Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Все

До сих пор существуют на свете наивные люди, которые хотят во что бы то ни стало разделить солдат Гитлера на злых и добрых. Не будем гадать, почему некоторые почтенные люди любят порой прикидываться пятилетними девочками. Поговорим о фрицах. Я как-то читал в одной заграничной газете, что злодеями являются только СС (шутц-штаффельн), СД (шутц-динст) и СА (штурм-абтейлунг). Что касается войсковых частей германской армии, то они якобы не повинны в совершенных злодеяниях.

Вот сухой рассказ ефрейтора Лоттара Франке. Это не СС и не СД, а самый обыкновенный ефрейтор 751-го армейского саперного батальона:

«Во время отхода немецких войск на Орловском направлении наш батальон выполнял порученные ему задания. Силами батальона в городе Карачеве было произведено уничтожение жилых зданий. Затем батальон был переброшен на Рославльское направление. По приказу командира батальона майора Рожерса мы приступили к уничтожению всех зданий в Рославле. В Карачеве я исключительно подрывал дома, в Рославле я подрывал и сжигал, а в Кричеве я только сжигал. Для подрыва мы употребляли различные взрывчатые вещества и противотанковые мины. Что касается поджогов, то в большинстве случаев мы ограничивались примитивными приемами, как-то: соломой, сеном или другим легко воспламеняющимся веществом. В Кричеве мы применяли смолу и деготь, которые были специально доставлены в батальон. Могу сказать, что мы добросовестно выполняли приказы. Названия более мелких населенных пунктов, уничтоженных нами, я не помню. Мы не занимались угоном гражданского населения, так как это входило в обязанности пехотных частей, а мы, саперы, только подрываем и сжигаем».

Такова благородная деятельность немецких саперов. Предоставим слово немецкому пехотинцу фельдфебелю Герману Шольцу. Это тоже не СС и не СА, а тривиальный фельдфебель 6-й пехотной дивизии. Он пишет брату: «Во время отхода у нас много хлопот, все время надо быть начеку. Возле Гомеля мы заметили в лесу кучку женщин. Они вздумали прятаться. При других обстоятельствах мы бы погнали их на сборный пункт, но здесь положение было напряженным, и я приказал моей роте ликвидировать женщин. Мои автоматчики не заставили себя долго просить, все было разрешено в три-четыре минуты».

Где же праведники? Артиллеристы? Вспомним кровь на улицах Ленинграда. Увидев немецкого артиллериста, кто не вспомнит об остановке трамвая на Невском?.. Аккуратно изо дня в день немецкие артиллеристы вели огонь по домам, по яслям, по колыбелям.

Летчики? Дороги Украины и Белоруссии помнят те страшные дни, когда немецкие летчики на бреющем полете расстреливали женщин с детьми. Пепел Чернигова, Гомеля, Торжка, Ливен говорит о преступлениях немецких летчиков.

Может быть, танкисты? В дневнике ефрейтора Пауля Фогта из 23-й танковой дивизии я прочитал: «Этих девчонок мы связали, а потом их слегка поутюжили нашими гусеницами, так что любо было глядеть...»

Вот самый мирный немецкий солдат. До войны он служил в банке, а на фронте устроился официантом в офицерском казино при Сиверском аэродроме. Зовут его Петер Шуберт. Может быть, хоть этот не замарал своих рук? Может быть, хоть этот только подавал убийцам пиво и колбасу? Что же, послушаем Петера Шуберта: «Мы отправились в село Рождествено близ Гатчины, У нас было задание: привезти девушек господам офицерам. Мы удачно провели операцию, оцепив все дома. Мы набрали полный грузовик девушек. Всю ночь девушек держали господа офицеры, но утром выдали их нам — солдатам».

Вот она, германская армия. Все хороши: от главнокомандующего Гитлера до последнего фриценка. Нет мудреца, который сможет установить оттенки такой низости. Нет различия между СС и саперами, между СД и Петером Шубертом. Их трудно судить в трибунале. Нет на земле столь вместительных зданий. Их легче судить на поле боя. Вот почему все человечество, кроме ничтожной кучки лицемеров, с восхищением следит за высокими делами Красной Армии. Не человек, кто вступится за детоубийц. Не человек, кто пощадит палача.

26 января 1944 г.
Дальше
Место для рекламы