода в Индию, не добыли новых побед своему вождю. Их последняя стоянка на древнем Шёлковом пути была скорее похожа на огромный лазарет, чем на военный лагерь. Ведь там остались те, кто не мог вернуться обратно. Те, кто не хотел быть обузой своим товарищам, пытающимся вернуться на родину. Ничего удивительного не было в том, что воинов больше интересовали вопросы медицины, чем какие-либо другие. Ведь там остались только раненые и больные. Но воины. Настоящие воины, совершившие маленькое чудо. Оставшиеся в живых. Создавшие Тай До. И подарившие своим потомкам величайшее открытие. Они открыли секрет неувядаемой красоты.

Кто сказал, что первые морщины появляются у девушек после двадцати? Что ближе к тридцати возникают проблемы с целлюлитом? Что следом идут необъяснимые перепады настроения, депрессии, усталость от жизни? Разочарования? Скажите, кто всё это придумал?

Я видел женщин из племени Шафи. Видел маленьких девочек, подростков, девушек. Примерно до семнадцати-восемнадцати лет они практически ничем не отличались от своих сверстниц в любом уголке мира. Но после восемнадцати лет время вокруг них замирало. Точнее нет, время продолжало свой бег. Просто оно не оставляло своих привычных следов на внешности этих девушек. Это было удивительно! Словно мир разделился для них на две половины. Во внешнем мире пролетало десятилетие. Во внутреннем мире проходил один год.

Сорока, пятидесятилетние женщины выглядели на все свои двадцать пять лет. На все свои двадцать пять лет, прожитые во внутреннем мире.

Уверен, в своей жизни вы тоже встречали таких женщин. Может быть, только не столь красивых.

Вы скажите, чистый горный воздух? Да. Мягкий субтропический климат? Ну, конечно. Не спорю! Вот только одна маленькая нестыковка. В мире много мест, где такой же чистый воздух. И такой же мягкий климат. Но нигде я не встречал таких красивых женщин.

Нет, встречал. Мою Светлану. Светланка была столь же прекрасна. Но ведь она была волшебницей. Волшебницы всегда обращаются со временем легко и непринужденно. И время над ними не властно. В племени же Шафи жили обычные смертные женщины. Я бы не удивился, узнав, что и Светланка имела какое-нибудь отношение к этому племени. Может быть не в этой жизни. Не здесь. И не сейчас. Ведь от волшебниц всегда можно ждать любых неожиданностей. Светланка была настоящим экспертом по части разных приятных и радостных неожиданностей.

Что же касается женщин с Древнего Шёлкового пути, все оказалось очень просто. В их семьях существовала старинная традиция, передаваемая из поколения в поколение. Этакий семейный бизнес, родившийся в том последнем лагере, точнее лазарете. В семьях делали массаж. Жена мужу, муж жене. Вернуть молодость невозможно. Пока невозможно. А вот остановить старение — вполне реальная задача. Ведь старение начинается на клеточном уровне. С накопления шлаков, продуктов окисления и распада в клетках. Если своевременно и полно выводить их из организма, процесс старения можно замедлить. И ещё как замедлить! Именно с этой целью и разрабатывалась техника Тай До. Ведь именно секрет бессмертия был заложен в её основу. А кто сказал, что человек должен жить только до ста лет?

А теперь давайте порассуждаем. Будем реалистами. Бессмертие едва ли достижимо даже в очень далеком будущем. Но предположим, что природой человеку отпущено чуть больше, чем сто лет. Лет двести, к примеру. А может быть и еще больше. Последние исследования ученых подтвердили, что человеческий организм имеет для этого необходимый запас прочности.

Но плохая экология, постоянные стрессы, малоподвижный сидячий образ жизни постоянно этот запас подтачивают. Выступают катализаторами, ускорителями процессов старения, происходящих в клетках человеческого организма. Если возможно замедлить эти процессы, тогда возможно отодвинуть и старость. И продлить молодость.

К сожалению, у многих нет ни сил, ни времени для того, чтобы идти по пути Тай До. Работа, бизнес, повседневные дела и наша маленькая лень мешают этому. И тогда на помощь приходит массаж по методике Тай До. Целенаправленная работа над каждой мышцей, над каждой косточкой и сухожилием. Над каждой клеткой. Массаж не был панацеей от всех бед. Но в комплексе с «тропинками» Тай До он творил чудеса.

Нет, он не возвращал молодость. Он просто активно замедлял процессы старения, происходящие в организме человека на клеточном уровне. А значит, продлевал молодость. И не только чисто внешнюю. Примерно через год применения массажа Тай До его результаты поражали даже самых отъявленных скептиков. Первые результаты были видны уже после первых десяти сеансов.

«Тропинки» Тай До были известны многим. Приемы классического массажа, как европейского, так и восточного, — тем более. Секретом племени Шафи была только техника проведения этого массажа. И некоторые его приемы. Никто особенно не скрывал этих секретов. Просто в племени существовало негласное правило: один учитель — один ученик. Этого было достаточно, чтобы секрет массажа Тай До многие века оставался достоянием только одного племени. Технике этого массажа и обучал меня Шафи.

И все-таки, слова Шафи о том, что информация эта общедоступна, вызывают у меня стойкое чувство недоверия. Если бы люди действительно знали о Тай До, о необходимом ежедневном минимуме затрат энергии в полторы тысячи килокалорий, о возможности замедлить старение организма, они бы жили совсем по другому. Я не говорю, что все бы немедленно бросились заниматься спортом, начали бы вести здоровый образ жизни, ходить на массаж и перестали болеть. Нет, просто люди узнали бы, что есть Путь. Что есть на этом пути тропинки, некоторые из которых по силам пройти каждому. Но главное, что они перестали бы блуждать в потёмках. Ведь Путь — это не только дорога. Но это тепло и свет солнца, звезды над головой и чистое небо. Это твои попутчики, новые встречи и радость новых открытий. Это совсем другой мир. Совершенно другая жизнь. В которой есть место и для тебя.

Однажды я спросил у Шафи, могу ли я рассказывать о том, что узнал другим. Не будет ли нарушено правило «Один учитель — один ученик». Шафи только улыбнулся в ответ.

— Величайший китайский полководец Сунь Цзы как-то сказал: «Все люди знают ту форму, посредством которой я победил, но не знают ту форму, посредством которой я организовал эту победу». Ты можешь рассказывать любому о приемах проведения массажа, о Тай До, о чем угодно. Но научить сможешь только одного. Если найдешь достойного. Наши знания никогда не становятся известны многим. Это достояние избранных. Чаще они утрачиваются. Потому что найти достойного получается не всегда. И не у всех.

Лейла постигала азы массажа Тай До у своей мамы. В комнате у Шафи я видел небольшой медальон с фотографией удивительно красивой женщины. С тонкими, безупречными чертами лица и такими же бездонными, синими глазами, как у Лейлы. Я догадывался, что это её мама. Но ни Шафи, ни Лейла, никогда мне о ней ничего не рассказывали. А я старался не быть навязчивым, не задавал лишних вопросов. Это действительно была мама Лейлы. Четыре года назад она погибла в дорожной аварии недалеко от Лондона. Грузовик с пьяным водителем выскочил на встречную полосу. Шафи и Лейла чудом остались живы. Это было так банально и глупо. Как в дешевом детективном романе. Грузовик с пьяным водителем... Такой распространенный сюжет. К сожалению пьяных водителей, от этого, меньше не становилось. Их хватало на новые романы и новые сюжеты. И легче от этого не становилось. И боль потери от этого никуда не уходила.

Постепенно я начинаю понимать, в чем заключается тайна массажа Тай До. В особой тщательности проработки каждого участка кожи. Мои пальцы учились чувствовать не только малейшее напряжение мышц, но и гладкость кровеносных и лимфатических сосудов. Крошечные узелки на их стенках и повышенный тепловой фон при любых воспалительных процессах. Находить биологически активные точки не по анатомическим атласам, а на ощупь. Как точки с пониженным электрическим сопротивлением. Правда, для этого сначала нужно было научиться чувствовать эти электрические и энергетические поля, пронизывающие человека. Но когда ты знаешь, что искать — эти поиски значительно упрощаются.

Практику я отрабатывал на Лейле. На небольшой циновке, постеленной в комнате, Лейла становилась похожей на подтаявший пломбир. Её сильное, тренированное тело, временами, казалось мне сотканным из стальных струн. (Я еще не забыл её тренировки по джиу-джитсу). Во время массажа оно становилось удивительно мягким и податливым. Единственное, что оставалось неизменным — её красота. Я начинал это понимать.

В Европе существует огромное количество противопоказаний для проведения массажа. Высокая температура, острые воспалительные процессы, кожные заболевания... Список этот можно продолжать почти до бесконечности. Другими словами, западный специалист всегда сможет найти причину, чтобы массаж не делать. Лень — всегда была одним из основных двигателей европейского прогресса. И будет абсолютно прав. Поэтому он и называется хорошим специалистом. Ведь главный принцип европейской медицины: «Не навреди!». Тот, кто об этом забывает — не имеет права работать с больными. А если у тебя проблемы с памятью? Если ты не помнишь это главного правила, какой из тебя доктор? Никакой. А экспериментировать лучше на кошках. На фарфоровых. Или керамических.

На Востоке — немного иной подход. Если к тебе пришел пациент, ты должен ему помочь. Это не означает, что массаж можно делать, не обращая внимания на противопоказания. Учитывать их нужно обязательно. Но ты должен помочь. А форма этой помощи может быть различной. Массаж, иглотерапия, прижигания, лечение травами, психотерапия. Доброе слово, наконец. Форм помощи бесконечное множество. Нужно только желание и готовность помочь.

В массаже Тай До нет противопоказаний. И, в отличие от жизни, практически нет запретов. Кроме одного — не делать больно. Всё остальное разрешено. Разрешено всё. К этому мне еще надо было привыкнуть. Я испытывал некоторое неудобство в работе с Лейлой. Она давно уже не была ребенком. А была фантастически красивой девушкой. На циновке лежала фантастически красивая обнаженная девушка. Она не испытывала от этого ни малейшего дискомфорта. Ведь для неё это был просто массаж. В массаже нет границ, нет запретов, нет ограничений. Для меня же всё это было слишком необычно. Я краснел, бледнел и покрывался потом. Лейла прекрасно понимала причину моей неловкости и откровенно веселилась.

Я пытался внушить себе, что в массаже нет женщин и мужчин. А есть только пациенты. Что Лейла — мой пациент. В крайнем случае, друг. Просто друг. И ничего больше.

С самовнушением у меня ничего не выходило. Шафи улыбается:

— Не напрягайся. Это только тело. Обычное женское тело. Мышцы, связки, сухожилия. Ничего больше.

А вечером он становится очень серьёзным. Даже немного печальным. Слова его звучат, как пророчество.

— Отпусти свое сердце. Научись видеть красоту. Научись её любить. Я знаю, для тебя существует только одна женщина. Ты — счастливый человек! Ты встретил её в своей жизни. Она ждет тебя дома. Но ты должен знать, что в твоей жизни никогда не будет места для другой. Не будет места в твоем сердце. У тебя большое сердце. Но твоя любовь его больше. Она не сможет в нем уместиться. Она разорвет его на части. Если только ты не сможешь научиться отдавать свою любовь другим людям. Научиться любить людей. В этом твое спасение. Ты должен знать это.

Постепенно движения моих рук становятся более мягкими и плавными. Человек привыкает ко всему. Я начинаю привыкать к прекрасному и совершенному телу Лейлы. Труднее привыкнуть к её постоянным насмешкам. Наш маленький ручеёк, Джуй, превращается в очаровательную, молодую женщину. Чувствующую свою безграничную власть над мужчинами, рыбами, птицами и прочими мелкими существами. Похоже, что самым мелким из этих существ был я.

Иногда с Шафи мы ходили в гости к старику Хакиму. Он жил неподалеку. У него была своя небольшая чайная плантация. И он заваривал удивительно ароматный и вкусный чай. Видимо знал какой-то секрет. Нигде до этого я не пробовал такого чая.

По словам Хакима, никакого секрета не было. Просто для заваривания чая использовались листья, которые распустились только сегодня утром. Они видели восход солнца, они впитали его лучи, его силу. Но они не видели захода солнца. А значит, не знают, что такое смерть.

Только такие листья дают здоровье, силу и молодость. Только такой чай можно предлагать друзьям.

Мы собирались вечерами на небольшой циновке в доме Хакима. Как старые подпольщики. Или точнее, старые наркоманы. Чаеманы. Хаким разливал чай по пиалам. Мы проливали несколько капель волшебного напитка на пол. Духам жилища. И вдыхали его сказочный аромат. Только после этого можно было попробовать первый глоток. Видел бы нас в это время кто-нибудь со стороны!

И подолгу беседовали ни о чем.

Хаким был последним из могикан. Точнее последним представителем некогда большого туркменского рода. В начале тридцатых годов они бежали из родного аула, спасаясь от Красной Армии. Кто-то из красных командиров назвал их аул басмаческим. Аулы, поддерживающие басмачей, подлежали уничтожению. Вместе с жителями. От мала до велика. Поголовному уничтожению. С этим проблем не возникало. С тех пор туркмены не очень любят вспоминать об этом периоде своей истории. И не случайно именем красного командира Будённого они до сих пор пугают своих маленьких детей.

Род Хакима ушел за кордон. В Афганистан. То, что не сделали красные кавалеристы, сделали местные условия и обычаи. Болезни, нищета, враждебное отношение местных жителей. За пятьдесят с небольшим лет от рода Хакима ничего не осталось. Ни следов, ни памяти. Остался один старик, хранитель мудрости и воспоминаний. Последний из могикан. Какие-то пятьдесят лет! Это было страшно.

Мы сидели на небольшой циновке. Пили чай. И было что-то символическое в чаепитии представителей трех разных племен и народов. Канувшего в Лету рода Хакима, пережившего века племени Шафи. И моего народа, будущее которого покрывала неизвестность. Да и будет ли вообще у него будущее, у русского народа?! Или как род Хакима канет в Лету? Не оставив ни следов, ни памяти. Кто даст ответ?

Перед отправкой в Афганистан я проходил переподготовку в горном учебном центре недалеко от Геок-Тепе. Хаким был родом из тех мест. Он живо интересовался новостями и жизнью современного Туркменистана. Было видно, как хотелось ему хотя бы одним глазком взглянуть на Родину. Перед смертью. Я спросил его однажды, почему он не съездит туда? Ведь сейчас это было вполне возможно. Деньги на дорогу мы бы нашли.

— Куда я поеду? Там Родина. А здесь могилы моих родных, самых близких мне людей. Мое место здесь.

Грустно было видеть старика, у которого за плечами осталась трудная, но такая интересная жизнь. У которого не было ни детей, ни внуков. Не было будущего. Только прошлое. И мудрость. Единственное прибежище прожитых дней.

Позднее я узнал, что имя старика было вовсе даже и не Хаким. Хаким — мудрый, мудрец по-фарси. Это было просто прозвище. Но старику было столько лет, что окружающие давно уже забыли его настоящее имя. Да и сам он, похоже, уже его не помнил. Имя нужно для живых. А он был уже наполовину мертв. Похоже, что только чайная плантация давала ему силы и смысл начинать новый день.

Хаким не был воином. Но он был грамотным, умел читать. И очень много знал. Он относился ко мне как к сыну или внуку. И хотел, чтобы я уцелел на этой войне. А потому учил меня воевать. Древний, ветхий старик, возможно ни разу в жизни не державший в руках оружия, учил воевать кадрового военного.

Он очень хорошо знал труды Сунь-цзы и Вэй Ляоцзы, китайских полководцев. И часто любил приводить их в пример.

«Война это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, что не можешь; заманивай его выгодой; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызывай в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если они дружны, разъедини».

Он учил, что нужно знать противника и себя. «Если знаешь его и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет. Если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение. Если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение».

Образ Чаньшаньской змеи, приведенный у Сунь-цзы был у Хакима самым любимым: «Когда её ударяют по голове, она бьёт хвостом. Когда её ударяют по хвосту, она бьёт головой. Когда её ударяют по середине, она бьёт головой и хвостом». У неё есть чему поучиться. Никогда не сдавайся. Когда тебя бьют. Когда собираются ударить. Не сдавайся. Не уставай бороться. Не ленись.

И все-таки Хаким не был воином. Он любил повторять слова Вэй Ляоцзы: «Оружие — это орудие бедствия, борьба противна добродетели. Поэтому в бой вступают только тогда, когда это неизбежно».

Шафи старался не вмешиваться в наши беседы. Они с Хакимом были старыми друзьями. И прекрасно понимали друг друга даже без слов. Шафи продолжал мое обучение. Это было видно и невооруженным взглядом.

Но в чем-то он был не согласен с Хакимом. Да и с китайскими стратегами тоже. Действительно, наилучший вид победы — это победа, одержанная с минимальной затратой сил, наиболее эффективным способом и в кратчайшее время. Но то, что она может быть достигнута победа путем «Не деяния», с этим Шафи был в корне не согласен.

Шафи внушал мне изо дня в день, что только кропотливая работа, профессиональная и непрерывная может привести к победе. Пусть эта работа будет незаметна окружающим. Пусть они думают, что победа пришла к тебе сама собой. Это не так. Победа — дама непостоянная. Она может стать твоей. Может уйти от тебя. Может остаться у её недостойного. Но она не покинет того, кто её понимает, холит и лелеет.

Тот, кто понимает её, заботится о ней и любит, может остаться с ней надолго. Но, конечно же, не навсегда. Ведь Победа — дама непостоянная. К тому же она Дама. А значит, как и любая другая девушка, немного инопланетянка.

После занятий я возвращался на Тотахан. Хуай Су немного подрос за последнее время, и мои ноги больше не цеплялись за кочки. Это была потрясающая картина: на закате солнца по небольшой горной тропинке на вершину Тотахана поднимался лихой красный командир на маленьком сером ослике.

Из Союза на место Володи Стародумова приехал новый ротный. Старший лейтенант Витя Ванярха. Виктор Васильевич. Не успел принять дела и должность, как из дома пришло письмо. У Вити родилась дочь. Приятная новость. Через три недели пришло письмо замполиту. У Андрея Иваницкого родился сын.

Не знаю, как можно планировать детей, уезжая в Афганистан. Оставляя жену одну, с надеждой, что может быть, вы еще случайно и вернётесь. Ну, а вдруг?! Говорят, что с войны иногда возвращаются. Для возвращающихся даже придуманы особые цифровые обозначения. Их называют двухсотыми или трехсотыми. Значит действительно, кто-то возвращается. Хотя лично я в этом сильно сомневаюсь.

С другой стороны, ребята все-таки молодцы. Можно рассуждать: что правильно, а что нет. А можно просто жить, любить, рожать детей. И пусть рушится мир, сходит с ума. Просто жить. Смерти вопреки.

Пятого декабря духи обстреляли заставу из миномета. Огонь велся со стороны Лангара. Привет от Хайруллохана. Давно от него ничего не было слышно. Осколком мины зацепило механика-водителя рядового Идиатулина из второго мотострелкового взвода. Командиру взвода Игорю Алескерову пришлось везти его в медсанбат. Самое удивительное, что сегодня ночью выпал первый снег. Если бы не обстрел, наверное, это было бы очень красиво. И вечером в своем блокноте я набрасываю несколько строчек:

Первый снег.

Он выпал ночью: белый и пушистый. Невесомый и совсем ничуточки не холодный. Он переливался всеми цветами радуги, расстилаясь волшебным ковром по всему предгорью. Воздух был наполнен чистотой и утренней свежестью. И еще чем-то неповторимым, но очень волнующим. Таинством нового утра.

Старший лейтенант стоял на пороге своего блиндажа. Стоял и боялся сдвинуться с места. Боялся спугнуть это безмолвие и эту чудесную сказку. Над Гиндукушем вставало солнце... Это было удивительное зрелище. Серые скалы вдруг преобразились. Безжизненные склоны их изменились неузнаваемо. Только поистине великий волшебник был способен на это.

Лейтенант стоял на пороге своего блиндажа очарованный и завороженный. О чем он думал в эту минуту? Что вспоминал? Я не знаю. Но, может быть, просто было чудесное воскресное утро. Просто был снег. Удивительный и неповторимый. И старшему лейтенанту было всего двадцать два.

Он был влюблен в эти горы, в это солнце, в это небо. И в этот ослепительно белый снег. Он был чертовски молод. И, может быть, именно поэтому воспринимал окружающий его мир так остро и восторженно.

Из, занесенной снегом, казармы начали появляться солдаты. Но и они весело щурились от солнца и размахивали руками. Ох, уж эта молодость! Она всегда слишком восторженна.

А ближе к полудню снова был обстрел. Из Лангара по заставе начал работать миномет Хайруллохана. Минометным осколком зацепило механика-водителя рядового Идиатулина. Но, в общем-то, отделались легко, и через несколько минут миномет был подавлен.

Налетевшая на Тотахан, буря промчалась стремительно и незаметно. На снегу почти не осталось ни следов, ни копоти разрывов. Он остался таким же белым и пушистым. И совсем ни чуточки не холодным. Но люди озабоченно проходили по нему, оставляя большие грязные следы. Устало чертыхались, когда сапоги их скользили по снегу. Разряжали на ходу автоматы. И больше не замечали окружающего их чуда.

Рядового Идиатулина отвезли в медсанбат. А к вечеру снег растаял.

Из разведотдела дивизии пришел приказ: мне предстоит несколько дней подежурить на станции радиоперехвата. В эфире участились радиопереговоры на английском языке. Солдаты-таджики на станции владели только фарси. Английский язык знали слабо. Только в объеме средней школы. А значит очень слабо. Поэтому переговоры записывались на пленку и два раза в неделю передавались в разведотдел. В связи с появлением у духов нового секретного оружия возникла необходимость более оперативной обработки поступающей информации. Тогда начальник разведки и вспомнил о моем дипломе военного переводчика.

Да магнитофоны на станции радиоперехвата действительно времен царя Гороха. Кроме треска и помех в радиоэфире голоса разобрать практически невозможно. Прослушивать эфир в живую утомительнее, но более результативно.

— Браво вызывает Большую Двойку. Браво вызывает Большую Двойку. Большая Двойка ответь. Браво вызывает Большую Двойку.

Через несколько минут в эфире раздается заспанный голос:

— Я — Большая Двойка...

— Ты не Большая Двойка. Ты — Большая Дубина. Билл, хватит спать! Мы с Жаном продрогли здесь до костей. Захвати с собой бутылочку виски...

Голоса их слышны совсем рядом. Судя по разговорам, это два американца и француз. С правилами поведения в эфире ребята знакомы лишь понаслышке. С переговорными таблицами, похоже, не знакомы вовсе. По жаргонным словечкам можно предположить, что это журналисты или киношники. Но время их выхода в эфир немного необычно. Сразу после рассвета. Не похоже, что они готовят какой-нибудь репортаж. Место для этого не подходящее. Судя по пеленгу, сидят они где-то под самым носом у батальона охраны баграмского аэродрома. Похоже, что ведут за кем-то наблюдение. И чего-то ждут. По всему видно, готовится какая-то провокация. Возможно, это связано с испытаниями нового оружия, полученного духами. Того, которое они называют «Гневом Аллаха». После каждого нового радиоперехвата связываюсь с разведотделом. Докладываю время выхода своих подопечных в эфир, частоты на которых они работают и содержание их переговоров. Разведбат готовит операцию по их захвату.

Работа у меня не сложная. Ребята сидят на одной и той же частоте. Или дорожке, как мы её называем. В эфир выходят примерно в одно и то же время. Переговоры ведут открытым текстом. Вычислить их местонахождение — пара пустяков. А вот захватить практически невозможно. Обе их радиостанции работают в зоне ответственности банды Анвара. Недалеко от кишлаков Джарчи и Петава. Для проведения операции по их захвату сил разведбата явно недостаточно.

Но меня это уже не касается. Послезавтра я убываю в очередной отпуск. За 1987 год. Даже и не верится. Улетаю не один. Шафи оформил все необходимые документы. Вместе со мною летит и Лейла. Из полка привезли мой загранпаспорт с открытой визой и отпускной билет. Так что в полк теперь можно не заезжать. В кабульском аэропорту нас будет ждать борт Советника. Не знаю точно, что это такое. Но звучит красиво.

После нескольких пасмурных дней над Панджшером снова сияет ослепительное солнце. Последний рабочий день на войне. Последний радиоперехват. Что-то у моих подопечных сегодня голоса изменились. Стали более серьёзными, что ли? Сегодня они вышли в эфир на новой частоте. И даже пытаются соблюдать правила ведения радиопереговоров. Неужели началось? Немедленно выхожу на связь с разведотделом. Ребята готовьтесь! Вот только бы знать к чему? В ответ мне желают доброго пути и хорошего отпуска.

До Кабула мы добрались без приключений. В аэропорту нас уже ждал борт Советника. Это был обычный ТУ-134. Но после грузового ИЛ-76 он казался настоящим раем.

Через полчаса мы взлетели. Лейла почти сразу уснула. Сказались усталость и волнения последних дней. Она спала на моем левом плече. Маленькая и беззащитная. Это было так трогательно. Стюардесса принесла лист чистой бумаги. Теперь я был самым счастливым на свете человеком. На этом крошечном листке бумаги я выводил неровные строчки, стараясь не потревожить короткий сон Лейлы:

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Из тишины слагаю музыку,
Из музыки — слова.
Я жизнь сплетаю с вечностью
В симфонию стиха.
Мне много не надо.
О малом не прошу.
Ведь я в своих ладонях
Вселенную держу.
Она такая хрупкая
Средь вечной темноты
Спит на моих ладонях.
Совсем, совсем как ты.
Нет никого дороже
Тебя в мой краткий век,
Мой милый ангел вечности,
Земной мой человек.
И ты прижмись поближе
Щекой к моим рукам.
И песней колыбельною
Я усыплю тебя.
И я слагаю музыку.
Из музыки — слова...
Ты, кажется, уснула,
Красавица моя?

Мы приземлились в аэропорту Домодедово. На такси добрались до моего дома в Перово. Лейлу очень удивило, что я живу не в собственном доме, а в обычной квартире. Но квартира ей понравилась. Лейла сказала, что моя квартира похожа на старый, давно заброшенный замок. Да, пыли в ней за время моего отсутствия накопилось предостаточно. И очень понравились Лейле маленькие игрушечные дракончики, которые стояли повсюду. Их мне всегда дарили мои друзья. Одного из них я подарил ей. Еще год назад. Сегодня подарил второго. Говорят, что дареное не дарят. Неправда. Иногда дарят. Больше мне нечего было оставить ей на память. Ведь на следующий день Лейла улетала в Страсбург. Впереди её ждали чужая страна и незнакомые люди. Неизвестность и постоянная тревога за отца. Мне очень хотелось, чтобы там, рядом с нею, было хоть одно родное ей существо. А лучше два. Два моих маленьких дракончика. Ведь двое — это уже много. Целая семья! И пусть это были всего лишь игрушки.

Мы проболтали всю ночь. Я пытался отвлечь Лейлу от невеселых дум, старался развеселить её. Джуй держалась молодцом. Наш маленький ручеёк старался не показывать своей грусти и тревоги. Но глаза её выдавали. В синих, бездонных глазах её блестели крохотные слезинки. Несмотря ни на что, она все-таки оставалась ребенком.

Я проводил её до таможенного терминала. Лейла старательно прятала от меня свои глаза. У самой таможни она неожиданно кинулась мне на плечи. Целую вечность не отпускала, прижимаясь, все ближе и ближе. И что-то шептала на незнакомом мне языке. Потом сказала несколько слов по-английски:

— Только обязательно вернись. Не умирай. У меня нет никого ближе тебя и папы.

И по-русски:

— Я не плачу, Серь-ожа.

— Я знаю, Лейла. Знаю. Тебе пора. Доброго пути, Джуй.

Она подняла свою голову, поцеловала меня в щеку и, стремительно отвернувшись, пошла к таможенникам. Я долго смотрел ей вслед, пока она не скрылась за перегородкой:

— До свидания, Лейла. Пусть у тебя все сложится, милый ручеёк. В твоей новой жизни. Пусть у тебя все сложится, Джуй.

Да, впереди у Лейлы была полная неопределенность. В моей жизни всё было куда как проще. Через полтора месяца я должен был вернуться в Афганистан. Там меня ждала работа, ждал Шафи. А пока впереди был отпуск. Славное время, когда можно было ни о чем не думать. Ничего не бояться. И не ждать выстрела в спину.

Как все-таки здорово возвращаться домой. Домой! Туда, где нет войны. Где не стреляют. Как всё-таки здорово! Первые два дня были совершенно сказочными. Я только что вернулся от родителей, встретился с сестрой и племянникам. Как все-таки здорово, когда тебя ждут! Настроение было замечательным. Первое легкое разочарование ждало меня недалеко от дома. На трамвайной остановке. Выглядело оно совсем неказисто. А как иначе могут выглядеть два не слишком крепкого телосложения, но зато крепко подвыпивших мужика. От них за версту несло водкой и свежими идеями. Сначала их заинтересовала моя шапка. Затем интерес к ней пропал. Появился интерес ко мне. Чем-то я им явно не понравился. Не понравился мой загар. Краем уха я слышал только обрывки их разговора:

— Скукотища!.. Давай-ка, врежем этому пижону что ли... А чо он здесь стоит?

Последняя идея, похоже, их действительно заинтересовала. Нетвердой походкой они направились в мою сторону:

— Эй, мужик...

У меня не было ни времени, ни желания их выслушивать. Я снова был на войне. Передо мною был враг. А дальше что-то произошло. Словно на мгновение кто-то выключил моё сознание. Я даже не помню, как встретил их неловкие попытки ударить. Просто теперь они лежали на асфальте. А я бил их ногами. По корпусу, по рукам, ногам, голове. Бил равнодушно, отрешенно от всего. Они визжали от боли. Но я ничего не слышал.

Через мгновение я пришел в себя.

— Что я делаю?!

До меня стало доходить, что нужно остановиться. Что здесь нет врагов. Есть только выпившие мужики. И они ни в чем не виноваты. Мне стало страшно. Ведь целое мгновение я не контролировал себя, свои поступки и действия. А они были не столь безобидны, как хотелось бы. Ведь я мог их убить.

Я дождался своего трамвая. Уходя, наклонился к мужикам.

— Бросайте пить. До добра водка никого не доводила.

Мужики испуганно кивнули в ответ. Хмель из них, похоже, как ветром сдуло. Ну, вот, обломал мужикам весь кайф.

Я проехал всего одну остановку. До метро можно было дойти и пешком, но мне так хотелось прокатиться на трамвае! Сто лет на нем не катался. На метро, правда, тоже. Но метро мне все равно было сегодня не миновать. Возможно, был час пик. Хотя время было довольно позднее. Но народу в трамвае оказалось больше, чем людей. Скорее всего, просто давно не было трамвая. Меня прижали, сдавили, растерзали. Радовало только одно: вокруг были очень красивые девушки. Но они были слишком близко. Так близко, что я, как честный человек, после такой поездки должен был на них жениться. Меня спасло только одно обстоятельство. Их было слишком много. По действующему законодательству, я не мог жениться на всех. Одновременно. Только по очереди.

Я слишком плохо знал местные, трамвайные законы. Кто имел в этой очереди приоритеты, преимущества. Кто мог пройти без очереди. И согласятся ли остальные подождать, когда я освобожусь от предыдущего брака? Судя по всему, девчата согласны были даже подождать. Но я не мог пойти на это. Это было несправедливо. Жениться, так на всех. Я был сторонником равных прав. Для всех девушек этого трамвая.

Так, в размышлениях о равных правах, я проехал одну остановку. Мило улыбнулся на прощание своим несостоявшимся невестам. Целоваться на прощание мы не стали. А жаль! Спустился в метро. Через полчаса я был на станции метро Аэропорт.

Я приехал в гости к Сан Санычу. Александру Александровичу Щелокову. Журналисту, писателю, разведчику. И просто хорошему человеку. Его жена, Лидия Андреевна, напоила нас чаем с вишневым вареньем. Сан Саныч показал свои новые приобретения. Кроме всего прочего, он был еще и страстным нумизматом. Его коллекция монет была одной из лучших в Союзе. Несколько старинных афгани, привезенных мною, были приняты им с восторгом. Все важные разговоры были отложены на потом.

Когда это потом наступило, я узнал что после Афганистана мне предложено съездить в командировку в одну из центрально-американских стран. Вместе со студенческим стройотрядом. Для оказания помощи законному правительству в уборке урожая кофейных зерен. Студенты в стройотряде были все «наши», в основном выпускники рязанского училища воздушно-десантных войск. Мне было только не понятно кое-что из технологии уборки кофейных зерен. То ли мы должны были в процессе этой уборки поддержать законное правительство этой страны. То ли сменить. Если не ошибаюсь, там недавно произошла очередная революция. И разобраться, какое правительство законное, а какое нет, без ста грамм, было просто невозможно. Но это было не столь важно. Думаю, что такие мелочи нам должны были объяснить позднее. Поэтому и не задавал лишних вопросов. Сама идея поездки мне, безусловно, понравилась. Пока молодой, нужно обязательно покататься по свету. Тем более, если Управление за всё платит. За билеты и питание. В том числе за оружие и боеприпасы. Необходимые для уборки кофейных зерен.

На следующий вечер я пил чай у Маргариты Ивановны Артюхиной. Она просила встретиться с её знакомым, подполковником запаса Дьяченко Борисом Дмитриевичем. Борис Дмитриевич работал в «Полевой почте» радиостанции Юность. И хотел записать кое-что из моих стихов. Мы снова пили чай. Затем Борис Дмитриевич долго налаживал свою аппаратуру. А затем мы еще дольше говорили об Афганистане, о моих ребятах. Потом я читал свои стихи:

ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ

Ночь укроет неслышно колючие ели
Серебром самой чистой февральской метели.
Серебром самой высшей проверенной пробы
Белым снегом пушистым укроет все тропы.

Ночь-кудесница тихо разрисует все окна.
В белый иней оденет седые берёзы.
В белый иней оденет легко и свободно.
Не страшны им отныне будут злые морозы.

Ты проснешься, а рядом за окном темно-синим
На снегу пламенеют гроздья алой рябины.
Снегири, словно франты, сидят чинно и важно.
Словно в сказке волшебной, но забытой когда-то.

Ты проснешься и рядом ты увидишь такое,
Что не сразу поверишь в это чудо земное.
Мы ведь с детства все знаем, что чудес не бывает.
Только разве не чудо, то, что нас окружает?!

Мы вспоминали о Прибалтике. О моей последней экспедиции со студентами из калининградского университета. (Мы составляли карту памятников архитектуры пятнадцатого-шестнадцатого веков). А еще старинный костел при калининградской филармонии. И концерт органной музыки, посвященный трехсотлетию со дня рождения Иоганна Себастьяна Баха. Тогда я написал эти строки:

В КОСТЁЛЕ ПЕЛ ОРГАН

В безмолвно притихшем костёле
Вдали от мирской суеты
Старик-органист говорил, словно с богом.
С одной лишь тобой говорил.

Орган трепетал словно скрипка.
И плакал, как старый рояль.
Рыдал и смеялся. И тихо
О вечной любви ей шептал.

О том, что разлука не вечна.
Что люди для встреч рождены.
Что счастье порой быстротечно.
И все ж мы достойны любви.

Красивая, добрая сказка
Звучала в безмолвии слов.
О том, что совсем не напрасно
Мы верим, надеемся, ждём.

Борис Дмитриевич говорит, что передача с моими стихами выйдет в эфир 8 марта. Верится в это с трудом. Точнее, мне это просто безразлично. Я не переживаю за свои стихи. Несколько блокнотов с ними запечатаны в конверт с адресом Лильки Курсковой. Рано или поздно она бы напечатала их в своей газете. Если бы со мною что-нибудь произошло. В Лильке я никогда не сомневался.

Но с записью для радиостанции я, конечно же, немного погорячился. Сан Саныч открутит мне голову, если о ней узнает. Или хвост. Но по самую голову. Целый день после этого я чувствую себя малолетним преступником, попавшимся на краже яблок из соседского сада. А после этого меня понесло на все тяжкие...

Понесло в родную школу. Моя учительница, Галина Ивановна Милокостова (Соколова), попросила провести творческий вечер с её девятым «А». Ребята в её классе подобрались просто замечательные. Так иногда бывает, когда у детей замечательные учителя. Или хотя бы один учитель. И особенно, когда этот учитель еще и классный руководитель.

Всё было очень красиво и немного печально. Ребята старались не спрашивать о войне, просто слушали стихи. Тихая, почти семейная обстановка. На прощание одна девочка попросила, чтобы я вернулся с войны живым. Забавно, об этом же меня просила и Лейла. Все знали, что через несколько дней я уезжаю в Афганистан.

Всё было здорово. Но для полного счастья не хватало только одного. Светланы. Её не было в Москве. Она снова уехала куда-то за границу. А без неё мир был пуст и страшно одинок. Отпуск казался бессмысленным и ненужным. Мне хотелось поскорее вернуться в полк. И я безуспешно пытался заполнить оставшиеся до возвращения дни походами в театры и встречами с друзьями. Встреч было много. Мы выпили столько чая, что с тех пор я испытываю легкие угрызения совести при одной только мысли о работниках Мосводоканала.

За два дня до окончания отпуска позвонила Светлана. Она спросила только об одном, когда я уезжаю? Всё остальное она и так знала. Знала, как я её люблю. И как мечтаю о встрече.

— Серёж, у меня есть бутылка шампанского. Приходи. Что-нибудь отметим. Дверь будет открыта.

Это было разумно. Было бы шампанское, а повод всегда найдется. За встречу. За мой скорый отъезд. За удачу. За любовь.

Это было разумно, но слишком для меня сложно. Мне достаточно было только одного слова: «Приходи». Мне не нужен был повод, не нужно было шампанское. Я пьянел от одного только взгляда Светланки, каждого её прикосновения, звука её голоса, её улыбки. Но Светланка любила превращать наши встречи в сказочные праздники, потрясающе яркие и незабываемые. Фея, ну что с ней сделаешь! Она сама была праздником. И не было ничего удивительного в том, что в праздник превращалось всё, к чему она прикасалась.

На южном склоне Фудзиямы есть небольшая пещера. Стены её выложены изумрудами и лазуритом. Пол усыпан лепестками сакуры. В серебряных блюдцах горят свечи. От них веет удивительным теплом и уютом. А если выйти из пещеры перед самым закатом, то можно увидеть, как солнце прячет свои последние лучи в водах суруганского залива.

На северном склоне горы Монблан пещера похожа на сказочный дворец. Высокие своды прячутся в легком полумраке. Сталактитовые колонны отражаются от кристаллов горного хрусталя. И словно молчаливые стражники окружают крошечное озеро в центре пещеры. Вокруг озера круглый год цветут эдельвейсы. В этом нет ничего удивительного. В озере очень теплая вода. Светланка может часами не вылезать на берег. Она не любит эдельвейсы, но они растут сами по себе, и поэтому она на них не сердится. Из этой пещеры прекрасно видно Женевское озеро и зеленые альпийские луга.

У любой феи есть такие потаенные места. Где можно побыть одной, насладиться тишиной и покоем. Перед тем, как снова вернуться к людям. Эти две пещеры Светланка любила больше всего. Она любила там отдыхать. Но жила она в обычном панельном доме. Через один дом от моего. На седьмом этаже.

Я нажал на ручку. Дверь легко открылась. В коридоре никто не бросился мне на шею. Мне никогда не бросались на шею. Я закрыл дверь на защелку. В гостиной горели свечи. Из ванной комнаты раздавался плеск воды. Меня ждали. В ванной плескалась Светлана. На полу стояли бокалы и бутылка шампанского. Больше нам ничего не было нужно...

Я улетал из аэропорта Домодедово не выспавшийся и ошалевший от счастья. Перед моими глазами стояла Светланка. Вид у меня был радостно-глуповатый. Обычный вид человека, который влюблен. И которого любят.

Глава 5

Афганистан встретил меня пасмурной погодой и затяжными февральскими дождями. Февральскими, зимними дождями. В Кабуле еще временами шел снег. У нас под Баграмом шли дожди.

Шафи сообщил мне, что Лейла добралась до Страсбурга без приключений. Уже немного освоилась на новом месте. И передает мне привет. Забавно, Шафи знал о Лейле больше, чем человек, который сопровождал её в поездке. Это попахивало несанкционированным контактом с дядей Ахмадом. Ахмад Шахом Масудом. Я уже ничему не удивлялся. Какое мне до этого дело! Главное, что у Лейлы все было хорошо.

Из разведотдела сообщили последние новости о моих «подшефных». Они действительно оказались киношниками. Снимали рекламный ролик о новом ПЗРК (переносном зенитно-ракетном комплексе). Как мы и предполагали «Гнев Аллаха» оказался обычным «Стингером». На кинопробах, пока оператор подбирал нужный ракурс для съёмок и нужное освещение, использовались старенькие английские ракеты «Блоупайп». Старенькими английскими ракетами были сбиты два наших штурмовика и вертолет МИ-8. А вот со Стингером вышла небольшая накладка. ИЛ-76, по которому был произведен запуск ракеты, отстреливал при взлете тепловые ловушки. Одна из них и увела ракету в сторону. Рекламный ролик снять не получилось. Хотя, для чего существует киномонтаж?! Наверное, как раз для таких случаев. Самое обидное заключалось в том, что не получилось перехватить эту интернациональную съемочную группу. Киношники умудрились проскочить в Пакистан прямо под носом нашего дивизионного разведбата. Это было неправильно. Ведь не случайно в нашем племени существует старая пословица. Если ты снял в своей жизни много фильмов о сбитых самолетах, будет справедливо, если кто-нибудь снимет и тебя. Из снайперской винтовки, к примеру.

Вторая новость была более важной. На охоте погиб Шер-шо (Шер-шах). Несчастный случай. По непонятной причине во время выстрела разорвало ствол его охотничьего ружья. Скорее всего, попался бракованный патрон. Заводской брак. Крайне редко, но такое случается. Шер-шо погиб на месте. Для ребят из разведбата это было хорошей новостью. Они еще не забыли подбитый БТР. Не забыли о том, что Шер-шо пытал и издевался над нашими пленными солдатами. А затем собственноручно их расстрелял.

Начальник разведки пошутил, что я напрасно тратил на него время. Напрасно лечил Шер-шо. Я с ним не спорил. Я думал о справедливости. О том, что ничто не напрасно в этом мире. И о маленьком охотничьем патроне, оставленном мною в патронташе Шер-шо.

Я вернулся на родной Тотахан. После обеда было торжественное построение заставы. Замполит батальона передал юбилейные медали «70 лет Вооруженным Силам СССР». Всему личному составу роты. Бойцы довольны. У многих это единственные медали. В мотострелковых ротах с наградами не богато. Это не в штабе, где у каждого писаря на груди целый иконостас. Это не в штабе. Здесь каждому свое. Кому пулю, кому осколок. С наградами здесь не богато.

На заставе меня дожидается письмо от Галины Ивановны Милокостовой, нашей классной руководительницы и школьной учительницы русского языка и литературы. Она всегда писала просто удивительные письма. И сама была удивительным человеком. Весь наш пятый «Б» был по уши влюблен в неё. А она любила всех нас. И была не столько нашей классной руководительницей, сколько классной мамой.

Добрый день, Сереженька!

И когда я только дождусь письма? Время хотя и летит стремительно, в ожидании тянется еле-еле.

Как ты там? Волнуюсь, не расслабился ли после отпуска, не потерял ли рабочую форму (бдительность свою, осторожность)? Пожалуйста, береги себя. Сейчас так много говорят о вас в таких радужных тонах, но вам вряд ли от этого легче.

Выйдя на работу, проработав неделю, снова взялась за лечение Юрки: видимо не долечила, повторно заболел, как, впрочем, многие. Приходится разрываться, ибо на больничный нельзя, по справке совесть не позволяет (и так отстаем по программе), так что и Юрка, и два дома, и работа — и все нужно успеть. У Андрея Пименова не была. Помнишь, я поделилась, что раскаиваюсь, собравшись идти в гости. Слава богу, все обошлось. Андрей пришел в школу с супругой, познакомил нас, подарил фотографию.

Да, они куда-то недавно уезжали.

Как после отпуска? Только бы твоя судьба была счастливой, хороший мой. Что говорят о переменах на месте? Реально ли?

Пиши. Очень жду. Галина Ивановна.

В ответ я посылаю Галине Ивановне несколько новых строк:

РОЗА

Я спешу преклонить
Свою шпагу пред розой.
И склонить свою голову
Перед её красотой.

Но опять предо мною
Встают чарикарские зори.
Там, где звезды и пули
Прошли через сердце моё.

Там, где счастье и смерть
Неразлучно шли рядом друг с другом.
Где любовь и разлука,
И подвига яростный взлёт.

Там я понял, что главное,
Это любить человека.
Он прекраснее всех
Даже самых красивых цветов.

Вечером с командного пункта батальона по радиостанции передают приказ семьсот двадцать первого (комбата): «Усилить бдительность...». На двадцать пятой заставе пропал Радик Махмудов, командир взвода с минометной батареи. Вышел после обеда в дукан и не вернулся.

Всю ночь в воздухе висит легкая изморось. Небо затянуто тучами, и трудно поверить в реальность вчерашнего чистого, безоблачного неба. Ласкового солнышка и запаха наступающей весны.

По ночам на заставе все еще топят печки. Топят углем. И парашютный шелк, которым обтянуты потолок и стены, приобретает от него грязно-серый оттенок.

Труп Радика нашли только утром. В Союзе столько разговоров о предстоящем выводе наших войск. Говорят так много, что обыватели уверены — уже почти все войска из Афганистана выведены. Разговоров действительно много, хотя до вывода еще очень далеко. Да и вообще в его реальность мы здесь не верим. Но в Союзе уверены, что война у нас давно закончилась. Как объяснят матери Радика, что её сын погиб?

Тем же утром духи обстреляли бензовоз на девятой заставе. Огонь вели из автоматов с крепости Калайи-Каримхана. Пришлось обработать её из миномета. Огонь моментально стихает. Да, за время моего отпуска действительно многое изменилось. Духи совсем от лап отбились. Это не правильно! Война войной, но слишком-то наглеть все равно не стоит. Придется снова объяснять это братьям-моджахедам.

Сегодня из батальона привезли еще одно письмо от Галины Ивановны, моей школьной учительницы. Не верится, что где-то есть другая жизнь, где нет войны. И где не стреляют.

Серёженька, милый, добрый день!

Ты очень дорогой для меня человек, поверь. Думаю о тебе ежедневно. В конце последнего коротенького письма — «до скорой встречи». Я очень жду её, родной мой человек!!! Скорее бы.

С нежностью, тревогой вчитываюсь в твои стихи: они поэтичны и уже носят отпечаток горестных раздумий...

Вчитываюсь вновь и вновь (все твои письма храню). Милый Серёженька, дорогой мой человек, несмотря на трудность твоей жизни, пишу я редко, реже, чем позволяют приличия. Мои раскаяния и известные тебе объяснения отнюдь не оправдывают меня. Но это не равнодушие, не безразличие, поверь, Серёжа.

Большая нагрузка по-прежнему тяготит меня. Первого июня два моих восьмых класса будут сдавать экзамены, и я уже живу этими событиями, вернее подготовкой к ним и боязнью за результаты.

Моя жизнь, Серёжа, — моя работа. Люблю ребят, борюсь, ругаюсь (увы!)... Юрка еще мал, много времени ему уделяю. Бабушка требует внимания, неустроенный дом...

Знаешь, но настроение не отчаянное — весеннее, радостное, приподнятое. Весна! Дождички и солнце съедают последний снег, пока лужи, весенняя грязь кругом. Но небо! Высокое, чистое, голубое, нежное, словно весна с неба начинается.

А у вас? Представляю тебя усталым, Серёж. У тебя должны быть другие глаза, когда вернешься. В них — известное тебе одному, ни для кого. Так что приедет ко мне другой Серёжа. Я очень жду. До свидания. Я жду его.

Верная Галина Ивановна.

В Женеве начались международные переговоры по Афганистану. Это внушает надежду на скорые изменения. Да, появляется надежда. Но в реальность каких-либо изменений никто серьезно не верит. Тем более, скорых изменений.

А пока приходится отправлять в баграмский инфекционный госпиталь командира третьего взвода Витю Левшика. С гепатитом. Уже вторым. После первого его перевели к нам. На должность с меньшим объемом физических нагрузок. Витя — капитан. Поляк. До недавнего прошлого командир восьмой роты. Но батальон его стоит под Джелалабадом. Там субтропический климат. После желтухи не самое лучшее место. У нас под Баграмом, особенно на Тотахане, настоящий курорт. Тем не менее, курорт оказался бессилен. Витя подхватил второй гепатит. Но после второй желтухи его, скорее всего, отправят на военно-врачебную комиссию. И переведут в Союз. В Прибалтийский военный округ. Так мы думали.

Мы ошибались. После госпиталя Витя уедет в отпуск по болезни. Переболеет в отпуске третьим гепатитом. Вернется в Афганистан дожидаться документов, необходимых для увольнения с действительной военной службы по болезни. И еще через месяц умрет в баграмском инфекционном госпитале от рецидива. Не прослужив в Афгане и года. Но все это будет еще впереди.

В моем блокноте появляются новые строчки:

Чужой закат горел над перевалом.
Чужие камни впитывали кровь.
Мы были далеко и все же рядом
От синевы заоблачных высот.

С них падал снег. Не тая на ресницах
Моих друзей. Он заносил следы.
И вы простите: это просто иней
Запорошил мои виски.

Через неделю меня вызвали в штаб батальона. С вещами. Это было что-то новенькое. Комбат приказал прибыть в кабульский Тёплый Стан. С ЦБУ (центра боевого управления) 181 полка связаться с начальником штаба армии генералом Грековым. Доложить о прибытии. Дальше я поступаю в его распоряжение. Мне сообщили позывные штаба армии и начальника штаба. И пожелали доброй охоты. У нас в племени так желают удачи. Доброй охоты на новом пути.

Я взял все свои вещи. Их у меня было совсем не много: автомат, блокнот со стихами и две гранаты Ф-1. За долгую офицерскую службу большего накопить не получилось. Правда у меня еще была зубная щетка и бритвенный станок. Но не хотелось быть Плюшкиным. Их можно было купить в любом магазине военторга. Я оставил их на Тотахане. Всегда нужно что-то оставлять. Чтобы потом можно было вернуться. Есть на войне такая примета.

На попутной колонне добрался до Тёплого Стана. С ветерком, менее чем за час. Колонна принадлежала ВАИ (военной автоинспекции) они всегда катались довольно быстро. И так же быстро связался со штабом армии. На ЦБУ стояла засекречивающая аппаратура связи (ЗАС), поэтому говорить можно было открытым текстом. Милый женский голос поинтересовался, кто беспокоит генерала, начальника штаба армии? Я постарался показаться таким же милым:

— Старший лейтенант Карпов. Из 180-го полка.

Ответ не заставил себя долго ждать:

— Послушайте, лейтенант, не морочьте мне голову!

Связь была прервана. Видимо девушка-радиотелефонист и не подозревала, что в нашей армии служат не только генералы и полковники, но даже и лейтенанты. Видимо, начальник штаба армии общался с лейтенантами не часто. В течение четырех часов я с большим или меньшим успехом связывался с узлом связи штаба армии. На вопрос «Кто я?», отвечал неизменно: «Старший лейтенант Карпов. По приказу начальника штаба армии...». Меня ласково и не очень посылали по разным адресам. Адреса были разные, но направление, в целом, одно. Я прекрасно понимал, что достаточно представиться хотя бы подполковником. Но я не мог говорить неправду. Я не был подполковником.

— Послушайте, лейтенант, прекратите засорять эфир!

— Во-первых, я не лейтенант, а старший лейтенант...

— Ну, это в корне меняет дело. Тогда соединяю.

Логика, которой придерживается при этом радио-телефонистка, мне совершенно не понятна. Хотя едва ли она существует, женская логика.

Я докладываю Грекову о прибытии. Как ни странно, он помнит о каком-то старшем лейтенанте. В ответ генерал говорит, что сейчас за мной приедут. Я вышел к контрольно-пропускному пункту и начал мечтать о том, как за мной приедет длинноногая блондинка в шикарном мерседесе. Мы поедем на пустынный пляж, и... Представить, чем мы будем заниматься на безлюдном пляже, я не успел. Из-за угла здания появился УАЗик с двумя здоровыми бугаями в афганских национальных одеждах. На УАЗике тоже были афганские номера. Фальшивые, почему-то сразу же подумал я. Номера фальшивые. Потому что уж очень фальшиво выглядели эти двое в афганских национальных одеждах. С замашками средиземноморских пиратов. С рязанскими физиономиями, на которых откровенно сияли хитрющие улыбки. Одежды можно было сменить, а такие улыбки никуда не спрячешь. Они как визитная карточка.

— Карпов?

— Я.

— Садись. Поехали.

Желания куда-либо ехать с этими подозрительными личностями у меня не было.

— Никуда я с вами не поеду.

Пиратов мой ответ немного развеселил. Они ни на мгновение не сомневались, что поеду. Живой или мёртвый. Это уж как получится. Но поеду. Через мгновение я уже сидел в салоне автомобиля. А УАЗик стремительно удалялся от пункта постоянной дислокации 181-го мотострелкового полка.

Мы летели по вечерним кабульским улицам. Афганские полицейские стыдливо отворачивались при виде нашей машины. На постах ВАИ офицеры тоже не смотрели в нашу сторону. Это могло означать только одно, все они знали, что это за машина.

Почему-то эта мысль меня совсем не грела. Меня радовало другое. Пока что я был жив и улицы, по которым мы ехали, были мне знакомы. Это была дорога к моему полку. Но до полка мы не доехали. Свернули к штабу армии. «Генерал Греков. Меня везут к нему», — мелькнуло в голове. Но я снова ошибся. Не доезжая штаба армии, мы свернули направо. Заехали в железные ворота. На воротах не было никаких традиционных табличек. Ни номера части, ни номера полевой почты. Даже звезды не было на воротах. Лишь за забором в небо тянулись антенны дальней связи. И первый человек, которого я увидел за забором, был в советской военной форме.

Старший лейтенант торопливо протянул мне руку.

— Валера Ромашов. С приездом. Пойдемте быстрее. Ротный уже заждался.

Слова эти были, как бальзам на мою бедную душу. Мои пираты хитро переглянулись друг с другом и пожелали мне удачи. Когда они отъезжали, я услышал, как один сказал другому: «Номера поменяй!». Бальзам с моей души начал постепенно улетучиваться. Куда это меня занесла нелёгкая?

— Отдельная рота специального назначения. Я — её командир. Лукьяненко Дмитрий Иванович, будем знакомы — майор подвел меня к штабной карте:

— Выезжаем завтра в три. Твоя задача — здесь (Он показал какое-то место на карте). Здесь и здесь минные поля. Туда не суйся. Соседи: здесь будет сидеть Николай со своими, здесь — Толя. Дальнейшую задачу получишь на месте. В двадцать часов — совещание. Не опаздывай. Валера, покажи Сергею его комнату.

Это уже было лишним. Ведь до начала совещания оставалось не более получаса. А до выезда на операцию всего семь часов. В моей жизни не было еще столь кратких инструктажей и постановок задач. Я чувствовал себя последним папуасом. Я абсолютно ничего не понял из того, что мне сказал новый ротный. Нет визуально я, конечно же, представлял, где будет сидеть какой-то Николай. А где Толя. Где находятся минные поля. И где должен находиться я сам. Я только не знал координат этого места и своей задачи. Оставалось надеяться, что всё это я узнаю на совещании.

Старший лейтенант Валера Ромашов оказался зампотехом роты и прекрасным собеседником. Он показал мне мою комнату. Место, где можно было поставить мой автомат. И проводил в штаб. На совещание. За все это время он не произнес и пары слов. Валера был прекрасным собеседником. Удивительно интеллигентным и мягким. Я это чувствовал по его глазам. Я видел, как хочется ему поболтать со мной. Узнать последние московские новости. Но, видимо, в роте разговорчивость считалась не самым лучшим человеческим качеством, непозволительной роскошью. Валера крепился из последних сил. Приходилось принимать новые правила игры и мне. Хотя вопросов у меня было куда больше, чем ответов на них. Вся надежда была на совещание. Мы зашли в штаб.

Два шестиметровых металлических контейнера, составленные в длину, служили верой и правдой штабом отдельной роты специального назначения. Вдоль стен на скамейках и стульях расположились офицеры и прапорщики роты. Их оказалось неожиданно много. Более тридцати человек. Были среди них и два моих пирата. Одежда у всех была разношёрстной. Брезентовые штормовки и длинные афганские рубахи. Незнакомая мне форма и комбинезоны песочного цвета. Знаков различия не было ни у кого. Кроме ротного. Он единственный был в советской военной форме. Нет, вместе с Валерой их было теперь двое.

Совещание тоже не дало ответов на мои вопросы. Кроме одного. Раз задача на предстоящие боевые действия мне не уточнялась, значит, она того и не стоила. И не стоило бежать впереди паровоза.

Совещание так же не отличалось особой продолжительностью. Дмитрий Иванович сказал, что в роту прибыл новый офицер. Показал рукой на меня. На этом совещание плавно перешло в собрание офицеров и прапорщиков. Вести его ротный предложил председателю собрания. Старшине роты старшему прапорщику Скалянскому. Со скамейки поднялся один из моих пиратов. Пересел за двух тумбовый стол командира роты.

— Ну, что, товарищи офицеры и прапорщики, в роту прибыл новый офицер. Старший лейтенант Карпов из сто восьмидесятого полка. В Афганистане с августа 1986-го. У кого будут какие вопросы?

Кто-то, из сидевших в первом ряду, задумчиво произнес:

— Завтра в бой. А вдруг он трус?

Я не знал, вопрос это или «тихо сам с собою я веду беседу»? Нужно ли на него отвечать или нет? В небольшой картонной коробке на Тотахане осталась моя медаль «За Отвагу». Нет, трусом я себя не чувствовал. Но в этот момент почему-то малость дрейфил. Меня брали на новую работу. Нужно было только сдать необходимые для этого экзамены. Вот я и боялся, что случайно их сдам. И что меня возьмут на работу на этот пиратский корабль. Мне это было совершенно ни к чему. Меня и на Тотахане неплохо кормили.

Я не знал, что за вопросы мне будут сейчас задавать. В голову лезли мысли о тактико-технических характеристиках различных образцов техники и вооружения. Как отечественных, так и иностранных. И еще какие-то остатки знаний, полученных в военном училище.

Второй пират подал голос откуда-то из дальнего угла.

— Да чего ты тянешь, Колян. Какие там вопросы?! Давай, наливай!

По оживлению присутствующих я понял, что именно этой команды все давно уже ждали. До начала операции оставалось менее семи часов, а мы были еще ни в одном глазу. Судя по всему, в чём-чём, а в медлительности Николая упрекнуть было нельзя. Отработанным до совершенства движением он поднял крышку стола. Как по мановению волшебной палочки в руке у него появилась литровая алюминиевая кружка. Но это были еще только цветочки!

В каждой тумбе стола стояло по тридцати восьми литровому бидону. Две тумбы. Два бидона. Николай откинул крышку одного из них и зачерпнул из него чуть более полкружки прозрачной, как слеза, жидкости. С хитрющей, пиратской улыбкой протянул кружку мне.

Птица-говорун отличается умом и сообразительностью. Говорить мне в этой ситуации ничего было не надо. Я сразу же догадался, что нужно немного отпить из кружки и передать её дальше по кругу. Вот только запах жидкости ввёл меня в чувство легкого уныния.

Конечно же, в Союзе я частенько разминался пивом. С друзьями мы проводили мероприятия и с более крепкими напитками. Но неразбавленный медицинский спирт был явно не из моей весовой категории.

Отступать было не куда. Из курса средней школы я помнил, что перед глотком надо задержать дыхание. Не помнил только, зачем. И не знал, отпить немного — это сколько?

Но не случайно птица-говорун отличается умом и сообразительностью. Я решил действовать по обстановке. По реакции зала, другими словами. Отпил глоток. По ожидающим глазам окружающих понял, мало. Еще глоток...

— Ну, давай быстрее, не задерживай посуду!

Страшная догадка осенила меня. Но это же просто невозможно! Выпить столько невозможно. Одновременно с вливающимся в меня спиртом глаза мои вылезали от ужаса из орбит. Что творю?! Я протянул пустую кружку Николаю.

Откуда-то из глубины сознания пришёл чей-то голос.

— Свой парень. Сработаемся.

Ну, вот это едва ли! Работник из меня теперь никудышный. Совсем никакой работник. Я присел на ближайший ко мне пустой стул. Кажется, на меня никто больше не обращал никакого внимания. Теперь я был свой. Меня приняли на работу. Правда, как всегда, забыв при этом поинтересоваться моим желанием. Как всегда, оно никого не интересовало.

Никто больше не сомневался в моей смелости. Все понимали, что в бою я не струшу. Не смогу струсить. Физически не смогу. Ничего не смогу. Даже струсить. Ближайшие сутки, как минимум.

У меня хватило ума и сил попросить Валеру проводить меня до моей комнаты. Значит, я ещё что-то соображал. И ноги мои еще работали. Раз я смог добраться до комнаты без посторонней помощи. Но я понимал, что это не надолго. Иногда я бываю удивительно догадливым. Буквально через мгновение я отключился.

А еще через мгновение пришел в себя. Между двумя этими мгновениями прошло около суток.

Я лежал в небольшой ложбинке на горном склоне. На экспериментальной плащ-палатке. Одна половина её представляла собой надувной матрац. Второй половиной можно было укрыться. Рядом лежал, аккуратно свернутый, спальный мешок. За ним РД (рюкзак десантный). И радиостанция Р-255. В бок впивался ствол моего автомата. А перед самым моим носом лежала, кем-то заботливо наполненная водой, полуторалитровая пластмассовая фляга. Тот, кто всё это укладывал, знал, что понадобится мне в первую очередь.

Я повернул голову в другую сторону. Там лежал мой подсумок с гранатами и, совершенно замечательный, брезентовый лифчик. Из его кармашков торчало несколько автоматных магазинов, четыре гранаты, два сигнальных дыма и два огня. Это был чей-то поистине царский подарок. Над головой была натянута маскировочная сеть.

Кто-то заботливо и аккуратно оборудовал мою огневую позицию. Обустроил и тщательно её замаскировал. Я не знал, кто бы это мог быть. Но одно знал точно — это был не я.

Самое забавное, что я ничего не помнил о прошедших сутках. Совершенно ничего. Ни как мы добирались, ни как поднимались на горку. Наверное, мне должно было быть стыдно. Но стыдно мне не было. Мне было никак.

Рука дотянулась до фляжки. Какие все-таки классные ребята, эти спецназовцы. Все предусмотрели. Обо всем подумали. Чей-то заботливой рукой, уложенная перед моим носом, фляжка с водой возвращала меня к жизни. Голова гудела, как набатный колокол. Но хмель уже начинал выветриваться. Чистый горный воздух творил чудеса. Интересно, как они меня сюда подняли?

Я осмотрелся по сторонам. Вокруг не было видно ни души. Но я почувствовал, что склон живой. Где-то на нем спрятались люди. Просто я их не видел. Всё очень просто. Ты можешь и не видеть суслика. А он есть!

Полуторалитровая фляжка опустела подозрительно быстро. Нет, не только красота — страшное оружие. Спирт, куда страшнее. После его употребления не только сам выпадаешь из времени и пространства. Но и вода в твоей фляжке куда-то испаряется. В кармане нашелся небольшой клочок бумаги и огрызок карандаша. Пока не стемнело, я успел набросать несколько строчек:

Сидя на вершине горы,
Бросая камушки вниз,
Я снова думал о ней.
О той, с которой дружил.
Дружил когда-то давно,
Но сколько раз изменял.
Я от неё уходил,
Я о ней забывал.
На вершине горы.
В предрассветной мгле,
Я снова думал о ней,
О капле чистой воды.
Но фляга была пуста.
И горный кряж впереди.
Привал через два часа.
И нужно было идти.

Мне вдруг подумалось, что это очень здорово, что мне ни куда не надо идти. Лежать у меня получалось гораздо лучше. В сумерках недалеко от моей позиции я почувствовал какое-то движение. Не увидел, не услышал. Просто почувствовал. Пододвинул автомат поближе. Кого там несет нелегкая? Это был один из моих пиратов. Старшина роты Коля Скалянский. Вместо автомата в руках у него был модернизированный пулемет Калашникова под патрон образца 1908-го года. В его руках он казался игрушкой. Но я догадался, что эта игрушка была у старшего прапорщика любимой.

— Ну, как ты там, разведчик, живой?

— Кажется, да. — В своей живости я пока еще не был уверен.

— Ничего, Серега, к утру полегчает. Перед рассветом под нами пройдут две машины. Толины ребята их перехватят. Наша задача: отсечь незваных гостей. Если таковые появятся. После этого мои ребята зачистят площадку. Прикроешь их. Затем сматываемся. Наша броня вон за тем склоном. Туда и отходим.

Все стало становиться на свои места. Вот она и моя задача. Раньше меня в нею не посвящали по одной простой причине. Не нужно было быть ясновидящим, чтобы догадаться, что после вливания в коллектив в течение суток никакие задачи мне не понадобятся. Вот меня и не озадачивали понапрасну. Психологи! Или может быть, я был не первым, кто вливался в этот сплоченный, славный коллектив?! Это была моя первая трезвая мысль за день.

На прощание Николай сказал что-то о сухом пайке. Это было кстати. Весьма кстати! Я дотянулся до рюкзака.

Уж что-что, а повеселиться я люблю. Особенно поесть. В рюкзаке лежали два горно-зимних сухих пайка. Четырехсот граммовые банки с овощами мы обычно в горы с собой не брали. Ограничивались лишь стограммовыми банками тушенки, сосисочного фарша, печеночного паштета и сгущенного молока. Сок виноградный или яблочный и суп «Особый» с рисом и черносливом брали всегда. В этот раз сухой паек был укомплектован на все сто. Галеты, карамель. Даже спички и витамины ребята не выбросили. И совершенно напрасно. Понимаю, меня невесомого и легкого поднять на горку. Рюкзак, оружие, спальный мешок, маскировочную сетку, куда ни шло. Но тащить наверх мои спички и витамины, настоящее пижонство. Поднимать такую тяжесть! На горку. Нет, такого авангардизма я не понимаю.

Перед самым рассветом в наушниках радиостанции раздалось два щелчка. Я не знал, что это означает. Скорее всего, наблюдатель заметил приближающиеся машины. Через мгновение на дороге мелькнул чей-то силуэт. И сразу же исчез. На дороге остался какой-то предмет. Старый трюк! Перед рассветом духи обычно передвигаются с выключенными фарами. Любой предмет на дороге, неожиданно появляющийся перед капотом машины, заставляет резко сбрасывать скорость. В сумерках сложно своевременно оценить размеры и опасность этого предмета. Водители предпочитают не рисковать. О том, что будет дальше подумать они, как правило, не успевают.

Я не ошибся. Из-за поворота действительно выскочили две машины. Кажется, Тойоты. С выключенными фарами на очень приличной скорости. И сразу же резко затормозили. В скрипе тормозов два слабых щелчка были практически не слышны. Из двух стволов АКМСН (автомат Калашникова модернизированный со складывающимся прикладом и креплением для ночного прицела) вылетело две пули. Через приборы бесшумной беспламенной стрельбы. Пороховые газы ослабленных зарядов специальных патронов отбросили в крайнее заднее положение затворные рамы. Вылетели стреляные гильзы. Затворы захватили очередные патроны и начали движение вперед. К патроннику. Стреляющие подобрали гильзы и прильнули к НСПУ (ночным снайперским прицелам универсальным), в готовности подкорректировать стрельбу.

Машины продолжали движение, когда к ним метнулось несколько теней. На ходу открылись двери, что-то выпало из машин. Двери закрылись и машины продолжили свое движение.

В эфире раздался голос Николая:

— Работаем.

А я-то думал, что работа уже закончилась. Я ошибся. Закончился захват. Работа только началась. Необходимо было зачистить площадку. Другими словами, убрать следы работы группы захвата и нашего пребывания.

Немного рассвело. В легкой дымке было видно, как спецназовцы оттащили два трупа (а это их выбросили из машин) к каменистой осыпи. Положили их в, заранее подготовленную, яму и сдвинули несколько камней. Осыпь пришла в движение. Несколько тонн гравия навсегда укрыли то, что еще несколько минут назад было людьми. Внимательно осмотрели площадку и подобрали предмет, который сыграл такую злую шутку с водителями. Это была обычная картонная коробка из-под сухого пайка.

Мы подобрали своё снаряжение, рюкзаки, маскировочные сети. И, прикрывая друг друга, отошли к месту сбора. Кто был в тех машинах, я так и не узнал. Да это было и не важно. Правда, в расположении роты Валера Ромашов показал мне маленькую игрушку, из-за которой мы рисковали сегодня своими жизнями. Небольшая пластмассовая коробочка, похожая на фотоаппарат-мыльницу. С солнечной батареей. Он назвал её фотоэлементом. Сказал, что солнечная батарея предназначена для подзарядки аккумулятора. Если аккумулятор разрядится ниже допустимой величины, устройство подаст сигнал на самоликвидацию.

Сама эта игрушка позволяет замкнуть электрическую цепь при появлении силуэта человека на удалении до пятнадцати метров от неё. Специалисты говорят, что в этом фотоэлементе есть электронное запоминающее устройство. Позволяющее закладывать в память изображение конкретного человека. В качестве боевого элемента используется английская мина «Клеймор» — аналог нашей МОН-50. Страна-изготовитель фотоэлемента пока не известна. Пока.

Да, ради такой игрушки стоило рисковать. С такими технологиями мне сталкиваться еще не приходилось. Да и слышать о таких игрушках, тоже. Всё это было довольно круто!

Глава 6

Незаметно наступила весна. В горах появились первые подснежники. В Союзе отмечали Международный женский день. Борис Дмитриевич не обманул и за неделю до праздника, первого марта, в «Полевой почте» радиостанции Юность прозвучали мои стихи. Я был уверен, что передача не состоится. А если и состоится, то большая часть моего интервью и моих стихов будет вырезана. Я ошибся. Целая передача была посвящена только им. Я рассказывал об Олеге Кононенко, который вынес из-под обстрела своего раненого командира. О своих разведчиках. Читал свои стихи.

Да, скоро восьмое марта. Жалко, что не смогу поздравить Светланку. Единственное, что в моих силах: это всегда любить её. Ведь не любить её просто невозможно. На небольшом клочке бумаги сами собой появляются строчки:

Не уходи!
Пусть снова боль разлуки
Пронзительно напомнит о тебе.
Не уходи!

Ну что для нас столетья!
Когда б я знал,
В каком тебя найти?
Мне ни к чему

Пророчества пустые,
Что мы как звезды
Разошлись в пути.
Я ждал тебя всю жизнь.

Прости, что ждал так мало,
Но я тебя прошу:
Не уходи!

Даже и не верилось, что в Союзе кто-то дарил любимым девушкам цветы. Гулял с ними по скверам. И мечтал о чем-то светлом и возвышенном. У нас шли рабочие будни. Я принял под командование группу. И мы целыми днями мотались по засадам и рейдам. Изредка катались на вертолетах. На перехват караванов с оружием.

Когда-то давным-давно, еще в мирной жизни, я видел, как высаживают десант из вертолетов. Вертолет приземляется на площадку и из него лихо и бесстрашно выскакивают взрослые дядьки с автоматами и злобными лицами.

Нет, парашютистов я видел часто. Пока их красивые купола расцвечивали небо, я отчетливо представлял, с каким удовольствием расстреливали бы их восхищенные зрители. Из крупнокалиберных пулеметов. Благо время позволяло. Парашютисты висели в небе утомительно долго.

К сожалению, в Афганистане для высадки десантов парашюты не использовали. Вот бы радости было у духов! Но пару раз я видел, что оставалось от летчиков катапультировавшихся из подбитых самолетов. И от их парашютов.

Один раз на учениях нам показали, как какие-то маньяки-десантники выпрыгивали из зависшего в метре от земли вертолета. И пару раз, как они спускались из него по веревкам. Это было круто! Тогда я не верил, что обычные люди на это способны. Только настоящие герои! Либо десантники. У них с головой всегда немного не в порядке. Хотя, они тоже герои.

Теперь и у меня появился шанс почувствовать себя одним из них. Оказывается, быть героем совсем не сложно. Ловить восхищенные взгляды, слышать восторженный шёпот за спиной: «Это тот самый!..» Быть героем даже немножечко приятно. Вот только сам процесс совершения подвига мне нравится гораздо меньше. Вы когда-нибудь делали зарядку по утрам? Обливались холодной водой? Вы меня поймете. Это действительно противно! Ну, посмотреть зарядку по телевизору, еще куда ни шло! Особенно если её проводят красивые длинноногие блондинки в полупрозрачных купальниках. Не очень рано, разумеется. Облиться холодным шампанским, в принципе тоже можно. Случайно. Но холодной водой! Это мазохизм.

Грань между подвигом и мазохизмом вообще очень размыта. Ты можешь, с маниакальной настойчивостью, трижды бросать ручные гранаты в амбразуру вражеского дзота. И не попасть ни разу! Немного утомившись, улечься на амбразуру. Потомки назовут это подвигом. Ты станешь героем. Правда, посмертно.

А можешь попасть в амбразуру первой гранатой. Затем с маниакальной настойчивостью, день за днем, штурмовать какие-то высотки и населенные пункты. Пару лет, словно крот, рыть любимые окопы. (Их очень любит командование, но копать почему-то приходится тебе). Спать в снегу. Есть через раз. (Трехразовое питание на фронте, это когда тебя кормят три раза. В неделю. В понедельник, среду и в пятницу. Через раз означает, что старшина где-то потерялся. И сегодня ты можешь съесть то, что съел еще позавчера). Периодически отдыхать в госпиталях и медсанбатах. И вернуться домой с одной единственной юбилейной медалью. Израненным. Больным. Никому не нужным. Никем. Это называется мазохизмом.

Увы, почувствовать себя героем у меня не получилось. То, чем мы занимались, больше было похоже на мазохизм. Вертолет сбрасывал скорость километров до шестидесяти. Один из пилотов открывал дверь и, пытаясь перекричать рев двигателей, ревел в нашу сторону: «Первый, пошел!». Куда он пытался нас послать до сих пор остается для меня загадкой. Первый, а им, как правило, был наш старшина, старший прапорщик Скалянский, начинал торговаться.

Обращаясь к пилотам, он предлагал им опустить машину еще хотя бы на пару метров. (От этих слов волосы поднимались у меня дыбом. Я начинал понимать, что машину можно было бы опустить еще на пару метров. И еще. Еще несколько раз. Сколько же там внизу этих проклятых метров?). Либо говорил, что первым будет кто-нибудь из них. Пилотов понять было можно. Они отвечали только за нашу доставку до места высадки. И сохранность машины. Опускать вертолет ниже было опасно. Можно было за что-нибудь зацепиться. Да и задерживаться в зоне, где тебя в любой момент могут обстрелять, тоже не хотелось. Их можно было понять. Но попробуйте понять и нас.

Если вы когда-нибудь прыгали с табурета, то согласитесь, что плюс или минус пара метров — играют некоторую роль. Плюс два метра или минус. Тем более, когда прыгаешь с движущегося вертолета с оружием и снаряжением на незнакомый грунт. И не всегда в светлое время суток. Точнее всегда в совсем другое время.

Кстати, есть некоторая разница в прыжке с сорокасантиметрового табурета, стоящего на метровой высоте. И с высоты метр сорок. Кто прыгал, знает какая.

Нет, героического в этом не было ни грамма. Чистой воды мазохизм. В самой извращенной форме.

И для меня до сих пор остается загадкой, как мы умудрялись приземляться без вывихов и переломов. Быть может, свои ангелы-хранители есть не только у пьяниц, но и у мазохистов? Похоже, что есть.

К тому же у вертолетов было одно неоспоримое достоинство. Они позволяли прибыть на задачу своевременно и практически в любой район. И в отличие от пеших прогулок, у нас еще оставались силы эту задачу выполнить. Во время работы нас прикрывала парочка МИ-24. Работать в таких условиях было очень уютно. А когда нас еще и домой отвозили на вертолетах, мы вообще были счастливы. Как Карлсон после трехлитровой банки клубничного варенья. Если бы только летать не так часто. Не постоянная, изматывающая вибрация и гул вертолетных двигателей, мы были бы еще счастливей. Но, как известно, любишь кататься, выбирай санки. А не вертолет.

У нас выбора не было. Иначе я бы выбрал кровать. Но, что мне нравилось больше всего, так это сама организация нашей работы. Это называлось — реализацией разведданных. Информация приходила из афганского разведцентра. Те получали её от своей агентуры из банд, из отдаленных кишлаков, даже из Пакистана. Состав караванов, что везут, охрана и маршрут движения. Афганские разведчики сообщали нам о прохождении караванами контрольных точек. Мы же выбирали наиболее удобные места для перехвата. Вдали от населенных пунктов и духовских укрепрайонов. Контролировалась ли эта территория народной властью или нет, нас не интересовало. При подготовке этих операций я впервые столкнулся с фотоснимками местности, сделанными со спутников. Это впечатляло!

Со временем я узнал и причину, по которой попал в роту. Она была немного необычной. Несколько месяцев назад в стране сменилось руководство. На смену Бабраку Кармалю пришел доктор Наджибула. Он обвинил старое руководство в излишне жестоких способах борьбы с оппозицией. В слишком тесных связях с советскими спецслужбами. В организации ряда громких заказных убийств лидеров оппозиции и духовенства.

В их проведении обвинили командование нашей роты специального назначения. То, что они могли быть к этому причастны — вполне возможно. Вопрос был в другом. Рота напрямую подчинялась Главному разведывательному управлению Генерального Штаба. И без приказа из Москвы никаких действий не предпринимала. Ребят просто предали. Сделали крайними в политических играх. Ведь письменных приказов же не было! Значит, они все делали сами! Обвинили в самоуправстве, превышении должностных полномочий. И отдали под суд военного трибунала.

Командира роты, замполита и командира одной из групп приговорили к различным срокам тюремного заключения. Это было, как гром среди ясного неба! Такого ожидать не мог никто.

И все-таки есть определенная романтика в военной службе. Тебя могут расстрелять за невыполнение приказа. Убить в процесс его выполнения. Либо посадить за выполнение преступного приказа. Всё это немного грустно. Хорошо еще, что у тебя есть выбор. Ты можешь застрелиться. Нет, в таком случае лучше лечь на амбразуру вражеского дзота.

Так одним махом было уничтожено командование роты. Нового ротного назначили из офицеров разведотдела армии. Нашли нового замполита. На должность командира группы поставили меня. Так я и попал в эту роту. Радостного в этом было мало. Личный состав роты был унижен и подавлен. А каким он должен быть, когда его предало собственное командование. Рота была деморализована.

Нас снова начали использовать для проведения различных разведывательно-поисковых операций. Правда, они больше подходили для разведвзводов и полковых разведрот. А не для групп специального назначения. Спецназ предназначен для другого. Чтобы перехватывать караваны с вертолетов особой подготовки не требуется. С такой задачей могли справиться и мотострелки. Но нас втягивали в боевую работу. От простого к сложному. Давали возможность почувствовать себя крутыми парнями. Которым все по плечу. А кто старое помянет...

Несколько перехватов караванов с оружием прошли просто виртуозно. Я смотрел, как работают ребята. Учился. Восхищался их мастерством. Но состояние восторга постепенно начало сменяться чувством усталости. И не только у меня. Почувствовать свою крутизну у нас не получалось. Все чаще и чаще мы стали попадать во встречные засады. Из охотников мы превращались в дичь. Которую обкладывали все плотнее и плотнее.

Фактор неожиданности был утрачен. Моджахеды встречали вертолеты огнем. Караваны использовались как наживка. Для приманки крупной рыбы. На живца ловили нас. Кто-то заранее предупреждал духов о нашем появлении. О месте высадки, времени и задаче. Все труднее и труднее было нам отрываться от противника. Потерь пока не было. Но все прекрасно понимали, что они себя ждать не заставят. И не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что где-то у нас завелся «стукачок». Духовский агент. Либо продался кто-то из наших. Настроение у всех было скверное.

А тут еще из разведотдела армии нас стали доставать за срыв операций. За отсутствие результатов. Обычно мы прихватывали с каждого каравана несколько стволов. Остальное оружие и боеприпасы уничтожались на месте. Трофейное оружие производило хорошее впечатление на командование. Но мы это уже проходили. Только раньше это называлось «охотой за скальпами». Как известно, ни к чему хорошему эта охота не привела. Так и сейчас мы прекрасно понимали, что иногда лучше подготовить несчастный случай какому-нибудь моджахеду. Не оставив при этом никаких следов.

Как записано в Коране, все в этом мире проистекает, течет и льется только по воле аллаха. Значит, и смерть правоверного от несчастного случая была угодна аллаху. Возможно, при жизни он что-то делал неправильно. Может быть, даже напрасно воевал против шурави? Это заставляло многих задуматься.

Но стоило только обозначить свое присутствие. Стоило только захватить парочку автоматов у его телохранителей, как все кардинально менялось. Теперь оказывалось, что он погиб за веру. Во имя аллаха! Ну а дальше, все понятно. Смерть неверным! Аллах акбар!

И, тем не менее, от нас требовали результатов. Требовали трофейных стволов после каждой операции. Складывалось впечатление, что где-то там, наверху не только не понимали элементарных вещей. Что захватом оружия, техники и пленных должны заниматься войсковые разведподразделения. Что спецназ должен заниматься «несчастными случаями», авариями на объектах и техногенными катастрофами. Не оставляя при этом никаких следов своего пребывания. Как говорил наш друг, герцог Ришелье, настоящая власть должна быть незаметной. Как и работа спецназа. Но где-то в Москве какие-то высокие чины умышленно лили воду на мельницу моджахедов. Словно кто-то очень сильно хотел, чтобы мы не победили в этой войне. Да это, пожалуйста. Вот только убивать нас для этого было совсем не обязательно.

Мы ходили на засады, летали на перехваты как бараны ходят на заклание. Весело и с песнями. Нет, это в кино они так ходят. С каким настроением ходили мы, вам лучше не знать. На душе было тошно. Какие там трофейные стволы, тут свои бы унести! Стволы и ноги.

Мне несколько раз пришлось съездить в родной полк. У знакомых ребят с полковой разведроты попросить взаймы несколько трофейных стволов. С возвратом. У разведчиков всегда что-нибудь найдется в заначке. Ребята меня хорошо знали, поэтому не скупились. Безоткатное орудие, два пулемета чешского и египетского производства, несколько АКМ английского производства (фирма Интерармз), израильские УЗИ, китайские гранатометы... Все уже не упомнишь! Ребята выручали, как могли. Но принципиально это проблемы не решало.

И самое грустное, что мы сами изменить ничего не могли. Вся надежда была только на контрразведчиков. Но их работа слишком незаметна, чтобы вселять надежду на благоприятный исход.

Мы и не надеялись. В один из дней ротный сообщил, что к нам едет ревизор. Из Москвы. Из военного отдела Центрального Комитета. О существовании такого отдела никто из нас и не подозревал. И какое отношение он мог иметь к нашей роте, было для нас загадкой. Но вскоре в роте действительно появился дедушка в полковничьих погонах.

Нас построили на плацу. Это было первое построение роты, на котором я присутствовал. Возможно, не только я. У меня сложилось впечатление, что для многих стоящих в строю это было впервые. Уж, не для всех ли, закралась в мою голову крамольная мысль? Это было вполне возможно. По крайней мере, судя по нашей форме одежды.

Мы были одеты в то, в чем воевали. У некоторых были спецназовские комбинезоны. Но таких были единицы. У кого-то, «афганка». Но подавляющее большинство было одето в брезентовые штормовки, танковые комбинезоны, длинные афганские рубахи и шальвары. Таким же разнообразным было и оружие. Трофейные АКМ арабского или китайского производства. У некоторых автоматы были наши. С приливами для крепления ПСО (прицел снайперский оптический) или НСПУ (ночной снайперский прицел универсальный) и ПБС (приборами для бесшумной стрельбы). Несколько ПКМ (7.62-миллиметровый пулемет Калашникова модернизированный). И СКС (самозарядные карабины Симонова, укороченный вариант) вместо снайперских винтовок Драгунова. У старшины, кроме ПКМ на ремне болтался ещё и АПСБ (автоматический пистолет Стечкина для бесшумной стрельбы). Обычное вооружение пиратского корабля.

Дабы не смущать высокое начальство своим разумением, вид мы имели лихой и немного придурковатый. Как завещал нам Петр Первый. Увы, это не сработало. Старичок-полковник даже не улыбнулся.

— Почему форма одежды не однообразна?

— Товарищ полковник, понимаете... — Попытался что-то ответить ротный.

— Переодеть. Повторное построение через час.

Ротный что-то шепнул ему на ухо. Полковник удивленно поднял седые брови.

— Повторное построение через два часа.

Нас распустили по казармам. В то, что за два часа нас можно переодеть верилось с трудом. Но нет ничего невозможного для людей, говорил мой друг Гораций. Имея в виду, конечно же, людей военных.

Через час старшина привез откуда-то полторы сотни комплектов «афганки». Еще через час мы стояли на плацу. В одинаковой военной форме вид у нас уже не был столь лихим, скорее более удручающим.

— А почему у офицеров нет погон?

Ротный снова склонился над ухом полковника.

— Хорошо, но знаки различия-то у них должны быть! Звездочки, эмблемы. Советский офицер должен...

Дальнейшее было полным бредом...

Еще через час мы стояли на плацу со звездочками на обмундировании. Дедушку заинтересовали наши РД (десантные рюкзаки). Возможно, надеялся найти там что-нибудь запрещенное? Непристойные картинки, карты или бутылки с огненной водой. Увы, к рюкзакам были приторочены спальные мешки, плащ-палатки и маскировочные сетки. В мешках полуторалитровые фляги с водой и боеприпасы. Патроны, гранаты, мины МОН-50 или ОЗМ-72. Очень много патронов. Мотки веревок. Запасные аккумуляторы к радиостанциям. Наши рюкзаки очень быстро стали дедушке совсем неинтересны.

Обращаясь к ротному, он произнес, возможно, свою любимую фразу:

— А сейчас я хочу посмотреть, как они пройдут торжественным маршем.

Мало ли что он хочет! Я вот тоже, например, хочу... Но я же не прошу мне это показывать. И все-таки жалко, что я не полковник. Нет, даже полковником я бы этого не попросил.

— Имущество оставить на месте. Приготовиться к прохождению торжественным маршем. — В голосе ротного тоже не слышится особого оптимизма. Видимо, Дмитрий Иванович догадывается, что после нашего прохождения прозвучит команда полковника: « Рота, направо. В Сибирь шагом марш!» Как в старые добрые времена. Времена декабристов.

Мы прошли торжественным маршем. Надо было видеть, как сморщился при нашем прохождении от досады дедушка-полковник. Я бы на его месте лопнул от злости. Но каждый из нас, к сожалению, был на своем месте. Дедушка-полковник, стоящий на своем месте скомандовал:

— А теперь прохождение с песней.

Дед начинал нам всем положительно нравиться. Своей неугомонностью. Он всех нас уже достал. Но, как известно, колхоз — дело добровольное. Хочешь, иди в колхоз. А не хочешь, поедешь в Сибирь. Эх, с каким удовольствием мы махнули бы сейчас в Сибирь. Да кто ж нас отпустит! Но хоть попугайте нас Родиной. Мы хоть помечтаем немного.

Наше прохождение с песней можно было смотреть только со слезами на глазах. «Это стон у нас песней зовется...» Мы исполнили самую красивую строевую песню. Которую знали. «Сару Барабу» из репертуара группы Секрет. На три голоса. Это надо было слышать!

Мы простояли на плацу почти целый день. Под теплым весенним солнышком. Откровенно валяли дурака. Ждали, когда же дедушка взорвется негодованием. Сорвется на крик. Но дедушка оказался тот еще перец! Он словно и не замечал нашего откровенного пофигизма. Удивительно, но самим нам это бессмысленное, многочасовое стояние на плацу совсем не показалось утомительным. Нам пытались доказать, что мы бездельники, тунеядцы и разгильдяи. Так это ж не теорема, чтобы её доказывать. Это аксиома! Мы это и так прекрасно знали. Но дедушкино упорство все равно вызывало восхищение. А когда на прощание он, неожиданно для всех, еще и погрозил нам своим маленьким крючковатым пальцем. Мы, чуть было, ему не зааплодировали. Просто потрясающий дед!

Нас побрили, переодели, украсили знаками различия. Многие тогда впервые узнали, что Толя Саркарда — капитан, связист Гриша Катушкин — старший лейтенант. Саркарда — кличка. На пушту означает, атаман. Катушкин, тоже кличка. На русский не переводится. Очень распространенная среди связистов, кличка. Единственное, мы надеялись, что в таком виде нас не погонят на какие-нибудь очередные боевые действия. В таком виде мы могли распугать всех духов. А этого делать было никак нельзя. Напуганные духи могли порубать нас в капусту.

На боевые нас не погнали. В тот же вечер дедушка-полковник улетел в Союз. Наш ангел-хранитель. Мы готовы были на него молиться. Теперь мы обожали строевые смотры. Прохождения торжественным маршем и с песней казались нам безумно красивыми. А не просто безумными. Мы понимали, что всем этом был тайный смысл. Потому что через два дня после этого в афганском разведцентре офицеры ХАД (афганской госбезопасности) арестовали одного майора. Он сливал духам информацию о нашей роте. Вычислили его наши контрразведчики. Мы готовы были носить их на руках. Но до сих пор у нас сохранилась твердая уверенность, что если бы не приезд этого дедушки, не строевой смотр и наша строевая подготовка, они бы его не нашли никогда. Мы были в этом просто уверены.

С тех пор у ротного в канцелярии на самом видном месте лежал Строевой Устав. Вместо Библии или Корана. Чтобы отгонять злых духов, нехороших майоров и вражеских шпионов от нашей роты. Строевых смотров и прохождений торжественным маршем больше не было. Мы об этом не жалели. Зато ребята воспрянули духом. Теперь можно было работать.

На следующий день после строевого смотра ребята из полка привезли мне письмо от Натальи Ивановны Левиной. В школьные годы мы с Лёшкой Пересыпкиным, моим одноклассником, занимались в театральной студии. Наталья Ивановна была нашим режиссером.

Здравствуй, Серёжа!

Очень благодарна тебе за мартовское поздравление и очень извиняюсь за столь долгое молчание, да мне кажется, что ты уже ко мне привык (Хотя привычка не очень хорошая). Оправдываться не буду, незачем. Перейду к делу. Твои стихи я давала читать многим людям. Мнения очень противоречивые, но по одному пункту сходятся, совпадают, — это в том, что тебе не очень удается ярко выразить свое отношение к действительности, а оно возникнет в том случае, если в тебе накопятся чувства, как говорится, польются через край и заставят тебя поэтизировать на ту тему, которая в данный момент тебя очень волновала и тревожила. У тебя есть в стихах такие чувства, но извини за такое слово, сухие, несколько черствые, а ведь поэзия — это музыка. А музыка имеет очень драгоценное свойство — воздействовать не столько на ум, сколько на душу, на сердце и возникать в результате излияния души.

Для примера возьму стихотворение «Последняя атака». Ты, Серёжа, пытался себя поставить на место тех солдат, которые в сороковых годах шли к Победе. Пытался себя поставить и якобы от имени Сергея Карпова всё описать, что чувствовалось Серёжей в то время. Но зачем? Зачем ты это делаешь? Ведь это будет только информативным и уже избитым вымыслом, который звучит в содержания других поэтов-фронтовиков. Они воевали, и они все это прочувствовали. А ты не воевал, и тебе не верим. А вот о том, как ты — сегодняшний Серёжа Карпов, смотришь на поступки ребят сороковых годов, чем они дороги или немилы, какое чувство они вызывают у тебя — чувство гордости за них и их поступки или горечи.

А, читая твои стихи, складывается впечатление, что ты не свои чувства превращаешь в строчки стихов, а описываешь стихами чужие чувства, виденные тобой в фильмах, прочитанные тобой в книгах. А это, по-моему, не истинная поэзия, а информативные стихи, которые констатируют факты — сухо. Информативность — это краткость изложения, поверхностность. А если поверхностность, то значит не для души и не от души, а для ушей. И от своего языка, а не от своего сердца. Ну, вот, как смогла, так и изложила свое мнение. Хочу, чтобы ты по-мужски принял мою критику и искал то, чего тебе не хватает в стихах, и это обязательно находил.

Пиши. Буду ждать ответа твоего. Желаю творческих успехов.

С уважением Наталья Ивановна.

Забавно, стихотворение «Последняя атака» не было посвящено участникам Великой отечественной войны. Я писал о своих ребятах-афганцах. Наталия Ивановна знала, что я окончил военное училище. Но не знала, где я сейчас нахожусь.

Интересно, если бы знала, изменилась бы её оценка моего рифмоплётства? Я ни на минуту не заблуждался насчет их действительного уровня. Они нравились только моим друзьям и самым близким мне людям. Попытки напечатать их в «Красной Звезде» или «Комсомольской Правде» заканчивались вежливыми отказами. Специалисты считали их посредственными и слабыми. Но меня всегда умиляло, что те же самые специалисты, узнав, что автор писал эти строки в Афганистане, сразу же находили в них что-то интересное и достойное внимания. Это было довольно смешно, если бы не было так грустно.

Но это было не важно. Я писал их не для кого-то или чего-то. Просто не мог не писать. Стихи — это нечто такое, что не писать просто невозможно. Так же, как и не дышать. Для живого человека невозможно. Просто когда твои стихи еще кому-то интересны, они пишутся гораздо легче.

Глава 7

В начале июля из разведцентра пришла информация, что в одной из банд появился китайский полковник. Китайские и пакистанские инструктора изредка появлялись в нашем районе. Но чтобы настоящий полковник! Это было что-то новенькое. Моей группе поставили задачу захватить его. Живым.

Ну, вот всегда так! Ставят интересную задачу, а под конец все портят. Сколько раз нам ставили задачи кого-нибудь ликвидировать. Нет проблем! Сколько раз захватывали мы пленных. В бою всегда попадались моджахеды, забывшие совесть и Коран. Откровенно стремящиеся не попасть в рай, а остаться на грешной земле. Не желающие сражаться до конца. Такие были всегда. Особенно если тащить их до места сбора, потом нужно было не один километр на своей спине. Но когда нам ставили задачу взять кого-нибудь живым, все переворачивалось с ног на голову.

Моджахеды всегда были прекрасными психологами. Попытку взять кого-нибудь из них в плен они расценивали, как неумение воевать. Как нашу слабость. И начинали выпендриваться. Бросались на нас с ножами, стреляли, кидали в нас гранаты. И никак не хотели оставаться в живых. Это значительно усложняло нашу задачу. К тому же мы никак не могли понять, чем живой моджахед может быть лучше мертвого. Любой ребенок знает, что хороший моджахед — мертвый моджахед.

Вот и в этот раз, с каким удовольствием мы пристрелили бы этого полковника. Один выстрел и никакой головной боли. Но китайский полковник был птицей большого полета. И птицей экзотической. Захват его позволил бы какому-нибудь нашему дипломату на встрече с китайскими товарищами между делом укоризненно попенять им за попытку вмешаться во внутренние дела суверенного государства. Не Афганистана, разумеется. Ведь это были дела Большого северного соседа.

Мы прекрасно понимали всю абсурдность этого захвата. Полковник наверняка приехал в Афганистан как частное лицо. А если и не так, лучше было тем более сделать вид, что мы его не заметили. Ссориться с китайцами по такому пустяку смысла не было. Лучше было посчитать количество таких же китайских полковников, нелегально находящихся на территории нашего Дальнего Востока. Вместе с родственниками, друзьями. И просто знакомыми и незнакомыми китайцами. Незаконная эмиграция на территории Сибири и Дальнего Востока приобретала удручающие размеры. Даже мы уже об этом знали. Работать надо было там, а не здесь. Но приказ, как известно, не обсуждают. И это было очень грустно. Куда веселее было бы обсуждать приказы, чем их выполнять. Но мир несовершенен. И мы жили в несовершенном мире. Где приказы все-таки нужно было выполнять.

Неделю назад мы отличились. Взяли двух моджахедов в Панджшерском ущелье. Нам сообщили, что они должны встретиться в небольшой березовой роще для переговоров. Мы вышли за три дня до назначенного срока.

Проблема была только в одном, трое суток просидеть серыми мышками в довольно густонаселенном районе. Подготовить место для работы. И остаться незамеченными. Для этого необходимо было оборудовать надежные укрытия.

Сам захват проблемой не был. Схема стандартная. Отвлекающий маневр. Захват. Вывод преследователей на заранее подготовленную огневую засаду. И возвращение к месту сбора. Стандартная тактика разведподразделений.

Мы расположились в три эшелона. Я с двумя бойцами занял укрытия в роще. В ста метрах, на пути нашего предполагаемого отхода, у небольшого ручья укрылись два пулеметчика с пулеметами ПКМ (Калашникова модернизированные). ПКМ пользовались заслуженным авторитетом в спецназе. При открытии огня с расстояния в шесть-восемь метров они позволяли уничтожить до полусотни солдат противника. Без единого ответного выстрела с их стороны. Тяжелая пуля образца 1908 года и скорострельность пулемета кратная частоте сокращений сердечной мышцы, приводили к парализации двигательных центров солдат противника. Так называемый «Эффект удава». Солдаты оказывались в состоянии ступора до тех пор, пока их не опрокидывала пуля. Классная игрушка, ничего не скажешь!

Еще двое прикрывали нас с тыла. И Максим Крылов был наблюдателем.

В качестве отвлекающего фактора решили использовать обычный детонационный шнур. Протянули его почти по всей роще. По периметру. Деревца обмотали шнуром в три, четыре оборота у самого комля. Этого достаточно, чтобы свалить дерево. Установили несколько дымовых шашек. Хорошенько все замаскировали. На это ушло две ночи. Каждое утро перед самым рассветом тщательно проверяли маскировку. Укладывались в свои укрытия. Сверху один из бойцов группы прикрытия натягивал над нами маскировочную сетку. И засыпал нас опавшими листьями. На поверхности оставалась только ТР (труба разведчика). Небольшой перископ, замаскированный под березовую ветку. Заметая за собой следы, боец отходил к пулеметчикам. Проверял их маскировку. И возвращался на свою позицию. Себя он маскировал сам. Этот ритуал повторялся каждое утро.

Днем мы отлеживались в своих укрытиях. Это было самое утомительное. Если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что лежать может быть так утомительно. Никогда бы не поверил. Нет, если с любимой девушкой. Это совсем другое дело! Но мы лежали одни. В нескольких сотнях метров от нас ходили бородатые дядьки с автоматами. И с очень суровыми лицами. Если бы они узнали, что мы лежим так близко, лица их моментально бы повеселели. Какой гарный моджахед не любит скушать на обед парочку спецназовцев. Съесть бы он съел, да кто ж ему даст! Мы не хотели поддерживать их несбыточных иллюзий. И лежали тихо. Съесть-то нас можно. Но слишком многие из духов при этом могут подавиться. Нам это было не нужно. Много не нужно. Нам нужны были только двое. Главари двух враждующих банд, которые должны были сегодня утром встретиться для переговоров в нашей роще.

На рассвете мимо нашей рощи чабаны прогнали несколько отар овец. Все было понятно. Проверяли следы вокруг рощи. К тому же бараны использовались и как «одноразовые сапёры». Чабаны были для нас серьёзной проверкой. Но, кажется, обошлось. Следов нашего пребывания они не заметили.

Немного позднее через рощу прошло две группы ребятишек. Дети. Они весело галдели. О чем-то оживленно спорили.

Им бы в игры играть, а не гулять над нашими укрытиями. Хотя они, наверное, и играли. По совету взрослых дядь. Тех, которые гуляли с автоматами. Игра, возможно, называлась «Казаки-разбойники». Ребятишки были разбойниками. И искали они в роще казаков. То есть нас. Ребятишек нельзя было упрекнуть в старании. Они старались. Просто казаки старались лучше.

Нам повезло. И этот экзамен мы сдали успешно. Ребята прошли в сторону ближайшего кишлака. В метре от наших укрытий. Один из мальчишек наступил мне на руку. Но я на него не в обиде. Главное, что они нас не обнаружили. Остальное было не важно.

Еще через полчаса на окраине рощи появилось две группы моджахедов. Я с удовольствием отметил, что они не перекрыли наш предполагаемый путь отхода. Это были те, кого мы ждали. Телохранители понадеялись на чабанов и детей. И на то, что вся роща просматривается насквозь. Это было слишком самонадеянно с их стороны. От групп отделилось два человека. Они направились прямо в рощу. Было там место, словно самим аллахом созданное для ведения переговоров. У небольшого валуна бил родник. Я догадывался, что мимо этого места духи не пройдут. Переговоры будут идти именно здесь. И именно здесь были расположены наши укрытия.

Телохранители остались на опушке рощи. Две группы вооруженных моджахедов, настороженно следящие за каждым движением друг друга. За нами не смотрел никто. Когда два больших государства воюют, маленькое может спать спокойно. Мы могли еще немного поспать. Целую секунду.

Специального сигнала на начало захвата не было. Сигналом послужил подрыв детонационного шнура и двух дымовых шашек. Это вызвало настоящий шок у духов. Как у главарей, так и их телохранителей. Ну, с главарями все понятно. Когда у тебя под ногами раскрывается преисподняя, и два чудовища в маскхалатах нежно, но крепко связывают твои руки и засовывают в рот кляп, можно подумать о всякой чертовщине. Все это происходит под треск падающих деревьев. И клубы дыма. Действительно всякое может померещиться. На месте этих духов неизвестно, как бы себя повел я сам. Но то, что телохранители себя повели крайне не профессионально, меня удивило.

Мои бойцы вынесли духов к пулеметчикам. Я прикрывал их отход. Мы прошли группу прикрытия. К нам присоединились пулеметчики и Максим. Мы вышли к месту сбора. Нас никто не преследовал.

При планировании засады я предполагал, что подрыв детонационного шнура может вызвать у духов некоторое замешательство. Обычный взрыв, лишенный осколков и ударной волны, распределенный по большой площади, может показаться необычным любому. Дымовые шашки должны были скрыть нашу работу. Падающие деревья (А мы делали витки детонационного шнура на стволах под небольшим углом в сторону предполагаемого подхода духов) должны были осложнить им наше преследование. Как, впрочем, и сам лесной завал. Но я и предположить не мог, что все это в комплексе вызовет такой эффект. Нас никто не преследовал. После взрыва телохранители в ужасе разбежались в разные стороны.

Ну и шайтан с ними! Я знал и раньше, что афганцы очень суеверны. Но не на столько же! Тем более телохранители. Телохранители не должны быть суеверными! Я был разочарован. И очень доволен тем, что мы вернулись без потерь. А бойцы долго еще посмеивались над незадачливыми моджахедами. И гадали, на кого спишут телохранители пропажу своих командиров? Хотелось бы верить, что друг на друга. На враждующую банду. Это было бы еще смешнее.

Увы, на войне не получается веселиться долго. С этим китайским полковником было не до смеха. Операция по его захвату планировалась многоходовая. Это подразумевало «Три возможных Н»: возможные неожиданности, накладки и неприятности. Сложные и хитроумные операции тем и коварны, что на бумаге в них все замечательно. В реальной жизни так не бывает. Все предусмотреть невозможно. В простых захватах можно обеспечить избыточный запас прочности. Чтобы перекрыть возможные проблемы. В сложных схемах эти проблемы накапливались, накладывались одна на другую. И словно лавина, обрушивались на группу в самый неподходящий момент. Грозя не только срывом выполнения поставленной задачи, но и потерями.

Вот и в этот раз у меня были серьезные сомнения в необходимости все так усложнять. Возможно, что другого пути в данном случае просто не было. Хотя мне почему-то кажется, что это была обычная, для наших аналитиков, любовь к многоходовым комбинациям. Убедить их в том, что надежность скрыта в простоте было невозможно. Простые схемы казались им излишне скучными. Если бы они сами занимались и реализацией этих схем, я бы мог с ними согласиться. К сожалению, они занимались только планированием. Претворением в жизнь их веселых планов приходилось заниматься нам.

Наша агентурная разведка сообщила, что один из помощников китайского полковника любит кататься по соседним бандам на двух джипах. В сопровождении немногочисленной охраны.

Идея была простая. Перехватить этого помощника. Перебить его охрану. На двух машинах подъехать к дому, в котором остановился полковник. Пулеметами перекрыть возможные пути подхода духов. Организовать круговую оборону. Захватить китайца. И быстренько смотаться.

Тем временем парочка вертолетов МИ-24 обрабатывает духов и обеспечивает нам коридор для выхода. Дивизионная артиллерия в готовности поставить заградительный огонь по указанным рубежам. Лёша Камин обеспечивает нашу эвакуацию.

Ротный заказал аэрофотоснимки интересующего нас района. В соседний кишлак с гуманитарной помощью был направлен армейский агитотряд. Среди его машин с мукой, керосином и товарами первой необходимости находились и две машины из армейского батальона РЭБ (радиоэлектронной борьбы). Они должны были контролировать радиоэфир, уточнить координаты духовских передатчиков. И в назначенный час подавить их помехами.

Из афганского разведцентра нам передали фотографии полковника. Это было сделано так буднично, что я невольно подумал о том, что в разведцентре есть фотографии всех китайских полковников. А также подполковников, майоров и лейтенантов. И не только китайских. Мне становилось понятным, почему разведчики так не любят фотографироваться. Примета. Когда появляется слишком много твоих фотографий, часть из них обязательно окажется в афганском разведцентре. Или в каком-нибудь другом. Не суть важно. Главное, что жить тебе после этого останется совсем немного. Это было неправильно. Была в этом какая-то высшая несправедливость. Человек должен жить вечно. А не столько, сколько отпустят на его век аналитики из какого-нибудь разведцентра.

В назначенный день из ворот нашей части (А наша отдельная рота приравнивалась к войсковой части) выехали две пятнистые БМП-2. Без бортовых номеров и опознавательных знаков. Мы свои машины знали, а противнику знать о том, что эти машины наши, было совсем не обязательно. Точно такие же машины были и в любом разведподразделении. Нас такое сходство вполне устраивало.

Рядом с пунктами постоянной дислокации наших войск всегда находились глаза и уши моджахедов. В домах напротив, в дуканах, за ближайшими дувалами. Старики, копошащиеся на своих участках. Дети, месившие глину для изготовления саманных кирпичей. Девушка, в яркой парандже, зашедшая в дукан за покупками. Любой из них мог работать на духов. Мы ничего не могли с этим сделать. Но были приёмы, позволяющие значительно снизить результативность их работы.

Осведомители у духов работали виртуозно. Они собирали бесценную информацию зачастую с риском для жизни. Собирали в огромном количестве. Работа агентурной сети духов вызывала у нас искреннее восхищение. Её массовость и охват большей части населения были залогом успеха.

Но были маленькие проблемы, которые не позволяли духам эффективно использовать собранные разведданные. Первая, и самая главная, отсутствие централизованного разведоргана. Способного своевременно обрабатывать этот огромный поток информации.

Отсутствие централизации, вражда между бандам, племенами и родами, были нам на руку. На местном уровне моджахеды умело использовали полученную информацию. О наших войсковых частях, сторожевых заставах и постах они знали практически всё. Но информация, полученная одной бандой, как правило, оставалась закрытой для других банд. Информация, касающаяся соседей, если и передавалась им, то с солидной задержкой. У духов не было мощных радиостанций. Их Уоки-токи, японские переносные радиостанции, работали в радиусе не более пятнадцати километров. Что тоже значительно усложняло своевременность передачи полученной информации.

Моджахеды не скупились на подкуп штабных офицеров и прапорщиков, снабженцев и гражданских служащих. Они покупали схемы минных полей, полетные задания наших летчиков и планы засадно-поисковых действий разведгрупп. Но если полетные задания выполнялись в соседних районах, а засады против соседних банд, это были деньги выброшенные на ветер.

Мы столкнулись с совершенно анекдотичной ситуацией. Прямо напротив штаба армии располагалось несколько дуканов, владельцы которых занимались откровенным подкупом офицеров и прапорщиков из штаба армии. Собирали совершенно секретные сведения. Мы попробовали сливать через них дезинформацию моджахедам. И тут выяснилось, что эта информация никуда не уходит. Как истинные патриоты своей страны, дуканщики считали необходимым собирать сведения о наших войсках. Собирали их. Но информация уровня штаба армии была слишком велика для моджахедов. Её некому было реализовывать.

Серьезные проблемы были связаны у них и со своевременностью обработки разведданных. Любая, даже самая секретная информация со временем устаревает. Её ценность зависит от своевременности получения. И обработки. Получить огромное количество важной информации иной раз гораздо хуже, чем одно единственное менее важное донесение. Одно единственное донесение проще обработать. Выявить его суть, определить степень важности. Уяснить, как можно будет использовать полученную информацию. В чьих интересах? И кто осуществит её реализацию.

Сделать все это в кратчайшие сроки, пока информация не успела устареть, довольно сложно. Обработать большие потоки информации гораздо сложнее. С этой задачей духи явно не справлялись. Возможно, у них не было для этого достаточно квалифицированных специалистов. Либо их было слишком мало.

Исходя из этого, для обеспечения нашей огневой поддержки, мы старались использовать «принцип полярности». Если работали под Баграмом, нас прикрывала авиация и вертолетчики с Кабульского аэродрома. Если работали под Кабулом — с Баграмского аэродрома. То же касалось и артиллерии. При выборе площадок для высадки и мест сбора старались учитывать дальность действия духовских радиостанций. И глушить их по мере необходимости радиопомехами.

Доводить задачи до обслуживающего персонала, приданных подразделений и подразделений, обеспечивающих огневую либо воздушную поддержку только в части, их касающейся. Общую задачу знали только единицы.

Во время выполнения задачи прекращалось ведение радиопереговоров в эфире. Использовалось только нажатие на тангенту (переключатель режимов прием-передача). В эфире раздавались один-два щелчка, схожие с радиопомехами. Один щелчок — все нормально. Два — работаем по второму варианту. Три — требуется срочная эвакуация во столько-то часов, из такого-то квадрата. Запеленговать такую радиостанцию, либо дешифровать информацию — практически невозможно.

Плюс дезинформация противника. Все это позволяло значительно снизить эффективность работы разведки моджахедов. А значит, и снизить потери в наших подразделениях.

Вот и в этот раз, для доставки группы в район выполнения задачи, мы использовали простенькую, но изящную схему. Две боевые машины пехоты проследовали из Кабула на одну из сторожевых застав 181 мотострелкового полка. В сумерках, перед самым закатом. В час волка, когда наблюдатели противника не столь внимательны. А улицы пустынны. В биоритмах любого человека в это время наступает период быстрого полусна. И мы очень любим работать в это время.

На броне сидит несколько бойцов из группы Лёши Камина. Моя группа укрылась в десантных отсеках БМП. Ненавижу кататься багажом! В десантных отсеках БМП растрясает последние остатки завтрака. Стоит неистребимый запах солярки. Все это мало способствует сохранности даже багажа. Что же говорить о нас?! Не доезжая десяти километров до заставы, в небольшой лощине, моя группа сходу через кормовые двери десантируется из машин. И по лощине уходит к месту проведения засады. А Лёшины бойцы уезжают дальше. На заставу. Вот и вся схема.

Все очень просто: разведгруппа прибыла для проведения засадно-поисковых действий на одну из застав. С утра за этой заставой духи усилят наблюдение. Попытаются выяснить, с какой целью прибыли разведчики? Что планируют делать? О том, что у них в тылу уже находится вторая группа, духи так и не узнают. Либо узнают слишком поздно.

А бойцы Лёши Камина, кроме демонстрационной задачи, будут еще и обеспечивать нашу эвакуацию и прикрытие. Если понадобится. Как только мы начнем работать, скрывать наше присутствие станет бессмысленным. Правда, работать мы начнем только в кишлаке, где находится полковник. Захват его помощника должен пройти тихо, без шума и пыли. Таков был замысел.

Не самый лучший замысел. Хорошо еще, что прикрывать нас будет Лёша со своими бойцами. Мне нравится с ним работать. Удивительно спокойный и надёжный человек. Смелый, до безрассудства. Если нужно спасти друга. За ним каждый чувствует себя, как за каменной стеной. А в бою это дорогого стоит.

Лёшка учился в Уссурийском суворовском училище вместе с Игорем Овсянниковым, моим однокурсником по Моспеху. Московским пехотным мы, не без гордости, называли своё высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР. Игорь был моим замкомвзодом на первом курсе. И Лешкиным другом по суворовскому училищу. Поэтому Алексей считает и меня тоже своим другом. Как говорится, друг моего друга — мой друг. Для меня это большая честь.

Год назад при проведении боевой операции был тяжело ранен командир взвода Джелалабадской десантно-штурмовой бригады. Выстрелом из противотанкового гранатомета ему оторвало обе ноги. Это был наш Игорь. Совсем недавно он начал ходить на протезах, поступил на истфак в Минский университет. Молодчина. Какая сила воли у парня! Я бы, наверное, так не смог. Лешка сильно переживает за Игоря. Да и за меня тоже. Ну, что я маленький что ли?!

До полуночи мы вышли к месту проведения засады. Ночь была лунная. Это здорово затрудняло наше выдвижение на задачу. Мы опасались ненужных свидетелей. Но маршрут движения был выбран безукоризненно. Ненужных встреч не было. Зато луна помогла довольно успешно скрыть наши следы.

В этот раз мы велосипед не изобретали. Дорога вилась серпантином среди невысоких скал. Мы знали, что на рассвете по этой дороге должны проследовать две машины с помощником полковника и его охраной. Поэтому просто навалили на дорогу несколько крупных валунов. Обвалы в горах случаются часто. Вышло у нас довольно правдоподобно. Нужно было, чтобы охранники вышли из машин. А еще лучше, если бы из них вышли и водители, и сам помощник полковника. Все они были нам не нужны. Живыми. Нас интересовали только машины. И желательно исправные. Без лишних дырок.

В небольшой промоине установили мину МОН-50 с радиовзрывателем. В этой промоине по нашим расчетам могли спрятаться при начале обстрела моджахеды. Не хотелось бы, чтобы они там долго разлёживались. Тем более, что осколки этой мины никак не могли зацепить ни одну из машин. Но мы умышленно создавали духам иллюзию безопасности, чтобы они покинули машины. В надежде, что при начале возможного обстрела окажутся в более надежном укрытии, чем обычные, небронированные автомобили. Искушали выгодой. Кто ж от неё откажется! Все знают о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Но при виде его об этом почему-то сразу же забывают. Старый, как мир, принцип канализации. Направь усилия противника в нужном тебе русле. Что мы и сделали!

Затем заняли свои укрытия и приготовились ждать. Ждать оставалось совсем немного. Через час в радиостанции раздался длинный сигнал нажатия на тангенту. Это был сигнал «Внимание, противник!». Наблюдатель докладывал о появлении машин. Начиналась работа. Все шло по плану.

Машины остановились перед самыми камнями. Тойота и наш УАЗик. Я был уверен, что они остановятся от валунов гораздо дальше. Так поступил бы любой человек, опасающийся засады. В машинах, видимо, таких не было. Слишком самоуверенные ребята! И хотя они немного проехали наши укрытия, нам это не мешало. Мы оказались в классической спецназовской позиции для удара. Сбоку и чуть сзади. Любой человек ожидает противника спереди. Территория пройденная считается условно более безопасной, чем та, которая ждет тебя впереди. Такая наивность нас просто умиляла.

Духи высыпались из машин и начали быстро расчищать дорогу. Не выставили наблюдателей. Даже охранения не поставили. Видно куда-то спешили. Так спешить можно только в одно место. На тот свет. И чего там все забыли?!

Мы сняли их с первого залпа. Как все-таки здорово работать с приемниками Р-255. У каждого бойца был приемник. Вообще-то он предназначен не только для получения команд и сигналов. Это поисковый приемник. При ночной высадке или десантировании командир группы включает на своей радиостанции радиомаячок. Группа по пеленгу находит его. Это очень удобно. И очень удобно для синхронного открытия огня. По своей приемо-передающей радиостанции я сказал только одно волшебное слово: «"Хоп!». Вся группа открыла огонь одновременно. У каждого моего бойца была своя цель. Всего одна. Сделать это было совсем несложно. Мы не слышали выстрелов. Приборы бесшумной беспламенной стрельбы на автоматах приглушили звуки выстрелов. Но каждый сделал по своей цели обычные три выстрела. В голову. В грудь. И живот. Так нас учили.

Даже если вы промахивались, первая пуля, пролетая у самой головы, парализовала двигательные центры противника. Что давало возможность гарантированно поразить цель второй и третьей пулей. У нас не было привычки промахиваться. При попадании в голову, пуля не сбивала с ног. Шея гасила её удар. Первая пуля просто убивала. Вторая и третья же пули были лишь данью математическому обоснованию поражения цели. Три выстрела давали восемьдесят один процент вероятности этого поражения. Что считалось в нашей организации вполне для неё достаточным.

Если бы первый выстрел проводился по корпусу, тяжелая акаэмовская пуля сносила бы противника с ног. Тем более пуля с ослабленным пороховым зарядом, используемая в автоматах с прибором бесшумной беспламенной стрельбы. Не давая возможности провести по нему еще два выстрела. Пуля, попавшая в грудь, могла оказаться не смертельной. Враг мог уцелеть. А значит, и открыть ответный огонь. На это пойти мы никак не могли.

Это только в кино наемные убийцы стреляют в грудь или в спину жертве. Подходят к ней, и с какими-нибудь многозначительными словами производят контрольный выстрел в голову. Только в кино. В детском кино. В жизни профессионалов, до обидного, мало слов. Особенно многозначительных. Зато много математики, физики, теоретической механики и других точных наук. И это так грустно! Хочу в кино!

Все было закончено за несколько секунд. Духи не успели сделать ни одного ответного выстрела. А кто бы успел? Мы оттаскиваем трупы в небольшую промоину. Снимаем свою же мину МОН-50. Сегодня она нам не пригодилась. Трупы не прячем. Нет времени, да и смысла. Когда их найдут, нам уже не будет смысла таиться и прятаться. Запрыгиваем в машины и разворачиваемся в обратную сторону. Теперь все решает время.

Машины идут хорошо. А это значит, что трясет нас и мотает из стороны в сторону. Через пару километров такой болтанки наши бедные души, скорее всего, покинут наши бренные тела. Винить их не за что. Я бы на их месте сделал бы то же самое. Но наши души оказываются более терпеливыми, чем наши тела. Или, может быть, они уже нас покинули? Просто мы не заметили, когда? Увы, подумать об этом, как всегда, нет времени. Мы подъезжаем к окраине кишлака.

На нас надеты национальные афганские одежды. Это должно сбить с толку духовских часовых. Хотя бы на некоторое время. Много нам не надо. Но улицы пустынны и мы совершенно спокойно подъезжаем к дому, в котором остановился китайский полковник. На наше счастье он сидит перед домом под тенью старого ветвистого дерева. Беседует с каким-то молодым парнем.

У него на глазах мы выскакиваем из машин. Два пулеметчика с ПКМ перекрывают обе стороны улицы. Семён и Максим берут на мушки дом и входную дверь. Неожиданности нам ни к чему. Я с тремя бойцами устремляюсь к полковнику.

Он все так же невозмутим. Все наши передвижения ему совершенно не интересны. Он продолжает что-то говорить своему собеседнику. И коротким молниеносным движением подносит свои руки к лицу. Лишь в последний миг я понимаю, что в них граната. И когда только он успел её достать? Откуда?

Сзади раздается крик Макса.

— Граната!

Это сразу же выводит нас из ступора. Мы, стремительными ланями, рассыпаемся в стороны. Поминая про себя маму китайского полковника, самого полковника и всех его родственников до седьмого колена. Совершенно непечатными выражениями.

К нашему счастью в руках полковника взрывается какая-то наступательная граната. Была бы оборонительная, типа нашей Ф-1, стремительные лани моментально превратились бы в какую-нибудь кухонную утварь. В дуршлаги, к примеру. Увы, факир был пьян и фокус не удался. Хотя, скорее всего, полковник и не ставил перед собой такой задачи. Мы остались все такими же стремительными, но немного обескураженными ланями. Мы подлетели к собеседнику полковника. Он немного контужен, но, кажется, даже не ранен. Бойцы за шиворот потащили его к ближайшей машине. От полковника осталось меньше чем от рядового. Грудь разворочена, кисти рук оторваны. От головы осталось ни пойми что. Какие-то лохмотья.

Я быстро обшариваю его карманы. В них лежат какие-то бумаги, пакетик с насом (местным наркотиком), часы и перочинный ножик. Все в крови. Бумаги забираю. С паршивой овцы, хоть шерсти клок. Правда назвать полковника паршивой овцой язык не поворачивается. То, что он сейчас сделал, здорово смахивает на сепуку. Традиционное харакири японских самураев. Это вне нашего понимания, хотя и достойно уважения. Но бумаги все равно могут пригодиться.

Через мгновение машины выезжают из кишлака. Макс уже дал сигнал по радиостанции. Через минуту два наших МИ-24 начнут обрабатывать окраину кишлака реактивными снарядами. Чтобы помешать погоне и воспрепятствовать ведению по нам прицельного огня. Затем их сменит следующая пара.

Где-то уже движутся нам навстречу две БМП с группой Лёши Камина. Они должны будут прикрыть наш отход. Но, скорее всего, это может и не понадобиться. Что-то не видно, чтобы кто-то горел желанием нас преследовать. Слишком все произошло быстро. Время было на нашей стороне.

Через пятнадцать минут мы были уже на нашей сторожевой заставе. Вскоре к нам присоединились и машины Алексея. Командир заставы предлагает позавтракать. В одной из комнат уже накрыт стол. Но есть, совсем не хочется. Это немного странно. Ведь все мы любим повеселиться, особенно поесть. И поспать. Поспать и поесть. Потом снова поспать. Сейчас не хочется ни того, ни другого. Что бы это могло значить?!

Мы возвращаемся в Кабул. В роте нас дожидаются два офицера-хадовца. ХАД — афганская госбезопасность. Они дожидаются нашего пленного. О гибели полковника я доложил по ЗАСу (засекречивающей аппаратуре связи) еще с заставы.

Пленный уже немного пришел в себя. Прежде чем отдать его афганцам, я спрашиваю, что сказал ему полковник перед смертью? На ответ я не надеюсь. Наверняка, что-нибудь личное. Типа, не забудь полить цветы. Или накормить любимую собачку.

К моему удивлению, пленный отвечает не задумываясь.

— Даст (Руки).

— Нафахмидам (Не понял)?

Афганец спокойно объясняет непонятливому шурави, что пред смертью полковник просил, чтобы его руки не достались кяфирам (неверным). До меня не сразу доходит, что перед смертью полковник думал о том, чтобы мы не смогли его идентифицировать. По лицу, либо отпечаткам пальцев. Чтобы не подвести свою страну, либо людей его пославших, полковник попросил своего собеседника сделать то, что могла не сделать ручная граната.

Ай, да полковник! Его доблесть была достойна восхищения. Мне почему-то вспомнились слова Сунь-цзы: «Ты всегда можешь встретить на своем пути более сильного противника. Непобедимость заключается в себе самом, возможность победы заключена в противнике.

Поэтому тот, кто хорошо сражается, может сделать себя непобедимым, но не может заставить противника обязательно дать себя победить». Так говорил Сунь-цзы.

Мы хорошо сражались. Мы сделали себя непобедимыми. Но не смогли заставить полковника дать себя победить. Победа осталась за ним. Ну и пусть! Зато мы остались живы. Легкое чувство досады не в счёт.

Нас не ругали. Ротный все прекрасно понимал. Да и мы знали, что вины нашей в этом не было. Кто же мог ожидать от полковника такой прыти. Что у него под руками всегда находится ручная граната. Что он всегда готов ею воспользоваться. И все равно настроение у нас было прескверное.

После обеда нам натопили баню. Баня — это вещь! Она помогает избавиться не только от грязи, но и от хандры. Баня — это то, что сейчас было нам нужнее всего. Но в предбаннике сидел какой-то лысый, вусмерть пьяный мужик. Он сразу же полез к нам обниматься. Просил принести гитару. И обещал что-то «сбацать». Это было совершенно ни к чему. Настроение у нас после неудачной операции было не то. Я заметил, как стал закипать Лёша. Судя по его тяжелому взгляду, у него серьезно зачесались кулаки. По крайней мере, один. Зная вес лёшиных кулаков, я был уверен, что и одного достаточно. Даже более чем достаточно. Для того чтобы оказаться в реанимации. Это при самом лучшем развитии сценария. На такой исход я даже и не рассчитывал.

От греха подальше, я потащил Лёшу в парилку. Когда мы из неё вышли, мужика в предбаннике уже не было. Повезло мужику. И нам тоже. Мы спокойно помылись. Пообедали. А вечером Валера Ромашов предложил нам сходить в клуб. Идти не хотелось, но из Москвы приехал Александр Розенбаум с концертом. Розенбаума послушать стоило. Его «Черный тюльпан» мы слышали на кассетах. Классная песня! Да и пел он очень душевно. Здорово пел.

Мы переоделись и втроём направились в клуб. На сцене с гитарой уже сидел наш новый знакомый. По бане. Он уже не казался таким пьяным. Может быть, чуть выпившим. Но лысина была все та же. Он задушевно выводил: «Под ольхой задремал есаул молоденький...». Это был Александр Розенбаум. Лёша Камин с легким раскаянием посмотрел на него, а затем на свои кулаки. Повезло Саше Розенбауму. Повезло.

Глава 8

На подушке в моей комнате меня дожидалось несколько писем. От родителей, сестры. И, совершенно неожиданно, от Наташи Жигаревой. Мы познакомились с нею и её сестрой Галиной еще в прошлой жизни. На втором курсе училища девчата из пединститута пригласили наш спортивный взвод на вечер. На музыкально-педагогический факультет.

На этом вечере мы и познакомились. На следующий день после дискотеки с цветами и тортом я был уже у девчонок дома. В гостях. Без предварительной разведки. И даже, кажется, без приглашения. По-моему, это называется, лихой кавалерийской атакой. После таких атак, как правило, кто-то получает по хитрой рыжей физиономии. Обычно это бываю я.

В этот раз по физиономии я не получил. Зато познакомился с курсантом выпускного курса юридического факультета военного института иностранных языков Сашей. Удивительно серьезным и положительным молодым человеком. Он писал очень красивые стихи и был, безусловно, талантлив. К тому же он был женихом Наташи. Хорошо еще, что не мужем.

А нервничал он совершенно напрасно. Да, наверняка я казался ему действительно очень наглым типом. Но у меня не было ни малейшего шанса на успех. Саша был старше меня, опытнее и талантливее. Намного старше. В институт он поступил после армии. А не как я, сразу же после школы. Ему оставалось полгода до выпуска. И он уже знал, что будет работать в Генеральной прокуратуре. До моего же выпуска было еще больше двух с половиной лет. Я еще не знал, где буду служить. Хотя и догадывался, что где-нибудь у черта на куличиках.

Нет, у меня не было ни малейшего шанса. Хотя я и пришел в гости на полчаса раньше, чем Александр. А, как известно, кто раньше встает тому... Ну, в общем, у того гораздо больше шансов на успех. Когда Саша позвонил в дверь, я уже сидел на кухне и пил чай с тортом. В жизни каждого человека подстерегают неожиданности. Приятные и не очень. Судя по Сашиному взгляду, я был еще той неожиданностью.

И все-таки переживал он совершенно напрасно. Шансов у меня не было. Ни малейших. И все-таки он нервничал. Со стороны это было заметно. Так всегда нервничают по настоящему влюбленные люди. Те, которые боятся потерять свою вторую половину. Но тот, кто боится, не совершенен в любви. Так говорил мой друг, альтист Данилов. Они слишком ранимы и беззащитны. И не могут защитить свою любовь. Они выглядят смешно. Даже глупо. К тому же с ними слишком скучно и неинтересно. Ведь все их существо пронизано страхом. Какой девушке это понравится?!

Саша был влюблен. Он боялся потерять Наташу. А значит, совершал ошибки. Если бы он просто попил с нами чаю, поболтал ни о чем. Блеснул эрудицией и юмором. Через несколько минут в глазах Наташи я стал бы пустым местом. Вместо этого он стал нападать. Хорошо еще, что только на словах. И все равно это было ошибкой.

Он начал рассказывать мне о моем же училище. О казарменном положении на протяжении четырех курсов. О том, что увольнения у нас бывают раз в месяц. Как будто я об этом не знаю?! О том, что у них в институте свободный выход. И они каждый вечер могут быть рядом со своими любимыми девушками. Мне приходится парировать, что количество вечеров не всегда означает их качество. Хотя где-то я слышал о том, что количество со временем всегда переходит в качество. Делиться этой информацией с Сашей мне совсем не хочется. Мне понятно, для кого он все это рассказывает.

Мы обсуждаем последние стихи Евтушенко. Он рассказывает о судебной психиатрии и о своей практике. Нет, судебная психиатрия ему здесь не поможет. Лучше бы он больше времени посвятил изучению психологии. Особенно женской. Прежде чем нападать, вспомнил бы, что женская душа — потемки. И она не всегда на стороне сильного, на стороне победителя. Порой женская жалость и сострадание заставляют их с большим вниманием относиться к побежденным. Дарить им свою заботу, внимание. А со временем, и любовь. Нет, лучше бы вы, Александр, зубрили книги по психологии. Тогда бы не совершали таких ошибок.

Не понятно, почему, но мне забавно смотреть на него со стороны. Я даже немного его поддразниваю. Обращаюсь к Наташе, подчеркнуто, на «ты». Саша не выдерживает:

— Интересно, как давно вы знакомы? Что-то раньше я о тебе ничего не слышал?

Интересно, с каких это пор мы с ним на «ты»?! Я подчеркнуто равнодушно и не спеша смотрю на часы.

— Как давно знакомы? Двадцать один час, двенадцать минут и, кажется, несколько секунд.

Саша искренне удивлен. Следующая его фраза похожа на крик души. Она не рассчитана на публику.

— Двадцать один час... Нам для этого нужны месяцы, годы. А кремлёвцы всего добиваются менее чем за сутки. Всего.

Нет, насчет «всего» это он, конечно же, хватил лишку. Но все равно, приятно, когда о тебе так думают. Сам ведь сказал, что в отличие от курсантов военного института у кремлевцев «всего одно увольнение в месяц». Месяцы, годы... Да кремлевцы так долго и не живут. Зато и не откладывают на завтра то, что нужно сделать сегодня. По одной простой причине: завтра может просто не наступить.

Наташа на минуту выходит из кухни. Саша наклоняется в мою сторону. Он уже не нападает. Кажется, успокоился.

— Понимаешь, я пришел, чтобы пригласить Наташу в кино. Вот наши билеты.

На протяжении всего дня я нес полную чепуху. Но ситуация действительно была глупой. Я не знал, в каких отношениях находятся Александр с Наташей. Мне было ясно только одно: знакомы они много лет, отношения между ними довольно серьёзны и я здесь, скорее всего, третий лишний. Для этого не нужно было быть семи пядей во лбу.

Я зашел в комнату Наташи попрощаться. Она встретила меня у порога.

— Саша мой старый знакомый. У нас с ним очень сложные отношения.

Меня это не очень интересует.

— Наташ, ты хочешь, чтобы я ушел?

— Нет, не хочу.

— Хорошо, я не уйду.

То, что происходит дальше похоже на сцену из плохого спектакля. Наташа выходит в коридор и начинает одеваться. Она обращается к Александру:

— А там можно купить еще один билет?

Кажется, Саша успокоился окончательно.

— Нет. Это же премьерный показ. Все билеты давно раскуплены.

Сцена из плохого спектакля заканчивается. Все происходящее дальше похоже на кошмарный сон. Так глупо я себя еще никогда не чувствовал. Мы доехали до станции метро Площадь Ногина. Поднялись наверх. Саша поймал такси. Мы попрощались. Наташа села в такси. Всё! Мне можно было возвращаться в училище.

Я тоже поймал такси.

— Кинотеатр Новороссийск...

Да, у кремлевцев всего одно увольнение в месяц. Они живут не слишком долго. Зато они никогда не сдаются. У входа в кинотеатр ребят не было, видимо уже прошли в зал. Не было пред кинотеатром и желающих продать лишний билетик. Не было и брони.

Кремлевцы никогда не сдаются. Интересно, кто это придумал?! Через служебный вход я зашел к администратору. Я ничего не придумывал. Сказал правду. Вопрос жизни и смерти. Скорее всего, в этот момент я и сам так думал. Испуганная женщина-администратор сказала, что свободных мест нет. Но если меня устроит стул... Боже, да меня и табурет устроит. Через пару минут я уже сидел в зрительном зале в последнем ряду на обычном стуле.

Я не видел, что показывали на экране. Но как только в зрительном зале зажегся свет, я устремился к выходу. Как истинный джентльмен, Александр пропустил вперед Наташу. Это снова было ошибкой. Многие считают, что женщин нужно пропускать вперед. Может быть на минном поле, я не спорю? Но в жизни, мужчина должен первым заходить в лифт. Ведь он должен проверить исправность лифта. И первым из него выходить. Чтобы убедиться в том, что впереди нет ничего опасного. Заходить в дверь первым. Мужчина должен поступать именно так. Если он бережет и любит свою девушку. Пропускать девушку вперед — это не воспитанность, а показуха.

Впрочем, меня сейчас такие тонкости мало интересовали. Я был благодарен Саше за то, что он поступил именно так, а не иначе. Это дало мне возможность придержать его на выходе за локоть и сказать ему на ушко несколько слов. Без свидетелей.

— Ты прав, у нас действительно всего лишь одно увольнение в месяц. (И чего я так прицепился к этому увольнению? Тем более, что наш спортвзвод отпускают в него каждую неделю). Но это мой день. И я никому не позволю его омрачать.

В глазах Александра застыл ужас. Это так забавно! Уж кого кого, а меня он явно не ожидал увидеть в зрительном зале. Наверное, сейчас я похож на какого-то злого демона. Который проходит сквозь стены. Преследует всю жизнь. Чтобы забрать чью-то бессмертную душу. Я долго смотрю в его глаза. Целую вечность.

Наташа оборачивается.

— Сережа? Ты здесь? Что случилось?

— Ничего страшного. Просто забыл у тебя дома свою записную книжку. С секретными сведениями. (И тут Остапа понесло! Какая записная книжка? Она лежит в кармане моей шинели. Какие там секретные сведения?! Разве что, рецепт приготовления яичницы из трех яиц). Придется ехать к тебе домой.

Наташа вопросительно смотрит на Александра. Я отвечаю за него.

— У Саши завтра тяжелый день. Он едет домой. К себе домой.

Ужас в глазах Александра сменяется удивлением. Он старше меня, опытнее, намного сильнее физически. В любой момент он может стереть меня в порошок. К тому же он любит Наташу. Я по сравнению с ним пустое место. На моей стороне нет ничего. Абсолютно ничего. Кроме наглости. Удивительной наглости.

На смену удивлению приходит растерянность. Как такое возможно? Он даже не прощается с нами. Ну и ладно! Не очень-то и хотелось с ним прощаться.

Мы возвращаемся к Наташе домой. Долго и безуспешно ищем мою записную книжку. Совершенно «неожиданно» я нахожу её в кармане своей шинели. Наташа отчитывает меня за забывчивость. Глаза её смеются. Это обычная игра. Мы оба это прекрасно понимаем.

Мы снова пьем чай. На этот раз с Наташей, её мамой Аллой Константиновной и сестрой Галиной. Затем Галя играет нам что-то очень красивое на фортепиано. Играет удивительно хорошо. Просто восхитительно!

Но время летит неумолимо. Мне пора возвращаться в училище. Мы прощаемся. И около девяти я уже в расположении своей роты. Чувствую себя последним идиотом. Да, кремлевцы никогда не сдаются. Но, возможно, иногда лучше просто не ввязываться в сражение. Тем более, когда победа в нем столь безрадостна .

Это было для меня хорошим уроком. Не зная брода, не суйся в воду. Одной такой кавалерийской атакой можно надолго испортить настроение хорошим людям. Очень надолго.

Но главный урок был в другом. Я понял, что любовь редкий и великий дар. Огромное счастье и страх потерять свою любимую. Любовь заставляет совершать великие подвиги и маленькие глупости. Но страх потери парализует волю, лишает слов и, в конечном итоге, самой любви.

Человек, влюбленный в жизнь, подобен человеку, любящему женщину. Он также раним и беззащитен. И точно так же выглядит немного глупо. Чтобы твоя любимая была с тобой счастлива, тебе нужно быть уверенным в трех вещах. Что любить нужно здесь и сейчас. А не завтра. Что вы будете жить вечно. Вместе. И будете любить только друг друга. Тогда все получится. Уйдет страх. Не будет ошибок и глупостей. Подозрений и недоверия. Вы не будете откладывать свою любовь до лучших времен. Более благополучных либо более благоприятных. Зная, что будете вместе целую вечность, вы научитесь беречь своих любимых. Не торопиться с выводами. Не рубить с плеча. Прощать. И лучше понимать друг друга. Ведь без взаимопонимания нет и взаимности. А без взаимности нет настоящей любви.

Так и жизнь. Её нужно любить. Но чтобы жить долго, её нельзя любить слишком сильно. Мне не очень близки идеи самураев с их фанатичным стремлением к смерти. Думается, что в жизни любые крайности нелепы. Просто нужно знать, что все мы умрём. Но не сегодня. Что сегодняшний день нужно прожить, словно он твой последний. Прожить вместе с любимой. Потому что только любовь имеет в этой жизни смысл. И только ради неё стоит жить.

Этому научила меня лихая кавалерийская атака. И еще тому, что кавалерист из меня никудышный. Зато весёлый. Ведь если в этой жизни не совершать маленьких безумств и подвигов, никогда не ошибаться и не обжигаться — жить будет слишком скучно. И если все в этой жизни будут ползать, некому будет летать.

Боже, как давно все это было! На следующий день Александр прислал Наташе удивительно красивое и трогательное письмо. В стихах. А еще через несколько месяцев они сыграли свадьбу. Я в это время был на каких-то очередных своих соревнованиях.

Но до этого мы несколько раз еще встречались с Наташей и Галей. Девчата приходили к нам в училище на танцевальные вечера. Где-то к третьему курсу мы потерялись окончательно. И вот письмо. Как только Наташка разыскала мой адрес? Мне кажется, что я сам себя уже найти не могу с этими постоянными переездами и сменой номеров полевой почты.

И все-таки письмо нашло своего непутевого адресата. Неожиданное письмо. Но, тем не менее, получить его было очень приятно.

Сережа, здравствуй!

Первого марта я (совершенно случайно) услышала твой голос в «Полевой почте».

Со мной что-то произошло. Меня просто потрясло, так странно и неожиданно было слышать знакомый голос. Я не могу не написать этого письма. Хотя мне трудно предположить, как ты на него отреагируешь.

Мне кажется, я не понимала твоих слов. В голове была только одна мысль: Сережа в Афганистане. И как было страшно и приятно одновременно. Страшно, что ты там. И приятно, что слышу твой голос.

Сережа! Я очень боюсь за тебя. Прошу тебя будь осторожен! Осталось совсем немного. Ты должен вернуться на Родину обязательно живым и невредимым.

Обидно, что мы потеряли связь друг с другом. Хотела написать сразу же после передачи, но не так-то легко найти твой адрес.

Надеюсь на встречу в Москве. Наташа

Да, действительно получить это письмо было приятно. Приятно, что кто-то еще помнит о тебе в Союзе. И все-таки я ждал не этого письма. Только сейчас я отчетливо понял, что все эти годы я ждал письма от совсем другого адресата. Но это было невозможно. Мы никогда не писали писем друг другу. За все время нашего знакомства я и звонил Светланке всего лишь пару раз. За столько лет! Хотя мне всегда так не хватало её голоса, её шуток и смеха. Мне почему-то подумалось, что было бы очень здорово получить от неё письмо. Хотя бы одно. Пусть очень короткое. В пару строк. Но от неё.

Мне так нравился её красивый аккуратный почерк. В каждой букве мне чувствовалось тепло её руки, виделся легкий наклон головы и светлая, загадочная улыбка на губах. Я видел, как она писала письма. Но Свеланка никогда не писала писем мне.

Это было как-то противоестественно. Ведь мы так любили друг друга! Каждая наша встреча превращалась в сказочный, чудесный праздник. С цветами (Светланка так любила цветы!) и шампанским. Фейерверками и её улыбками (Вы представить не можете, как она улыбалась! За одну такую улыбку можно было отдать все на свете. Мне так нравилось, когда она улыбалась!). Но Светланка была волшебницей. Она умела так волшебно улыбаться. А еще она умела находить меня в суете земных дел. Она удивительным образом чувствовала, когда я появлялся в Москве. Звонила мне. И мы встречались. К сожалению, эти встречи были так редки. Раз в год. Раз в полгода. Просто Светланка была волшебницей. У неё было множество других дел. К тому же она была замужем.

Я всегда знал, что мир несовершенен. Мир людей несовершенен. Бог сотворил людей из яблок райской яблони. Ранней осенью он разрезал красивые, сочные плоды пополам. И разбросал их по земле. Чтобы люди всю жизнь искали свою вторую половинку. А вместе с нею и свое счастье. «Просите и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам. Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят».

Что ж, шутка удалась! Бог не учел только одного. Что у людей целое состоит не из двух половинок. Когда им это выгодно, половинок может быть гораздо больше. Правда, счастливее люди от этого все равно не становятся.

К тому же райские яблоки были так похожи друг на друг. Возможно, поэтому люди так часто ошибаются. В том не их вина. Но их беда. Мы были со Светланкой двумя единственными половинками одного целого. Мы ни на миг в том не сомневались. Но мир был несовершенен. И мы не были вместе.

Я написал письма родителям и сестре. С опозданием ответил на письмо своего одноклассника и друга Андрея Пименова. Написал ответ Наташе Жигаревой. А еще несколько строчек Светлане:

Я возьму кусочек мрамора
и капельку дождя.
Я возьму в ладони радугу,
тихий звон ручья.
Осени багрянец,
тайну янтаря
Я смешаю с солнцем.
Сотворю тебя.

На следующее утро со своей группой мы пристреливали свое оружие. Как всегда, после каждого выхода. Вообще-то все это называется проверкой боя и приведением к нормальному бою стрелкового оружия. Но это так длинно! Тем более, что приведением оружия к нормальному бою должны заниматься лучшие стрелки подразделения. В закрытом тире. В, так называемых нормальных табличных условиях. При плюс пятнадцати по Цельсию. При пятидесяти процентах влажности. Отсутствии ветра. Нулевой высоте по балтийской системе координат. Цель должна быть с вами на одной высоте. А кучность боя соответствовать необходимым показателям. Это позволяет привести оружие всего подразделения к «одному глазу». Другими словами, взяв в руки любой автомат у своих подчиненных, вы будете знать, что стреляет он точно так же, как и ваш родной. И это правильно!

Мы приводим оружие к нормальному бою неправильно. Условия стрельбы далеки от табличных. Вместо контрольно-пристрелочных мишеней мы используем консервные банки или обычные камни. Каждый пристреливает свой автомат сам. На качество пристрелки это нисколько не влияет. В группе нет ни одного бойца со спортивной квалификацией ниже кандидата в мастера спорта. В том числе и по пулевой стрельбе. Проблема в другом, каждый пристреливает автомат под себя. Это значит, что, взяв в руки чужой автомат, вы не будете знать, куда он стреляет.

Все объясняется просто. Ребята в спецназе немного суеверны. А иногда даже здорово суеверны! Они считают, что никто не должен прикасаться к их оружию. И уж тем более, из него стрелять. С ними трудно не согласиться. Пусть будет так! Поэтому после каждого выхода на операцию мы совсем неправильно приводим свое оружие к нормальному бою. Зато это оружие нас никогда не подводит. И в роте за последние месяцы нет, не только убитых, но даже и раненых. Вот и не будь после этого суеверным!

Глава 9

В конце июня из Союза в роту присылают нового командира группы. Меня отпускают в родной полк. Точнее, на Тотахан. Ну, а уж если быть совсем точным, прикомандировывают к газнийскому батальону спецназа. Проводником. Батальон будет работать под Баграмом. А я те места со своим разведвзводом исползал вдоль и поперек. К тому же неплохо знал не только местность, но и местные банды. Это куда важнее.

Но не для меня, разумеется. Мне все это уже совсем не важно. Потому что как только я приеду на Тотахан, Шафи сразу же меня убьёт за эту очередную командировку. Он видимо уже догадывается, что я готов делать все что угодно: воевать или не воевать, копать или не копать, лишь бы не работать. Его связником. Это не так, но как говорится, до бога высоко, до царя далеко. И вместо того, чтобы обеспечивать бесперебойную связь Шафи с нашим центром, я снова должен буду играть в войнушку. По решению какого-то божьего либо царёва слуги.

На заставе меня дожидается письмо от Лильки Курсковой.

Здравствуй, Сережа!

Спасибо за теплое поздравление! Знаешь, а я ведь тоже помню о 9 сентября. Интересно, будешь ли ты к этому времени в Союзе. У нас на ТВ и радио очень часто передают информацию об Афганистане. Смотришь, слушаешь и переживаешь — только бы дошли ребятки живыми. Вот и за тебя волнуюсь, как за брата. Когда человек попадает на войну, те, кто когда-то был с ним рядом тоже «очищаются». Становятся искреннее, что ли.

У меня все отлично. Опять наступила сессия. Опять сдаю экзамены. И пока мой друг Сережа Карпов защищает подступы к нашему мирному небу, я спокойна за свое завтра. Знаешь, подумала, — и все-таки я была бы рада получить в ответ длинное письмо — о твоей жизни, мыслях. Только откровенно. Ведь убеждена — этот год многое изменил в твоей душе. Складываются ли новые стихи? Хоть мы и виделись всего несколько раз, думаю, «внутренний контакт» был найден (не будем вспоминать некоторые нюансы и дамские капризы). А при таком стечении обстоятельств обычно пишется легко. Только ответь сразу.

Счастливо, удачи тебе! Лиля.

Кроме Лилькиного письма еще куча писем от родителей, сестры, друзей. Накопились за время моего отсутствия. Пишу всем ответы, а Лильке посылаю несколько новых строчек:

Ты просишь написать о звездах и цветах.
Но я неисправим как черт. И снова
Я вспоминаю ночь, далекий перевал.
За сотни верст от тишины и дома.

Мы третьи сутки выходили из огня.
Забыв о сне и отдыха минутах.
Ты знаешь, я не помню о цветах.
Лишь о глотке воды, что разделили с другом.

Ты просишь написать о звездах и цветах.
Но я неисправим как черт. И снова
Я вспоминаю ночь, горящий перевал.
Мальчишек, не вернувшихся из боя.

Моя первая боевая задача оказывается совершенно далекой от моих служебных обязанностей. Мой ротный, Витя Ванярха, просит о небольшом одолжении. О маленькой услуге. Вот уже целый месяц выносной пост терроризирует какой-то маньяк-снайпер. Пока я где-то там прохлаждался с кабульской ротой специального назначения, он довел до ручки весь гранатометно-пулеметный взвод, расположенный на выносном посту. Или точнее, на восьмой «а» сторожевой заставе. Вместо Андрея Иванищева взводом теперь командует его заменщик, Виталий Куклин. Командир новый, а проблемы старые. Любят почему-то духи обстреливать эту заставу. Видимо, есть за что. Без дела духи тоже лишний раз огонь не открывают. Скорее всего, с выносного поста подстрелили какого-нибудь моджахеда. Вот теперь им и мстит какой-нибудь кровник. Перед глазами у меня до сих пор стоит Шер-шо. Это его совершенно случайно подстрелили бойцы Андрея Иванищева. За такой «подстрел» духи могли и вырезать всю заставу. По крайней мере, обстреливали они тогда выносной пост по полной программе. Сейчас же их доставал всего лишь снайпер.

Какой-то жалкий снайпер! Месяц назад подстрелил часового на посту, рядового Гулиева. По словам Леонида Ивановича, нового батальонного фельдшера, пуля была на излёте. Это означало, что стрелял снайпер с дальности около двух километров. Пуля попала в плечо. И застряла между сердцем и лопаткой. Гулиева отвезли в медсанбат, но извлечь пулю в медсанбате не смогли. Для этого пришлось бы сначала извлечь лопатку. Или сердце. Сказали, как приедет в Союз, чтобы обратился к врачам. Наверное, порекомендовали какого-нибудь участкового педиатра. Вот и ходит пока рядовой Гулиев с пулей под лопаткой. Благо через пару месяцев заканчивается его срок службы. А там можно будет и к педиатру обратиться за помощью. Если тот не пошлет его к какому-нибудь другому доктору. Или по другому адресу.

Больше таких удачных выстрелов у снайпера не было. Но стрелял он почти каждый вечер. На протяжении целого месяца. И стрелял совсем не плохо. Если еще учесть дальность, с которой он вел огонь, можно сказать, что стрелял он великолепно. Хотя больше и не попадал. Я посмотрел, как вы бы попали. По движущимся мишеням. С превышением цели в полторы тысячи метров. С дальности в две тысячи метров. Ближе он не подходил. Ближе его могли достать из крупнокалиберного пулемета НСВ или из тридцатимиллиметрового автоматического гранатомета АГС-17.

Мне совершенно не хочется выполнять просьбу ротного. Я прекрасно понимаю, что снайпера нужно убирать. Но заниматься с ним снайперским единоборством мне совершенно не хочется. Я заранее знаю, кто будет победителем в этом единоборстве. Конечно же, я. Победителем буду я. До тех пор пока не ввяжусь в это гиблое дело. А стоит только в него ввязаться, как в шкурке победителя появится новая дырка. К сожалению, не от ордена или медали. От пули. На этот счет я не сомневаюсь ни минуты. Тягаться со снайпером, стреляющим на два километра, может только последний придурок. Хорошо еще, что ротный знает к кому обратиться в таком случае. Знает одного из самых последних. Он обращается ко мне.

Для начала нужно найти огневую позицию снайпера. Она наверняка находится где-нибудь в стороне от кишлаков. Подставлять кишлак под ответный огонь нашей артиллерии снайпер не станет. Да и старейшины ему не позволят. Хотя в кишлаке вычислить его было бы практически невозможно. Вспышку выстрела на таком расстоянии не увидишь.

Ну, а если он выбирает огневую позицию вне населенных пунктов, вычислить его гораздо проще. Тем более, что стреляет он почти ежедневно примерно в одно и то же время. Около восьми вечера. Да, стрелять его научили неплохо. Если бы кто научил его еще и не повторяться, цены бы не было этому снайперу. Сейчас же цена была вполне реальной. Его жизнь.

Не отличался снайпер разнообразием и в выборе огневой позиции. Единственным достоинством этой позиции была возможность скрытно занимать её практически в любое время суток. От наших наблюдательных постов её закрывала небольшая земляная насыпь, проходившая вдоль арыка. Да еще заходившее солнце, ослепляющее наших наблюдателей.

Любой снайпер, выходящий на огневую позицию мысленно уже связан с будущей целью. Он ожидает угрозу только с её стороны. И прячется за местные предметы с учетом того, чтобы остаться незамеченным с одного вполне конкретного направления. С направления, в котором находится его цель. Это вполне естественно для любого человека. Но это не правильно. Достаточно лишь переместить охотника за снайпером с этого направления немного в сторону. И дать ему в руки ПСНР-5, переносную станцию наземной разведки. Тогда снайпер будет открыт как на ладони.

Я снова выставляю расчет ПСНР-5 немного южнее Зубов Дракона. С этой позиции для меня нет зон невидимости за арыком. Снайпер этого не знает. Два дня я веду за ним наблюдение. Изучаю привычки. Способы выхода на огневую позицию и отхода с неё. Я не знаю, кто это? Мужчина или женщина? Старик или подросток? Для меня это просто светящаяся точка на экране станции. Нет, на самом деле, уже больше чем просто точка. За эти несколько дней мы становимся с ним одним целым. Неразрывно связанные одной нитью. И на каждом конце этой нити чья-то жизнь. Его или моя. Хотя снайпер об этом еще даже и не подозревает. Но кто-то там, наверху, уже запустил небесные часы. Отсчитывающие последние минуты до нашей встречи.

В канцелярии роты под моей кроватью хранится моя небольшая заначка. Ящик со сгущенным молоком. Да, вы правы, обожаю сгущенное молоко. Но в минометном ящике, под моей кроватью его нет. Там лежат мои сокровища. Всякие безделушки. Нужные и не очень. Дорогие мне и совершенно бесполезные, но выбросить которые у меня просто не поднимается рука. Итальянская противотанковая мина ТС-6,1, снятая мною полтора года назад с дороги недалеко от Калашахов. Осколочная заградительная мина ОЗМ-72. Две осколочные мины направленного действия МОН-50. Несколько электродетонаторов с проводами и самодельными замыкателями. Батарейки National. Два радиоуправляемых детонатора и пульт управления японского производства, найденные мною у одного из убитых духов. Несколько тротиловых шашек и гранат Ф-1. Упаковки патронов к автомату. И еще что-то по мелочи.

Ротный постоянно ругается, когда вечерами я залезаю в свой волшебный сундучок. Любовно перебираю свои игрушки, свои сокровища. Виктор говорит, что им место на артскладе, а не в канцелярии. И что когда-нибудь в один прекрасный день все это может взлететь на воздух. Вместе со всеми обитателями штабной землянки. Он, конечно же, был прав. Но однажды я показал ему небольшой фокус с миной МОН-50, которая в течение нескольких секунд была подготовлена для прикрытия входа в землянку от непрошеных гостей. С тех пор Витя ругается гораздо реже. Хотя и посматривает в сторону моего сундучка с некоторым опасением.

Для встречи со снайпером мне нужны были подарки. И я знал, где их можно найти. Конечно же, в моем волшебном сундучке. Для хорошего человека ничего не жалко. Был ли снайпер хорошим человеком, я не знал. Да это было и не важно.

Я взял с собою противотанковую мину, толовую шашку, электродетонатор и один из замыкателей. Проверил батарейку. К моему удивлению, разрядиться она не успела. Понятное дело, что устанавливать противотанковую мину против снайпера было уж слишком. Вполне хватило бы и обычной противопехотной. Но мне мало было убить снайпера. Мне нужно было объяснить духам, что стрелять по нашим солдатам нельзя. Безнаказанно нельзя. Для большей доходчивости необходимо было показать это на примере снайпера.

Еще я взял с собою радиостанцию, ночной прицел, саперную лопатку и оружие. А у Зубов Дракона снова выставил расчет ПСНР-5. Ночью они должны были обеспечить мою безопасность.

Все остальное сделать было уже не сложно. После полуночи спуститься с горки. Выйти к огневой позиции снайпера. Найти наиболее мягкое место в грунте на удалении не более метра от огневой позиции. Выкопать там небольшую ямку и уложить в неё «бутерброд». Бутерброд состоял из тротиловой шашки с электродетонатором, батарейки и вместо масла сверху была противотанковая мина. Замыкатель я положил прямо в окоп, где обычно отлеживался снайпер. И хорошенько все замаскировал. А потом вернулся на заставу. Вот, собственно говоря, и все. На этом охота на снайпера закончилась.

Мы так и не узнали, кто же это был? На следующий вечер снайпер заполз в свой окоп. Замкнул электрическую цепь элетродетонатора. И все. Утром на месте его огневой позиции мы нашли большую воронку, искореженный кусок ствола карабина и остатки одной стопы. Узнать, кому она принадлежала, было невозможно. Да мы и не очень к этому стремились.

За успешную работу ротный дал мне выходной. До обеда. Другими словами отпустил в гости к Шафи. Это было очень кстати. Мне давно уже было пора отнести ему очередную шифровку. Да и вообще, хотелось поскорее с ним увидеться.

К сожалению, толком пообщаться с Шафи не получается. В гости к нему пришли Хасан, командир поста самообороны из Калашахов и Хуанджон из Мианджая. Решают свои душманские проблемы. Мой маленький помощник по лазарету Абдул за время моего отсутствия переселился от Хасана к Шафи. Он, как никто другой, рад меня видеть. Несколько минут Абдул взахлёб рассказывает свои новости.

Шафи подарил ему цветные карандаши. А еще Шафи учит Абдула писать и считать. Своего старшего брата и моего крестника Сафиулло Абдул в последние дни видит редко. Сафи стал большим начальником. После ухода из банды он служит командиром роты в царандое, афганской милиции. Теперь его называют ломрай царан, старшим лейтенантом. Забавно, еще год назад он командовал небольшой бандой моджахедов.

Да, сегодня с Шафи поговорить не удастся. Он с сожалением пожимает плечами: рад бы в рай, да грехи не пускают. Слишком много дел. Мы успеваем переброситься лишь парой фраз. Мне большой привет от Джуй, нашего Ручейка. Недавно пришло письмо из Страсбурга. У неё все нормально. Он протягивает мне на прощание руку. Вместе с запиской. В записке аккуратные столбики цифр. Их нужно срочно переправить в разведотдел. Я возвращаюсь на Тотахан. Домой.

Увы, на следующий день моим домом становится не родной Тотахан, а его окрестности. И все равно, после Кабула и кабульской роты специального назначения это почти что дом. А ребята из газнийского спецназа кажутся мне добрыми соседями. Пригласившими меня на пару дней на веселую пирушку.

Дома и стены помогают. А еще ребята из баграмского разведбата, вся дивизионная артиллерия и летчики с баграмского аэродрома. Здесь все свои. На скольких операциях работали вместе! Что стали почти родственниками. Я, наверное, у ребят за младшего, больного брата. Постоянно прошу у них то авиационной, то артиллерийской поддержки.

Это довольно удобно. Ребята с газнийского спецназа и так планируют на каждую операцию заградительный огонь артиллерии для прикрытия своих флангов. И авиационные удары для обеспечения своего отхода. Пара вертолетов МИ-24 постоянно находится в готовности оказать нам огневую поддержку. Но вы не представляете, как здорово, когда есть возможность решать, неожиданно возникшие, проблемы не по традиционной схеме. По цепочке командиров и ответственных лиц. А напрямую, через своих друзей. Это куда надежнее, а главное, быстрее.

Я смутно представляю, как это происходит. Как ребята объясняют свои действия своему командованию. В голову приходят забавные мысли. Что-то типа:

— Куда вы стреляете? Ведь там же город Вашингтон!

— Так Серёга ж Карпов попросил.

— Ну, что же вы сразу не сказали! Если Серёга Карпов, тогда другое дело. Смотрите, не промахнитесь. Батарея, огонь!

Смех смехом, но такая оперативность нас здорово выручает. Замполит батальона майор Чернов Алексей Алексеевич постоянно подтрунивает надо мной.

— Серёжа, а ваше отчество действительно «Иванович», а не «Иосифович»? Что-то здесь нечисто. Так и попахивает вашими еврейскими штучками! Везде у вас свои. Всё у вас схвачено.

— А как же иначе. Наши люди везде. А отчество это для конспирации.

Меня придали роте Юры Родина. Сам он исполняет обязанности и начальника штаба батальона. Сначала, как начальник штаба, планирует операции. А затем, как командир роты, ходит на их реализацию. Фигаро здесь, Фигаро там. Это мы уже проходили. Но зачем он планирует такие сложные операции, мне не совсем понятно. За что он себя так не любит?

Ладно, наше дело маленькое. Я работаю в группе Вадима Суслова. Работаю — это слишком громко сказано. Я единственный бездельник не только в группе у Вадима, но, мне кажется, и во всем батальоне. Я работаю проводником. Иваном Сусаниным.

Ну почему я не знал раньше, что есть такая профессия? Родину защищать? Да нет же, работать проводником. Скажите, вы помните хотя бы одну фамилию или имя тех французов, которых Сусанин завел в болото? То-то же! А Ивана Сусанина знает вся Россия.

Я не тщеславен, но и мне приятно, что в батальоне меня все знают. И, кажется, любят. По крайней мере, кормят меня как на убой. Интересно зачем? Может, чтобы бегал не так быстро? На задачу? Или он духов? Нет, в каждом подразделении свои традиции и свои заморочки.

В отличие от кабульской роты, в газнийском батальоне меня не проверяют на вшивость. Медицинским спиртом. И лошадиными дозами. Нет, спирт здесь, конечно же, тоже пьют. И наливают другим. Но это только чтобы запить сухой паек, а не для какой-нибудь проверки. Возможно, после кабульской роты меня считают за своего. А может быть, проводников здесь вообще ни за кого не считают? Я стараюсь не вникать в такие подробности. Ведь в нашей работе главное не вникать. В работе проводников, я имею в виду.

Тем более что работа проводника мне безумно нравится. А как может не нравится работа, когда целыми днями (больше правда ночами) ты гуляешь на свежем воздухе. Ничего не делаешь. И ни за что не отвечаешь.

Первую неделю мы все больше гуляем в районе пересохшего русла реки Танги. В четырех километрах северо-восточнее кишлака Чашмайи-Харути. Точнее его развалин. По минным полям. Ведь кроме всех моих недостатков, у меня наверняка есть и достоинства. По крайней мере, одно. Я знаю проходы в этих минных полях, которые сам проделывал год назад. Когда попал в этом районе в духовскую засаду со своим разведвзводом.

У духов в минных полях свои проходы. Они их проделывают очень просто. И самое главное, быстро. В ближайших кишлаках забирают несколько овец и небольшими партиями прогоняют их в нужном направлении. Овцы работают одноразовыми саперами. Способ разминирования жестокий, но довольно эффективный.

Ребята из газнийского спецназа работают по наводке. В отличие от наших разведвзводов, они не ходят на засады в надежде на случайный караван. Их работа называется в отчетах «реализацией полученных разведданных». Агентурная разведка в Пакистане сообщает необходимую информацию. В разведцентре её обрабатывают. Штаб принимает решение на проведение операции. А ребята эту операцию проводят.

Увы, в первую же ночь мы натыкаемся на какой-то шальной караван. Точнее, караван самый, что ни на есть обычный. Просто у нас совсем другая цель. И она должна появиться только на рассвете.

Караван путает все наши карты. Мы готовили укрытия для завтрашней засады, когда наблюдатель доложил Вадиму Суслову, командиру группы, в составе которой я работаю, о появлении нежданных гостей. Вадим моментально принимает решение. Метрах в двухстах сзади нас в то же мгновение один из бойцов группы прикрытия получает задачу. Он бесшумно выползает на тропу, по которой должен будет пройти караван. И оставляет на ней обычную армейскую кружку. Старый, как мир, фокус. Под кружкой осколочная граната Ф-1. Без кольца.

Это означает, что впереди каравана идет головной дозор. Примерно на удалении двухсот метров. Кружка — наш подарок головному дозору. Подарок примитивный, но он всегда срабатывает. Что бы там не говорили, а национальные особенности все-таки существуют. Если бы такая кружка попалась на пути нашего солдата, он поддел бы её ногой. И у него было бы еще почти целых четыре секунды, чтобы найти ближайшее укрытие. И спрятаться в нем.

Другое дело, афганцы. Они, не спеша, подходят к кружке, поднимают её и долго-долго смотрят на гранату. Их нельзя упрекнуть в наивности. Иной раз они готовят столь изощренные ловушки, что только диву даешься. Может быть, просто им некому сказать, что поднимать чужие кружки не стоит. Ведь те, кто хоть однажды их поднимал, едва ли уже кому-нибудь что-либо расскажут.

Фокус с кружкой необходим для того, чтобы не отвлекать бойцов своей группы на головной дозор. Как правило, при выполнении боевой задачи группа разбивалась на три подгруппы: захвата, огневой поддержки и прикрытия отхода. Каждый ствол был на учете. Отвлекать кого-либо на головной дозор было непозволительной роскошью. По сравнению с караваном, к примеру, головной дозор был слишком незначительной целью. Но и оставлять в своем тылу двух-трех вооруженных моджахедов без присмотра тоже было нельзя.

Тогда и возникла идея использовать фокус с кружкой. Она устанавливалась где-нибудь на дороге на том же расстоянии, что шел и головной дозор от главных сил противника. И если головной дозор и не погибал полностью, то раненые или страх напороться на мины заставляли их останавливаться, занимать круговую оборону. И дожидаться подхода главных сил.

Подгруппа прикрытия отхода лишь контролировала, чтобы духи от страха не побежали бы куда-нибудь в сторону. И не перекрыли пути отхода нашей группы. Только и всего.

В этот раз все было немного по-другому. Наш проход в минном поле совпал с проходом, проделанным в нем моджахедами. Мы оказались практически на одной линии. И на таком расстоянии друг от друга, что головной дозор духов вышел прямо на нашу подгруппу прикрытия. А небольшой караван из пятнадцати навьюченных верблюдов и пяти вооруженных погонщиков прямо на нас.

Обычно взрыв осколочной гранаты, лежащей в кружке, служил сигналом для открытия огня. В этот раз Вадим подал команду на открытие огня по радиостанции, когда головному дозору оставалось дойти до кружки не более пяти метров. Все было понятно, Вадим не хотел шуметь. Это было правильно.

Снова щелкали затворы автоматов. Приборы бесшумной беспламенной стрельбы глушили лишь звук выстрелов. Лязг затворов был все равно слышен. Как и глухие чавкающие звуки разрываемой пулями человеческой плоти.

Между нами и караваном было не более двенадцати метров. После длинного, тяжелого горного перехода у духов не было ни малейшего шанса уцелеть. И даже сделать хотя бы один ответный выстрел. Через минуту все было закончено.

Караван вез двадцать реактивных снарядов, крупнокалиберный пулемет ДШК и несколько тюков с боеприпасами. В основном цинки с патронами к автоматам и пулеметам калибра 7,62 миллиметров. И патроны калибра 12,7 миллиметров к ДШК. Два тюка с минами к миномету. Калибр около семидесяти миллиметров. Несколько кошм и немного продовольствия для погонщиков.

Теперь возникла проблема с верблюдами. Чтобы перегнать их под Тотахан, необходимо было задействовать всю группу. Два-три человека с ними бы не справились. Можно было их и пристрелить. Но верблюды — это вам не люди. Убивать их было жалко. Ни у кого из бойцов на них рука не поднимется. Вадим это прекрасно понимает. Он приказывает стреножить верблюдов, связать им ноги. Чтобы они немного попаслись, пока мы не закончим свою работу. И не убежали далеко.

А мы уходим метров на восемьсот на восток за небольшой горный выступ. Выступ должен приглушить звуки наших верблюдов. А они ночью слышны издалека. Неожиданная встреча с караваном здорово выбивает нас из графика. Мы не успеваем подготовиться к встрече гостей, ради которых сегодня вышли на тропу войны.

Приходится наскоро занимать укрытия. Натягивать поверх них маскировочные сетки. Большего сделать мы не успеваем. Наблюдатель докладывает о приближении гостей.

Их было всего двое. Ребята бодренько шагали по горной тропе. Один нес минометную трубу и прицел. Второй минометную плиту. Еще у каждого было по автомату.

Мы ничего не мудрили. Просто расстреляли их. Нам не ставили задачи брать их живыми. А мы в такой ситуации никогда не проявляем инициативу. Если вы когда-нибудь выносили языка из вражеского тыла, вы согласитесь, что лучше выносить железнодорожные рельсы, чем пленных. Куда легче. И безопаснее.

Да нам никогда бы и не поставили такую задачу. Зная, кто эти двое. А наши отцы-командиры это прекрасно знали. Потому что в плен таких ребят мы никогда не брали. А если они случайно и попадали в плен, то жили, как правило, не очень долго. Либо простужались. Смертельно. Либо с ними происходил несчастный случай. Происходил обязательно. По одной простой причине. Слишком большие у нас были к ним счёты. Потому что они были наемниками. Арабами.

Мы наскоро осмотрели их. Они ничем не отличались от тех семерых моджахедов, что лежали сейчас метрах в восьмистах западнее. Это при жизни они были крутыми вояками, использовавшими афганцев как живой щит. Точно так же, как афганцы использовали баранов для разминирования. Мы догадались, что караван был пущен ими вперед как наживка. Главная рыба шла позади. Увы, это её не спасло.

Единственное, что привлекло наше внимание, так это то, что несли ребята на своих плечах английский миномет. Английский миномет я вижу впервые. Как правило, у духов минометы китайского либо пакистанского производства. Мины в караване были, скорее всего, именно к нему. Мы забираем миномет, автоматы арабов. И какие-то бумаги из их жилеток. Перекатом отходим к своим верблюдам. «Своим». Как говорится, что с воза упало... Становится нашим. И еще около часа выводим наш небольшой караванчик к Тотахану.

Как здорово снова очутиться дома! К сожалению, счастье так кратковременно. На следующую ночь мы снова должны вернуться на место сегодняшней засады. Главная работа только начинается.

По данным разведцентра за перевалом Зингар сейчас находится большой караван с оружием и боеприпасами для Анвара. И вся наша ночная работа была только показухой. Она предназначалась для того, чтобы дать духам понять, что сегодня ночью караванная тропа будет свободна. Ведь снаряд дважды не попадает в одну воронку. И засады не устраиваются дважды в одном месте. На следующие сутки после успешного захвата каравана. Духи это прекрасно знают. На это весь наш расчет.

Глава 10

На самом деле полтора года назад из штаба армии во все дивизионные разведотделы пришла кодограмма, требующая проводить засадно-поисковые действия ежедневно. Точнее, каждую ночь. Вполне реальная задача для дивизионных разведбатов и даже полковых разведрот. И довольно разумная задача. Постоянно держать духов в напряжении, каждую ночь перекрывать караванные тропы и отучать моджахедов гулять по ночам — вполне разумно. Моджахеды — тоже люди, хотя может быть и давно уже забывшие об этом. Люди по ночам должны спать в своих кроватках, а не шастать невесть где. И невесть зачем.

Единственное условие: не стоило спускать эту кодограмму до разведвзводов. Ставить такие задачи отдельным разведвзводам глупо. Они не в состоянии проводить засады каждую ночь. Для этого у них нет никаких возможностей. Оптимальный режим для них — одна засада в три-четыре дня.

А вот совместно с полковыми разведротами батальонные разведвзвода вполне могли участвовать в выполнении поставленной задачи. Если бы полковые разведроты не привлекали бы постоянно для проведения войсковых операций по зачистке «зелёнки» и проводке колонн с продовольствием и боеприпасами для наших частей.

Точно так же и дивизионный разведбат не вылезал из рейдов и боевых операций. В ущерб проведению засадно-поисковых действий. Другими словами не хватало ни плановости в их проведении, ни системы. И о засадах на каждую ночь быстро пришлось забыть. Духи это прекрасно знают.

Поэтому сегодня ночью мы снова выходим на засаду. В то же самое место, где работали и прошедшей ночью. Отсутствие шаблонности в нашей работе — залог успеха. Но постоянное разнообразие — это тоже шаблон. Сегодня мы почти в точности повторяем вчерашнюю засаду. Мы снова преодолеваем проход в минном поле. И снова скрытно занимаем свои огневые позиции. Трупов на старом месте уже нет. Убрали их духи. Это хорошо. Лежать всю ночь рядом с покойниками не хочется ни кому.

Место для засады не самое удобное. Хребет Зингар закрывает нас от Баграма. А это значит, что дивизионная артиллерия нам этой ночью помочь не сможет. Да и авиация ночью помощник не большой. Мы надеемся обойтись своими силами. Если духи поймут, что эта тропа плотно перекрыта, они поведут караван севернее горы Вершек. Там и наша артиллерия, и авиация смогут работать на полную катушку. Там этот караван должен будет перехватить дивизионный разведбат. В этом смысл всей этой комбинации. Старинный принцип «канализации» — направить усилия противника в нужном тебе русле. Мы должны направить этот караван в теплые и нежные объятия дивизионного разведбата.

Задача у нас не сложная. Фланги закрыты минным полем. Дальше отвесные склоны. Обойти нас невозможно. Нужно только принять караван на себя и постараться нанести ему максимальный ущерб. Правда, численность каравана точно не известна. Но раз за ним ведется такая охота, значит, он не слишком мал. На всякий случай, Юра Родин придает нашей группе двух огнемётчиков из дивизионной огнеметной роты. Бережёного, как говорится, бог лучше бережёт. Мы в этом никогда не сомневались.

Кроме обязанностей проводника командир группы Вадим Суслов поручает мне подгруппу огневой поддержки. В неё входят и два этих огнемётчика. Они узбеки по национальности. И, похоже, русский язык понимают не очень. У них два контейнера с какими-то новыми экспериментальными огнеметами. Сегодня они должны их испытать на реальных целях. Независимо от результатов, пустые контейнеры мы должны вынести к своим. Вот ведь не было печали! Не люблю носить тяжести. Тем более, что порою свои-то ноги унести нелегко. А не то, чтобы еще вытаскивать какие-то контейнеры.

Хорошо, что задача у меня сегодня самая, что ни на есть, примитивная. По команде Вадима мы открываем огонь. Уничтожаем все, что движется. Сам Вадим планирует со своей подгруппой захвата еще и утащить кого-то или что-то у духов. Не сидится спокойно парню на месте! Ведь задача у нас всего лишь нанести огневой удар по каравану и развернуть его в другую сторону.

Ближе к полуночи взошла луна. В лунном свете скалы приобрели какие-то совершенно фантастические очертания. Тени удлинились. Все вокруг изменилось неузнаваемо. Я давно уже не был на Луне, но думаю, что в эти летние дни она выглядит точно так же. Удивительно и загадочно. Как и все вокруг.

По всем нашим расчетам через час должен появиться караван. Пока предгорье освещено лунным светом, можно спокойно довести караван до ближайшей «зеленки». Если же утро застанет караван в предгорье, он может стать лёгкой добычей для нашей авиации. Рисковать духи не будут. Скоро появятся.

Но проходит час. Затем второй. Третий. Каравана нет. Видимо что-то заподозрили. Или просто отложили свой выход по каким-нибудь неведомым нам причинам. Теперь это не суть важно. Через полчаса начнет рассветать. Каравана сегодня не будет. Все это прекрасно понимают. Нужно сворачивать засаду. Пока полностью не рассвело нужно успеть вернуться к своим.

Вадим дает команду на сворачивание. Много времени нам для этого не нужно. Свернуть маскировочные сетки, прикрепить их к десантным рюкзакам. Побросать туда же гранаты и магазины с патронами, лежащие всю ночь под рукой. Да оставить парочку осколочно-заградительных мин, чтобы перекрыть проход в минном поле. Если кто-то захочет нас догнать, это немного его задержит. Совсем немного. На одну жизнь.

Мимо нас проходит первая тройка. Следом за нею подгруппа Вадима Суслова. Они занимают оборону где-то метрах в двадцати за нашими спинами. Мы всегда отходим «перекатом». Одна тройка прикрывает тыл. Вторая прикрывает маршрут движения. Третья отходит. Теперь наша очередь.

Впереди слышен какой-то металлический звук. Словно кто-то зацепил металлический колокольчик. Я поднимаю руку над головой. Это сигнал «внимание». Два моих бойца-спецназовца немедленно занимают оборону. Огнемётчики бестолково озираются, но при виде моего кулака тоже залегают. Кулак для них более понятный сигнал.

В ночном прицеле отчетливо виден караван. Десять верблюдов, пятеро «бородатых». Это и есть тот прославленный караван, который ловят газнийский батальон спецназа и баграмский дивизионный разведбат?! Не слишком-то он велик. По два с половиной моджахеда на батальон. Что-то там напутала наша агентурная разведка. Намудрила. Ну, да ладно! Я нажимаю на тангенту радиостанции.

В наушнике радиостанции раздается длинный сигнал. Это сигнал о появлении противника. Мне нельзя много разговаривать. Ночью в горах любой шёпот слышен за сотню метров. Вадим может позволить себе пошептаться. В наушниках слышен его негромкий голос.

— Сколько?

Я пять раз нажимаю на тангенту.

— Огонь открываешь самостоятельно. Мы скоро будем.

Я нажимаю на тангенту один раз. Это означает «Все нормально» или в данном случае «Понял». Проблемы с караваном не будет. Пятеро бородатых и нас пятеро. Ну, пусть даже минус два огнемётчика. Все равно у духов нет ни малейшего шанса. Два моих бойца все прекрасно слышали в своих радиоприемниках. Ближайший из них знаками показывает мне, что они готовы открыть огонь по моей команде. Команда стандартная: «Хоп».

Долго ждать её не приходится. Пока я болтал по радиостанции с Вадимом караван подошел к нам почти вплотную. Я подаю команду и одновременно с нею открываю огонь по ближайшим двум моджахедам. Рядом начинают работать и автоматы моих ребят.

А из-за небольшого горного выступа тем временем плавно, как корабли пустыни, выплывают очередные верблюды и погонщики. Я не вижу, сколько их? Но чувствую, что слишком много. Гораздо больше, чем я мог предположить ранее. Это идет основной караван. Мама родная, да сколько же их там?! За моей спиной чувствуется небольшое движение. Это вернулась тройка Вадима. Ну, что ж теперь будет немного полегче. Увы, я, как всегда, ошибаюсь. Легче нам не будет.

Мы, как обычно, работаем с приборами бесшумной беспламенной стрельбы. Наших выстрелов не слышно. Но этой тишиной можно обмануть только людей. Верблюды чувствуют кровь и начинают сходить с ума. Одного из них случайно зацепили пулей. Он хрипит и стремительно бежит в сторону минного поля. Почти сразу же слышен оглушительный взрыв. Удивительно, обычная осколочная мина, а столько шума! Впрочем, ночью в горах свои законы акустики. Нам сейчас не до них.

Караван на мгновение останавливается. Духи разворачиваются в цепь, но отходить не спешат. По всему видно, что в караване не только погонщики, но и хорошее охранение. Замешательство у них короткое. Лишь на мгновение, необходимое духовским командирам оценить обстановку, принять решение и отдать распоряжения. Цепь открывает по нам огонь. И поднимается в атаку.

Все мы немедленно поминаем чью-то маму. Да их там около сотни! Этих ненормальных. Ну, разве ж можно ходить в атаку на бойцов-спецназовцев? Давным-давно прошли времена, когда самураи бегали в атаку с криками «Банзай!». Еще в первую мировую войну отстреляли последних таких храбрецов. Как только были изобретены пулеметы, изменились слова в японском лексиконе. С тех пор самураи кричат: «Коджа аст бансэй? (Коджа аст — «где?» на фарси. Бансей — элемент экибаны на японском. В просторечии, укрытие). Да, с тех пор самураи кричат: где укрытие? И бегут в противоположную сторону от пулеметов.

Неужели же моджахеды этого не знают? Похоже, что не знают. Обкурились они там что ли?! С именами какой-то Аллы и какого-то Акбара, или, может быть, Аллы по фамилии Акбар, они как ненормальные устремляются к нашим позициям. Постепенно я начинаю понимать, что прекрасная девушка Алла, с чьим именем они к нам приближаются ни что иное, как Аллах. Аллах Акбар. Да что б вам всем попасть к нему на аудиенцию! Без очереди. Мои бойцы лихорадочно начинают отворачивать приборы бесшумной беспламенной стрельбы со стволов автоматов. Самое смешное, что я делаю то же самое.

Есть в стрельбе такое понятие, как почерк. Молодой солдатик ведет огонь по противнику длинными очередями. Опытный боец ведет огонь короткими, в два-три патрона, очередями. Разведчики и спецназовцы ведут огонь, как правило, одиночными выстрелами. Но очень быстро. Эта привычка вырабатывается при длительном использовании приборов бесшумной беспламенной стрельбы. И патронов с ослабленным пороховым зарядом. Такого заряда иногда оказывается недостаточно для того, чтобы вести автоматический огонь. Недостаточно, чтобы надежно работала автоматика оружия. Иногда случаются осечки. Нам сейчас они ни к чему. Мы прекрасно понимаем, что выручить сейчас нас может только методика стрельбы самого молодого и самого бестолкового солдатика. Длинными очередями. В тридцать патронов.

Что мы и делаем. В три ствола. Непрерывными очередями. К нам присоединяются два пулемета ПКМ. Один из них в тройке Вадима. Раз заработал второй, значит подошла и вторая тройка. И четыре автомата. Все они уже без глушителей. Прятаться нам больше незачем. Единственное плохо, теперь духи знают сколько нас.

Семь автоматов и два пулемета в руках профессионалов сильное оружие. Против такого аргумента сложно возразить. Любому самому последнему отморозку. Мы это прекрасно понимаем. Жаль только, что моджахеды не разделяют нашей уверенности. Когда они понимают, что им противостоит всего лишь горстка бойцов, натиск их заметно усиливается. Все наши попытки хоть немного их остановить оканчиваются безрезультатно. Духи подходят все ближе и ближе.

Мы бьем по ним практически в упор. Промахнуться с такого расстояния невозможно. Мы и не промахиваемся. Только духам на это наплевать. В таком состоянии их можно убить. Остановить нельзя. Да и убить сложно. Слишком уж их много.

Их ответный огонь становится плотнее. Стрелять сходу довольно сложно. Точнее сложно попасть. Но когда несколько десятков стволов работают по крошечному участку, ещё сложнее становится промахнуться. При такой плотности огня долго нам не продержаться. Пули начинают свистеть у самой головы. Выбивают гранитную крошку из огромных валунов метрах в тридцати сзади и левее нас. Противно визжат рикошеты. Да что они с ума там посходили эти духи?! Какой смысл им прорываться в предгорье? Через несколько минут взойдет солнце, тогда наша авиация живого места не оставит от этого каравана. Спрятаться там негде. До зеленки за полчаса духам не успеть. Нет никакого смысла атаковать наши позиции. Похоже, что духи и не пытаются найти в этом какой-либо смысл. Они просто собираются стереть нас в порошок.

Бой грозит затянуться. Каждый из нас уже отстрелял по четыре, а то и пять магазинов. Это значит, что мы уже целую минуту безуспешно пытаемся остановить духов. При такой интенсивности ведения огня боеприпасов нам хватит еще, максимум, минут на десять. Ко мне подползают мои огнемётчики. Со своими секретными контейнерами. Их вопрос может убить любого. Быстрее чем их огнемет.

— Товарищ командир, а можно стрелять?

На чисто узбекском языке я объясняю им, что я о них думаю. Правда, из узбекских слов в моем монологе все больше названия различных животных. Все остальные слова из другого интернационального языка. Если опустить названия животных и непереводимые на русский язык слова и обороты, фраза, скорее всего, звучала бы так: «Уважаемые товарищи огнеметчики, команда на открытие огня прозвучала целую вечность назад. Вам, что особое приглашение требуется?». Дальше непереводимая игра слов и выражений.

За время нашего диалога я успеваю отстрелять еще два автоматных магазина. Они у меня последние. Нет, патронов у меня достаточно, еще около четырехсот штук. Но нужно снаряжать магазины. Времени для этого нет. Я достаю из подсумка гранаты Ф-1. Мои узбеки продолжают что-то говорить.

— Никак нет, товарищ командир. Нам нужна отдельная команда.

Мне сейчас не до них. Я разгибаю усики на запале первой гранаты.

— Если нужна команда, тогда огонь!

И метаю гранату в сторону духов. Недалеко взрываются еще несколько гранат. Их осколки весело свистят над нашими головами. Худо дело, похоже, и у ребят заканчиваются магазины. Чтобы снарядить хотя бы парочку магазинов, нужна всего лишь минута. Да кто ж её даст?!

Два моих огнемётчика несколько мгновений возятся у своих контейнеров, а потом, не целясь, выстреливают из них в сторону духов какие-то капсулы. Где-то впереди раздается два оглушительных взрыва. И ярчайшая вспышка. Сразу же за ней, вторая. Скорее всего, капсулы — это боеприпасы объемного взрыва. Хочется выругаться, неужели не могли хотя бы на пару метров отползти от моей позиции? Но слова мои застывают в горле. Бой закончился. Словно по мановению волшебной палочки. Это просто не укладывается в голове. Я ошарашено поднимаю голову. Пальцы продолжают рефлекторно снаряжать магазин патронами.

— Где духи? Вы что их всех убили?

Мои узбеки на хорошем русском языке лениво от всего открещиваются.

— Не-а, мы не попали.

Я прекрасно понимаю, что попасть ни в кого они и не могли. Но куда подевались все духи? Я повторяю свой вопрос.

— Где моджахеды?

Один из огнемётчиков неопределенно машет рукой.

— Там. Они сегодня больше воевать не будут.

Дальше он объясняет мне, что по Корану смерть в бою почётна. Павший на поле боя попадет в рай. А вот сгоревший, не важно где на поле боя или нет, попадет к шайтану. Я не уверен, что огнемётчик правильно излагает мне суть Корана, но по его словам двух пусков из огнемётов вполне достаточно, чтобы духи закончили на сегодня свою войну. Сейчас они соберут раненых и убитых. И уйдут. Верится в это с трудом. Но, похоже, что так все и происходит. В предрассветных сумерках плохо видно, что там происходит у духов. Копошатся, но атаковать больше не пытаются. Все мы, пользуясь минутной передышкой, оперативно снаряжаем опустевшие автоматные магазины. Я достаю из десантного рюкзака еще четыре гранаты Ф-1. Как говорится, на Коран надейся, да сам не плошай. Никто из нас не верит в сказанное огнемётчиком. Если бы все было так просто, мы носили бы с собой коробок спичек, а не патроны с гранатами.

В хорошее всегда верится с трудом. Мы понимаем, что бой закончился. Задача выполнена. Теперь караван развернется и уйдет. Туда, где его встретит наш дивизионный разведбат. Это вам не девять бойцов и два огнемётчика. Посмотрел бы я, как вы на разведбат в атаку пойдете? Ребята вам быстро покажут, где раки зимуют.

Первая мина просвистела над нашими головами, как всегда, неожиданно. Почти сразу же метрах в двадцати от нас раздался негромкий разрыв. Вокруг засвистели осколки. Почти сразу же разорвалась вторая мина. Третья. Четвертая...

Духи стреляли на основном заряде. Из двух или трех минометов одновременно. Метров с двухсот. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Нас спасала только легкая предрассветная дымка. Из-за неё духи не могли подкорректировать свою стрельбу. К тому же минометчики не думали, что мы можем находиться так близко. Поэтому и стреляли с перелётом. Но минут через десять дымку должно было унести с первыми солнечными лучами. Всё это означало, что духи никуда не ушли. И что жить нам оставалось не более десяти минут. Это было довольно грустно.

Нет, насчет десяти минут мы явно погорячились. К минометам присоединились два безоткатных орудия. Это должно было значительно сократить наши столь затянувшиеся жизни.

Нас радовало только одно. Вместе с рассветом начнет работать и наша авиация. Духам отсюда тоже не уйти.

Вадим Суслов принял решение сменить огневые позиции. В предрассветных сумерках это можно сделать скрытно. Отходить мы не имеем права. Да духи нам этого и не позволят. Зато слева и чуть сзади от нас располагаются огромные валуны. От минометов за ними не спрячешься, а вот от безоткатных орудий они могут нас прикрыть. Перекатом, короткими перебежками, бойцы один за другим начинают перебегать под укрытие валунов.

Не очень профессионально, но зато успешно убегают туда со своими пустыми и теперь бесполезными контейнерами огнемётчики. Побежал туда и я. Точнее только приподнялся, чтобы бежать. Прямо передо мною метрах в десяти разрывается осколочная граната из безоткатного орудия. Что-то тяжелое бьет меня по ногам и опрокидывает. Приходится подниматься снова. И бежать, бежать, бежать.

Благо, что бежать совсем не далеко. Метров тридцать не больше. Только нужно спешить. Горные ботинки мои начинают потихоньку хлюпать. Значит, ноги все-таки немного зацепило. Пока в шоке можно не обращать на это внимания. Главное, чтобы больше не зацепило. А зацепить есть чему. Осколки мин и осколочных гранат свистят со всех сторон.

Я падаю недалеко от Вадима. Пока я занимался легкой атлетикой и ставил мировые рекорды по бегу на очень короткие дистанции, он успел пообщаться с кем-то по радиостанции. Встречает он меня самыми радостными и приятными словами.

— Броня на подходе. Вертушки тоже.

Я не нахожу ничего более умного, как спросить:

— А пиво?

— Насчет пива не знаю. А вот на орехи нам, похоже, сейчас достанется.

Мог бы этого и не говорить. Я сам, что ли не догадаюсь?! После артиллерийской подготовки в кино враги всегда идут в атаку. Ох, насмотрелись эти духи фильмов про войну. Насмотрелись. Скоро нам действительно достанется.

А пока есть пара минут до начала атаки, наскоро ощупываю ноги. Зацепило чуть ниже колен. Обе ноги. Осматривать их пока некогда. Вкалываю себе тюбик промедола. Жгутом и веревкой перетягиваю ноги, чтобы немного остановить кровотечение. Это единственное, что я могу сейчас для себя сделать. Вадим встревожено смотрит в мою сторону.

— Сильно?

— Похоже, что нет. Потом посмотрим.

То, что это «потом» наступит у нас обоих большие сомнения. Духи поднимаются в атаку. Догадаться об этом не трудно. По их ласковым и многообещающим крикам: «Аллах акбар!». И одновременно с этим что-то привлекает внимание Вадима за нашими спинами. Вертушки. Он сразу же кричит своим бойцам.

— Огни!

Несколько сигнальных огней тут же вспыхивают по периметру нашей новой позиции. Мы обозначаем свое место нахождения. А жаль! Теперь нас видно не только вертолетчикам. Теперь мы и перед духами, как на ладони. Вадим — светлая голова! Выбрал такую потрясающую позицию. Духи идут на наше старое место. И мы оказываемся у них во фланге. Отсюда их можно порубать в мелкую окрошку. Можно было бы порубать, если бы не нужно было обозначать себя для вертушек. И если бы духов не было так много.

Вертолетчики работают вслепую. Они примерно знают, где мы находимся. Примерно знают, где находятся духи. Но они ничего не видят. И ничего не знают точно. А мы знаем, вертолетчики, которые подняли свои машины в темноте в нарушение всех инструкций и приказов, рискуют сейчас своими жизнями. Чтобы спасти наши. Ком подкатывает к горлу. Какие ребята!

Вадим дает очередь трассирующими пулями в сторону духов. Вслед за трассерами по духам летят неуправляемые реактивные снаряды с вертолетов огневой поддержки. В ту же сторону открываем огонь и мы. Теперь уже не важно, что наша позиция раскрыта. Плевать на минометчиков и безоткатки. Теперь на все наплевать! Только одна мысль пульсирует в мозгу: откуда у Вадима магазин с трассирующими пулями? Обычно командиры мотострелковых подразделений дают целеуказание своим подчиненным трассирующими пулями. В спецназе трассера не используют. Откуда они у Вадима взялись? Вот ведь жук!

Мысли эти совсем пустые. Ответы на эти вопросы мне не интересны. Просто засели какие-то мысли в голове. И не выбьешь их оттуда. Глупые мысли. Такими же длинными очередями, как и прежде, мы ведем огонь по моджахедам. Хорошо, что огнемётчики дали нам небольшую передышку. И позволили снова снарядить автоматные магазины. Такая передышка часто стоит жизни. К сожалению, при такой скорострельности наших магазинов надолго не хватит. А другой передышки нам уже никто не даст.

Чуть правее нас слышен гул боевых машин пехоты. Они сходу открывают огонь по духам из тридцатимиллиметровых автоматических пушек. У наводчиков-операторов ночные прицелы. Поэтому можно не сомневаться в результативности их стрельбы. Тем не менее, духи запускают в сторону вертолетов две ракеты из переносных зенитно-ракетных комплексов. И открывают огонь по БМП из безоткатных орудий. До машин метров двести. Ночных прицелов у духов нет. Они ведут огонь по вспышкам выстрелов БМП. И даже умудряются подбить одну из машин! Хорошо еще хоть вертолетчиков не задели. Вертушки разворачиваются и уходят в сторону аэродрома. Судя по всему, им на смену вылетело другое звено.

Достается и нам. Но огонь минометчиков теперь менее прицельный. Да и цепь моджахедов залегла. Огонь в нашу сторону ведут больше по привычке. В атаку пока не поднимаются. И то ладно! Нам сейчас не до их атак. Патроны на исходе. Мы достаем из мешков последние остатки. Снаряжаем опустевшие магазины. Получается по магазину на брата. Не густо. Совсем не густо. Хорошо еще, что осталось немного гранат. И последние минуты до рассвета.

В небе слышен гул подлетающих вертолетов. Над горным хребтом появляются первые солнечные лучи. Стрельба со стороны духов стихает. Что там у них происходит нам не видно. А две пары вертолетов МИ-24 уже начинают свою «чёртову карусель». Теперь уже точно ни чего не разглядишь среди разрывов реактивных снарядов, дыма и пыли. Да нам это уже и не очень интересно. Нет, все-таки интересно!

Над Гиндукушем встает солнце. Хребет Зингар еще немного прячется в легких предрассветных сумерках. Кое-где на склонах висят клочки тумана. Хотя, скорее всего, это небольшие облака пыли, поднятые вертолетами. К нам подходят наши боевые машины пехоты. С головной спрыгивает Юра Родин. Он удивленно присвистывает.

— Ну, вы тут накрошили!

Вертолеты, отстрелявшись, ушли. Теперь мы и сами видим, что здесь «накрошили» вертолетчики и наводчики-операторы боевых машин пехоты. Все ущелье завалено трупами и ранеными моджахедами, брошенными тюками и оружием. По всему предгорью бродят навьюченные верблюды. Да, сколько же их здесь?! Вокруг нашей старой позиции тоже горы трупов. Много их и у наших валунов. И все-таки, нашей работы здесь мало. Мы просто немного задержали караван. До подхода главных сил. И если бы не они, вертолетчики прилетевшие ночью, бронегруппа Юры Родина, ударившая во фланг духам, вся наша работа была бы бессмысленна. Как и наши жизни. Спасибо всем им. Спасибо огнемётчикам, которые дали нам несколько минут, чтобы снарядить опустевшие магазины патронами. Спасибо всем им.

Я спрашиваю у Юры, что с экипажем подбитой машины? Оказывается, ничего страшного. Ребята родились в рубашках. Отделались легкой контузией. Кумулятивная граната попала в ящик с патронами к пулемету, закрепленный на броне. И лишь немного повредила ходовую часть.

Кажется, прошла целая вечность с начала боя. Подниматься совсем не хочется. Так хорошо лежать у валунов. Лежать всегда лучше, чем воевать. Чтобы воевать, нужны силы. А их у меня совершенно не осталось. К тому же раненые ноги все равно подняться мне не дадут. Попросить помощи у кого-нибудь мне почему-то стыдно. Рядом лежат бойцы из группы Вадима, да и сам Вадим вставать не спешит. Плечо у него все в крови. Он весело щурится, шутит. Только два моих узбека сидят на своих пустых контейнерах и торопливо затягиваются сигаретами. Руки у них дрожат. Это и понятно, они единственные, кого сегодня не зацепило. Это и страшно. В группе у Вадима досталось каждому. Кого минометным осколком задело, кого пулей. Вадиму пуля попала в плечо. Но тяжелораненых нет. Все ранения легкие. Поэтому ребята и шутят. Остались живыми, это главное. Все остальное до свадьбы заживет. Я смотрю на часы. От моей команды на открытие огня прошло тридцать две минуты.

Глава 11

Нас отвезли в баграмский медсанбат. Мы с Вадимом попали в одну палату. Его бойцы лежали в соседней. В медсанбате было хорошо. Нас кормили и совсем не заставляли работать. Это было здорово! Лучше могло быть только в американском плену. По Женевской конвенции офицеры, находящиеся в плену не могли привлекаться на работы. Но у американцев пленным ежемесячно еще и платили какие-то деньги на карманные расходы. Нам тоже что-то платили, переводя какие-то деньги на наши расчетные книжки. Но получить их мы могли только в полку. Либо в Союзе. Редкая птица могла долететь до полка. О Союзе птицы даже и не мечтали. Я об этом тоже не мечтал. Впрочем, зачем птицам деньги?

В медсанбате было здорово. Через два дня приехали замполит газнийского батальона майор Чернов Алексей Алексеевич и ротный Юра Родин. Привезли какие-то передачи и фрукты нам с Вадимом и его бойцам. И последние новости. По каравану.

Оказывается, это был, так называемый, «денежный поезд». Из Пакистана духам везли очень большую сумму денег. Очень большую. И с очень большим охранением. Плюс около двухсот верблюдов с оружием, боеприпасами и снаряжением для Анвара и главарей других крупных банд. Такое количество верблюдов и задержало выход каравана той ночью. Почти до утра. Как только караван попал в нашу засаду старший каравана с деньгами и со своими личными телохранителями сбежал. Напоследок приказав своим подчиненным прорываться в сторону Лангара. Вот они и прорывались.

После боя наши подобрали шестерых раненых духов. Они-то и рассказали об этом. Найдено более восьмидесяти трупов моджахедов. Многих раненых и убитых оставшиеся в живых духи унесли с собой. А вот трофейного оружия, боеприпасов и тюков с зимней одеждой и китайскими спальными мешками было так много, что пришлось их вывозить на грузовиках. Два дня. От рассвета до позднего вечера. Забили ими все склады царандоевского полка под Чарикаром.

Нас все поздравляли. Алексей Алексеевич сказал, что всех бойцов группы представили к орденам. Что комбат обратился с ходатайством к командованию моего батальона о предоставлении меня к ордену «Красного Знамени». И на ушко шепнул Вадиму, что его представили к Герою. Да, было за что. Замполит сказал, что это один из самых больших караванов, которые удалось завалить нам в Афганистане.

Это было здорово! Тогда я еще не знал, что все ребята получат ордена «Красной Звезды». В штабе округа кто-то посчитает, что давать звезду Героя за какой-то там караван не стоит. На Вадима напишут представление к Ордену Ленина. Но в Москве, в Главном Управлении кадров, посчитают, что и этого много. Через полгода Вадиму тоже придет орден Красной Звезды. Мое представление где-то затеряется. Тогда об этом мы, конечно же, не знали. Поэтому наслаждались чистыми простынями, тишиной и покоем. И восхищенными взглядами очаровательных медсестер. На третий день у меня начала подниматься температура.

Во время утреннего обхода один из врачей просит медсестру вызвать заведующего отделением. Все в палате знают, что когда лечащий врач начинает в чем-то сомневаться — это плохая примета. Если в Уголовном Кодексе сомнения трактуются в пользу обвиняемого, то в работе медсанбатов любые сомнения всегда трактуются в пользу хирургов. Минут через десять в палату заходит Николай Иванович, заведующий отделением. Они о чем-то шепчутся с врачом в углу палаты. Затем Николай Иванович подходит к моей кровати.

— Наслышан о вашей работе. И не только о караване. Я о вашем лазарете в Калашахах. Говорят, у вас легкая рука. Вот я и думаю, если у вас такие золотые руки, зачем вам еще и ноги?

— Не понял. Вы это к чему?

— Проблемы у нас. С ногами. Придется резать.

— Что резать?

— Какой вы право непонятливый. Придется ампутировать ноги. Похоже, что обе. Так что готовьтесь к операции, батенька.

Вот и приплыли. Всегда боялся наступить на противопехотную мину и остаться без ног. Какие-то ангелы-хранители, если они, конечно, есть, уберегли меня от этого. Шафи научил меня неплохо качать маятник, уклоняться от пуль противника, одновременно сближаясь с ним. Ну почему, никто не научил меня уклоняться от осколков?! Осколок гранаты из безоткатного орудия сделал то, чего я боялся больше всего. И никакая мина оказалась для этого не нужна. Не в лоб, как говорится, так по лбу.

Примерно год назад мой хороший знакомый Саня Козлов попал в медсанбат с пулевым ранением в живот. В живот! Но ему, почему-то, должны были ампутировать обе ноги. Говорят, что пуля перебила какие-то артерии. Ночью Саня перекрыл свою систему жизнеобеспечения. Не захотел жить без ног. И трудно его винить за это.

Во время обеда я ухожу погулять из палаты. Прогулка на двух костылях занятие не самое приятное. Ну, да мне не далеко. Здесь вообще все очень близко. Через забор инфекционный госпиталь. С другой стороны вертолетная площадка. Там же пункт водозабора. Почти ежедневно на пункте заправляется наша батальонная водовозка.

В прошлый раз я покидал инфекционный госпиталь в чужой солдатской форме. Ну, тогда я был практически здоров. Сбегая из госпиталя, старался придерживаться элементарных приличий. Сейчас не до того. Из медсанбата я ухожу в обычной пижаме. На двух костылях. Оставив в своей тумбочке записку: «Уехал в батальон». Ни с кем не попрощавшись. Даже с Вадимом. Мне сейчас не до приличий. Болею.

Заборы никогда не были для меня проблемой. Спасибо родному спортвзводу и полосе препятствий. Не стал он проблемой и сейчас. Я перебросил костыли на другую сторону. Затем перебросил туда же и свое бедное тело. Пару минут пришлось отдышаться. Никогда не думал, что приземляться так больно. Аж слезы на глаза навернулись! Что-то в последнее время они стали часто наворачиваться? Может пить поменьше жидкости? Или бросить прыгать через заборы? Говорят, что в заборах бывают контрольно-пропускные пункты. Да мало ли что говорят! Нельзя всему верить.

Приблизительно через полчаса на пункте водозабора появляется наша водовозка в сопровождении одной БМП. Старшим на ней замполит батальона, Сергей Сергеевич. Золотой человек! Мог бы проводить политинформации на командном пункте батальона. Так нет же, мотается с водовозкой по заставам. Это довольно опасно. Периодически духи обстреливают нашу водовозку, и её водитель вынужден заделывать новые дырки в цистерне деревянными пробками. К тому же на дороге в любое время можно напороться на мину. Или самому схлопотать пулю. Но замполита это не останавливает. Он говорит, что водовозка — это тоже часть его политработы. Наверное, шутит. Но в батальоне его все любят и уважают.

Я потихоньку ковыляю к его БМП.

— Здравия желаю, товарищ майор!

— А, Серёжа?! Что-то ты далеко гуляешь от своей палаты.

— Сергей Сергеевич, до заставы подбросите?

— Своих проведать?

— Да нет, насовсем.

— А не рановато ли?

— В самый раз.

Сергей Сергеевич подозрительно долго смотрит на меня, затем обречено машет рукой.

— Не со мной, так с кем-нибудь другим уедешь? Ведь так? Ладно, запрыгивай!

Меня дважды приглашать не надо. Пока в медсанбате меня не хватились, надо ехать на заставу. Оттуда меня ни один заведующий отделением, ни один хирург не достанет со своими привычками. Ампутировать любые выступающие части тела. Которые плохо лежат. Вот ведь маньяки! Я забрасываю костыли на БМП и залезаю на броню. Через десять минут мы уезжаем на КП батальона.

Комбат тоже не в восторге от моего приезда. Я говорю ему правду. Осколочное касательное ранение обеих ног. Долечусь на заставе. Как всегда, говорю одну только правду. Естественно не всю. О том, что зацепило кости и костная ткань начала разрушаться, ему знать не обязательно. А уж о начале воспалительного процесса, тем более.

Комбат прекрасно понимает, что за мой побег из медсанбата ему попадет по шапке. Но у него нет выбора. Ротный, Витя Ванярха, в отпуске. Срочно нужно отправлять в очередной отпуск за тысяча девятьсот восемьдесят восьмой год и командира первого взвода Валеру Плахотского. Старшина, Малиновский Игорь Ильич, проводит в полку какую-то сверку. Старший техник роты, Волошанин Владимир Алексеевич, валяется в инфекционном госпитале с малярией. Командир гранатометно-пулеметного взвода, Виталий Куклин, в полку на сборах. Оставшиеся два командира взвода все новенькие, еще не обстрелянные. Оставлять за ротного не кого. Мое появление сразу же снимает множество проблем. К тому же комбат находится под впечатлением каких-то совершенно фантастических слухов о моем лазарете в Калашахах. О сотнях смертельно раненых и больных моджахедов, поставленных мною на ноги. И о моем удивительном таланте врача и волшебника. Все это только слухи. И слухи сильно преувеличенные. Но комбат надеется, что себя-то я уж точно в состоянии поставить на ноги. Тем более после какого-то легкого касательного ранения. Мне бы его уверенность! Есть вещи, в которых я бессилен что либо изменить. И это тот самый случай. Но комбату этого лучше не знать.

К тому же комбат хорошо знает от своего предшественника о моей просто потрясающей исполнительности. Я действительно очень исполнителен. Приказ для меня всегда приказ, который нужно выполнить чего бы это ни стоило. Даже ценой собственной жизни. Но только не ценой жизни моих подчиненных. Я прекрасно понимаю, что иногда приходится кем-то жертвовать, чтобы сохранить другие жизни. Это одна из реалий войны. Это действительно так. Но не всегда. Чаще за этими словами скрываются просчеты в планировании, ошибки в ведении боевых действий и обычная человеческая дурость. Шапкозакидательство и тяга к лихим лобовым атакам. А стоит только такому командиру принять грамм сто на грудь, так его вообще тянет на подвиги. Тогда потери просто неминуемы.

Весь батальон был свидетелем, как год назад при проведении боевой операции под Лангаром я отказался выполнить приказ предшественника нашего комбата. Во время Великой Отечественной войны за это можно было попасть под расстрел. Но сейчас было немного другое время. Комбат ограничился предупреждением меня по радиостанции о неполном служебном соответствии. И снова повторил приказ. Я снова отказался его выполнять. Кажется, меня в тот же день захотели разжаловать до рядового. Правда, на следующий день комбат за все извинился. И мы больше об этом никогда не вспоминали.

За ту операцию меня представили к ордену «Красной Звезды». Но самой главной моей наградой было отсутствие среди моих подчиненных раненых и убитых. Я знаю, что это было обычным везением. Но, за всю мою службу в Афганистане среди моих подчиненных действительно не было потерь. Я был уверен, что это дороже любой награды. Ведь любые войны рано или поздно заканчиваются. Можно восстановить разрушенное, построить новое. Нельзя только вернуть погибших. Жаль, что не всегда мы об этом помним.

Фраза о том, что одна смерть — это трагедия, миллион смертей — статистика, при ведении боевых действий приобретает вполне конкретные очертания. Гибель каждого солдата для командира взвода — трагедия. Для старших командиров — процент возможных потерь при выполнении задачи, лишняя галочка в отчете или в цифрах потерь.

Я всегда был слишком маленьким командиром, чтобы научиться равнодушно относиться к возможным потерям. Поэтому моя исполнительность несколько однобока. Я исполняю не все приказы. И комбат это прекрасно знает. Фалит Узбекович хороший психолог. Он понимает, что решение я уже принял. И что в медсанбат я больше не вернусь. Комбат долго и пристально смотрит в мои глаза. Все равно получать от старшего командования по шапке. Обречено машет рукой.

— Ладно, езжай на заставу. Замполит тебя подбросит. И давай, выздоравливай!

— Есть товарищ майор! — В моем голосе не слышится и нотки торжества, хотя я и добился своего. Радоваться мне особенно нечего. Да на костылях особенно и не порадуешься. Вид у меня жалкий. Вот только жалеть меня не надо.

На заставе меня дожидаются письма от сестры, родителей и от Лильки Курсковой. Дома все нормально. А Лилька стала мамой. Хороший она человек. И здорово, что у неё всё хорошо. Я несколько раз перечитываю её письмо:

Здравствуй, Сережа!

Меня сегодня потянуло на лирику. Так что отказываюсь от традиционно деловой манеры письма. Ну, держись!

Ты заметил, что жизнь наша полосатая? Все хорошо — светлая полоска, есть огорчения — наступила серая. И так непрерывно. Вот она, диалектика. Я сейчас вспомнила прошлое — Московское высшее общевойсковое командное училище... Я с особым чувством вспоминаю ту пору — беззаботную и по-своему счастливую.

И вот: «Остались позади стремительные марши,

Учебные атаки позади...»

А наш диалог опять возобновляется. И — встреча. Мне запомнились вдумчивые стихи, блестящие погоны и ... шоколадные конфеты.

Но ладно. «Сегодня мы другими стали,
Немного старше, злей подчас.
И нас теперь бы не узнали
Все те, кто прежде помнил нас».

Как верно, да?

Сережа, ты не прав. Ты прожил еще совсем мало, но очень многое успел сделать. Как тебе лучше объяснить? Все великое, значимое постигается на расстоянии. Сейчас в потоке будничных дел сложно осознать свое «я» в этом громадном и бурном процессе. Но то, что ты сегодня не в тылу, а на передовой (в широком смысле), говорит о многом. Ведь сам писал, главное — чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть. Те, кто возвращается ОТТУДА, глаза не прячут. Пройдет еще какое-то время, и ты с оправданной гордостью скажешь себе: «я не стоял в стороне, а был там, куда звал меня долг».

А ты максималист. Зачем осознанно рваться дальше от родного дома, когда есть реальная возможность приблизиться к нему. Отец, мать, сестра с детками — это самое близкое и дорогое, что у тебя есть. Почему же ты так легко делаешь иной выбор? Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но, на мой взгляд, быть рядом с родителями — это громадное счастье, которое мы по молодости, увы, не ценим и недопонимаем. Да... Училище, ТуркВО, командировка... Выбор делать тебе.

Прочитала стихотворения. Ничего, связанного, как ты написал, с «серостью» не увидела. Наоборот, в них есть стержень, есть мысль и душа. Ну, а в литературном плане надо, конечно, чуть подкорректировать. Так без этого всегда не обойдешься. Молодец, так гармонично сочетаешь удивительную нежность и мужскую твердость. А впрочем, что в стихах, то и в человеке. Ты же у нас хороший человек.

Теперь — интересующий тебя вопрос о моей жизни. 27 сентября у меня родился сын — Антон. Теперь я — мама. Муж — хирург-уролог, работает в Первой Градской больнице. Живем в соседнем с родительским доме. Что-то я опять перешла на иформативно-телеграфный стиль.

Давай расскажу тебе о Лиле N 2. Военный отдел в «Известиях» ликвидировали, а точнее передали под ведомство какого-то другого. Так что Лиля теперь работает при отделе фельетонов. Иногда на лекциях в университете мы вспоминаем «былое». Встречи с воинами в «Известиях», училище и пр. Кстати, всегда вспоминаем Володю Черникова. Он так старательно подпевал (!) хору в небольшом гостинном зале «Известий» на одной из встреч.

Вот видишь, какие пространные письма я умею писать. Хотела уже завершить это повествование. Но есть еще один серьезный вопрос, умолчать нельзя. Сережа, береги себя. Не буду много расписывать, ты человек взрослый, сам понимаешь — жизнь дается один раз. И надо стремиться быть здоровым. Здоровье как воздух — пока оно есть, его не замечаешь.

Вот так. Приедешь в Москву — позвони. До свидания.

Лилия Курскова (Павловна)

Пишу ответ. Забавно, Лилька вспомнила моё старое стихотворение, написанное еще в прошлой жизни.

Остались позади стремительные марши,
Учебные атаки позади.
Сегодня пули настоящие свистят
Во взорванной ночи.
Свинцом сегодня нас встречает
Далекий, горный перевал.
И кровь живая застывает
На сером лезвии штыка.
Сегодня мы другими стали
Немного старше, злей подчас.
И нас теперь бы не узнали
Все те, кто прежде помнил нас.

Посылаю ей несколько новых строчек:

САКУРА

За перевалом где-то зацвела необычная вишня.
Ведь цветы этой вишни полны совершенства.
Скольких поэтов она вдохновляла!
Скольких людей восхищала изяществом линий.

Только мне почему-то в минуты затишья
Вспоминались другие цветы и картины.
Вспоминался мне аист и густые каштаны,
Вспоминались гвоздики в руках моей мамы.

Но минута затишья коротка словно выстрел.
И мы вновь поднимались в атакующем крике.
И мы вновь уходили в ночные долины.
Унося в своем сердце, горький запах полыни.

А потом весь день обустраиваю канцелярию роты. Превращаю её в настоящий центр боевого управления. На первый пост бойцы протягивают телефонный кабель. На посту устанавливают полевой телефонный аппарат где-то сороковых годов выпуска. Точно такой же аппарат стоит в канцелярии. И старенькая радиостанция Р-148. Я учусь управлять личным составом роты с кровати. Надо было с самого начала этому учиться! Но, кажется, у меня получается. Хуже дела обстоят с обучением моих бойцов.

Со стороны предгорья, там, где нет населенных пунктов, я выбираю условные цели. Перекрестки дорог, изгибы оврагов, большие ямы. Для простоты понимания сегодня мы называем их не ориентирами, а духовскими кишлаками: Лангаром, Джарчи, Петавой. Сами кишлаки находятся в противоположной стороне. Но нам они сейчас не нужны. Мы пока только учимся.

Бойцы прекрасно знают, что если мушка автомата, положенного на бок, накроет по высоте гарного моджахеда, расстояние до него будет восемьсот пятьдесят метров. Другими словами прицел восемь. Точка прицеливания — центр цели. Они понимают, что средняя высота моджахеда метр семьдесят. Что расстояние от глаза до мушки автомата — пятьдесят сантиметров. И даже, что толщина мушки на таком расстоянии перекрывает угол в две тысячные (единица измерения углов в армейских биноклях и прицелах). С горем пополам они это понимают. Но формула тысячной, позволяющая определить дальность до цели, дается им с трудом.

Еще хуже обстоят дела с целеуказанием. Точнее с глазомером. Сто метров рядового Хандея никак не хотят укладываться в сто метров рядового Воронина. И уж тем более в сто метров рядового Кесаева. Это попахивает какой-то мистикой! А ведь в школе нам что-то говорили о каких-то эталонах длины! Но давать целеуказание от ориентиров в метрах не получается. А вот в тысячных, как ни странно, все выходит. Секрет прост. Наблюдатель с первого поста считает количество рисок в окуляре зенитной трубы между ближайшим ориентиром и целью. Умножает это число на пять тысячных (расстояние между рисками). И докладывает мне по телефону.

— Ориентир первый. Правее пять. Дальше десять (В тысячных). Семеро бородатых с оружием.

После этого я должен связаться по радиостанции с КП батальона (Эх, прошли те славные времена, когда можно было открывать огонь самостоятельно!) и доложить комбату об обнаруженном противнике. Затем по его команде уничтожить обнаруженную цель.

Если для этого нужен танк, необходимые распоряжения отдаются по радиостанции. Если миномет, то по телефону через наблюдателя с первого поста. Он же корректирует стрельбу. Такова задумка. Но почти целый день уходит на то, чтобы претворить её в жизнь. С танкистами и минометчиками проблем нет. Для них все углы в угломере и дальномере измеряются в тысячных. Это их хлеб! Проблемы только с первым постом. Но, кажется, понемногу начинает кое-что получаться и у наблюдателей.

Ближе к вечеру проводим учебную стрельбу из миномета дымовыми минами по условным целям. Командир заставы Игорь Алескеров относит на первый пост листочек с вводной и показывает рукой, в каком из условных кишлаков находится противник. Наблюдатель с первого поста читает вводную и по телефону докладывает о появлении условного противника.

— Товарищ командир, в Лангаре трое бородатых.

Обычно сигналом тревоги является длинная автоматная очередь. Но сегодня у нас учебная тревога. Поэтому Игорь бодренько кричит: «Застава, в ружьё!». Через несколько секунд бойцы занимают свои стрелково-пулеметные сооружения и огневые позиции. Слышны голоса:

— Минометный расчет к бою готов!

— Рядовой Кощеенко к бою готов!

— Сержант...

По радиостанции выходят на связь командир танка и наводчики-операторы боевых машин пехоты. Докладывают о готовности. Пока все нормально. Я «принимаю решение» уничтожить цель силами минометного расчета. По карточке целей определяю исходные данные для стрельбы. Прицел и угломер. Даю команду на открытие огня. Одной дымовой миной. Теперь важно, чтобы наблюдатель с первого поста правильно определил необходимые поправки и подкорректировал стрельбу. По направлению и дальности.

В телефоне слышится сопение. И совершенно детский голос:

— Ой, кажется, я ошибся. Это был не Лангар, а Петава...

Наблюдатель ошибся с целеуказанием на пару километров. Мы обстреляли совершенно другой кишлак. Какой пустяк, право! Хорошо ещё, что это учебная стрельба и условный кишлак. Мы с Игорем Алескеровым почти одновременно вспоминаем чью-то маму. Ладно, на сегодня достаточно. А то совсем нечем будет заниматься до окончания войны. Но заниматься надо. Я прекрасно понимаю, что ротой смогу управлять только с кровати. Для этого мне самому многому придется научиться. И еще большему научить своих бойцов. Альтернативы этому нет. С каждым часом мне становится всё хуже и хуже.

На следующее утро на заставу приходят гости. Старший брат маленького Абдула, Сафиулло и один из его бойцов, Ахмаджон. Оба они теперь служат в царандое, афганской милиции, под Чарикаром. Сафиулло командует ротой, недавно ему присвоили звание старшего лейтенанта. Ему нет еще и девятнадцати. Ахмаджону и того меньше. Но у каждого за плечами уже большая взрослая жизнь. На войне вообще быстро становятся взрослыми.

Оказывается, оружие, боеприпасы и зимнее снаряжение с уничтоженного каравана двое суток свозили именно в их полк. Сафиулло был назначен старшим. Говорит, что совсем умотался за эти дни. Никогда не видел так много оружия. И так много убитых душманов. Его бойцам пришлось их всех хоронить.

Он поднимался на Тотахан, проведать меня. Передать привет от младшего брата. Командир заставы Игорь Алескеров сказал, что я ранен и сейчас нахожусь в медсанбате. Они заезжали и в медсанбат. Там им сказали, что я уже вернулся к себе в роту. И очень сильно ругались.

Младший брат его сейчас перебрался от Хасана к Шафи. После отъезда Лейлы Шафи нужен помощник по дому. К тому же Абдулу у Шафи будет лучше. Эти новости я уже знаю. Но то, что Сафиулло сегодня пришел на Тотахан, очень здорово. Я прошу его передать Шафи, чтобы тот пришел ко мне в гости. Мне нужна его помощь. Это действительно так. С ногами творится что-то не то. Я это прекрасно понимаю. И больше, чем на Шафи, надеяться мне не на кого.

Шафи приходит в тот же день. Ближе к обеду. Осматривает мои ноги. Шутит, но я чувствую, что все не так весело, как хотелось бы. Хотя Шафи и старается этого не показывать. Он уходит и возвращается уже под вечер. В руках у него небольшая баночка с какой-то мазью. Думаю, что это мазь для лечения слонов от насморка. Хотя запах у неё довольно приятный. А кто говорил, что слонам дают от насморка что-то неприятное на запах? Никто не говорил.

Не трудно догадаться, что из разрешенных Минздравом к применению ингредиентов в состав этой мази входят только ослиный помёт, змеиные глазки, мышиные хвостики и немного стрихнина с крысомором. Все остальное было явно запрещенным к применению. Я слишком хорошо знаю Шафи, чтобы хоть мгновение в этом сомневаться. Шафи и не пытается меня в этом разуверить. Зато на протяжении целой недели он дважды в день приходит на заставу, делает перевязку и внимательно следит за изменениями в моем состоянии.

Лучше ногам не становится. Бинты постоянно мокрые. Из костей сочится какая-то жидкость. И заживать они совершенно не хотят. Не помогает даже волшебная мазь Шафи. Но температура у меня уже не такая высокая. Это уже хорошо. Правда на смену температуре приходит просто потрясающая слабость. Она всегда ко мне приходит. Кто занимался легкой атлетикой, знает, что после нескольких километров бега, у человека открывается второе дыхание. Почему-то у меня оно не открывалось ни разу. После занятий спортом люди становятся сильными и здоровыми. Я же после занятий спортом всегда становился слабым и больным. Благо, что спортом я занимался не очень часто. Меня всегда спасала от него моя природная лень. Но слабым и больным я чувствовал себя всегда. Особенно в душе. И особенно при виде красивых девушек. Сейчас слабость была во всем теле. Всю неделю я не могу ходить даже на костылях. Но Шафи говорит, что это пройдет. С ним сложно не согласиться. Все действительно пройдет. Пройдем мы. В общем-то, все умрут.

Я прекрасно понимаю, что нужно подниматься на ноги. Нужно начинать ходить. И нужно учиться ходить без костылей. Привыкнуть к ним не сложно, сложнее научиться ходить без них. Я все прекрасно понимаю, но сил для этого у меня все равно нет. И самое печальное, что виной этому не какие-нибудь красивые девушки, а моё безволие. И это очень грустно.

Шафи говорит, что заживать ноги будут долго. Какие-то проблемы с костной тканью. Но раскисать не стоит. Все самое трудное уже позади. Осталась совсем ерунда. Научиться ходить заново. Это просто. Любой годовалый ребенок с этим справится. А уж я-то тем более.

Мне трудно с ним не согласиться. Любой годовалый ребенок, действительно, справится с такой задачей. Проблема в том, что, возможно, мне еще нет и года. Скорее всего, я новорожденный. Мне месяца два от силы. До этих годовалых гигантов мне еще далеко. Чем же иначе можно объяснить, что у меня ничего не получается?

Сейчас самое время уйти куда-нибудь в безлюдную степь, или подняться высоко в горы. Чтобы немного побыть одному. Нет ничего невозможного для людей, говаривал мой друг, Гораций. И вот я нахожусь на горе высотой в тысяча шестьсот сорок один метр. Внизу расстилается степь Татарангзар. Но только одному побыть не получается. И это очень плохо. Плохо, что бойцы видят, как я ковыляю на костылях. Как падаю. И что у меня ничего не получается. Это очень стыдно. Нет, учиться ходить нужно в одиночестве. Чтобы никто этого не видел. Чтобы никто не слышал, как ругается новорожденный, когда у него ничего не получается. Но наши желания не всегда сбываются.

Зато теперь мы подолгу сидим с Шафи в канцелярии роты, болтаем. Свои шифровки он теперь передает командиру станции радиоперехвата сам. Без моей помощи. Вся конспирация летит к черту. Думаю, что и постоянные приходы Шафи на заставу в глазах местных жителей ему совсем не на пользу. Но, как говорится, жена Цезаря вне подозрений. Шафи эти мелочи волнуют меньше всего. Сейчас ему важно поставить меня на ноги. Я не против этого. Хотя и понимаю, как дорого это может стоить Шафи. Афганистан — прекрасная страна. Здесь все просто и понятно. Натуральный обмен. Жизнь за жизнь. Хочешь спасти жизнь друга, готовься отдать свою. Я понимаю, что, спасая меня, Шафи рискует своей головой. Но по-другому Шафи не может.

Зато он рассказывает мне последние новости, передает весточки от Лейлы. Иногда с ним на заставу приходит и маленький Абдул. Абдул очень удивлен, что я ранен. Он очень ко мне привязался в последнее время. Считает, что со мной не может случиться ничего плохого. И, что табиба (доктора) не могут ранить. Малыш не знает старой русской поговорки: у нас сапожник всегда без сапог. И наши доктора бывают ранеными и больными не реже своих пациентов. Особенно военные доктора. И уж тем более те разгильдяи, которые под них только маскируются.

Иногда они приводят с собой Хуай Су. Шафи говорит, что мне полезно на нем кататься. Думаю, что ослик по этому поводу думает совершенно иначе. Но, кто интересуется его мнением?! И я действительно с огромным удовольствием катаюсь на нем по заставе. С удовольствием и с песнями. Точнее с одной. На ум постоянно приходят одни и те же слова:

«Мы красные кавалеристы и про нас
Былинники речистые ведут рассказ...»

Настроение после этих поездок всегда поднимается, и чувствую себя я гораздо лучше. Понемногу стараюсь отвыкать от костылей. Жалко, что нет трости. Вместо неё приходится ходить с минным щупом. Он не очень удобен, зато и в глаза не так бросается.

А по ночам плачу, как последняя девчонка. Мои дневные прогулки не проходят даром, боль нестерпимая. Плачу от бессилия. Плачу потому что у меня ничего не получается. Но если днем я пытаюсь не показывать вида, ночью меня никто не видит. Говорят, что настоящие мужчины никогда не плачут. Вам виднее. Я не знаю, что вместо этого делают настоящие мужчины? Особенно по ночам. Откуда мне знать. Я по ночам плачу. Мне можно. Я не настоящий.

Зато днем, после очередной перевязки, Шафи передает мне привет от Сан Саныча. Я уже ничему не удивляюсь. Афганистан слишком маленькая деревня, чтобы люди, однажды здесь побывавшие, не знали друг друга. А Сан Саныч работал в Афганистане еще при шахском режиме. И все равно их знакомство для меня приятная неожиданность. А еще Шафи рассказывает мне очередную историю. О днях давно минувших. О Куликовской битве. Он постоянно рассказывает мне о ней что-то новое.

Глава 12

О Куликовской битве написано не мало. Но один её эпизод остался многим неизвестным. Почему в этом походе войско Мамая передвигалось от Красивой Мечи до Куликова поля с такой медлительностью? Не свойственной прежде татарам.

Ответ на этот вопрос долгие годы хранился в Троице-Сергиевой лавре. Многие помнят имена князей, ближайших сподвижников Дмитрия. Об их дружинах и народном ополчении. О монастырских полках известно меньше. И практически ничего не известно о монахах присланных Сергием Радонежским к великому князю с благословением. И негласным наказом сохранить жизнь князя в битве.

Нет, о братьях Пересвете и Ослябе наслышаны многие. Но многие ли задавались вопросом, почему монах Пересвет вышел на поединок с Темир-мурзой? Неужели у князя не было лучших воинов? Почему после битвы посольство в Византию возглавил монах Ослябя? Неужели у князя не было более достойных сподвижников? Ответ найти не трудно. Да, не было. Лучших воинов и более достойных сподвижников. Чем эти семь монахов, пришедшие с Пересветом. Пришедшие от отца Сергия.

Но только Карпа Олексина да Петрушу Чуракова отпустил Пересвет с Семеном Меликом в третью стражу. Монахи были родом из-под Коломны, места эти знали. У отца Сергия ходили в ближайших сподвижниках не за премудрость книжную, а за подвиги ратные, которыми прославились еще до пострижения. В обители обучали они отроков искусству воинскому, ратному. Провожал их отец Сергий словами из Нового Завета: «Не берите ни мешка, ни сумы, ни обуви и никого на дороге не приветствуйте». Слова эти через несколько столетий станут девизом русского спецназа. Ибо в них заложена суть его работы и самый большой его секрет.

Кроме наблюдения за войском Мамая была у третьей стражи еще одна задача. Но о ней знал только Великий князь. Потому и посланы были вместе со стражей монахи. И два воза с гостинцами от Великого муллы Сергия Радонежского Мамаю. И его воинам. Лежали в возах, не один день кованные монастырскими кузнецами, подарки татарским воинам. На долгую память о Руси. Ибо назывались эти подарки «чесноком». И оставляли о себе долгую память не только у татарских коней, но и у всадников. Правили возами Игнатий Крепя и Фома Тынин.

А навстречу страже уже двигалось бесчисленное татарское войско. В голове каждого тумена шла сторожевая сотня. Впереди сотни — десять лучших воинов. Так учил Великий Чингисхан. И впереди всего татарского войска шла лучшая сотня. Сотня Кавыя.

Десять его воинов, следующие в дозоре, наткнулись на небольшой родничок, бьющий у самой дороги. Спешились лишь на пару минут, напоить лошадей. Коней не расседлывали. Времени на то не было. Сзади, на расстоянии полета стрелы уже подходила сотня Кавыя.

Словно из-под земли поднялись два инока. На рубахах их висели ветки и пучки травы. В каждой руке по короткому обоюдоострому клинку у них было. Словно нож сквозь масло прошли они через дозор. Никто из татар не успел даже вскрикнуть, не то чтобы сабли достать. Монахи вскочили на татарских лошадей и поскакали в сторону ближайшей балки. Дозор со вспоротыми животами, перерезанными глотками остался лежать на траве. Все десятеро!

Гневный рев потряс сотню Кавыя. Всё это произошло у них на глазах. Такое простить было нельзя! Да никто прощать и не собирался. Повинуясь легкому кивку сотника, всадники ринулись в погоню...

Мамай шел с первым туменом. Когда его верные нуркеры спустились в балку, страшная картина предстала их глазам. От сотни Кавыя не осталось в живых ни одного воина. Вся дорога была усыпана «чесноком» — варварским изобретение русичей. Коваными шипами, на которых не только кони калечили свои ноги, но и многие всадники находили свою смерть. Многие всадники нашли свою смерть от стрел. Но еще больше было зарублено. В течение нескольких минут вся сотня была уничтожена. В живых не осталось ни одного. Не было ни одного раненого. Но самым страшным было то, что среди погибших татар не было ни одного убитого врага. Словно не смертные люди сотворили это, а грозные духи. Это было страшно. Мамай, многое повидавший на своем веку, невольно почувствовал, как липкий холодок страха сжал его сердце. Плохое начало похода, подумал он.

Его телохранители, привыкшие к победам и богатым трофеям, выглядели притихшими. Они не были безусыми юнцами и тоже повидали в своей жизни немало. Но такое и они видели впервые. Чтобы лучшую сотню вырезали за несколько минут, как глупых баранов. Лучшую сотню! Это было плохое начало...

Петруша Горский помогал Игнатию и Фоме править лошадьми. К каждой повозке было привязано по два татарских коня. Без груза повозки шли легко. Хотя их никто и не преследовал. В повозках лежали только короткие мечи, луки и колчаны. В колчанах было пусто. Все стрелы, наконечники которых были пропитаны сильным быстродействующим ядом, остались в телах убитых татар.

Карп Олексин и Петруша Чураков ехали следом за повозками. Ехали верхом. Срывали с рубах привязанные льняными нитками ветки и траву. Вытирали ими свои короткие окровавленные клинки. Запах крови беспокоил коней. Они недовольно фыркали и косили на всадников большими добрыми глазами.

А Семен Мелик тем временем уже докладывал великому князю о возвращении третьей стражи. О татарах. И о приеме, им оказанном...

На прощание Шафи протягивает мне баночку со своей волшебной мазью. Я уже не подшучиваю над нею. Не называю её мазью от насморка для слонов. Ведь именно благодаря ей Шафи смог остановить воспалительный процесс. И между делом он произносит слова, которые для меня важнее любых воспалительных процессов, мазей и даже ног.

— Сан Саныч просил передать, что Петр Чураков был твоим предком по материнской линии. Возможно, ты об этом не знаешь. Ты должен это знать. Помнить и никогда не забывать.

Шафи пожимает мне на прощание руку и уходит. Серьезный, прямой, сильный. В его пожатии я впервые чувствую не только обычную вежливость, но и уважение. Уважение к моему роду.

Через три дня замполит роты Андрей Иваницкий поехал за водовозкой. Он в это время был старшим на двадцать второй заставе. При подъёме на Тотахан его БМП подорвалась на фугасе. Машину разнесло капитально. Но экипаж машины и сам замполит отделались лишь контузией. Любопытно, впервые в нашем районе духи устанавливают такой мощный фугас. Фугас установлен между колеями по центру. Замыкатель английского производства чуть выше. Ребятам повезло. Если бы машина шла не с двадцать второй заставы, а спускалась с Тотахана, было бы четыре ноль двадцать первых (погибших). Немного грустно, мне сегодня нужно ехать на совещание в батальон. И единственная машина, которая могла бы спуститься с Тотахана, была моя. Обижаться на духов не за что. За прошедшие два года на моих руках слишком много их крови. А как говорят в нашем племени, если охотник убил в своей жизни много медведей-гризли, справедливо, если гризли когда-нибудь убьет охотника. Все правильно. И все справедливо. Но все равно, немного грустно. Замполита с бойцами отвожу в медсанбат. Затем на совещание. Кроме обычных заявок на боеприпасы и БЧС (боевой численный состав) роты привожу и бумаги по материальной базе застав. Их планируют в ближайшее время передать афганцам. Одновременно с выводом наших войск.

Да, вывод уже не за горами. Известно, что наш полк будет выходить в последнюю очередь. Где-то в феврале следующего года. Остаются последние полгода. Мне предлагают не заменяться в августе, а задержаться на эти полгода. В полку. Либо перевести в разведбат. Обещают золотые горы и вышестоящую должность. Отцов-командиров понять можно. Любому новому офицеру необходимо время для вступления в должность. Не для номинального вступления, а чтобы вникнуть в тонкости, набраться боевого опыта. Все это приходит только с потом и кровью. И со временем. Понятно, что ни того, ни другого сейчас нет. Сейчас главное вывести наши войска с минимальными потерями. А это совсем не просто. Духи словно с цепи сорвались. Обстрелы наших застав и военных городков, нападения на колонны заметно участились. Словно духи пытаются за несколько последних месяцев наверстать что-то упущенное за последние десять лет.

Все это понятно. Понятно, что я должен остаться. Умом я все прекрасно понимаю. Но тело меня не слушается. Какие еще полгода?! Вот уже два дня меня, словно последнего труса, парализует настоящий, животный страх. Всё это так не обычно! Никогда не был трусом. Но сейчас мне действительно страшно. Нет, конечно же, раньше я тоже кое-чего боялся. Красивых девушек, темноты и противопехотных мин фугасного действия (Почему-то я всегда боялся остаться без ног). Но красивых девушек я, конечно же, всегда боялся больше. Особенно когда они в темноте находятся где-то рядом. На расстоянии вытянутой руки. Сейчас же я боюсь совсем уж смешных вещей. Я боюсь погибнуть.

Странно, только теперь понимаю, что все два года службы в Афганистане я был уверен, что погибну. Это было само собой разумеющимся. Просто столько смертей было вокруг, что надеяться на что-то другое было глупо. Но вот наступил месяц моей замены. Меня перестали брать на боевые действия, привлекать к проведению боевых операций. Оставили только одну обязанность — носить почту. Почтальон Печкин должен носить письма от Ромео Джульетте. И от Джульетты Ромео. Другими словами, от Шафи до ближайшего почтового ящика и обратно. Почтовым ящиком служила радиостанция с ЗАС (засекречивающей аппаратурой связи) на нашей станции радиоперехвата. Но Шафи теперь сам носит свои шифровки на Тотахан. Так что должность почтальона Печкина сокращена за ненадобностью.

Через несколько дней должен был приехать из Союза мой заменщик. А это значит, что у меня появился реальный шанс вернуться домой. Живым. Забавно, в месяц замены у офицеров-заменщиков была только одна обязанность: на матрац тонким слоем нанести клей ПВА и приклеить к нему свою спину. Так что реально и мне оставили только одну обязанность: клеить матрацы и спины. Все это совершенно безопасно. У меня появилась надежда остаться в живых. И вот тогда-то мне впервые стало по-настоящему страшно. И вот тогда-то я начал совершать глупости, чтобы только никто не догадался, что мне страшно.

В конце августа из батальона на заставу пришли две машины с танковыми снарядами. Уралы на горку подняться не смогли. Обычно поднимались. Хотя подъём действительно крутой и очень сложный. Водители машин новые, опыта маловато, вот и не смогли подняться. Пришлось выгружать снаряды внизу. У подножия Тотахана со стороны степи Татарангзар. Недалеко от пятитонной цистерны с соляркой, врытой в землю. Это наш ротный запас топлива. Для боевых машин пехоты.

Снаряды складываются штабелями. Командир взвода обеспечения забирает деревянные ящики из-под снарядов с собой. Это грабеж среди белого дня. Доски на заставе на вес золота. Все строительство, отделка бани, столовой и других помещений делаются из танковых или минометных ящиков. Но не менее они ценятся и у афганцев, в дуканах. Похоже, зампотыл решил немного подзаработать. Это очень грустно, но ничего не поделаешь. С зампотылом не поспоришь. Хотя он тоже не любит со мной торговаться. Знает, что если не уступит мне несколько ящиков, может вообще не получить ничего. Поэтому у меня получается все-таки их выпросить. В ящиках проще будет поднимать снаряды на заставу на БМП. Проще и безопаснее. Поднимать их силами бойцов практически нереально. Слишком высоко.

Да и то на двух БМП до позднего вечера мы смогли поднять всего снарядов семьдесят. Примерно столько же осталось на следующий день. Часового выставлять у снарядов я не стал. Снаряды ладно, а часового духи могут и выкрасть. Просто приказал усилить ночью наблюдение за этим склоном.

А утром, как всегда, пошел поискать что-нибудь себе на завтрак. Как все-таки здорово быть заменщиком! У тебя только одна проблема, отклеиться от матраца и что-нибудь такое вкусненькое съесть на завтрак. Ну, а после завтрака — поднять на заставу оставшиеся снаряды. Единственное плохо, что ноги меня почти не слушаются. Через каждые двадцать шагов приходится останавливаться и подолгу отдыхать. Вместо палки приходится гулять с минным щупом. Не очень удобная вещь для тех, у кого проблемы с ногами. Но другой у меня нет. Поэтому я пытаюсь внушить себе, что все-таки удобная. Если не для тех, у кого проблемы с ногами, так для этих. У кого проблемы с головой.

Особенно если эти гуляют в таком месте, где быстрее можно найти противопехотную мину, чем что-нибудь съедобное. Правда, кроме противопехотных мин на восточном склоне горы Тотахан поселилось еще и несколько куропаток. За ними-то я и охочусь. Внимательно посматривая себе под ноги. Куропатки так близко под ногами окажутся едва ли, они постоянно держат меня на расстоянии метров двадцати. Мины могут оказаться гораздо ближе.

Когда меня начинают посещать некоторые сомнения, я останавливаюсь. Достаю из полой трубки минный щуп и внимательно исследую место, показавшееся мне подозрительным. Найденные мины я не снимаю. Это слишком опасно. Просто отмечаю их сломанными веточками. Немного отдыхаю. И иду дальше.

Любой сапер подтвердит вам, что невозможно установить мину, не оставив при этом никаких следов. Следы остаются всегда. Либо следы самого сапера, либо следы мины. Если сапер не маньяк-одиночка, кто-то еще знает о том, что мина будет установлена. Даже если этот кто-то и не знает о месте и времени установки. Это уже след. Понятно, что можно тщательно замаскировать следы выхода на место установки мины. Унести с собою грунт, вынутый из того места, где мина будет установлена. Замаскировать мину и следы своего отхода. Сделать это днем могут далеко не многие. Ночью же, когда, как правило, обычно и устанавливаются мины, — практически никто.

Через пару дней осядет грунт над миной. Подвянет трава на срезанном дерне, которым укрыта мина. И появятся новые следы.

Но есть один совершенно уникальный сапер. Специалист экстра класса. Зовут его Время. Через неделю, другую его работы в небольшую ямку нанесет песка. Выпрямится и зазеленеет снова трава над миной. И не останется ничего ни от следов сапера, ни следов от самой мины. Вот тогда мина и станет по-настоящему опасной. Смертоносной.

Вокруг Тотахана мины устанавливались на протяжении восьми лет. Хорошими специалистами и не очень. Время стерло различия между ними. Все мины были теперь тщательно замаскированы. Некоторые из них можно было найти миноискателем, другие — минным щупом. Но разминировать не стал бы ни один даже самый хороший сапер. Все проржавело, истлело внутри этих высокотехнологичных игрушек за это время. Мины могли сработать в любой момент от малейшего сотрясения, от времени и просто так. От нечего делать.

Я не был хорошим сапером. Я и не собирался их разминировать. Себе дороже! Просто очень хотелось кушать. А из куропаток наш повар мог приготовить такой потрясающе вкусный суп!

Была еще одна причина. Прогулками на свежем воздухе я пытался перебороть тот страх, который овладел мною в последние дни. Говорят, что клин клином вышибают. Не знаю, мне это мало помогало. Зато давало возможность немного отвлечься. Хотя я и понимал, что в Афганистане больше всего погибало офицеров именно в начале своей службы, когда им так не хватало боевого опыта. И в конце службы, когда на место уверенности в своих силах приходила обычная самоуверенность. Но я заканчивал свою службу. Никакая самоуверенность меня и близко не посещала. Даже уверенность в своих силах была мне совсем не свойственна. Я просто трусил. Поэтому и лез в самое пекло, чтобы никто об этом не догадался. Возможно, именно это было истинной причиной гибели и других офицеров-заменщиков. Никто из них не хотел прослыть трусом. Даже в последние дни своей службы.

Со стороны все это выглядело довольно круто. Охотник с минным щупом и автоматом. В красных спортивных трусах (Красные трусы — для маскировки. Даже самая глупая куропатка знает, что ни один охотник не выйдет на тропу войны в красных трусах. Значит, я не охотник. А всего лишь маленькая красная тучка. Я — тучка, тучка, тучка. Я — вовсе не охотник!), в панаме и тапочках на босу ногу. Это было немного весело и совсем не страшно. Очень хотелось кушать. После двух лет на сухом пайке и консервах очень хотелось супчика из жирной и глупой куропатки. Я сделал маленькое открытие. Когда я был голоден, мне было совсем не страшно. Все мысли были только о еде.

Но жирные и глупые куропатки постоянно держали меня на удалении метров двадцати. И отлетали чуть дальше, стоило мне только пересечь какую-то невидимую, но возможно важную для птиц границу. Это начинало меня сердить. Глупые птицы! Были бы вы хоть немного умнее, летели бы в сторону нашего повара. Не мучили бы ни меня, ни себя. У птиц по этому поводу, возможно, были совсем другие мысли. Ведь летели они совершенно в другую сторону.

Поначалу я пытался охотиться на них со снайперской винтовкой. Мне почему-то казалось, что снайперская винтовка больше подходит для охоты, чем какой либо другой вид оружия. Я, как всегда, ошибался. У СВД слишком тяжелая пуля. Попадая в куропатку, она разрывала её на части. От птицы оставались только пух и перья. К великому своему сожалению, ни пух, ни перья я не ем. Для охоты на куропаток нужен был обычный дробовик. Да где ж его возьмешь в Афганистане! Крупнокалиберный пулемет, авиационную пушку — это сколько хочешь. А дробовиков, извиняйте, нету.

Методом проб и ошибок я пришел к единственно возможному способу охоты. Из автомата Калашникова. Достаточно было только попасть по касательной в голову куропатке, чтобы супчик превратился из сказочной мечты в объективную реальность. С двадцати метров это было совсем не сложно. По крайней мере, я так думал.

В отличие от меня, у куропаток был совершенно иной взгляд на все мои попытки подстрелить себе что-нибудь на завтрак. Они что-то выискивали у себя под ногами, перескакивали с места на место, что-то клевали. И отлетали на несколько метров, стоило мне только чуть-чуть к ним приблизиться. И, самое главное, они совершенно не могли хотя бы секундочку постоять на месте. Дать мне спокойно в них прицелиться. И выстрелить. Эти глупые, жирные куропатки!

Откуда-то со стороны Петавы над моей головой пролетело четыре НУРСа (неуправляемых реактивных снаряда). Совсем духи от лап отбились! Стреляют среди белого дня. Так ведь ненароком можно и в меня попасть! Неожиданно мелькнула глупая мысль. А что если НУРСом по касательной в голову? Может быть там, в Петаве, тоже кто-то мечтает о завтраке. О супчике из толстого и глупого старшего лейтенанта Карпова?

К счастью, моджахеды были не голодны. Может быть, только немного замёрзли? Иначе, какой смысл был запускать четыре реактивных снаряда с фосфорной начинкой. Я все понял! Это просто фейерверк. У духов четыре лишних снаряда. Вот они и запустили их в белый свет, как в копеечку.

Снаряды разорвались в предгорье хребта Зингар. Километрах в двух восточнее Тотахана. Они подожгли сухую траву в нескольких местах. Довольно на большом удалении друг от друга. Но там не было ни наших застав, ни каких-либо других целей. А значит, это было уже не интересно. Я моментально забыл об этих снарядах. И снова сосредоточился на будущем супе. Эти глупые куропатки меня окончательно достали. Они постоянно двигались и перескакивали с места на место. Я никак не мог в них прицелиться. Нет, стрелять я в них пару раз, конечно, выстрелил. Выстрелить было совсем не сложно. Я просто никак не мог нормально прицелиться. И уж тем более в них попасть.

Все это понемногу стало походить на какую-то забавную игру. Около часа куропатки измывались над бедным охотником, гоняя его по камням и оврагам. Я уже начинал догадываться, что все это неспроста. Не просто так гоняли они меня по старому минному полю. Я начинал подозревать, что это не обычные куропатки, а переодетые инопланетяне. Что сейчас они заманят меня на какую-нибудь мину. А после моего подрыва, набросятся на мои остатки и съедят их. И даже супчик варить не будут.

Мы спустились к самому подножию Тотахана. И даже метров на двести сместились в сторону хребта Зингар. По пересохшему руслу реки Танги. В сторону, где несколько минут назад разорвались реактивные снаряды. А теперь там разгоралось нешуточное пламя. Горела сухая трава. Но это было так далеко и совсем не съедобно, что я быстро забыл об этом.

Мой супчик все так же перелетал с места на место. Теперь я знал точно, что это были за птицы. Это были душманские куропатки. Их специально выдрессировали моджахеды, чтобы выманить меня на засаду либо на мину. И съесть.

Я ошибся только в одном. Не в куропатках, нет. В мине. Это была не противопехотная, а противотанковая мина. Итальянская мина ТС-6,1 в пластиковом корпусе песочного цвета. Старая моя знакомая. Весом около десяти килограммов. Шесть килограмм взрывчатки. И пневмомеханический взрыватель. Не заметить её было просто невозможно. Там, где дорога с Тотахана спускалась в небольшой овраг, было место, не просматриваемое с наших сторожевых застав. И очень удобное для установки мин и фугасов. Именно там её духи и установили.

Насчет дороги между Тотаханом и девятой сторожевой заставой я смог договориться со старейшинами кишлака Калашахи. Об якобы совместной охране этой дороги. Другими словами, я немного сжульничал. Я намекнул, что если на дороге будут устанавливать мины, дорогу мы будем охранять сами. А жителям кишлака Калашахи придется ходить к ближайшему базару другой дорогой. Другой дороги не существовало. Правда, запретить пользоваться дорогой я не мог. Но, откуда об этом могли знать бедные афганцы.

А еще предупредил Хасана, командира местного отряда самообороны, о том, что если дорогу будут минировать, пред рассветом в одном из окон его крепости должна появиться керосиновая лампа. Если он об этом забудет, сниму с него голову.

Пару раз духи пытались минировать дорогу. Один раз на моих глазах. Когда я подменил их мину на большой черный камень. (Вот, наверное, посмеялись потом ребята над этой шуткой. Хотя, скорее всего, когда они обнаружили подмену, им было совсем не до смеха). Второй раз дорогу минировали в последних числах июля. Оба раза Хасан усердно сигналил нам керосиновой лампой из своей крепости. Но в июле я работал с газнийским спецназом. На Тотахане меня не было. А наблюдатели сигнал Хасана просто прозевали. На следующее утро недалеко от девятой заставы подорвался танк с ребятами из баграмского разведбата.

Но дорогу с Тотахана к кишлаку Чауни, где располагался КП батальона, раньше духи не минировали. И вот вторая мина за неделю. Над этим стоило подумать. На досуге. Сейчас думать было не когда. Мину нужно было снимать. Противопехотные мины у подножия Тотахана мне не мешали. Бойцы наши там не ходили, а, значит, эти мины угрозы им не представляли. На этой же мине в любой момент мог кто-нибудь подорваться. Либо наша машина, либо машина наших гостей. А гости к нам на горку приезжали часто. Ждать же, когда приедут саперы из батальона, и уничтожат её я не мог. Для этого мне нужно было вернуться к Тотахану, подняться на заставу. С моей скоростью передвижения это заняло бы довольно много времени. Затем выйти на связь с батальоном и вызвать саперов. И пару часов ждать их приезда. За это время могло утечь много воды. И чьих-то жизней. Рисковать было нельзя. Мину нужно было снимать.

Итальянская противотанковая мина ТС-6,1 устанавливается довольно просто. Так же легко она и снимается. Проблем с этим нет. Изредка её устанавливают на неизвлекаемость, но это не часто. Чаще недалеко от неё устанавливают несколько противопехотных мин — на память саперам. На память о том, что мины — не игрушки. И что рядом с ними всегда надо быть очень внимательным.

Поэтому прежде чем снимать мину необходимо минным щупом проверить, нет ли каких подарков поблизости. Затем кошкой стянуть мину и убедиться, что она не установлена на неизвлекаемость. А лучше сразу уничтожить её накладным зарядом. Потому что любая мина не стоит того, чтобы кто-то рисковал свой жизнью, снимая её.

У меня не было накладного заряда. Не было кошки. И даже веревки, которую я всегда носил во внутреннем кармане своей штормовки, со мной сегодня не было. Было резинка в трусах. Но её было явно не достаточно. И я решил оставить резинку на месте. Зато был минный щуп. А что еще нужно человеку для полного счастья?!

И все-таки что-то в этой мине меня настораживало. Установлена она была довольно профессионально. С машины заметить её было невозможно. Но что-то здесь было не то. След от керосиновой лампы!

Керосиновая лампа была здесь явно лишней. Ночи в последнее время стояли лунные. Чтобы установить мину, лампа была не нужна. И все-таки, кто-то притащил её сюда, не поленился. Интересно, зачем?

Я отложил в сторону минный щуп. Внимательно осмотрелся вокруг. Но больше ничего подозрительного не было. Разве что грунта при установке мины было снято чуть больше, чем необходимо. Всё это попахивало каким-то маленьким сюрпризом. А моджахеды всегда были большими любителями маленьких сюрпризов.

Возможно, что ни разу в жизни я не гладил ни одной девушки так нежно и ласково, как в этот раз снимал грунт вокруг этой мины. Слой за слоем. Нежно и ласково. Ни разу в жизни я не приближался к таинственной незнакомке так осторожно и внимательно, как в этот раз.

Под небольшим слоем пыли меня ожидал первый сюрприз. Лист фольги примерно двадцать на тридцать сантиметров. Это было что-то новенькое. От фольги под мину уходил тонюсенький проводок. Это было странно и совершенно не понятно. Непонятен был принцип действия этой игрушки. Но через пару сантиметров обнаружился еще один, точно такой же, лист фольги. От него провод шел к батарейке и дальше под мину. Все встало на свои места. Замыкатель. Обычный замыкатель. Ловушка для саперов. Судя по всему, под миной лежал фугас с электродетонатором. Чтобы замкнуть электрическую цепь, необходимо было соединить друг с другом два листа фольги. Лучшего предмета, чем металлический щуп сапера найти для этого было невозможно. Да, никто особенно и не старался искать. Ловушка на то и была рассчитана. На металлический щуп сапера.

Под миной действительно лежал фугас. Стандартный для наших мест. Обычный сто пятнадцатимиллиметровый артиллерийский снаряд с привязанной к нему четырехсот граммовой шашкой тротила. Больше никаких сюрпризов не было. Я отсоединил батарейку, достал электродетонатор. Ненавижу носить тяжести! Но придется, оставлять такие игрушки нельзя. Снаряд и итальянская противотанковая мина были моим сегодняшним завтраком. Пока я возился с ними, мои глупые и жирные куропатки куда-то улетели. Вместе с моими мечтами о вкусном и питательном супчике. Это было так несправедливо! Что мне захотелось повыть на луну. Увы, подходящей для этого луны не было. Выть на солнце было глупо. Надо мною потом потешалась бы вся стая.

Я забросил автомат за спину, подобрал щуп, мину и снаряд. И полез из оврага наверх. Ну и что из того, что я остался сегодня без супа. Зато на жаркое себе кое-что нашел. Ненавижу жаркое на завтрак!

Снаряд и мина медленно выпали из моих рук. Следом за ними на грунт должна была опуститься и моя нижняя челюсть. К счастью я успел поддержать её рукой. Беда никогда не приходит одна. Похоже, что сегодня я останусь не только без супчика, но и вообще без завтрака. Пока я возился с миной, небольшие возгорания, вызванные разрывами фосфорных реактивных снарядов, превратились в настоящий огненный вал. Неудержимо и грозно катился он в сторону Тотахана. Горела степь. Сухая трава, кустарник. Легкий ветерок с гор раздувал пламя все сильнее и сильнее.

Снаряды. Танковые снаряды под Тотаханом. Пламя неудержимо приближалось именно к ним. Вот ведь гадские гады! Духи не промахнулись. Четыре зажигательных снаряда упали именно туда, куда им было нужно. Духи все рассчитали точно. Сухую траву, направление ветра. И то, что такой огонь нам потушить просто не чем. Да и не успеют бойцы спуститься с горки. Никак не успеют. До горы пламени остается пройти не более двухсот метров. И метров пятнадцать до меня.

Самое обидное, что я сегодня не в форме. В прямом смысле. На мне нет даже моей штормовки. Бороться с огнем совершенно нечем. Из возможных средств пожаротушения на мне только панама и спортивные трусы. Сбивать пламя панамой просто глупо, трусами — не прилично. Я боюсь напугать своим обнаженным видом всех наших моджахедов и рассмешить до истерики своих бойцов. Вот ведь незадача! К тому же я в тапочках, подойти близко к огню не могу. Были бы на мне хотя бы ботинки! Я уж не говорю о сапогах.

Но делать-то все равно что-то надо. Я оставляю на месте мину и артиллерийский снаряд. От огненного вала, в сторону одному мне известной точки, провожу условную линию. И иду рядом с огнем, с правой стороны, стараясь минным щупом понемногу сбивать пламя и убирать с его пути предметы, которые могут гореть. Постепенно шаг за шагом стараюсь изменить направление движения огня. Чтобы оно не перешло через мою условную линию. Иногда у меня это получается. Иногда нет. Всё это похоже на борьбу муравья со слоном. Но главное не сдаваться. Тем более, что ничего сложного в борьбе со слонами нет. Это я вам ответственно, как муравей, заявляю. Правда, результатов моей борьбы совсем не видно. Возможно, что я и не борюсь со слонами вовсе, а просто играю.

Огонь и линия. Линия и огонь. Обычная детская игра. Я не знаю, как долго она продолжается. И, как долго она еще продлится. Хотя до снарядов уже рукой подать. Но они интересуют меня меньше всего. В моей игре им нет места. Главное в моей игре: не пускать огонь за ту условную линию, что я мысленно нарисовал на местности. Минный щуп для этого подходит не очень. Правда, думаю, что если бы я выщипывал траву перед огненным валом обычным пинцетом, минный щуп казался бы мне, как минимум, пожарной машиной. Так устроен человек: ему всегда мало. Он не ценит, что имеет. И вечно всем не доволен.

Огненный вал прошел в трех метрах от танковых снарядов и остановился на горном склоне. Языки пламени пытались продолжить свое движение, но на склоне гореть было не чему. Огонь погас сам собой...

Я сидел на люке пятитонной цистерны с соляркой, врытой в землю неподалеку. И тупо смотрел на закопченный минный щуп, обгоревшие бинты на ногах и обожженные руки. Game over. Игра закончилась. С заставы бежали мои бойцы. Я попросил Сашу Кощеенко и Андрея Бойченко сходить к оврагу за миной и снарядом. Попросил. Приказывать сил у меня не было.

Глава 13

Четвертого сентября под Тотахан приехали две БМП с «зелеными». Комбат царандоя царман Мирзо (капитан Мирзо), Сафиулло, Ахмаджон. У них какая-то работа в Нари-Калане. Попросили разрешения оставить свои машины у девятой заставы. А сами пошли на переговоры в банду.

На следующий день из Чарикара приехали еще три БМП и танк с царандоевцами и хадовцами. Старшим начальник управления ХАД (госбезопасности) провинции Парван дэгарман Вахид (подполковник Вахид). Оказывается вчера Мирзо, Сафи и еще три аскера пошли на переговоры в Нари-Калан. Духи из банды Анвара захватили их в плен. Машины, стоящие под девятой сторожевой заставой блокированы огнем РПГ и безоткатных орудий. Духи их не выпустят.

Пробовали освободить пленных через старейшин. Ничего из этого не вышло. По словам Вахида, послезавтра начнется войсковая операция. А это значит, что пленных убьют. Просит помочь. Интересно, как он себе это представляет?

— Командор, тебя они (духи Нари-Калана и Баги-Загана) знают. Поговори с ними.

— Вы хотите, чтобы меня тоже взяли в плен?

— Командор, тебя они в плен брать не будут. Они тебя уважают, командор.

Да, местные духи меня действительно хорошо знают. В моем лазарете за прошедшие два года было несколько стариков и детей из этого кишлака. Да и, как минимум, парочка духов тоже прошла через его стены. В самом Нари-Калане мне пришлось выхаживать Шер-шо. После множественного осколочного ранения. Знают меня местные духи. Насчет уважения, это Вахиду виднее. В этом я не уверен. Я знаю только одно, сейчас этого явно недостаточно, чтобы освободить пленных. Но попробовать все равно стоит. Хотя бы вытащить пленных. Машины, бог с ними!

Первым делом иду к Валере Плахотскому на девятую заставу. Со мною переводчик от Вахида. Мне он особо то и не нужен. Для сегодняшних переговоров моего словарного запаса вполне достаточно. Но раз Вахид попросил его взять, значит так нужно. Значит, ему нужны глаза в банде. Отказать Вахиду я не могу.

Под самыми стенами девятой заставы две пустые афганские БМП. Их механики-водители, как напуганные воробьи, жмутся поближе к нашим машинам. Прошу Валеру прикрыть нас огоньком, если потребуется. Хотя сам прекрасно понимаю, что никакое прикрытие нам сегодня не поможет. Если духи захотят с нами что-нибудь сделать, никто не сможет им в этом помешать. Сегодня они хозяева положения. И это очень грустно. Не люблю играть по чужим правилам и на чужом поле.

От девятой сторожевой заставы до Нари-Калана примерно девятьсот метров. Мы не проходим с переводчиком и пятидесяти метров, как из-за ближайшего виноградника поднимаются три афганца. У двоих автоматы, третий с ручным противотанковым гранатометом РПГ-7. Я здороваюсь с ними. Нужно брать инициативу в свои руки. Пока не пристрелили.

— Салам алейкум, мохтарам (Здравствуйте, уважаемые).

— Руз бахайр, командор-табиб (Добрый день, командир-доктор или доктор-командир? Придумают же, как меня обозвать!).

Я прошу их провести меня к «ришсафид», старейшинам. Один из афганцев служит нам «рахнама», проводником. Остальные двое остаются на винограднике. Проводник доводит нас до ближайшей крепости, старательно обходя позиции еще нескольких гранатометчиков и расчетов двух безоткатных орудий. Что-то слишком много сегодня у духов противотанковых средств. Дорвались до двух бедных царандоевских БМП. В отличие от наших «двоек» с тридцатимиллиметровыми автоматическими пушками на афганских «единичках» — только 73-миллиметровые пушки. С очень маленьким боекомплектом. Защита для машин довольно хиленькая. И шансов у этих двух БМП, вырваться из такого огневого котла, практически нет никаких. И это при условии, что я наверняка видел не все противотанковые средства, подготовленные духами для сегодняшней охоты.

Из ворот крепости выходят три хорошо вооруженных моджахеда. У двоих из них автоматы Калашникова АКС-74У укороченные со складывающимися прикладами. Обычно ими вооружены механики-водители и наводчики-операторы наших БМП. Откуда они у духов вполне понятно. Сняли с наших бойцов. Раненых или убитых. У каждого по пистолету иностранного производства и по четыре ручных осколочных гранаты в красивых брезентовых лифчиках (так здесь называют нагрудные подсумки для переноски запасных магазинов к автомату и гранат).

Выглядят эти двое довольно грозно. Мне почему-то сразу же становится ясно, что напрасно потянуло меня сегодня на подвиги. Ну, не мой сегодня день. Не мой. Не надо было соглашаться с Вахидом. Я — обычный заменщик. Мое место на матраце с тюбиком клея ПВА в руке. А не на переговорах в логове моджахедов. На ум приходят слова из Нового Завета: «Потом берет его диавол в святой город и поставляет его на крыле храма, и говорит ему: если ты сын божий, бросься вниз; ибо написано: «Ангелам своим заповедает о тебе, и на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею».

Иисус сказал ему: написано также: «не искушай господа бога твоего».

Эх, Вахид! И зачем ты меня искушал возможностью немного проветриться на свежем воздухе. Совершить маленький подвиг. У меня, как и у барона Мюнхаузена, на одинадцать часов всегда запланирован маленький подвиг. Но мой подвиг, это съесть что-нибудь вкусненькое на второй завтрак. А не освобождать каких-то бестолковых царандоецев. Которые сами, по своей глупости, влезли в неприятности.

Я прекрасно понимаю, что это просто старческое брюзжание. Один из этих «бестолковых царандоевцев» — Ахмаджон, мой старый знакомый. Второй, Сафиулло — старший брат моего помощника по лазарету маленького Абдула. А значит и мой брат. Всех их нужно выручать. И все равно продолжаю что-то недовольно шептать себе под нос. Я прекрасно понимаю, что если перестану брюзжать, мне сразу же станет очень страшно. Я не такой смелый, как вы. Мне будет страшно. Через мгновение на грозных лицах моджахедов появляются довольные улыбки. Я уже догадываюсь, кто выйдет сейчас из-за их спин. Ведь эти двое — телохранители Анвара. Они меня прекрасно помнят еще с тех времен, когда я лечил брата Анвара, Шер-шо.

Улыбается и Анвар. Он сегодня не только радушный хозяин. Но и хозяин положения.

— Хуш амадид, табиб (добро пожаловать, доктор).

— Ташакор, Анвар (спасибо, Анвар). Кар барэтан четоураст (как дела)? Сехатэ шома четоураст (как ваше здоровье)?

— Ташакор хубаст (спасибо, хорошо).

Анвар приглашает войти в крепость.

— Бефармаид дахель шавид (входите, пожалуйста).

Уговаривать нас не надо. Под дулами двух автоматов мы заходим во двор крепости. Я здесь уже бывал раньше. Когда выхаживал Шер-шо. Как обычно во дворе крепости десятка полтора вооруженных моджахедов. Еще несколько человек находится в башнях, расположенных по периметру крепости. Все как обычно.

Во дворе довольно жарко. Мы проходим в одну из комнат. Анвар прекрасно знает, зачем мы пришли. Переводчика, которого мне дал Вахид, он приказывает оставить за порогом комнаты. Там же остаются и его телохранители. Хочет поговорить с глазу на глаз?

Увы, я ошибаюсь. Говорить ему со мной особенно и не о чем. Просто он не хочет, чтобы нам мешали посторонние. Мы усаживаемся на циновку посреди комнаты. Анвар пододвигает ко мне большой поднос с виноградом.

Он знает, что скоро я должен уехать по замене в Союз. И откуда только они все знают?! В благодарность за спасение брата, из уважения к «командор-табибу» и в качестве подарка он готов сделать немыслимое — выпустить обе царандоевские БМП. Но отпустить Мирзо, Сафиулло и Ахмаджона он не может. Просить об этом бессмысленно. Они — отступники. Афганцы, но воюющие на стороне врагов веры и Афганистана. Только из уважения ко мне он может подарить им быструю смерть. Хотя они этого и не достойны. Сохранить им жизнь он не может.

Мне приходится напоминать ему о политике национального примирения, о его письме и о том, что эти трое парламентеры. А парламентеров убивать нельзя. О том, что будет, если он их убьёт. О неминуемой операции возмездия. Об артиллерийских и авиационных ударах, когда погибнет множество правоверных. О том, что поспел хороший урожай пшеницы, и было бы лучше, если бы правоверные не погибали, а убирали урожай. И очень тонко намекаю, что вместе с правоверными может погибнуть и весь урожай пшеницы. В том числе и на полях Анвара (Особенно на его полях!). И о том, что эти трое мои друзья. И убивать их нельзя!

Благодарю его за большую честь, что согласился меня выслушать. И за большой подарок, который он готов мне сделать. Анвар уже не выглядит так самоуверенно, как в начале нашего разговора. Он просит меня немного подождать и выходит из комнаты. Я понимаю, что ему необходимо с кем-то посоветоваться. Такие вопросы в одиночку не решаются...

Примерно через полчаса на двух боевых машинах пехоты мы возвращались из-под девятой заставы к Тотахану. На броне рядом со мной сидели Сафиулло и капитан Мирзо. На второй БМП — мой переводчик и Ахмаджон. Все мы возвращались с того света. Говорить ни о чем не хотелось. Мы и не говорили. Ждали выстрелов в спину. Никто не верил, что нас отпустят живыми. Но Анвар оказался человеком слова, нас действительно отпустили. Это был славный подарок заменщику Карпову. Самый большой подарок, о котором можно было только мечтать.

На восточной стороне Тотахана нас встретил Вахид со своими бойцами. Он уговорил меня сфотографироваться с ними на память. Бойцы обнимали бывших пленников, что-то радостно кричали и хлопали их по плечам. Ко мне подошел Сафиулло:

— Аз хамкарийе шома ташакор, брадар (Спасибо за помощь, брат).

— Кабэле ташакор нист, Сафи. Сафар ба хайр (Не стоит благодарности, Сафи. Счастливого тебе пути).

Говорить больше было не о чем. Мы обнялись на прощание. Через несколько минут колонна, состоящая из танка и пяти боевых машин пехоты, направилась в сторону Баграма. А я побрел на свою горку. Подъем забрал мои последние силы. Что-то сильно стал уставать в последнее время. Наверное, старею.

На следующий день на заставу приехал УАЗик с Вахидом. Подполковник привез мне подарки: фотографию, сделанную вчера у подножия Тотахана, комплект афганской национальной одежды и шелковую паранджу небесно-голубого цвета. В благодарность за спасение парламентеров. В этот раз он был более разговорчивым. Много смеялся и шутил. Говорил, что ребята ждут меня в гости в Чарикаре. И всегда будут мне рады. Приглашал в гости и к себе в Управление. Я отшучивался: «Нет, уж лучше вы к нам, на Колыму». Все это было очень приятно. Можно подумать, что вам не приятно получать подарки?! Я их просто обожаю.

А десятого сентября на заставу приехали замполит и секретарь комсомольской организации батальона. Построили личный состав заставы. Вручили мне афганскую медаль «Защитнику Саурской (апрельской) революции». Планка цвета знамени Ислама — ярко-зеленого цвета. Без полосок. Наш самый любимый цвет. Наверное, немного задержавшийся, подарок на мой вчерашний день рождения. От афганцев. Самым лучшим подарком от наших был бы приезд моего заменщика. Что-то он неприлично долго задерживается. В конце концов, надо же и честь знать! Ведь уже сорок первое августа! Хорошо еще, что ротный вернулся из отпуска. Теперь кроме матраца и клея ПВА мне можно совсем ничем не заниматься. Обожаю ничем не заниматься!

Через три дня, тринадцатого сентября в десять двадцать, возвращаясь с девятой сторожевой заставы, (Недавно её переименовали в тридцать шестую. Восьмую — в тридцать четвертую. Выносной пост, бывшую восемь «А» — в тридцать пятую) под выносным постом подрывается БМП ротного. Хватаю свою медицинскую сумку, несколько индивидуальных перевязочных пакетов и шприц-тюбиков промедола (антишокового средства). Бегу к ним. Если, конечно, можно назвать бегом мой стиль передвижения «А-ля беременная черепаха». Все живы. В роли фугаса обычный сто пятнадцатимиллиметровый танковый снаряд, японская батарейка «National», замыкатель. В голове у меня не укладывается, как можно уцелеть, когда под твоей машиной взрывается такая игрушка? Но факт остается фактом, видимо тринадцати тонная машина приняла всю взрывную волну и осколки на себя. В корпусе БМП приличная трещина, да сорвало коробку передач.

Ротного, экипаж его командирской машины: Маматмурадова Насретдина, Андрея Бойченко и ротного писаря Сашу Кощеенко приходится отправлять в медсанбат. И снова оставаться за старшего в роте. Ну, сколько же можно!

Четырнадцатого сентября поступила информация, что с одной из застав на Баграмской дороге к духам ушло четыре солдата. Информация пока еще не точная. Но настораживающая. Мужикам что, совсем делать не чего?!

Двадцать второго сентября из медсанбата вернулся ротный с бойцами. Виктор привез мне огромный привет от Николая Ивановича, заведующего хирургическим отделением. Откуда-то тот прознал, что я начал понемногу ходить. На своих двоих. Он просил мне передать, что ноги даже золотым рукам совсем не помеха. Кто бы с ним спорил! И еще он передал мне на память красивую наборную трость. Это был поистине царский подарок! В тот же день с командного пункта батальона на связь с заставой вышел Саша Милевский, командир взвода автоматических гранатометов. Передал, что в полк приехал мой заменщик. Через несколько дней будет в батальоне.

Задержался с приездом по вполне уважительной причине. Попав на кабульскую пересылку, решил сходить в самоволку. К девушкам в армейский госпиталь. Прыгая с забора, сломал ногу. Зато исполнилась мечта. Попал к девчатам. В госпиталь. На целый месяц. Повезло парню. В госпитале хорошо. Красивые девушки. Чистые простыни. Не стреляют. Повезло парню, что попал в госпиталь. Попал бы ко мне, убил бы его. За нарушение воинской дисциплины. За самовольную отлучку. За опоздание. Нашел бы за что. Ну, если бы не убил, по крайней мере, сломал бы ему вторую ногу. Право, есть за что! На календаре уже пятьдесят третье августа!

После приезда ротного мой страх куда исчез. На смену ему пришло обычное безразличие. Я слонялся как неприкаянный по заставе. Пытался навести порядок на артскладе. Составлял карты минных полей, обнаруженные мною вокруг заставы. От нечего делать изредка листал журнал ведения боевых действий нашей заставы. Забавно было читать в скупых строчках то, чем жила застава все эти два года, которые я находился в Афганистане. В каких-то из этих строчек была и частица моего участия, в каких-то — нет. Это была обычная жизнь обычной сторожевой заставы.

«Из журнала учета боевых действий 8 сторожевой заставы (Орфография сохранена полностью):

19.08–28.08.86 г. Прочесывание района Карабаг — Лангар. Убито 17 бородатых, уничтожено 2 автомобиля. Рота имеет ранеными: рядовой Сагиев и рядовой Березин.

5.09.86 10.40 Проверка каравана кочевников в районе кишлака Калайи-Алларахм. Оружия не обнаружено.

18.10.86 12.10 Обнаружено 2 группы бородатых, движущихся из ущелья в сторону кишлака Чашмайи-Харути. После открытия огня из танка, одна группа повернула обратно, вторая уничтожена прямым попаданием.

26.10.86 20.45 Обстрел выносного поста из стрелкового оружия и гранатометов из квадрата 58219. Ранен командир гранатометно-пулеметного взвода прапорщик Иванищев.

4.11.86 21.10 Обстрел 8 сторожевой заставы из стрелкового оружия и гранатометов из района Ориентир 3.

27.03.87 Прикрывали огнем танка действия 345 десантного полка. Расход снарядов 40 шт.

15.04.87 11.20 На крыше дома в кишлаке Карабагкарез собралось около восьми бородатых с оружием. Открыт огонь из БМП.

30.04.87 В кишлаке Чашмайи-Харути была замечена группа бородатых, идущих по караванному пути. Обстреляны из танка.

14.05.87 Ночью в Калагудире замечены перемещающиеся огоньки в сторону Постиндоза. По ним был открыт огонь из БМП.

16.05.87 10.00 В кишлаке Мианджай была замечена группа бородатых. Обстреляны из БМП.

19.05.87 13.20 В Постиндозе и Лангаре была слышна стрельба. Открыт огонь из танка.

2.11.87 Обстрел 8 и 8 «А» сторожевых застав реактивными снарядами из квадрата 60193. Открыт ответный огонь из танка и миномета.

3.11.87 Со стороны кишлака Джарчи реактивными снарядами обстреляна 8 сторожевая застава. Произведено около 70 пусков.

18–24.11.87 Ведение боевых действий по поддержке афганского батальона «Командос». Расход снарядов 60 шт.

5.12.87 Из Лангара из миномета обстреляна 8 сторожевая застава. Ранен рядовой Идиатулин. Огнем танка миномет подавлен.

27.12.87 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 58165.

29.12.87 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 58169.

3.01.88 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 60187.

7.01.88 Обстрел 8 заставы из кишлака Калагудир. Ранен сержант Долбилов.

15.01.88 В квадрате 6118 обнаружена группа мятежников в количестве десяти человек с двумя ишаками. Огнем танка и миномета рассеяны. Расход боеприпасов: 4 осколочно-фугасных снаряда, 10 мин.

21.01.88 В квадрате 61184 обнаружена группа в количестве 12 бородатых. Зашли в крепость. Огнем танка и миномета рассеяны. Расход боеприпасов: 5 снарядов, 10 мин.

9.02.88 16.05 В квадрате 59179 обнаружена группа бородатых. Огнем танка подавлена. Уничтожено 3, ранено 4 бородатых (По данным радиоперехвата).

17.02.88 В квадратах 59173 и 59181 обнаружены две группы бородатых. Огнем танка и миномета уничтожены.

18.02.88 11.25 В районе крепости Калайи-Каримхана обнаружена группа мятежников. Огнем танка и миномета рассеяна.

26.02.88 7.08 Из района крепости Калайи-Каримхана обстреляна 9 сторожевая застава. Противник подавлен огнем танка, БМП и миномета.

16.03.88 22.20 Обстрел 8 сторожевой заставы из миномета (Квадрат 58179) и пулемета (Квадрат 57207).

25.03.88 14.40 В квадрате 5817 обнаружена группа бородатых, зашедших в крепость. Наблюдатель остался на посту на крыше. По согласованию с 721, открыт огонь из танка и миномета. Расход боеприпасов: 5 осколочно-фугасных снарядов, 10 мин.

11.04.88 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 59179.

19.06.88 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 59181.

28.06.88 Из стрелкового оружия обстреляна 8 «а» сторожевая застава со стороны кишлака Нари-Калан. В плечо ранен рядовой Гулиев Р.Б.

Из миномета обстреляна 22 сторожевая застава. Ранен командир взвода минометной батареи старший лейтенант Агамалов.

19.07.88 По приказу 721 вели огонь из танка по квадрату 59179.

20.07.88 У 9 сторожевой заставы подорвался на мине танк с разведбата. Экипаж контужен.

15.08.88 При подъеме на 8 сторожевую заставу подорвалась БМП. Контужены: замполит роты лейтенант Иваницкий, рядовые Усмолов, Мамадалиев, Джураев.

13.09.88 Под выносным постом подорвалась БМП командира роты. Командир роты старший лейтенант Ванярха, рядовые Маматмурадов Насретдин, Бойченко Андрей, Кощеенко Александр отправлены в медсанбат».

В последнее время я часто думаю о своей Светлане. Вспоминаю кота Люсьена. И посвящаю им свои новые строчки:

Мой кот — хитрец!
Я это точно знаю.
Прикинувшись обычнейшим котом,
Клубком свернувшись, спит.
Хитришь приятель!
Уж я-то знаю,
Что здесь и почем?

Мой кот — пришелец
Из других галактик.
Далеких и неведомых миров.
А ведь урчит
Совсем как настоящий.
И даже пьет
Из блюдца молоко.
Но нас не проведешь.

Хитришь приятель!
Я помню, как рассудку вопреки,
Я пил один.
Он подошел, сел рядом.
Сказал: «Она вернется.
Не грусти!»

Мой кот — хитрец.
Я это точно знаю.
Он смотрит на меня
Обычнейшим котом.
Клубком свернувшись
На её коленях.
Я знаю,
Там уютно и тепло.

Делать на заставе мне было совершенно не чего. На куропаток я больше не охотился. Ходить в гости к Шафи мне было трудно. Даже с тростью. К тому же он сам почти каждый день приходил к нам на заставу. Делал мне перевязку и делился новостями. Новости были связаны с предстоящим выводом наших войск.

Все мы прекрасно понимали, что правительство Наджибулы воспринимается местными жителями как марионеточное. И что оно долго не просуществует без поддержки наших войск. Вывод наших войск означал вынесение смертного приговора этому правительству. В этом никто не сомневался. Вопрос был в другом, кто придет ему на смену? В Афганистане поднимало голову какое-то новое и неизвестное движение Талибан.

Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что провинции Парван и Каписа, по планам нашего правительства, должны отойти к Ахмад Шаху Масуду. Догадаться было не трудно, если предположить, что целых два года я занимался переноской писем. Писем, в которых между строк так и сквозила одна единственная мысль: все для фронта, все для победы. Для победы дядюшки Ахмада. Для меня оставалось неясным только одно. Как собираются наши организовать передачу Ахмад Шаху складов с оружием и боеприпасами. Остающиеся после вывода наших войск. Ведь от того, в чьих руках останутся эти склады, в дальнейшем будет зависеть очень многое. Передать их напрямую Ахмад Шаху было невозможно. Он оставался одним из руководителей оппозиции, главарем крупнейшей группировки моджахедов. А значит, для этого требовался какой-то красивый и изящный ход. И здесь главной фигурой становился Шафи.

В конце сентября он устроил прощальный ужин. В его крепости было удивительно тихо и торжественно. Несколько дней назад Шафи отправил через Ахмад Шаха маленького Абдула и ослика Хуай Су к своим друзьям на Тибет. В один из монастырей. Мы были одни в огромной крепости. Но в комнатах не было пусто. Хотя хозяйка дома вот уже полгода как жила совсем в другом доме и совсем в другой стране. Не было только её звонкого смеха. Но в каждом предмете обстановки, в каждой детали убранства крепости оставалась частица её тепла, частица её души. Это было удивительное ощущение жилого дома. В котором, кроме совершенно замечательных хозяев, проживали добрые домовые и веселые приведения.

Дом не был пустым. Он был наполнен теплом близких нам людей, их улыбками и голосами. Мы сидели с Шафи на большой циновке в его комнате. Пили зеленый чай. И разговаривали, как всегда, ни о чем. Мы прощались. Наконец-то на заставу приехал мой заменщик, молодой и совсем зелёный лейтенант. Через пару дней я уезжал в Союз. Шафи перебирался в Чарикар. Его назначили на должность начальника ракетно-артиллерийского вооружения царандоевского полка. Того самого, склады которого были сейчас забиты под самую крышу оружием, боеприпасами и трофеями с нашего каравана. Через месяц после моего отъезда вместе с Сафиулло и со своими доверенными людьми, Шафи организует переход этого полка на сторону Ахмад Шаха. С оружием, боевой техникой, боеприпасами и всем содержимым полковых складов. Я об этом узнаю уже только в Москве. От Сан Саныча.

А пока мы просто пили чай. Мы не знали, увидимся ли снова? Или это наша последняя встреча. Человеку не дано знать, что записано в его Книге судеб. Он может только верить, надеяться и ждать. Мы были всего лишь людьми. Мы не ведали своего будущего. Мы просто сидели и пили зеленый чай. Мы знали только одно, что как бы не сложилась наша жизнь, в каждом из нас навсегда останется частица сегодняшнего дня. Частица близких и дорогих нам людей. Навеки связанных с нами в наших сердцах.

Второго октября я уехал из батальона. Выезд задержался на два часа. Саперы нашли недалеко от Чауни очередной фугас. Перед самым нашим выездом в полк. Пришлось ждать, пока его уничтожат. Два дня ушло на оформление необходимых документов. И только четвертого октября я вылетел в Союз. Недалеко от Кабула моджахеды обстреляли ИЛ-76, в котором мы летели. Но обошлось без проблем. Афганистан никак не хотел отпускать меня на Родину. Словно костлявая старуха из последних сил цеплялась своими когтями за мою бедную душу. Возможно, я слишком понравился старухе, чтобы так просто её покинуть. Я и не покидал её. Рано или поздно мы должны были встретиться с ней снова. Но, как говорит Шафи, это будет не здесь и не сейчас.

А пока мой самолет долетел до Ташкента. Приземлился на аэродроме Южный. Как ни странно, проблем с билетами на Москву не было. И на следующий день я был уже дома. Меня встречали мои родители, сестра Татьяна, племянники Сергей и Иришка, и двоюродный брат Генка. Я был дома. Вы не представляете, какое это счастье — вернуться домой!

А вечером мне позвонила Светлана...

Содержание
Место для рекламы