Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Вместо послесловия

Георгий Карлов и Григорий Долаберидзе — это не собирательные образы. То, что произошло с героями этой повести, действительно случилось в жизни. Георгий Сергеевич Карлов — командир эскадрильи шестьсот двадцать второго штурмового авиаполка и летчик этой же части Григорий Никифорович Долаберидзе в суровую зиму сорок второго — сорок третьего годов воевали вместе с автором этих строк.

Удар семерки штурмовиков под командованием капитана Бахтина по фашистскому аэродрому Сальск — тоже не выдумка. Этот дерзкий удар вошел славной страницей в историю боевых действий Военно-Воздушных Сил Советской Армии.

Вернувшись после этого полета на свой аэродром, ни Бахтин, ни другие летчики, летавшие с ним в группе, не представляли, какой невосполнимый урон нанесли они фашистской транспортной авиации, снабжавшей окруженную армию фельдмаршала Паулюса. Лишь через несколько дней пришло сообщение от руководителя подпольной организации Сальска, в котором говорилось, что на вражеском аэродроме штурмовиками Бахтина уничтожено семьдесят два трехмоторных транспортных самолета.

За этот боевой вылет, за умелые, мужественные действия все летчики группы капитана Бахтина были награждены орденами Красного Знамени. Фамилии их не изменены в повести.

Получили эту награду и Георгий Карлов, и Григорий Долаберидзе.

Когда наши войска освободили Сальск, Карлов ездил за документами в станицу, в которой скрывался на чердаке сарая. Но там, где стоял дом и сарай, летчик обнаружил лишь черный обугленный след недавнего пожара. Ни Пузанка, ни ленинградки, ни самого хозяина в станице уже не было.

К сожалению, Карлову не удалось узнать, куда уехала Надежда Ивановна, искупил ли свою вину перед Родиной окруженец Пузанок. Осталась тайной и судьба спасенного танкиста. Быть может, все они живы и, прочитав эту повесть, сообщат о себе.

Георгий Карлов совершил впоследствии около ста боевых вылетов, стал капитаном, участвовал в грандиозном воздушном сражении на Кубани, громил врага на «Голубой линии», освобождая Тамань и родной Крым.

Летчики эскадрильи Карлова под его командованием поддерживали морские десанты на Керченском полуострове и «Огненной земле». Не раз вступали они в воздушные бои с «мессершмиттами» над Керченским проливом, топили быстроходные десантные баржи врага в Черном море.

Карлов лично уничтожил множество вражеской техники и живой силы, за что был награжден еще двумя боевыми орденами. [100]

Здесь можно, было бы закончить рассказ об этом человеке. Не скрою, я долго раздумывал. Хотелось, чтобы Георгий Карлов навсегда остался для читателя живым.

Но война сурова и безжалостна. Не всем защитникам Сталинграда удалось дойти до Берлина. Много прекрасных жизней оборвалось на пути от Волги до Эльбы. Не дожил до светлого мая и Георгий Карлов.

Ровно через год после описываемых событий, в январе 1944 года, в неравном воздушном бою с вражескими истребителями он был сбит западнее Керчи. Его самолет врезался в крымскую землю неподалеку от того места, где располагался когда-то аэроклубовский аэродром, с которого Георгий Карлов впервые поднялся в небо.

Не километровыми столбами, а памятниками бессмертия отмечена дорога к победе над фашистской Германией. Под Севастополем, на Малаховом кургане, в честь тех, кто в родном небе отдал жизнь за любимую землю, воздвигнут монумент о устремившимся ввысь самолетом. И хотя на постаменте не высечены имена, глядя на этот памятник, я думаю о Георгии Карлове.

Содержание
Место для рекламы