Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Память Парижа

Однажды проходил я по улице старого района Ленинграда. Вблизи очень ветхого дома, из которого уже выехали жильцы, валялось много домашнего хлама, выброшенного из квартир.

И вдруг прямо перед собой я увидел втоптанный в землю кисет. Перевернув его ногой и отбросив в сторону, я увидел четко выделявшуюся на светлой материи надпись. Поспешно поднял кисет, стряхнул известковую пыль и был крайне поражен, читая по-французски «Париж» «...уста 1816» «Андр... Ист...».

Не передать охватившей меня радости: реликвия Отечественной войны 1812 года, да еще какая! Имеющая свой паспорт, как выражаются ученые.

Я стал всматриваться в груду мусора: а вдруг еще что-нибудь обнаружится?

Ко мне подошли две девушки-штукатуры.

— Потеряли что? — спросила одна.

— Нет, не потерял, а нашел и к тому же драгоценную вещь...

Девушки переглянулись.

— Наверное, сережка или брошка?..

Я показал им кисет и рассказал, что мог предположить о его происхождении.

Подошли еще две девушки и парень. Когда я показал место, где поднял кисет, парень с досадой воскликнул:

— А мы-то сколько раз проходили и не видели... Такую драгоценность ногами топтали...

Прощаясь со строителями, посоветовал им быть внимательными к находкам и сообщать о них руководителю работ.

Возвратившись домой, я немедля принялся за расчистку кисета от извести и грязи. Положив его на лист серой бумаги, похлопывал одежной щеткой, выбивая приставшую известь. Промыл в теплой мыльной воде и залюбовался замысловатой вязкой из цветных шелковых ниток.

По всему полю кисета были изображены игральные карты, а внизу читалась надпись: «Париж» «9 августа» «1816» «Андрей Истомин».

В то время в столице Франции Париже и ближайших городах находились победоносные русские войска. Обладатель кисета несомненно был офицером, а следовательно дворянином и, вероятно, владел французским языком. Возможно, кисет был ему поднесен в дар художницей-вышивальщицей как память о Париже.

На следующий день я позвонил в Эрмитаж, сообщив о своей неожиданной находке, пообещав в ближайшее время принести кисет.

Заведующая отделом Елена Юрьевна Моисеенко, осматривая кисет, сказала, что в собрании Эрмитажа есть несколько подобных кисетов периода Отечественной войны 1812–1815 годов, но ни один из них не имеет даты и тем более надписи, кому он принадлежал. А это так важно для истории...

К сожалению, пока еще не удалось установить, кем был владелец кисета. Поиск продолжается.

Дальше
Место для рекламы