Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Еще не кончилась война...

1. Прими, Родина, и этот наш дар

Начальнику политотдела 71-й Армии

Политдонесение

1 мая 1945 г.

Партийно-политическим аппаратом дивизии проведена усиленная подготовка к Первомайскому празднику.

30.4.45 на торжественных собраниях сделаны доклады о Международном пролетарском празднике 1 Мая. Зачитаны поздравительные приказы командира корпуса и командиров частей, после чего для личного состава даны концерты красноармейской художественной самодеятельности и показаны кинокартины.

1 мая в 10.00 во всех частях проведены митинги, посвященные приказу тов. Сталина № 20, на которых выступили ряд кр-цев{38}, сержантов и офицеров, которые высказывали свою преданность и любовь к Социалистической Родине и вождю народа товарищу Сталину.

Приказ вождя и полководца товарища Сталина № 20 встречен всем личным составом с великим патриотическим подъемом и с огромным желанием изучают каждое его слово.

Согласно Вашей директивы в частях и подразделениях корпуса одновременно велась огромная подготовительная работа к.реализации 4-го Государственного займа.

О ходе проведения подписки на заем донесу Штарм{39} 5.5.45 г.


Нач. политотдела 425 сд
* * *

Политдонесение
о работе по реализации 4-го Государственного Военного займа в 425 сд

С получением Постановления правительства о выпуске государственного займа и объявлением постановления по радио в подразделениях и частях проведены митинги под девизом «Прими, Родина, наш дар», подготовлены лозунги:

1. «Красная Армия в Берлине! Подпиской на заем поможем ей добить фашистского зверя в его собственной берлоге».

2. «Дружной подпиской на 4-й Государственный Военный заем усилим экономическую и военную мощь Советского государства».

3. «Ни одного военнослужащего без облигации 4-го Государственного Военного займа».

4. «Отдадим 3-4-недельный заработок на увеличение производства танков, самолетов, пушек и боеприпасов, поможем правительству быстрее восстановить разрушенное фашистами народное хозяйство».

Неописуемым одобрением и огромным желанием отдать свои средства государству была встречена весть о выпуске нового займа.

В торжественной обстановке, с необычайным подъемом, на высоком идейно-политическом уровне и только добровольных началах прошла подписка на заем.

В коротких, но ярких речах воины выражали свою беспредельную любовь к Родине, беззаветную преданность партии Ленина - Сталина.

Сержант Казаков: «Новый Государственный Военный заем - это новый удар по врагу, новый вклад в дело нашей Победы».

Кр-ц Дубягин: «Мой вклад в фонд нашего государства ускорит восстановление промышленности и сельского хозяйства в освобожденных районах Украины, Белоруссии и других республиках».

Кр-ц Биберин: «Я на фронте 4-й год и вижу, куда идут наши деньги. На внесенные наши деньги выпущены самолеты, танки, вооружение, которое громит и уничтожает фашистских бандитов. Пусть мои средства войдут в фонд нашей Родины для окончательной победы над врагом».

Отличники подписки на заем:

1. Старший лейтенант Пигалев - 5000 руб.
2. Мл. лейтенант Олейников - 4000 руб.
3. Сержант Егоров - 1000 руб.
4. Л-нт Вьюнков, комсорг - 5000 руб.
5. Кр-ц Ковбасюк - 800 руб.
6. Старшина Ерофеев при окладе 150 руб. - 1500 руб.

а также многие другие подписались на все свои сбережения и внесли наличными. Подпиской охвачено 95% всего личного состава.

Однако наряду с этим имели место единичные отрицательные явления:

Ст. лейтенант м/с{40} Толстякова в разговоре среди офицеров санроты сказала: «На двухмесячный оклад пусть подписываются агитаторы, а я не буду». Оперуполномоченный ст. л-нт Гусев в беседе с зам. командира полка по политчасти заявил: «Нечего меня учить, как подписываться. Я подхожу из своего расчета, а брать со сберкнижки и вносить их наличными я не намерен».

Командующий артиллерией дивизии полковник Прохоров сказал: «Не успели кончить войну, а опять уже новый заем. Я на заемы подписываюсь с 1929 года, а от государства еще ничего не получил». При денежном содержании 2400 руб. в месяц Прохоров подписался на заем всего на 900 руб.

Политаппарат своевременно реагирует на неправильные высказывания.


Нач. политотдела


* * *

Шифротелеграмма

ШТ из 71 А
Подана 5.5.45 г.

Подписка на 4-й Государственный Военный заем закончена к 8.00 5.5.45 г. Охвачено 98% личного состава.

1. Общая сумма подписки среди военнослужащих и вольнонаемных 1433000 рублей

2. В том числе сумма подписки (исчисленная в советских рублях) среди рядового и сержантского состава, находящихся на территории иностранного государства и получающих денежное содержание только в иностранной валюте (с оклада содержания не свыше 40 руб. в месяц) 530000 рублей

3. Сумма наличных денег, внесенных в счет погашения подписки 123000 рублей

4. В том числе сумма наличных денег, внесенных в иностранной валюте (исчисленная в советских рублях) 101000 рублей

Сумма реализованного займа составила 262% к фонду месячного оклада.

2. Некоторые документы 1944-1945 гг. По отравлению непроверенными трофейными жидкостями (действующая армия)

Що Илья, то и я,
Що Евссй, то и все.
Не пьют на небеси,
А тут - кому ни поднеси.

Народная поговорка

Из приказания войскам 1-го Прибалтийского фронта

15 декабря 1944 г.
Действующая армия

За время летне-осенних наступательных операций из-за употребления непроверенных трофейных жидкостей кривая роста массовых отравлений со значительным количеством смертельных случаев ползет вверх.

15 июля 1944 г. курсантами 3-го отдельного учебного танкового полка была найдена трофейная бочка с этиленгликолем. Командир 3-й роты танкового батальона гв. ст. л-нт Сорокин, назвав найденную жидкость ликером, налил себе пол-литра, а остальное разрешил выдать курсантам. В ночь с 15 на 16 были организованы групповые выпивки курсантов и офицеров во главе с гв. ст. л-нтом Сорокиным.

18 июля с. г. 21 человек, в том числе гв. ст. л-нт Сорокин, несмотря на оказанную мед. помощь, умерли.

Командиру танкового батальона обеспечения капитану Борт Я. Ф. и его заместителю по политчасти майору Васькину И. Ф. было своевременно доложено о групповой пьянке. Они не только не приняли мер к пресечению пьянки, но сами в этот вечер напились.

24 августа с. г. командир взвода 5-й гвардейской танковой армии лейтенант Савельев обнаружил ящик с древесным спиртом, из которого взял несколько бутылок, пропустил через распираторную коробку и вместе с подчиненными красноармейцами выпил этот спирт. [44] Утром 25 августа с. г. трое, в том числе лейтенант Савельев, скончались; остальные пять красноармейцев после медицинского вмешательства остались живы.

Произведенным исследованием выпитого спирта установлено наличие в нем яда, на бутылках имелись этикетки на немецком языке с надписью: «Осторожно - яд».

15 сентября 1944 г. бойцы 3 отд. гвардейского тяжелого танкового полка нашли трофейный спирт неизвестного качества, о чем парторг полка майор Недоносков доложил командиру полка по политчасти майору Василенко. Однако Василенко не только не принял должных мер к изъятию трофейного спирта, а сам лично употреблял его и выпивал с подчиненными, в итоге 69 человек получили отравление, из них 26 скончались.

28 сентября с. г. в Янув-Подляски капитан Чабунин Н. Е. и капитан Орлов Г, П. были приглашены местной жительницей-полячкой на квартиру. Она угостила их «бимбером». В тяжелой форме отравления метиловым спиртом оба капитана были доставлены в госпиталь. После оказания медицинской помощи они остались живы, но полностью потеряли зрение - ослепли.

5 октября с. г. группа разведчиков в числе 5 человек во главе с гв. л-нтом Непомнящим, возвращаясь с боевого задания, нашла в подбитом немецком танке банку с неизвестной жидкостью и несколько банок консервов. «Определив» по запаху и вкусу, что жидкость - «винный спирт», вся группа разведчиков во главе с офицером распила всю жидкость, закусив трофейными продуктами. В результате все 6 человек в тяжелом состоянии от отравления жидкостью, оказавшейся антифризом, были отправлены в госпиталь, где утром л-нт Непомнящий и двое бойцов умерли.

18 ноября с. г. из медицинского склада, оставленного немцами, в расположение 2-й и 3-й батарей зенитно-артиллерийского полка ст. сержантом Железновым и сержантом Филипповым, по указанию командиров этих взводов Цыганова и Воротникова, доставили 30 литров «МЕТАНОЛА». 19 ноября командиры взводов предложили раздать личному составу по норме спирта - 100 гр. на человека. В результате 16 человек получили отравление, из них 7 человек умерли.

Командующий войсками фронта

ПРИКАЗАЛ:

1. Под личную ответственность командиров частей и подразделений и их заместителей по политчасти еще раз внимательно изучить приказ НКО № 0123-42 г., запрещающий пользование трофейными жидкостями противника.

2. Категорически запретить использование противогазов не по прямому назначению.

3. Разъяснить всему личному составу, что распираторные коробки не являются фильтрующим средством для яда и употребление подобных спиртных напитков неминуемо приведет к смертельным случаям.

4. Военному прокурору и председателю Военного Трибунала провести расследование и строго наказать всех виновных.


Начальник штаба
1-го Прибалтийского фронта
генерал-полковник КУРАСОВ
* * *

Приказ войскам 2-го Белорусского фронта

11 февраля 1945 г.
№ 3431
Действующая армия

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Запретить в период проведения операций пить алкогольные напитки от командира роты и выше.

Считать пьянство руководящих офицеров в условиях наступления чрезвычайными происшествиями и немедленно докладывать о них по команде для принятия мер. [45]

2. Лиц, виновных в срыве или плохом выполнении боевой задачи из-за пьянства, сурово наказывать и предавать суду Военного Трибунала.

Командующий войсками 2-го БФ
Маршал Советского Союза
РОКОССОВСКИЙ

Член Военного совета 2-го БФ
генерал-лейтенант
СУББОТИН

* * *

Приказание ВОЙСКАМ 71-Й АРМИИ

2 марта 1945 г.
№ 064
Действующая армия

На спиртном заводе, захваченном у противника, обнаружено большое количество оставленного спирта, который, как показал анализ, отравлен. Во избежание возможных случаев отравления:

КОМАНДАРМ ПРИКАЗАЛ:

1. Проверить доведение до личного состава приказа войскам армии № 059 от 27.2.45 и обеспечить его неуклонное исполнение.

2. Никаких спиртных напитков, захваченных у противника, до результатов лабораторного анализа категорически не употреблять, устанавливая у них охрану.

3. Исполнение донести.

Начальник штаба 71-й Армии
генерал-майор
* * *

Из приказа начальника Главного трофейного управления Красной Армии

24 марта 1945 г.
№ 022 г.
Москва

Моим приказом № 0112 от 6 декабря 1944 г. отмечены массовые случаи отравления личного состава трофейных частей ядовитыми жидкостями, и было предложено повести самую решительную борьбу с этими аморальными явлениями в трофейных частях.

Однако не всеми начальниками трофейных органов и командирами трофейных частей изжитию этого позорного явления уделено должное внимание. Бесконтрольность офицерского и командного состава трофейных войск привела к тому, что случаи отравлений ядовитыми жидкостями продолжаются.

19 марта рядовой фронтовой трофейной бригады (2 УФ) красноармеец Воробьев умер, выпив неизвестный спирт.

22 марта с. г. старший демонтажной группы Наркомата стройматериалов инженер-майор Гольдин А. Г., прибывший в служебную командировку в Трофейное управление 1-го ПФ, нашел на заводе бутыль с неизвестной жидкостью, вечером пригласил к себе врачей из спецгоспиталя капитана м/с Хайкина и лейтенанта Ювачева, которые якобы произвели анализ этой жидкости, дав заключение, что она пригодна для употребления. В коллективном распитии приняли участие 9 военнослужащих, среди которых уполномоченный Военного коменданта капитан Савин, лейтенант Осипов, приглашенный поиграть на гитаре, сержант Борисова, которая подавала закуски. Из этой группы умерли все.

В целях дальнейшей борьбы с этими позорными явлениями и абсолютного их исключения в будущем [46]

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Начальникам Трофейных управлений фронтов, трофейных отделов армий, командирам и начальникам трофейных частей и учреждений, помощникам военных комендантов по хозяйственным вопросам принять самые решительные меры по изжитию этих аморальных явлений среди личного состава частей и учреждений.

2. Мои приказы № 0112 от 6 декабря 1944 г. и № 022 от 24 марта 1945 г. изучить, обеспечить проведение их в жизнь и объявить всему личному составу частей и учреждений Трофейной службы, инженерно-техническим работникам и рабочим, прибывшим на демонтаж предприятий от гражданских наркоматов.

Начальник Главного трофейного управления
Красной Армии
генерал-майор Ф. ВАХИТОВ
* * *

Из приказания войскам 46-й армии

22 апреля 1945 г.
Действующая армия

О случаях массового отравления военнослужащих метиловым алкоголем

Несмотря на категорическое требование приказа заместителя Народного Комиссара обороны СССР генерала армии БУЛГАНИНА № 20936-Ш и неоднократных приказов Военных советов фронтов и Армии о запрещении употребления трофейных спиртных напитков, командиры и политработники частей, и подразделений 5-й ГА Сталинградской Краснознаменной дивизии, игнорируя указанные приказы, притупили бдительность и допустили организованное распитие личным составом, в том числе и офицерами, неисследованной трофейной жидкости, что привело к тяжелому и позорному факту массового отравления метиловым алкоголем.

17 апреля 1945 г. красноармеец Константинов, по предложению старшины батареи Шопорова, привез в расположение батареи флягу с 60 литрами неизвестного спирта, обнаруженного им на станции Шлейнбах.

Привезенный спирт был доставлен командиру батареи капитану Монахову, который, в свою очередь, направил флягу фельдшеру дивизиона лейтенанту медслужбы Звягинцеву для установления пригодности спирта к употреблению. Фельдшер Звягинцев, не направив спирт для лабораторного исследования, возвратил его Монахову без какого-либо определенного ответа.

Монахов доложил об обнаружении спирта нач. штаба дивизиона капитану Ткачеву, вместе с последним принял решение послать подчиненных за спиртом.

В течение 17-18 апреля 1945 г. с ведома командира дивизиона майора Саливанова, его заместителя по политчасти майора Трелис спирт распивался личным составом, в том числе Саливановым и Трелис, угощавшими указанным спиртом прибывших на НП дивизиона штабных офицеров из 297-й стрелковой дивизии.

В результате преступной беспечности 67 военнослужащих бригады получили отравление и 12 из них умерли. В тяжелом состоянии на излечении находится большая группа военнослужащих, и среди них майоры Саливанов и Трелис.

Показательно, что в частях 5-й гв. артдивизии и до этого было зарегистрировано несколько случаев отравления метиловым алкоголем.

Более того, даже после происшедшего массового отравления в населенном пункте, где дислоцируется управление дивизии, многие военнослужащие дивизии пьянствуют, отбирают у местных жителей спиртные напитки и употребляют их без соответствующего исследования.

Только личной распущенностью и разболтанностью офицеров бригады, отсутствием элементарной политико-разъяснительной работы, панибратством с пoдчинeнными, низким уровнем воинской дисциплины, преступным отношением к воинскому долгу можно объяснить этот позорный факт. [47]

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. За отсутствие контроля, непринятие мер к наведению должного воинского порядка в частях дивизии, распущенность и расхлябанность офицерского состава командиру 5-й Гвардейской артиллерийской Сталинградской Краснознаменной дивизии гвардии генерал-майору ИВАНОВУ и нaqaльникy Политотдела дивизии гвардии полковнику КОПРОВУ - объявить выговор.

2. За невыполнение приказа зам. Наркома обороны СССР № 20936-Ш, моих приказов о борьбе со случаями отравлений трофейными жидкостями, за потерю бдительности и личную распущенность, разложение дисциплины во вверенных им подразделениях начальника штаба 1-го дивизиона 5-й артдивизии капитана Ткачева Я. Е., военфельдшера той же части лейтенанта медслужбы Звягинцева В. И. и командира батареи капитана Монахова К. Н. отстранить от занимаемых должностей и дела на них передать в Военный Трибунал.

3. Всем командирам соединений, частей, подразделений и их заместителям по политчасти положить конец случаям отравления личного состава трофейными спиртными напитками и другой ядовитой жидкостью.

4. Еще раз предупреждаю командиров всех степеней, что за случаи отравления в их войсках спиртными напитками буду немедленно привлекать к самой строжайшей ответственности.

5. Настоящий приказ объявить всему офицерскому составу, а политаппарату развернуть массово-разъяснительную работу среди всего сержантского и рядового состава.

Командующий войсками 46-й Армии
Герой Советского Союза
генерал-лейтенант
ПЕТРУШЕВСКИЙ

Член военного совета 46-й Армии
генерал-майор
КОНОВАЛОВ

Начальник штаба 46-й Армии
генерал-майор
БИРМАН

* * *

Приказание войскам 46-й армии

24 апреля 1945 г.
Действующая армия

Об объявлении приговора Военного Трибунала

Военный Трибунал 46-й Армии в открытом судебном заседании рассмотрел дела по обвинению начальника штаба 1-го дивизиона 5-й арт. дивизии капитана Ткачева Якова Евдокимовича, 1912 г. рождения, уроженца Саратовской обл., Ознинского р-на, с. Маслоорешино, русского, с низшим образованием, женатого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1936 г.

Командира батареи той же дивизии капитана Монахова Константина Николаевича, 1913 г. рождения, уроженца Владимирской обл., Муровского р-на, дер. Мимеево, русского, с низшим образованием, женатого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1935 г.

Фельдшера 1-го дивизиона лейтенанта медицинской службы Звягинцева Василия Ильича, 1920 г. рождения, уроженца Северо-Казахстанской обл., Пришимского р-на, села Королевка, русского, со средним образованием, холостого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1940 г.

УСТАНОВИЛ:

виновность Ткачева, Монахова, Звягинцева в преступлении - отравлении в дивизионе 67 человек древесным спиртом, из коих 12 человек умерли, - предусмотренном ст. 193-17, п. «а» УК РСФСР, и, руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК

ПРИГОВОРИЛ:

Ткачева Якова Евдокимовича, Монахова Константина Николаевича и Звягинцева Василия Ильича лишить свободы с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях: Ткачева и Монахова сроком на десять лет каждого, Звягинцева на пять лет, без поражения в правах, с лишением воинского звания «капитан» Ткачева и Монахова.


Нач. политотдела 47-й Армии
Нач. политотдела 125 ск
* * *

Политдонесение

24 апреля с. г. 3-й артиллерийский дивизион 969-го арт. Пражского полка (командир дивизиона майор Мыльников, зам. командира дивизиона по политчасти капитан Рыбников) занял огневую позицию в районе аэродрома восточнее нас. пункта Шенвальде.

Кр-ец этого дивизиона Михайличенко на аэродроме обнаружил бочки со спиртом и рассказал это другим кр-цам, которые налили каждый себе спирт во фляги, а впоследствии распили его.

Узнав об обнаруженных бочках со спиртом, парторг дивизиона ст. л-нт м/с Ткаченко проверил и установил, что бочки были наполнены древесным метиловым спиртом.

По приказанию ст. л-та Ткаченко спирт из бочек был выпущен на землю, однако в результате уже выпитого метилового спирта первые признаки отравления были замечены 24 апреля у двух кр-цев, а 25 апреля и у всех остальных бойцов, принимавших участие в выпивке.

Всего получили отравление 23 человека, из них офицеров - 2 чел., сержантов - 3 чел., рядовых - 18 чел., по партийности: членов ВКП(б) - 9 чел., кандидатов ВКП(б) - 2 чел., б/п - 12 чел. Все военнослужащие, получившие отравление, эвакуированы в 491-й МСБ{41}.

В беседе с получившими отравление кр-цем Михайличенко, мл. л-нтом Яковлевым и мл. л-нтом Наумовым они заявили: «Сколько раз нас предупреждали, чтобы не употреблять трофейных продуктов и вина. Но мы не сделали этих выводов для себя, не послушались. Мы отравились потому, что потеряли бдительность».

В связи с фактами отравления была произведена проверка личных вещей и вещевых мешков у всего личного состава. Обнаружено много запрятанных фляг со спиртом. Отобранный спирт уничтожен.

Для предотвращения повторения подобных фактов мною даны указания всем заместителям командиров частей и спецподразделений по политчасти о проведении бесед по вопросу:

«Раненый зверь прибегает к коварным методам, чтобы ослабить нашу мощь. Будь бдителен!»

Весь личный состав предупрежден не употреблять трофейных продуктов, которые не исследованы. В низовых партийных организациях 969-го арт. Пражского полка проведены партийные собрания по вопросу ответственности коммунистов за воспитание и поведение личного состава.

Нач. политотдела 60-й стр. Севско-Варшавской
Краснознаменной ордена Суворова дивизии
гвардии подполковник ПОГОРЕЛЫЙ

Резолюция командира корпуса

Командира дивизиона майора Мыльникова за грубейшее нарушение дисциплины, выразившееся в невыполнении приказа, от должности отстранить и назначить в другой полк на должность командира взвода.

* * *
Командирам корпусов, дивизий, бригад
Интендантам армий
и начальникам тыла отдельных корпусов
Начальникам политотделов соединений
Всем корпусным, дивизионным, бригадным врачам

Информационное сообщение интендантского управления 1-го Белорусского фронта

6 мая 1945 г.

В период наступательных операций войсками захвачено большое количество разнообразного трофейного продовольствия и напитков, которые не проверяются своевременно лабораторным путем.

В результате непринятия предупредительных мер, неумения распознать технические жидкости и спирт и отличить их от пищевых напитков, а также недостаточной охраны подозрительных на отравление продуктов имели место случаи одиночных и массовых отравлений среди личного состава войсковых частей.

В 3-й Ударной армии в результате употребления метилового (древесного) спирта отравилось 251 человек, из них со смертельным исходом 65.

В 6-й Воздушной армии отравилось 6 бойцов толом, обернутым в наши этикетки с надписью «суп-пюре гороховый», приняв тол за пищевой продукт согласно этикетке.

В 49-й Армии отравилось от употребления спиртообразных жидкостей 119 человек, из них 100 умерло.

В 46-й Армии в 5-й АД{42} отравилось трофейной жидкостью 67 военнослужащих, из них 46 умерло. Организаторами (пьянки) явились сами офицеры.

Во 2-м ПФ{43} после освобождения города Резекне группа бойцов, сержантов и офицеров 8 гв. сд обнаружили в аптеке спирт, не исследовав его, начали распивать, в результате получили отравление 110 человек, из которых 34 умерло и часть находится в тяжелом состоянии. Впоследствии выяснилось, что это был метиловый (древесный) спирт.

В 31-й ГВАД{44} произошло массовое отравление трофейным метиловым спиртом, в результате чего отравилось 70 человек, из них 16 человек умерло и 4 потеряло зрение. Произведенным расследованием установлено, что старшины 5-й батареи Перерва и 6-й батареи Куприянов доставили в расположение дивизиона 3 железных бочки с неисследованной жидкостью около 300 литров под видом спирта. С ведома военфельдшера ст. лейтенанта м/с Блинкова выдали эту жидкость в батареи и организовали пьянку. В тот же вечер о наличии в дивизионе неисследованной жидкости было доложено командиру дивизиона гв. майору Чистякову и его заместителю гв. майору Черноситову, последние никакого значения этому вопросу не придали и мер никаких не приняли к изъятию спирта.

Для предотвращения отравления:

1. Все трофейные склады с пищевыми продуктами или напитками и аптеки проверить представителям санслужбы с целью выявления метилового спирта и других ядовитых жидкостей.

2. Обеспечить их строгую охрану, все наличие таковых сдать трофейным органам, а при невозможности сдачи и организации охраны - УНИЧТОЖИТЬ.

3. Провести во всех ротах политинформации о фактах отравлений и их исходах.

4. В красноармейских газетах поместить санитарные памятки и издать листовки с объяснением, почему нельзя пить неизвестную жидкость. [50]

5. Политработников тех частей и подразделений, где имело место отравление, сурово наказать как лиц, безответственно относящихся к воспитанию подчиненных им людей.

6. Обеспечить неукоснительное выполнение приказов: зам. Наркома обороны, Военного совета фронта и Армии.

О принятых мерах донести немедленно.


Интендант 1-го Бел. фронта
генерал-майор ЖИЖИН

Начальник продотдела
полковник ТКАЧЕВ

3. Притупление патриотических чувств

Сообщение Военного совета 71-й армии

11 апреля 1945 г.

Начальнику политотдела 138-го стрелкового корпуса

Направляю для сведения список военнослужащих частей и соединений корпуса, имеющих письменную связь с польским населением, преимущественно с женщинами.

Военный совет Армии приказал провести со всеми, указанными в списке военнослужащими, индивидуальную разъяснительную работу о их неправильном, ошибочном поведении и предложить каждому из них переписку немедленно прекратить.

Об исполнении донести не позднее 20.04.45 г.

Приложение - список на 11 человек.


Секретарь Военного совета 71-й Армии
капитан ЧУРИЛОВ
* * *

Постановление Военного совета 4-го Украинского фронта

12 апреля 1945 г.

Военным советам армий
Командирам корпусов и дивизий
Начальникам политорганов
Начальникам родов войск

Наши войска уже продолжительное время, преследуя противника, действуют на территории иностранных государств с целью добить немецкого зверя в его логове. Казалось бы, всем нашим офицерам пора сделать выводы из новой обстановки, в которой приходится действовать частям фронта, пора понять особенности пребывания войск на чужой земле и на деле повысить бдительность, как того требует приказ Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища СТАЛИНА № 5 от 23 февраля 1945 года.

К сожалению, этого нет, и грань между военнослужащими Красной Армии и иностранцами во многих случаях стерта. Потеря бдительности приняла широкие размеры, в результате чего наши отдельные военнослужащие, в том числе и офицеры, оказались в сетях врага.

За последнее время участились факты связей наших отдельных офицеров с весьма сомнительными иностранными женщинами, причем имели место случаи вступления с ними в брак. Так, майор м/с ТРОФИМОВ, врач госпиталя № 415, имея семью и двух дочерей в гор. Воронеже, женился на польской подданной и незаконно зарегистрировал с ней свой брак в гор. Кросно (Польша). Указанный майор ТРОФИМОВ настолько распустился, что стал возить с собой польку при передислокации госпиталя и даже принял меры к тому, чтобы устроить эту иностранно-подданную на должность в госпитале. [51]

Лейтенант АРТЕМЕНКО из 123-й отдельной авиаэскадрильи женился на подданной Чехословацкого государства и незаконно зарегистрировал брак в гор. Кошица (Чехословакия). Эта иностранка принадлежит к фашистской семье, брат ее арестован за активную помощь венграм, остальные ее родственники интернированы за враждебные Красной Армии действия.

Инженер-капитан САКОВИЧ из 224-й авиадивизии пошел дальше в своей распущенности и обвенчался с немкой, родственники которой арестованы, а она сама подлежала интернированию. По совокупности за эти дела и должностные преступления инженер-капитан САКОВИЧ был предан суду и осужден военным трибуналом.

Лейтенант ИГНАТОВИЧ женился в марте с. г. на немке ЗОНТЕК Терезе, которая являлась членом фашистской организации, и обеспечил ее документами о том, что она носит теперь фамилию ИГНАТОВИЧ. Командир части, на службе в которой состоял ИГНАТОВИЧ, в своих безответственных действиях дошел до того, что выдал этой немке официальное удостоверение о том, что она является сейчас женой лейтенанта ИГНАТОВИЧА и не подлежит интернированию.

Порядок вступления в брак советских граждан известен - брак подлежит регистрации в советских органах ЗАГС. Всякие другие регистрации, помимо ЗАГС, являются недействительными и советскими законами не признаются. Больше того, вступление в брак с иностранкой и регистрация этого брака в учреждениях иностранных государств является серьезным преступлением со стороны военнослужащих. Подобные браки ведут к тому, что наши офицеры попадают в лапы врага и совершают преступления перед своей советской родиной - СССР.

Наконец, за последнее время установлен ряд фактов, когда отдельные офицеры выступают ходатаями за прямых врагов. Так, лейтенант 730-го артполка ГРАНЧЕНКО настойчиво добивался освободить из-под ареста немку, с которой он сожительствовал. Начальник артснабжения одной из частей капитан ТРОШИН сам явился в тюрьму с сестрой арестованной немки, с которой он сожительствовал, добиваясь у администрации тюрьмы свидания с арестованной, и принес ей передачу. Вместо ненависти к врагу, которую должен питать каждый офицер и в этом духе воспитывать своих подчиненных, у означенных офицеров, потерявших офицерскую честь и достоинство, выявилось пособничество немцам.

О чем говорят вышеуказанные факты? Они говорят о серьезном притуплении бдительности среди отдельных офицеров, о том, что грань между иностранцами и отдельными военнослужащими Красной Армии стерта и что означенные офицеры, потеряв достоинство и честь советского офицера из-за женщины-иностранки, стали на путь нарушения воинской присяги и своего долга перед Родиной.

ВОЕННЫЙ СОВЕТ ФРОНТА ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Разъяснить всем офицерам и всему личному составу войск фронта, что брак с женщинами-иностранками является незаконным и категорически запрещается.

2. О всех случаях вступления военнослужащих в брак с иностранками, а равно о связях наших людей с враждебными элементами иностранных государств доносить немедленно по команде для привлечения виновных к ответственности за потерю бдительности и нарушение советских законов. В отношении нарушителей не ограничиваться мерами по командной линии и коммунистов привлекать к ответственности в партийном порядке через соответствующие политорганы.


Командующий войсками 4-го Украинского фронта
генерал армии
А. ЕРЕМЕНКО

Член Военного совета 4-го Украинского фронта
генерал-полковник
Л. МЕХЛИС

* * *
Начальнику политотдела 71-й Армии

Политдонесение

О выполнении Постановления Военного совета 4-го Украинского фронта

№ 0110 от 12.4.45 года

Доношу, что Постановление Военного совета фронта № 0110 объявлено под расписку всему офицерскому составу управления корпуса. После зачтения текста постановления по отделам управления корпуса были проведены беседы, разъясняющие смысл и значение этого постановления.

За время нахождения наших частей на территории Польши и Германии случаев вступления военнослужащих в брак с иностранками и фактов связи наших людей с враждебными элементами в управлении корпуса и корпусных подразделений отмечено не было.

В местах расквартирования подразделений и штаба корпуса, как правило, все гражданское население отселяется. Имели место случаи, когда отдельные офицеры штаба корпуса и батальона связи при размещении корпуса в местечке Червенка и Штандорф жили на частных квартирах совместно с иностранным гражданским населением. Эти факты нами были вскрыты, и мною было дано строжайшее указание коменданту о точном выполнении установленного порядка размещения офицерского состава.

В марте-месяце, когда управление корпуса размещалось в немецком местечке Штандорф, старшина АХЧ{45} коммунист Середа оставил для работы на кухне двух молодых девушек-немок, имея намерение завести с ними знакомство и связи. Работником покор'а этот случай был своевременно выявлен, и девушки были отселены из района размещения КП. Поступок старшины Середы был обсужден на партийном бюро управления корпуса, где за имевший факт притупления бдительности тов. Середа был предупрежден.


Начальник политотдела 138-го стрелкового корпуса
гвардии полковник
* * *

Из приказа войскам 1-го Белорусского фронта

5 апреля 1945 г.
Действующая армия

ВОЕННЫЙ СОВЕТ ФРОНТА

располагает безобразными фактами сожительства военнослужащих с немецкими женщинами, свидетельствующими о моральном разложении, утере некоторыми советскими военнослужащими не только чувства брезгливости к недавнему врагу, но и бдительности.

Заместитель командира 74-й гв. стр. дивизии гв. подполковник Мазный Ю. М. вместо боевой деловой работы встал на путь увлечения женщинами и «дает жизни немкам».

5 марта 1945 г. он взял из-под стражи задержанную уполномоченным ОКР{46} «Смерш» по подозрению в шпионаже некую Диндо, вывез ее в своей автомашине на плацдарм, там с ней сожительствовал, ездил вместе по частям и пытался устроить на службу в качестве машинистки или медсестры, выдавая ее за свою старую знакомую еще по боям под Сталинградом.

12 марта 1945 г. Диндо была вторично задержана и призналась в принадлежности к разведывательным органам противника.

ПРИКАЗЫВАЮ:

За освобождение из-под стражи шпионки Диндо, морально-бытовую распущенность и притупление большевистской бдительности заместителя командира 74-й гв. стр. дивизии подполковника Мазного от должности отстранить и назначить командиром стрелкового батальона. [52]

Независимо от снижения в должности Мазного предать Суду чести офицерского состава.

Приказ объявить до командира полка включительно.

ЖУКОВ, ТЕЛЕГИН
* * *

Шифротелеграмма

ШТ из ПОАрм 47-й Армии
Подана 14.4.45 г.
9 ч 40 мин

Нач. политотдела 77 ск

Направляю директивное указание нач. Политуправления 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта тов. Галаджева для руководства и исполнения.


Нач. политотдела 47-й Армии
полковник М. КАЛАШНИК

ДИРЕКТИВНОЕ УКАЗАНИЕ

По сообщению начальника Главного управления кадров НКО, в адрес Центра продолжают поступать заявления от офицеров действующей армии с просьбой санкционировать браки с женщинами иностранных государств (польками, болгарками, чешками и др.).

Подобные факты следует рассматривать как притупление бдительности и притупление патриотических чувств. Поэтому необходимо в политико-воспитательной работе обратить внимание на глубокое разъяснение недопустимости подобных актов со стороны офицеров Красной Армии.

Разъяснить всему офицерскому составу, не понимающему бесперспективность таких браков, нецелесообразность женитьбы на иностранках, вплоть до прямого запрещения, и не допускать ни одного случая.


ГАЛАДЖЕВ
* * *

Из приказа войскам 6-й гвардейской армии

16 апреля 1945 г.
Действующая армия

...Расследованием установлено, что исполняющий обязанности Военного коменданта м. Пикеляй капитан Шарапов взял к себе в комендатуру под видом переводчицы гр-ку Ляугавдена-Монас, которая в период немецкой оккупации вела разгульный образ жизни и сожительствовала с немецкими офицерами. Сожительствуя с этой гражданкой и находясь под ее влиянием, разбазаривал красноармейский паек для личных целей и для семьи своей сожительницы, систематически организовывал вечеринки с выпивкой. Так, с 1 по 10 марта 1945 г. из полученного на 12 человек пайка израсходовал 16 банок мясных консервов из 26, половину жиров и ряд других продуктов. Гр-ка Ляугавдена, пользуясь покровительством Шарапова, допускала по отношению к бойцам комендатуры грубости и оскорбления. Капитан Шарапов вместо пресечения безобразного поведения Ляугавдена встал на путь гонения бойцов и откомандирования их под разными предлогами в запасные полки.

Кроме того, Шарапов производил незаконное изъятие у местных жителей хлеба для изготовления самогона и требовал от населения доставлять ему на дом молоко и др. продукты. [53]

За указанные действия капитан Шарапов заслуживает предания суду ВТ, но, учитывая его положительные боевые качества и активное участие на фронте борьбы с немецкими захватчиками,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Состоявшего в резерве Военного совета Армии по должности командира стрелкового батальона и исполняющего обязанности военного коменданта м. Пикеляй капитана Шарапова Дмитрия Ивановича от должности ОТСТРАНИТЬ и НАЗНАЧИТЬ с понижением на должность командира стрелковой роты с направлением в часть.

2. Настоящий приказ объявить до командующих взводами включительно.


Командующий войсками 6-го ГВА
Герой Советского Союза
гвардии генерал-полковник
ЧИСТЯКОВ
* * *
Начальнику политотдела 38-й Армии

Донесение

Доношу, что лейтенант ветеринарной службы Бажанов Николай Ильич, 1913 г. р., русский, б/п, служащий, окончил веттехникум в 1934 г., уроженец Курской обл., Скороднянского р-на, Петровского с/с, с. Петровка, взял на работу по уходу за коровами неизвестную женщину, которая назвалась Бадюрой Полиной, полькой из Варшавы, семья которой якобы расстреляна немцами.

Бажанов сожительствовал с ней, везде возил ее с собой под видом доярки. Со стороны Бажанова и Бадюры были случаи пьянства и дебоша.

Председателем ВТ капитаном Поповым она была разоблачена как немецкая шпионка. Как установлено органами контрразведки, шпионка Бадюра Полина окончила специальную школу и получила задание пробраться в Советский Союз. С этой целью она согласилась на сожительство с лейтенантом Бажановым, который обещал на ней жениться и взять ее с собой в СССР.

Лейтенант Бажанов грубо нарушил приказ Военного совета о недопущении к работе иностранных подданных.

Органами контрразведки арестованы лейтенант Бажанов, который не отрицал факта сожительства с Бадюрой и намерения жениться на ней, и сама шпионка.

Начальник политотдела

4. «Каждому - свое» (ордер на погребение)


Зам. комдивам, зам. комкорам
и начальнику пэп-48
Только: зам. комдива 425 сд

О порядке погребения военнослужащих, погибших на территории Германии

Управление тыла 71-й Армии в связи с поступающими запросами еще раз разъясняет приказ зам. НКО № 023-44.

1. Погребение погибших в боях на территории Германии осуществляется: а.) генералов - на фронтовом кладбище на территории СССР;

б) офицерского состава - на армейских офицерских кладбищах;

в) сержантов и бойцов - на воинских кладбищах; [55]

г) погребение офицеров и женщин-военнослужащих производится в гробах и индивидуальных могилах, рядового и сержантского состава в общих братских могилах.

2. Погребение военнослужащих производится: Погибших на поле боя:

а) лиц офицерского состава - в состоящих на них: гимнастерке, шароварах (брюках), нательном белье и обуви;

б) лиц сержантского и рядового состава - в состоящих на них гимнастерке, брюках и нательном белье.

Умерших в лечебных учреждениях:

а) лиц офицерского состава - в поступивших с ними гимнастерке, брюках, нательном белье, а также в госпитальных носках, туфлях и простыне, которая находилась в пользовании умершего.

В том случае, если всех перечисленных предметов при умершем не окажется, недостающие предметы выдаются из фонда госпиталя;

б) лиц сержантского и рядового состава - в поступивших с ними гимнастерке, брюках, нательном белье, а также в носках и госпитальных туфлях.

Все остальные предметы вещевого имущества, в том числе и зимние вещи, состоящие в носке на убитых, снимаются и после соответствующей обработки (дезинфекция, стирка, ремонт) - используются на обеспечение личного состава частей или подлежат сдаче на арм. вещевой склад. (Циркуляр ГИУ КА{47} № 7-42 г. и приказ НКО № 138-41 г.).

3. В соответствии с пунктом 2 приказа начальника тыла Красной Армии № 11-43 г. к отправке законным наследникам погибших военнослужащих подлежат только их собственные вещи, к числу которых относятся:

а) предметы гражданского образца и покроя: одежда, обувь, белье (пиджаки, бекеши, пижамы, домашние туфли, джемпера, перчатки, кашне и др.

б) бритвенные, туалетные и гигиенические принадлежности, часы, портсигары, фотоаппараты, чемоданы и др. ценные вещи.

Предметы обмундирования, обуви, белья, снаряжения и постельных принадлежностей установленных образцов для Красной Армии к категории собственных вещей и подлежащих отправке родственникам отнесены быть не могут.

Зам. комвойсками - нач. тыла армии
генерал-майор и/сл.{48} ДЕМИДОВ

Интендант 71-й Армии
майор и/сл. ГИЛЕВИЧ

* * *

Из штаба 71-й армии

Дополнительное разъяснение об отдании воинских почестей
при погребении военнослужащих и оформлению могил

...На основании Устава гарнизонной службы Красной Армии НКО СССР 1943 года церемония погребения должна производиться торжественно: с воинскими почестями, оркестром и салютом. Для отдания воинских почестей при погребении всех лиц командного состава и красноармейцев наряжаются почетные эскорты:

- для погребения командующего армией, военным округом и выше - по особому указанию;

- для высшего командного состава - батальон, эскадрон, батарея под общей командой полковника или подполковника; [56]

- для старшего командного состава - рота или эскадрон, батарея под общим командованием майора или капитана;

- для среднего командного состава и старшин - взвод под командой лейтенанта;

- для младшего командного состава и красноармейцев - отделение под командой сержанта.

Эскорт располагается таким образом, чтобы вынос гроба был произведен вдоль фронта, стрелковые части (подразделения) строятся непосредственно у места выноса гроба, оркестр располагается на правом фланге.

Форма одежды эскорта - караульная; на винтовку (орудие) - по три холостых патрона (выстрела).

Во всех случаях погребения военнослужащих наряжается оркестр (при температуре не ниже 20°С), который играет похоронный марш, следуя за гробом.

Для перевозки гроба с телом умершего наряжается лафет или машина (повозка).

Движение процессии проводится следующим порядком: венки, ордена и почетное боевое оружие (каждое на отдельной подушке); лафет (автомобиль, повозка) с гробом, сопровождающие покойного лица, оркестр, эскорт.

При опускании тела в могилу войска стоят «смирно», фронтом к могиле, и отдают почести; оркестр прекращает игру; выделенные для салюта производят три залпа.

После салюта оркестр играет «Интернационал».

...При оформлении могил и памятников руководствоваться приказом зам. НКО № 023-44:

- могилы засыпать плотно, чтобы не оседали, памятники (надмогильные знаки) делать прочные и закреплять их в землю крепко;

- надписи делать разборчиво только масляными красками или выжиганием;

- места для могил выбирать рядом с существующими кладбищами;

- не допускать захоронение на площадях, улицах и скверах населенных пунктов, частновладельческих огородах, садах и пашнях.


Начальник управления
тыла 71-й Армии
генерал-майор ШАВЕЛЬСКИЙ

Начальник 7-го отдела
полковник и/сл. БАКЛАНОВ

* * *

Из приказа штарма 71-й армии


Зам. командиров соединений по тылу и командирам частей

Только 138 СК

О нарушениях при погребении военнослужащих

При погребении погибших за Родину военнослужащих некоторыми частями допускается ряд нарушений:

1. Надписи на памятниках вопреки приказу зам. НКО № 023-44 г. (ст. ПО) делаются произвольной формы и в ряде случаев безграмотные. Например: не указывается воинское звание погибшего; вместо полных имени и отчества пишутся только инициалы; пишут - «здесь похоронены военнообязанные»; после перечисления фамилий погребенных добавляется слово «и другие»; надписи делаются, нередко, с грамматическими ошибками и карандашом; в некоторых случаях надписи на памятниках совершенно не производятся. [57]

2. Вместо памятников установленной постановлением Военного совета 2-го Белорусского фронта от 10.6.44 г. за № 12 формы на могилах ставят колышки и доски.

3. Погребение производится в непредусмотренных местах: у панелей в городах, в палисадниках жилых домов и допускается разбросанность могил.

Такое положение является результатом того, что начальникам команд погребения погибших не разъясняется политическое значение должного погребения погибших за Родину, не даются формы памятника, формы надписи на памятнике и в распоряжение их не выделяются грамотные люди. Работа начальников команд в ряде частей никем не контролируется.

Прошу:

1. Точно выполнять приказ зам. НКО № 023-44 г. и постановление Военного совета -2-го Белорусского фронта от 10.6.44 г. № 12 как в отношении выбора места для военных кладбищ, так и культурного оформления и содержания в надлежащем порядке могил, в частности:

Надписи на памятниках производить в соответствии с требованием приказа зам. НКО № 023-44 г. по следующей примерно форме:
1). Воинское звание, фамилия, имя и отчество.
2). -»- -»--»-
погибли (указать дату гибели).

Надписи производить грамотно, масляной краской. Случаев надписи на памятниках «и другие» не допускать.

Надмогильные холмики обкладывать дерном, одиночные могилы и кладбища обносить изгородью, производить окраску памятников и изгородей.

Места военных кладбищ определять заблаговременно и объявлять при этом в приказе.

Не допускать разбросанности одиночных могил.

2. Более тщательно прочесывать поля сражений и строго привлекать к ответственности виновных за оставление на поле боя непогребенными погибших военнослужащих.

3. Приводить в надлежащий порядок воинские кладбища, братские и индивидуальные могилы, находящиеся на территории частей.

Начальник отдела
по учету персональных потерь
подполковник и/с МАТЮШКИН

5. Отдельные документы 1-8 мая 1945 г. Действующая армия

Шифротелеграмма

УТ{49} 65-й Армии
5.5.45 г.

Зам. командиров соединений по тылу

С 4.5.45 прекратить выдачу водки войсковым частям, и впредь выдачу разрешается производить только в особых случаях и с разрешения ВС армии.


Начальник УТ 65-й армии
* * *

Из приказа войскам 71-й армии

3 мая 1945 г.
Действующая армия

Об очистке территории от трупов вражеских солдат, офицеров и животных

Быстрое успешное продвижение наших войск оставляет за собой на территории Германии большое количество трупов вражеских солдат и офицеров, а также и животных.

Разлагающиеся трупы заражают почву, воду и воздух, что может привести к распространению инфекционных заболеваний в войсках армии.

Командующий армией приказал:

...2. Начальнику Трофейного отдела подполковнику БОНДАРЕЦ усилить работу трофейных команд по уборке и захоронению трупов.

3. Начальнику Дорожного отдела подполковнику ТКАЧЕВУ срочно организовать очистку грунтовых дорог от трупов.

4. К очистке территории от трупов широко привлекать население.

...6. Трупы вражеских солдат и офицеров зарывать в общих ямах, выкапывая ямы на глубину 1,5 метра, и засыпать хлорной известью.

...8. Захоронение трупов животных производить на скотомогильниках вдали от дорог и населенных пунктов и засыпать их хлорной известью.

Начальник управления


генерал-майор ШАВЕЛЬСКИЙ
Начальник 7-го отдела
полковник и/сл. БАКЛАНОВ
* * *

Из приказа войскам 1-го Белорусского фронта

7 мая 1945 г.
№ 092
Действующая армия

Вопреки указаниям командующим армиями и командующим корпусов продолжают иметь место случаи, когда войсковые и тыловые части, штабы и учреждения производят массовые выселения немцев из их квартир.

Некоторые офицеры и даже генералы приглашают немок для уборки помещений и разных хозяйственных работ, устанавливают с ними интимные отношения, что создает широкую возможность шпионской деятельности врага и порочит честь советского офицера-победителя.

С целью барахольства продолжаются поездки на машинах и хождения по городу Берлину военнослужащих всех родов войск на глазах у населения, что вредит налаживанию правильных взаимоотношений с народом Германии.

В то же время войска союзных нам армий пытаются создать у немецкого населения более выгодное впечатление о себе.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Пересмотреть порядок системы расквартирования войск, тылов, штабов и учреждений.

...войсковые части располагать казарменно, в бараках, казармах и крупных зданиях или лагерем в лесу.

Штабы размещать сосредоточенно в одном или нескольких зданиях.

...3. Отдельные квартиры отводить только генералам и старшим офицерам из расчета:

а) командирам корпусов и дивизий - 2-3 комнаты;

б) командирам полков - 1-2 комнаты;

в) командирам батальонов - по 1 комнате;

г) среднему офицерскому составу - в общежитиях при частях;

д) младшему командующему составу - в составе своих подразделений. [59]

4. Не допускать бесцеремонного выселения местных жителей. В случае необходимости переселение их проводить организованно, специально выделенным транспортом и в заранее подготовленные помещения.

Принять меры к сбережению и сохранению имущества, оставленного хозяевами.


Командующий войсками 1-го Белорусского фронта
Маршал Советского Союза Г. ЖУКОВ
* * *

Шифротелеграмма

ШТ Из ШТАРМА 71
Подана 8.5.45 г.
2 ч 31 мин

Командирам 6, 19, 27 ск
Командирам 4 зд, 63 тбр,
Командующему артиллерией армии

8.5.45 на Берлинский аэродром прибывают самолеты представителей союзных нам государств.

Командарм приказал:

В течение 8.5.45 и впредь до особого распоряжения запретить кому бы то ни было стрельбу по самолетам из всех видов оружия.

Все зенитные средства поставить в горизонтальное положение.

Расчет зенитной артиллерии и пулеметов отвести в укрытия. У орудий и пулеметов оставить только охрану. Командующим артиллерией армии и корпусов проверить исполнение. Приказание довести до всего личного состава.

Об исполнении донести к 6.00 8.5.45.

* * *
Военному прокурору 61-й Армии
майору юстиции тов. Григорьеву

Донесение

Доношу, что указания Военного совета фронта о соблюдении правильного поведения военнослужащих с представителями не союзных с нами государств, пользующихся на территории Германии правом экстерриториальности, приняты к неуклонному руководству и исполнению.

Личный состав дивизии с этим положением ознакомлен полностью.

В дер. Глевен проживала семья, имеющая подданство Швейцарского государства. С первого дня прибытия штаба дивизии личному составу разъяснено об осторожном отношении к этой семье, и мною эта семья была взята под особый надзор.

В районе дислокации дивизии в 10 км от гор. Ной-Руппин случайно в лесу на даче были выявлены проживающие дипломатические представители Японии. По договоренности с командиром 37-го ГВСП{50} к ним приставлена охрана с целью недопущения каких-либо недоразумений. Представители Японии никаких претензий к военнослужащим Красной Армии не заявили.

Прошу ваших дальнейших указаний.


Военный прокурор
гв. майор юстиции КАЩЕЕВ


6. Письмо командующему

Командующему 71-й армией Герою Советского Союза генерал-полковнику Смирнову А. С.

Согласно Вашему распоряжению сообщаю подробно обстоятельства последнего боя, последних часов жизни и гибели Вашего сына, командира стрелкового взвода 5-й роты 2-го батальона вверенного мне полка лейтенанта Смирнова Владлена Александровича.

Ваш сын, при первой атаке немцев подбивший фаустпатроном немецкий танк, был при этом легко ранен автоматной очередью в голову и правую руку. Его перевязали бойцы, и он остался в траншее, от эвакуации на БМП{51} он отказался и, несмотря на потерю крови, до конца оставался в строю.

При повторных атаках немцев на участке 2-го батальона сложилось критическое положение. В строю осталось менее 30 человек, из 7 офицеров 5 были убиты или тяжело ранены. Принявший на себя командование батальоном лейтенант Журкин через связного доложил мне, что люди стоят насмерть, но немцы продолжают атаковать превосходящими силами с бронетранспортерами, станковые пулеметы разбиты, гранаты на исходе, он боялся, что не выдержит, и просил немедленной поддержки. Я послал в батальон агитатора полка, станковый пулемет с расчетом (из 3 человек), ящики с патронами и 15 противотанковых гранат. Другой действенной помощи я оказать батальону не мог.

При четвертой или пятой атаке немецких танков лейтенант Смирнов, приняв командование ротой, заметил, что фаустпатронов осталось мало, бросился в отсечную вторую траншею, где хранился ротный запас фаустпатронов. С тремя снарядами на плече он бегом возвращался по ходу сообщения к пулеметной площадке взвода, откуда сержант Жуганов, рядовые Мышко и Тишин изготовились к отражению атаки немцев.

В тот момент, когда он выскочил из-за угла в траншею, сержант Жуганов произвел с бруствера пуск фаустпатрона по немецкому бронетранспортеру, при этом огненный луч на расстоянии нескольких метров поразил Вашего сына в область живота.

Он прожил после этого всего две-три минуты, медицинская помощь ему не оказывалась, ничего поделать было нельзя, так как огненным лучом был пережжен позвоночник. По словам рядового Крячко, подбежавшего к нему, он тихо повторял одни и те же слова: «мама» или «мамочка» и «прости меня». Никаких просьб перед смертью лейтенантом Смирновым высказано не было.

Как мне стало известно, в своем донесении от 30 апреля нач. политотдела дивизии обвинил меня, что второй батальон в трудную минуту был оставлен без поддержки. Это не соответствует действительности. Перед тем мною по рации был получен приказ командира дивизии и боевое ориентирование. Кодом было сообщено, что немцы смяли правый фланг полка и прорвались в глубину боевых порядков, что немецкие самоходки подожгли трехэтажное здание, где размещалось свыше сотни раненых бойцов и офицеров дивизии. В бинокль я сам видел, как здание горело, а раненые выбрасывались из окон. Командир дивизии приказал бросить весь имеющийся у меня резерв в район медсанбата, чтобы защитить раненых и не дать немцам прорваться дальше в глубину нашей обороны, но к тому времени полковые резервы были полностью исчерпаны.

В действиях серж. Жуганова, подбившего фаустпатроном немецкий бронетранспортер, как мною, так и назначенной командиром дивизии проверкой и расследованием никакой вины не найдено. Возможность террористических намерений с его стороны в отношении Вашего сына офицер контрразведки «Смерш» полка капитан Филимонов полностью исключает.

27 апреля с. г. Ваш сын был похоронен в районе господского дворика дер. Шлодиен, восточнее города Менхаузель, в индивидуальной могиле с отданием воинских почестей. Место было выбрано наилучшее - под деревом, на возвышении. Могила по периметру аккуратно задернована. Установлен временный надмогильник - пирамида с надписью: «Лейтенант Смирнов Владлен Александрович 23.12.25 г. - 27.04.45 г.» (Специально сделанная фотография после усадки могилы прилагается.)

В дальнейшем надгробие на могиле лейтенанта Смирнова будет улучшено.

За отличные боевые действия и самоотверженность, проявленные в бою 27 апреля с. г., Ваш сын был посмертно представлен к награждению орденом Отечественной войны I степени. 2 мая с. г. это представление приказом командира корпуса № 028-Н было реализовано. Орденский знак (№ 340069) нами получен и вместе с временным удостоверением № Е 614833 высылается Вам для постоянного хранения. Одновременно высылается и временное удостоверение № Е 613.901 к медали «За отвагу», которой Ваш сын был награжден 19 марта с. г.

Личные вещи сына, не являющиеся табельным имуществом, как то: гармошка губная трофейная, свитер шерстяной домашней вязки, часы трофейные офицерские «Сильвана», шарф шерстяной, нож финский самодельный, перчатки кожаные, подшлемник шерстяной домашней вязки находятся на складе хозчасти полка. Выполнить Ваше приказание и раздать их товарищам Вашего сына в батальоне не представляется возможным, так как в бою 27 апреля личный состав батальона почти весь был уничтожен, оставшиеся в живых 6 человек находятся в госпиталях. По этому вопросу ожидаю Вашего нового распоряжения.

29 писем и 7 фотографий, в том числе и три лично Ваших фотографии в генеральской форме, упакованы в пакет, опечатанный сургучными печатями, и вчера 6 мая фельдсвязью отправлены на Ваше имя в штаб армии.

В заключение считаю необходимым доложить, что Ваш сын, прибыв в полк из училища необстрелянным лейтенантом, за два месяца участия в боях заслужил авторитет офицера-гвардейца. Он стойко и терпеливо переносил все тяготы боевых действий и окопной жизни, во всех боях вел себя мужественно и находчиво, как комсомолец принимал активное участие в изготовлении наглядной агитации и выпуске боевых листков в роте. Память о нем навсегда сохранится в сердцах всех, кто его знал.


Командир полка
гвардии подполковник ЛОВЯГИН

Дальше
Место для рекламы