Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Презрение к смерти

В день рождения Красной Армии — 23 февраля — на привале в Большом Ломоватом бору состоялось комсомольское собрание. Комсомольцы обсуждали, как лучше выполнить боевой приказ — взять деревню Чернушки. На собрании выступил комсомолец Саша Матросов — молодой белокурый паренек с автоматом у груди. Осмотрев товарищей голубыми быстрыми, как воды Днепра, глазами, он сказал торжественно, просто и властно:

— Мы выполним приказ! Я буду драться с немцами, пока мои руки держат оружие, пока бьется мое сердце. Я буду драться за нашу землю, презирая смерть!

На несколько секунд на лесной поляне воцарилась полная тишина. И все отчетливо услышали, как чащобы древнего бора повторили:

— ...презирая смерть!

Это прозвучало клятвой.

Всю ночь батальон шел бездорожьем сквозь Ломоватый бор. Ночь была тихая, внятно пахнущая весной. Под рыхлым снегом хлюпала вода. Деревья беззвучно всплескивали голыми ветвями.

Крепкий, подвижной Саша Матросов шел впереди автоматчиков. За ним шли его друзья — Бардабаев, Копылов и Воробьев. Они вместе учились военному делу, вместе приехали на фронт. Совсем недавно они вступили в жизнь. Со всей силой и страстью, что давала молодость, исполняли они свои обязанности в жизни. Враг вынудил их оторваться от всего, что успело полюбиться им, что стало дорого и мило. И они, обиженные врагом кровно, в ярости стиснув зубы, взялись за оружие. Они приехали на фронт с одной мыслью: отомстить врагу за все злодеяния, совершенные на землях отечества, и с особенной, справедливой лютостью отомстить за то, что их молодость он безжалостно опалил огнем войны. Останавливаясь закурить, пряча огонь цигарки в рукаве шинели, Саша Матросов не один раз в эту ночь говорил друзьям:

— Ну, братва, помни уговор наш! Не забывай! Воевать так воевать! Надо будет — умри, а дело сделай!

Пробираясь в голову колонны, старший лейтенант Г. Артюхов подошел к автоматчикам и, щурясь в темноте, тихонько спросил:

— Это ты, Матросов?

— Я. А что такое?

— Пойдем со мной, — сказал Артюхов. — Будешь моим ординарцем. Пойдем, Саша!

— Есть, — ответил Матросов.

На рассвете группа Артюхова вышла к опушке Ломоватого бора. Оставалось пересечь поляну с островком кустарника, за ней — небольшую гривку, крытую предвесенней синевой мелколесья, и там — Чернушки. Но здесь группу Артюхова и встретили немцы. На гривке лихорадочной дрожью забило три пулемета, и в розовой дымке зари, залившей Ломоватый бор, раздалось резкое щелканье пуль.

Начался бой.

Два фланговых немецких дзота довольно быстро блокировали бойцы Губина и Донского, а третий — центральный — все вел и вел яростный огонь, защищая подступы к Чернушкам. Не было никакой возможности показаться на поляне. Всем стало ясно, что нелегко будет взять эту лесную крепость.

Артюхов и Матросов, зайдя справа, подобрались к немецкому дзоту метров на сорок. Отсюда хорошо было видно, как из амбразуры дзота рвалась колкая струя огня. Прячась за елью, Артюхов приказал:

— Шесть автоматчиков!

Саша Матросов привел автоматчиков. Артюхов отобрал троих:

— Подползите к дзоту и из автоматов — по амбразуре.

Автоматчики поползли. Но только они выползли на поляну — их заметили из дзота. Из амбразуры вкось ударил клинок огня: один боец был сразу убит, двое смертельно ранены. Старший лейтенант Артюхов подозвал остальных автоматчиков:

— Ползите правее! Живо!

Но и они погибли.

В лесной немецкой крепости продолжал стучать пулемет. Струи огня били из амбразуры в разные стороны. Разрывные пули, как невидимая стая злых птиц, гулко щелкали по всей опушке Ломоватого бора. Саша Матросов знал, что там, где щелкают они, лежат в снегу наши бойцы и многие из них кровью своей обагряют его.

— Что же делать? — сам себя спросил Артюхов.

Саша Матросов, бледнея, приподнялся со снега и сказал тихо, но решительно:

— Ну, я пойду!

Он сделал несколько резких прыжков, раскидывая валенками снег, потом упал на бок и торопливо, приподнимая автомат, пополз правее погибших товарищей. Его не заметили из дзота. Его заметили только свои. Затаив дыхание, они стали следить за храбрецом.

Саша Матросов подполз к дзоту очень близко. Его уже обдавало дымком, что шел от амбразуры. Вдруг он вскинул автомат и дал по ней очередь. В дзоте загрохотало. Как оказалось потом, его пули нашли там мину. Немецкий пулемет замолчал. Все, кто наблюдали за этой сценой, шумно и радостно вздохнули, собираясь броситься вперед. Но через несколько секунд пулемет вновь лихорадочно забился в лесной крепости. И тогда многие увидели: Саша Матросов рванулся с места, вскочил на ноги и левым боком, своим сердцем, закрыл амбразуру дзота, из которой рвался огонь и дым.

На опушке бора мгновенно прекратилось злое щелканье пуль, раздались возбужденные голоса. Наши бойцы без команды рванулись вперед. Лесная немецкая крепость была взята.

Так комсомолец Саша Матросов сдержал свое клятвенное слово. Он так любил жизнь и верил в нее, что не боялся смерти. Своей возвышенной и благородной солдатской смертью он проложил путь к победе. Решимостью пожертвовать своей жизнью ради жизни на земле он завоевал высокое право на бессмертие.

30 июня 1943 г.
Дальше
Место для рекламы