Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

2 февраля 1943 года

О силе и слабости врага должны знать не только штабы. О силе и слабости врага должны знать также народы. Мы не преуменьшали и не преувеличиваем силы гитлеровской Германии. Когда прошлой зимой некоторые иностранные газеты каждый день за нас «брали» то Орел, то Курск, мы удивлялись их слепоте. Теперь Германия значительно слабее, нежели год тому назад. Силы Германии далеко не исчерпаны. Однако есть серьезный признак ослабления Германии: это лихорадочная переброска немецких дивизий с запада на восток.

В кармане одного пленного солдата лежал номер «Гамбургер фриденблатт» с воскресным приложением. Развернув газету, я прочитал, после длинных описаний «бедственного положения Чили» и весьма краткого описания боев на Дону, среди различных советов немецким хозяйкам, рассказ о том, как можно залатать порванную рубашку, укоротив ее или «даже вырезав на спине куски, необходимые для воротничка». Пленный тем временем чесался и грелся. Он еще не привык к русской зиме: рождество он встречал в Альмене. Это солдат 27-й танковой дивизии, которая 10 января прибыла на Воронежский фронт из Альмена.

Таким образом, этот пленный тоже «кусочек, вырезанный из спины», которым Гитлер хочет залатать зияющую дыру.

Я не знаю, где второй фронт — в далеких мечтах или в близких проектах. Но передо мной немцы, которые должны были сражаться против второго фронта. Они заполнили наши лагеря для военнопленных. Всем памятен разгром 6-й танковой дивизии у Котельникова. Это дивизия прибыла в конце ноября из Перпиньяна. Офицеры с грустью вспоминают сладкое «рансио». Теперь остатки 6-й танковой дивизии спешно пополняются.

7-я танковая дивизия попала на Юго-Западный фронт прямо из Марселя. Пленный лейтенант говорит мне: «Мы думали, что должны держать побережье против возможного десанта. Но вдруг приказ — грузиться. Узнав, что мы едем в Россию, мои солдаты приуныли. Но мы, офицеры, понимали, что положение серьезное, и старались это объяснить солдатам».

Я имел возможность почитать свежие номера французских газет — их привезли пленные немцы. Вот «Пари суар» от 6 января. Он обнаружен в чемодане немецкого фельдшера из 34-й пехотной дивизии. До последнего времени эта дивизия находилась в Ла-Рошеле. Оттуда же прибыла 708-я «куцая» немецкая дивизия. Обе эти дивизии теперь находятся на Центральном фронте.

320-ю пехотную дивизию взяли из Шербура, 302-ю из Дьеппа, 304-ю из Дюнкерка. Пленные рассказывают о воздушных бомбардировках, о страхе перед «командос», о том, что «французы осмелели». Против кого держал эти дивизии Гитлер? Каждый понимает: против призрака второго фронта. Он держал их, пока он мог прикидывать, подсчитывать, предугадывать. Теперь он бросил эти дивизии к Купянску, к Изюму, чтобы попытаться остановить наше наступление.

Жена спрашивает в письме лейтенанта Аугуста Шнитцера: «Взял ли ты с собой норвежский чемодан?» Лейтенант взял чемодан и погиб возле Синявина при прорыве блокады Ленинграда. Чемодан остался... На Волховском фронте сражается 69-я пехотная дивизия, в ноябре прибывшая из Бергена. Газеты часто пишут, что «немцы боятся удара по северу». Но, очевидно, Гитлер боится действительных ударов, а не предполагаемых, если он перебрасывает к Ленинграду норвежские гарнизоны.

Из Остенде Гитлер перебросил на Юго-Западный фронт 306-ю пехотную дивизию. Из Франции в декабре прибыла 337-я дивизия на Западный фронт.

Таким образом, за шесть недель Гитлер перебросил из Франции 3 танковых и 6 пехотных дивизий, из Бельгии одну пехотную дивизию и одну из Норвегии.

Кроме того, германское командование бросило на наш фронт новые дивизии из Германии. На Юго-Западном фронте появилась 401-я дивизия из Кенигсберга, на Центральном фронте 404-я дивизия из Дрездена и 406-я из Мюнстера.

Лейтенант Бернгардт Эббинг, убитый на Волховском фронте, в своем дневнике рассказывает, как ему пришлось променять синюю форму авиации на серо-зеленую пехоты. Перед бывшими механиками и персоналом аэродромов выступил Геринг, который сказал: «Фюрер просил меня выделить людей, чтобы помочь братскому виду оружия — пехоте. Мы должны заполнить потери, причиненные боями на востоке. Военно-воздушный флот создает из своих рядов боевые пехотные полки». Действительно, на наш фронт прибыли новые дивизии, составленные из двух полков каждая, — 1-я, 3-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я «авиаполевые дивизии». Пришлось с неба спуститься на землю.

Когда Гитлер еще надеялся спасти 6-ю армию, он перебросил в Россию немало транспортных самолетов из Сицилии, с юга Италии, из Германии. Теперь число окруженных весьма сократилось. Ликвидация небольшой группы в заводской части Сталинграда — вопрос часов. Небольшая группа, втиснутая на крохотном участке между Воронежем и Касторным, тоже обречена. Однако Гитлер не отправляет сколько-нибудь значительного количества транспортных самолетов на запад. Может быть, он предвидит новые окружения?

Остается добавить, что ни одна боеспособная часть не отведена с Восточного фронта в Германию и не переброшена на запад.

Я неоднократно рассказывал о разгроме немецких вассалов. Надо прямо сказать, что вассалы «живописнее» — в них нет монотонности серо-зеленых фрицев... Но эти живописные картинки не должны заслонять от нас основной силы — германской армии. Я прочитал статью одного французского обозревателя, которого я чрезвычайно уважаю. Этот обозреватель пишет: «Под Воронежем лежат десять тысяч трупов, среди них ни одного немца, все итальянцы, румыны, венгры, словаки». Это, пожалуй, чересчур живописно и притом неверно. Под Воронежем действительно много трупов, причем на одного убитого венгра приходится два-три убитых немца. Ни румын, ни итальянцев, ни словаков на этом участке фронта не было и нет. Словаки на Северном Кавказе, там же некоторое количество румын. Румыны и итальянцы имеются на Южном фронте, итальянцы на Юго-Западном. Основные удары Красной Армии направлены против немцев.

Я не хочу вещать и гадать. Я не знаю, найдутся ли у Гитлера силы, чтобы остановить наше наступление. Одно бесспорно: все силы Гитлер кинул теперь в Россию. Это известно нам. Это известно и нашим друзьям...

Прорех теперь много: у Гитлера спина голая — как у старого немца, чья супруга последовала домовитому совету «Гамбургер фриденблатт».

Дальше
Место для рекламы