Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Предисловие

Мы познакомились в маленьком чешском городке.

Были золотые дни сентября с еще жарким солнцем, сочно-зеленой травой, синевой неба, с прохладной тенью под платанами; городок был переполнен праздными людьми со всей Европы, и свежими утрами на галереях за целебной водой стояли очереди, по вечерам играл оркестр, толпы собирались на набережной, хорошо одетые люди сидели за столиками в открытых кафе - все говорило о жизни курортной, беспечной, легкой: И казалось мне, что работать здесь нельзя, даже трудно думать о чем-то серьезном; хотелось подчиняться только лени, бездумному любопытству, удовольствию созерцания - бродить по улочкам, вдыхать сыроватый запах камня (городок на горах, повсюду много каменных ступеней), заходить в веселые магазинчики, пить пиво, есть мороженое.

Когда же ранним утром однажды я вышел на прогулку и на тротуаре услышал из открытого окна гостиницы звонкий щебет пишущей машинки, мой интерес к этому знакомому звуку походил, вероятно, на удивление. Я посмотрел вверх на окна, на распахнутые двери беленьких балкончиков - там было по-утреннему прохладно, пусто, однако стук машинки по-прежнему раздавался в чистом воздухе.

Как известно, серьезные писатели не любят подробно говорить о каторжном своем труде, редко произносят слова 'творение', 'творчество', чаще употребляют скромное и простое понятие - 'работа'. Уже после знакомства с семьей Томановых я между прочим спросил их, не знают ли они, кто так неистово простреливает тишину нашей улочки двумя пишущими машинками, они оба смутились, засмеялись, и Йозеф Томан ответил мне:

- Немножко работаем.

С Йозефом Томаном я был знаком раньше по его философским романам, переведенным на русский язык: 'Дон Жуан' и 'После нас хоть потоп'. Последний роман этот (о Древнем Риме) произвел на меня сильное впечатление ярчайшими подробностями быта, давно ушедшего в историю времени. И мне любопытно было узнать, как автор собирал материал перед тем, как написать первую строку. Йозеф Томан отвечал охотно, лукавый блеск загорался в его глазах, высокий лоб мудреца чуть собирался морщинами, когда он поглядывал на свою жену, которая переводила беседу: она говорила с акцентом, произносила фразы как-то очень живо, весело:

Осенью сорок четвертого года под Дуклой в Карпатах моя батарея стояла в сотне метров от чешских окопов: по причине взаимного гостеприимства полевые кухни сразу же стали общими, однако прочное солдатское товарищество наше было закреплено в тяжелейших боях бок о бок, освящено кровью, пролитой на карпатских вершинах.

Я чувствовал сейчас себя не совсем ловко, ибо не читал книг Томановой, она же более не сказала о литературе ни слова, и военное прошлое, хорошо знакомое обоим, заняло нас полностью.

Мы много говорили о карпатской осени предпоследнего года войны, о той осени, запах которой я помню до сих пор - винный запах увядающей листвы, смешанный с ядовито-чесночной горькостью тола, запах предзимнего октябрьского ветра и схваченной по утрам первым морозцем коры уже оголенных деревьев.

Мы вспоминали сожженные танки на узких горных дорогах и первую контратаку немцев, командарма 38-й генерала Москаленко и генерала Свободу на Дукльском перевале.

Потом Мирослава Томанова сказала, что она написала книгу о том времени - о тех незабытых годах и днях борьбы за свободу, о чехословацких солдатах и офицерах, воевавших вместе с Советской Армией, о потерях и обретениях, о страданиях и мужестве.

Я прочитал эту уже переведенную книгу, только вернувшись в Москву, и теперь предлагаю ее вниманию читателя.

Юрий Бондарев

Слово к советским читателям

Книга, которую вы открываете, - прежде всего о людях, о все еще не изведанных до конца глубинах человеческого существа, диапазон чувств которого воистину безграничен: от нежной любви до всепоглощающей ненависти, от мучительного страха до поражающего воображение героизма и самоотверженности.

Вы встретитесь на страницах этой книги с мужчинами и женщинами в солдатских шинелях, которые, повинуясь законам войны, идут вместе, плечо к плечу, долгие месяцы и даже годы. Вы будете следить, как с каждым днем становятся все более сложными их взаимоотношения, отражающие бесконечные оттенки их характеров и душ.

Читатели иногда спрашивают у меня, как мне удалось связать воедино два разных тематических ракурса: солдаты в бою и солдаты в дни затишья, отдыха, - ракурсы, которые, дополняя взаимно друг друга, в равной степени важны для изображения человеческого характера.

Вероятно, об этом спросите и вы, мои советские читатели. Скажу откровенно: во второй мировой войне не существовало водораздела между кровавым фронтом и спокойным тылом, как это бывало во время прежних войн. Прага тоже была местом сражения, где гремели выстрелы, текла кровь, пылал огонь. А потому и мне довелось стать очевидцем боевых действий. Имея за плечами впечатления шести лет, прожитых в борющейся и страдающей Праге, я без особого труда могла понять, что собой представляет огромный фронт на Востоке. Именно эти впечатления побудили меня написать книгу, которую вы, мои дорогие читатели, держите сейчас в руках.

У меня лично были все основания бояться фашистов. Еще до войны вместе со своим мужем Йозефом Томаном я написала комедию 'Жаба у родника', в которой крестьяне решают вести общее хозяйство, как в ваших колхозах. Незадолго до мюнхенского предательства мы с мужем создали для театра, руководимого Э. Ф. Бурианом (впоследствии он был брошен в тюрьму), пьесу 'Народный король', в которой, обратившись к соответствующему периоду нашей истории, призывали чешский народ предотвратить надвигавшуюся катастрофу и воспрепятствовать вторжению нацистов в нашу страну. Да, у меня были основания их бояться, и все-таки, когда они захватили Чехословакию, я написала с мужем драму 'Виноградник'. Она была запрещена нацистской цензурой как аллегория, враждебная третьей империи. Но - несмотря на запрет - пьесу играли актеры-любители из кружка имени Карела Чапека в Тршешти на Мораве. Этой драмой мы стремились укрепить в народе веру в неизбежное возвращение свободы и в будущий могучий расцвет нашей родины.

Сегодня мне уже трудно объяснить, почему мы не испытывали страха перед оккупантами. Я знаю, что этого не могут объяснить даже солдаты, идущие прямо на нацеленные в них дула винтовок.

Мой муж вступил в группу Владислава Ванчуры, созданную при подпольном комитете интеллигенции, я - хотя нацисты карали за это смертной казнью - прятала револьвер, веря, что он пригодится мне во время восстания. На Градчанах все еще развевался флаг со свастикой. В самом конце войны Прага подверглась бомбардировке, во время этого налета я была ранена. А когда пришел час освобождения Праги Красной Армией, город стал ареной непосредственных военных действий. Я сжимала руку умирающему бойцу на баррикадах, которому пламя из огнемета выжгло глаза и изуродовало все лицо, я видела вдоль дорог могильные холмики павших красноармейцев - печальные шеренги скромных памятников тем, кто ради нас пожертвовал своей жизнью в последние дни войны. Картины конца войны, предвещавшие наше будущее, глубже всего врезались мне в память. Их краски с течением времени не поблекли и никогда не поблекнут. Кровь героев навеки остается для нас ярким факелом.

Этот светоч вдохновлял меня в работе над романом, которым я хотела выразить свою благодарность тем, кто разгромил фашизм и обеспечил наше национальное существование.

В наше соединение, которым командовал Людвик Свобода, тогда еще полковник, вступали добровольцами не только мужчины, но и женщины, юные девушки. Многие, подвергаясь смертельной опасности, переходили границу, чтобы попасть в Советский Союз и иметь возможность плечом к плечу с красноармейцами громить фашистов, изгнать их с родной земли и построить на ней новый общественный строй.

Судьбы моих героев говорят о том, сколь огромное значение в преодолении фронтовых тягот имело для солдат сознание добровольности сделанного ими выбора, яснее понимание цели, ради которой они идут в бой. Думаю, что и в мирной жизни намеченная цель достигается и легче и лучше, если она выполняется с убежденностью. Я обращаюсь в романе к современности и тогда, когда через образ связиста Махата предостерегаю человека от самоубийства как формы выхода из душевного кризиса, пусть даже самого тяжелого и мучительного. Мне хотелось здесь еще раз напомнить об исключительной ценности каждой человеческой жизни. Читатели часто задают мне вопрос, который, возможно, возникнет и у вас, советские друзья, когда вы будете следить за сюжетными перипетиями моего романа: изображены ли в нем реальные исторические события или это плод художественного вымысла?

'Серебряная равнина' - роман о большой, прекрасной любви, история которой разворачивается на фоне подлинных событий: это боевые действия 1-й самостоятельной чехословацкой бригады совместно с частями Красной Армии, сперва в ходе сражения за Киев, а потом во время боев на правобережной Украине. Характеры и судьбы некоторых героев подсказаны судьбами участников описываемых событий. В ряде случаев имена, воинские звания и должности изменены для того, чтобы меня ничто не связывало ни в построении сюжета, ни в изображении тех трагических ситуаций, которые неминуемы на войне. Есть прообраз и у главной героини романа - Яны Панушковой. Это связистка Маруся, которой тоже не суждено было вернуться домой.

Прежде чем сесть за письменный стол, я несколько лет собирала материал, беседовала с участниками войны, нашими и советскими, от рядовых солдат до генералов. Герой Советского Союза Терентий Фомич Уманский показал мне места, по которым пролегал маршрут наступления на Киев, показал сохранившиеся с той поры штабные землянки и окопы. Мне посчастливилось познакомиться и подружиться с Лидией Мартемьяновной Уваренко, одной из самых героических женщин, с которыми мне довелось встречаться. Я изучала архивные документы, военные карты и даже сама водила Т-34 на танкодроме в Миловицах.

Итак, вы прочтете в книге о действительно имевших место военных событиях, но перед вами роман, и в соответствии с законами художественного творчества главное в нем - характеры и судьбы людей. Вам предстоит пережить Киевскую операцию бок о бок с телефонисткой Яной и надпоручиком Станеком, любовь которых разгорается все ярче и ярче перед лицом постоянной смертельной опасности, вы будете идти рядом со многими другими героями, на мысли и чувства которых фронтовая жизнь наложила неизгладимый отпечаток. Среди солдат бывало всякое. Споры, столкновения, ревность, порой даже враждебность в отношениях, но стоило прозвучать первому выстрелу, как все хватались за оружие и как один шли выполнять свой долг. Мечты о том, какой станет жизнь после войны, - это для них движущая сила, определяющая их поведение в бою.

Война не притупляет ни чувства, ни мысли солдат, наоборот - обостряет их. И я стремилась показать это во всей полноте.

Наше соединение, сражавшееся бок о бок с частями Красной Армии, в численном отношении было невелико, но тем не менее генерал Москаленко перед наступлением на Киев в приказе своим солдатам отметил: 'С нами идут чехословаки, это облегчит вашу задачу'.

В борьбе с фашизмом полезен был каждый человек, не говоря уже о бригаде, превратившейся позднее в целый Чехословацкий корпус. Однако значение этого соединения, принимавшего участие в боевых операциях Красной Армии, выходило далеко за рамки практической пользы. Чехословацкий корпус, которым в течение всей войны командовал Людвик Свобода, вместе с движением Сопротивления, партизанами, участниками Словацкого национального восстания и Пражского восстания смыли позорное пятно капитуляции, допущенной реакционными кругами правительства.

В ходе совместных боев с фашизмом наших и ваших солдат родилась вечная и нерушимая чехословацко-советская дружба. И никто и ничто на свете уже не сможет нас разъединить.

Мирослава Томанова

1

От коммутатора в разные стороны расходились провода. Это напоминало паутину, сплетенную пауком.

Коммутатор приносил бригаде удачу, кочуя с ней по всему фронту. Едва успевали наладить его на одной высотке, как надо было опять все свертывать и перетаскивать на другую. Сегодня связисты устраивались в искореженном взрывами сосняке.

Выцветшее октябрьское небо совсем недавно заглядывало в вырытую яму. Но вот над ней выросла 'крыша': два слоя бревен, а поверх них мох, глина - и в землянке стало темно.

Над консервной банкой с подсоленным бензином зеленел дрожащий огонек. Он тускло освещал лица и руки двух солдат. Десятник Махат отрывал от большой сосновой лапы мелкие веточки и аккуратно устилал ими ложе, предназначенное для Яны - дочери ротного Панушки. Рядовой Шульц готовил постель самому ротному. Он не утруждал себя: бросил на землю охапку хвои - и готово. Но за действиями напарника наблюдал внимательно. Шульц любил ковыряться в часовых механизмах (за что его прозвали Омегой) и в человеческой душе - тоже.

- Ты что, в нее втрескался, Зденек?

Махат настороженно посмотрел на него. Шульц ехидно усмехнулся.

- Неудивительно. Наша Яна - девушка хоть куда.

- Наша, наша, - рассердился Махат. - Мелете вы все это без конца, а ведь уже пришла пора, чтобы кто-то говорил ей 'моя'.

Шульц с горячностью запротестовал.

- Нет-нет, так лучше. Для нас. И для нее тоже.

- Выходит, по-твоему, - сказал Махат, - она должна загубить свою молодость ради того, чтобы ты мог думать, что она наша, а значит, и твоя? Ишь какой ловкий! Все вы таковы, - сказал Махат. - Я-то понимаю, в чем тут дело. Пока она работала на медпункте, стоило позвать - и она тотчас бежала к вам. Перевязывала каждую вашу царапину, утешала, развлекала. И вы, прохвосты, к этому привыкли. Не оправдывайся. Все вы эгоисты. Сделали из нее игрушку, и вам не хочется, чтобы она здесь кого-нибудь нашла себе, как другие.

Махат обеими руками надавил на хвойную подстилку, пробуя, хорошо ли она будет пружинить под войлоком. Маловато. Он снова взялся за сосновую лапу.

- А это что такое, Зденек? - Шульц пальцем показал на щель в бревенчатом настиле, через которую в землянку струился песок; на том месте, где будет установлен телефонный коммутатор, уже насыпалась небольшая горка. - Это делаешь тяп-ляп, а с постелькой для Янички возишься, как пан священник со святой мессой. Выбираешь самые нежные веточки, чтобы ей не кололо.

Махат принялся заделывать щель обрезком доски, с ожесточением вколачивая гвозди. Шульц почти кричал, напрягая голосовые связки.

- Не дай бог, если в твоей хвое останется шишка! Ну-ну, не сожри меня! Между прочим, эта Яна тут еще кое-кому вскружила голову.

- Кому?

Махат стал колотить пореже, чтобы не прослушать ответ Шульца.

Но тот скупо уронил:

- Сам, что ли, не видишь?

Последний гвоздь впился в доску. Молоток с грохотом еще раз прошелся по всей заплате. Порядок.

- Вижу, слышу, - сказал Махат. - Много парней по ней вздыхает! И ты тоже, Омега.

- Почему бы и нет? - ответил Шульц мечтательно. - Королева:

- И тебя проняло?

- Эх, жаль, не был ты в Бузулуке, когда мы помогали в колхозе. Посмотрел бы, как она скакала на коне в полынной степи. Желтый платок на голове, словно солнце. - Шульц умолчал о том, что там от полыни все было горьким - пища, вода, даже воздух. Но стоило появиться Яне - и всю горечь как рукой снимало.

Махат же размышлял: 'Яна - королева? Это может придумать только влюбленный воздыхатель. Ну а она?' Он снова принялся за устройство Яничкиной постели.

- А она кого-нибудь любит?

- Я знаю о ней много, но ничего такого, что обрадовало бы тебя: и меня тоже. Душа человеческая, Зденек, не так проста, как часовой механизм. - Легкий румянец проступил на щеках Шульца. - Мне только кажется, что за последнее время Яна очень изменилась.

Неподалеку от землянки в траве лежала толстая связка из восьмидесяти кабелей. Яна Панушкова в шинели, доходившей ей почти до щиколоток, наклонившись над связкой, прикрепляла к концам кабелей разные безделки. Порыв ветра, сотрясая кроны деревьев, прошумел по лесу. Она выпрямилась. Прислушалась. Ветер и ветер, только ветер да отдаленные орудийные раскаты, словно уханье совы.

Яна опять нагнулась над связкой. Вынула из кармана перламутровую пуговицу и привязала ее, потом - кусочек кружева. Затем вытащила малюсенькие деревянные башмачки с выжженной на одном из них надписью 'Привет из Карлштейна' - память о школьной экскурсии. Подумала: 'Привязать их тоже? Привяжу. И они сгодятся'.

Коммутатор должен был обслуживать сорок абонентов. А многие кабели еще не обозначены. Яна расстегнула шинель и пошарила по карманам гимнастерки. Нашла янтарные бусы. В нерешительности перебирала их пальцами. Это был подарок матери и единственное украшение, которое она взяла с собой сюда. Недавно она надевала эти бусы на вечеринку. Он обратил на них внимание. Спросил, кто подарил. Очень красивые, сказал.

Еще мгновенье Яна колебалась. Потом, расстелив носовой платок, разорвала нитку и рассыпала на него бусинки. Лишние шарики в карман, а остальные стала привязывать к концам кабелей по одному, по два, по три:

Шульц и Махат теперь маскировали землянку дерном, время от времени поглядывая на Яну - что она там делает. С другой стороны к ней подкрадывались Цельнер и Млынаржик.

Четыре года вдали от дома, лагеря, казармы, окопы, бесконечные кабели, кабели, оружие - и вдруг женские безделушки. Чем дольше они находились на фронте, тем сильнее на них действовало все то, что напоминало женщину, возлюбленную, родной дом.

Млынаржик размяк.

- Что теперь делает мой Вашик?

- Что делает? - Для остряка Цельпера это не было, разумеется, тайной. - Таращит глаза, слушая, как мама ему рассказывает, что ты, храбрый освободитель родины, с автоматом и руках маршируешь по бескрайней русской земле, маршируешь и одновременно косишь гитлеровцев, и так до тех пор, пока не помаршируешь по Спаленой улице до своей двери и не прижмешь его к разукрашенной медалями груди.

- Да, - буркнул Млынаржик, - увидел бы меня мой парень! Как я храбро разматываю провода, словно вязальщица нитки, и загребаю песок оторванными подошвами: Да и откуда мне знать, вернусь ли я вообще? Откуда мне это знать, - высказал он мысль, висевшую, казалось, в воздухе. Над районом дислокации бригады то и дело появлялись немецкие самолеты-разведчики и тяжелые бомбардировщики, атакующие понтонный мост через Днепр. - Откуда мне знать, - продолжал Млынаржик, - не сбросит ли какой-нибудь из этих воздушных пиратов свой груз прямо мне на голову?

Гадать бесконечно, кого из них настигнет косая, прежде чем они прорвутся сквозь все оборонительные рубежи вокруг Киева, до предела набитые живой силой и боевой техникой противника? Теряться в догадках, кому оторвет руку или ногу? К черту такие мысли! Лучше заняться чем-нибудь повеселее.

'Походная лавка' Яны - прекрасный повод.

- Яничка, - окликнул девушку Шульц. Хочешь, подарю тебе сердце - не пряничное, а живое?..

- Очень-то нужно ей, - вмешался Блага. - У тебя, Омега, не сердце, а сплошные шестеренки.

Махат стоял, надвинув глубоко на лоб пилотку, и напряженно прислушивался.

- Мое сердце шептало бы тебе о любви стихами, - похвастался Цельнер.

Шульц перебил его:

- Не верь ему, Яна! Свинина, кнедлик, капуста да кружка 'Праздроя' - вот его поэтический идеал.

Только Калаш не обращал внимания на собравшихся вокруг Яны. Он мучительно размышлял о том, о чем старались не думать его солдаты. Им впервые предстояла наступательная операция, к тому же на самый крупный город по пути на родину, и по их же просьбе они будут действовать в направлении главного удара. Калаша не покидало беспокойство. Несколько дней назад надпоручик Станек назначил его командиром отделения вместо заболевшего. А опыта маловато. Зато велико было желание скорее пробиться домой, но достаточно ли одного желания? Ребятам тоже нелегко - не обстреляны. Одни, как и он, надели военную форму впервые лишь в Бузулуке, другие даже позже - в Новохоперске и еще ни разу не сталкивались вплотную с врагом. И лишь желание поскорее пробиться домой было у всех одинаково сильным. Правда, за плечами у них уже была короткая подготовка. За это их в свое время похвалили русские, но они очень советовали провести еще.

У Калаша голова шла кругом от забот. Он ходил возле землянки, хватал трубки жужжащих телефонов, развешанных пока прямо на соснах, и выслушивал донесения связистов. Они расползлись по лесу, как улитки, ни один еще не дотянул линию к назначенному абоненту, а время летит. Дьявольская работа!

Солдаты его развлекались.

- Мое возьми, - с наигранным волнением предлагал Шульц. - Надежное сердце, точный ход. По сравнению с ним швейцарские часы - барахло.

- Мое! Поэтическое! - Цельнер прижал руку Яны к своей груди. - Послушай, как сильно бьется! И поцелуй - в задаток!

Яна вырвалась от Цельнера.

- Погоди ты!

Прорваться сквозь круг парней, через шлагбаумы их раскрытых рук было невозможно. Оттолкнув одни, Яна натыкалась на другие. И крики 'поцелуй, поцелуй'! Это казалось игрой. Но это не было игрой.

Нарастающий галдеж забеспокоил Калаша. Он был горд своим новым назначением, ему льстило быть командиром, но он опасался, как бы его прежние панибратские отношения с солдатами теперь не повредили ему. По вечерам он, бывало, рассказывал им об Иране, где был на монтажных работах, проводившихся пльзеньской 'Шкодой', любил прихвастнуть о том, какое впечатление производил он на прекрасных персиянок и в какую 'нирвану' с ними погружался. Но сейчас всему этому надо положить конец, чтобы поддерживать авторитет.

Он заметил между деревьями всадника и рявкнул во всю мощь своих легких:

- Цыц, олухи! Старик едет!

Вдали в просветах меж сосен и дубов мелькала гнедая лошадь с белой манишкой. Сапфир! Шелестели опавшие дубовые листья, из-под копыт брызгал песок. Всадник наклонился к шее Сапфира.

Калаш выбежал навстречу надпоручику Станеку. Вскинул руку в приветствии, отрапортовал:

- Пан надпоручик, четарж Йозеф Калаш: - Слова падали в пустоту.

Станек направил Сапфира к сосне, где Ержабек с кем-то разговаривал ('Слышу, слышу, я - 'Шарка''), ловко соскочил с коня, бросился рядом с Ержабеком на черничник и вырвал у него трубку. Ему повезло. Связист на другом конце провода еще не успел отсоединиться.

- Проверка связи! 'Милешовка'? Сколько катушек натянули? Только пятую?

'Милешовка' докладывала, что наткнулась на болото вблизи Ирпеня. Работа тяжелая, требует времени. Уголки рта у Станека опустились.

После 'Милешовки' отозвалась 'Люцерна' - связь со вторым батальоном. Спрашивали, как слышно.

- Слышу, слышу, - кратко отвечал Станек.

Он стоял, опершись рукой на колено, в другой руке трубка, из-под съехавшей набок пилотки выбились светлые волосы. Старик, как называли Станека ребята его подразделения, был одного с ними возраста, лет двадцати шести, и даже моложе некоторых из них.

'Люцерна' доложила, что восьмая катушка натянута. Складки у рта Станека немного разгладились. Но тут с линии, которую прокладывали к наблюдательному пункту, сообщили, что потеряно направление. Связисты, тянувшие линию к танковому батальону, не отзывались вообще. Ержабек, поправив сползшие на кончик носа очки, подтвердил, что эта линия пропустила уже два запланированных выхода на связь.

Надпоручик помрачнел:

- Донесения со всех линий!

Калаш, пошарив в карманах, подал Станеку блокнот.

Станек отпустил солдат, а Калаша попросил задержаться. Став спиной к ветру, он развернул карту и принялся наносить на нее данные донесений из блокнота Калаша, Он только что закончил рекогносцировку местности и своими глазами видел те препятствия, которые задерживают связистов. Глядя на карту, он живо представлял себе весь свой квадрат, развороченный снарядами: наполовину поваленный лес, просеки, разрытые так, что по ним невозможно пройти. Он словно бы видел, как связисты с разматывающими устройствами за спиной двигаются во всех направлениях. В этих устройствах крутятся катушки и оставляют за собой черные нити проводов. Солдат, идущий вслед за разматывающим, подвешивает их шестом на деревья. Нити эти тянутся от ствола к стволу над воронками от гранат, над остовами машин, лезут по забитым кольям через топи, перебираются через овраги, качаются на ветру и - если не могут пересечь дорогу поверху без риска быть разорванными танками или орудиями - проползают под ней.

Станек посмотрел на часы. Прикинул время и расстояния на карте. Эти вот линии будут готовы вовремя, в соответствии с приказом. А остальные? Часть наших танков еще ремонтируется на другом берегу Днепра, автомашины целую ночь будут носиться туда и обратно по понтонному мосту, подвозя в бригаду боеприпасы, горючее и провиант. Но прежде чем бригада будет полностью обеспечена и укомплектована, должна быть готова связь. Во что бы то ни стало.

Лоб надпоручика пересекли морщины. 'Все у меня не слава богу! Перед самыми боями взял да и заболел опытный телефонист. Изволь теперь радоваться, что есть хотя бы такой'.

- Вы успеете все закончить вовремя?

- Не знаю. Наверно.

- Что? - вскинулся Станек. - Не знаю? Наверно? И это говорит солдат? Многообещающе, черт возьми, вы вступаете в новую должность!

- Я делаю все, что в моих силах, - робко ответил Калаш.

Станек глянул на землю. Туловище 'паука'-коммутатора было пока само по себе, его ноги - кабели - тоже сами по себе. Сколько же еще работы! Втянуть эту связку через отверстие в землянку, все восемьдесят кабелей один за другим присоединить к клеммной колодке, а потом бесконечная процедура: кабели прозвонить, уточнить, который к какому абоненту идет, ведь после этих манипуляций они все перепутаются.

Станек в сопровождении Калаша двинулся вдоль огромной связки, лежавшей в траве. Вдруг он остановился.

- Это вы так готовитесь к бою? Такого не позволял себе никто даже на учениях. И вы, пан четарж, это терпите? Сегодня?! - Станек подбежал к связке, ближе к Яне. - Кто эти фитюльки тут понавесил?

Яна выпрямилась:

- Я, пан надпоручик. Я обозначила конец:

- Этому я вас учил? - Он увидел янтарные шарики. - Как вам такое могло прийти в голову? Здесь, на фронте, играть в игрушки?

Яна повторила:

- Я обозначила каждый кабель, чтобы они не перепутались. Смотрите: один янтарь - первый отдел, оперативный, два янтаря - второй, разведывательный, три янтаря - наш, третий, отдел связи:

- Опознавательные знаки? - Станек уже видел, что затея толковая. Строгость его словно бы споткнулась о деревянные башмачки. Он кивнул на них: - Продолжайте!

- Левый башмачок - левый сосед. Правый башмачок - правый сосед.

Цельнер, резавший поблизости саперной лопаткой дерн, безуспешно пытался подавить душивший его смех. Наконец он не выдержал и громко фыркнул, изо всех сил стараясь изобразить, что поперхнулся. Глаза Калаша сузились от злости.

Но Станек одобрил:

- Отличная мысль! Это ускорит подключение кабелей, мы выиграем время, - прикидывал он выгоды, которые может принести Янина затея.

Кашляющий Цельнер ушел с дерном к землянке. Станек отпустил Калаша.

- Вы это здорово придумали. Действительно, хорошая идея. - Он по очереди брал кабель за кабелем, крепче привязывал к ним Янины безделушки. Его пальцы добрались до желтых шариков. - Вы испортили бусы. Вам не жаль?

- Нет.

- Они вам были очень к лицу. - Он взял наугад следующий кабель. Нащупал башмачок и машинально надел его на мизинец. - Какая малюсенькая туфелька. Здесь даже безделушку, прихваченную из дома, берегут как зеницу ока, а вы все отдаете моим проводам.

- Что вы играли на том вечере, пан надпоручик?

- Шопена:

- Нет, потом, когда зал был уже пуст.

- 'Мечты' Сметаны.

- Мне кажется, это было что-то другое. - Яна робко посмотрела на него. - Быть может, ваши мечты?

Станек хорошо помнил тот вечер. Он импровизировал тогда для одного-единственного человека, и этим человеком была она, Яна.

Вдалеке послышался нарастающий гул моторов. И вот уже прямо над самыми вершинами сосен замелькали бомбардировщики. На фюзеляжах свастика. Станек широко раскрытыми глазами глядел на них. Вспомнилось: такие же самолеты пронеслись над их эшелоном у Яхновщины - а после дубовые кресты на пятидесяти четырех могилах. Яна, закинув голову, следила за 'юнкерсами'.

Открыла огонь зенитная батарея. Станек, прижав Яну к сосне, заслонил ее своим телом.

Ревели моторы, били орудия. Лес словно бы улавливал весь этот грохот и многократно усиливал его. Сосны сотрясались, дрожала земля. В воздухе рвались выпущенные по 'юнкерсам' снаряды; их осколки, как стрелы, со свистом летели вниз, срезая ветви сосен.

Станек чувствовал, как дрожат корни, на которых он стоял, дрожит воздух, дрожит Яна. Сколько ей было, когда она пришла в бригаду? Пятнадцать? Шестнадцать? И ничуть не изменилась: такая же пугливая, на мужчин не смотрит, совсем ребенок. Время для нее как бы остановилось. И это хорошо. Кто может сделать ее на фронте по-настоящему счастливой? Здесь собственная жизнь никому из нас не принадлежит. Что ж, пусть остается ребенком - так для нее лучше.

Батарея умолкла. 'Юнкерсы' исчезли. Остался один. За ним тянулся дымный шлейф. Потом самолет клюнул носом и стремительно рухнул. Моторы удалявшихся машин хрипло пели похоронный марш экипажу, который уже никогда не вернется с днепровских берегов.

Небо успокаивалось. Тишина возвращалась на землю.

- Всегда бы так, - рассмеялся Станек.

Яна провела рукавом по лицу. Каска у нее сползла на спину, напоминая шляпу, висящую на затянутой под подбородком лепте. Растрепавшиеся волосы, более длинные, чем полагалось на фронте, спускались на ее погоны без знаков различия - погоны рядового.

Станек подумал: 'Нет. Все-таки время для нее не остановилось. Она хорошеет с каждым днем. Черт меня подери, если такой красоте место в окопах'.

- Яна, - сказал он поспешно. - Я хотел бы с вами поговорить. Когда освободитесь, позвоните мне. Или нет. Я сам об этом узнаю и позвоню вам. Можно?

- Позвоните, - радостно произнесла она, но тут же помрачнела: - Ведь мы, наверно, должны как можно скорее:

- Мы многое должны, - сказал он глухо. - Но несколько минут для нас я всегда найду. Придете, когда позвоню?

- Приду.

Он оглянулся. Там глаза, здесь глаза. Намеренно громко проговорил:

- Это вы здорово придумали - обозначить кабели. Заканчивайте! - И направился к землянке.

Яна вернулась к связке проводов. Считала, улыбаясь: четыре янтарика - к четвертому отделу, пять - к пятому.

Из землянки, выпускавшей клубы дыма, вынырнул отец Яны. Он тер покрасневшие глаза и пробирал Шульца, который плелся за ним:

- Стыдитесь, друг мой! Служили в полевой кухне, а не можете разжечь огонь!

- И бумагу я положил, и стружку тоже, да еще бензином облил. - И, чувствуя, что это только подчеркивает его неумение, Шульц перевел разговор на другую тему: - Ну а как ваша 'луковица', пан ротный? Все еще ходит?

Панушка, завидев приближающегося Станека, уже не слышал его.

- Нам и похвастаться нечем, пан надпоручик, - пожаловался ротный. - Наш пункт связи как душегубка.

Из землянки полз густой дым. Станек про себя отметил, что это уже четвертая землянка, из которой выкурило солдат, как кроликов из норы.

- А в остальном все в порядке, пан ротный? Я знаю, на вас всегда можно положиться, - сказал Станек.

Он пообещал найти кого-нибудь из русских, чтобы те показали чехам, как нужно отапливать землянки. Потом вскочил в седло и тронул поводья.

- Эх, мне бы три золотые на погоны, как у него, - вздохнул Шульц.

Лес, уже охваченный дыханием осени и искореженный недавними боями, обступил всадника со всех сторон.

До вечера было еще далеко, но для Яны с отъездом Станека день кончился. 'Эх, кабы не эти три золотые звездочки, - думала она, - остался бы он тут. Всегда был бы рядом со мной'.

2

Сапфир испуганно вздрагивал. Станек крепко сжимал колени, стараясь придать коню больше уверенности.

Сосняк был наполнен множеством звуков и голосов. Станек прислушивался к ним, вбирал их в себя, и они сплетались с тем сокровенным, чему он собирался посвятить - как давно это было! - свою жизнь.

'Ты помнишь, мама, однажды я прибежал домой взволнованный и поведал тебе о своем открытии: кроме рек, текущих по земле, существуют реки звуков - невидимые реки. И где бы и когда бы я ни прислушался, я всюду слышу их струение. Я не сумел тебе толком объяснить, почему это меня так волнует, но я открыл нечто удивительное. Для того чтобы превратиться в таинственную силу, заполняющую все мое существо, эти невидимые реки должны брать начало и в моем сердце. Ты потом часто корила меня, что я недостаточно усердно разучиваю сонатины Клементи. А ведь я ждал появления 'своих рек', льющихся из моей души'.

Эти невидимые реки рождались в Станеке и сейчас, здесь, в лесу, где поток машин, повозок, орудий, лошадей и танков разливался между деревьями. Солдаты рыли окопы и землянки. Мелькали лопаты, взлетал над землей и гулко падал мокрый песок. На всем пространстве, вдоль и поперек перерезанном замаскированными траншеями, звучали обрывки разговоров, отрывистые команды, смех, ругань и пение.

Под копытами Сапфира хрустели ветки, лязгнула заржавевшая каска, зазвенела пустая обойма. Гулявший по лесу ветер застревал в сучьях, свистел, гудел, завывал.

Станек собирал разбросанные в лесу звуки, потом они приобретали стройность и четкий ритм; он чувствовал, что в душу его врывалась мелодия, которой он никогда прежде не слышал. Она звучала в нем все неотступнее и была такой хрупкой, такой неожиданной. Разве ей место на войне! Как и Яне. Это сравнение поразило его. Не Яна ли навевает ему эту мелодию? Он напевал ее вполголоса, повторял снова и снова. И уже не переставал думать о Яне. 'Единственный слушатель моих мечтаний!'

Сапфир напрягся и перескочил через сбитую верхушку сосны - мелодия прервалась. Звуки рассыпались. Станек попытался удержать их в памяти - ведь только что они были здесь, он должен их найти. 'Зачем? Зачем так необходима мне эта мелодия? Отчего она преследует меня? - спросил он самого себя, едва какой-то таинственный поток принес ему ее вновь. - Но ведь это прекрасно. Было бы жаль потерять такую необычную мелодию. Вечером я попробую записать ее, может, потом смогу из нее что-то сделать'.

Он ехал лесом, минуя ложбину за ложбиной, которые казались ему комнатами в разбитом доме: стропила перебиты, сквозь потолок проглядывают куски неба.

'О, мои невидимые реки! Из какой же дали протянулись вы сюда, вслед за мной!' Комнаты маленького домика Станеков в оломоуцком предместье часто наполняли звуки совсем еще новенького 'Петроф{1}а' Играла мать: Дворжака, Шопена, Грига:

Она тяжело переживала, что не смогла стать профессиональной пианисткой и выступать в концертах. Но ее сыну Иреку повезет. Он добьется своего! Только сосредоточить его помыслы на одном, не давать ему рассеяться, как это было у нее, когда она разрывалась между музыкой и работой в школе и дома. Так считала мать.

Мальчиком он долго не мог понять, что общего между его 'реками' и фортепьянной школой с головоломной аппликатурой. Порой он садился за инструмент и задумчиво перебирал клавиши, а в углу наполнявшейся сумерками комнаты терпеливо сидел его единственный слушатель - как недавно Яна. 'Что это было, Ирек?' - 'Так, импровизация, мама, разве я знаю?' Но уже догадывался, что это его 'реки', струящиеся в его душе. 'А ты бы смог это записать?' - 'Попробую, мама!'

Пробовал. Нотная бумага сопротивлялась отчаяннее, чем клавиши. Стоило ему проиграть записанное, как сразу было ясно, что это не похоже на прозвучавшую минуту назад импровизацию. Но он не отступил. Переписывал для органиста из храма Святого Вацлава церковные песни и кантаты, расписал для отдельных инструментов и голосов всю 'Чешскую рождественскую мессу' Рыбы{2} и на этих партитурах учился. Он зубрил гармонию и контрапункт, проникал в закономерности переходов из аккорда в аккорд, изучал и самое сложное - полифонию баховских фуг.

Подковы звякали о дырявые котелки и пустые гильзы, хрустели ветки под копытами Сапфира, но мысли Станека сейчас были далеко отсюда. Они вели его домой, туда, где он жил и учился.

Оломоуц - город его юности, ангелочки курантов выстукивают молоточками по наковальне мелодию 'Где родина моя!'{3}

'Моя родина! Нет ни одного солдата, который бы перед боем не думал о родном доме. И вот настал мой черед - теперь грущу о доме и я!'

И правда: концертные залы, парки, костелы, трактиры - весь родной край зазвучал вдруг для него прекрасной музыкой. Он слышал вновь концерты в Сметановских садах, протяжные песнопения в честь девы Марии, сопровождающие процессию на Святой Холм, гудки шоколадной фабрики 'Зора', слышал флейту своего друга, а вот и он сам, Станек, играет 'Песнь любви' Сука{4} на вечере в гимназии, и это первое его выступление перед публикой, первый успех.

А вот Станек уже в оркестре музыкального общества 'Слован'. Оркестр наполовину состоял из пожилых безработных музыкантов. Но и среди этих опытных профессионалов шестнадцатилетний Ирек не ударял лицом в грязь. Иногда кто-нибудь из музыкантов оставлял ненадолго оркестр, чтобы играть на церковных праздниках или похоронах. Поскольку Станек должен был заменять их, он овладел почти всеми инструментами, от скрипки до саксофона. Это помогло ему проникнуть в таинство инструментовки. В седьмом классе гимназии он уже сочинял свои первые польки, и капелла играла их на балах и танцевальных вечерах. Это был его следующий успех. Но самое главное - впереди. И Станек в это верил. Он мечтал после гимназии поступить в консерваторию.

Руки, державшие поводья, опустились. Вспомнил Станек и о другом: на погонах одна золотая звездочка, вторая, наконец - третья. Теперь он уже надпоручик, член штаба.

'Это был страшный день, мама, помните, когда вы мне сказали, что у вас не хватит средств для моего обучения в консерватории. Всю ночь бродил я по берегу Моравы и думал о самоубийстве'.

Станек натянул поводья, с силой уперся в стремена. И снова нахлынули воспоминания.

В Германии - Гитлер. Чехословакия укрепляла армию и нуждалась в офицерах. Военная академия в Границе открыла двери и для сыновей из малообеспеченных семей. Отец воспринял это как выход из положения. Домик Станеков строился в кредит, который еще не был погашен, мать заболела, и семья теперь жила лишь на отцовские деньги, на скромное жалованье железнодорожника. И вдруг такой 'счастливый случай'! Все равно Ирек должен служить в армии. Если он пойдет как обычно, по призыву - на два года в кавалерию, - то испортит руки так, что вряд ли сможет стать пианистом. А если сразу же поступит в академию и окончит ее поручиком:

Это было заманчиво: военная профессия даст Иржи средства к существованию. А служба где-нибудь в провинциальном гарнизоне даст и время для игры на фортепьяно и даже для композиции, пока, скажем, как любителю.

Теперь уже и мать не приводила себя в пример как предостережение (только не рассеиваться!). Искала другие примеры.

И нашла: Мусоргский сначала тоже был офицером - а его 'Борис Годунов'? Гениальная опера!

И пришлось Иржи покинуть родной кров с одним чемоданчиком в руках, чтобы вместо любимого искусства - музыки - изучать постылое искусство войны.

'Да, мама, Мусоргский: Я знаю. Я тоже никогда не расстанусь с музыкой!' Мать семенила рядом с ним до самых ворот, маленькая, как-то сразу постаревшая:

По телу Сапфира пробежала судорога. Он стал как вкопанный. Под березами, шуршавшими золотыми монетками листьев, лежал убитый.

Станек спешился, подошел поближе. Серо-зеленый мундир - немец. Над ним в последних лучах осеннего солнца жужжали мухи. Каска съехала ему на лицо. Поддавшись внезапному порыву, Станек приподнял ее: лицо мертвого было черным от копоти и посыпано мелкими крупинками песка. Широко открытые глаза, высоко поднятые брови - видно, солдат не ждал смерти. Станек расстегнул шинель, обыскал. Взял солдатскую книжку и письма. Все это могло пригодиться в штабе.

Потом опять прикрыл лицо убитого каской, чтобы на него не садились мухи, и продолжил свой путь. Сапфир понуро тащился за ним.

На крутом спуске Станек поскользнулся. Пытаясь сохранить равновесие, замахал раскинутыми руками, но, не удержавшись, слетел под перекрытие, в глубь замаскированной дерном землянки. В свете коптилки виднелись фигуры нескольких русских танкистов. Станек свалился прямо на них. Русские, увидев чужую форму, крикнули: 'Руки вверх!' Станек в ответ улыбнулся. Но его прижали к земле ловкие цепкие руки. Тогда он сказал по-русски:

- Пустите меня! Я же свой!

Пальцы сдавили горло. Он просипел еще:

- Я же свой.

Пальцы сдавили сильнее и не отпускали. Он задыхался.

'Да что они, спятили? Или я рехнулся?' - пронеслось в голове. Это походило на страшный, бессмысленный сон. Станек переводил глаза с одного на другого. Заметил, что среди танкистов была женщина.

Рука на горле разжалась. Станека снова принялись ощупывать. Взяли пистолет. Рванули борт шинели - оторвалась пуговица, вторая. Достали из кармана документы. Чьи-то руки поднесли их к коптилке.

Кто-то схватил Станека за плечи и поставил на ноги. Бородатый старик навел на него наган и подтолкнул к бревенчатой стене, словно оценивая прищуренными глазами, что за птица попалась ему в руки. (До войны Алексей Ефимович - так звали старика - был колхозником, прекрасным хозяином, и привычка прикидывать, учитывать, отгадывать сохранилась в нем прочно.)

Вход в землянку загородил командир танковой роты гвардии капитан Федоров Дмитрий Иванович. Он молча наблюдал за действиями танкистов. Пламя коптилки с почти регулярными интервалами трепетало, разбрасывало искры. Старший лейтенант Беляев наклонился над ним с солдатской книжкой.

'Ну наконец-то все разъяснится, - подумал Станек. - Офицерское удостоверение написано на чешском и русском языках. Чего этот малый так долго его изучает?'

По выражению лица Беляева, бывшего баритона ленинградской оперы, ничего невозможно было понять, оно то и дело менялось: на нем отражались и сосредоточенность, и любопытство, и неудовлетворенность. Вдруг он выпрямился и зло приказал:

- Алексей Ефимович, уведите его!

Станек догадался: танкист просматривал солдатскую книжку убитого немца, а не его удостоверение. Горло еще горело, он еле выдавил:

- Товарищи, это ошибка. Подождите, пожалуйста: Его русский язык еще больше раздражал Беляева. Он подтолкнул Станека, а с ним и старика Ефимыча к выходу:

- Каждый диверсант умеет говорить по-русски. Это мы знаем.

Четвертый танкист, Варвара Фоминична, взглянула на Станека.

- Подождите, пожалуйста, - произнесла она те же слова, что и он. - Это не диверсант. Я чувствую:

- Я, кажется, умею читать! - вспылил Беляев. - Пост снят, и шпионы лезут к нам сюда, как хорьки в курятник. Пошел, - подтолкнул он пленного. - А ты, Варвара, не лезь!

Капитан Федоров, по-прежнему закрывавший вход в землянку, сказал укоризненно:

- Какой ты нетерпеливый, Андрюша. Если что-то не в порядке, нужно отвести в штаб!

Станек подбородком показал на нагрудный карман:

- Здесь, здесь посмотрите! Вот этот документ:

- Обыщите его снова! И как следует! - приказал капитан.

Старик сунул руку в карман кителя Станека.

- Смотри-ка, еще одна книжка! - Он протянул ее Беляеву.

- Я из бригады Свободы, посмотрите, - сказал Станек. Он попытался выпрямиться, но тут же почувствовал, как наган Ефимыча упирается ему в спину: уж слишком быстро диверсант превращался в воина чехословацкого соединения.

- Так, - протянул недоверчиво Беляев. - Какой же документ настоящий? И почему у него две книжки?

Он внимательно разглядывал Станека. Светлая волна волос над широким лбом. Мягкие черты лица. Опущенные уголки рта. Беляев заглянул Станеку в глаза, пытаясь увидеть в них нечто большее, нежели то, о чем могла поведать внешность. Глаза, глубоко запавшие, были широко раскрыты и смотрели прямо, открыто.

Варвара не вытерпела:

- Да никакой он не диверсант.

- Это еще неизвестно, - прервал ее Беляев и строго спросил Станека, почему у него два документа.

Станек объяснил, откуда у него солдатская книжка. Она разбухла от сырости и крови, буквы местами расплылись, стали нечеткими, и это в какой-то мере подтверждало, что слова пленного - не заранее приготовленная отговорка.

Варвара тем временем подняла с земли пилотку Станека, поднесла к коптилке, и все увидели, что к ней приколота кокарда - металлический щиток с изображением льва.

- Как раз сегодня у нас в штабе были такие солдаты. - Она провела пальцем по тусклому силуэту льва. - Я на это обратила внимание. И форма на них была точно такая же.

Под шинелью с оторванными пуговицами виднелась английская полевая форма - обмундирование чехословацкого соединения.

- Так вы из бригады Свободы? - вопрос Федорова звучал скорее как утверждение.

Станек воспринял его тон как проявление исчезающего недоверия и энергично подтвердил:

- Да. Мы сейчас ваши соседи.

Наган старика перестал упираться ему в спину.

- Ну что ж, интересная встреча: - сказал капитан без всякого воодушевления. И после короткой паузы процедил: - На фронте доверчивость дорого обходится.

- Иржи - это Георгий, так ведь? - Беляев пытался смягчить слова капитана. - А ваше отчество?

- У нас не принято, - ответил Станек по-русски.

И тут только заметил, что все еще держит руки вверх. Он опустил их и вдруг, вспомнив все происшедшее, рассмеялся. Рассмеялись и танкисты. Лишь Федоров оставался серьезным и настороженным.

- Где вы так хорошо научились говорить по-русски, товарищ старший лейтенант? - Ефимычу тоже хотелось сказать что-нибудь приятное.

- Я уже более трех лет в России, да и дома немного говорил. - Станек ничего не скрывал: отец был легионером, воевал в России и часто вспоминал о ней.

Федоров впился глазами в Станека. Бесстрастным голосом спросил:

- Где воевал ваш отец?

- Да по всей России, вы же сами знаете. Он часто рассказывал о каких-то деревнях под Пензой, под Самарой: - Станек отвечал с удовольствием. Он был рад сближению с капитаном.

Капитан стремительно шагнул к нему:

- Под Самарой? В каких местах? В каком году?

- Не знаю. Отец нам так много всего рассказывал! - Станек чуть улыбнулся, глядя в непроницаемое лицо капитана. - Он не мог забыть о России.

- Я этому верю! Видно, ему было что вспоминать. Мы, впрочем, тоже помним чехов.

На лице капитана и теперь не дрогнул ни один мускул.

- Боже мой! - воскликнул старик. - Выпытываем у вас все, как на допросе, а сами, невежи, еще не представились. - Начал с себя. - Алексей Ефимович. - Долго тряс Станеку руку. - А это наша красавица Варенька Фоминична.

Варвара повернулась к Станеку:

- Я радистка. Связистка, как и вы. - Улыбнулась: - Я связист, вы связист.

Прежде чем он успел ей ответить, отрекомендовался и Беляев:

- Андрей Максимович:

Станек подошел к последнему, к капитану.

- Мы - свои, - сказал он дружелюбно, желая до конца развеять тучи, которые, возможно, еще висели над ними, и протянул капитану руку.

Тот старательно поправлял фитиль в коптилке и, не поворачивая головы, холодно извинился:

- Простите, у меня дела.

Потом присел к столику, сбитому из досок, и принялся перебирать бумаги.

Станек стоял в замешательстве, не зная, что делать. Танкистов он понимал. Вполне естественно, что они сначала так 'неприветливо' встретили его. Но чем вызвано сдержанное поведение капитана теперь, когда все уже выяснилось? Почему он еще более холоден, чем вначале, когда ситуация не была ясной?

В землянке наступила неловкая тишина. Нарушил ее Беляев, пытаясь как-то все уладить.

- Чехи - одни из первых, кто встал на нашу сторону. И именно тогда, когда нам было тяжелее всего и весь мир уже начал сомневаться в нашей победе.

- Так, так, наши верные друзья, - подхватил Ефимыч.

Федоров видел, что танкисты хотят сблизиться со Станеком. Вероятно, и ему надо было бы присоединиться к ним. Ведь он же знает, что сказал генерал Москаленко: чехи идут вместе с нами освобождать Киев, поэтому нам легче будет выполнить свою задачу. Да, надо бы быть поласковее. Но стоило Дмитрию об этом подумать, как его всего затрясло: 'Не могу, не могу'.

Станек несколько мгновений смотрел на широкую спину капитана. Почувствовал, как им овладевает единственное желание: прочь отсюда! Он поискал взглядом свои вещи.

Беляев церемонно протянул ему оба удостоверения и пистолет.

- Возьмите. - И с особым значением произнес то, чего все ждали от капитана: - Мы - свои.

- Спасибо, - через силу выдавил Станек.

Ефимыч, хозяйская душа, искал на земле укатившиеся пуговицы, которых гость лишился во время схватки. Подал Станеку две металлические кругляшки с перекрещенными мечами.

Станек стал прощаться.

- Уже уходите, товарищ старший лейтенант? - вмешался Беляев. - Не выйдет. Давайте выпьем! Поговорим!

Станек взглянул в ту сторону, где сидел капитан. Но его уже там не было. Ушел.

- Все в порядке, - убеждал Беляев Станека. - Скажите, зачем вы к нам, собственно говоря, пришли. Заблудились?

Станек рассказал, что его солдаты не умеют отапливать землянки. Желтоватые усики Ефимыча растопырились в добродушном смехе:

- За теплом, голубчик, шел, а мы ему жару задали! Не обижайтесь, товарищ старший лейтенант! Зато мы к вам теперь всей душой. - Он вспомнил странное поведение командира и затараторил: - Все исправим. Будет в вашей землянке так же теплехонько, как здесь: Ведь как бывает на свете? Из ненависти рождается любовь:

Разузнав у Станека, где находится землянка Панушки, старик выбежал наружу, и вот уже было слышно, как он посылал туда солдат.

Станек остался. Снял шинель. Варвара, положив ее на колени, начала пришивать пуговицы. Беляев с Ефимычем усадили Станека между собой, дали курева, налили водки. Разговорились. Слово за слово, и речь зашла о том, как Станек попал в бригаду.

- Я никогда не стремился к военной службе, - сказал он.

- Ведь вы же офицер, - посуровел Беляев, не понимая, как это здесь, на фронте, Станек высказывает такое. Может, Дмитрий был прав, проявляя сдержанность в изъявлении дружеских чувств к иностранцу? В голосе Беляева зазвучали резкие нотки: - И почему вы бежали за границу?

Станеку вспомнились те месяцы после вторжения немцев в Чехию, когда он готовился к поступлению в пражскую консерваторию. Протекторат{5} вроде бы 'помогал' осуществлению его давней мечты: чехословацкая армия распущена, Станек - как военнослужащий - свободен, а на стипендию можно было как-то прожить в Праге. Занятия в консерватории начинались в сентябре. Целыми днями терзал он рояль, готовясь к приемным экзаменам. Но теперь за инструментом сидел не мальчик-гимназист, а офицер границкой академии; он бил по клавишам, пытаясь заглушить то, что кричало в его душе, стоило лишь ему оглядеться вокруг. Бесправие, насилие, аресты чехов. Разве тут поможет даже самым блестящим образом сыгранная соната?

- Шел я как-то за пивом для отца, а трактирщик мне говорит: что вы, военный, тут еще делаете? И тихо на ухо: такой-то и такой-то переправляет через границу, Вскоре я собрался в Польшу. - Голос у Станека слегка дрогнул: - Даже с матерью не простился:

- Как же это вы так? - но выдержал Ефимыч.

- Мать лечилась в санатории, а уж если я принял решение, не имел права мешкать. Понимаю, для нее было ужасным, когда она не застала меня дома, но что поделаешь?

Танкисты не проронили ни слова.

- Да: - вздохнул Ефимыч.

- Я рылся в кухонном шкафу. Искал подходящий нож. Подошел отец и дал мне свой, складной. Я сказал ему: ну сколько может продолжаться война? Я скоро вернусь.

Лицо Беляева было мрачнее тучи: ну и парень, раз-два - и готово?

- Я ушел из дому без пальто и без шапки. Вот и все, - вяло выдавливал из себя Станек.

- Что? - всплеснул руками Ефимыч. - На войну, так, налегке, словно через улицу в лавку за папиросами?

- Был июль, - сказал Станек.

- Ну, ладно, июль. Но ведь не вечно же он продолжается. А оружие вы достали?

- Нет.

Офицер идет воевать в гражданской одежде, без оружия! Эта картина в представлении русских никак не вязалась с отправкой на фронт.

Ефимыч вскипел:

- У вас же было самое современное оружие. Вы могли вооружить около пятидесяти дивизий! Только винтовок у вас немцы, говорят, отобрали миллион. А сами потом идете на войну с кухонным ножом?

- Что же оставалось делать? - пожал Станек плечами.

- Вы ушли сражаться без шинели, без винтовки. Это верно, но безоружными вы не были. Вы, Георгий, и все свободовцы были вооружены иначе. - Беляев повысил голос - И лучше. Вы покинули семьи. Вы шли навстречу неизвестности. Для этого нужна была огромная решимость! И иметь ее было важнее, чем автомат.

Ефимыч одобрительно закивал. Варвара, склонившись над шинелью Станека, задумчиво покачивала головой. Андрей Максимович правильно сказал: огромная решимость важнее автомата. На глаза навернулись слезы. Вспомнила родной дом: да, не каждый решится на такое.

- Ну уж оружие-то настоящий солдат себе раздобудет, правда ведь, товарищ старший лейтенант? - сказал Ефимыч.

Налили еще. Выпили и продолжали разговор.

- Военная профессия, - заметил Станек, - в самом деле не была моим идеалом. Никогда! У меня была другая страсть - музыка.

- Музыка? - так и подскочил Беляев.

- Да.

Как и предсказывал Ефимыч, из ненависти родилась любовь. Особенно теперь, когда выяснилось, что Станека и Беляева связывает не только общая фронтовая судьба. Тут уж беседы стало мало. Беляев запел - арию Онегина. От густого баритона Беляева землянка, казалось, вот-вот рассыплется. Висевшая над койкой каска задребезжала. Все вздрогнули и невольно посмотрели на перекрытия.

Ария неожиданно оборвалась - Беляев увидел во входном проеме землянки капитана.

Беляев и Федоров были односельчанами - оба владимирские. До войны их пути разошлись: Беляев очутился на сцене Ленинградской оперы, Дмитрий - в Горьком, где стал конструктором судовых двигателей. И вот война свела их снова. Бок о бок прошли они сквозь нелегкие бои, и давняя дружба их стала еще крепче. Но сегодня Беляев был огорчен поведением друга. Почему так неприветлив и даже резок был он с чехом?

- Что с тобой, Дмитрий? - Беляев потянул командира к Станеку. - Выпей с нами.

Дмитрий поднял на Беляева воспаленные глаза.

- Пейте сами! Не обращайте на меня внимания!

Беляев не уступал.

- Слышал бы ты, что он нам говорил. Этот человек музыкант, а сейчас вот воюет. Понимаешь, что это значит? Он - патриот! Я преклоняюсь перед ним. - Беляев протянул капитану флягу.

- Не хочу! - отрезал Дмитрий.

Станек встал.

- Я мог бы, товарищ капитан, - его голос звучал так же резко, - попросить у вас объяснения?

Федоров медленно обвел взглядом всех своих, потом тяжело посмотрел на Станека.

- Извините, но я ничего объяснять не буду! Варвара сказала:

- А надо бы, товарищ капитан!

- Ты-то помолчи! - напустился на нее капитан. - Я в советах такой женщины, как ты, не нуждаюсь. Сам знаю, что делать! Фронт - это не базар, где можно болтать о чем угодно.

Станек, не глядя на капитана, взял у Варвары шинель и направился к выходу.

Ефимыч на прощанье обнял его и расцеловал в обе щеки:

- Приходите к нам еще!

Когда Станек ушел, старик покосился на капитана и, словно извиняясь за теплое прощание с чехом, пробормотал:

- Они идут вместе с нами на Киев.

- Иных на аркане на фронт не затащишь, - сказала Варвара, - а этот пошел сам, по своей воле. Вот каким должен быть настоящий мужчина.

- И откуда у тебя такие речи? - спросил капитан с усмешкой.

- Отсюда! - Она приложила руку к груди. - Отсюда! Сердце мне подсказывает:

- Эх, отзывчивое же у тебя сердце, Варвара! - сказал капитан, поморщившись. - Если слушать только его, то знаешь, куда это приведет?!

Варвара вскинула голову, увенчанную тяжелой косой:

- Что вы меня все время черните! Что вы обо мне знаете?

- Знаю достаточно! Позоришь роту. Замужняя женщина, а сама со своим Петром Петровичем:

Варвара стиснула маленькие кулачки:

- Вам: вам следовало бы быть тактичнее по отношению ко мне. И к этому чеху тоже!

3

Станек сунул в полевую сумку выписки из плана связи, таблицы с позывными знаками и паролями и прочую документацию. Он решил не посылать все это, как обычно, со связным, а лично передать капитану Галиржу. Хотелось, кстати, взглянуть на нового помощника Галиржа, поручика Оту Вокроуглицкого, который только сегодня прибыл сюда через Москву из Англии.

Галирж и Вокроуглицкий были знакомы еще в Лондоне. Холостяк поручик бывал частым гостем в семье тестя Галиржа, до оккупации военного атташе, а теперь крупного работника министерства обороны, которое вместе с президентом Бенешем и правительством находилось в эмиграции в Лондоне.

Исключительность положения чехословацких соединений во время войны определялась, помимо всего прочего, тем обстоятельством, что в Англии был избыток офицеров и нехватка рядового состава, а на востоке наоборот.

Чехословацкое правительство в Лондоне с самого начала крайне неприязненно относилось к идее создания чехословацкого соединения на Востоке. Дав наконец после длительных переговоров на это согласие, оно всячески препятствовало введению свободовцев в боевые действия, желая видеть это соединение лишь символическим.

Но с конца 1943 года правительство стало менять свое отношение к свободовцам и охотно шло навстречу их просьбам переправить на Восток офицеров, которых в начале войны стремилось сконцентрировать в Лондоне. Правительству было важно усилить соединение Свободы и одновременно укрепить свое влияние в нем.

Тесть Галиржа еще с прошлой войны знал, что офицеры, служившие тогда в легионах, после возвращения на родину назначались на командные посты в армии. Посты эти делились пропорционально между легионерами, сражавшимися в России, Франции и Италии. Но после нынешней войны таких расчетов, разумеется, не будет, ведь, кроме летчиков, все чехословацкие части в Англии бездействуют, в то время как свободовцы покрывают себя славой героев. Вот почему тесть Галиржа включил для столь деликатной миссии в число первых своего зятя. Галирж, хотя и неохотно расставался с молодой женой и маленьким сыном, смекнул, что другого такого случая не представится.

Поручик Вокроуглицкий, офицер чехословацкого авиаполка, включенного в состав королевских военно-воздушных сил Великобритании, охранял реки Альбиона и уже сбил несколько самолетов противника. Но вскоре ему пришлось совершить вынужденную посадку, и в результате - сотрясение мозга, повреждение евстахиевой трубы, потеря чувства равновесия, летать он уже не мог. После лечения в госпитале его перевели в наземные войска. Вокроуглицкий был разочарован: ему оставалось лишь наблюдать за войной в Европе с острова его величества. Вокроуглицкий подал прошение о переводе на Восток. Он окончил курсы разведчиков и поступил в распоряжение своего приятеля Галиржа.

Разведотдел, как и все службы бригады, обитал под землей. Желтое пламя керосиновой лампы освещало столик с разложенными на нем картами. Капитан Галирж рассматривал нарисованную от руки разведсхему и синим карандашом аккуратно переносил с нее на карту расположение вражеских позиций. С видимым удовольствием он орудовал командирской линейкой, обводил кружками и овалами вражеские цели.

- Ты правильно решил, Ота, - сказал Галирж. - Знаешь ведь, как смотрят на нас за границей: чехи - капитулянты, без единого выстрела согнули спину перед Гитлером. А кто теперь поднимает престиж нашего народа в глазах всего мира? Чешский авиаполк в Англии и свободовцы здесь, на восточном фронте. Пусть нас совсем мало, но мы позаботимся о престиже. Я рад, что ты приехал.

- Не вечно же мне нюхать в Англии казарменную вонь и до хрипоты орать на солдат. Я хочу сражаться на передовой!

- Передовая? Ну, для тебя этого мало. Разведка во вражескому тылу - вот твоя задача!

- Эх, мне бы теперь мой самолет. Сколько раз на дню я вспоминаю его! И всякий раз чувствую себя так, словно глотнул какого-то дерьма: внутри все горит, голова трещит, раскалывается:

- Я понимаю тебя. Тому, кто летал, на земле неуютно.

Во время разговора Галирж ни на секунду не прекращал работы. Вокроуглицкий наклонился над картой, восхищенно глядя на работу приятеля. 'Джони хоть и педант, - подумал он, - но молодец. Здесь он, наверное, величина. Я могу себя поздравить, что попал в его отдел'. Вокроуглицкий протянул Галиржу пачку знаменитых сигарет 'Pall Маll' и постучал пальцем по коробке, на которой два льва с коронами на головах держали в пасти овальный щит с надписью 'Per aspera ad astra'{6}.

- К звездам: хороший девиз, - улыбнулся едва заметно Галирж, вычерчивая синие дужки, ощетинившиеся на пути наступления бригады. Затянувшись, добавил раздумчиво: - Промедли мы еще немного, и все сражения тут были бы закончены и выиграны без меня и тебя. Ты принял правильное решение, Ота, - похвалил он еще раз приятеля. - Ты поднялся уже довольно высоко:

Вошел связной с последними донесениями разведчиков. Когда брезентовый полог за ним закрылся, Галирж продолжил прерванную фразу:

- Ты уже поднялся довольно высоко и так бесславно свалился. Но не переживай, я подниму тебя опять наверх, и повыше, чем ты был.

Галирж аккуратнейшим образом наносил на карту только что доставленные данные о расположении противника.

Вокроуглицкий потер руки:

- Я рад, что попал к тебе. Только между Англией и Советами, как я вижу, большое различие. Скажу тебе откровенно, атмосфера этого фронта для меня - китайская грамота. Ты должен мне все растолковать.

- Основное здесь, особенно для тебя - приглядываться да прислушиваться и вести себя как все.

Требование простое, но при темпераменте Вокроуглицкого это было, пожалуй, самым трудным, что можно для него придумать. Он провел обеими руками по груди. Все на нем, начиная с пуговиц, было не таким, как на здешних. Но он сказал твердо:

- Постараюсь, раз ты считаешь это важным.

Станек распахнул брезентовый полог. Услыхал незнакомый голос. Ага, это тот самый 'англичанин'.

Вокроуглицкий вскочил и вытянулся перед Станеком.

- Это Станек, - сказал Галирж, - я уже тебе говорил, мы хорошие друзья, и вы, я уверен, тоже будете. Ирка, это:

- Ота Вокроуглицкий, - представился поручик.

Они пожали друг другу руки.

Галирж озабоченно уставился на Станека:

- А зачем ты к нам пожаловал, Ирка?

- Вот:

Станек вынул из сумки документы и подал их Галиржу.

- Это все?

Галирж внимательно рассматривал бумаги.

Взгляд Станека скользил по разноцветным консервным банкам и коробкам. Говядина с чилийским перцем, жареная свинина с яблоками, растворимый кофе, жевательная резинка, сигареты. Ловкий парень, оценил он Вокроуглицкого, приехал не с пустыми руками.

Вокроуглицкий с восхищением посматривал на Станека. Джони еще в Англии много о нем рассказывал. Станека, пробиравшегося в Польшу, связные привели сначала на явочную квартиру в Моравской Отраве. Днем раньше туда уже прибыл капитан Галирж. Офицеров, бежавших из протектората, было тогда раз, два и обчелся. Поэтому влиятельный, знающий себе цену Галирж, который в военной академии был для Станека недосягаем, приветствовал молодого поручика тепло, по-товарищески, словно между ними не было никаких различий в звании, возрасте и общественном положении. Оба покинули родину, чтобы с оружием в руках помогать ей: Станек - там, где ему представится для этого возможность, Галирж, успевший вовремя отправить жену и сына к тестю в Лондон, пробирался к ним.

При переходе границы Станеку пришлось идти вброд через речку. Он вымок до нитки. Нужно было раздеться и хотя бы выжать одежду. Галирж выручил его - дал свое пальто.

Почти сразу же Станеку представился случай отплатить добром за добро. Галирж растянул сухожилие и не мог ступить на ногу. Пограничный дозор открыл по ним огонь, Станек взвалил товарища на спину и потащил, не разбирая дороги, спотыкаясь, задыхаясь, но не остановился до тех пор, пока не добрался до безопасного места.

- Я счастлив познакомиться с вами! - воскликнул Вокроуглицкий. - Вы спасли Джони жизнь.

Галирж заметил отрицательный жест Станека.

- Да, это так: он спас мне жизнь. Больше всего меня поражает его сила. Представь себе, Ота, Ирка - музыкант, отличный пианист. И этими руками, которые привыкли порхать по клавишам, он нес меня.

- Какая там сила, - сказал Станек. - Это была воля. Руки у меня потом одеревенели так, что я их два дня не чувствовал.

- Такой случай, - сказал Галирж задумчиво, - делает людей верными друзьями до самой смерти.

Вокроуглицкий поднял брови:

- Верные друзья? А что же вас тогда разлучило?

Они рассказали, как Галиржу удалось присоединиться к транспорту беженцев, которые плыли в Англию, и как Станек из Польши пробирался в Россию.

- А вы каким образом ушли от немцев? - спросил Станек Вокроуглицкого.

- Я? Очень просто, пан надпоручик. Взлетел с военного аэродрома раньше, чем они туда ворвались. Вот и все.

- Это отчаянный, сопряженный с большим риском поступок, - сказал Станек, - лететь в такую даль, не зная, хватит ли горючего, не представляя, как и где закончится полет:

- Я был не единственный, кто взлетел перед самым носом у оккупантов, - добавил летчик. - Но я был рад, что угнал у них машину.

- Ты сохранил республике пару миллионов, Ота! - подчеркнул его заслугу Галирж.

- Да, если учитывать только материальную сторону, - сказал Станек, - на самом деле он сослужил ей гораздо большую службу.

Благодарная улыбка обоих была ему ответом.

- Что это шипит? - вздрогнул Галирж.

- Я поставил воды для кофе. - Вокроуглицкий взял байку с растворимым кофе. - Разрешите вам предложить. - Он отрезал станиолевую пленку.

- С удовольствием выпью, - отозвался Станек.

Брезентовый полог заходил ходуном. В блиндаж ввалилось чье-то могучее тело, затянутое офицерскими портупеями. Все вокруг как-то сразу уменьшилось.

- Ого, это мне нравится! Кофе, черт возьми! Натуральный кофе! - Офицер со свистом втянул носом воздух. - И какой-то еще деликатес.

От банки с апельсиновым джемом распространялся запах, казавшийся здесь нереальным.

Вокроуглицкий стоял по стойке 'смирно'. Галирж приветливо махнул рукой гостю - командиру второго батальона капитану Карелу Рабасу - и представил своего нового помощника.

Рабас, словно зачарованный, уставился на заморскую снедь. Она напомнила ему довоенное время.

- Бог мой! Апельсины! Однажды студентом я рисовал натюрморт с апельсином и лимоном. Кончилось все позорно прозаически. Лимон я выдавил в чай, а апельсин отнес Ружене. - Он засмеялся и резко повернулся к Вокроуглицкому: - Ну, добро пожаловать! Надеюсь, вам у нас поправится, молодой человек!

Крепкое рукопожатие. Капитан оценивающе оглядел форму Вокроуглицкого. В общем солидная, строгая, даже, пожалуй, безликая. Но наверху, на рукаве, узкая зеленая нашивка с английским 'Czechoslovakia'. Капитан опять со свистом втянул носом воздух и рассмеялся:

- Одеколон?! Поручик, какая чепуха, черт подери! Не хватает пудры, маникюра, и вы полностью готовы к кровавой битве:

Укоризненный возглас Станека 'Ну, Карел!' не возымел действия.

- Летать в небе таким чистюлей, конечно, можно. Но когда вы побудете тут пару дней и время от времени вам придется зарываться носом в грязь, весь ваш аристократизм сразу же испарится. Да вы не обижайтесь: чешские летчики - молодцы. - Рабас дружески хлопнул поручика по спине. - А то, что он любит гигиену, так я вам скажу, друзья: нам тоже было бы невредно позаботиться немного о собственном теле:

- К вашим услугам, пан капитан, - с готовностью выпалил поручик, которого не задели грубоватые насмешки. - Идите за мной!

Он взял лампу со стола и повел Рабаса в другой угол блиндажа. Капитан был крайне изумлен: среди противогазов, винтовок, связок ручных гранат гордо возвышалась великолепная надувная ванна.

- Гром и молния! И вы это тащили сюда, к Днепру, от самого Лондона?

- Так точно. Ванна, мыло, щетка, все в вашем распоряжении, пан капитан. - Вокроуглицкий подталкивал Рабаса ближе к этому невероятному предмету. - Только воды нет. Пожалуйста, посмотрите. Вот это я добывал два часа.

Поручик вытянул руку с лампой. На самом дне шикарной ванны блестел слой воды толщиной в палец.

- Вам, пан капитан, для купания маловато.

Все четверо расхохотались, представив огромного Рабаса в этой капле, вернее, над этой каплей воды. Лицо Вокроуглицкого вытянулось:

- Мы находимся между двумя реками: Днепр - за нами, Ирпень - под носом, а воды набрать не можем.

- К Днепру мы кружным путем еще вернемся, но сперва, я надеюсь, отбросим немцев от Ирпеня, и у нас снова будет вода, - рассуждал Рабас, но мыслями он был уже далеко.

Ему нужны были данные о противнике, находившемся перед его батальоном. Поскольку Галирж долго не посылал карту, он пришел за тем, чтобы перерисовать ее прямо тут, в разведотделе. Карты две: одна - вчерне набросанная, но полная, комплектная, вторая - четкая, будто напечатанная, но незаконченная. Рабас вынул свою карту и приготовился работать. Глаза его остановились на красной коробке с двумя львами. Толстые пальцы ловко выудили туго набитую сигарету.

- Разрешите? - спросил он с опозданием.

- Разумеется! И выпейте с нами кофе, пан капитан!

- Не слишком ли много наслаждений сразу? - улыбаясь, спросил Рабас.

- Пока есть возможность, пан капитан, - ответил Вокроуглицкий, - давайте пользоваться. Что мое, то и ваше. Я еще в Англии говорил себе: фронт - это непрерывные опасности, ушел от одной, другая уже подстерегает, но зачем это воспринимать трагически?

Напрасно Галирж глазами подавал сигнал, чтобы поручик остановился.

- Надо относиться к этому проще: как к пикнику например, как к загородной прогулке.

Все смущенно замолчали.

Рабас постукивал ногой. Он вспомнил медленный, изнуряющий марш на Соколово{7} по заснеженной местности.

Из сугробов торчали остовы самолетов, танков, орудий, трупы лошадей и солдат. Это даже не кладбище. Морг, через которым они тащились часами, днями. Покидая Соколово, они оставили после себя то же самое.

- Пусть это будет военный пикник, - повторил Вокроуглицкий, - со всеми доступными деликатесами. Что вы скажете, пан капитан?

Рабас взглянул на поручика. Он думал: 'Прежде чем мы пробьемся домой, сколько таких моргов мы оставим за собой? Кто из нас доживет до победы?' А вслух произнес, смеясь:

- Отлично, молодой человек! Вы мне нравитесь. Фронт - пикник в приятном обществе. Так к этому может относиться только тот, кому неведом страх. В таком случае - да здравствует легкомыслие!

Рабас приступил к делу, маленькими глотками потягивая кофе. Чертил, заглядывая то в одну, то в другую карту.

- Что ты делаешь с этими картами, Джони? Я не знаю, с какой из них брать данные.

- А ты что, не мог подождать? - обиженно ответил Галирж. - Через несколько минут я бы тебе послал нужную карту.

- Извини, - разозлился Рабас. - Прежде чем ты успеешь заточить карандаши, я могу нежданно-негаданно нарваться на противника.

Галирж горячо возражал:

- Если я хочу сделать карту, достойную этого слова:

- А передо мной живой противник! Этого клочка мне вполне достаточно. - Рабас сунул карту себе под нос, но ничего не мог в ней разобрать.

- Вот видишь! Надо было подождать! - торжествовал Галирж.

- Ну ладно, - уступил Рабас. - Ты хочешь сделать не карту, а конфетку. Прошу тебя, продиктуй мне по этой мазне, чтобы я мог наконец идти. Перечертишь потом.

Галирж стал диктовать Рабасу положение противника. Пулеметные точки на высоте такой-то, танки сосредоточены: Рабас наносил данные на карту, а Галирж между тем ворчал:

- Ты всегда бранишься, дружище. Полковник Свобода меня хвалит, а вот пану Рабасу ничем не угодишь.

- Готово! - воскликнул спустя минуту Рабас, допил кофе и поднялся. Кофе был потрясающий, поручик. Покорно вас благодарим! - Он засунул карту в сумку. - Ну, можно топать. Привет, разведчики!

Станек тоже стал прощаться:

- Пора к своим ребятам.

Галирж, прищурившись, поглаживал усики:

- Как тебе нравятся наши офицеры, Ота?

- Нравятся, - сказал Вокроуглицкий. - Отличные парни.

Превратившиеся в узкие щелочки глаза Галиржа метали молнии.

- Еще бы! Только вопрос, понравился ли им ты?

- То есть как?

- Пикник! И это ты называешь - 'буду стараться'?! Пикник! Я ему моргаю, а пан пилот - ноль внимания, и хотя у него нет никакого представления о том, как говорить с 'восточниками', он ведет себя так, словно находится в небе, где можно выделывать любые коленца, а не здесь, где его будут ловить на каждом слове.

- Помилуй! Кто меня хочет ловить? Кроме тебя, никто.

- Разумеется. Но ради тебя, а не во вред тебе. - Галирж осуждающе смотрел на Оту: - Позволь мне тебе посоветовать: спрячь-ка ты поскорее все свое барахло и не раздражай никого этим гастрономом!

Вокроуглицкий с бешенством швырял консервные банки и пакеты в авиационную сумку.

- Разве я виноват, что в западной армии с провиантом лучше, чем здесь?

- Здесь воюют! А ты этими банками вызываешь зависть. Ты думаешь: Рабас смеется! Это слишком горький смех для человека, до которого полевая кухня порой вообще не добирается и у которого подчас маковой росинки во рту не бывает.

- Но ведь я угощаю всех. Я же не скряга.

- Тем хуже, что ты предлагаешь это каждому.

Галирж наблюдал, как банки летят назад в сумку, и педантичным тоном наставлял Оту: новенькие не должны выделяться среди здешних. Нужно сдерживать себя, быть скромным, незаметным. Длительное пребывание на советской земле и фронт придали солдатам, идущим вместе с полковником Свободой, определенные черты, и Ота должен перенять их раньше, нежели раскроет свой характер. Приглушенным голосом Галирж делился своими наблюдениями: многие здесь смотрят на них, 'англичан', с подозрением, считая, что они принесли сюда из дислоцированных в Англии чехословацких частей все самое консервативное, что там есть, включая воинский дух, столь не похожий на царящий здесь.

- И теперь, когда мне удалось развеять их предрассудки, ты, едва появившись, опять даешь повод для таких разговоров.

Упреки неприятно задели Вокроуглицкого:

- Прошу тебя, Джони, успокойся, пожалуйста. У меня создается впечатление, что я скорее тебе не нравлюсь, чем Станеку или Рабасу. - И с усмешкой спросил: - Чем я провинился? Кофе? Одеколоном? Или я должен пахнуть потом, как этот Рабас?

- Послушай, Ота! 'Военный пикник'! Ты же не в Гайд-парке. Тут это могут расценить как дискредитацию борьбы с фашистами, - продолжал Галирж свои поучения. - К войне - к Великой Отечественной войне - люди относятся с безграничной серьезностью, и зубоскальства на эту тему тут не допускают. Еще одно-два таких высказывания - и тебе придется тащиться обратно. Ты ведь хорошо знаешь, скольких наших офицеров, несмотря на то что они были нужны бригаде как воздух, русские не пустили сюда из Англии из-за их вредных разглагольствований.

- Но я же этого не делаю.

В глазах Вокроуглицкого нарастало раздражение.

- Речь не о том, какой ты. Речь о том, каким тебя видят люди.

Вокроуглицкий молча закрыл сумку. Наступила тишина. Казалось, что-то остановилось, то, что не должно было останавливаться. Вокроуглицкий попытался это таинственное 'что-то' снова привести в движение. С нервозной торопливостью он опять раскрыл сумку и зашарил в кармашке.

- Привет от твоих я тебе передал, письма отдал, а о том, что тебя, я думаю, более всего обрадует, чуть не забыл. - Он протянул Галиржу большую фотографию.

Галирж поспешно схватил ее и, положив в круг желтого света, не отрываясь, стал рассматривать. На фото была вся его семья. Тесть-полковник, теща, жена и сынишка.

- Спасибо тебе, Ота, это для меня большая радость. - Голос Галиржа с каждым словом теплел. - Элишка выглядит отлично. Еще красивее, чем когда я уезжал: - Он прислонил фотографию к основанию лампы. - Ота, я хочу с твоей помощью сделать наш отдел самым значительным:

Эти слова прозвучали для Вокроуглицкого заманчиво.

- Отлично! Поэтому я здесь, у тебя. Трехнедельный инструктаж - конечно, немного, но я приложу все силы:

Галирж возбужденно добавил:

- Мы продемонстрируем высокую культуру штабной работы. Киев - наш большой шанс. Этот город не выходит у меня из головы!

4

Рядовой Леош - в руках винтовка, у пояса связка ручных гранат, - косолапый, неуклюжий, тащился, цепляясь за каждый корень, торчавший из песка. Он тяжело дышал: мешали не только полипы в носу, но и привычка философствовать на ходу.

- Есть ли высшая справедливость? - гнусавил он, замедляя ход. - Пан надпоручик, ведь есть же?

Станек спешил на основной пункт связи. Раздраженно подумал: 'Лучше бы пошевеливался! Именно мне должен был достаться самый болтливый связной из всей бригады!'

По теории 'высшей справедливости' Леоша, с хорошими, порядочными людьми даже на фронте ничего плохого не может случиться. Он усердно утешал себя: я - исправный солдат, сражаюсь за великое дело, а вообще-то я в жизни даже мухи не обидел.

Утешение помогало мало. Короткими, лихорадочными очередями строчил в лесу пулемет.

Леош спотыкался, ловил ртом воздух.

- Вы слышите стрельбу, пан надпоручик? А моя мама, посылая меня за границу, считала, что здесь я буду в большей безопасности, чем дома.

- Здесь в большей безопасности? - удивился Станек.

- Она говорила, я хочу тебе добра. Вчера приходил жандарм, сегодня староста: мол, за твои речи, враждебные империи, полагается расстрел. - Леош, споткнувшись о корень сосны, с трудом удержал равновесие. - Но ведь я никаких речей, враждебных империи, не вел. Я только о высшей справедливости:

Станек невольно усмехнулся, представив себе, как Леош проповедует высшую справедливость соседям через забор или покупателям в хозяйственной лавке, где он работал приказчиком, и все это в то время, когда под высшей справедливостью понималось только одно: вернуть нам родину, а Гитлеру дать вместо десятков тысяч километров чужой земли два метра собственной.

- Но высшая справедливость есть, и она действует всегда и всюду, даже на войне, правда? - настаивал Леош. - Пан надпоручик, ведь правда же?

Станек прибавил шагу и сердито буркнул философствующему ординарцу:

- Должна быть, да что с того.

Скорее всего, эти слова должны были отрицать существование этой самой высшей справедливости.

Леош, спотыкаясь, плелся за ним и жаловался сам себе: 'Вот это повезло - попасть к самому взбалмошному командиру во всей бригаде! Тащит меня по фронту, как слепого котенка, переставляет свои ходули и наплевать ему, стреляют или нет. Да, голубчик, если нет высшей справедливости - не видать мне больше ни мамы, ни ее пирогов с повидлом. Конец, аминь, вечный покой!'

В землянку, где расположился основной пункт связи, вошел Махат.

Вспомнив, что пилотка, быть может, не закрывает шрама на его лбу, он резким рывком натянул ее почти на брови. Яна покачала головой, словно говоря: зачем, не надо этого делать. И все-таки он покраснел. Этот шрам, конечно, портит лицо. Яна улыбалась, глядя на Махата. Понял: ей шрам не кажется безобразным, она знает, откуда он у него.

- Присядь, Здена.

- На минутку, пожалуй: - Он сел на катушку с кабелем.

- Слышу, слышу, - сказала Яна в трубку. - Соединяю. - Она вытащила штекер 'Явора' и всунула его в гнездо 'Нежарки', а штекер 'Нежарки' - в гнездо 'Явора'.

Порой Махат был скован при Яне, что-то мешало ему говорить, а порой его словно прорывало и он не мог остановиться.

- Ты красивая, даже очень:

Форма цвета хаки как-то по-особенному подчеркивала ее красоту: свет коптилки словно растворялся в цвете обмундирования Яны и золотом отсвечивал на ее лицо.

- Тебе все идет, и ты так молода:

'Молодая', 'красивая': Махату и в голову не приходило, что его слова вызывали в ее памяти совсем другой образ. Она глянула на гнездо телефона Станека и чуть заметно улыбнулась. Только что он звонил ей, сказал, что придет вечером.

- Твой отец все время сравнивает, что дает молодым людям мир и чего не может им дать война. И обещает: подождите, все будет после войны.

Яна внимательно слушала. И ей отец без конца твердит об этом, ей, наверно, чаще, чем другим.

- Но я не считаю правильным то, что он нам проповедует.

- Думаешь?

Махат заметил, что штекеры, с которыми Яна обычно легко управляется, теперь не так быстро попадают в нужные гнезда. Он, уже не сдерживаясь, заговорил:

- Слушаться! Выполнять приказы и ни о чем другом не думать, солдатики! Так себе представляют порядок все командиры, не только твой отец. Хотят, чтобы для нас существовал лишь фронт, мы и фронт, и больше ничего. Ошибаетесь, господа! Приказы?! Одних приказов недостаточно для того, чтобы попасть домой, для этого необходимо что-то посильнее. Послушай, вот, например, любовь:

- Я знаю, - сказала девушка, - любовь на войне очень часто спасает людям жизнь.

- Любовь, Яна, - произнес Махат взволнованно, - любовь - это сама жизнь. А кто на нее имеет наибольшее право? - Сердце у Махата стучало так, словно хотело расколоться на части. - Мы, рискующие жизнью ради того, чтобы другие могли жить, мы-то, получается, как раз на нее и не имеем права?

Яна молчала. Он не знал, хочет ли она его слушать.

Пламя коптилки трепетало как живое. И все вокруг здесь, казалось, трепетало, пульсировало, обволакивало его, стучалось в него, сливалось с биением его сердца. Этот трепет отсчитывал мгновенья, заставлял спешить.

- Яна, мне нужно идти, я пришел лишь сказать тебе: пришел спросить тебя: когда я пришел к вам в землянку первый раз, помнишь? Там было так же, как сейчас: всюду хвоя: ты тоже любишь этот запах, запах смолы?

- Люблю, - ответила она робко, словно делала какое-то важное признание.

Он на секунду должен был остановиться, прежде чем смог продолжать:

- Ты не можешь себе представить, что это для меня значило! Я готовил себя к грязным окопам, вхожу - а здесь сочельник. - Махат показал на огонек, рвущийся из консервной банки. - Он мерцал, как свечка на рождественской елке - мир людям доброй воли. Ничего подобного я не ожидал.

Теперь перед ним была та же картина, что и месяц назад. И те же тепло и аромат окружали его.

- Как раз сейчас мне это вспомнилось.

И у Яны день появления Махата в роте сливался с сегодняшним днем.

- Ты сказал вместо приветствия: 'Здесь у вас так красиво'.

- А ты повторяла таинственное: я - 'Опал', я - 'Опал'. Помнишь?

- Я даже не могла протянуть тебе руку, чтобы поздороваться.

- У меня дух захватило от этой землянки. После всех страданий - прежде чем я, полумертвый, попал к вам: - Голос его стал хриплым. - Я подумал, что это для меня награда, награда за все, что я пережил. - Махат взглянул на девушку: понятны ли, близки ли ей его сокровенные мысли. Видел, как дрожат ее губы. - Я уже свою чашу испил и думаю, - он склонился над Яной и выдыхал слова в ее волосы, - встреча с тобой - награда мне за все это.

Яна провела рукой по волосам, словно стряхивая с них огонь. 'Я - его награда за все испытания!' Еще никто не говорил ей так о своей любви. Она опять посмотрела на гнездо телефона Станека. 'А моя награда? Сегодня вечером:'

Махат видел, как она наклоняется к коммутатору, как почти обнимает его.

- Но у тебя, верно, есть другие поклонники, получше меня.

У нее не хватило духу сказать ему правду.

- Получше? Откуда ты взял? Кто здесь лучше тебя?

Не надо больше никаких слов, никаких!

- Что с тобой, Здена?

- Ничего. - Махат медленно отступал к выходу. - Это самое прекрасное, что ты могла сказать мне сегодня, больше мне ничего не надо. - И добавил почти шепотом: - Теперь, когда ты все знаешь: и когда я знаю:

О чем он?.. Брезентовый полог хрустнул. Она оглянулась. Махата уже не было. Улыбнулась: ушел счастливым. Ей самой сегодня, такой счастливой, не хотелось лишать его этой вспышки счастья.

Радиосвязью не пользовались, чтобы не выдавать противнику новое расположение бригады, которая совсем недавно передислоцировалась ближе к Киеву. Командиры переговаривались только по телефону. Эта связь действовала непрерывно, круглые сутки. От нее зависело многое, но каждую секунду ее подстерегала опасность: бронетранспортеры и танки, направляясь в район сбора, случалось, пересекали обезлесенные пространства, где провода нельзя было подвесить на деревьях, и рвали их на куски.

Боржек с Млынаржиком соединили разорванный провод и возвратились к ребятам. Боржек швырнул монтерскую сумку:

- Довольно, я сыт по горло! - Сорвал с себя катушку. - Только и знаешь, что ползать из-за этих дерьмовых проводов, лапы грязные, до крови исколоты:

Боржек никогда не ныл, он всегда был весел, его ослепительно белые зубы то и дело сверкали в улыбке. Его смех слышался повсюду. И поэтому связисты, стоявшие у землянки, пораженные этой переменой, с недоумением смотрели на него.

- Я представлял себе все это иначе, - говорил он с вызовом, словно кто-то из находившихся рядом был виноват в его разочаровании. - Знать бы, что тут будет:

Слова Боржека больше всего задели Махата. Он еще учился в техникуме, когда квартирная хозяйка, боясь навлечь на себя подозрение, донесла в полицию, что он слушает заграничные радиостанции. В результате - концлагерь Заксенхаузен под Берлином. Во время одного из воздушных налетов удалось бежать. Преследуя, охранники ранили его. Едва оправившись от раны, Махат перебрался в Россию. Он рисковал, его могли принять там за шпиона, и дело могло кончиться плохо. Но русские после основательной проверки поверили ему.

В тот день, когда Махата направили к свободовцам, он был вне себя от радости. Бригада для него была частицей родины. Поэтому Махат набросился на Боржека:

- Я сюда на коленях, на брюхе полз через две линии фронта, а ему, видите ли, у нас не по душе?

- Именно так! Не по душе! Болван я, что не остался у русских!

В свое время Боржеку нелегко было добиться перевода в бригаду Свободы. Советский генерал, к которому он обратился с просьбой об этом, чуть дух из него не вышиб: 'Бежишь! Думаешь, там полегче будет?' - 'Нет, - защищался Боржек. - Я не ищу легкой жизни. Да, я вырос в Советском Союзе, но мои мать и отец - чехи. И я должен воевать вместе с чехами, в соединении Свободы'.

В конце концов генерал согласился: 'Ладно, иди к своим! И бей фашистов так, как учился этому у нас'.

Теперь Боржек насмехался:

- Бей фашистов! Ха-ха! Где они, эти фашисты? Скажите, ребята, разве мы воюем?

Связисты молчали. Профессия у них была такая: наладить телефонную связь, а столкновений с противником они не только не искали, но обязаны были избегать.

- Мы ремесленники! Проволочных дел мастера! - Боржек безжалостно высказал то, что сами связисты говорили при других обстоятельствах в шутку. - Разматываем и опять сматываем эту дурацкую проволоку. Разве это настоящее дело на фронте? Автомат - вот это оружие, а наш 'паук'? Тьфу! - Он не замечал приближавшихся Станека и Леоша. - Я хочу иметь своего гитлеровца! Я должен хотя бы одного записать на свой счет, иначе мне будет казаться, что я вообще не был на фронте.

Он почувствовал, что сзади кто-то стоит, и резко повернулся.

- Отлично, Боржек! - весело воскликнул Станек. - Но как в таком случае быть нам, связистам? Что же нам-то делать?

Ответ был неожиданным:

- Хочу назад в Красную Армию! - Боржек сорвал с головы пилотку и, нащупав на ней маленького львенка, схватил его пальцами.

Махат впился в него глазами. Связисты замерли. Боржек не отважился сорвать кокарду, но возбуждение его не утихало:

- Ходишь как шарманщик, всякий над тобой насмехается: что ты там играешь на этой катушке, бродяга? Быть связистом - все равно что не воевать! Мне нужен автомат, как это было у русских, и в атаку! Пан надпоручик, разрешите вернуться в Красную Армию автоматчиком!

Тень пробежала по лицу Станека, опустившиеся уголки губ стянули рот. Он ничего не понимал. Что это вдруг нашло на Боржека? Что за разговоры? Пусть Калаш объяснит ему.

Калаш рассказал, что вчера у них были красноармейцы. Кто-то притащил их сюда прямо из окопов. Прокопченные, в пыли, в глине. У одного из них даже золотая звезда Героя Советского Союза. Они рассказали, как рота 240-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник Уманский, пробилась на противоположный берег Днепра. Кто на плотах, кто с помощью досок, кто вплавь через широченную реку, прикрываясь брезентовыми подушками с сеном. Вода в Днепре покраснела от крови. Но все же рота закрепилась на том берегу:

Боржек выпрямился, словно еще больше укрепившись в своей решимости. Станек понимал Боржека. Его самого порой охватывало желание схватить автомат и с ним пробиваться к родному дому. Но сейчас речь шла не о нем - обо всех ребятах. Накануне сражения посеять в них чувство неудовлетворенности? Нет. Он заорал на Боржека:

- Значит, вы хотите отличиться, да? Косить немцев из автомата, так? А что будет в бригаде, вас не интересует! Вам этого мало - обеспечивать условия для четкого руководства операцией. Взаимодействие войск - чепуха? Пусть все это развалится, главное - чтобы все знали обо мне, герое!

- Если вы это понимаете так, пан надпоручик:

- Молчать! Речь не об этом! Вы ясно сказали: хочу назад к автоматчикам! - Станек отвернулся от Боржека и обратился ко всем: - Полевые телефоны, линии связи - это ваше оружие, ребята, и хорошее оружие. Вы бьете им не одного немца - бьете целые полки. Наше оружие сложное, трудное, оно требует точности, самоотверженности, оно требует от солдата многого: - речь надпоручика замедлилась, - иногда и жизни: а взамен предлагает солдату очень мало.

Боржек наконец выпустил львенка, приколотого к пилотке.

- Пан надпоручик, ведь я: я все-таки солдат: и хотя бы одного фашиста своими:

- Если хотите, - взорвался Станек, - бегите куда угодно. Но подумайте: когда вы переходили от русских к нам, это было в порядке вещей: вы - чех. Но наоборот? Запомните - этот шаг не оценят ни наши, ни русские. А уж от меня вы этого меньше всего ждите.

- Пан надпоручик, я останусь: простите меня.

- Ладно, - сказал Станек, дрожа от возбуждения, и присел на пень. Солдаты обступили его.

Смеркалось. Белые осветительные ракеты, ярко загораясь, медленно скользили вниз и гасли у самой земли.

- Словно рентгеном просвечивают, сволочи, - пробурчал Блага.

- Теперь уж, верно, недолго здесь торчать, - сказал Шульц.

Предположение явно адресовалось надпоручику. Но тот ответил вопросом:

- У вас все в порядке, ребята?

Они поняли, утвердительно загудели.

- Млынаржик, - произнес в темноте Станек, - когда взлетит следующая ракета, приказываю обе ноги показать мне!

Взлетела ракета. Ребята рассмеялись. Правый ботинок Млынаржика напоминал акулью пасть, стянутую толстой веревкой.

- Я просил, нового не дают: - буркнул Млынаржик.

Ракета скрылась за соснами. Станек вынул блокнот.

Цельнер задрал голову вверх.

- Уважаемая ракета номер девять, давай свети! Пан надпоручик ждет:

Очередная ракета не заставила себя долго ждать и уже лила белый свет Станеку на бумагу.

Эрик Зап испуганно смотрел прямо перед собой. Черные силуэты изуродованных сосен? Нет. Ему видится всегда одно и то же: отец, мать, сестры и брат - Соня, маленькая Грета, Арноштик. Он снова слышит голос отца: 'Подумай хорошенько, прежде чем бежать'. Он не послушался. И теперь его мучит совесть. Еврейская семья, да еще старший сын исчез. Куда? Ясно куда. Что их за это ждет. Ведь день ото дня становится страшнее. Он слышит рыдания. Кто это плачет? Арноштик? Греточка? Мама?

Зап вскочил, голос у него сорвался:

- Скорее бы нас пустили в дело. Я больше не могу слышать их крик, пусть уж лучше начнется стрельба - пусть она мне заткнет уши:

Калаш усадил Запа рядом с собой на поваленную сосну.

- Не надо, Эрик. Успокойся!

Станек то и дело поглядывал на часы. Он хотел дождаться Яну. Но не спрашивал, кто и куда ее послал и когда она вернется. Прикидывал время: через двадцать минут он должен быть у начальника штаба. Минут двенадцать ходьбы. Остается восемь. Посмотрел на Махата.

- Что вы сегодня такой молчаливый? Опять болит голова?

- Сегодня нет, пан надпоручик, сегодня у меня вообще ничего не болит.

- Тебе легко говорить, Йоза, - вздрагивал Зап. Он готов был упрекать Калаша за то, что его родители и сестра были не в Чехии. Эмча была с ним здесь, на фронте, а родители работали на военном складе в Бузулуке. Он писал им, они - ему. - А я разве знаю, что с нашими?

Калаш посмотрел на Ержабека. Посмотрел на него и Зап. Этот, пожалуй, мог бы знать все. Коммунист, владеет иностранными языками.

- Эй, Ержаб, - окликнул его Эрик, - это правда, что фашисты отправляют всех евреев в лагеря смерти?

Ержабек сидел сгорбившись, время от времени подталкивая пальцем очки к переносице.

Станек поинтересовался у Калаша, зажили ли у него ссадины от катушки, и тот ответил: 'Нет, хребет - сплошная болячка', но так и но услышал надпоручик, чтобы Ержабек развеял страх несчастного Запа. Тогда он решил это сделать сам.

- Да нет, Зап. Не могут же они загнать в лагеря всех людей, которые им не по вкусу. - И обратился к Ержабеку: - К тому же об этих лагерях раздувают слухи, правда, Ержабек?

- Пан надпоручик правильно говорит, - поддержал его Ержабек.

Зап благодарно посмотрел на надпоручика. Станек опять взглянул на часы. Пора идти. Ничего не поделаешь. Он уж не дождется Яны. Но он продолжал сидеть. Если бегом, то он будет в штабе через шесть-семь минут. Может, Яна еще подойдет. Поговорить, конечно, они не смогут, но хотя бы увидеть ее еще раз. Он сказал Калашу:

- Вы эти болячки не запускайте. Начнется загрязнение, и мигом окажетесь в лазарете. Нужно поскорее заклеить все пластырем. Позовите Эмчу!

- Ну, конечно, Калаш, позови сюда свою дважды сестру. - Цельнер шутками пытался подавить страх перед предстоящим сражением. - Та будет вдвойне рада, ведь рядом с братом она найдет и своего утешителя, правда, Боржек?

Боржек наклонился к Махату:

- Дай затянуться!

- У меня только бычок:

- Возьмите у меня, Боржек, - сказал Станек и протянул ему горящую сигарету. Огонек в темноте перешел из рук в руки. Боржек жадно затянулся - 'простил меня' - и хотел вернуть сигарету.

- Курите, курите!

Белые зубы блеснули в свете ракеты. Станек пошарил по карманам и все сигареты, что были у него, роздал солдатам. Потом спросил Калаша:

- Вы всем сказали, что объявлена готовность номер один?

- Да, пан надпоручик.

Станек ушел.

Млынаржик толкнул Леоша, дремавшего сидя:

- Эй, хвост, катись скорее, Старик уже дал от тебя стрекача!

Леош проснулся, нащупал оружие и прогнусавил:

- Какой я тебе хвост, невежа?

Выставив вперед подбородок, он кинулся вдогонку за Станеком. 'Ну как тут отвечать за жизнь командира? Не может он секунду подождать своего ординарца. Не будь высшей справедливости, его давно бы уже убили, и он еще смеет уверять, что ее не существует'.

- Я знаю, дома у меня теперь ничего не осталось. Но главное - вернуться назад, в Броумов. - Панушка любовно повторял: - Броумов! Броумов!

Шульц усмехнулся: ротный опять раскрывает свою душу, словно бархатную шкатулку, на дне которой бриллиантовым украшением сверкает образ потерянного рая. Про себя Шульц подумал: 'Я уже раз тридцать восхищался этим раем, но для Здены, человека нового, придется, черт побери, восхищаться в тридцать первый'.

- Да, Здена: наш пан ротный: в Броумове без него ничего не обходилось:

Панушка бросил сердитый взгляд на Шульца, осмелившегося сунуть свой нос в его епархию, и сказал Махату значительно:

- В Броумове без меня ничего не обходилось. Представитель меньшинства{8}. Ты скажешь: на фронте тоже не сидишь без дела. Но тут у нас одна забота: телефонная связь. А там? Там мы должны были сражаться на всевозможных фронтах: здесь опорный пункт, там опорный пункт, всегда быть начеку, всюду следить, помогать, напрягать силы:

- А любители из драмкружка, пан ротный: - вставил Шульц.

- Подожди, Омега! Не надо забегать вперед. Все по порядку. 'Сокол'{9} - это был один опорный пункт, театр - второй, третий:

- Текстильная фабрика, - добавил Шульц.

- Правильно, парень. - Панушка мечтательно улыбнулся. - Яничка во время забастовок носила текстильщикам еду в корзинке, когда они залезали на крыши, чтобы вовремя обнаружить штрейкбрехеров. Они поднимали к себе корзинки на веревке, а девочке посылали воздушные поцелуи:

- Сколько ей тогда было, пан ротный? - спросил Махат.

- Сколько? Шесть, восемь, десять, одиннадцать - забастовки бывали каждый год.

Шульц уже привык в этом месте выражать особое удивление:

- Ты представь себе, Здена, каких денег все эти штучки стоили пану Панушке!

- Да, ребятушки, там, если ты делал что-то лишь для себя, ты не был патриотом, не был чехом, не был вообще человеком. Если собрали на 'Красную помощь'{10} - ты должен был дать на 'Школьный союз':

- :должен был дать, - подхватывал, словно истый броумовец, Шульц. - Беженцы из Испании:

- :должен был дать, - повысив голос, продолжал Панушка. - Беженцы из гитлеровской Германии? Этих я поддерживал до тех пор, пока самому не пришлось бежать от фюрера.

Загудел зуммер. Махат взял трубку и, обменявшись несколькими фразами, повернулся к Панушке, чтобы слушать дальше.

- С кем вы говорили? - спросил Панушка.

- Это Яна. Проверка линии.

Панушка отхлебнул чая, приправленного несколькими каплями спирта. Познакомив Махата с 'опорными пунктами' Броумова, он повел его в святая святых своего потерянного рая - в собственный дом.

Махат с заинтересованностью влюбленного вступил вслед за ротным в Янину юность, вместе с ним обошел весь домик Панушковых от подвала до чердака. Шульц там уже давно был своим человеком. Он дополнял ротного, подсказывал:

- А Янина альпийская горка:

И Панушка продолжал:

- Для этой горки я приносил в рюкзаке камни со всех памятных мест нашего края, а Яничка сажала среди них гвоздики, нарциссы, папоротник, горные колокольчики: Каждый, кто проходил мимо, останавливался - такая это была красота: За что бы ни принималась наша малышка, все ей удавалось: - вздыхал ротный.

Чем больше умилялся от воспоминаний Панушка, тем все ближе становилась Яна Махату:

Яна тащила на спине катушку, от которой ползла черная змейка провода. Ходьба по зыбкому песку в тяжелых мужских ботинках утомила ее, полевой телефон и катушка давили к земле, лямки врезались в плечи. Она шла с трудом, но спешила изо всех сил: Станек уж, наверно, ждет.

Провода, который искала, нигде не было. Недавно здесь проехала машина, порвала его и, намотав на колесо, уволокла за собой в глубь леса. Пришлось идти туда и Яне.

Станек, конечно, уже ждет и хочет сказать:

Он так часто ей улыбался, словно хотел произнести то единственное слово, которое сразу бы сняло какую-то скованность, уже долгое время мешавшую им.

В тот день, когда она перешла из медпункта к связистам, к нему, эта скованность еще больше усилилась.

Он катал ее тогда на лодке по Хопру и сказал:

- Я еще никогда не слыхал такого голоса, как у вас. А впрочем, слыхал! Давно еще, у нас дома. Чей он был? - И сам рассмеялся: - Не знаю. Может, голос реки. - Он погрузил весла в волны Хопра. - Но не такой, а невидимой реки:

Она не понимала его. Он посерьезнел:

- Мне хотелось бы чаще видеть вас.

Несколько дней она боролась с собой. О нем говорили разное - и что он порвал с Павлой, и что он встречается с ней опять. Говорили, что он не постоянен. Но должна ли она верить всему этому?

Она шла к медсестре Павле и лгала:

- Папа хочет, чтобы я была рядом с ним.

А потом лгала отцу:

- Я хотела бы быть поближе к тебе.

Обстоятельства для получения новой профессии были благоприятны: соединение Свободы увеличивалось до трех батальонов, и телефонистов не хватало. Помогло знание языков и четкая дикция. Так исполнилось ее желание. И желание Станека.

Недавно он подарил ей духи 'Белая сирень'. За то, что она четко работает на связи? Или потому, что ее похвалил сам майор Давид? Вероятно, поэтому. Иначе бы он потребовал в награду за эти духи поцелуй, как это делают другие мужчины. Но он не хотел ничего. И все же она понимала, что духи он преподнес не только за похвалу начальника связи. Напряженность между ними еще больше усилилась. Но сегодня он, может быть, скажет это самое прекрасное слово.

Яна углубилась в лес. Она упорно искала провод, пока не нашла его. Зацепившись за пень, он наконец-то оторвался от машины. Яна соединила его, проверила связь с коммутатором. Отозвался Махат.

Можно возвращаться. Сова, говорят, слышит стук человеческого сердца на большом расстоянии. Яна боялась, что все вокруг тоже услышат стук ее сердца, услышат, о ком оно стучит. Она вздохнула: Махат, кажется, уже услыхал это, а ведь именно ему, любящему ее больше всех остальных здесь, не надо было бы этого слышать.

Густые заросли перешли в высокий лес. В сумерках раздавались приглушенные команды, натуженно ворчали моторы, борясь с песком, двигались в направлении Киева тысячи солдат. Повсюду шла подготовка к наступлению.

Остается день, может, всего одна ночь, и Яна со Станеком окажутся на границе между жизнью и смертью. Уже поздно. Сегодня она вряд ли его увидит. Может быть, так и лучше. Губы ее скорбно сжались: она потеряла уже двоих, которых любила. А вдруг?.. Она отогнала эту мысль. Смерть и смерть. Одна, вторая - не довольно ли?

Ее первой любовью был Олдржих. Впрочем, была ли это любовь? Робкая, несмелая, скорее тревожное предчувствие любви, чем сама любовь. Яна ходила в третий класс броумовской гимназии. Олдржих был учеником пятого. Однажды в воскресенье случилось самое прекрасное: совместная загородная прогулка с родителями на Бездез, тайные пожатья рук, несмелая попытка поцеловаться в развалинах замка, а вскоре после этого самое страшное: опять совместная 'прогулка', на этот раз во время бегства от немцев в Польшу. Пограничный патруль, обстрелявший их ночью, убил Олдржиха.

'Именно его из восьми человек. Случай ли это? Или это моя вина, потому что он шел рядом со мной, а я отставала?'

Когда в Кракове заботу о семье Панушки взяли на себя родители Януша, стало казаться, что вернулось мирное время.

Януш - это уже была ее настоящая любовь. Целыми днями они были вместе. Януш помогал отцу в антикварном магазине. И едва он приходил из магазина, как они отправлялись бродить по краковским улицам. Опасность, которая была рядом с ними, позади них, вокруг них, представлялась им нереальной, как в тумане. Темные порталы старых домов видели их поцелуи и слышали их клятвы: 'Никогда тебя не забуду! Даже если нас что-то разлучит!'

Она шла по узкой просеке, напоминавшей ту краковскую улочку, по которой Януш водил ее чаще всего.

Родители Януша были евреи, а для нацистов евреи, как и беженцы из Чехии, были бельмом на глазу. Все кругом говорили о том, что делается в Чехии, и строили догадки о ближайших планах Гитлера. Яна начала бояться. Но Януш не боялся: 'Мы защитим родину! И тебя я защищу!'

После вторжения немцев в Польшу Панушковы двинулись дальше на восток и недалеко от советской границы узнали, что Януш и его родители расстреляны.

За что? Яна не переставала мучить себя этим вопросом. 'Потому что они прятали нас? Ведь люди очень часто видели Януша и меня вместе. Опять моя вина'.

Темнело. Яна возвращалась, ориентируясь по полоске неба между кронами деревьев. Световая морзянка уже рассыпала на темном небосводе свои фантастические сигналы. Яна искала в них для себя какой-нибудь знак. Седое небо напоминало оловянное зеркало, дробившееся на осколки вспышками вражеской канонады и лучами прожекторов.

'Может, прав папа, говоря, что все придет после войны, когда наступит мир? - думала она, запрокинув голову к небу. - Осколки, одни осколки: До сих пор у судьбы не было для меня ничего другого. Она мне все разбила и разбивает'. Осталась теперь любовь к Станеку. Она была ей необходима. Она помогала залечить те две раны, преодолеть страх, который они после себя оставили. Разве любовь принимает в расчет мертвых? И хотя Яна помнила все-все, любви до этого не было никакого дела.

Яна лучше, чем Махат, понимала, почему отец беспрестанно сравнивает мирную жизнь и войну, рассуждает о том, что дает молодым людям первая и отнимает вторая. При этом он думает об Олдржихе и Януше. А здесь, на фронте, смерть каждый день находит работу. Поэтому он так упорно повторяет: все после войны. Он не хочет, чтобы она в третий раз потеряла любимого человека.

'Так размышляет папа, но я и думать не хочу о том, что Станек может стать этим третьим. Я его люблю, как никого до сих пор не любила, и должна, должна верить, что война не отнимет его у меня'.

Таинственная мозаика световых сигналов становилась все интенсивнее. Яну вдруг обуял страх, который она тщетно пыталась превозмочь. Было ясно, что по просеке к основному пункту связи ей не пройти. Яна свернула и побежала напрямик, не разбирая дороги, хотя уже не верила, что прибежит вовремя и услышит от Станека то желанное прекрасное слово.

'Но почему мне так хочется его услышать? Разве он не произнес его, назначив сегодня свидание? Все мы храним до самой смерти последнее слово того, кого любим. Я навсегда запомню его настойчивое: 'Придете?' Но прежде чем мы вступим в бой, я хотела бы ему тоже сказать: какая из женщин вас любит так, как я? Какая? Или он уже это знает?'

Четыре солдата, сидевшие у входа в землянку и доедавшие из мисок гречневую кашу, сдобренную половником гуляша, тоже наблюдали за тем, что происходит на небе. Их думы о доме прорывались сквозь хаос световых вспышек и летели в родные края.

- Знаете, ребята, что-то я нынче не в своей тарелке, - сказал Блага.

- Точно, - признался Цельнер. - Я тоже - балда. Вместо того чтобы немного отдохнуть, кручусь, словно мне за это платят.

Солдаты знали, что за этим последует: он съест все до последней ложки, глотнет из фляги, потом закурит. Как и все. И в то же время они понимали, что речь идет о суете совсем другого рода - о том душевном беспокойстве, которое охватило их всех. Так бывало всегда, перед каждой серьезной операцией, а уж сегодня - перед таким большим наступлением - что и говорить.

Цельнера за участие в ноябрьских демонстрациях искало гестапо. Он, всплеснув руками, говорил:

- Мне, ребята, пришлось уйти из дому, когда в семье был сплошной разброд:

Действительно, ситуация в семье была тогда сложной. И сейчас, в эти тягостные часы перед боем, который мог или приблизить его к родине, или навсегда с ней разлучить, в его голове, словно в калейдоскопе, мелькало все подряд: и важное, и пустячное. Как отец? Порвал ли он с той молодой женщиной? Ведь тогда все шло к тому, что ради нее он мог покинуть мать. Ускорила война их развод или, наоборот, опять сблизила? А его лотерейный билет? Вдруг выиграл, пусть ерунду какую-нибудь?

- Как вы считаете, ребята, брат следит за моим мотоциклом или оставляет его ржаветь? Но кожанку-то мою он наверняка носит, прохвост! Семнадцать лет: Лишь бы немцы оставили братишку в покое: все остальное мы вместе приведем в порядок:

Ержабека взбаламученное небо, сплошь покрытое отблесками огней, тоже лишало внутреннего спокойствия, но он заставлял себя сохранять по крайней мере внешнее:

- Все будет приведено в порядок, Цельнер, все.

Блага повернул белое в свете ракеты лицо к Ержабеку:

- Тебя послушать, Ержаб, так стоит нам перейти границу, как мы сразу будем возлежать в райских кущах коммунизма: всем - поровну, каждому - что душе угодно.

- Почти так, - подтвердил Ержабек. - Когда-нибудь - наверняка.

Цельнер сказал:

- Только чтобы дома от нас не хотели большего, чем здесь.

- Видишь ли, - ответил Ержабек, - так дело тоже не пойдет: никакой борьбы ни с кем и ни с чем, как это некоторые здесь изображают. - И, взяв на себя смелость, от имени всех заключил: - Ведь никто из нас не будет сторониться начатой работы.

Время, казалось, остановилось. Солдаты снова и снова проверяли, все ли у них в порядке; сражение еще только предстояло, а мысли, словно по баллистической траектории, устремлялись, минуя еще не взятый Киев, в будущую мирную жизнь.

- Я первым делом расквитаюсь с квартирной хозяйкой, которая на меня донесла, и со всеми такими, - поддержал Ержабека Махат в свойственной ему резкой манере. - Мне пока ничего не удавалось из того, что я хотел. Всегда что-то мешало. - Махат был беспощаден даже к своей семье. - Что я оставил дома? Сначала появился неродной отец, потом - неродной братишка, а потом все стало неродным. Нет уж, спасибо, я не хочу, чтобы все было в том же виде, в каком мы это оставили. Как только вернусь, покончу со всем этим! В техникум, в котором пан отчим благосклонно разрешал мне учиться, не вернусь. Я должен избавиться от его проклятого надзора. Найдутся и для меня лучшие возможности!

- Ты не умеешь быть благодарным, - раздраженно сказал Блага. - Не можешь без того, чтобы не вешать на кого-либо собак. Ты подстрекатель.

Махат презрительно рассмеялся:

- Знал бы ты, что такое неродной отец и зависимость от него.

- Лучше неродной, чем никакого. - Блага скреб ложкой в миске. - В конце концов, дом у тебя есть. А вот куда вернусь я? Куда? - Он оглянулся, нет ли здесь где-нибудь Запа, которого ждет, вероятно, то же самое. - Тебе тут еще никто не говорил, что из-за винтовки, спрятанной на чердаке за стропилами, никого из моих не оставили в живых?

- Нет, - ответил пораженный Махат.

- А не будь я в то время у дяди на каникулах, не было бы здесь и меня. Ты, Здена, хочешь избавиться от хомута, который, говоришь, надел на тебя неродной отец, а я с удовольствием полезу в хомут дяди-аптекаря, если он, конечно, согласится взять меня, как обещал раньше. Вернее, если будет в состоянии взять меня. Разве кто-нибудь может поручиться, что эти Ержабеки не отберут у него аптеку до последнего пузырька?

- Ну ты брось, ведь это малюсенькая аптека! - возразил Ержабек, - Национализироваться будут шахты, фабрики. У твоего дяди есть фабрика? Нет. Так не бесись.

- Пусть ты будешь прав, Ержаб. - Блага водил ложкой по пустому дну. - Судя по тому, что я вижу здесь, я не очень надеюсь оказаться в аптеке моего дяди.

- Ты ради своего дяди все бы оставил по-старому, - сказал Ержабек.

Блага облизал ложку.

- Только чтобы потом ты первый не пошел на попятный, Ержаб. Вы, наборщики, всегда были рабочей аристократией.

Ержабек закинул длинные ноги одна на другую. Глаза, увеличенные стеклами очков, задумчиво смотрели на Благу:

- Да, мой милый, ни сейчас, ни потом не будет такого положения, чтобы каждый мог думать только о себе. Я знаю, это нелегко. Для любого.

Цельнер уже не следил за разговором. У Махата дела неважнецкие, у Запа и Благи - еще хуже, а у него и мать и отец живы, по крайней мере он так думает. Все его мысли сосредоточились на одном: вернуться. Вернуться, встретиться с ними! Что они делают? Как живут? Может быть, уже разошлись, может, до сих пор вместе и следят за ходом войны. Бог знает, как они ее себе представляют. Может, они там дрожат за него все эти годы? Ведь он тоже раньше думал, что солдаты на фронте не выпускают из рук оружия и беспрерывно стреляют. Он даже не догадывался о бесконечной аритмии боев. Весной было Соколово, теперь осень, а бригада больше не участвовала в сражениях. Целые месяцы учений и подготовки оставляли массу времени для раздумий, воспоминаний, разговоров, даже развлечений, а потом все это переплавится в горниле войны за несколько недель или даже дней и польются потоки крови. Что они знают об этом там, дома? Он посмотрел вверх. По-прежнему световой хаос. От сигнальных и осветительных ракет, от лучей прожекторов небосвод казался каким-то искусственным, и жизнь под ним казалась такой же нереальной.

Цельнер рассмеялся. Он решил: хватит серьезных разговоров. Кивком головы показал на мрачного Благу:

- Знаете, ребята, Блага каждый день пишет своей Манке любовные послания.

- Как так? - удивился Махат. - Ведь он же не может ей их отправить?

Цельнер смеялся:

- Блага складывает их в вещевой мешок, он у него уже набит так, что туда не всунешь даже расчески. Зачем? Ну а вдруг Манке не останется ничего, кроме этих влюбленных вздохов с фронта?

Осветительная ракета погасла. Все погрузились в темноту и на мгновение затихли.

- А это точно, что утром начнется? - засомневался Блага.

- А что надпоручик был такой ласковый, тебе это бросилось в глаза? - отозвался Цельнер.

- Это еще ни о чем не говорит.

- Мало ты его знаешь. Когда он - мед и масло, это уж точно: готовь себе чистую рубаху.

Эмча обработала брату ссадины и залезла в землянку к Боржеку. Они сели рядом на выступ из песчаника, покрытый суконным одеялом.

- Что это ты удумал?

Боржек обнял Эмчу за талию, сказал:

- Да брось!

- Сразу после Киева, мол, свадьба. А тут вдруг решил сбежать?

На второй постели лежал довольный Млынаржик - он получил наконец новые ботинки. Повернулся спиной к ним и прислушивался к каждому их слову. 'Дураки! Я бы на месте Боржека:'

Боржек попытался задобрить Эмчу поцелуем. Она отвернулась:

- Нет, ты ответь мне сначала!

- О чем ты говоришь? Разве я бы тебя тут оставил.

- Так ты любишь меня?

- Эй, Млынарж! - окликнул Боржек. - Спишь?

Млынаржик не отозвался. Боржек задул коптилку. Его губы нашли в темноте губы Эмчи.

Млынаржик осторожно повернулся на спину. Он лежал тихо, думал о жене, Веноушеке. И уснул.

Боржек с Эмчей не замечали времени, но вдруг она спохватилась: ее свободное время кончается. Она перебросила через плечо сумку с красным крестом. Улыбаясь и хмурясь, стала прощаться:

- И вообще, Боржо, ты это выкинь из головы - уйти из бригады! Говоришь, что не оставил бы меня здесь. Но я не могу всегда быть там, где ты: - Она обняла его за шею: - Попрощаемся так, будто мы уже никогда не увидимся!

- Почему? - нахмурился Боржек.

- Это такая примета, - убеждала она. - Значит, с нами ничего не случится:

- Ну, тогда я рыдаю, - засмеялся Боржек. - А теперь поцелуй!

5

По каждому километру немецкого оборонительного пояса, окружавшего Киев, бьют свыше трехсот орудий. Их стволы исступленно рявкают, отскакивая назад, выплевывают снаряды, мгновенно открываются затворы, в них вползают новые снаряды, чтобы с коротким гулким ударом стремительно вылететь на свои баллистические траектории. Десять минут артналета - раскаленные орудия, кажется, вот-вот начнут плавиться, но огненный смерч не утихает. Пятнадцать минут, двадцать, двадцать пять: Грохочут батареи, гремят 'катюши'. Все окутано густым дымом:

Проходит тридцать, тридцать пять минут, а небо по-прежнему сыплет на землю град снарядов и немилосердно бьет, бьет, бьет - и сплющивает, смешивает серо-зеленые мундиры с украинской землей. В немецких окопах - нагромождение глины, железа, раненых, убитых. Взрывные волны тоже несут смерть. Из окопов выскакивают обезумевшие солдаты.

Лишь через сорок минут мощная артиллерийская канонада прекратилась.

На участке в шесть километров гитлеровская оборона была искромсана. Взлетели ракеты. Сигнал! В 8 часов 35 минут в атаку пошла пехота.

Чехословацкая бригада наступала от детского санатория, через завод 'Большевик', кинофабрику, парк имени Пушкина, зоопарк, по Житомирскому шоссе в центр города. Бригада должна была туда пробиться, последовательно преодолев пять укрепленных рубежей на своей полосе наступления в два километра. В то время как советские полки, поддерживаемые танками Рыбалко, приближались, совершив длинный обходный маневр, к житомирской автостраде, с тем чтобы пересечь ее и отрезать фашистские войска в Киеве от их тылов, стрелковые батальоны бригады красными ракетами сообщали полковнику Свободе о достижении очередного рубежа. Первый батальон продвигался быстрее, чем планировалось. Второй, Рабаса, замедлял свое продвижение, пока совсем не завяз перед городской чертой.

'Паук' Станека раскинул на целые километры свою тонкую паутину. Во время боя она беспрестанно рвалась на куски, ее калечили мины и гранаты, давили свои же тапки.

Яна записывала донесения. Шульц, дежуривший у коммутатора ночью, сидел на своем вещмешке и отдыхал. Работал Махат. Он громко кричал:

- Повторите! Не слышу! Не слышу! Я - 'Липа'! - Повернулся к Панушке: - 'Андромеда' не отвечает.

Панушка болезненно переживал каждое повреждение линии.

'Андромеда'? Линия ко второму батальону?

Он испуганно вскочил и, выхватив у Махата трубку, стал кричать в нее. Безрезультатно. Пустота. Потом подозвал Шульца и вместе с ним быстро осмотрел, нет ли поломок в переключателе. Все было в порядке.

Зуммер не переставал трещать. Спрашивал Галирж:

- Что с 'Андромедой'?

Панушка попытался снова соединиться. От крика на его виске набухла извилистая жилка. Но он кричал еще громче. В трубке что-то глухо шумело. Батальон Рабаса остался без связи.

Станек успевал тянуть телефонные провода за наступающими войсками. Теперь оставалось самое трудное: сохранить их целыми в течение всего боя.

Сейчас надпоручик спешил на основной пункт связи. У небольшого домика без крыши он натолкнулся на группу связистов, которые растерянно бегали взад-вперед, что-то кричали в трубки, путались в проводах. На учениях они всегда легко находили свой провод, другое дело - здесь, в этом аду. В суматохе боя ни у кого не было времени сматывать кабели, и сейчас всюду валялись провода, оставшиеся после немцев, после русских: Солдаты не могли разобраться, откуда и куда ведет тот или иной провод. Они ругались, спорили, а время летело.

Станек крутился в этой заварухе, стараясь помочь связистам и советом и делом. Провода к 'Андромеде' тянул Боржек. Едва он вернулся, как обнаружилось, что линия не работает - все усилия пошли насмарку. Сейчас он сидел на куче проводов, разбитый, подавленный. Но, увидев Станека, тяжело поднялся и пошел навстречу:

- Пан надпоручик, докладываю, линия 'Андромеды':

- Я уже знаю, - прервал его Станек и обратился к Калашу: - Что вы предприняли?

- Послал аварийную команду.

- Результаты?

- На связь не выходят, я подключился к их кабелю, все время вызываю, жду:

Заблудились, мелькнуло в голове Станека. Приняли чужой кабель за свой и теперь идут бог знает куда.

- Вы и Боржек, со мной на основной пункт связи!

Панушка встретил Станека приказом из штаба:

- Требуют в течение часа восстановить линию 'Андромеды'. Пан надпоручик, вы не пугайтесь, но если - сказали - это не будет сделано, вас предадут полевому суду.

Все командиры, стоит во время боя где-то дать осечку, грозят расстрелом, успокаивал себя Станек. Но все-таки опасался - под суд отдать могут. Рабас не продвигается вперед. Если он не получит помощи, его неудача поставит в трудное положение первый батальон. Линию к 'Андромеде' нужно тянуть заново. Станек быстро соображал, кому это поручить, обводил глазами своих ребят.

Они напряженно следили за ним, знали: выбирает кого-то.

Но Станеку было труднее всех: он, именно он, должен был решать, кого послать на это задание. Мысли лихорадочно мелькали. Каждую мелочь учесть нужно. По опыту он знал, что мелочи порой сводят на нет даже самое крупное и тщательнейшим образом подготовленное наступление.

Повернулся к Калашу и сурово приказал:

- Готовьтесь!

Кого послать еще?

Шульца?

Этого тщедушного паренька? Там нужна большая физическая выносливость, и он в решающий момент может не выдержать. Зато тут, если потребуется, никто лучше его не исправит коммутатор.

Махата?

Махат перекинул штекеры и, когда на него взглянул Станек, подтянулся, продолжая сидеть с трубкой у уха. Он был уверен, что именно его пошлет Станек. Но Станек раздумывал: Махат из всех находящихся тут - самый отважный и хладнокровный. Если немцы нападут на основной пункт связи, то пожилой Панушка да пигалица Шульц одни не отобьются. Нет, пункт связи без Махата оставить нельзя.

Яну?

Ведь она здесь на положении любого другого солдата. Но тут же отбросил эту мысль. Ну, послал бы он ее: занятая телефоном, она не будет успевать следить за происходящим вокруг и, если наскочит на немцев, вовремя не укроется: Вспомнил, как он загораживал ее от падающих осколков. Она еще слишком чувствует себя санитаркой, привыкшей перевязывать раненых даже под пулями, и не различает того, когда можно пройти, а когда, наоборот, даже обязана искать укрытия.

Панушка, сидевший спиной к Станеку, не выдержал неизвестности. Резким движением он повернулся от центрального пульта, словно отмахиваясь от Станека. 'Надеюсь, этот бесчувственный чурбан не пошлет мою дочь?' Он был полон решимости отстаивать ее, но не знал как. Яна - рядовой солдат и не имела никаких привилегий по сравнению с солдатами-мужчинами, а Панушка, хоть и был ее отцом, не имел на нее в эту минуту никаких прав.

Но Станек уже не думал о Яне.

Боржека?

Тот выглядел измотанным. Станек быстро соображал. Это были какие-то обрывки мыслей, но из них уже слагалась одна, определенная. Боржек тянул 'Андромеду' с Млынаржиком и Цельнером, которые остались во втором батальоне, ожидая дальнейших распоряжений. Боржек по приказу Калаша вернулся, прошел этим путем уже дважды, туда и сразу же обратно - это огромное напряжение! Боржек: Станек вдруг почувствовал, что не сможет произнести его имя. Но пересилил себя:

- Вы единственный, кто знает дорогу и, вероятно, найдете ее в сумерках. Конечно, я понимаю, вы устали, вам тяжело.

Махат удивился: 'Почему Боржек? Почему не я?' У Шульца порозовели щеки: 'Даже такой жалкий слабак, как я, сгодился бы скорее, чем этот измученный парень'.

Боржек мужественно улыбнулся Станеку:

- Я пойду! Я могу!

- Ну, хорошо, пойдете с Калашем.

У Калаша, собиравшего в дорогу необходимое, выпала из рук сумка с инструментом. На шум все невольно оглянулись - словно этот звук означал несогласие.

- Йоза, командуй, что надо взять, и пошли! - нетерпеливо крикнул Боржек.

Калаш показал на запасные катушки, телефон, шест для подвешивания проводов, оружие.

- Мы это с Боржеком вдвоем:

- Третий я, - сказал Станек и, взяв телефонный ящик, накинул ремень на шею.

Калаш и Боржек, обвешанные инструментом и оружием, полезли наружу. Станек на ходу отдал приказ:

- Яна на место Махата!

Махат улыбнулся Яне, когда они менялись местами. Улыбнулась и Яна, садясь к коммутатору, но это было лишь слабое подобие улыбки, появившейся на ее отрешенном лице.

Майор Давид спрашивал об 'Андромеде'. Нетвердым голосом Яна ответила:

- Пан надпоручик пошел налаживать связь с 'Андромедой'.

- Как? Сам?

Майор повесил трубку.

На панели главного пульта лежали карманные часы с цепочкой - собственность ротного. Яна следила за минутной стрелкой. Ждала того момента, когда Станек с линии 'Андромеды' даст первую проверку. Абоненты вызывали друг друга, она соединяла их, но уголком глаза поглядывала на часы. Минуты тянулись с раздражающей медлительностью. 'Кажется, я дрожу? Нет. Это трясется коммутатор, в нем столько проводов, и они тянутся с самой передовой. Я не дрожу, это трясутся провода - принимают колебания земли, которую рвут на части снаряды'.

- Почему он еще не отзывается? - проговорила она вслух.

- Кто? - неожиданно спросил сзади Махат.

Яна очнулась:

- 'Андромеда', наши ребята:

Панушка глянул на часы. Нет, ребятам еще рано. Еще четыре секунды, три, две.

Выскочил штекер 'Андромеды'.

- Как слышите меня? - говорил Станек.

Он жив! Жив!

- Вас слышу. Слышу. Я - 'Липа', - ответила Яна строгим голосом. Она старалась скрыть свою радость.

- Кто это? - спросил Панушка.

Махат, наклонившись над колонкой штекеров, проронил:

- 'Андромеда'.

Панушка расчувствовался:

- Наш надпоручик - человек что надо! Дочку оставил здесь со мной, а сам пошел.

Станек выходил на связь через определенные интервалы, но интервалы эти становились все длиннее и длиннее. В трубке слышался шелест учащенного дыхания. Быстрая речь дробилась взрывами, которые мембрана превращала в треск. Потом Станек замолчал.

Яна смотрела на отцовские часы. 'Сколько они показывали, когда он звонил последний раз? Когда это было? Десять минут назад? Пятнадцать? Сколько, боже мой?'

'Андромеда' молчала, зато другие абоненты беспрерывно требовали связи. Треск помех в трубке мешал Яне, но она угадывала слова по ритму, смысл и содержание фраз по тону. Казалось, по проводам слышен пульс всего сражения. Это приводило ее в ужас. Снаружи, наверно, уже темно, они идут там, в темноте, шаг за шагом, всюду их подстерегают укрывшиеся немцы. Что же они не отзываются? Потеряли направление? У него привычка идти первым. Святая дева, первым!

Яна напрягала всю волю, чтобы успокоиться. Старалась произносить позывные как можно четче. Заставляла голос звучать ясно, ровно, без дрожи, но ей это плохо удавалось:

- Я - 'Липа'! Я - 'Липа':

- Красная ракета! - воскликнул Вокроуглицкий.

Галирж вскочил. Посмотрел на темное небо над городом. Покрасневшие глаза слезились.

- Уже упала.

- Где ты ее видел?

- Далеко впереди, справа от нас. - Вокроуглицкий показал направление.

- Там первый батальон!

- Я уже наношу на карту. Первый батальон достиг своего четвертого рубежа.

Телефонный звонок. Начальник штаба спрашивал, подготовил ли Галирж предложения об оказании помощи Рабасу и наметил ли место нанесения огневого удара. Галирж поспешил заверить, что такие предложения скоро будут. Он приказал Вокроуглицкому соединиться с пунктом связи.

- Опять попросить 'Андромеду'?

- Опять!

- Ведь я же минуту назад:

- Звони, не задерживай!

Вокроуглицкий снял трубку. Связи с 'Андромедой' не было.

- Это невероятно! - горячился Галирж и послал Вокроуглицкого к связистам, чтобы те попытались соединиться по радио с его ротой разведчиков.

Используя специальный код, там попробовали найти радиостанцию Рабаса. Поймали какой-то слабый голос. Шифровка: 235, 718, 5662. Голос удалялся, пропал, и откуда-то из бесконечной дали только доносилось: гу: гу: ги: ги: В наушниках что-то пищало, выло, и вдруг - бах! Радиста словно ударили в ухо.

Вокроуглицкий понял, что на радиосвязь надежды нет. Он направился в оперативный отдел узнать, какие сведения имеются там. К Галиржу он вернулся с сообщением, что у второго батальона обнажен левый фланг:

- Как это могло произойти? - ужаснулся Галирж.

Он знал, что соседом слепа у бригады является советская 40-я стрелковая дивизия, а приданный ей гвардейский танковый корпус должен непосредственно поддерживать Рабаса.

Вокроуглицкий доложил, что немцы перерезали шоссе перед советскими танками заградительным артиллерийским огнем. Галирж склонился над картой.

- Джони, у меня еще одно сообщение, плохое, - сказал Вокроуглицкий.

Он показал на карте место, где был косогор, о котором они ничего не знали. Там сейчас немцы, и они ведут огонь из тяжелых пулеметов по Рабасу.

- А у меня нет связи со вторым батальоном! Вот так дела!

Галирж тупо уставился в пространство. После нескольких суток непрерывного напряжения и страха, без сна он выглядел больным.

- Я бы на твоем месте, Джони, не ждал связи.

Вокроуглицкий поднял трубку, стал с кем-то говорить.

Затем пояснил Галиржу:

- Опять звонили из штаба. Рвут и мечут. Я бы кое-что предложил:

- Что предлагать, когда мы ничего толком не знаем!

- Положим, знаем, хотя бы приблизительно, какие силы угрожают Рабасу.

- Приблизительно! Разве так работают? Мы должны знать, двигаются ли они и куда, отгадать их намерения - отступить или защищаться до последнего солдата.

- Не знаю, Джони, но эта твоя обстоятельность: Ищи другой путь! Комбинируй! Немного фантазии:

- Довольно разговоров! Вызывай 'Андромеду'! Там мои глаза и уши.

Вокроуглицкий завертел ручку телефона.

Уже по выражению его лица Галирж понял, что 'Андромеду' он опять не получит.

'Комбинируй! Немного фантазии!' Галирж склонился над разведкартой. Сплошной синий цвет. Одно оборонительное кольцо за другим. Всюду немцы, их орудия, 'фердинанды', каждый дом - крепость. На основании чего судить, где немцы отступают, где сопротивляются, где стремятся пробиться клином или выскользнуть через какую-то щель из города?

'Нет. Я должен иметь точные сведения. Но пока я их получу, пока проанализирую положение, сделаю выводы и подам начальнику штаба предложение об оказании помощи и пока эта помощь придет:' Он схватился рукой за лоб, покрытый холодным потом.

Вокроуглицкий понял, что означает этот жест. Беспомощность.

- Джони, собери все, что есть, вместе и дай предложение! Рабасу сейчас пригодится любая помощь.

Галирж на мгновенье заколебался. Потом сказал с пафосом обреченного:

- Ну как я могу откуда-то что-то нахватать, если не знаю точно, как в данный момент обстоят там дела? А если я вдруг ослаблю наши силы как раз там, где наиболее сильное сопротивление? Как я потом отвечу за напрасные потери, а может быть, даже за катастрофу! Исключено!

- Предложи что-нибудь, черт возьми! - закричал Вокроуглицкий.

Галирж сам ощущал острую необходимость что-то предпринять. Но без ясной картины?!

- Наша работа - это тебе не истребитель, который не оставляет в воздухе следов. Все наши действия будут еще долго после сражения объектом разбора. И от этого зависит, награда или трибунал. - Приказал: - Вызови джип! Еду к Станеку!

- Его нет на месте, - информировал Вокроуглицкий. - Еще минуту назад он был на основном пункте связи. Но сейчас нет.

- Я его найду!

- Джони, это бессмыслица.

- Теперь все - бессмыслица, - с отчаянием произнес Галирж. - И остаться, и поехать. - Потом приказал Вокроуглицкому: - А ты отсюда ни на шаг!

Боржек бежал первым. Катушка, укрепленная на его спине, быстро крутилась, выбрасывая кабель. Калаш кусками дерна закреплял его вдоль лесной дороги. На пересечениях дорог он забрасывал кабель шестом на деревья, там, где деревьев не было, закапывал его в землю. Станек, прокалывая изоляцию кабеля вилкой телефона, проверял слышимость.

За их спинами заскрипели тормоза джипа. Из машины выскочил Галирж, бросился к Станеку. Плоский кожаный планшет бился о его бедро, на груди подпрыгивал бинокль:

- Дружище, что ты вытворяешь? Или ты единственный добился права не находиться на своем командном пункте?

- А ты находишься на своем? - отрезал Станек.

- Это по твоей милости. Я разыскиваю тебя по всему фронту, тогда как ты должен быть:

- Я там, где я больше всего нужен.

- Так-то вы воюете! Каждый на свой страх и риск - вот и результат!

- Ну-ну, потише!

- Тебе КП не нужен! Но мне и всему штабу ты нужен, чтобы обеспечивать связь. - Он заметил висевший на шее у Станека телефонный ящик. Сбавил тон. - Проверяешь связь? Здесь?

- Здесь, - буркнул Станек и двинулся вслед за связистами.

- Погоди же, дружище! Куда ты несешься? - Галирж схватил его за плечо. - Мне позарез нужна связь со вторым батальоном. Я должен разработать предложение о помощи Рабасу. Если немцы его разобьют, это будет на твоей совести! Понимаешь?

Станек резким движением смахнул с плеча руку Галиржа:

- Понимаю! Иначе зачем бы я бросился на передний край?

- Значит, вы тянете линию к Рабасу?

- А разве не ты нуждаешься в этой линии больше всех?

Галиржа вдруг как подменили. Если за дело взялся Станек, все будет в порядке.

- Я и не предполагал, что ты сам пойдешь тянуть. Как только линия будет готова, дай ее мне!

Станек побежал:

- Ладно!

- Мне первому, Ирка!

- Дам! Дам! - обещал Станек.

Галирж кричал ему вслед:

- Будь осторожен, дружище!

Боржек помогал Калашу закапывать в землю кабель, который они вели через дорогу.

- Йоза, объясни мне, почему это, когда наш Старик рядом, совсем даже не страшно?

Калаш удивленно поднял глаза:

- Ты думаешь, что там, где он, не падают снаряды:

- Хе-хе-хе, - устало отдувался Боржек. - Наверно, так. Солдат думает так: офицер слишком умен, чтобы лезть туда, где жарко. Но Старику уже пора быть здесь, как бы нам не потерять его:

Похудевший, сухопарый Станек бежал легко. Время от времени он останавливался и осматривал работу связистов. 'Отличные парни! Не так уж плохо я их обучил. Молодец Боржек! Как устал, а сейчас опять воспрянул духом! Здорово! Я на это рассчитывал. А вот и они'.

Боржек дорогу помнил. Лишь иногда он колебался, скорее от усталости, чем от неуверенности, но снова находил правильное направление. Отыскал и старый кабель. Ведя по нему рукой, проверил, нет ли где-нибудь разрыва.

Четыре немца перебежали дорогу. За ними прихрамывал пятый. Связисты залегли. Боржек щелкнул затвором. Хотя бы одного-единственного! Ведь лезет прямо на мушку. Но прежде чем спустить курок, выдохнул:

- Можно?

- Дурак! Сумасшедший! Посмей только! - приглушенно крикнул Станек. - Ни в коем случае!

Хромающий немец исчез в сгущающихся сумерках.

Станек вызвал пункт связи с некоторым опозданием.

- Я - 'Липа', я - 'Липа': - Голос Яны звучал так радостно, что он почти увидел, как она улыбается.

Он попросил исполнить внезапно возникшее желание:

- Пока я не дойду до Рабаса, останьтесь у телефона вы, Яна.

- Хорошо!

Станек отключился, и все трое побежали дальше. На дороге - неподвижное человеческое тело. Солдат. Они остановились.

- Дальше! Дальше! - подгонял их Станек. - Вы это еще много раз увидите!

- Нет уж лучше не надо, пан надпоручик, - глухо отозвался Калаш.

Станек подошел к мертвому ближе - форма свободовца.

- Это наш: - И запнулся.

У солдата на лбу была вырезана свастика. Кровавая свастика, залившая кровью все лицо. В глазных впадинах стояли лужи гранатового цвета.

- Дальше, ребята! Бегом! - поборол волнение Станек. - Здесь мы бессильны. Боржек, куда теперь?

Боржек огляделся по сторонам, он чувствовал себя изнуренным, колебался.

Калаш подумал: где мертвые, там и опасность - скорее отсюда.

- Ну давай соображай.

Боржек побежал дальше, напрягая все тело, каждый метр пути давался ему с трудом.

Он вглядывался, вспоминал, у него было ощущение, что тут он никогда не проходил. Дорога в пригородном лесу, когда он тянул кабель 'Андромеды' и когда возвращался по ней назад, выглядела совсем по-другому и теперь, в сумерках, казалась незнакомой. Он бежал и, озираясь по сторонам, искал что-нибудь, что подсказало бы правильное направление.

Вышли на открытое пространство. Боржек обрадовался: он ведет Станека и Калаша верно! Это место он уже дважды перебегал.

Теперь Станек побежал первым - по направлению к шеренге низких деревянных домиков. Калаш - за ним. У Боржека от усталости заплетались ноги: 'Я так быстро, как они, не могу. Я должен, как они, и быстрее, чем они. - Он смотрел Станеку в спину. - Я могу, я должен, я знаю дорогу'. Сжимал зубы и грузно бежал.

Жалобный свист пересек пространство. Кто его услышал, был уже в безопасности. Это наверняка не случайный снаряд, подумал Станек и крикнул:

- Ложись!

И бросился на землю. Где-то рядом залег Калаш.

Боржек все бежал, его инстинктивно влекло ближе к Станеку: там, где он, снаряды не падают. Прямо в середине поляны разорвался второй снаряд, фонтаном брызнули осколки. Боржек почувствовал резкий удар в подбородок. Зашатался. Но боли не было. Станек видел, как он, спотыкаясь, направляется к нему, ноги его подкашиваются. Станек вскочил и побежал навстречу. Увидел его глаза, неестественно широко раскрытые, вместо рта и подбородка - сплошное кровавое месиво. Приблизившись к Станеку, Боржек опустился на колени - силы оставили его. Из раны хлестала кровь. Станек видел, что у Боржека оторвана вся нижняя челюсть.

Из горла - ибо рта уже не было - вырывались неясные, нечеловеческие звуки. И вместе с тем такие понятные, полные беспредельного человеческого ужаса. Боржек протягивал Станеку руку. Тот протянул ему свою, желая поддержать его. Но Боржек взял ее и повел к своему рту, сам не решался, хотел, чтобы Станек ощупал его рану и сказал, что с ним. Станек невольно отдернул руку, но Боржек сжал ее крепче и снова потянул к ране. Теперь Станек не сопротивлялся. Он не мог его предать. Нагнулся и дотронулся до страшной раны. Подумал: 'Боржеку конец'.

- Не бойся! - сказал вслух. - Ничего страшного: Вдалеке показалась группа темных фигур в касках с узким ободком. Надо спасать Боржека! И надо спасать 'Андромеду', а значит, тысячу солдат батальона Рабаса.

- Ко мне! - приказал Станек Калашу. - Помогите мне! Быстро! Мы должны укрыться.

Они взяли Боржека под мышки. Несколько минут он отчаянным напряжением всех сил еще держался, помогал себя тащить. Но, чувствуя облегчение от того, что Станек знает его ранение, и веря, что он сделает для него все необходимое, Боржек терял контроль над собой. С каждым шагом on все оседал, руки и шея стали ватными, голова болталась из стороны в сторону.

Совсем недалеко был густой кустарник. Они укрыли Боржека в нем. Калаш бросился перевязывать ему рану.

- Это бесполезно: - тихо сказал Станек. - Ему конец.

Калаш опустил руку с бинтом.

Станек выжидал, куда направятся немцы, что они предпримут. Он подчинился закону, строгому исполнению которого учил своих солдат: связист избегает столкновений.

Немцы забеспокоились. Однако у них, видно, не было желания ввязываться в бой. Когда линия фронта отодвинулась, они вылезли из укрытий и теперь пытались проскользнуть за вторыми эшелонами войск, окруживших Киев, к своим. Сейчас они не знали, где те солдаты, которых они только что видели? Готовятся ли нападать на них или просто где-то укрылись? На пути немцев лежал кустарник. Волей-неволей они должны были пройти через него. Поэтому они залегли и, пользуясь сумраком, поползли к кустарнику по вспаханной снарядами земле, прячась за кучами глины, остовами автомашин, брошенными бензобаками.

Станек разгадал их маневр. Он увидел, как крадутся гитлеровцы, ползут прямо на них. Тихо сказал:

- Калаш! За мной!

Пригнувшись, с автоматом в руке, он побежал вдоль кустарника, сохраняя возможность обстрелять немцев с фланга.

Калаш не послушался. Он не мог покинуть Боржека. Что с ним будет? Он похолодел, подумав об Эмче. Если б она была здесь!

'Звонить на основной пункт связи, чтобы прислали санитаров? Пока они нас найдут! Разве мы можем их здесь ждать? Тысяча солдат Рабаса ждет: Но разве я могу оставить Боржека? Ему не дадут спокойно умереть. Эти изверги замучают его! Нет, живого я им не отдам!'

Боржек, когда раздавались взрывы, открывал глаза, в них стоял страх, в них отражалась приближавшаяся смерть. Он смотрел на мутное небо. Видел ли он это небо?

Вокруг головы растекалась алая лужа. 'Сколько же в нем крови?' - подумал Калаш.

В этот миг кустарник прочесали пули.

Калаш присел возле Боржека. Как быть? Остается одно. Он быстро вытащил пистолет, взвел курок, приставил ствол к сердцу Боржека:

Выстрел пистолета слился у Станека в ушах с пальбой вражеских винтовок: Он не спускал с немцев глаз. Не понимал, где застрял Калаш? Неужели ранен?

Калаш бросил на Боржека прощальный взгляд. Тот был мертв.

Только теперь Калаш поспешил за Станеком. Немцы, беспорядочно стреляя, бросились к тому месту, откуда раздался выстрел.

Яна с тревогой смотрела на неподвижный бленкер 'Андромеды'.

- Что же с нашими? - спросил Шульц.

Панушка не ответил. Он попытался представить себе, что могло случиться. Та часть района боевых действий, куда направился Станек, еще не очищена полностью от немцев. А значит - Панушка содрогнулся - эти убийцы могут прийти и сюда, к нам!

Он напялил каску и вылез наружу. Спотыкаясь о кирпичи и обугленные балки, подошел к одиноко торчавшей печной трубе и, прислонившись к ней, стал озираться, пытаясь сообразить, что же происходит. Густое дымное небо опустилось на землю, а кверху поднялись клубы пыли и пороховых газов. Казалось, все слилось в одно - и земля, и небо. В небе, как и на земле, ревели моторы, метались огненные языки, грохотали орудия и пулеметы. Панушка не понимал, кто, откуда и куда стреляет, он не видел, что делается в том направлении, куда двигаются Станек с Калашем и Боржеком, куда, быть может, еще двигаются: У него закружилась голова. Он оперся о трубу, ощущение было такое, что он плывет куда-то назад. Чья-то рука легонько дотронулась до него. Он оглянулся - Яна.

- Это ты? - испугался Панушка.

- Пока Шульц подменил меня. Я хочу тебе сказать:

- Что-то случилось?

- Звонил капитан Галирж. Он страшно раздражен, что 'Андромеда' не отвечает. Как только она отзовется, мы должны его моментально соединить.

Уже в нескольких десятках метров от домика, где находился основной пункт связи, слышалась стрельба. Над головами кружил самолет. Застучала пулеметная очередь.

- Вниз! Вниз! - крикнул Панушка дочери.

Едва они спустились в подвал, как зазвонил телефон. Яна подняла трубку.

- 'Андромеда'? - спросил Панушка.

- Нет! - удрученно ответила Яна.

- Сдается мне, не дойдут они вовремя, - проронил Шульц.

- Только без паники, - одернул его ротный. - Еще не все потеряно.

- Пан ротный, уж не нарвались ли они на засаду?..

Махат остановил Шульца:

- Помолчи, будь добр.

- Если Станек напоролся на немцев: - начал было Панушка, но тут же погрузился в свои мысли: ':тогда нелегко придется и нам. Немцы, вырвавшиеся из окружения, будут тут пробиваться к своим и, если обнаружат нас: Надо выставить караул'. - Махат, возьми оружие и охраняй вход!

Яна смотрела на бленкер 'Андромеды'. По-прежнему не отзываются. Что-то случилось с ними. Ведь иначе они позвонили бы.

Махат подвешивал к поясу гранаты.

Секунда. Еще секунда. Быть может, он все-таки позвонит. Вдруг она решилась.

- Я пойду за ними!

- Ты с ума сошла?! - крикнул Панушка.

- Может, они там где-нибудь лежат, нуждаются в помощи:

- Не в твоей! Ты уже не санитарка.

- Санитарки о них ничего не знают, а мы знаем. Я пойду по проводу и найду их.

Махат прицеплял очередную гранату. 'Что с нею? Даже голос дрожит'.

- Я должна идти! Папа, пусти меня! Надпоручик:

'Ага, значит, к Станеку'. Махат, помимо своей воли, в душе осуждая себя, внимательно прислушивался к их разговору.

- Папа, умоляю! - Яна обеими руками обхватила плечи Панушки: - Пусти меня.

Махат посмотрел на нее. Эти в мольбе протянутые руки, этот голос! Это ли не любовь? Конечно, любовь!..

Последняя граната. Так. Теперь винтовка. Он нащупал в темноте ступеньки. 'А если б там был я? Если б я где-нибудь лежал раненый? Побежала бы она ради меня? - Он медленно одолевал ступеньку за ступенькой. - Я сам во всем виноват, не поговорил с ней толком. 'Ты мне награда за все мои испытания'. Да, я хотел бы этого. А она? Она ведь ничего такого не сказала. Я должен поговорить с ней еще раз. И совсем иначе. - Махат вышел из подвала. - Никого не пущу! Но и наружу не выпущу!'

В густом сумраке полыхали огненные языки взрывов. Махат чувствовал, как резко пульсирует кровь в шраме на лбу. Если Панушка размякнет и отпустит ее: Он глубоко вздохнул, поднял плечи.

- Соединяй, - приказал Панушка дочери. - Вы, Шульц, берите винтовку и к Махату.

Забелел выскочивший бленкер. Потом другой. Яна вставляла штекеры, но мысли ее были на линии 'Андромеды'. Шептала:

- Отзовись - я жду здесь, как ты хотел! Скажи, что с тобой?

Коммутатор работал с полной нагрузкой. Уже не только майор Давид, не только разведчики, уже весь раздраженный штаб требовал и требовал: 'Что с 'Андромедой'? Сообщите, что с 'Андромедой''.

Немцы, непрерывно стреляя, бежали к кустарнику.

Теперь Калаш уже был рядом со Станеком. Оба, подпуская немцев как можно ближе, стреляли почти в упор.

Вот один немец на бегу стал клониться все ниже и ниже, замахал руками, пытаясь сохранить равновесие, наконец упал. Второй рванулся всем телом вверх, затем словно сломался пополам. Остальные решили не рисковать. Пробиться к своим было для них важнее, чем продолжать перестрелку с невидимым противником. Они скрылись в клубах дыма.

Станек и Калаш вернулись к Боржеку. Надпоручик опустился рядом с ним на колени, взял за руку, нащупал пульс. Рука была еще теплая, но сердце не билось. 'Конец. Мой славный веселый парень! Боже, зачем я его взял?!' Станек погладил Боржека по лбу. Лицо убитого было изуродовано до неузнаваемости.

Гимнастерка Боржека была вся в кровавых пятнах, но Калаш видел только одно - маленькое пятнышко, кровоточившее сквозь шинель около сердца. Оно напоминало монету, ту монету, которой здесь, на фронте, платили смерти. Сейчас он видел, как эта монета растет, увеличивается у него на глазах. От ужаса у Калаша цепенели конечности. И мысли.

Станек бережно - словно больного - приподнял Боржека и велел Калашу снять с него кабельную катушку.

Калаш стоял как вкопанный.

- Он ведь был вашим товарищем? - спросил Станек.

Калаш глухо выдавил:

- Да.

- И женихом вашей сестры, так?

Калаш только кивнул. Трясущимися руками принялся стягивать с Боржека катушку.

Станек опять опустил Боржека на землю. Заколебался: что сказать? Что сделать? Размышлять некогда. Нужно спешить к Рабасу. И тут он со всей остротой осознал, что они прошли только половину пути и что при выполнении их задачи половина дела ровно ничего не стоит, каких бы усилий она ни потребовала. Связь либо есть, либо ее нет. Он взглянул на Калаша. Тот, кроме оружия, нес запасные барабаны. Дать ему катушку он не может. И он надел ее на себя.

Калаш помог застегнуть пряжку лямки. Краешком глаза он взглядывал на убитого.

- Идем! - сказал Станек.

Калаш не трогался с места. Ему казалось немыслимым оставить Боржека здесь одного. Он ждал, что тот вдруг поднимется и что-нибудь спросит у него. Он страшился этого и страстно желал:

- Ну пошли, пошли, - подгонял его Станек.

Калаш шевельнулся. Сделал шаг, другой. Он почти не чувствовал ни собственных ног, ни земли под собой. Станек заметил его неуверенную, шатающуюся походку: тот на каждом шагу словно проваливался в яму. Станеку и в голову не могло прийти, что Калаша терзают несравнимо большие муки, чем скорбь об убитом.

Калаш заметил, что Станек выравнял с ним шаг и нарочно пошел рядом, чтобы подчинить его своему ритму движения. 'Он не знает, что это значит - сделать то, что сделал я, - думал Калаш. - Я тоже не знал. Боже мой, знать бы это раньше!'

- Мы должны напрячь все силы! - подгонял Калаша Станек. Он шел первым с катушкой на спине и отдавал те приказания, которые совсем недавно отдавал Калаш:

- Придавить кабель!

Калаш саперной лопатой отваливал куски дерна, брал глину, засыпал провод. 'Как пережить это: он там лежит: будто жертвенный агнец: но ведь я должен был:' Он шел вслед за Станеком, хотя ему хотелось броситься на землю, зарыться в нее лицом и лежать, как лежит сейчас Боржек. Но он шел. 'Если бы можно было поменяться с Боржеком местами!' И он продолжал идти:

6

Катушка, снятая с Боржека, гирей тянула к земле. Освобождаясь от кабеля, она становилась легче, но Станеку казалось, что она шаг от шагу тяжелее. Однако он по-прежнему бежал ровной рысцой, думая лишь о том, что произойдет, если они не дойдут. Он вслушивался в стрельбу, в разрывы снарядов и повторял себе лишь одно слово: бежать! Он подстегивал себя этим словом: бежать, бежать, бежать! Заметил, что дистанция между ним и Калашем увеличивается.

- Что с вами?

- Ничего. Только я не могу, как вы:

- Что, опасные ситуации вам не по вкусу?

- Я же бегу: - слабо запротестовал Калаш.

Закрепляя кабель, он должен был то и дело низко наклоняться. К голове приливала кровь, ноги были словно деревянные. К тому же муки совести отвлекали его от мыслей о задании: 'Что скажу я Эмче? Ребятам?'

Они вышли к шоссе. Увидели танки. Станек знал, что в этих местах должны были быть части гвардейского танкового корпуса. Но лишь теперь ему стала понятна вся сложность создавшегося положения: немцы заградительным огнем сдерживают продвижение танков. Попятным стало и случившееся ранее: Боржека убил осколок одного из снарядов, предназначенных для танков. Этот снаряд отлетел далеко в сторону от шоссе.

Калаш остановился, привалившись к стене обгоревшего домика. Станек вернулся назад.

- Не могу, - прохрипел измученный Калаш.

- Вы не хотите!

- Не могу:

- Вы должны. Вы слабовольный человек. Баба! - Станек рукой зашарил по боку.

Калаш схватился за обугленную стену. 'Он считает меня трусом. Что он ищет? Пистолет? Трус в бою ставит всех под угрозу. Сейчас это делаю я. - Калаш сипло дышал. - А я, ей-богу: я, несмотря ни на что, не могу'.

Станек подошел к Калашу вплотную и, вытащив флягу, сунул ему в рот горлышко.

- Спасибо, - выдохнул Калаш.

- Ну что, можете идти?

Калаш выкрикнул:

- Пан надпоручик, умоляю вас: у меня перед глазами:

'Не успеем! Не успеем!' - молотом стучало у Станека в голове. Ему казалось, что он понимает, почему у Калаша слабеют силы. То же самое происходило и с ним: ведь не возьми он Боржека на задание: Станек вздрогнул. 'Война не только вокруг меня. Она во мне. Она подчинила себе все мое существо. Единственное, что я могу делать, - не ждать, пока Калаш придет в себя'. Он перебросил его руку через свое плечо, обхватил за пояс и быстро повел. Все, что он теперь нес на себе: снаряжение, человеческое тело, горечь невосполнимой потери, беспокойство о том, что их ждет впереди, - весь этот груз навалился прямо на сердце Станека, и оно с болью вздрагивало.

Калаша мучила мысль: 'Скрыть это от всех? Ведь никто не видел. Да и для Боржека так было лучше: скорее прекратились его страдания. Но я, куда скроюсь я от самого себя?'

Станек понемногу отпускал Калаша, потом все больше и больше, пока тот наконец не пошел самостоятельно.

Они приближались к танкам. Но что это? Танки тоже двигались им навстречу, съезжая с шоссе, по которому артиллерия противника вела прицельный огонь. На танках никого не было: десант давно уже снялся и прикрывал их от остатков немецкой пехоты.

В клубах дыма немцы не заметили маневра танков и по-прежнему обстреливали тот квадрат, где они только что находились. Но вот и танки вступили в дело: на залп - залпом, на снаряд - снарядом!

Гитлер приказал: Киев не сдавать! Русских оттеснить назад! Утопить их в Днепре!

Немецкие части в этом секторе оборонительного кольца в суматохе боя потеряли ориентацию. Они еще не знали, что являются всего-навсего островком, оторвавшимся от своих основных сил. Случайный успех вдохновлял их. Русских оттеснить! Им казалось, что это вот-вот произойдет: десант они уничтожат, танки подожгут.

Вот уж вспыхнул один танк. Поднялся столб огня, из командирского люка высунулась охваченная пламенем фигура. Какой-то танкист, вскарабкавшись на танк, подхватил горящего. Подоспевший Станек помог стащить командира вниз и затушить на нем огонь. И тут танкист узнал Станека:

- Здравствуй, Георгий!

Это был старик Ефимыч.

- Теперь начнется. - И пояснил, кивнув на горящий танк: - Боеприпасы!

Два солдата уносили обгоревшего командира на плащ-палатке.

- Живее, живее, - подгонял их Ефимыч. И погрозил кулаком в сторону немцев: - Сукины дети, пропади вы пропадом!

- А кто это был там, в танке? - спросил Станек.

- Беляев, - удрученно ответил старик.

Станек бросился вдогонку. Увидел обгоревшее лицо Беляева.

- Андрей Максимович:

Беляев даже не пошевелился. Солдаты прибавили шагу.

Станек словно очнулся - 'Андромеда'! Подозвал Калаша. Только теперь можно было наконец проверить, действует ли еще линия, которую они тянули от пункта связи.

Едва он заговорил, как в трубке послышался дрожащий от радости голос Яны:

- Наконец-то! Наконец-то! - Нарушая все инструкции о порядке ведения телефонных разговоров, девушка взволнованно продолжала: - Я уж думала: С вами ничего не случилось? Совсем ничего?

- Мы идем дальше. А как у вас?

- Нас обнаружили немцы:

- Что? - Станека бросило в жар. - Напали? Сколько их?

- Не знаю, я тут одна. Все обороняют вход. А что с вами? Вы ужо на месте? В безопасности?

Слова, будто живые существа, шевелились в трубке, в которой он улавливал и свое прерывистое дыхание. Он понял, что весь этот изнурительный путь не удалял, а приближал его к Яне. Крикнул:

- Обо мне не беспокойтесь! Берегите себя! Вы мне очень нужны:

- Вы в безопасности, отвечайте, отвечайте! - твердила девушка, будто не слыша Станека.

Страх за Яну потянул его назад. Бежать на помощь к пункту связи? Мы слишком далеко, а у 'Андромеды' нет никого, кроме нас двоих. Он заговорил с Яной на 'ты':

- Вызывай оперативный отдел. Пусть вам срочно пошлют штабной взвод. - Его голос зазвучал твердо: - Немедленно вызывай подкрепление! Слышишь? Я приказываю! Отключаюсь.

Станек направился к командирскому танку. В открытом люке стоял капитан Федоров. Ефимыч уже доложил ему о случившемся. Дмитрию была дорога сейчас любая помощь его роте, но его не очень обрадовало то, что она исходила от Станека. Поэтому он поблагодарил свободовца вежливо, но сухо.

Из второго люка выглядывала Варвара в черном шлеме с выпирающими лепешками запрятанных в нем наушников. Она кричала, стараясь, чтобы ее услышали:

- Вот видите! Это чехи!

Станек помахал ей рукой и стал расспрашивать о том, как им двигаться дальше. Шоссе и прилегающее к нему пространство уже должны быть очищены от противника.

- Да. Конечно. Так должно было быть, - хмуро подтвердил капитан и обрисовал возникшую ситуацию. Фашистов, закрепившихся на косогоре, с этой стороны не выбить. Но если бригада, занимающая более выгодную позицию, зашла бы им в тыл, то танковая рота ударила бы с фронта. Тогда советские и чехословацкие части смогли бы опять бок о бок развивать наступление на центр города.

- Покажите, как нам пробираться дальше. Я только что потерял солдата, который знал эту местность.

Дмитрий вытащил карту и показал те места, где ротная разведка обнаружила замаскированные огневые точки противника.

Станек и Калаш двинулись дальше. Станек всеми мыслями был на пункте связи. Его мучил страх за всех, но больше всего - за Яну. Достаточно бросить в подвал ручную гранату и:

Надо было наверстывать потерянное время, и Станек, ускорив шаг, подгонял Калаша:

- Быстрее, дорога каждая минута!

Позади опасность: линия в любой момент может быть повреждена, основной пункт связи уничтожен. Впереди опасность: стоит опять нарваться на группу немцев, и все усилия восстановить связь пойдут насмарку.

- Быстрее, Калаш, быстрее, - задыхаясь, хрипел Станек.

И вдруг совсем неожиданно они выскочили прямо к домику, где помещался командный пункт Рабаса.

- Штык! - крикнул Станек часовому.

- Шомпол, - словно эхо, отозвался автоматчик, пропуская их внутрь.

КП помещался внизу, в погребе. Однако Рабас устроился на чердаке, где был наблюдательный пункт. На лестнице, ведущей наверх, Станек присел, чтобы еще раз проверить связь и передать Рабасу уже исправную линию. Он вызвал 'Липу'. В трубке что-то затрещало, но никто не отзывался. Стекла в домике были выбиты, и звуки сражения проходили сквозь него, как через решето.

- 'Липа'! 'Липа'! - кричал Станек все сильнее. - 'Липа'!

Он слышал гул битвы, близкую и отдаленную стрельбу. Провод был мертв. Надпоручик повернул к Калашу искаженное мукой лицо:

- Ни звука: не отзываются:

Калаш опустился рядом с ним, наклонил голову почти вплотную к трубке и словно принял на свои плечи часть его страданий.

Тихо, мертво:

Станек еще глубже засунул иглу под изоляцию. И вдруг послышался голос Яны:

- Я - 'Липа':

- Что с вами? - хрипел Станек.

- Уже все в порядке: немцы ушли.

- С тобой ничего не случилось?

- Нет: ничего: все целы.

- Слава богу:

- А как вы?

- Мы на месте.

Батальонный радист Ковачук с наушниками на голове казался окаменевшим: Рабас поднял на него усталые глаза, окаймленные черными кругами.

- Ну что? Прорвался ты наконец туда?

Ковачук, с опущенными плечами, согнутой спиной, не шелохнулся.

- Учти, растяпа. Если ты сейчас же не установишь связь со штабом, я сорву с тебя все нашивки. Твой сержантский паек испарится, жалованье тоже, я тебя проучу, недотепа!

Ковачук лишь крепче зажмурил глаза, словно попал в вихрь пыли. Обиды он не чувствовал. Он не спал уже пять ночей, и угрозы капитана не давали по крайней мере задремать.

Впрочем, возмущение капитана не относилось лично к радисту. Рабас питал отвращение к радиосвязи вообще. Переговоры по радио шли ужасно медленно. Радист должен был либо слушать, не имея возможности вставить слово, либо говорить, ничего уже не слыша. Донесения и приказы передавались только при помощи головоломных шифров, разгадать которые не могли порой сами шифровальщики. Слышимость нарушалась гулом сражения, к тому же противник специально создавал помехи. И поэтому даже лучшие шифровальщики допускали в донесениях и приказах ошибки. Возникали недоразумения, и всю процедуру передачи данных приходилось не раз повторять. Кроме того, существовали особые коды. Фраза 'пришлите мне коробки, конфеты, чай' переводилась с радиоязыка так: 'пришлите мне танки, боеприпасы, бензин'. А на следующий день это были уже ирисы, сигареты, мед:

Шифром и кодом в таких условиях можно было с грехом пополам пользоваться для передачи коротких и простых донесений. Но сложные донесения сообщить было почти невозможно. Рабас обращался к вышестоящим командирам главным образом в трудных боевых ситуациях, суть которых не укладывалась в два-три слова. И всегда, когда это больше всего было нужно, слышимость оставляла желать лучшего. Поэтому капитан любил телефон. Но сегодня телефонная связь вышла из строя. И Рабас посылал проклятья на головы связистов, которые никак не могли исправить повреждений. И что этот Ирка делает? Всегда такой оперативный, добросовестный:

У Рабаса до сих пор левый фланг был открыт, и он опасался за судьбу своих солдат. Он завидовал первому батальону, который продвинулся значительно дальше, чем планировалось полковником. 'Еще бы, - ругался Рабас, - первый батальон поддерживают танки, а я предоставлен сам себе'.

Он с жадностью выслушивал все сообщения из разведроты, о которых ему докладывал поручик Пиха, многое узнавал от радиста, принимавшего донесения прямо с передовой, и перед ним вырисовывалась общая картина боя: несмотря на то что на его направлении встретился сильно укрепленный пункт в предместье Киева - Сырце и неприкрытый фланг обстреливали тяжелые пулеметы, батальон мужественно сражается и на некоторых участках даже продвинулся немного вперед.

Пулеметный взвод ротмистра Каменицкого не отставал от пехоты, порой даже вырывался вперед, увлекая ее за собой. Отделение тяжелых пулеметов, дойдя до проволочных заграждений, не стало дожидаться пехоты, а проделало ходы саперными лопатками, протащило пулеметы и продолжало вести огонь. Вражеский дзот своим огнем задержал вторую роту. Командир отделения Беднарж подорвался на мине. Поручика Штанцла ранило в ногу.

Рабасу было ясно, что, несмотря на самоотверженность и мужество, батальон не в состоянии выполнить поставленную перед ним задачу. В создавшемся положении им грозит полное уничтожение. Необходимо подкрепление. Но связи нет.

Сквозняк рванул из рук Рабаса карту.

- Закрывайте! - зло крикнул он двум вбежавшим солдатам, опаленным дыханием боя, который тут, на КП, казался еще далеким. У одного, высокого, на шее болтался телефон. Разведчик Пиха бросился к нему.

Тучный Рабас с неожиданным проворством вскочил и опередил разведчика:

- Где вы шляетесь, болваны? - Он не узнавал Станека, но заметил кровь на шинели. - Разве надпоручик не приказывал вам не ввязываться в драку, а галопом ко мне, чертовы дети? Ну, слава богу, наконец-то вы здесь. - Он потянулся к телефонной трубке.

- Стоп, - остановил его Станек.

Рабас от неожиданности даже отпрянул. Черт побери, как разболталась солдатня! Эти новички, видно, считают, что это и есть новый дух в армии.

- Что вы себе позволяете, дружище? - Рабас вгляделся внимательнее. У высокого пария три золотые звездочки и глаза: - Как? Это ты, Ирка? Радость моя, скорее сюда.

Разведчик Пиха стоял рядом с Рабасом, с трудом сдерживая желание схватить телефон. Он лучше, чем кто бы то ни было, знал, что сведения о противнике, скопившиеся здесь, в батальоне, до сих пор не могут попасть туда, где они должны быть в первую очередь, - в разведотдел.

Но Станек сам сказал:

- Погоди. Первыми получат связь разведчики.

- Разумеется, - подхватил Пиха. - Пан капитан должен разработать предложение:

Рабас зло сверкнул глазами. Он вспомнил, как Галирж нянчился с разведкартой, как рассуждал о высокой культуре штабной работы, и задохнулся от бешенства:

- Подумаешь, предложения этого педанта. Дай сюда трубку.

- Я обещал Галиржу, - стоял на своем Станек. - Он ждет.

- Он может ждать, а я не могу.

Станек, не слушая Рабаса, протянул трубку разведчику. Рабас, оттолкнув Пиху, заорал:

- У меня гибнут люди. Дай сейчас же трубку, иначе я ни за что не ручаюсь.

После секундного колебания Станек отдал трубку Рабасу.

Зычный голос капитана полетел по проводам к 'Липе', от 'Липы' - к 'Бездезу'. 'Бездез' подключил Рабаса к линии полковника Свободы, который, покинув штаб бригады и следуя непосредственно за батальонами, лично руководил боем. Полковник знал, что продвижение второго батальона остановлено, и теперь хотел услышать от Рабаса подробности о действиях отдельных рот, о том, на какие рубежи они уже вышли и какие силы противника им противостоят.

Рабас доложил, что встретил сильное сопротивление в предместье Киева - Сырце, что перед первой ротой находятся три дзота, перед второй - шесть, не считая снайперов. А под конец, не выдержав, крикнул:

- Своими силами я из этой чертовой западни не выберусь! - Соблюдение субординации, увы, не было свойственно Рабасу: - Мне нужна немедленная помощь или вы распрощаетесь с батальоном и со мной!

Шуметь, впрочем, не стоило. Положение было несколько иным, чем это представлялось Рабасу. Быстрое продвижение первого батальона не было случайным. Узнав о том, что Рабас остановлен немцами на третьем рубеже, полковник решил по-прежнему оставить все приданные средства в распоряжении успешно наступающего первого батальона, давая ему возможность продвинуться как можно дальше. И только тогда, когда тот прорвет немецкую оборону в черте города и достигнет своего пятого рубежа, из действующего там танкового батальона к Рабасу будет переброшена рота легких танков с десантом автоматчиков.

Полковник приказал первому батальону, используя все силы, вклиниться глубже, уничтожая противника и в полосе наступления батальона Рабаса. При этом предполагалось: как только легкие танки атакуют противника в Сырце с тыла и Рабас выйдет на свой третий рубеж, путь к четвертому и пятому рубежам будет уже практически расчищен первым батальоном. Одновременно смогут двинуться вперед советские танкисты - соседи Рабаса, которые прикроют его левый фланг.

После разговора с полковником Рабас отдал новые распоряжения всем командирам своего батальона.

Станек тем временем доложил майору Давиду о восстановлении связи с 'Андромедой'. Майор приказал ему оставаться на месте и ждать дальнейших распоряжений. После этого надпоручик вызвал 'Бельведер' - Галиржа, 'Липа' ответила, что 'Бельведер' занят.

- Как только освободится, немедленно соедините его с 'Андромедой', - сказал Станек.

Рабас сыпал приказы налево и направо. Он ждал донесений с передовой, но уже сейчас чувствовал облегчение, зная, что к нему идет помощь. Он благодарно улыбнулся Станеку:

- В бою нет ничего нужнее, чем телефон, поверь старому солдату, Ирка. Теперь у меня дела пойдут как по маслу. - Он повернулся к собиравшемуся уходить Калашу: - Это вы? Забыл ваше имя, красавец мужчина!

Калаш вытянулся:

- Четарж Йозеф Калаш.

- Ну конечно, Калаш. С заводов 'Шкода'. - Рабас протянул ему пачку сигарет. - С вами-то ничего не случилось? - спросил он озабоченно.

Калаш заметил напряженное выражение лица у надпоручика.

- Нет, пан капитан. - И отвел глаза в сторону. - Пан надпоручик, разрешите идти? Я соберу наших ребят, чтобы потом тянуть линию дальше.

Зазвонил телефон. Рабас взял трубку и услышал голос Галиржа - ему сейчас меньше всего хотелось бы разговаривать с ним. Но выкручиваться не стал:

- Твое предложение опоздало. Двенадцатый уже посылает мне помощь.

- То есть как? Ты уже говорил с двенадцатым? Ведь в первую очередь телефонную связь должны были использовать мы, разведчики!

- В первую очередь, во вторую! Плевать мне на все службистские инструкции, - грубо отрезал Рабас.

Станек догадался, что Галирж не хочет согласиться с тем, что в сложившейся ситуации оперативность была важнее соблюдения субординации. Он представил себя на его месте и искренне огорчился, что не выполнил данное другу обещание, поставив его тем самым в неловкое положение.

- Ирка мне обещал, - настаивал Галирж, - я же его просил об этом. Ну ладно, я вам этого так не оставлю!

Ковачук доложил:

- Пан капитан, танки, посланные к нам на помощь, попали под обстрел противотанковой батареи.

- Черт побери! - Рабас едва не раздавил трубку и рявкнул Галиржу: - Быстрее, 'Бельведер', не задерживай!.

- Ваша обязанность: - сердился Галирж.

- Черта лысого! Кладу трубку, - крикнул Рабас.

Сведений о танках не было. Рабас не находил себе моста - садился, вскакивал, снова садился, теребил Ковачука, требуя, чтобы тот узнал, прорвались ли наконец танки через огневой заслон. Но радист никак не мог установить связи с командирской машиной.

- Это бордель! - орал Рабас.

Ковачук отчаянно замахал рукой, показывая, чтобы капитан не мешал.

- Соединился?

- Пан капитан, идут! Идут!

Возбужденный, разгоряченный, Рабас отдавал приказы. Как только вокруг Сырца стали сжиматься клещи, одно плечо которых образовали роты Рабаса, а второе - легкие танки, немцы обратились в бегство.

Рабас обнял Станека толстыми ручищами.

- Это и твоя заслуга, Ирка. А я иногда, грешным делом, думал, что у тебя в башке только твое фортепьяно. Дружище! Дружище дорогой! - Станек смущенно улыбался. Рабас расплылся еще больше. - Ирка, скажу честно, я вас, связистов, вообще не ждал. Ведь вы, бедолаги, должны были пробираться через такие места. Но ты уже пришел в себя, правда?

- Пожалуй.

- Что значит, пожалуй? Не пугай. Хочешь водки? Не хочешь? Черт побери, пожелай же хоть чего-нибудь! - Рабас нервозно переступал перед Станеком с ноги на ногу. - Тебе плохо? Нет? Правда, нет?

- Да нет.

- Ну слава богу, что ты снова: Ты мне пока телефон оставишь, правда? Я ведь буду перемещаться: Ты будешь ругаться, но мне надо:

- :чтобы я провел линию на новый КП, - сказал Станек, - И опять в пекло. Не смотри на меня жалостливыми глазами, Карел. Я сам знаю, что я должен делать. - Он вынул из планшета карту и, примостив ее на колене, стал наносить схему новой телефонной сети.

Батальон Рабаса вырвался из опасного места и вышел на очередной, пятый рубеж. Здесь, в центре города, все три батальона бригады остановились, получив приказ занять круговую оборону и двигаться дальше только утром.

Никто из солдат не спал. Огненные сполохи прорезывали небо. Силуэты домов и железобетонные скелеты развалин были окрашены в карминовый цвет. Киев горел. Огонь гудел, проносясь над городом обжигающим вихрем, от жара лопались стекла, из оконных проемов на бульвары выплескивались языки пламени. С шипением взлетали сигнальные ракеты, казалось, что они - искры этого огромного пожара. Высоко в небо бил фонтан горящей нефти. Словно живой, он дрожал, метался, напоминая собой гигантское существо с взъерошенной шерстью, нависшее над городом.

Вокроуглицкий жмурил воспаленные от постоянного недосыпания глаза, но жар проникал в них сквозь веки.

Воздух сотрясали мощные взрывы. Проваливались крыши домов, шатались голые стены, качались целые улицы.

- Немецкое 'прости', - бесцветно проронил Галирж.

- А что мы, Джони? Так и будем стоять тут, в стороне от сражения? - отозвался Вокроуглицкий.

Галирж сухо усмехнулся:

- Это уже не сражение, это месть:

Вокроуглицкий крикнул:

- А мы, Джони, не шевельнем и пальцем?

Столб горящей нефти поднимался все выше и выше. Вместе с ним в небо поднималась дымная гарь. Черный балдахин над городом становился толще, тяжелее. Из него сыпался пепел.

- Джони, ради бога, неужели мы будем бездействовать?

Немцы бежали, крались от тени к тени. Некоторые взбирались на крыши и стреляли оттуда. В ущельях улиц царил хаос - суматоха, дым, пальба, крики.

Советские войска продвигались по отведенному им коридору быстрее, чем предполагал генеральный план наступления, и это ускоренное движение внешнего кольца окружения требовало, чтобы внутреннее кольцо двигалось с такой же скоростью.

Командующий 38-й армией генерал-полковник Москаленко ночью отдал новый приказ полковнику Свободе: продолжать наступление независимо от соседей слева и справа, действовать так, чтобы к рассвету шестого ноября Киев был полностью освобожден.

Сразу после получения приказа танковый батальон бригады вместе с автоматчиками стал пробиваться к Днепру. С рассветом выступили оба стрелковых батальона. За батальонами следовал штаб. Старенький автомобиль, в котором находились Галирж и Вокроуглицкий, выехал на пустой бульвар. Всюду развалины, дымящиеся пожарища. Из груды обломков вылез старик. Увидев приближающуюся машину, он упал на колени, белая голова склонилась до самой земли.

- Джони, что этот человек делает?

- Благодарит нас за освобождение: - ответил Галирж.

Руки старца не в состоянии были сделать то, что повелевало сердце: сотворить благодарственную молитву. Они тряслись от кончиков пальцев до самых плеч, и тогда белая голова снова склонилась к земле.

- Нас? Почему же именно нас? - В голосе Вокроуглицкого слышалось волнение.

- Освобожденные благодарят всех подряд. Так бывает всегда: - сухо сказал Галирж.

- Это все? Стоило нам пробиться в центр города - и все? Это невозможно, Джони!

- Осталось немного:

- Сталинград держался полгода: я полагал, что Киев в лучшем случае: ну, месяц, два. Нет, это еще не все. Немцы могут снова перегруппировать свои силы.

- Сомневаюсь, чтобы русские дали им на это время. Впрочем, что с тобой, Ота? Ты не радуешься, что немцы бегут? - В вопросе звучало искреннее удивление.

Вокроуглицкий посмотрел на Галиржа:

- Скажи, Джони, что ради этой победы сделали мы?

- Наши разведчики:

- Не наши, - прервал Вокроуглицкий. - Это твои люди. Ты их готовил к бою. Твои разведчики творили чудеса, и в этом твоя заслуга.

- Какая там заслуга! Это моя обязанность, обычная и само собой разумеющаяся.

- Пусть так. А я?

- Не кричи!

- Я хотел здесь быть чем-нибудь полезен. В Англии у меня такой возможности уже не было, я надеялся, что здесь: Но ты меня никуда не отпускал!

- Не кричи! - успокаивал его Галирж. - Работа в штабе требовала:

- Стал ли наш отдел ведущим в штабе, как ты хвастался? Что мы для этого сделали?

- К сожалению: - Галирж выпрямился. - Единственный шанс был у нас в Сырце.

В это хмурое утро перед его глазами вставал такой же хмурый вчерашний вечер, когда они находились еще в предместьях Киева.

- Если бы Ирка сдержал слово и дал мне возможность первым получить донесения с передовой, второй батальон был бы спасен благодаря нам. А так: - Он глухо перечислял: - Танкисты, автоматчики, Станек, Рабас, сам полковник: - Эти слова, эти имена, казалось, отдавали горьким привкусом. - :кто угодно. Только мы остались в стороне.

- И это тебе устроил твой приятель? Хороший же у тебя друг!

- Ну нет, - запротестовал Галирж. - Ирка - честный человек, надежный товарищ. В этом виноват, пожалуй, Рабас, его нрав мне известен.

- Но обещал-то тебе Станек, а не Рабас. Сдается мне, что твой честный, порядочный Ирка:

Слова Вокроуглицкого лишь усилили подозрения Галиржа. И тот не выдержал:

- Ты хочешь сказать, что ему дороже Рабас, чем мы?

- Этого я не хотел сказать, - ответил Вокроуглицкий, которому вдруг пришло в голову, что как раз упомянутая честность Станека и могла быть причиной, заставившей его подчиниться неотложному требованию боевой ситуации. А возможность услужить другу отошла на второй план. - Я не хочу делать никаких выводов, - добавил он. - Ты должен сам обо всем разузнать, ты должен знать, как было дело.

- Конечно, я должен знать, - сказал Галирж и задумался: за всем этим может скрываться нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Ведь маневрируют не только во время боевых действий! Маневр фланговый, обходный, ложный - это не только наша профессия, это сама жизнь.

Машина приближалась к Днепру, к району сосредоточения бригады.

Из-за поврежденной дороги пришлось притормозить. Их догнала колонна других штабных машин. Толпы киевлян стояли у домов и обочин дороги. Люди махали руками, кричали, цеплялись за машины, бросали подарки - у кого что было - первым воинам-освободителям, которых они видели.

Галирж машинально помахивал высунутой из кабины рукой и сквозь зубы, белевшие в деланной улыбке, цедил, обращаясь к Оте:

- Здесь речь идет не о сиюминутных заслугах, здесь могут преследоваться далеко идущие цели. Станек - связист, у него все нити в руках. Будь осторожен, Ота! - поучал Галирж, полагая, что Вокроуглицкий одного с ним мнения. - Оклеветать его: я знаю его обидчивость. Ни в коем случае, дружище! Дружбу с ним мы должны при любых обстоятельствах поддерживать и впредь. Тут нельзя пороть горячку. Запомни это!

- Ладно, - сухо сказал Вокроуглицкий.

Ему стало неприятно при мысли о том, что он торопился сюда из Англии только для того, чтобы превратиться в затюканного помощника неудачливого Джони. Перед глазами еще стояли картины битвы за Киев, а воображение рисовало уже новые сражения. Что, если это будет повторяться и он, словно аутсайдер, где-то сбоку припёка, будет лишь нюхать запах пороха?

В небе гудели самолеты - негаснущая любовь Вокроуглицкого. Бой прекратился и в воздухе. Вокроуглицкий завистливо прислушивался к победному реву бомбардировщиков, бороздивших чистый простор после выигранной битвы.

7

Гремели победные залпы орудий. Казалось, небо раскалывается на куски, словно взорванная динамитом скала. Над освобожденным городом кружили самолеты, олицетворяя победу и надежную защиту. Свобода! Тот, кто не терял ее, не может себе представить состояние, когда в человеке воскресает надежда, что вот-вот он обретет ее снова.

После круглосуточных маршей и боев солдаты получили короткую передышку. Как ковшами, черпали они касками днепровскую воду, жадно пили ее, а она, переливаясь через края, омывала их измученные, но счастливые лица.

В районе сбора, в широкой лощине у Днепра, народу было полно. У растроганного Панушки текли слезы. Он заключал в объятия каждого, кто попадался ему навстречу, чех или русский, солдат но солдат. Худенькая украинка с потемневшим морщинистым лицом протянула Панушке бутылку с самогонкой:

- Берегли для наших, но раз пришли вы:

Мужчина, косая сажень в плечах, из-под пиджака торчит воротник вышитой рубашки, закивал:

- Вы или наши - все одно.

Бутылка с самогонкой шла по кругу, развязывая языки.

- Видите тот домик внизу, у реки? Сгоревший. Да, да! Это мой. Но стены целы. Отстроимся. - Здоровяк рассмеялся: - Я плотник, работаю на верфи. Василий Михайлович Никитенко, партизан. А это моя жена Матрена. - Он показал на худенькую женщину. - Понимаете?

Супруги в свою очередь вопросительно посмотрели на Яну.

- Моя дочка, Яна. Телефонистка. Хорошо держалась девочка, - похвастался Панушка.

Василий и Матрена улыбнулись.

- Нам кров вы вернули, а самим-то, беднягам, до дому далеко, да и немец там еще, - вздохнула женщина.

- Ну, это не надолго, - сказал Панушка и уверенно повторил то, о чем все говорили сегодня с такой надеждой: - На рождество будем дома.

Он начал рассказывать о Броумове.

Русский язык Панушки был не настолько совершенен, чтобы можно было поведать о том, что такого неба, как над его Броумовом, нет нигде, что в нем, как в зеркале, отражается все: бегущие вверх косогоры, поросшие вереском, густой лес, снег и голые броумовские скалы.

- Уже одно наше небо: - посмотрел он вверх.

- Ну а город твой большой?

Большой!

- Как наш Киев?

Взятие Киева приблизило Панушке его Броумов, его потерянный рай. Но к радости примешивалась и горечь: жена больна, в доме немцы. Что ждет его? Быть может, голые стены, как у Василия Михайловича? Но разве может он начать все сначала? В его-то возрасте, да с ревматизмом?

Броумов!.. Всю жизнь он прожил в нем. Как ни жгуча была боль, прекраснее воспоминания Панушка не знал. Самогонка раззадоривала:

- Как Киев? Да, конечно. Еще больше! Даже по-чешски не описать мне его красоту. - Панушка вытирал слезы, растроганный собственными воспоминаниями.

Василий восторженно кивал:

- И река там, как Днипро?

У Панушки перед глазами возникла речка, вся в тени склонившегося ольшаника, он взглянул на километровую ширь Днепра и не моргнув глазом продолжал:

- Еще бы! Только наш Днепр называется Стинава.

- Папа! - укоризненно остановила его Яна.

Киев дымился. Запах пожарищ расползался в утренней мгле. Бригада похоронила тридцать павших, зашивала и бинтовала тридцать раненых. Тот, кто остался в живых - руки-ноги целы, - стряхивал с себя усталость. Победа опьяняла, будоражила. Всюду радостные крики, пение.

Станек пробирался напрямик лощиной, кишащей людьми. Искал Яну. Его останавливали, протягивали кружки с самогонкой, делились своими чувствами и, не находя достаточных слов, снова и снова выкрикивали тосты. Станек чокался с ними, но потом выскальзывал из чьих-то объятий и спешил дальше.

Наконец он увидел Яну. Издали приветственно замахал ей рукой.

Она соскочила с груды металлических обломков и пошла ему навстречу.

Офицерские звездочки на его погонах потускнели, шинель в пепле и пятнах крови, лицо заросшее, осунувшееся. Сегодня командир мало чем отличался от своих подчиненных. И оттого был еще более близок ей.

- Ну куда это годится: такой замечательный день, все радуются, танцуют, а ты сидишь, как прикованная к этим ржавым обломкам.

- К папе, - рассмеялась она. - Но я уже свободна!

- Яна! Яничка! Живые! Невредимые! Знаешь, что я сейчас чувствую? Нет, не знаешь!

Он сказал это с такой же страстностью, как тогда, на линии 'Андромеды'. И снова, как тогда, на какое-то мгновение ее охватил страх.

- Я за вас ужасно боялась. А потом была так рада, когда вы отозвались:

- Ну, все это уже позади! И страх, и радость.

- И радость?

- А разве я не могу испытывать нечто большее, чем радость?

Она поняла и улыбнулась ему. Он увидел вдруг, что одна пуговица на ее шинели отличается от других.

- Что это у тебя за пуговица? Не как остальные:

Она показала на его шинель.

- Вот моя!

- А моя у тебя?

- Я их поменяла. Я хотела, чтобы у вас: у тебя: всегда было что-нибудь мое, а у меня - твое. Талисман.

Ах, эти превратности войны. Ему казалось, что лучший талисман для Яны - он сам. Нарочно оставил ее на основном пункте и именно там ее едва не убили. Но, слава богу, все позади!

- Да, на войне любят приметы. Выходит, талисман подействовал, - рассмеялся он.

Они брели по лощине. Люди разъединяли их, снова сталкивали вместе. И всякий раз, когда это происходило, они улыбались друг другу.

- Я теперь вспомнил, - сказал Станек. - Я как-то просил тебя пришить мне пуговицу. Но, Яна, ведь это было так давно! Ты тогда еще была в медпункте. - Он был растроган. Вот уже с каких пор она его любит? Он думал о Яниной любви. О безмерном счастье, с трудом умещавшемся в человеческом сердце.

А люди все прибывали и прибывали. Район сбора гудел тысячами радостных голосов.

Гармошка. Пляски. Они протолкались в ряды зрителей. Танцоры в кругу все время меняются. И танцы разные - то казачок, то русский, то лезгинка. Каскад прыжков и пируэтов. На гимнастерках у солдат прыгают медали.

Станек украдкой поглядывал на Яну. Она этого не замечала, беззаботно смеялась и аплодировала вместе со всеми гармонисту и плясунам. Станек вспомнил их первую встречу в Бузулуке. Яна и Панушка были для него олицетворением отчего дома, того, который он оставил и к которому так стремится теперь. Он понимал, что это представление обманчиво, что такое чувство испытывает не только он.

Станек потянул Яну дальше. Три пехотинца-свободовца, пробираясь сквозь толпу, опять отделили Станека от Яны. Солдаты сразу же узнали командира роты связистов. Руки к пилоткам - и вот уже пехотинцы исчезли в толчее.

- На рождество будем дома! - крикнул кто-то из них хриплым голосом.

Станек сжимал маленькую Янину руку в своей. На рождество дома! Эх, скорее бы мир! Вот сейчас бы! И он представил себе: Яна в нарядном платье, он идет с ней но лугу вдоль Быстршички у Оломоуца, трава высоченная-высоченная. Но мечта забегала слишком далеко вперед. Зачем желать немедленно мира? Яна - его мир. Яну мир посылает ему навстречу, сюда. Он вспомнил, как уносил от нее внезапно родившуюся хрупкую мелодию, и подумал: 'Я должен найти здесь для нас двоих кусочек тишины и подальше от чужих глаз. Нет, не найдешь сейчас такого уединенного места. Тогда уж лучше слиться с ликующей толпой!' Он потянул Яну еще быстрее за собой.

Они приближались к бригадному духовому оркестру, игравшему мелодии чешских песен.

И вдруг - стрельба. Она показалась еще более грозной, чем во время боя. Все как один повернулись в ту сторону, откуда раздался сухой треск выстрелов. Неужели снова этот ад?

Кто-то крикнул:

- Не пугайтесь, люди добрые! Это автоматчики очищают парк возле лавры от укрывшихся там немцев. Через минуту все будет кончено.

После неожиданного испуга радость захлестнула всех сильнее прежнего. Оркестр грянул еще веселее. Танцующие пары то и дело задевали Станека. Он обхватил Яну за талию и тоже бросился в этот вихрь - кружиться, кружиться, - и вот уже парусом развевается ее шинель.

Яна была словно во сне - ее первый бал! Не в шелковом платье, не в лакированных туфельках. Без танцевальной программки, перевязанной серебряной ниткой. В армейской шинели. Под открытым небом. В день победы! И с ним! Быть более счастливой, чем сейчас, наверное, уже невозможно. Никогда. И нигде.

Оркестр заиграл польку. После первых же тактов Станек возбужденно вскрикнул:

- Яна! Слышишь? Они играют мою польку!

И он снова бросился с Яной в танцевальный вихрь, Казалось, он сжимал в объятиях весь этот чудесный день, принесший - после дней, наполненных страданиями, - столько счастья. 'Киев наш! Моя полька! Яна моя!' Он прижимал ее к себе так, что она едва касалась земли - хрупкая, нежная, красивая, в серой армейской шинели.

Сбившаяся портянка нестерпимо терла ногу. Млынаржик сидел на вещмешке и переобувался. Рядом на животе, опершись локтями о землю, лежал сосредоточенно о чем-то думавший Махат. Млынаржик похлопал его по спине:

- Приведи-ка себя малость в порядок и пойдем тоже попляшем.

Махат даже не пошевельнулся:

- Ты видел их?

- Видел, ну и что?

- Перед боем она мне сказала: лучше тебя здесь нет никого!

Млынаржик перематывал портянку, подгоняя ее поплотнее к ступне:

- Тут все делается быстро: Ведь косая подкарауливает на каждом шагу: ты, я вижу, влип по самые уши, а?

Махат словно не слышал:

- :и так нежно мне улыбалась:

- Я бы на твоем месте, Здена, махнул на это рукой, Зачем напрасно растравлять себя?

- Напрасно? - ожесточенно выдавил Махат. - Только потому, что у нашего Старика три золотые, которыми он хочет прельстить девушку?

- Нет, звездочки для Яны значения не имеют. Просто он без всякого гонора, не сторонится солдат, не то что некоторые офицеры, и вообще он отличный парень, и все его любят. А как играет на пианино! Да это дороже всех звездочек и медалей!

- Шляпу долой! - криво усмехнулся Махат.

- Брось, парень! Любой расчувствуется, стоит ему коснуться клавиш, а на девчат это страшно действует: интересный мужчина, музыкант: вроде Моцарта или кого там еще:

- Говорят, у него этих девчат было - на пальцах не перечесть. Млынарж, ты ведь вместе с ним с самого начала и наверняка об этом знаешь.

Млынаржик щурился, поглядывая на небо. Махат не отставал:

- Ну так что? Были у него девки или нет?

- Ну были. Сами к нему льнули.

- Ас некоторыми что-нибудь и посерьезнее?

- Конечно. С медсестрой Павлой, об этом все знают. - Млынаржик вдруг вскипел. - Ну и что? Он ведь не женат!

- И непостоянен!

- Наша Яна пережила столько разочарований. И если она ему понравилась, почему бы не пожелать ей:

- :нового разочарования? - взорвался Махат. - Впрочем, есть человек, который положит конец ее разочарованиям.

- Брось петушиться, парень. Если она его любит:

Махат не мог себе представить, чтобы Яна не замечала того, что ему казалось совершенно очевидным: не любовь это, а флирт, самый обычный флирт! Офицеры, музыканты - и те и другие словно созданы для легкомыслия. А тут все к тому же соединилось в одном человеке.

- Яна - порядочная девушка? - в упор спросил он Млынаржика.

- Голову на отсечение, - ответил тот, не задумываясь.

- А раз порядочная, то сумеет оценить нечто более важное, чем три звездочки и пианино: Для такой главное - честные намерения.

- С этим, Здена, я полностью согласен. А у тебя-то честные намерения?

- Я, Млынаржик, слишком хорошо знаю цену любви.

Станек возвращался в штаб. Киевский мальчишка бежал за ним до тех пор, пока надпоручик не согласился принять от него в подарок кулечек семечек. Теперь, пробираясь сквозь толпу, Станек грыз их.

- Ты куда, Ирка?

Черт возьми, Станек сразу вспомнил 'Андромеду'. 'Эх, испортит мне Джони этот чудесный день'. Он направился прямо к Галиржу.

Галирж стоял около машины. Сидевший в ней Вокроуглицкий вытаскивал из английской упаковки лакомства, входившие в рацион завтрака. Чего здесь только не было: и кофе, и конфеты с витаминами, и жевательная резинка, и туалетная бумага.

Вокроуглицкий открыл дверцу и, словно во исполнение приказа Галиржа, приветливо сощурился на Станека:

- Сегодня, я думаю, пикник вполне уместен. - Он взял бутылку французского коньяку. - Наши разведчики нашли целый ящик этого добра в немецком блиндаже.

- Сдается, немцы захватили с собой в поход на Россию половину сладкой Франции, - рассмеялся Станек.

Вокроуглицкий палил всем троим в металлические стопки. Станек был как на иголках. Он скороговоркой произнес тост за победу и залпом влил в себя содержимое стопки, не замечая ни изысканного вкуса, ни аромата всемирно известного 'Наполеона'.

Вокроуглицкий налил всем снова. Галирж провозгласил:

- Теперь за нас!

- За нас, - без энтузиазма повторил Станек и, опять быстро опрокинув стопку, хотел было распрощаться.

Галирж взял его под руку и отвел в сторону.

- Не хочу скрывать от тебя, Ирка, своего огорчения, - начал он доверительным тоном. - Ты не мог бы мне объяснить, почему я не получил 'Андромеду' первым, как ты мне это обещал?

- Пришлось поступиться дружеским обещанием, Джони.

- Дружеское обещание! - Галирж криво усмехнулся. - Это звучит почти интимно - как во время партии в бридж. А на военном языке это называется 'действовать согласно уставу'. Почему же ты 'не действовал', Ирка?

Станек сознавал, что Галирж формально прав, но тем не менее возразил:

- Главное состояло все-таки в том, чтобы Рабас мог перейти в наступление:

Отовсюду неслись радостные крики:

- Ура, ребята! Слава вам!

Эти возгласы еще больше раздражали Галиржа. Киевская операция должна была стать его блестящей премьерой. Но, увы, к числу отличившихся в боях за Киев он не относился. Взрывы радости он переносил тяжелее, чем недавние взрывы снарядов и мин.

- Бесспорно, все это так, - сказал он, с трудом заставляя себя быть спокойным, - но для того, чтобы Рабас мог перейти в наступление, нужно было подождать предложений моего отдела.

- Сейчас все представляется по-другому, - объяснял Станек. - Особенно тебе, Джони. Но когда у второго батальона обнажился фланг и немцы вели по нему ожесточенный огонь, ты - будь ты на моем месте - поступил бы так же, как я.

- То есть?

- Не заставил бы Рабаса ждать.

- Это я и хотел услышать! Твое признание!

- Джони! Почему ты не хочешь понять этого?

Галирж думал: 'Из-за него, друга, моя военная репутация подмочена:'

- Отвечай же, Джони!

':Что скажет наша миссия, наше министерство, мой тесть?..'

- Батальон Рабаса: - доносились до него слова Станека.

Галирж одернул себя: 'Не забывай, что ты еще не дома. Надо привыкать ко всему, что случается здесь, иначе и дома будет плохо'. Он горько усмехнулся:

- Рабасы - твои новые друзья, для них ты готов на все, даже предать нашу старую дружбу.

'Что это? Ревность? - размышлял Станек. - Честолюбие? Конечно, Джони тщательно готовился к киевской операции, бог знает какие надежды с ней связывал. Быть может, именно здесь он хотел добиться наивысшей эффективности своей разведывательной работы? А я его оставил на бобах'.

- Но, Джони: - прорвал Станек затянувшееся молчание. Выпитая самогонка, подкрепленная коньяком, начинала действовать. Кровь ударила в голову. Он схватил горсть семечек и принялся с особенным усердием грызть их, но это не помогало. Он с яростью заговорил: - Мы одни из первых пробились к Днепру, а ты цепляешься за пустяки - кто и что!..

- Оставь свои правильные речи, - резко прервал его Галирж и уже ровным тоном продолжал: - Ты прекрасно знаешь, что действия каждого из нас будут предметом особого разбора, а мне, по-твоему, безразлично, если все будут констатировать, что мой отдел сидел сложа руки во время такой грандиозной битвы?

Вокроуглицкий смотрел на небо, в котором, сменяя одна другую, вспыхивали ракеты, и философствовал: стоит военной карьере пошатнуться, как на передний план закономерно выдвигается что-то другое:

- Ага! - не выдержал Станек. - Заслуги! - Выплюнул изо рта шелуху. - Война кончится, наступит длительный мир. Надо обеспечить себе на будущее тепленькое местечко в министерстве!

Галирж не остался в долгу:

- А где я должен работать? На кирпичном заводе? Или на шахте? Где бы ты хотел меня видеть? Нет уж, извини, но мне кажется, что это вы себе готовите будущее, и уже сейчас, здесь. - Укоризненный тон сменило деланное сожаление. - Я к тебе со всей душой, а теперь вижу - мешаю тебе!

- Джони! - воскликнул Станек. - Как ты можешь все так передергивать?

Галирж только что вернулся из штаба. Ему казалось, что там он был лишний, посторонний. Устава он не нарушил, дороги никому не перебежал, и все-таки все скорее понимали Станека и Рабаса, чем его, когда он давал объяснения, почему не смог своевременно предложить меры по оказанию помощи. В штабе все обращались друг к другу по имени - 'Карел, Владя, Славек', - а ему и сегодня вежливо говорили 'пан капитан', сегодня, когда все так быстро сходились друг с другом.

- Разве я не понимаю, что вы все смотрите на меня, как на незваного, что я для вас по-прежнему чужой?

Станек успокаивал Галиржа:

- Джони, это твои выдумки! Чужой! Незваный! Ты ведь отгораживаешься ото всех. Видишь только свои карты, только себя! А ведь в чем суть дела? Кто исходил кровью, ты или люди Рабаса? Где правда?

Галирж указал пальцем в землю:

- Пока мы здесь, правда всегда на вашей стороне. Здесь: - Он снова указал на землю. - Здесь я никогда не буду прав.

- Посторонись! Посторонись! - раздалось у них за спиной.

Они обернулись. Брезентовые носилки прогибались под неподвижным телом. Надпоручик вспомнил Боржека, и глаза его повлажнели. Тело с наброшенной на лицо накидкой проплыло мимо них.

Оба стояли молча.

Галирж, невольно проводив взглядом носилки, потерял желание дальше препираться. Он сунул руку в нагрудный карман, где лежала записная книжка: с этим делом разберутся в другое время! В другом месте! И по-другому!

Станек заметил движение Галиржа: 'Ага! Записная книжка! Реестр грехов! После войны в Праге мне их напомнят'. Взорвался:

- Готовишься к Праге? Я скажу тебе, чем я собираюсь заниматься в Праге. Армейскую службу по боку, вернусь к своей музыке. Но пока мы будем вместе:

Галирж прервал его:

- Если ты еще раз во время боевых действий грубо нарушишь уставной порядок:

- Послушай, Джони, - не дал договорить ему Станек. - Сразу же после войны я возвращаюсь к музыке:

- Нет, ты слушай! Если ты еще раз:

- :но пока я еще здесь! - орал разозленный Станек. - Обеими ногами здесь! И помни, Джони, если речь снова зайдет о жизни и смерти, я опять начхаю на инструкции и твой престиж!

Галирж отпрянул назад, потом рванулся к Станеку, вернее, за Станеком, который исчез у него из виду за стеной танцующих солдат и местных жителей. Он хотел крикнуть ему вдогонку, но Станек уже был далеко. Злость бурлила в Галирже. Он подошел к машине:

- Налей мне!

Вокроуглицкий молча повиновался. Галирж, сидя с опущенной головой, медленно потягивал коньяк. Думал: 'Скверные итоги. Теперь я буду еще более одинок'.

Вокроуглицкий сунул за щеку резинку и принялся энергично жевать.

- Ты слыхал, в чем он мне признался? - нарушил Галирж молчание. - Он хочет после войны покончить со службой в армии.

- Меня это совсем не касается, - зевнул Вокроуглицкий.

Но Галиржу казалось, что он нашел причину того, почему Станек позволил себе ставить ему палки в колеса.

- Разве ему важно, какое мнение он о себе составит? Он музыкант. В бригаде только гость. Ему не надо думать о том, что в Праге будут разбирать, как проявил себя здесь тот или иной командир. Он повоюет себе - и прощай военная служба! Служить в чехословацкой армии?! Ни в коем случае! И думать нечего. Дирижировать в филармонии! - Галирж судорожно сжал стопку с недопитым коньяком. - Фрак! Аплодисменты! Цветы!

Вокроуглицкий оживленно проронил:

- Прекрасно! Я уже сегодня аплодирую ему.

Галирж еще больше разгорячился:

- Разве ты не понимаешь, что поэтому он так безответственно вел себя. И до конца войны мы будем зависеть от его импровизаций. Опять будут 'Андромеды', и он снова даст своего 'паука' в первую очередь бог знает кому, а мы останемся беспомощными.

Вокроуглицкий натягивал перчатки.

- Ты куда?

Вокроуглицкий кивнул куда-то вперед:

- Пойду веселиться. Мы победили:

Он шел, с небрежным безразличием проталкиваясь сквозь плотную толпу.

8

Блага заслонился рукой: Млынаржик и Цельнер, обняв друг друга за плечи, топтались возле него.

- Поосторожней, ребята.

- Не бойся, мы тебя видим, - огрызнулся Цельнер.

- Да, но из-под ваших ботинок летит песок, а у меня сало.

Цельнер тут же подскочил к Благе и стал смотреть, как тот охотничьим ножом резал большой кусок сала, подаренный ему местными жителями.

- Это очень заманчиво.

- Когда ты перестанешь думать о жратве? - раздраженно пробормотал Махат.

- Может, мне подекламировать Неруду. Или 'Май' Махи{11}? Что прикажешь?

- На Здену не обращай внимания, - посоветовал Млынаржик Цельнеру. - Он сегодня не в своей тарелке, и ему не угодишь ни ты стихами, ни Блага салом. - Он протянул Благе руку. - Кинь мне кусочек.

- Дай всем, кто тут есть, - приказал Цельнер Благе и разделил обязанности: - Ты режешь сало, я - хлеб.

- Всем? - ужаснулся Блага.

Появились Яна и Шульц.

- Ну, наконец-то, Яна, ты опять среди своих! - закричал Млынаржик. Потом покосился на Махата: - Мы уже тут судили-рядили, куда ты запропастилась.

Махат нахмурился.

- Ничего, я уже снова с вами, - проговорила Яна.

- Так и должно быть. Вся артель мастеров проволочных дел в полном составе, - заявил Млынаржик.

С грохотом подкатил танк. На нем сидела молодая партизанка Лидия Уваренко. Во время сражения она безошибочно провела чешские танки по городу и показала скрытые огневые точки немцев. Теперь в награду за ее геройство танкисты катают Лиду по родному Киеву.

- Ура! - закричали связисты.

- Далеко ли с нами? - полюбопытствовал Цельнер.

- До вашей Праги, до самого конца войны, - ответила партизанка.

- А твой муж? Он разрешит?

- Разрешит. - Ответ звучал сурово. - Фашисты его убили. И сынишка разрешит: - Лицо ее помрачнело.

Яна задумчиво смотрела на молодую женщину: потеряла мужа и сына. Тихонько прошептала:

- Ура, Лидочка! Ура!

Танк, лязгая гусеницами, укатил. Цельнер повернулся к Благе:

- Режь ломти потоньше, чтобы хватило на всех.

- Сначала на четверых, теперь на шестерых, - уныло подсчитывал Блага, глядя на свой кусок сала.

Но нарезал его так искусно, что Цельнер, взяв бутылку самогонки, провозгласил тост:

- За твою ловкость, Блага! - А потом, отпив один глоток, зажмурился и с видом знатока добавил: - И за твои чары, Яна!

Яна старалась поддержать общее веселье. Пригубила из протянутой бутылки:

- За вас за всех:

Цельнер предостерегающе поднял палец:

- Пейте, пейте, только не пьянейте. Соблюдайте декорум, молодцы. На нас смотрит весь мир. - Он изображал Панушку. - Мы - славная бригада. Дети Яна Жижки из Троцнова, ученики Амоса Коменского, богатыри Тырша и Фюгпера - и пусть дорога далека, свободовцев это не страшит.

Все дружно рассмеялись.

Толпа расступилась перед Эмчей и снова медленно сомкнулась за ней.

Цельнер помахал бутылкой:

- Иди сюда, Эмча! Тут и для тебя еще осталось несколько капель. Да поживее, пока они не высохли. Что с тобой? - Всю его оживленность словно ветром сдуло, когда он увидел ее опухшие глаза.

Эмча уткнулась лицом Яне в плечо и разрыдалась. Только Яне было слышно прерывистое 'Боржек: Боржек'. Связисты видели, как от ужаса широко раскрылись и стали неподвижными Янины глаза. Они отгоняли от себя страшную догадку: У Цельнера опустилась рука с бутылкой.

Эмча вытащила из кармана мокрый платок и прижала его к глазам. Что-то упало к ее ногам. Солдаты наклонились. На земле лежал амурчик с цепочкой - талисман Боржека, который они столько раз по утрам видели у него на шее. Они глазам своим не верили. Но золотой амурчик неумолимо блестел на размятой сапогами глине. Шульц поднял талисман и осторожно тронул Эмчу за плечо:

- Возьми, Эмча!

Эмча оторвалась от Яны. Потом, собравшись с силами, глубоко вздохнула и произнесла то, чего все так боялись:

- Нет больше Боржека.

Солдаты стояли, склонив головы, посреди гудящей толпы, онемевшие от неожиданной потери, и мысли их неотступно возвращались к той минуте, когда Боржек вдруг запросился назад в Красную Армию, к автоматчикам, а о работе связистов говорил с таким отвращением, что привел Станека в ярость. Не было ли это предчувствием?

Эмча всхлипнула:

- Как это случилось?

Шульц переминался с ноги на ногу:

- Мы его не видели с тех пор, как он пошел проверять линию к 'Андромеде'. Йоза был с ним.

Млынаржик потянул Благу:

- Пойдем за Йозой.

Калаш с самого утра пытался прогнать гнетущие мысли усердным исполнением обязанностей командира взвода. Но с каждым часом, с каждой минутой, отдалявшей его от случившегося, сомнения в том, правильно ли он поступил, возрастали.

Была ли эта рана смертельной? Не обманул ли его страх и та огромная лужа крови? Ведь он даже не очень хорошо соображал, что делает. Свастика, вырезанная на лице мертвого солдата, - вот что подтолкнуло его. Ведь и Боржека какой-нибудь фанатик мог обезобразить перед самой смертью.

Сомнения, сомнения: Разве все немецкие солдаты фанатики? А что, если среди тех, на которых они наскочили, не было ни одного? Да, но рана? Ну конечно, рана! Спросить бы врача, какой его осматривал? Нет! Если рана была не смертельная, то что скажут его ребята? Он не должен ни о чем спрашивать! Молчать! Молчать! Это все, что ему остается!

Он страшился встречи с сестрой, думал: 'Бедный стригунок, после этой ночи я уже тысячу раз пережил твою боль. Твою и свою. Моя горше, стригунок, ты будешь умницей, ты поймешь. Боже, что со мной? Ведь и ей этого нельзя говорить. - Перед Калашем вдруг возникли глаза Боржека. Они были устремлены не к небо, как там, а на него. - Нет, даже Эмче я не должен ничего рассказывать. Именно ей ни в коем случае'.

Эмча бросилась брату на шею:

- Йоза:

Калаш судорожно глотнул:

- Стригунок:

Солдаты плотной стеной окружили их.

- Йоза, как это случилось?

- Как это случилось? Как это случилось? - Голос Калаша погрубел. - Ну, снаряд:

Эмче казалось, что осколки снаряда впиваются прямо в нее, в самое сердце. Она прижалась к брату:

Музыка и топот танцующих раздавался вокруг притихшей группки связистов. С радостью победы еще сильнее пробуждалось чувство острой жалости к тем, кто не дожил до нее. Яна взяла Эмчу за руку, хотела было сказать ей что-то в утешение, но слова застряли в горле. Ведь ее Станек вернулся из боя. Рядом с горем Эмчи ее счастье казалось грехом. Все стояли вокруг Эмчи. Ни у кого не хватало духу уйти.

- Боржек, почему именно Боржек? - задумчиво процедил Шульц.

- Что ты говоришь? - удивился Цельнер.

- Да так, я вспомнил только, - неохотно пояснил Шульц, - что наш Старик сначала посмотрел на Махата.

- А потом выбрал Боржека, - отозвался Махат.

- А почему он должен был выбрать тебя, Здена? Почему?! - защищал Млынаржик решение Станека.

- Я не говорю, что он должен был взять меня. Это Омега говорит, - показал Махат на Шульца.

Шульц замахал руками:

- Я тоже не утверждаю, что он должен был взять Здену, а говорю только, что он сначала хотел взять его.

- Перестаньте, ребята, - попытался прервать этот разговор Калаш.

Цельнер повернулся к Шульцу:

- Я при этом не был. Ты говоришь, что Старик хотел взять Здену?

- Боржек был на линии два раза, был измотан:

- Да прекрати ты, болтун! - уже резко крикнул Калаш Шульцу. - Что будет думать Эмча? Что Боржек, может, не должен был:

- Нет, я ничего такого не думаю. - Эмча говорила тихо, с трудом, словно пробиваясь сквозь навалившуюся на нее глыбу горя. - Какое это теперь имеет значение, почему не Махат, почему Боржек: Теперь это безразлично.

- Ну нет, Эмча, - возразил Цельнер. - Не безразлично. Всем нам не безразлично.

Эмча уже не плакала.

- Теперь уж ничего не изменишь.

Горе без слез было страшнее, чем плач. Оно взывало к справедливости. Эмча посмотрела на брата отсутствующим взглядом, вряд ли она видела его осунувшееся лицо.

- Я бы хотела отсюда куда-нибудь, Йоза: куда-нибудь, теперь все равно:

Калаш обнял ее за плечи. Беспокойно обежал глазами ребят, но сестру послушался:

- Пойдем, стригунок.

После ухода Калаша и Эмчи кольцо связистов еще теснее сомкнулось вокруг Яны. Ей стало жутко. Она вдруг почувствовала, что это кольцо должно сжать, скрутить по ногам и рукам Станека.

- Все это на совести нашего Старика. Вы должны его спросить, почему Боржек, а не я! - не унимался Махат.

- На совести?! - ужаснулся Шульц. - Нет, ничего такого я не думаю. Надеюсь, ты не утверждаешь, что он мстил Боржеку?

- Мстил? - повторил оторопевший Млынаржик.

- Ты тоже там был, когда Боржек сказал, что уйдет, а он кричал, что и 'презренные шарманщики' достаточно нюхают пороха, - не отставал от Шульца Махат. - Да, если он хотел доказать свою правоту, то это слишком дорого обошлось Боржеку:

- Что ты этим хочешь сказать? - высокий голос Шульца от волнения сорвался на визг.

Цельнер схватил Махата за рукав:

- Говори же, если и ты при этом был!

Яна испуганно смотрела на Махата. Он заметил это, уголки его рта дрогнули: и за таким человеком она хотела лететь в гущу боя, перевязывать ему раны, лить в рот коньяк, нежно гладить его лицо. С таким человеком она танцевала, прижавшись к нему, не сводя с него глаз:

- Я у вас недавно, - сказал наконец Махат. - Знаю его только с хорошей стороны, а с другой должны вы:

Солдаты стояли, опустив головы, словно смотрели на то место, где минуту назад лежал золотой амурчик.

Махат, глядя на веселившихся людей, вдруг увидел в толпе знакомое худощавое лицо. В бесконечном море голов то мелькнет, то вновь пропадет пилотка, то снова вынырнет лицо, широкие плечи, то покажется офицерский ремешок из светлой кожи.

- Ота! Ота! - закричал Махат.

Но человек вдруг исчез в людском муравейнике. Махат упорно продирался в том направлении, где он увидел его в последний раз, и наконец в самой гуще толпы настиг офицера:

- Ота! Не узнаешь меня?

Секундное замешательство, а потом:

- Здена! Вот это встреча! Дружище, как ты попал сюда?

- Через третий рейх, - сказал Махат, сдвинув пилотку со лба.

- Ого, рейх, вижу, сделал тебе зарубку на память, - покачал головой Вокроуглицкий, с уважением рассматривая шрам Махата.

Обнявшись, они продирались сквозь толпу и вспоминали прошлое.

Отчим Махата стеклил теплицу на вилле Вокроуглицких. Там Махат и познакомился с Отой. Пока отчим работал, он подавал мячи Оте и его приятелям, игравшим в теннис.

Махат ухмыльнулся:

- Полдня за пять крон:

- Ну, это недолго продолжалось, - напомнил ему Вокроуглицкий. - Потом ты играл в теннис вместе со всеми.

Пение, гиканье, гармошка, духовой оркестр - все слилось в общий гам. Приходилось кричать друг другу.

- У вас было здорово, Ота. После тенниса - купанье в бассейне, после купанья - шоколад:

- Твоего отца это не очень радовало.

Махат даже сейчас покраснел от злости, вспомнив, как отчим то и дело отзывал его с корта: приготовь шпаклевку, убери осколки!

- Помнишь, Ота, как я разозлился и нарочно кинул мяч в только что застекленную раму. Но ты тогда, помнишь, взял это на себя.

- Ну а как же! Иначе бы он тебя к нам больше не пустил.

- Я был страшно благодарен тебе, - сказал Махат взволнованно.

Вокроуглицкий улыбался, возвращаясь в воспоминаниях к дням мира и молодости.

- Ты уже дома прошел подготовку к суровой службе. Твой отец - не сахар:

- Сам знаешь, неродной. Такой обычно или уж слишком прижимает, или совсем не обращает внимания. А я ведь с детства не выносил никаких указок. И, как назло, меня упекли в лагерь! Теперь здесь тоже сплошные приказы. Черт побери, это бесконечное повиновение:

Махат поинтересовался, как Ота, летчик, попал к 'пресмыкающимся'. Вокроуглицкий рассказал.

- Наши дома думают, - горько рассмеялся он, - что я по-прежнему парю над землей.

- А мои думают, что я уже в земле, - сказал Махат и спросил, нравится ли тут ему. Затронул больное место Оты.

- И не спрашивай, дружище! Бывало, стоило мне взлететь - и я хозяин своей судьбы. Там, в воздухе, все зависело только от тебя самого. Ах, как бы я хотел вернуться в свой авиаполк!

Махат, взяв его за локоть, стал взволнованно говорить, что у них это же недавно хотел сделать один солдат - стать опять автоматчиком, чтоб участвовать в боях;. Вокроуглицкий знал, что связисты, как и разведчики, должны избегать столкновений с противником.

- Этот парень, - продолжал Махат, - прямо заявил о своем недовольстве: 'Возимся, словно кроты под землей, разве это война'. И, знаешь, эта фраза стоила ему жизни.

- Брось! - Вокроуглицкий даже остановился.

Махат подробно описал ему, как Станек послал на линию измученного Боржека.

- Сам посуди, Ота, разве это гуманно - гнать человека в третий раз на линию, и даже нисколько передохнуть ему не дал.

Вокроуглицкий двинулся дальше. Народу прибывало. Одни танцевали, другие отдыхали, лежа на земле, и пробираться приходилось с большим трудом.

- Всякая война не гуманна, Здена, - сказал задумчиво Вокроуглицкий.

- Знаю. Но ребятам кажется, что офицер мстил связисту за то, что тот хотел податься назад к автоматчикам.

- Мстил? - Вокроуглицкий покачал головой. - Надпоручик Станек? Этого не может быть, Здена!

Сомнения Вокроуглицкого только раззадоривали Махата:

- Как видишь, может быть. Всегда заботливый - и вдруг такая жестокость.

Вокроуглицкий вспомнил, как обошелся Станек с Джони: плюнул на обещание и, словно на железнодорожном разъезде, перевел стрелку в другую сторону, и они сразу очутились в тупике. Но тысяча солдат Рабаса?! Для них-то это обернулось помощью в самый, черт побери, нужный момент!

- Все, Здена, зависит от обстоятельств.

Махат крепко держал Вокроуглицкого за локоть и пытался вытянуть из него побольше новостей:

- Слушай, Ота, тут у нас поговаривали, будто бы в Англии некоторые офицеры, прямо как звери, цеплялись из-за каждого пустяка к солдатам.

- Были и такие.

Кто-то затянул под гармошку:

Куплю себе я вороных коней:

- Ну, а солдаты? - кричал Махат. - Терпели?

Голоса подхватили:

Когда пойду на воинскую службу:

- Не терпели. Писали протест за протестом, вплоть до президента. Требовали отстранения таких командиров, иначе они откажутся повиноваться.

- Черт возьми, 'откажутся повиноваться', - изумлялся Махат. - Ведь это же почти бунт. И чем кончилось, Ота? Наказали их за это?

Вокроуглицкий негромко ответил:

- Никого даже пальцем не тронули.

От тайной любви я страдаю,
Ни сна, ни покоя не знаю:

Махат вздрогнул как от удара:

- А почему мы должны молчать, если за жестокость Станека наш товарищ заплатил жизнью?

Вокроуглицкий притянул его к себе:

- Что ты, Здена! И не думай сравнивать! Жестокость во время боя может быть оправдана, мы позавчера испытали это на себе - от Станека.

- И вы тоже, Ота?

Вокроуглицкий не успел ответить. Пронзительно заиграли трубы сигнал тревоги. Все всполошились.

Командиры кричали: 'По местам! Заводи!'

Махат бежал к своим, Вокроуглицкий - к Галиржу.

Приказ гласил: приготовиться к маршу! В ноль-ноль часов бригада выступит в направлении Софийской Борщаговки.

С гулом, лязгом, скрипом бригада, потушив огни, двигалась в неизвестность. Шестьдесят орудий, двадцать танков, более двухсот автомашин разного типа - бронированных, легковых, грузовых, санитарных, крупнокалиберные зенитные установки, триста пятьдесят повозок - вся эта колонна, словно гигантский червь, расчлененный на неравные доли, медленно двигалась на запад, навстречу противнику.

И вместе с колонной плыли в сумраке солдатские думы:

НА РОЖДЕСТВО ДОМА!

9

Блага окунул в ведро грязную тряпку.

- Это ж питьевая вода! - ахнул Зап.

Но было уже поздно: с тряпки в ведро закапала грязь.

- Мне нужно поставить себе компресс. - Блага сказал это таким тоном, который можно было принять одновременно и за объяснение, и за извинение.

- Кисейная барышня! - поддел его Махат.

- При чем тут 'барышня', - вступился Цельнер. - Он чуть не погиб, я думал, что те два парня сделают из него решето:

- Мы были или нет в ночном дежурстве? - заворчал Млынаржик. - Одеяла на окна - и спать, черт вас подери!

- Подожди, - отозвался Цельнер, - у меня разобранное оружие.

- Хороший солдат соберет и в темноте. - Млынаржик сам стал затемнять окна.

Ержабек соскребал тесаком со штанов глину:

- Да погоди ты! Мне тоже еще надо:

- Всегда вы как нарочно после ночной вахты больше всего копаетесь, - огрызнулся Млынаржик и бросился на соломенный тюфяк.

Окна остались незавешенными.

Блага прилаживал компресс на горло:

- Он, видите ли, думал, что из меня сделают решето. Нет бы крикнул: 'Не стрелять! Свои!'

- Как я мог крикнуть? - оправдывался Цельнер. - Я думал, это немцы. Они ж стреляли по тебе! Я прикинул: если подам голос, то станут стрелять и по мне. Со своего дерева я-то не слышал, что они говорят по-чешски. К тебе они были ближе!

- У меня голова была зажата между веток, я уже еле дышал.

- И вдруг наступила такая удивительная тишина, - продолжал Цельнер, - я смотрю на дерево, где сидит Блага, и у меня мороз по коже: на фоне неба чернеет силуэт повешенного. Ну, думаю, готов товарищ. Останется после него Манке только рюкзак, набитый письмами с любовными излияниями, ей-богу, я уж так думал.

Блага сидел на вещмешке и придерживал компресс на горле.

- Вот-вот! - злился он. - Слишком много все думали! Наш патруль, глядя на меня, думал, что на дереве 'кукушка', немецкий шпион, а Цельнер в свою очередь думал, что патруль этот - немцы:

Ребята дружно захохотали, представив себе и тех двоих, внизу, перепуганных появлением на дереве лазутчика, и дрожащего Цельнера, и полуповешенного Благу, заливавшегося холодным потом.

Млынаржик повернулся от стены и пробурчал:

- Когда свои сцепятся со своими, тут уж не до смеху.

Махат прислушивался к разговору, а из головы не выходил Станек. 'Когда свои сцепятся со своими'. Тюфяк зашуршал под Махатом. Он с трудом сдерживал себя. Следил за своим дыханием, чтобы оно не выдало его волнения. 'Мне тоже предстоит сцепиться со Станеком'.

- Еще мгновенье, - продолжал Блага, - и вам пришлось бы меня хоронить - задушенного и застреленного.

Махат втянул голову в плечи, словно его самого душили.

Цельнера после всего пережитого не покидало веселое настроение:

- Много думали, говоришь? А сам-то ты о чем думал? Ведь ты же первый выстрелил в этих двух наших!

'Не я первый бросил в Станека камень, - сказал себе Махат. - Не я. Омега первый заикнулся о нашем надпоручике'.

- Дудки, не стрелял я, - возразил Блага. - Я уже лез вниз, сорвалась нога, и я застрял в ветвях, а от толчка автомат дал очередь:

'А если и у меня сорвется нога? - напряженно думал Махат. - Если у меня не хватит доказательств?'

- И знаете, ребята, - делился Блага своими впечатлениями, - я не чувствовал ни боли, ни страха. Мне абсолютно было безразлично, останется у дяди аптека или нет, я уже со всем смирился, мысленно говорю ему: прощай, дядя. А Манке: прощай, красавица. Мне только странным показалось, что косая обращается со мной так осторожно, ощущение - будто я под наркозом:

- Да, тебе не сладко пришлось, - воздал должное переживаниям Благи Цельнер.

'И мне тоже не сладко приходилось, - размышлял о своем Махат. - Я уже думал: наконец-то попал в бригаду, теперь все позади. И вот опять:'

- Блага в рубашке родился, не иначе, - смеялся Цельнер. - Те двое думали, что его подстрелили, что 'лазутчик' висит уже мертвый, пошли его снимать и видят: господи, это же наш!

':Некоторые ребята, - не успокаивался Махат, - до сих пор находятся под впечатлением того, что Станек делал для них раньше. Они по-прежнему верят в него:'

- Господи, ведь это же наш, а мы его шлепнули! И тут Блага, дважды мертвый, повешенный и вдобавок подстреленный, как разразится: вы, ослы, наклали в штаны и давай палить в человека.

':Нет, сейчас еще рано. - Махат с шумом втянул в себя воздух, потеряв на мгновение контроль над собой. - Моя атака должна быть тщательно подготовлена. Не поставишь крепко ноги - поскользнешься:'

- А что вы там, на такой высоте искали? - поинтересовался Зап.

Блага, поглаживая через повязку горло, неохотно промямлил, что все произошло из-за кабеля, который пересекал дорогу в конце деревни. Там его то и дело разрывали автомашины, поэтому решено было пустить кабель поверху. Пришлось Благе с Цельнером лезть на деревья.

- Врете! - сказал Зап.

Ержабек, тянувший эту линию вместе с Запом, знал, что там, хоть и растут по обеим сторонам дороги старые ореховые деревья, но далеко друг от друга. Поэтому он поддержал Запа:

- Да там же кабель не натянешь. Такой провес будет, что:

- Кто не верит, - надулся Цельнер, - пусть пойдет посмотрит.

- Одеяла на окна! И спать! - заорал Млынаржик.

В комнате стало темно. Но солдатам не спалось.

Кто-то ворочался, и в тюфяках шуршала солома, кто-то прошлепал босыми ногами по полу, послышался плеск воды в ведре.

- Ребята, кто сегодня расскажет на сон грядущий анекдот?

- Не до анекдотов, Эрик! Заткнись и дрыхни!

- Я привык засыпать рядом с Боржеком:

- Опять начинаешь!

- Если Эмча ходит словно в воду опущенная и всем своим видом напоминает нам:

- О чем?

Все замолчали.

- У меня в голове не укладывается, чтобы наш Старик мог:

- Вспыльчивый человек всегда может сорваться. У пана командира задето самолюбие, а случай для наказания идеальный.

- Думай, что говоришь, Здена!

- Да я ничего не говорю, Млынарж. Я только прикидываю, что к чему.

Не спится солдатам:

Старые половицы в Яниной комнатке жалобно поскрипывали под ногами Панушки. Вчера Станек передал Яне записку. Панушка знал, куда она собирается. К нему. Он остановился, погладил дочь по волосам.

Яна растрогана этой лаской, счастлива, что он рядом с ней. Нелегко пришлось бы ей, если бы она была здесь одна, среди чужих людей, сегодня еще более чужих, чем в первый день встречи с ними.

Панушка принялся снова расхаживать, опять заскрипели половицы, и ротному казалось, что все вокруг него трещит и рушится.

'Я все ждал, когда ребята угомонятся, - успокаивал он себя, - ведь это бывает после каждого боя. А такое сражение любого выбьет из колеи. На день, а то и на два: Но вот Киев уже позади, а разговоры о Боржеке не кончаются'. Панушка присел на постель рядом с Яной. Она вся сжалась в комочек, чтобы он не видел ее лица. Панушка опять погладил ее по волосам:

- Послушай, Яничка, лучше бы вы перестали встречаться. - Он почувствовал, как она чуть приподняла голову, и поспешил добавить: - Я же вижу, как это будоражит парней:

- Будет наконец тишина или нет? - спросил в темноте чей-то раздраженный голос.

Другой, тусклый, приглушенный, видимо, одеялом, продолжал:

- Все-таки в этой истории с Боржеком что-то не то. Раньше Старик любил с нами посидеть, поговорить о том, что нам предстоит делать; приносил сигареты, а сейчас:

- Тащимся от привала к привалу - от одних незнакомых людей к другим!

- Словно сироты.

- В общем, ничего хорошего:

- А стоит ему к нам прийти, коситесь на него, как на убийцу! Неудивительно, что он предпочитает сюда не ходить.

Все замолчали. Тишину прервал Махат:

- А может, он чувствует угрызения совести из-за Боржека?

- Поосторожней, парень, с такими-то обвинениями! - отозвался Млынаржик.

Опять напряженная тишина. И опять возмущенный голос Махата:

- Не понимаю, почему нельзя хотя бы раз вывести на чистую воду офицера?

Шульц принялся сбивчиво объяснять:

- Станек же сказал, почему он посылает Боржека. Неужели ты не помнишь, Здена? Я, как сейчас, слышу: Боржек пойдет потому, что он единственный, кто знает дорогу. Так или не так?

- Но ведь каждому ясно, - тихо проговорил Блага, пугаясь собственных слов, - каждому ясно, что у измученного солдата больше шансов сложить голову, чем у отдохнувшего.

Шульц, видя, что разговор о Боржеке начинает 'разматываться', как кабель с катушки, стал кричать:

- Боржек! Только и слышно: Боржек! Ради бога, перестаньте вы наконец судачить на эту тему. Разве мы не на фронте? Ну и что? Один убитый!

Цельнер повернулся на бок:

- Один убитый, говоришь? А если бы этим убитым был ты, Омега? Потерянная жизнь - не мелочь.

- А главное - зря потерянная, - сказал Блага.

- Это не доказано, что зря, - запротестовал Шульц. - Скольких фронт хоронит. А вы носитесь с одним!

Цельнер вскипел от злости:

- Тебе этого мало? Ты спохватишься тогда, когда будут сотни? Или тысячи?

- Святая правда, - сказал Блага. - Если это имеет какой-то смысл, пусть хоть тысячи. Но попусту? Ни капли крови, ни капли!

- И что ты хочешь делать? - спросил его Махат.

- Что? Хочу знать, как все было. Каждый из нас имеет на это право. Или не имеет?

Панушка, сгорбленный, с заросшим лицом, в потрепанном обмундировании, походил скорее на пленного, чем на солдата армии, одерживающей победы. Половицы перестали скрипеть. Он видел, как Яна побледнела, и на гладком лице около рта залегла глубокая складка. Сердце его сжалось от жалости к ней.

- Я понимаю тебя. Я сам его люблю. - Выражение лица его стало озабоченным: - Но ты, наверно, не замечаешь, как изменился после Киева Калаш, просто сам не свой. Конечно, в душу ему не залезешь, но только, вижу я, ничего он не замечает, ничего не слышит. Да что говорить! Скажу одно: еще капля - и чаша переполнится.

Яна и сама прекрасно видела все, о чем говорил отец:

- Я потеряла сон. Того и гляди заболею от всего этого.

Панушка разгорячился:

- Разве я не твержу вам всем: подождите, пока наступит мир?! Любовь во время войны! На фронте! Из этого ничего не получится, кроме страданий! Вот ты уже знаешь об этом:

Яна сняла с гвоздя шинель.

Он понял: пойдет к нему! Пришел в ужас:

- И это после того, что я тебе говорил: Средь бела дня?

Ее пальцы задержались на мгновенье на пуговице Станека.

- После этого я тем более должна идти! - Она надела ушанку, взяла большой глиняный кувшин и улыбнулась отцу. - Но за водой-то я, кажется, могу, правда, папа?

Панушка сказал удрученно:

- Ну, ладно:

По стрелкам, указывающим дорогу к колодцу, Яна вышла на просторную деревенскую площадь. Неподалеку от нее свернула в боковую улочку, там указателей уже не было. Размахивая кувшином, она брела вдоль разрушенных, безжизненных домов. Над крышами не кружили голуби. Не залаяла ни одна собака. Из выбитых окон не показалось ни одной любопытной головы. Мертвая деревня:

Вдруг что-то коснулось ее ватных брюк. Она вздрогнула. Тощая, голодная кошка смотрела на нее желто-зелеными глазами и жалобно мяукала. Яна погладила кошку. Та, извиваясь, терлась о штанину.

- Не плачь, мурка, не плачь, - приговаривала Яна и думала о том, что деревня эта скоро оживет. Бригада уйдет дальше, вернутся сюда люди, может, уже через несколько дней, и жизнь потечет своим чередом. 'А я жить полной жизнью не имею права, и так будет всю войну, так должно быть'.

Показался самолет с плоскими крыльями. Потрескивая мотором, 'кукурузник', сделав круг над деревней, сел прямо на площадь. Из него вылез Станек и, увидев Яну, быстро зашагал к ней.

Девушка радостно засмеялась, но, вспомнив о своем решении, плотно сжала губы.

Станек тоже был серьезен.

- В чем дело? Почему ты избегаешь меня? Я звоню, чтобы ты принесла журнал сводок. Это же входит в твои обязанности, а ты посылаешь с журналом Запа! Почему?

- Отец послал Запа.

- Во вторник вечером твой отец дежурил, а ты была свободна. Я стоял возле вашей хаты и битый час бросал в окно веточки. Целый час! - Станек говорил с такой горячностью, что она даже попятилась. - Ты что, не слышала?

Она не решилась сказать правду.

- Не слышала.

- У тебя теперь постоянно какие-то отговорки, стоит мне заговорить о встрече. Почему?

Яна сделала еще шаг назад, второй, третий и уперлась в столбик от ворот.

- Я думал, что я тебе не безразличен, - говорил Станек. - Ведь у меня были основания так думать? Или нет?

Где-то скрипела калитка. Ветер то открывал ее, то снова закрывал, и казалось, что какие-то люди бесконечно приходят и уходят.

- Я так дальше не могу, - вздохнула Яна тоскливо. - Сам посуди: ты мне кидаешь в окно веточки, я это слышу, но если я выйду, то сразу десять пар глаз побегут следом за мной - ага! видите! Пан командир и наша Яна! Понимаешь?

- Нет, - отрезал он.

- И папа к этому так же относится.

Словно не Яна это говорила, а кто-то чужой: Ребята, отец: Что все это значит?

- У меня к тебе просьба, - проговорила она.

Он пытался найти путь к примирению:

- Проси что хочешь - все сделаю.

Она колебалась. На фронте страшно, а вдалеке от Станека будет еще страшнее. И все-таки сказала:

- Переведи меня куда-нибудь в другое место.

Он вытаращил глаза:

- Тебя, в другое место?

- Ну хотя бы в один из батальонов.

- Прекрасная перспектива! - Станек рассмеялся, пытаясь скрыть свою растерянность. - Я буду прятаться на своем КП, в какой-нибудь лощине, ты где-то на переднем крае, скажем у Рабаса, тот всегда лезет в самое пекло, а мне прикажешь умирать от страха за тебя?

Большой кувшин оттягивал занемевшую руку. Но она крепко держала его, словно он был ее опорой.

- Речь не только обо мне, но и о тебе тоже. Для нас обоих лучше, если я буду от тебя подальше!

Лицо его посуровело. Однако он деланно засмеялся:

- Мне виднее, что для нас обоих лучше! - Он вырвал у Яны из руки кувшин, поставил на столбик и обнял ее.

Яна оттолкнула его:

- Нет! Как раз из-за этого за мной следят!

- По какому праву?

- Они не хотят, чтобы я любила тебя, а ты - меня.

- Может быть, мне взять у них разрешение?

Яна спросила вдруг:

- Тебе обязательно надо было посылать на 'Андромеду' именно Боржека?

- Обязательно.

- Но ведь он был очень изнурен.

- А кто из нас в те дни но выкладывался до конца?

- И все-таки он больше устал, чем другие связисты.

- Это упрек с твоей стороны или со стороны 'других связистов'?

- Не с моей.

- Тогда все ясно. Ребята ревнуют тебя ко мне и поэтому ставят мне в вину Боржека.

Станек и сам из-за гибели Боржека лишился покоя. Хотя он и знал, почему так поступил - это в самом деле помогло быстрому восстановлению связи с 'Андромедой', - но все-таки винил себя.

- Кто же эти связисты? Назови!

Яна погладила его по руке.

- Кому ты больше всего нравишься? Скажи! Я растолкую этому негодяю:

Она представила себе, как он придет на пункт связи и в запальчивости наговорит много грубого, резкого или поступит опрометчиво, как в свое время с капитаном Галиржем. У того до сих пор, когда он вызывает Станека, голос строгий, официальный. Если она выдаст Станеку имя Махата, он непременно исполнит свою угрозу, а в результате наказанным будет не Махат, а Иржи.

Робко, едва касаясь, она гладила его по руке. Станек отдернул руку:

- Ну что? Узнаю я наконец?

- Я сама толком не знаю, кто об этом говорит. Может, никто и не говорит, просто настроение такое:

Настроение? Станек это ощутил уже на себе: его ребята, обслуживающие основной пункт связи, относятся к нему не как прежде. Он был даже рад, что в последнее время бригада без передышки меняла позиции и он успевал говорить с ними только о самом необходимом по службе. Но сейчас бригада уже давно стоит на одном месте, а он предпочитает подольше задерживаться у других связистов, разбросанных по всем подразделениям, а к этим еще ни разу не заглянул на огонек. Они всегда любили посидеть и поговорить с ним. Обрадуются ли они ему теперь?

- Изнуренный Боржек! Больше всех! Разве снаряд знал, кто из нас троих больше всего изнурен? С таким же успехом он мог попасть в Калаша или в меня! - Ему хотелось поскорее успокоить Яну. - Я командир, и я отдаю приказы. И отвечаю за них. Но не перед рядовым составом! - Он повысил голос - Я отдаю приказы не потому, что мне так хочется. К этому вынуждает меня война, фронт, а я, слава богу, язык фронта уже немного понимаю!

Станек говорил решительно, уверенно, но его уверенность вызывала в Яне противоречивые чувства.

- Дошло до тебя?! - спросил он.

Видел сам: не дошло! Вздохнул: о, прелести командирской жизни! В Киеве теряю Боржека, после Киева - старого друга, Галиржа, теперь у меня отнимают девушку и еще хотят оклеветать. Да, если бы на фронте человеку угрожали только снаряды!

- Идет война! А я - мужчина. Бесчувственный, жестокий. Когда в этом есть необходимость, ничего не поделаешь - бесчувственный, жестокий.

Она испугалась. Он ни перед кем оправдываться не станет, а отец сказал: еще капля - и чаша переполнится.

- Ну что? - Станек обхватил Яну обеими руками за талию. - Что теперь тебя страшит?

Она судорожно вцепилась пальцами в его плечо, прижалась к нему, чтобы быть ближе в эту минуту, когда скажет ему о своем решении:

- Отправь меня к тому же капитану Рабасу, хотя бы на время: - Она с отчаянием обнимала его, и только это давало ей силы досказать начатое: - Если мы не будем так часто встречаться: - вспомнила Махата, - ребят это не будет так будоражить, - закончила словами отца.

- Все будет наоборот! Мое свободное время - полностью твое! А твое - мое!

Пальцы, вцепившиеся в его плечо, ослабли, Яна медленно опустила руки. Молчала. Он почувствовал себя задетым, не услыхав от нее того, что ждал. Закурил и уставился перед собой. Вдалеке увидел солдат. Они несли котлы с обедом. Полдень. Самое лучшее время суток. Затишье. В котелках, словно пестики в ступах, позвякивают ложки.

Ему стало досадно, что так глупо проходит это прекрасное и короткое время. Кровь волнами ударяла ему в голову:

- Я дурак! У меня в ушах беспрестанно твой голос на 'Андромеде', твой страх за меня. Я ощущаю на лице твои горячие поцелуи в Киеве. Ты была там такой счастливой, а сейчас: словно ты хочешь обо всем забыть! Или все это было притворство?

Она отвернулась. Взгляд ее остановился на одинокой яблоньке, росшей в углу двора. 'Я тоже принадлежу этой мертвой деревне. Должна принадлежать, - подумала она. - Жизнь, счастье, цветы, улыбки - все это не для меня, не здесь, не на фронте'.

Станек видел, как дрожат ее губы. И почувствовал, что если скажет еще одно резкое слово, между ними все будет кончено. Нет! Это было бы безумием!

- Прости меня, Яна, что лезу к тебе со своими заботами. Прости. Я вот сегодня думал: если бы я мог взвалить на свои плечи всю эту войну: Лишь бы ты о ней вообще ничего не знала. Я люблю тебя.

Невдалеке темнела сгоревшая хата. Посередине одиноко торчала труба, уже забывшая запах дыма. Но лицо Яны прояснилось: я не хочу принадлежать этой мертвой деревне!

Станек раскрутил ворот. Ведро, позвякивая цепью, полетело в колодец и плюхнулось в воду. Потом цепь медленно навивалась, пока полное ведро не показалось у сруба колодца. Станек закрепил его, чтобы не сорвалось. Он подумал: 'Уходит прекрасное время! Откладывать, оглядываться - надоело. Больше я не в состоянии это выносить!'

Весь свет зимнего полдня серебристой дымкой сгустился вокруг Яны, посеребрил ее бледное лицо под высокой ушанкой.

- Ты все твердишь - отправь меня в другое место, а сама ведь этого не хочешь! Я же по тебе вижу, что тебе со мной хорошо!

- Ничего ты не видишь:

- Сама посмотри! Вот зеркало! - Он показал на полное ведро.

На поверхности воды она увидела отражение своей улыбки.

- Я выловил твое признание со дна колодца.

- Какое признание?

- Что ты не хочешь со мной расставаться.

- Конечно, не хочу! Как я могу этого хотеть?!

Девушек здесь по пальцам можно перечесть, лихорадочно думал Станек, а тут вдруг одна - не обрученная! Это притягивает, как магнит. Он должен убедить ребят в том, что она уже обручена.

- Я все сделаю, положись на меня. Что я хочу сделать? Об этом тебе поведает не колодец, а мой 'паук'. И уже завтра. Помни: никто не смеет лишать нас радости. И мы никому не дадим от нее ни кусочка. Ты довольна? Теперь тебя ничего не страшит?

С ведра в колодец падали капли, позванивая в глубине, словно кто-то бросал туда мелкие камешки. Яна покорно вздохнула:

- Теперь нет, Иржи.

Но страх не покидал ее.

10

Рабас соскочил с коня, погрузившись по щиколотки в грязь, и с ругательствами ввалился в домик Станека.

- Подожду, - пробурчал он раздосадованно, услышав от Леоша, что Станек спит. Пододвинул стул к печке и стал греть руки.

Леош перевесил вымокшее обмундирование Станека поближе к теплу, чтобы оно лучше сохло, поставил ботинки носками к огню и подкинул в печь дров. Жирный суп, закипев, перелился через край кастрюли, запахло горелым.

- Что варишь, парень?

Леош похвастался, что выменял для Станека за кусок мыла курицу. Рабас встал и охотничьим ножом несколько раз уколол курицу. Леош с опаской и недовольством следил за его действиями. По какому праву он хозяйничает, тут? Это все-таки не его батальон!

- Старая кляча, - сморщился Рабас - Нашел чем нас - (надо же - он имел в виду не только Станека, но и себя!) - порадовать! - При каждом уколе острие ножа с усилием погружалось в жилистое мясо. Рабас ногой отшвырнул к печке мешавшие ему щепки и вдруг заметил там отрезанную петушиную голову. - Ну, мое почтение! - выдохнул он с кислой гримасой. - Ведь это же петух! Потасканный паша. И это я, милый мой, должен жрать?

Леош удрученно уставился на петушиную голову, на которой яркими кораллами горели зубчики крупного гребешка.

- Будь посмекалистее, - посоветовал ему Рабас - Брось это в печку. Ладно мне - не порти аппетит хоть ему.

Леош, следуя совету, схватил петушиную голову и швырнул ее в огонь.

Рабас ткнул большим пальцем в сторону двери:

- А что, Старик в самом деле спит?

Леош обстоятельно растолковал: да, спит и просил не будить: с раннего утра мотался по линиям и вернулся насквозь промокший.

- Ну, ладно, - буркнул Рабас недоверчиво.

Он понимал, конечно, что чем дальше от Киева, тем шире и шире участок фронта, занимаемый бригадой, и что связистам здорово достается: они должны тянуть провода от одного конца к другому, да еще в непролазной грязи. Все это так, но не продрыхнет же он все свое свободное время? Это на него не похоже. Что с ним вдруг приключилось? Рабас, стремительно повернув свое массивное тело, мгновенно очутился у двери. Леош так и остался стоять на месте.

- Прости, Иржи, твой ординарец сказал, что ты спишь. А ты, оказывается, мечтаешь: Если б я знал, - Рабас показал на нотную бумагу, - я:

- Все равно влез бы.

- Ни в коем случае! - запротестовал Рабас, но, вместо того чтобы удалиться и не мешать Станеку, положил перед ним газету 'Наше войско в СССР'{12} со статьей о взятии Киева.

Станек тихонько засмеялся: хорошо, что написали и о его ребятах. Прочитал статью. Довольная улыбка не сходила с его лица. Киев был экзаменом. И они сдали его успешно. Теперь он с ребятами получил, так сказать, аттестат зрелости. Связисты проявили себя наилучшим образом, ему уже не надо водить их за руку, подсказывать, что и как.

- Я на своих парней всегда могу положиться, - сказал он гордо.

В этом Станек убедился еще раз нынче утром. Происходила передислокация подразделений, танковый батальон перемещался подальше от болотистых мест, и его связисты, чтобы перенести линию, работали в самой трясине. Станек сиял:

- У меня отличные парни, куда их ни пошлешь - идут без разговоров. И похвалу эту они заслужили! С ними и армейская жизнь но в тягость.

- Эх вы, служители муз! - Рабас обнажил в улыбке неровные зубы. - Вечно вы преувеличиваете. Недавно ты армейскую жизнь проклинал, а теперь вот:

- Раньше, - откровенно сказал Станек, - я старался ни о чем не задумываться. Превыше всего была музыка, но военная служба как-то незаметно влезла в меня и захватила большую, нежели я для нее предназначил, часть души.

Рабас, отодвинув газету, посмотрел на лежавшую на столе нотную бумагу. Написано всего пять строчек, несколько нотных знаков перечеркнуто. Поодаль лежала целая стопа чистых листов нотной бумаги, еще сохранившая форму рулона, в который она была связана. Этот рулон солдаты отыскали в брошенном доме украинского учителя. Они хотели было пустить всю бумагу на растопку, но медсестра Павла отобрала ее и послала Станеку. И вот эта находка подстегнула Иржи рассыпать на пяти линейках град нотных знаков.

- Военная служба вредит твоей музыке, а музыка вредит службе, - сказал Рабас.

- Вредит?

Рабас, постукивая пальцами по недописанному листу, размышлял вслух. Станек мечется из стороны в сторону. Музыка - это мир мелодий и ритмов, он очаровывает вступившего в его пределы человека и влечет к неведомым вершинам, в то время как война - это мир безумия, жестокой реальности. Война превращает людей в животных, физически уничтожает их. Сегодня ты жив, молод, полон сил - а завтра тебя убьют, сровняют с землей.

- У тебя, Иржи, от всего этого должна быть морская болезнь.

Станек не согласился с рассуждениями Рабаса. Война - зло, но зло это не убивало в нем душу, не убивало музыку. Напротив, он глубже понимал ее, острее чувствовал. В то же время он не отрицал, что война требовала от него колоссальной затраты душевных сил и, конечно, в ущерб музыке.

- Когда я был молодым, я ведь тоже не рвался в солдаты, - усмехнулся Рабас - Я - несостоявшийся художник.

Он взглянул на неоконченное, прервавшееся на высокой ноте арпеджио и продолжал: учитель развешивал его акварели в коридорах гимназии и часто говорил ему: 'У вас талант, юноша, будьте прилежны!' Он и сам стал верить в то, что прославится. Но вдруг увидел: топчется на месте. Его мастерство осталось на том же уровне, что и год назад, рисунки и масло не плохие, нет, но дилетантские, учитель хотел вести его дальше:

- А я чувствую: передо мной барьер, - говорил возбужденно Рабас, весь переносясь в прошлое. - И я ни на шаг, ни на пядь не двигаюсь вперед. Страшно!

- В чем же было дело? - спросил Станек, взволнованный исповедью товарища.

Рабас продолжал: нужно было преодолеть этот барьер. Учитель понял, что с ним происходит. Завалил его литературой о живописи, альбомами, репродукциями, различными монографиями.

- А мне, как назло, учеба в это время чертовски опротивела. В шестом классе я провалился. Меня тянуло к другой жизни. Кино, танцы, прогулки на пароходе: Всего мы вкусили с Руженкой. А книги, кисти я отбросил как балласт:

- Навсегда? - вздохнул с какой-то тоской Станек, словно Рабас говорил не только о себе.

- Не навсегда. Но это было еще хуже. Возвратился к живописи уже будучи в армии. И обнаружил, что не умею даже того, что умел в гимназии. Теперь я почувствовал ко всему этому непреодолимое влечение. Упорно двигаться вперед! Не сдаваться! Но что может сделать муза и казармах? - Глубокие круги под глазами Рабаса потемнели. - Мучительно было сознавать, что из меня уже не получится художник. Все напрасно. Лавры растут не для меня.

Станек принялся его утешать.

- Брось! - прервал резко Рабас. И протянул к Станеку руки, попеременно поворачивая их то ладонями, то тыльной стороной. - Затвердели, отяжелели, проклятые. Сам я - подвижный, а руки - нет. Словно в них олово. Такими руками я уже ничего не сделаю. Ну, карту, куда ни шло. - Капитан наморщил лоб. - Но дело не в одних только руках, дело в человеке вообще, в душе, в интеллекте:

Станек замер: он прав, эта тяжесть, это олово не только и пальцах:

- Эх-хе-хе, - словно очнувшись, вздохнул Рабас. - Теперь, через десять лет, это меня уже не удручает. Теперь все абсолютно просто. Что от меня сейчас требуется? Чтобы я, как кучер, используя твои провода, управлял своим батальоном, гнал его против гитлеровских банд. Вот и все. - Он положил руки на стол. - По нынешним временам и это немало, не так ли?

Станек был взволнован. Он переживал катастрофу Рабаса, как свою собственную.

Рабас бодрым голосом запел:

Ах, как прекрасно,
два кузнеца в городе,
два кузнеца на рынке:

В потрясенном Станеке все восставало против такого смиренного безразличия: нет, война, служба в армии не вытеснят музыку. Этого не случится.

Один мастер ковать,
другой - любить:

Рабас подошел к окну и оперся о раму.

- Поди-ка сюда. Посмотри! Этот огромный кусище неба, а под ним земля, раскинувшаяся так широко, так безбрежно, что кажешься себе на ней ничтожным червем, Это Украина! В той стороне? Хребет, ощетинившийся лесом, тянется к самым Карпатам, к самым Татрам. А это сумасшедшее солнце! Пурпурный хрусталик, будто только что выплавленный в печи. Потрясающее цветовое сочетание, которое можно перенести из природы прямо на полотно. А ты этого не можешь! И в этом все дело, Иржи. Не можешь! - сипло выдохнул Рабас. - Кажется, все застыло в безмятежном покое, но природа отнюдь не безмятежна. В ней идет война, и я вижу эту войну. Говорят, пейзаж - это состояние души. Здесь это представляется чертовски справедливым. - Рабас провел рукой по тусклому оконному стеклу. - А взгляни теперь!

Язык оловянной тучи, плывшей по совершенно чистому небу, слизнул половину солнечного диска, а вторая половина напоминала свисавшую с него громадную кровавую каплю. Станека будоражили и слова Рабаса, и пейзаж, который он видел теперь его глазами. Это не статичный пейзаж, говорил Рабас. Декабрь! Но земля еще не хочет замереть в зимней спячке! Ее влажное дыхание не поднимается вверх, ползет по ней, покрывает, окутывает ее.

Рабас напряженно вглядывался вдаль.

- Ситник и не обожженная еще морозом лента камышей! Болотистые места. Вон там, где стоит одинокий отшельник, развесистый вяз, там болото. Если бы ты видел его кору, черную и блестящую от ледяного пота. Это дерево, возвышавшееся над местностью, могло бы стать доминантой картины, вокруг которой группируется все остальное.

Станек напрягал зрение и слух, стараясь не пропустить ни слова. Рабас говорил все оживленнее.

- Влево от вяза, господствующего над всем пространством, рельеф немного повышается - там мой батальон. С правой стороны возвышение покруче. Там мой советский сосед. Где тот пейзаж, словно созданный для живописца? Нет его. Всюду в землю зарылись войска, тысячи людей, тысячи орудий: Оттого земля так и дымится. В ней масса такого, чего быть не должно. К этому причастен и я. Вся полоса зарослей шиповника заминирована.

Художника сменил воин, оглядывающий перед битвой свои позиции, чтоб убедиться еще раз в правильности расстановки боевых сил и огневых точек. Вяз - это ориентир, холм за кустами шиповника - доминирующая высота, на склоне - окопы, траншеи, тяжелые пулеметы:

Романтическая картина безбрежных пространств Украины превращалась в полевую карту. И Станек невольно следовал за Рабасом в район обороны его батальона, брел с ним по болоту, единственному месту, где нельзя било положить мины. В остальных же местах на каждом шагу подстерегает опасность: минные поля, взрывчатка под мостиком через ручей:

Рабас горько рассмеялся:

- Разве во мне осталось что-нибудь от художника? Все вытеснил солдат!

Станека эти слова пугали. Он отошел от окна.

- Я способен нарисовать только карту, - не унимался Рабас, - красный карандаш - наши позиции, синий - противник. Все. На мне можно ставить крест. - Протянул руку к Станеку. - Но ты еще сможешь:

- При чем тут я? Оставь меня в покое! - пробормотал Станек.

- Я говорю: если уж это постигло меня, то пусть тебя минует. Ты должен с этим бороться. Ради бога, Ирка, не бросай свою музыку! Не делай того, что сделал я!

- Я и не хочу этого делать.

- Во мне художник погиб навеки, но ты:

- Я не хочу этого делать! - уже раздраженно воскликнул Станек.

- И все-таки я боюсь: военная служба засосет тебя, как меня.

- Я не хочу:

- А сам окунулся в нее прямо с головой! Если тебя не проглотит война:

Станеку вдруг вспомнился горящий Киев.

- Не каркай! - выкрикнул он. - Я этого не люблю!

- Я обязан! Меня в свое время никто не предостерег. А ты, Ирка, теперь будешь знать: Ведь и после войны тебе будет угрожать та же опасность: сформируется новая армия, и ты, теперь уже кадровый офицер бригады, вынужден будешь из-за службы как-то ограничивать себя: Убей в себе солдата в ту же секунду, как вернешься в Прагу, ибо, если ты этого не сделаешь, солдат убьет в тебе музыканта:

Рабас пошарил глазами в поисках сигареты. Напрасные надежды! На разбитом блюдце перед Станеком - куча окурков.

- Кончились: - сухо подтвердил молчаливые опасения Рабаса Станек. - Но есть это.

Рабас выхватил сигару:

- Ну что ж, не было бы счастья - несчастье помогло:

Оба закурили. Рабас, с наслаждением затянувшись ароматной сигарой, сказал наконец то, что приберег напоследок:

- Да, еще насчет Панушковой! Говорят, из-за нее среди твоих солдат брожение:

- Никакого брожения, - выпустил струйку дыма Станек. - Всякая полуправда вызывает много шума, но живет недолго. Сейчас уже всем ясно:

- Что твой позывной - 'Яна', да? Но, черт возьми, разве не было шума? - Рабас запел:

Полюбив тебя, моя радость,
я брошу под окнами майский цветок,
чтобы знали все солдаты:

- Вот именно, Карел! Чтобы знали! И чтобы помнили! Все!

Убедившись в том, что Рабас и теперь не собирается уходить, Станек вытащил самодельные бумажные шахматы и картонную, от руки расчерченную доску. Рабас, стукнув Станека по правому кулаку, увидел черного слона.

- Первый ход - твой.

Станек двинул королевскую пешку на два поля вперед. Рабас сделал то же самое черными. Он не был уверен в том, что теперь знает об Иржи всю правду. Позывной 'Яна' - это почти признание. Но:

- А что по этому поводу скажет Павла? Поговаривают, будто бы между вами все кончено, но я вижу нет:

- Кончено: - Станек с трудом подбирал слова, - но остались мы в хороших отношениях:

Рабас погрузился в шахматную партию, Станек думал о Павле. Вспомнил свой последний взрыв гнева: 'Пичкать раненых пилюлями, это в порядке вещей:' - 'А что не в порядке?' - 'А то, что ты им раздаешь и мое. То, что принадлежит только мне!' - 'Я обязана - у них тут никого нет, и им некого позвать, кроме меня'. - 'А я? Мне ничего не надо?' - 'Да, Иржи, конечно, только им нужно больше, чем тебе. Ведь ты жив-здоров:' - 'И за это я должен расплачиваться?' - 'Но ведь и я тоже расплачиваюсь!' - 'Тебя это устраивает! Ты удовлетворена и счастлива тем, что на этой работе все время чувствуешь рядом с собой своего доктора, которого убили под Мадридом:' 'Опять ты начинаешь?' - 'Лучше сказать - кончаю!' - 'И это я от тебя уже много раз:' - 'Я всего себя отдаю тебе, а ты, даже будучи со мной, постоянно думаешь только о нем!'

Павла вместе с доктором Краусом добровольно вступила в республиканские отряды Испании и так же добровольно, свято храня память о погибшем там докторе, пришла сюда. Вся ее жизнь теперь регламентирована и обусловлена фронтом. Как и у него, Иржи Станека, у нее свое, отведенное ей место, с бригадой она пойдет до победного конца и иной жизни не мыслит. Он должен понять ее. Широко посаженные глаза засветились. На аптекарских весах можно определить дозу порошка для больного, но чувство к нему?.. Пусть он посчитает, сколько раненых проходит через ее руки, и хотя каждому она отдает только маленькую частичку сердца, все вместе они забирают его порой почти целиком. Понимает ли он это?

'Понимаю! И сожалею, что понял так поздно!' Она ответила тоном сестры милосердия: 'Ну, ну! Ты всегда пламя и буря'. - 'А ты всегда на любую рану - успокаивающий компресс'.

Рабас сделал рокировку.

- Скажи, твои слова 'мой позывной 'Яна'' означают окончательный разрыв с Павлой?

- Для тебя, Карел, мое сердце, что мяч, - уклонился от ответа Станек, - который ты пинаешь по своему усмотрению. - Ему не хотелось вдаваться в объяснения, что между ним и Павлой что-то останется навсегда, ибо то, что разлучило их, вызывало у него одновременно и уважение к ней.

- А не является ли твое заявление об отношении к Панушковой чем-то вроде обязательства?

- Забираю у тебя слона, - отмахивался от настырного Рабаса Станек. - Ты следишь за игрой?

- А ты следишь? - И Рабас снял с доски незащищенного коня белых. - Знаешь, Ирка, на фронте брать на себя обязательства - абсолютная бессмыслица.

Станек усмехнулся:

- Еще бы не знать!

- Вот видишь! Не поспешил ли ты?

Станек никак не мог сосредоточиться на партии. Хмурился, понимая непоследовательность своего поведения, и наконец произнес:

- У меня все-таки есть голова на плечах.

- Шах, - сказал Рабас.

Станек двинул короля меж двух пешек и, не отпуская еще несколько мгновений руку от картонной фигурки, прикинул: если оставить короля в этой западне, то Рабас следующими двумя-тремя ходами: Впрочем, у короля все равно нет другого поля для отступления, а Рабас вряд ли так далеко рассчитает вариант.

Но капитан рассчитал. Он поставил на одну линию с ферзем ладью, защитил ее слоном, взял у Станека пешку, потом ферзя и, объявив ему снова шах, не без ехидства ждал, пока Станек сам не признает, что белому королю мат. Станек сложил картонную доску с фигурками.

Массивное тело Рабаса заколыхалось:

- Это знаменательный день! - Он обнажил в улыбке свои неровные зубы: - Сегодня ты впервые проиграл недотепе Рабасу! Что-то тебя дьявольски вывело из себя, Ирка.

- Что-то? - оборвал его Станек. - Ты!

- Я?.. Я, ей-богу, не хотел. Я ведь только так - болтаю, - притворялся Рабас, - убиваю время. - Он взглянул на часы и, грузно опершись на затрещавший стол, поднялся.

Станек пошел проводить его на крыльцо.

Проходя через кухню, они натолкнулись на выскочившего им навстречу Леоша. Тот держал в каждой руке по котелку с дымящимся супом, из которого торчали петушиные крылышки и ножки.

- Пан капитан: Курочка - пальчики оближешь. Уколите, попробуйте! И бульончик королевский:

- А, курочка! - Рабас заговорщически подмигнул Леошу и причмокнул. - Очень жаль, но я спешу. Хочу до темноты вернуться в свой батальон.

- Сейчас ведь затишье!

Рабас нахмурился:

- Именно потому, что уж слишком долго это затишье. - Он, похлопывая коня, отвязал его. А сам все смотрел на Станека. И наконец решился высказать то последнее и самое важное, что все время сидело у него в голове. - У тебя, Ирка, в самом деле в подразделении никакого брожения? Прости, что я опять: - извинился Рабас, сославшись на то, что и в первом батальоне ослабла дисциплина, да и в своем он замечает такие же симптомы.

- Вот и следи получше за своим батальоном!

Рабас перебил:

- О нем-то я и забочусь! - Он держал коня за уздечку и горячился: - Твои связисты - это беспокойный улей. Пошлешь ты двоих на высотку, троих на косогор к лесу, и исчезли они из твоего поля зрения. Можешь ты быть уверен в том, что линия, которая им поручена, действительно будет проведена, скажем, ко мне? Нарвутся они где-нибудь на немцев, заберутся в кусты и будут там отсиживаться. У вас, проволочных дел мастеров, доверие к командиру куда важнее, чем в других родах войск.

Станек внимательно слушал Рабаса. Припомнил он и то, что рассказывала ему вчера Яна. Но, с другой стороны, он хорошо помнил, как вчера его ребята натянули кабель от дерева к дереву, притом на такой высоте, о которой он, отдавая приказ, даже и не подозревал. Он помнил, как самоотверженно, по пояс в грязи, работали они сегодня утром, перемещая кабели на новое место.

- Молчишь? - удивленно протянул Рабас.

- Молчу? - переспросил растерянно Станек. И быстро сказал: - Мне, Карел, чтобы сберечь твоих людей, приходится иногда жертвовать своими, порой я и сам подставляю голову под пули ради твоих солдат!

- Я рад, что воюю рядом с тобой! - воскликнул восторженно Рабас - Ну, успокойся! Я только на всякий случай страховался. Ведь мои позиции на высотке, вклинившейся прямо в расположение немцев. И потом, понимаешь, уж слишком долго длится это затишье: - Рабас умолк. Глубокая тишина царила вокруг. Молчали луга, деревья, молчало небо. Через силу капитан выдавил: - И именно сегодня какая-то особенная, пугающая тишина. Слышишь? - Он вскочил на коня.

С неспокойной душой смотрел Станек, как Рабас теряется в глубине живописного полотна без рамы, на котором нарисован не поэтический пейзаж, а дымящийся район дислокации, где по всем направлениям разбросаны пары связистов.

11

Станек вернулся в дом. Отыскал рапорты четаржа Калаша. Во всех было одно: моральное состояние личного состава - здоровое. Он внимательно просмотрел каждый листок, еще раз убеждаясь в том, что ничего не пропустил. Нет. Содержание везде одинаково, включая и сегодняшний утренний рапорт.

Подумал: разве стал бы Калаш умалчивать, если бы среди солдат в самом дело было каков-то брожение?

Когда четарж вошел, Станек сразу же протянул ему газету.

Калаш, судорожно схватив ее обеими руками, стал читать статью, в которой давалась оценка действиям связистов в ходе сражения за Киев: телефонисты своевременно восстановили поврежденную линию связи со вторым батальоном, внесли свой вклад в победу над врагом: Строчки слились в одну черную линию, словно провод, и перед глазами опять возник Боржек, в которого он только что выстрелил из пистолета:

- Достойны ваши ребята и сегодня такой же похвалы? - спросил Станек.

Боржек: похвала: допрос:

- Эта тьма: - начал Калаш неуверенно, - эти болота, тишина:

- Господа связисты желают воевать только в хорошую погоду? Заказать для них май? Соловьиное пение? Или, быть может, вашу любимую Персию?

Станек не был уверен, что до Калаша доходят его слова. Тот смотрел на него так, будто сам хотел о чем-то спросить. Станек повысил голос:

- Вы, пан четарж, отвечаете передо мной за своих ребят! От их работы зависит управление всей бригадой. Неужели вам это, черт побери, нужно объяснять как новичку?

- Конечно, не нужно, - начал было Калаш. - Я: - опустив голову, он прятал глаза под нахмуренными бровями.

- Вы ежедневно рапортуете мне о здоровом моральном духе личного состава. Это и вправду так?

- Ничего особенного я не замечаю, не знаю:

- Вот-вот! Ничего не знаете, а ведь это ваши солдаты. Зато я знаю! И знаю совсем противоположное тому, о чем вы рапортуете.

Калаш испуганно вскинул голову. В глазах опять застыл немой вопрос. Значит, он знает? Что знает?

- Это затишье действует на ребят.

- Вы думаете, затишье продлится вечно?!

- Нет, разумеется, опять будут бои.

- Безусловно, будут! И что к ним необходимо готовиться, вы, может, слышите впервые? Нет? Тогда вы, по крайней мере, должны понять, что я не потерплю среди связистов какого бы то ни было разброда лишь потому, что на фронте в данный момент затишье. А вы? Вы рядом с ними, видите все и миритесь со всем! Вы же их непосредственный командир!

Калаш сразу вспомнил один параграф воинского устава: период подготовки к боевым действиям столь же и даже более важен, как и сами боевые действия. Он понимал, что сует голову в петлю, но, начав запираться, не нашел в себе смелости сказать правду:

- Если бы я заметил что-нибудь серьезное:

- Значит, - уточнил Станек, - пока ничего серьезного вы не заметили?

Петля затягивалась, и Калаш уже не пытался из нее выбраться.

- Так точно, ничего.

Станек встал. Вытянувшись по стойке 'смирно', Калаш выслушал строгий приказ: до завтрашнего вечера он должен подать подробный письменный рапорт о каждом солдате в отдельности.

- Они разбрелись по всему нашему участку фронта, - едва слышно произнес Калаш. - До завтра я не сумею этого сделать. - И подумал про себя: 'Я никогда не сумею этого сделать!'

- Хорошо, - сказал Станек уже мягче. - Сегодня вторник. В четверг к середине дня рапорт должен быть у меня на столе.

- Слушаюсь, пан надпоручик!

После ухода Калаша Станек немного успокоился. Писать в рапорте о том, что во вверенном отделении творится неладное, никому не хочется. Но что мешало Калашу рассказать обо всем устно? Наверно, ему и впрямь нечего сказать.

'Да, конечно, это Рабас! Он, как и другие командиры. Все на меня наседают, каждый считает, что я должен обеспечить прежде всего ему связь. А мне приходится разрываться на части. Даже и часы отдыха он пришел, чтоб испортить настроение. Заронил во мне сомнения. Лезет прямо в душу. Как с этой музыкой!'

Станек отодвинул газету и склонился над листом нотной бумаги. Писалось легко. Он ставил головки нотных знаков, старательно выводил над восьмыми долями крошечные флажки. Но еще звучавший в ушах голос Рабаса заглушал возникшую мелодию. Станек не дописал такт. Поднял голову, глянул туда, где недавно сидел Рабас.

'Не бросай свою музыку!' Он и не собирается этого делать. Станек чувствовал, что небольшие пьесы, сочиненные им здесь, на фронте, гораздо ярче, свежее, чем те, что он писал раньше. Военная жизнь многое отняла у него, но много новых, неведомых ранее переживаний добавила к прежним впечатлениям мирной жизни. И ощущал он все теперь по-другому - более сильно и глубоко. Он вернулся к начатой мелодии - Яниной мелодии. Рой нотных знаков густел, звуки текли невидимой рекой.

Станек сравнивал старые наброски, сделанные в спешке на каких-то служебных листках, с тем, что было теперь на нотной бумаге. Жирными линиями он соединял отдельные пассажи, решительно перечеркивал ненужные такты. Перо жалобно скрипело. Он прерывисто дышал, лицо пылало, в висках стучала кровь. Он ничего не видел и не слышал вокруг себя, но чувствовал, что это лихорадочное состояние, эта горячка, сжигающая его дотла, и есть его настоящая жизнь. В пяти тонких нитях - в нотных строках - заключалось все самое важное, самое сокровенное для него: музыка и Яна. Им овладело ощущение такого блаженства, какого он еще никогда не испытывал. Он даже не предполагал, что человек может почувствовать такое безграничное счастье - тем более здесь, на фронте, где столько страданий.

'Яна не будет делить сердце на сто частей, как Павла. Целиком отдаст его мне! Я и помыслить не мог, что сердце Яны безраздельно будет принадлежать мне:'

Спохватился - мгновенья творчества мимолетны - и принялся писать еще быстрее, стараясь запечатлеть на бумаге то прекрасное, что пело в его душе.

Под окном прогрохотал грузовик, в кузове подпрыгивали кухонные котлы. Станек замер. Вдохновение покинуло его. Неопределенность грозилась каждую минуту постучать в окно. Он еще сопротивлялся, продолжая писать, но уже без прежней сосредоточенности. Пробежав глазами написанное, перечеркнул последние такты. Не то! Попробовал снова. На войне говорят: если атака захлебнулась в первый раз, то надо: Черт возьми! Далась ему эта проклятая война!

'Не бросай музыку! Я ответил Карелу: и не хочу бросать! А по правде говоря, что делаю? Сколько лет я отталкиваю ее от себя! С тридцать восьмого, это пять, шесть - он ужаснулся, - седьмой год уже! Седьмой год! Мне двадцать шесть лет'. Станек вдруг вспомнил, как недавно в отделе пропаганды слушал пражское радио. Среди новостей культуры была и такая: на концерте оркестра чешской филармонии в зале имени Сметаны было впервые исполнено сочинение Индржиха Рогачека 'Сазавский ноктюрн'. В сердце глубоко запали слова: 'молодой чешский композитор: замечательный талант:' 'нежное вибрирующее пианиссимо скрипок:' 'очарование летней ночи:' 'огромный успех:.'

С ума сойти! Рогачек! Этот дуб! Сотни раз Станек объяснял ему, что такое квинтсекстаккорд, а он никак этого не мог понять. С контрапунктом сражался, как с девятиглавой гидрой - и на тебе! Замечательный талант!

Впрочем, все ясно! В протекторате, где даже дышать нельзя, он выискивает безопасное местечко и садится за зубрежку. Зубрит до тех пор, пока не осилит все-таки консерваторию. А там, глядишь, и ноктюрн сочинил. Сазавский!

От злости и неожиданно вспыхнувшей зависти нервы Станека напряглись словно струны. 'Жаль, что ты не пошел со мной! Я бы тебе показал очарование ночи на украинских нивах! Ты бы послушал, как все здесь неявно вибрирует!'

В душе Станека тоже все вибрировало: 'А я? Связист - проволочных дел мастер. Мечтал побыстрее распрощаться с армейской службой, чтобы посвятить себя музыке, но по уши погряз в военных заботах. Каждый божий день вместо игры на фортепьяно совершенствую свою военную специальность, а годы меж тем идут, годы несформировавшегося человека! Семь лет! Целая вечность! Семь бесполезных лет, потерянное для учебы время наверстать трудно, а то и просто невозможно. Останусь недоучкой, дилетантом. Второй Рабас'.

Он испугался этой мысли, глаза его забегали по нотам, но он никак не мог сосредоточиться и выделить главную тему сегодняшнего наброска. Хорошо ли, вообще, то, что он сочинил?

Станек подошел к окну и, прислонившись к раме, стал всматриваться в тот пейзаж, который так красочно и живо рисовал ему Рабас. Но надпоручик видел теперь там и своих телефонистов - трудолюбивых пчел, разлетевшихся в разные стороны на несколько километров: двое - там, на холме, трое - на косогоре у леса с катушками на плечах:

Он прижался разгоряченным лбом к стеклу. Перед глазами был уже не пейзаж, а военная карта с нанесенными на ней синим карандашом позициями противника - до самой Праги, до самого Берлина. И снова обожгла мысль: а что если и в самом деле кто-то из ребят подстрекает против него подразделение?

Станек старался развеять свои опасения: будь он на месте ребят, он бы, возможно, тоже щелкал зубами, видя, как пан надпоручик на фронте назначает свидания даме сердца, сочиняет музыку. То, о чем он подумал в Киеве, по-прежнему сохраняло свой смысл: благодаря Яне мирная жизнь в какой-то степени приблизилась к нему уже здесь. Он теперь не был прикован к своему пункту связи, и все уже не казалось ограниченным какими-то рамками, однообразным. А в жизни его солдат ничто не изменилось. И не удивительно, что в своих пересудах они ухватились за беднягу Боржека.

Оконное стекло леденило. Станек откинул голову и провел по лбу теплой ладонью. Подумал о том, как сжился он со своими солдатами, отдавая им всего себя, стараясь воспитать их так, чтобы на них всегда можно было положиться.

'О таких вещах, Карел, мне не надо напоминать, - мысленно обратился он к Рабасу, - я с самого начала учитывал, что мне придется разбрасывать своих ребят на фронте поодиночке, что у связистов не так, как у пехоты, которая решает поставленные задачи целыми взводами и ротами.

Я знаю, что мало подчиниться приказу, в него нужно верить! Чувство обязанности соблюдать воинский устав может в бою дать осечку, а вот убежденность солдата в том, за что он борется, и доверие к командиру - это нечто большее, чем автоматическое выполнение приказа.

Ребята никогда не скрывали, что любят меня и верят мне. - Станек вдруг опустил глаза, словно устыдился Рабаса. - Может, они обманывали меня? Стоило потерять одного из них, как они утратили доверие ко мне? Кто именно? Калаш? Но ведь тот был рядом, когда это случилось. Все видел сам. Шульц? Шульца, мальчишку, я вытащил с ненавистной ему кухни. Теперь он чувствует себя настоящим солдатом и до сих пор благодарен мне за это. А сейчас?'

Станек смотрел на тусклое, без лучей, солнце. Оно напоминало ему полынное, мутно-коричневое солнце в Бузулуке, которое однажды скатилось в конец улицы прямо навстречу их маршировавшему подразделению. Солнце, казалось, призывало: не возвращайтесь в казармы! Идите со мной на запад! И сегодня оно говорило то же самое: идите! Идите вперед!

'В те дни, Карел, я сблизился со своими ребятами. Они требовали ввести их в бой, и я поддержал их желание. С точки зрения Лондона, беспрестанно повторявшего - ничего не предпринимайте, ждите, пока вас освободит Запад, - и считавшего соединение полковника Свободы символической воинской частью, это был бунт'.

Станек улыбнулся: 'Помнишь, Карел, как парни носили меня тогда на руках по казарме? Калаш, Шульц, Млынаржик, Зап, Ержабек. Вот видишь, дружище! Я знаю своих ребят. Могу на них положиться. На всех. На Махата? И на него тоже. Правда, в Бузулуке Махата не было. Он появился позднее. Попал к нам из Германии, жалкий, отощавший. Я отдавал ему часть своего пайка, на учениях берег его, пока он не набрался сил и не привык тащиться долгие километры с катушкой на спине. Однажды он сказал мне: никто для меня не сделал бы столько, сколько вы: И вскоре отблагодарил: Яну в Киеве защищал не я - Махат защищал ее. Защищал для меня. Хотя она и ему самому не безразлична, как, впрочем, почти всем ребятам'. Но об этом Станек уже не желал думать:

Валенки чавкали по раскисшей дороге. На боку ерзала сумка с инструментами, отмеряя позвякиванием клещей и отверток темп ходьбы спешившего Махата.

'Сумка да еще на животе ящик с телефоном - прямо какой-то торговец-разносчик, а не солдат! Ну, ничего! - думал Махат. - Сегодня я не буду торчать во втором батальоне и дуться с ребятами в марьяж. Я должен вернуться на основной пункт связи, пусть говорят, что угодно'.

Он вдруг словно почувствовал чье-то прикосновение. Махат резко обернулся, поглядел по сторонам. Потом догадался: за ним по пятам шла тишина. Раньше на передовой все гудело, грохотало, а теперь - как в могиле.

Махат вскинул сумку, поправляя сползавший с плеча ремень. Выдернул валенки из размякшей глины. Инструменты противно лязгнули. Прижав сумку, он почти побежал. 'Скажу ей: - Телефонный ящик ударил его в грудь. - Что же я ей скажу?'

- На линии 'Кармен' плохая слышимость, - выпалил он, врываясь на пункт связи.

Яны не было.

- Откуда ты взялся, дружище? - спросил Зап, сидевший у аппарата.

- :и я пустился назад вдоль провода. Снаружи все в порядке, вероятно, это у вас: - ответил Махат и, схватив сумку с инструментами, подскочил к клеммной колодке, украдкой глядя, не Янина ли шинель висит на гвозде, - Где все?

- Панушка пошел к командиру роты. А Яна: - Зап догадался, что Здена вернулся ради нее. - Переодевается в гражданское. Куда-то собралась:.

В дверях показалась Яна. Желтый свитер плотно облегал ее плечи и грудь. Махат только сейчас заметил, какая у нее стройная фигура. Она, смущаясь, прошла дальше в комнату, ступая словно по раскаленным угольям.

- Ай да Яна! Покажись! - воскликнул Зап. - Ну и франтиха, черт побери!

Зап был первым, кто сегодня с ней заговорил. Он лязгал зубами. У него не было второго комплекта обмундирования, а высушиться он не успел. Теперь, неуклюже выгнувшись, он старался сидеть так, чтобы мокрая, холодная гимнастерка не прикасалась к спине.

- Что с тобой, Эрик? - спросила Яна.

Зап растопырил руки:

- Дрожу, как мокрая курица. Промок, а здесь нежарко.

Яна подошла к нему поближе. Махат почувствовал запах сирени.

- Беги к своим, Эрик, погрейся.

'Ишь ты, даже надушилась. Знаменитая русская 'Белая сирень', - дурманящая, сильная. - Махат глубоко втягивал в себя воздух. - Это, конечно, он ей дал. Уже подарками приманивает'.

- А телефон? - возразил Зап.

Яна заколебалась. Иржи ждет ее, но у Эрика слабые бронхи, и именно он сохранил к ней прежнее отношение. Может быть, отец скоро вернется.

- Я подежурю за тебя.

Махат ушам своим не поверил: она останется здесь и не пойдет к своему надпоручику? Зап возразил:

- Нет, Яна, не надо, я не хочу. Ты всегда меньше всего думаешь о себе:

- Перестань:

- :как во время ночного марша. У меня уж от винтовки колени подгибались, как у Христа под крестом, а ты, девушка, взяла у меня ее и тащила такое расстояние:

- Хватит разговоров. Быстро в постель.

Яна села к аппарату. Махат примостился с другой стороны и делал вид, что возится с клеммной колодкой. Отворачивал один болт за другим, потом снова закручивал.

Яна соединяла абонентов. Взволнованно повторяла название требуемой станции: 'Яна', 'Яна'. Спустя минуту снова: ''Яна', соединяю'.

Махат ожесточенно орудовал отверткой.

Стук и скрип, усиливаемые мембраной трубки, Яна уже не могла больше переносить. Соединив очередного абонента, она приложила руки к ушам и повернулась к Махату:

- Прошу тебя:

- Еще минутку. Эта 'Кармен':

Да разве дело в 'Кармен'! 'Яна' - позывной Станека, вот где зарыта собака! По всей сети, как эхо, разносится: 'Яна', 'Яна', 'Яна'. 'Соедините с 'Яной', дайте 'Яну''. И при этом всем дается понять: от Яны руки прочь! Наш Амадей Моцарт забронировал ее для себя! Для пана командира это пара пустяков: стоит приказать - позывные моей станции 'Яна', и представление окончено. А Яне это вскружило голову. Но только ли это:

- Не сожги за собой все мосты, - сказал Махат глухо.

- Откуда ты взял, что я хочу это сделать?

- Не хочешь? А разве ты знаешь, чего ты хочешь и чего не хочешь?

Яна продолжала соединять. Махат, не сводя глаз с желтого свитера, ковырял отверткой в колодке, не глядя на то, что делает. 'Надпоручик, работник штаба - почему не я на его месте? Только потому, что он родился на два года раньше! В человеческой жизни пара лет иногда бывает огромным преимуществом'.

Два года - два валуна, которые Махат в своих расчетах ворочал и так и эдак: Станек дослужился до поручика перед самой войной, а Махат еще не закончил технического училища, когда все это началось. Сюда он тоже попал двумя годами позже. Станек вырвался вперед. Махат, десятник, в звании его уже не догонит. Станек рядом с Яной от самого Бузулука, Махат - всего несколько месяцев. Опять дистанция в два года. Но в этом отношении время у Махата еще не потеряно! Солдат не во всем должен быть позади офицера!

Махат чувствовал, как душит его терпкий аромат сирени, душит злоба, душит страсть к Яне, которую еще сильнее возбуждал в нем запах духов. Он сжал кулаки. 'Этот Станек держит нас обоих в узде. Он - наш господь бог! Как бы эта бедняжка не упала перед ним на колени!'

- Здесь, па фронте, офицеры клянутся в любви до гробовой доски, а ты слыхала, как эти паны на самом деле обращаются с армейскими девушками?

Знал, что слыхала. Панушка об этом позаботился. И случилось это как раз в присутствии Махата: здесь они крутят любовь, а дома, после войны, поставят на этом точку. Кому посчастливится остаться живым, тот вернется эдаким героем, возьмет в жены девушку из зажиточной семьи и заживет себе припеваючи.

Яна с ужасом посмотрела на Махата. Она никогда не связывала подобные разговоры со Станеком. Но Махат сейчас имел в виду именно Станека.

- А знаешь, как поступает скромный солдат! - И он сравнивал легкомысленных офицеров с Боржеком, который хотел жениться на Эмче именно здесь, на фронте. Махат поймал взгляд Яны и, глядя на нее в упор, произнес: - Представляешь, свадьба в окопах! Яна! - Он понизил голос до шепота: - Яна:

Она молчала, уставившись на панель коммутатора. Сейчас, когда она была без формы, в ярко-желтом свитере, ее присутствие здесь казалось Махату противоестественным, это была частица другой, не имеющей ничего общего с войной жизни. Но когда-нибудь так, пожалуй, могло бы быть. В их доме. Они сидели бы друг против друга за столом.

- Ты только подумай об этом! Свадебное путешествие:

Мысли его опять споткнулись на Эмче. Та всем рассказывала, что после войны они с Боржеком поедут в свадебное путешествие в Венецию, как когда-то ее родители.

- Свадебное путешествие, но не в Венецию! Зачем нам дворцы над лагуной? Скажи! - Он ощущал любовь к Яне как тяжесть, наполнявшую все его существо, тяжесть, которую не мог уже больше вынести. Он оперся обеими руками на коммутатор.

Яна отпрянула от аппарата, словно Махат положил руки прямо на нее.

- Каждая заброшенная халупа была бы сейчас дворцом, потому что находилась бы на пути к родине. Ты представляешь, как бы это все было?

Она вбирала в себя эти слова, из которых складывался образ двух людей, вступающих в совместную жизнь наперекор фронтовым лишениям и ужасам. Но рядом с собой она видела не Махата.

Тяжесть, которую Махат ощущал в себе, переливалась в его слова:

- Это было бы самое прекрасное из всех свадебных путешествий на свете.

Яна улыбалась. Она видела себя и Иржи. Провела руками по лицу, словно желая смахнуть с него выражение радости. Безуспешно. Картина, нарисованная Махатом, стояла перед ее глазами.

Он наклонился через аппарат вплотную к ее лицу:

- Я ради тебя готов на все, на все, что ни пожелаешь: А ты? Ты мне ничего не скажешь?

Яна схватила штекеры двух закончивших разговор абонентов, вытащила их из гнезд коммутатора, быстро опустила и отодвинулась от разгоряченного лица Махата. Ей не хотелось изображать чувства, которых она не испытывала.

- Ты, Здена, хороший парень. И ты мне нравишься. Мне совершенно безразлично, что ты не офицер, как Станек. Скорее мне жаль, что он не простой солдат, как ты.

'Что она сказала? - Махат соображал: - Я ей нравлюсь и ей безразлично, что я не офицер, как Станек. Это в мою пользу. Не в его. Но ей жаль, что он не простой солдат, как я. Это в его пользу, не в мою. Что я должен еще сказать? Я уже излил всю душу до последней капли. И ей этого мало. Наверно, нужны другие слова. Но какие? Если мне не удастся поговорить с ней как следует теперь:'

- Скромный солдат, Яна, ко всему относится серьезно, очень серьезно, а такой заносчивый офицер, известное дело, беспечен и непостоянен: от Павла к Петру, от Петра к Павлу.

Поняла: к Павле. Тонкая морщинка перерезала Янин лоб.

- Я его люблю, - сказала она. Махат выпрямился:

- Ты его любишь. Он для тебя все, так? А знаешь ли, какое место ты занимаешь у него? У него на первом месте музыка, потом военная карьера, развеселая жизнь из сплошных развлечений и только после всего этого - ты! Люби его, боготвори - тем быстрее он тебя прогонит. Разве нужен такому офицеру груз на шее?

Нападки Махата лишили Яну последних остатков сдержанности.

- Я не спрашиваю, кто у него был до меня и даже кто будет после меня. Не спрашиваю, что для него важнее. Я люблю его!

- Каким бы он ни был? - удивленно спросил Махат.

- Каким бы он ни был! - подтвердила Яна.

Лишь сейчас он узнал о Яне все. Это не слепое увлечение офицером, которое со временем пройдет. Это такая же любовь, как у него, Махата, к ней - это судьба.

- Я боюсь за тебя. Ты на краю пропасти. Мне еще никто не ответил любовью на любовь, я думал, что это сделаешь ты. А ты: Но это не изменит моего отношения к тебе. Я уберегу тебя от опасности. - Он потянулся за сумкой.

Она испугалась:

- Что ты хочешь сделать?

- Тебе - ничего. Этого я не смог бы. Тебя я даже простил бы. А это не каждый сможет.

Он смотрел на склонившуюся над коммутатором Яну. 'Не умею я хорошо говорить. И зачем вообще говорить? И все-то я спешу, не подожду, когда у нее будет свободное время. Почему я?.. - В подсознании по-прежнему стучала мысль, что после всего пережитого у него, с детства обделенного любовью, больше прав на Яну, чем у Станека, к которому девушки льнут сами. - Только надо:' Он шагнул к Яне и остановился.

- Я буду ждать. Ты понимаешь, что я хочу сказать? Для любящего человека ждать - самое страшное.

Яна мягко посмотрела на него.:

- Если ты очень хочешь - жди!

12

Пузатая печь, занимавшая половину украинской хаты, давала лишь иллюзию тепла. Сырые и тяжелые, как камень, поленья из груши, еще утром росшей в саду, шипели и свистели, но жару почти не прибавляли.

Галирж, укутав ноги в попону, изучал разложенную на столе карту, которая походила на изображение мистических символов. Красные линии - наши, синие - враг. Где точно в данную минуту проходят синие линии? Несколько часов назад пришло донесение о том, что у немцев замечено движение. Незначительное, правда. В 13 часов 5 минут разведчики Галиржа обнаружили небольшую группу немецких солдат, среди них было два офицера. Рекогносцировка местности перед наступлением? Согласно донесению, полученному в 15 часов, немцы забивали на своем переднем крае колышки с цветными флажками. Противник обозначает проходы в собственных минных полях! Галирж снова послал разведку с приказом возвратиться до 15 часов 45 минут.

Было 15.45. Галирж сбросил попону и направился в соседнюю комнату, где находились радист и телефонист.

- До сих пор не отозвались, - доложили оба.

Галирж вернулся к себе. Опять уселся и закутал ноги.

Вокроуглицкий по раскисшей дорого торопился в разведотдел, стараясь наверстать время, проведенное на пункте телефонной связи. Он узнал, что происходит у телефонистов, и от этого, а не от быстрой ходьбы захватывало дух. Он почти был уверен в том, что его рассказ о протестах рядового состава в Англии был воспринят Махатом тогда, в Киеве, как руководство к действию, хотя Ота и предупреждал связиста: то, что возможно там, в тылу, невозможно тут, В условиях активных боевых действий, но, видно, это предупреждение только подлило масла в огонь. Можно ли предугадать всю меру строгости всегда бескомпромиссного и вечно взвинченного Галиржа, даже если речь пойдет о самом близком ему на фронте человеке? А что говорить об остальных? Станек, весь штаб, полковник? Ведь фронт тоже вынуждает их быть жестокими.

Вокроуглицкий миновал комнату, где сидели связисты разведотдела, и уже взялся было за ручку следующей двери: И тут его внезапно охватило чувство, которое он испытывал, когда самолет вдруг проваливался в воздушную яму. Он весь напружинился, словно ситуация была столь же опасной. Сдаваться? Это не в его духе. Предупредить аварию. Набрать высоту, пусть ревут моторы, пусть вибрируют крылья! Прорваться сквозь бурю!

Но с чего начать?

Медленно открыв дверь, он устало вошел в комнату капитана.

Тот повернулся к нему и с укоризной произнес:

- Что дал твой зондаж, Ота? Не слишком ли он запоздал?

- Я привык на крыльях: - ответил Вокроуглицкий. - Мне были подвластны любые расстояния. Но здесь?! По такой грязи: Мои ноги как стопудовые гири. - И он рухнул на стул.

Галирж беспокойно оглянулся на дверь.

- Ты кого-нибудь ждешь, Джони?

- Возвращения наших с задания. - Галирж посмотрел на часы. - Они должны были вернуться пятнадцать минут назад.

- По такой грязище и на сто минут опоздаешь. Будь снисходителен к ребятам, Джони. - 'И ко мне', - пожелал он мысленно.

- Что ты вдруг стал так заботиться о солдатах?

- Я еще в Англии был таким, Джони.

'И здесь, увы, тоже, - подумал Вокроуглицкий о Махате. Вытащил пачку сигарет. Чувствовал, что теряет присутствие духа. - И чего меня понесло в район сбора! Зачем я пил столько коньяку! И потом умничал перед этим болваном'. Он погасил о донышко гильзы едва начатую сигарету, взял зажигалку Галиржа, щелкнул раз, второй, третий. Безуспешно. Двумя пальцами вытащил из мешочка для зажигалки новый кремень.

- Джони, - начал он, почувствовав, что к нему снова возвращается равновесие. - Я принес тебе сенсационные новости.

Галирж движением руки остановил его, напряженно прислушался к звукам в соседней комнате. Телефонные звонки, монотонное бормотание связистов, дробь морзянки. Никакого галдежа, который всегда сопровождает возвращающихся с задания разведчиков. Уже двадцать две минуты опоздания. Галирж приложил часы к уху. Шли. Но он все-таки покрутил пальцами головку завода.

Вокроуглицкий продолжал:

- Кажется, Станек не будет больше заводить тебя в тупики, ему самому придется свернуть в сторону. Его телефонисты настроены против пот.

- Это невозможно! - резко возразил Галирж. - Ирка - один из самых любимых командиров. Ты наивен, Ота, ты заблуждаешься.

- Не веришь? Я не утверждаю, что это уже произошло, но посуди сам, Джони. - Вокроуглицкий следил за выражением лица Галиряна, рассказывая ему о том, как Станек взял с собой на задание обессиленного солдата и назад его уже не привел. - Телефонисты не в состоянии этого забыть. Мне даже страшно представить, какие выводы они могут сделать.

Галирж побледнел.

Вокроуглицкий заметил это:

- Я думал, Джони, тебя обрадует моя весть.

Галирж отпрянул от летчика:

- Я, разумеется, хотел бы всю войну быть уверенным в том, что Станек вспомнит прежде всего обо мне при распределении связи. Но тебе не приходит в голову, что я тоже посылаю людей на смерть?

Вокроуглицкий хотел произнести что-то утешительное, но язык его одеревенел. Галирж продолжал:

- Я ведь послал на смерть больше солдат, чем Станек, и пока мы воюем с немцами, я все время вынужден буду это делать. И, по-твоему, я должен согласиться с тем, чтобы вместо меня рядовой состав решал, кого и куда посылать? А нас, командиров, солдаты будут привлекать за погибших к ответственности? Так? - Галирж вытер вспотевший лоб. - О Станеке мы составили мнение. Но такие разговоры я решительно отвергаю! Он имеет право так же, как и я, выбирать для задания любого солдата, которого он сочтет наиболее подходящим. - Галирж думал о четырех своих разведчиках, которых он послал на задание и которые все еще не возвращались. - У Станека, безусловно, были какие-то соображения, когда он брал с собой того солдата. Я тоже знаю, кого на какое задание послать и почему.

В дверь громко постучали. Телефонист с порога доложил, что капитана вызывает 'Изера'. Звонили разведчики с участка первого батальона. Они обнаружили небольшие перемещения в немецких позициях перед первым и вторым батальонами. Однако ничего конкретного о противнике, окопавшемся перед батальоном Рабаса, Галирж не узнал. Положение осложнялось. Ясно было лишь, что немцы готовятся к разведке боем. Но если они на нее решатся, то вряд ли нападут на оба батальона одновременно. Как распознать, на каком направлении наблюдаемые перемещения являются отвлекающим маневром, а на каком - действительной подготовкой к атаке? Это могут объяснить, пожалуй, те, кого он ждет.

Галирж вернулся. Со свойственной ему аккуратностью он наносил на карту новые данные. Цветные карандаши скользили в потной руке.

Вокроуглицкий с деланным вниманием наклонился над картой, краем глаза следя за проходившим мимо окна взводом солдат. Дисциплинированное подразделение, как и должно быть в условиях тяжелых боев. С новой силой в нем заговорил страх: не придется ли самому расплачиваться за то, что Махат расшатывает дисциплину в смежном подразделении?

'Здесь каждый шаг опасен, словно идешь по трясине. Куда поставить ногу? Где твердая земля? Икар летел к солнцу, упал - и конец. А мое падение ударом самолета о землю не кончилось, я продолжаю падать, падаю все глубже и глубже:'

Склонившись над картой, Вокроуглицкий вслушивался в угрожающую тишину, которую нельзя обозначить условным знаком на карте, но которая опытному солдату говорит о многом. Его беспокойство, вызванное и личной неустроенностью, и неясностью фронтовой ситуации, усиливалось из-за волнений Джони. Какая-то слабость поднималась от ног к сердцу, переходила в противную мелкую дрожь. 'Расскажу обо всем Джони!' - решил Вокроуглицкий.

По окну потекли струйки грязи. Подъехавший грузовик остановился прямо в луже. В сенях раздались голоса. Дверь распахнулась, и два солдата в ушанках с прилипшей к ним травой доложили о своем прибытии.

- Проходите! Проходите! - позвал их Галирж и умолк, видя, как второй закрывает за собой дверь.

Четарж Шима рапортовал, что возле переднего края обороны немцев появились легковой автомобиль и - с интервалами - шесть замаскированных грузовиков.

Галирян кивнул и нетерпеливо бросил:

- Где остальные?

Четарж Шима и десятник Лидера продолжали стоять по стойке 'смирно'. Их лица были покрыты пятнами засохшей грязи. Четарж сбивчиво объяснял:

- Мы с Яндерой поднялись на косогор: обзор оттуда лучше: но до конца долина не просматривалась: я послал Петраня и Урбанека вперед по этой долине: а мы пошли верхом, - Шима несколько раз глубоко втянул в себя воздух.

Вокроуглицкий заметил, как в то время, пока Шима говорил, грязь на лице четаржа трескалась и отваливалась.

- :следим за действиями Петрани и Урбанека. И вдруг сверху видим: прямо на них в зарослях ползут немцы. Яндера говорит: мы фрицев отсюда видим, а наши - нет! Что с ними будет? И в это мгновенье наши немцев тоже заметили:

Галирж постукивал линейкой по ребру стола, как бы диктуя Шимо темп рассказа. Это постукивание приводило четаржа в ужав.

- Там внизу была до основания разрушенная хата - наши побежали к ней. Петрань шел первым, стал спускаться в погреб - Урбанек следил за немцами, а потом полез за Петранем. Лидера мне говорит: ребята родились в сорочке. Да, отвечаю, везучие черти. Теперь в этом погребе они как в бункере и спокойно этих немцев перестреляют:

Шима тупо посмотрел перед собой и замолчал. Галирж перестал стучать.

- Ни единого выстрела. Ничего. Совсем ничего, - выдавил Яндера.

- Я смотрю на снесенную хату, - очнулся Шима, - кто-то лезет из погреба наверх: Пригляделся - немец! Беру бинокль: этот тип держит винтовку за дуло, а на прикладе кровь.

Все тяжело дышали. Шима и Яндера не проронили больше ни слова. Галирж и Вокроуглицкий ни о чем не спрашивали. Капитан встал. Молча пожал солдатам руки.

13

Каштан тащил на себе седло с крюками, на которых висело восемь катушек. Потный от натуги, он то и дело вздрагивал, будто хотел стряхнуть с себя этот груз, но по-прежнему, низко опустив голову, усердно шагал вперед.

Его вел Млынаржик. Сзади плелся Цельнер. Штаны, полы шинели, сапоги - все было пропитано водой, облеплено грязью.

- Я сыт по горло этим чавканьем, - ворчал Цельнер.

- Уже недалеко.

- После трех часов в такой трясине каждая минута кажется тремя часами.

Млынаржик похлопал лошадь по боку:

- Вот примерный солдат, не ропщет, не ноет.

- Ему-то что! Идет себе, да и все. У него нет воображения, а я уже накалываю картофелину на тесак - посолить, впиться в нее зубами, пусть она еще обжигает и пахнет дымом:

- Тебе бы только брюхо набить.

- А разве это не самое разумное, что остается делать здесь? - защищал свою фронтовую философию Цельнер. - Разве с пустым брюхом мы сумеем тянуть связь те две тысячи километров, которые еще лежат перед нами? Хорошенько не пожрешь, самого себя не унесешь. - Вытаскивая ноги из грязи, бурчал: - На рождество дома?! Вашими устами да мед пить! Киев взяли быстро, и поэтому казалось: но ведь Киев, Млынарж, - уникальный случай, а теперь вот это месиво, в котором вязнут ноги и колеса. На рождество дома! Ох, вашими устами:

Каштан протяжно заржал.

- Вот видишь? Твоему образцовому солдату тоже надоело.

- Ничего подобного! Это он от радости.

- Сделай себе из этого прекрасного Каштана чучело, - проворчал Цельнер.

- Но-но, - предостерег его Млынаржик. - Он, по крайней мере, в чине капитана, и у него не менее пяти медалей. Будь с ним поучтивее.

- Ладно, - тяжко выдохнул Цельнер.

Солдаты время от времени останавливались, выпрямлялись, прислушиваясь к гнетущей тишине.

В последние дни бригаде отводились все большие участки фронта. Она была утомлена беспрестанными перемещениями, затяжными переходами по сырой, болотистой местности. А результаты? Практически никаких: где-то на километр, на два продвинулись вперед, где-то отступили. Эта бесконечная карусель обошлась бригаде дорого: погибло столько же бойцов, как и в сражении за Киев.

Особенно трудно приходилось связистам. Только они успевали натянуть свои провода, как их надо было снова сматывать, стоило смотать - разматывай вновь. Из-за слякотной погоды связь то и дело где-нибудь отказывала, и нужно было искать повреждения в непролазной грязи. Дни отдыха на стоянках? Для телефонистов они не существовали. Связь должна безукоризненно работать до боевых действий, во время и после них. Связисты по-прежнему выполняли на совесть свою незавидную работу, но настроение падало.

- Черт побери, - выругался Млынаржик. - Легче выносить грохот фронта, чем его немоту.

- Конечно, - кивнул Цельнер. - Эта сволочь, тишина, губит человека.

- Эх, очутиться б сейчас дома и слушать, как под окном бренчит трамвай:

- В этом океане грязи твоя Спаленая улица представляется, небось, спасительным маяком? - мрачно шутил Цельнер.

- Да разве тут сладко?! Не знаем, что и откуда свалится нам на голову. - Млынаржик взглянул вверх. - И ничего но будет в том удивительного, если на нас обрушится небо.

- Зачем небо? Хватит одного осколка, как Боржеку: - Цельнер умолк.

Остаток пути шли в молчании. Цельнер забарабанил в окно:

- Блага, лови!

С крюков седла они сняли катушку и, раскачав, бросили Благе в окно.

- Какая гадость, - фыркнул Блага, поймав катушку, всю облепленную грязью.

- Гадость? Шоколад 'Орион'! Горчит? Самый калорийный!

- Заткнись, болтун, - оскалил зубы Блага, принимая в свои объятья вторую катушку.

Блага хмурился. Придется перематывать измазанные кабели, на ощупь проверять, нет ли где-нибудь повреждений сердцевины или содранной изоляции.

Наконец в окно влетела последняя катушка. Разгруженный Каштан, как и полагается образцовому солдату, не трогался с места, ожидая приказа. Млынаржик отбросил сухую терминологию устава и, хотя речь шла в 'капитане, увешанном медалями', ласково позвал его:

- Пошли, крошка, пошли!

В маленьком тесном хлеве они принялись чистить Каштана. У Цельнера по спине бегали мурашки, но неуемное воображение уже увело его из хлева и совало ему в руку свежеиспеченную картофелину.

- Еще снизу! - строго сказал Млынаржик.

Цельнер стал скрести Каштана короткими, торопливыми движениями.

Млынаржик, сунув голову под конское брюхо, следил за действиями Цельнера:

- Не делай кое-как!

- Я чищу его на совесть.

- Вижу, как. Иди лучше варить картошку! И не забудь про меня!

Млынаржик сам привел в порядок Каштана. Напоследок выудил из кармана замусоленный, почти черный кусочек сахара:

- Это тебе, крошка!

Каштан сосал сахар, словно ребенок, с нижней губы свисали ниточки слюны, умиленные глаза провожали удалявшегося благодетеля.

Млынаржик разделся до трусов, развесил свое промокшее обмундирование и портянки на проводе. Потом поставил сушить на печке несколько пар сапог, то и дело переворачивая их, чтобы они не покоробились от огня. Подкинув ему и свои сапоги, Цельнер вымыл картошку, поставил ее в каске на огонь и принялся ходить из угла в угол. На плите шипели разбухшие от влаги подметки, промокшее обмундирование источало запах шерсти, пахло лошадьми и сыромятными ремнями. Цельнер разглядывал ребят: все какие-то надломленные, поникшие. Блага из последних сил возился с грязным кабелем, простудившийся Зап скрючился под шинелью. Шульц чинил часы.

Остановившись около него, Цельнер похвалил:

- Ловко.

Шульц с лупой, вставленной в глазную впадину, вправлял шестеренку в механизм.

Махат сидел у окна, закинув ногу на ногу, и с довольным, казалось, видом покуривал. В действительности те ощущение тревоги наполняло, пожалуй, его больше, чем остальных. Махат из-под облачка сигаретного дыма смотрел на Шульца. 'Интересно, что чувствует Омега? Ведь он тоже был неравнодушен к Яне. Наверное, теперь понял, что и у него пан командир отнял какую бы то ни было надежду. Видно, и его проняло: и так всегда бледный, а сегодня он прямо белый, нос сунул в часы, словно хочет в этих хронометрах найти ответ, как будут развиваться события дальше. Шульц в таком же положении, как и я'.

Но сравнение с Омегой не принесло Махату облегчения. 'Омега не сгорел дотла, как я сегодня. Когда он понял, что у него нет шансов добиться расположения Яны, он запрятал чувства глубоко в свою 'тикающую душу' - и все на этом кончилось. Ничего общего со мной!'

Цельнер ткнул пальцем в груду поломанных часов:

- Сколько таких развалюх нужно, чтобы собрать одни?

Шульц, не отрываясь от работы, ответил:

- Видно будет.

- А это чьи? Солидно выглядят.

- Ержабека. Но у меня есть и получше.

Шульц засучил рукав. На худой руке от запястья до локтя вплотную друг к другу были надеты часы. Шульц стучал пинцетом по стеклышкам и называл имена владельцев. Часы принадлежали солдатам, санитаркам, офицерам, а одни даже майору Давиду.

- Обрати особое внимание на часы майора. По ним другие сверяют свои часы. От этого зависит взаимодействие родов войск, а значит, все зависит от тебя. - Цельнер пытался шуткой развеять скверное настроение, овладевшее всеми. - Люди добрые! Салют Шульцу! - Вымученный смех, тут же оборвавшийся, только подчеркнул подавленное настроение.

- А серебряные чьи? - не отставал Цельнер.

Шульц, не сказав в ответ ни слова, прикрыл циферблаты. И тот, самый маленький, окантованный серебром. Эти часы он готовил для Яны в подарок к рождеству.

Больше Цельпер ни о чем не спрашивал. Не было нужды. Продекламировал: 'Все люди плакали, когда молодую пани замуровывали: печальный пан у окна стоял, единственный - не плакал'.

Махат сравнивал себя с Цельнером. Тоже не сводит с Яны глаз, но и он следит за тем, чтобы не выдать своих чувств. Развлекает ее. Шутит. Иногда стихи читает.

Разве Яна может дать ему от ворот поворот, если он прячется за Карела Гинека Маху? Не может. И пройдоха всегда этим пользуется. То превратится в Пушкина, то в Врхлицкого{13}, то в Шекспира:

А поэтов, живых и мертвых, тьма тьмущая, и Цельнер никогда не одинок. Как будто он и не стремится заполучить Яну. Как будто эта игра в любовь уже сама по себе является его целью и защищает от хищной пасти войны.

'Только я какой-то сумасшедший. Ну что за блажь пытаться выдавить из человека любовь, словно воду из скалы! Ведь я же не Моисей. - Махат не мог успокоиться. - У Шульца, Благи, Цельнера, Запа - у всех есть еще что-то свое, личное, будь то часы, стихи, шутки, или семья, или Каштан, как у Млынаржика, - у каждого есть какая-то отдушина, а у меня только эта мучительная любовь. - Махат растирал зубами попавшие на язык горькие табачные крошки. Признание Яны 'я люблю Станека' терзало его. - Что я теперь? Словно пополам разрубленный. Для ребят я еще что-то значу, но для Яны, рядом со сказочным Станеком - ничего, отвергнут ею. Гнилое яблоко. Прогнившая половина будет заражать вторую, пока не сгниешь целиком: Он попробовал взять себя в руки. - Смерть?! Да что о ней думать? Она сама о себе напоминает, даже слишком часто. Здесь каждый старается думать о жизни. И я тоже думаю о ней. Я все время думаю об одном-единственном. 'Потрясающая целеустремленность', - подтрунивает надо мной Млынарж. Да, это так. Ради Яны. А теперь - все!'

Зап съежился под шинелью, натянув ее до самого носа. Цельнер размотал свое скатанное одеяло и прикрыл Запа.

- Спасибо.

- Так лучше?

Запа била дрожь:

- Лучше? Разве мне может быть лучше? Мы застряли на месте. А что теперь дома? Есть ли у меня еще дом?

- Но надо прежде времени волноваться, - успокаивал его Цельнер.

Зап молча трясся. Все утешения были напрасны: ему постоянно виделось одно: вот он звонит в дверь родительской квартиры, открывает незнакомая пани, переспрашивает: 'Запы? Они уже здесь не живут'.

Цельнер плотнее укутывал трясущегося Запа одеялом, прижимал к нему теплые ладони.

- Такую лихорадку одеялом не выгонишь, - сказал Блага.

- Отличная живодерня, - ворчливо бросил Цельпер. - Старик тащит нас изо дня в день по этой гнилой слякоти:

- Задумывается ли он о том, - вторил ему Блага, - что, заставляя своих людей ползать по грязи, он пачкает километры кабелей и все наше барахло? Сколько времени уходит на уборку этого свинарника!

- Его-то самого надраивает Леош. Если грязь брызнет на канадки Станека, так этот холуй собственной слюной их вымоет и рукавом отполирует, - не унимался Цельнер.

- А нам Старик не дает никакого послабления, не облегчит нашей участи ни на йоту:

- Калаш все стерпит!

- А где Калаш?

- Старик его вызвал.

- Зачем он ему опять понадобился?

- Калаш лишь щелкнет каблуками и выдавит из себя, словно в полусне: слушаюсь, пан надпоручик!

Цельнер все кутал Запа в одеяло:

- Так обращаться с личным составом! Скоро Эрику придется за это расплачиваться!

- Что? Я? - Зап стал вырываться из-под одеяла, но Цельнер навалился на него всем телом. Зап кричал:.- Я же не настолько болен! Пусти, шут гороховый! Мне дышать нечем.

Цельнер не отпускал. И опять за свое:

- Лежи смирно. Еще неизвестно, к чему приведет твоя лихорадка.

Махат затоптал сигарету.

- Не бойся, Эрик! - сказал он успокаивающе. - От этого не умирают. Обычная простуда. Чай, аспирин - и завтра опять будешь здоров. - Махат на секунду умолк. Пауза нужна была ему, чтобы побороть в себе последние колебания. Потом, как бы невзначай, он проронил: - Может быть, уже завтра наш Старик пошлет тебя проверять кабель. Вот там можно умереть.

Млынаржик - руки засунуты глубоко в сапоги: кончиками пальцев он пробовал, не высохли ли - прямо с сапогами подскочил к Махату:

- Ты опять тащишь сюда своего Боржека?

Махат откинулся назад, так, что затрещала спинка стула.

- Зачем его тащить? В этом нет необходимости. Он и так все время с нами. И именно я-то не хотел о нем напоминать. А то вы, пожалуй, подумаете, раз сегодня Станек объявил своими позывными: Яна - моя, то я говорю все это от ревности к нему. - И, увидев, что Млынаржик опустил руки с сапогами, сказал: - Не будем тревожить покой Боржека.

- Подожди, Здена, - отозвался Цельнер. - Боржек, вероятно, обрел покой, но у нас-то его нет.

- Хотите вступиться за товарища? - Махат удивленным взглядом обвел ребят. - Только сейчас? Тут гибнет много солдат, и никто не спрашивает, кто послал их, куда и почему. И вы не спрашивайте. - Он достал новую сигарету. Задумчиво глядя на пламя спички, закончил: - Кто много спрашивает, слишком много знает. Это старая и мудрая истина.

- Но мы хотим знать, как было дело, - энергично возразил Цельнер. - Мы будем спрашивать.

- Я тебя понимаю, совесть повелевает вступиться за товарища. - Махат прокашлялся и махнул рукой. - Да стоит ли это теперь ворошить!

Эти слова взволновали солдат. Причем тут время? В таком деле оно никогда не может быть упущено. Люди стремятся восстановить справедливость по прошествии десяти и более лет, безразлично, идет ли речь о живых или мертвых. А они позволят заткнуть себе рот после двух месяцев? Эта мысль зрела в них все отчетливее. Цельнер сказал:

- Мы даже не имеем права молчать. Мы должны в конце концов узнать, в чем тут дело. Это наш долг.

- И сейчас, пока нет боевых действий, - добавил Блага, - для этого самое подходящее время.

- Все равно вы ничего не докажете, - высокомерно произнес Махат. - Жажда правды у вас появляется обычно на нарах и там же засыпает.

Критиковать офицера было нарушением устава.

'К чему все это приведет, если вместо доказательств у нас только домыслы? Пожалуй, к стенке, как бунтовщиков', - размышлял Млынаржик.

Терпеть все как есть? Этого даже слабохарактерный Блага не хотел допустить.

Шульц был в панике: идти против Станека - ведь это же все равно, что идти против самого себя.

'Чем это кончится? - Цельнер готов был критиковать командира, пусть это и противоречит уставу. - Молчать? Нет. Тогда, пожалуй, в самом деле сбудутся пророчества Махата'.

Вошел Ержабек и сразу понял, что позывные 'Яна' сегодня еще больше накалили напряженную атмосферу неприязни к Станеку.

Заметив появление Ержабека, Цельнер торжественно сказал:

- Люди! Мы должны вступиться за павшего товарища, чем бы нам это ни грозило.

- Не пижонь! - оборвал его Махат. - Все равно ничего не сделаете.

- А что хочешь делать ты? - спросил Ержабек.

- Я? Один? Что я могу один? Ты же знаешь лучше меня: коллектив!

- Коллектив? Против командира? На фронте?

Предостережение Вокроуглицкого - не вздумай сравнивать! - звучало теперь в ушах Махата совсем по-иному: сравнивай!

- Мы же из одного теста, что и солдаты в Англии. А те взбунтовались против офицеров по меньшему поводу, чем наше дело:

- В этом деле не все ясно. И твое мнение, Здена, может быть ошибочным. Вдруг ты зря все это затеял?

- Брось, Ержабек. Тебе все тишь да гладь, дисциплина и энтузиазм, даже если придется погибать ни за что ни про что. - Махат криво усмехнулся: - У тебя билет в кармане, а у меня - здесь. - Он ткнул в шрам на лбу. - Этот билет навечно, на всю жизнь. И у меня достаточно разума, чтобы сообразить, что на родину мы приведем таких офицеров, каких сами здесь воспитаем. Ты-то должен это так же хорошо понимать, как и я, товарищ Ержабек.

Все это Ержабек понимал. Знал он и то, что у беспартийного Махата общие с ним идеалы. Но тут фронт, передовая, и копировать здесь то, что было в Англии, - опасная вещь.

- Ты понимаешь, что ты затеял?

- Оставь меня. Я делаю то, что должен! Офицеры там, в Лондоне, - продолжал Махат с жаром, - хотели главных зачинщиков засадить в тюрьму, но те все равно не спасовали! Писали петицию за петицией, дошли до президента:

- И добились своего? - спросил Цельнер.

- Когда командование не пожелало отстранить этих офицеров, отказались повиноваться:

- Это же бунт! На что ты нас подбиваешь?

- Нет, это демократия!

- И добились своего? - наседал Цельнер.

Махат не знал. Но убежденно ответил:

- Им ничего не было.

- Солдатам?

- Офицерам?

Махат и этого не знал, но теперь он уже не мог пойти на попятный:

- Солдаты победили!

- Ты подбиваешь всех на бунт? А сам ничего толком не знаешь! - Ержабек приблизился к Махату. Не кричал, но именно поэтому его слова западали прямо в души солдат: - Ты даже не знаешь, что такое бригада! С нее начинается наша армия:

- Я все знаю! - крикнул Махат. - Потому и хочу видеть ее чистой:

- И без крови? Да? - Ержабек тоже повысил голос - Не думай, что немцы будут устилать нам розами путь в Прагу. На этом пути, Здена, еще немало прольется нашей крови, может быть, как раз моей или твоей.

Они стояли уже вплотную друг к другу. Махат вытянулся, словно струна:

- Речь не о твоей или моей крови. Речь о напрасно пролитой. Я знаю и кое-что другое, милый Ержаб. Станек сделал какую-то пакость и нашим разведчикам, это я точно знаю. А уж если он офицерам давит на мозоль, то не удивительно, что нам сразу на горло!

Воцарилась напряженная тишина, слышно было лишь шипение плиты и бульканье воды в касках. Зап стучал зубами.

Цельнера охватило искреннее негодование:

- Но мы все выясним! Мы должны вывести их на чистую воду! Обоих!

- Млынарж! - завопил Блага. - Сапоги!

Млынаржик втянул носом воздух и ринулся к горячей печке.

Сбрасывая сапоги с плиты, он задел за каску, в которой варилась картошка, неустойчивый 'горшок' закачался, вода выплескивалась и шипела на раскаленных конфорках. Помещение наполнилось паром. Все искали свои сапоги, вырывали их друг у друга и ругались. Цельнер кричал:

- Повторяю, люди добрые! Мы должны вывести их на чистую воду! Обоих! Нашего Старика:

Дверь распахнулась, с силой ударившись о выступ стены. В дверном проеме стоял Калаш.

- Смирно! - рявкнул Калаш.

- Ну, ну, спокойнее, не то мы наложим в штаны!

- Кто это сказал?

- Брось, Йоза! Ты что, потерял голову?

Калаш подскочил к смельчаку:

- Кто я? Какой такой Йоза?

- Не хочешь ли ты закусить свою брань картошечкой? - отозвался за спиной Калаша Цельнер.

Калаш стремительно обернулся:

- Это ты? Три дня без увольнительной, шут гороховый!

'Черт побери! - думали солдаты. - Что с Йозой происходит? Что вообще происходит?'

Калаш озирался по сторонам. Пар постепенно рассеивался, оседал на окнах, и в комнате прояснилось: на проводах висели шинели и портянки, солдаты стояли полуголые. Вонь от подпаленной кожи смешивалась с запахом вареной картошки: Калаш увидел на плите каску.

- Какой негодяй это себе позволил?

- Ты же никогда не возражал, - несмело отозвался Цельнер.

- А теперь возражаю! Я должен составить для надпоручика отчет о каждом из вас в отдельности. С Цельнером мне все ясно. Он хочет сразу двоих вывести на чистую воду.

- Может быть, не стоит подводить под монастырь товарищей? - вставил Блага.

- Давайте, давайте, приятели! Высказывайтесь! Итак, один из двоих - надпоручик, кто же второй? - Все молчали. - Понятно. Второй - это я. А теперь я вас выведу на чистую воду! Что вы имеете против Станека? - Калаш судорожно дергал головой, переводя глаза с одного солдата на другого.

У всех были плотно сжаты губы. Только Шульц не выдержал:

- Меня, Калаш, уволь, ладно? Я на него жаловаться не могу, мне он, сам знаешь, помог, ко мне он не придирается.

- А к кому придирается?

Шульц посмотрел на ребят, Калаш следил за его взглядом, Блага всплеснул руками:

- Эта грязь, эта тишина, холод, темь: - Он лгал почти теми же словами, что часом раньше Калаш - Станеку.

Калаш покраснел. Перевел взгляд дальше, на Запа, отбивавшего дробь зубами. Но и сейчас он не верил в то, что главная причина подавленного настроения связистов - физические нагрузки, усугубляемые ненастьем. Калаш сказал:

- Ну, ну, ребята, вы же не кисейные барышни. - Потом обратился к Млынаржику: - Ты умный парень, Млынарж, объясни мне, в чем дело.

- Умный? Возможно. Я не люблю, когда в чем-либо перебарщивают, но иногда в таком перебарщивании есть доля правды, а ведь каждый хочет знать правду, особенно если от нее зависит жизнь.

- Я добьюсь от вас этой правды! - Калаш бросался от одного к другому. Кричал. Ругался. Но солдаты еще больше замыкались в себе. И Ержабек заодно с ними? Партийный, а покрывает этих негодяев? Неожиданно, потеряв всякую уверенность, Калаш обратился к нему: - Ержабек, объясни хоть ты, что тут происходит за моей спиной?

Ержабек спокойно посмотрел на Калаша:

- Лучше ты нам кое-что объясни. Почему ты от этого уклоняешься? Не хочешь? Не можешь? Почему не можешь?

Калаш пытался прикрыть испуг новым взрывом негодования:

- Ты хочешь допрашивать меня? Но рапорт на всех вас, в том числе и на тебя, Ержаб, должен подавать я!

В приоткрытую дверь протиснулся связной майора Давида. Калаш яростно крикнул ему:

- Чего лезешь сюда, как в хлев?

- У меня поручение для пана четаржа Калаша.

- Это я. Что надо?

Связной вытянулся по стойке 'смирно' и, протянув Калашу письмо, на словах передал приказ майора Давида: ознакомить с содержанием письма телефонистов и немедленно написать ответ. Письмо было адресовано роте связи 1-й отдельной чехословацкой бригады. Обратный адрес? Калаш перевернул конверт: Анна и Вацлав Гинковы. Родители Боржека! Он вытащил письмо из конверта, но читать не отважился.

Ержабек молча взял у него из рук письмо и стал читать вслух:

'Исполните, пожалуйста, нашу настоятельную просьбу. Пусть тот, кто был вместе с нашим любимым сыном в день его смерти, напишет нам о последних минутах своего товарища:'

Все стояли, будто окаменев. Никто не проронил ни слова. Млынаржик вспомнил, как незадолго перед киевской операцией к Боржеку приходила Эмча. 'Давай попрощаемся так, словно никогда уже не увидимся. Тогда с нами ничего не произойдет'. - 'В таком случае я рыдаю', - смеялся Боржек. Они поцеловались, словно прощались навсегда. И на тебе! Так и случилось. Млынаржик глубоко вздохнул, но - как и все - не произнес ни слова.

- Чего ты еще хочешь? - обернулся Ержабек к связному.

- Жду ответа. Пан майор желает знать, как погиб этот солдат:

- Я видел его в последний раз на пункте связи: - сказал Шульц, словно извиняясь, что ничего не знает об обстоятельствах гибели Борянека.

- Я тоже - там, - сказал Махат и, пристально посмотрев на Калаша, добавил: - Я с ним на линии не был.

Все взоры обратились к Калашу. Тот присел к столу, долго искал карандаш и бумагу, выдрал лист из тетради - все его движения были какими-то замедленными.

- Пан майор ждет, - напомнил связной.

Ержабек вдруг почувствовал: в этом деле есть что-то такое, чего не должны слышать чужие уши. Он отослал связного.

- Мы сами доставим майору ответ.

Потом сел за стол напротив Калаша. И Калаш понял, что теперь ни его воинское звание, ни командирская власть не имеют никакого значения. Перед ним сидел его товарищ, член партии, строгий судья, перед которым он - рядовой. Ему стало не по себе от этого импровизированного собрания. Это проверка. Он устремил на Ержабека испуганный взгляд.

- Почему ты не пишешь, Йоза? - спросил Ержабек. - Ведь это должен сделать ты! Ты был с ним до последней минуты.

Страх расширил зрачки Калаша.

И Ержабек опять почувствовал: в этом есть что-то такое, чего не должны слышать даже свои солдаты, и перестал настаивать.

Калаш положил карандаш на стол. Махат не сводил глаз с этого карандаша и чистого листа бумаги.

- Ты даже нам не хочешь рассказать, Йоза, что произошло с Боржеком? Почему мы не должны этого знать?

- Ведь я вам уже говорил - снаряд!

- Куда его задело?

- В голову.

- Был убит наповал?

- Нет.

Махату казалось, что ответ Калаша словно приоткрывает какую-то завесу:

- А что с ним произошло потом?

Калаш смотрел не на Махата, а на Ержабека. Строгие глаза Ержабека спрашивали: почему ты исповедуешься перед Махатом? Но Калаш неправильно понимал эти глаза. Приказывают мне: скажи правду, пусть самую страшную, но правду!

- Что же произошло потом? - повторил Махат.

Калашу почудилось, что этот бесцветный голос принадлежит Ержабеку.

- Приближались немцы: Я сократил его мучения.

- Что? Ты его?.. - Махат не мог договорить.

- В сердце. Чтоб не мучился.

- Как ты мог? У меня тоже была разбита голова: - Махат коснулся своего шрама.

Солдаты смотрели на Калаша, словно перед ними был незнакомый человек. Они еще далеко от родины. Им наверняка еще придется вместе с Калашем тянуть кабель - не сократит ли он и им страдания подобным образом?

- Может, я все-таки поступил правильно? - резко спросил Калаш, - Последняя услуга товарищу:

- Возможно: - нетвердо ответил Ержабек.

- Услуга товарищу? - повторил Махат. - Я тебе расскажу о другой услуге. Был воздушный налет. В лагере паника. Я этим воспользовался - и бежать. Два охранника за мной. - Махат задыхался. - Догнали меня и двинули по голове. Я потерял сознание. Думали, что я готов. А может быть, появилась новая группа бомбардировщиков? Не знаю, как уж там, но убежали. Меня нашел путевой обходчик.

- Немец? - спросил Ержабек.

- Немец. Притащил к себе в будку. Его жена перевязала рану и ходила за мной, пока я не набрался сил и не смог укрыться в надежном месте, куда меня направил этот же обходчик.

- Он был коммунист? - подал голос Зап.

- Не знаю. Но, безусловно, порядочный человек. Окажись это ты, Калаш, с твоей последней услугой товарищу - не гулял бы я по белу свету.

- Ты там не был, ты ничего не видел. Его рану с твоей даже сравнить нельзя. - Калаш закрыл ладонью половину лица. - Все это снесло.

- Моя рана была тоже не из легких, это и сейчас еще видно. Но мне ее перевязали: - Махат зажмурил глаза, чтобы никого не видеть. Тогда было так же, он никого не видел, но ведь рана постепенно зажила. А потом он увидел над собой два лица - это были обходчик и его жена. Их лица светились радостью. Махата захлестнуло отвращение к Калашу: - Какое ты имел право распорядиться судьбой человека?

- Ему уже ничем нельзя было помочь.

- Это сказал врач?

- Это сказал Станек.

Станек! Ненавистное имя. У Махата загудело в голове:

- Ах, вот как! Старик берет его, обессиленного, на задание, потом проронит: ему уже нельзя помочь, и ты, не задумываясь, добиваешь раненого. Ведь ты же, собственно говоря, Боржека убил. Вы оба, Станек и ты, вы поделили на двоих это грязное дело.

Связисты были потрясены. Невольно отпрянули от Калаша.

- Рассказываешь ты убедительно, - усмехнулся Махат. - Сократил ему страдания, чтобы он больше не мучился, да? - И произнес то, что сейчас было в мыслях у каждого. - А вдруг он еще мог жить, как я?

Солдаты уставились на шрам Махата. Калаш оцепенело смотрел на них, но тоже видел перед собой этот шрам. Что если Боржек и вправду мог бы жить, как Махат, как все остальные?

Стены поплыли перед глазами Калаша. Махат проговорил:

- Вот, оказывается, в чем дело. Хуже, чем мы предполагали. С вами идти - если не убьет немец, добьете вы! И после этого ты хочешь, чтобы мы шли с вами в бой, когда мы должны опасаться вас больше, чем немцев?

14

Станеку отвели приличный домик. Еще недавно здесь размещались эсэсовцы, а поскольку оплаченный дорогой ценой опыт подсказывал, что эти господа любят оставлять на память о себе совсем не шуточные 'сувениры', Леош обшарил помещение сверху донизу. Содрал со стен вырезки из журналов с полуобнаженными красавицами - 'пригодятся на растопку', - заглянул в глубь печки - мин не было.

Рядом с печкой, пока еще холодной, сидел Станек в наброшенном на плечи полушубке. Он наносил на карту только что полученные от майора Давида сведения об изменениях в телефонной сети. 'Закончу и сразу же пойду к Яне'.

Леош подтащил к печке кусок плетня, выгреб золу, загремел решеткой вытяжки, но мины и тут не обнаружил. Он сел на пол, поджал под себя ноги и стал разбирать плетень на прутки. Выкурить за этой спокойной домашней работой самокрутку и можно опять немного прийти в себя. Леош насыпал щепотку табаку на обрывок бумаги. Руки его вдруг одеревенели:

- Боже, что я делаю?

- Не мешай! - оглянулся на него Станек. Он увидел, как Леош высыпает табак назад в кисет, старательно сдувает с листочка табачные крошки. - Опять адрес твоей Мици?

- Все время забываю, - пробурчал Леош. Он раскрыл было рот, чтобы рассказать о Мици, но Станек прервал его. Жаль - это самая любимая тема Леоша.

Мици была пленной немкой. Леош был приставлен к ней в качестве часового и быстрее допрашивавшего офицера узнал от нее, что она не шпионка, не фашистка.

Мици готова была на все, лишь бы Леош был к ней добр и дал ей поесть. Он сунул ой мясные консервы. Она была счастлива. Леош тоже испытывал голод. Это был иной голод, но столь же неуемный - голод молодого существа. Потом они были счастливы оба. 'Гитлер капут', - говорила Мици и при этом улыбалась Леошу так, словно объяснялась ему в любви. На прощанье она подарила ему колечко с ограненным стеклышком и поклялась никогда его не забывать. И Леош поклялся, что первый же его послевоенный маршрут поведет к ней.

Леош в задумчивости ломал прутья:

- Руки надо целовать таким девушкам:

- Каким девушкам?

- Так. Всем! Но в первую очередь санитаркам, - размышлял Леош. - Мици служила на медпункте, как Эмча, как раньше Яничка:

Станек вздрогнул. Почему он вспомнил о Яне? Но Леош уже говорил о Мици. Она все время теперь была у него перед глазами, он видел, как она стоит на коленях, наклонившись над раненым ефрейтором, уже бегут наши, окружают их, а она спокойно перевязывает его.

- Вот я и спрашиваю, какой мужчина способен на такую самоотверженность? А ведь они рискуют не только своей жизнью, эти будущие мамы. Сколько у такой может быть детей?

Станек не любил разговоров на подобные темы, но, поскольку это касалось и Яны, не прерывал Леоша.

- Двое, трое, пятеро? Нас в семье было пятеро - а здесь жизнь новых пятерых каждую минуту висит на волоске, не так ли?

- Да, конечно, - сказал Станек. - Но зато каждая такая девушка спасет на фронте, пожалуй, пятьдесят человеческих жизней.

Леош взметнул вверх брови:

- А не важнее ли пять новых, пан надпоручик?

- В известном смысле, важнее, - неуверенно ответил Станек, захваченный рассуждениями Леоша. - Но как запретить этим девушкам, если они рвутся на фронт и если они здесь так нужны? Сохранить пятьдесят жизней - нет, это тоже очень важно.

- Хорошо хоть, что на свете есть высшая справедливость, - высказал Леош свое кредо. - Не будь ее, была бы моя Мици и тысячи других санитарок на том свете. Лезут смерти прямо в пасть, словно куропатки на лугу, но она их обходит.

Куропатки на лугу и милосердная косая! Станек сам не раз наблюдал, как девчата, в том числе и Яна, работали прямо под огнем. Вокруг гибнут солдаты, а они целы и невредимы. Сравнение Леоша ему понравилось. Оно успокаивало, потому что с той минуты, когда он понял, что в Яне по-прежнему осталось что-то от санитарки, презирающей всякую опасность, он беспрестанно испытывал за нее страх.

Леош скомкал страницы с журнальными красавицами и положил сверху тонкие прутики, которые легко загорятся. Лицо его прояснилось: 'Мици, придет время, и я подарю тебе колечко. Но без камешка'.

От Мици Леош перешел ко второму конкретному подтверждению своего тезиса:

- А что эти девушки пользуются покровительством высшей справедливости, судите, к примеру, по Яничке, Вы, конечно, слышали, что рассказывал о ней Панушка, да? - Он вытащил из кармана коробок спичек, встряхнул им и продолжал: - Я прямо себе места не нахожу, когда вспоминаю об этом: сама рядом со смертью, однако из любого переплета выходит без единой царапины, а тот, кого полюбит:

Леош лишь сейчас сообразил, куда завела его болтливость, и умолк.

Станек почувствовал, как по всему телу пробежали тонкие ниточки неприятного холодка. Когда-то Панушка рассказывал ему о двух девичьих привязанностях Яны. Наивных, но так трагически закончившихся. Однако только теперь, когда он сам стал третьим, когда наступил его черед:

- Случайности, - проговорил Станек и раздраженно обрушился на Леоша: - Ты, философ, из всего сразу делаешь умозаключения.

- Ну что вы! Какие умозаключения! - досадуя на собственную бестактность, ответил Леош. - Я только о высшей справедливости:

Он чиркнул спичкой. Прутья затрещали, извиваясь в огне. 'Черт побери! Все обнюхал, а главное, дурак, забыл!' Леош сбросил с решетки горящий хворост на пол.

- Что ты там вытворяешь? - крикнул Станек.

Леош, до смерти перепуганный, засунул руку по плечо в печь и шарил там, выискивая тлеющие прутья или обрывки бумаги. Леош был человеком основательным. И страх его - тоже. Он сбрасывал одну решетку за другой, добираясь до того места, где печь соединяется с дымоходом и: Пресвятая богородица! Вот она. Лежит там, кругленькая, пухленькая.

- Бегите, пан надпоручик! Скорее бегите! Мина!

- Лети за саперами! Пусть осмотрят весь дом.

Леош пятился от печи к двери.

- Зачем саперы? Я все осмотрел, и эту сволочь обнаружил я!

- Давай, давай!

- Я верю в высшую справедливость!

- А я - в саперов!

Станек сгреб свои вещи и торопливо стал совать их в сумку. Он отвергал мистические выкладки Леоша, но был бледен и с трудом сдерживал дрожь в пальцах.

Леош никак не мог сдвинуться с места. 'Будь послушной, крошка! Жди! - мысленно уговаривал он мину. - А если уж тебе очень хочется взорваться, то погоди хотя бы минуты две'.

- Иди же, наконец, копуша! - гнал его Станек. - Все в штабе сочувствуют, что мне достался такой экземпляр, как ты!

Экземпляр! Только эта явная неблагодарность вытолкнула Леоша за дверь. 'Вот и старайся! Я ему спас жизнь, не будь меня, ночевать бы нам с сегодняшнего дня на том свете, а он - 'экземпляр'! Офицеры в штабе должны завидовать вам из-за меня, вы, неблагодарный!' Но но пути к саперам он то и дело оглядывался назад, на домик. Не дай бог!.. Не должен он взлететь на воздух вместе с надпоручиком.

Станек тоже наконец покинул подозрительную хату. Немного пройдя, он остановился. Нет, не было слышно привычной перестрелки, которую беспрестанно вели обе стороны, проверяя друг друга. Тишина раскинулась над всем передним краем и грозила, как предсказывал Рабас, каждое мгновение взорваться.

Станек зашагал дальше. Спешил. Скорее к Яне. На условленном месте ее не оказалось. Он побежал к пункту связи. Вдоль стены проскочил, не отдав чести, солдат. Он тащил какой-то резко дребезжавший предмет. В тишине казалось, будто целая рота щелкнула затворами.

Яна снова была в солдатской форме. Узкая полоска желтого свитера выглядывала из-под воротника воинской блузы, но волосы почти закрывали ее.

Станек хотел было извиниться за опоздание, но, увидев Яну у коммутатора, разочарованно произнес:

- Ты опять у этого ящика? Я же ведь сделал так, чтобы наше с тобой свободное время совпадало.

Она рассказала ему о Запе.

- Ах ты сестра милосердия: - Ему припомнились рассуждения Леоша, вспомнилась Павла. - О Запе ты заботишься, а как же мы?

- Я сама как на иголках: папа сказал, что скоро вернется, а сам где-то задержался.

Она благодарно улыбнулась Станеку: он пришел к ней сюда, пока она занята.

Он запрокинул ее голову и жадно поцеловал в губы. Она слизнула с губы крохотную капельку крови и снова потянулась к нему для поцелуя.

Он сунул ей что-то в карман:

- Угадай, что я тебе принес?

Это было не впервые, поэтому она, не раздумывая, спросила:

- 'Богатырей'?

Он молча взял одну из конфет, на обертке которой был изображен добрый молодец, побеждающий нечистую силу, развернул и сунул Яне в рот. Потом присел рядом.

Машинально протянул руку к забытой Махатом отвертке. Увидел на рукоятке инициалы З. М. и вспомнил солдата, который крался вдоль стены, стараясь остаться незамеченным.

- Что надо было здесь Махату?

Яна напряженно ответила:

- Проверял слышимость на линии 'Кармен'.

'Кармен' все время была в исправности. Станек сам не раз выходил с ней на связь. Он вспомнил вчерашний разговор у колодца: не Махата ли она выгораживала, защищает же его сейчас?

- Вернее, проверял свои шансы у тебя. Ему было недостаточно позывных 'Яна'?

- Достаточно:

- И он не сделал никакого вывода?

- Сделал. Все сделали.

Станек осмотрелся по сторонам. У него было ощущение, что все тут стоит не на своем месте, что все как-то передвинуто.

Яна склонилась над коммутатором. Волосы упали ей на лицо. Сзади на шее выглянул желтый свитер.

Взгляд Станека зацепился за эту полоску. С каждой секундой, сокращавшей их общее свободное время, он становился все нетерпеливее. Яна продолжала соединять абонентов. Он сел к столу, курил и молча смотрел на девушку.

У него вдруг возникло ощущение, что не один он смотрит на нее. Ему казалось, двери то и дело открываются и закрываются, кто-то уходит, его сменяет другой и пристально смотрит на Яну, как это только что делал ушедший.

Армейская жизнь сводит вместе массу людей. Они постоянно вместе, никто не может остаться наедине с собой или уйти к другим. На службе и в часы отдыха Станек видел всюду одни и те же лица. И все те, кто обслуживает; основной пункт связи, кто тянет линии связи, кто устраняет повреждения, видят Яну каждый день, хотят они этого или нет. Скорее всего - хотят. И хотят, безусловно, большего. Каждый имеет право попытать счастья. И Махат! Отважный. Смелый. Где только проявится эта его смелость?

Тишина разорвалась орудийными залпами. Станек бросился к окну. Вдали, там, где рвались снаряды, над землей поднимались клочковатые зарницы.

Станек был уже весь захвачен разгоравшимся боем: артиллерийский огонь грозил уничтожить его телефонные линии, быть может, не только грозил, но и:

Он подбежал к коммутатору, чтобы составить хотя бы приблизительное представление о масштабах атаки противника. С первым и танковым батальонами связь была. Оба сообщили, что на их участках все спокойно. Второй батальон не отзывался. Вот где! Батальон Рабаса в глубине 'картины', нарисованной самим Рабасом. Где-то там снаряды повредили кабель. Не везет Карелу! Он опять без связи, как в Киеве.

Послышался зуммер коммутатора. Станек снял трубку. Говорил Галирж:

- Ирка? Как хорошо, что я попал на тебя.

- Что ты хочешь?

- Я не могу соединиться с 'Кармен'. Мне необходимо:

- Знаю.

- Это будет нелегкое дело, - сказал торопливо Галирж.

Станек прервал его:

- О моих делах не беспокойся!

- Я беспокоюсь о своих! - Галирж крикнул так, что в трубке что-то треснуло. - Ты должен послать на линию самого надежного:

- Я знаю, что я должен. Ты получишь связь, пусть для этого мне придется идти самому. Все.

- Погоди:

- Все! - Станек бросил трубку.

Галирж нерешительно опустил трубку. 'Ну и лезь в пекло, бешеный! В той долине погибли два моих человека - а связистам ничуть не безопаснее, чем разведчикам. Противник, проникая на чужую территорию, бывает, специально перерезает кабель, потом ждет в засаде тех, кто направляется устранять повреждение. - Он отчаянно крутил ручку аппарата. - Занято! Это ужасно! Если со Станеком что-нибудь случится, скажут, что я его не предупредил'.

Он услышал вдруг испуганный голос:

- Джони, почему же ты не сказал ему, что в долине немцы?

- Он бросил трубку! Не дал мне договорить. Все время занято!

Он снова и снова пытался связаться с пунктом связи. Когда ему наконец удалось дозвониться, Яна ответила, что Станек ушел к связистам.

- Соедините меня.

- Там нет телефона. Но пан надпоручик вернется. Он оставил полушубок:

- Как только вернется, пусть позвонит мне! Это очень-очень важно! Не забудьте!

Станек стремительно вошел в помещение связистов. Калаш скомандовал 'смирно'. Ребята поспешно набрасывали на себя невысохшее обмундирование, наматывали портянки, натягивали сапоги, которые еще сохраняли немного тепла от печки, и строились в шеренгу. Зрелище было мало привлекательным. Кто-то держал в руке гимнастерку, кто-то - одна нога в сапоге, вторая босая - стоял, скособочившись, Зап неуклюже надевал высохшую рубашку, словно тонущий махая руками.

- Быстро привести себя в порядок, - приказал Станек.

Он стоял и наблюдал за солдатами. Заметив на столе вырванный из блокнота лист бумаги, протянул к нему руку. Взоры солдат остановились на командире. Он перевернул лист. Тот был чистым и с обратной стороны. Станек опять положил его на стол, но что ребята следят за ним, заметил. Почему они так на меня смотрят? Станека душил воротник гимнастерки. Офицерские ремни сжимали грудь. Он обратил внимание на одного солдата. Все торопливо приводили себя в порядок, а этот стоял уже одетый по всей форме, ушанка надвинута на лоб. Махат!

Станек знал, что именно Махат тянул линию связи к 'Кармен'. Надпоручик спросил:

- Где вы тянули линию 'Кармен'?

Вторая волна взрывов начала сотрясать домик, словно птичье гнездо, прилепившееся под крышей. Сквозь щели рассохшегося потолка с чердака посыпались клочья сена. Чутье подсказывало Махату, что творится снаружи и что собирается предпринять Станек. 'Пошлет меня туда! Пошлет меня, даже если это, положим, безнадежное дело, именно поэтому меня и пошлет, нарочно, он-то знает, ради кого я сюда возвратился'.

- Я тянул вдоль шоссе. Потом дошел до перекрестка. - Из-за волнения - ему не хотелось снова идти на линию - он не был уверен в правильности своих данных. - За перекрестком я тянул вдоль ручья, иногда через ручей:

- Сразу за перекрестком вы пошли по ручью?

- Нет, - поправился Махат. - Сначала через кусты терновника, в нескольких метрах от проселочной дороги.

- Направо или налево от дороги?

У Махата раскалывалась голова. Когда он тянул линию, там была тишина. Но что там теперь? Белевший на столе лист бумаги, на котором Калаш должен был писать родителям Боржека о последних минутах их сына, притягивал его взор и одновременно пугал. От страшного предчувствия, что вот теперь он, как тогда Боржек, пойдет искать повреждение линии и что его может постичь такая же судьба, Махат приходил в еще большее смятение.

- Налево. Нет, направо! - быстро поправился он. - Да, точно, направо. Мы там повстречали советских пулеметчиков.

От нетерпения в голосе Станека проскальзывали резкие нотки:

- А места соединения кабелей? Вы их обозначили?

- Места соединения? - протянул Махат.

- Да, да, места соединения. - Станек не понимал, почему Махат не знает того, что обязан знать: в местах соединения проверяется исправность линии, чтобы не дырявить зря изоляцию.

- Первое соединение я делал: мне кажется: в начале этого терновника.

- Кажется? - нетерпеливо отрезал Станек. - Довольно!

'Нет, так дело не пойдет! - думал надпоручик. - Придется Махату идти исправлять повреждение. Махату? - Но, взвесив все за и против, он понял неизбежность такого решения. - Личные взаимоотношения тут не играют роли. На местности Махат все быстро вспомнит, это облегчит поиски кабеля, и его храбрость тут пригодится'. Станек окончательно остановил свой выбор на Махате.

Кого еще? Он обежал пытливым взором других связистов. Все отводили глаза, пряча равнодушие и даже нежелание.

Посмотрел на Калаша. И у него, командира, в глазах тоже равнодушие и нежелание. Станек приказал:

- Калашу с Махатом восстановить линию 'Кармен', Млынаржику - сопровождать их с запасными катушками.

- Слушаюсь: слушаюсь: слушаюсь, - послышалось вразброд.

И это его ребята? Всегда стараются опередить один другого: 'Меня пошлите!' - 'Я пойду!' Раньше энтузиазм, теперь страх? Чего они боятся? Кого? Он не хотел верить ни Яне, ни Рабасу, а теперь видел, что они были правы, Калаш лгал ему. И тоже из страха. Перед чем? Кем?

'Какой же я слепец! Прозреть только сейчас, когда надо посылать их на опасное задание! Но ведь они никогда не боялись даже самого страшного. Что же делать? Выход один: идти вместе с ними!'

Он снова обежал взглядом лица связистов и опять никто не отважился посмотреть ему прямо в глаза. Быстро отдав необходимые распоряжения, Станек вышел.

С передовой доносилась канонада.

- Вот такие пироги, - произнес Цельнер. - Капелла Адольфа Гитлера будет играть вам марши:

- Благодарю, такой марш мне не по вкусу, это похоронный марш. Пам, пам, пам: - Млынаржик вторил в такт падающим снарядам.

Канонада приближалась. В котелке вдруг задребезжала ложка. Что-то дрогнуло и в солдатских душах. Млынаржик бросил на Махата выразительный взгляд - таким обмениваются солдаты перед лицом опасности. Этот взгляд понятен каждому: адрес у тебя есть, если придет мой черед, зайди после войны к нашим, расскажи:

Станек вернулся на пункт связи к Яне. Мелькали штекеры коммутатора, Яна соединяла требуемых абонентов. Он слышал, как она беспрестанно повторяла: 'Связь с 'Кармен' прервана'. За спиной у Яны он осмотрел пистолет и дозарядил магазин патронами.

Улучив мгновение, она спросила:

- Ты куда собираешься, Иржи?

- Пойду с ребятами:

- Это необходимо?

- Необходимо. Соедини меня поскорее с майором Давидом.

- Тебя просил позвонить капитан Галирж. Немедленно. Он говорил, что это очень важно.

- Я знаю, что его интересует! Обойдется! Давида!

- Никто не берет трубку:

Досадно! Не может же он вылететь отсюда, как из голубятни. Надо объяснить все-таки майору, почему он идет сам.

- Попробуй еще раз.

- На проводе 'Снежка', - объявила она.

Он схватил трубку.

- Это не майор, оперативный отдел просит 'Кармен'.

- Оставь! - сказал Станек расстроенно. - Мне пора. Когда меня вызовет Давид, скажи, куда я пошел. Передай: этого требовала сложная обстановка. А ты не отлучайся от аппарата! Мы будем тебе регулярно звонить с линии. - Заметил, как она побледнела. Растрогался: опять обо мне беспокоится - о третьем. - Ничего страшного, - утешил он ее, а сам, сунув руку в глубокий карман, нащупал рулон бинта. Этого достаточно. Надел полушубок. Яна молча смотрела на него. Он улыбнулся. Но ответной улыбки не увидел. Направляясь к выходу, он перекинул через плечо планшет с картой. И в двери снова улыбнулся Яне. И снова она не отозвалась на улыбку. Она видела, как сквозь его улыбающееся лицо проступает другое, тревожное, напряженное. Сейчас она видела только это второе лицо.

Он хотел было завязать ушанку, но раздумал. Хорошо бы иметь каску. Своей у него тут не было. Придерживая тесемки шапки, оглядел стены. Яна догадалась, что он ищет. Снаружи загудел мотор. Станек выбежал на улицу.

- Иду, ребята.

Раньше в ответ послышалось бы радостное 'ура'. Сегодня - молчание. Он знал, что значит: не доверяют.

'Ага, и он тоже! Все как в Киеве, - сравнивал Махат. - Станек и Калаш. А я вместо Боржека! Боржек тянул линию связи ко второму батальону в Киеве, а я здесь'. Махат пощупал рукой связку гранат у пояса.

Яна сняла со стены свою каску. В двери показался Панушка:

- Что тут происходит?

- Папа, к коммутатору!

Яна выбежала с каской на улицу.

Машина буксовала. Связисты, остававшиеся здесь, помогали столкнуть ее с места. Натуженно выл мотор. Но машина все глубже зарывалась в грязь.

Яна протянула Станеку каску.

Цельнер толкнул Благу:

- Гляди, парень! В бой идет как Гектор, прямо из объятий любимой Андромахи. Недоставало только, чтобы Яна сама надела ему каску.

Махат слышал эти шутки, и собственная каска, не принесенная, увы, любимой женщиной, давила глыбой. Услышал, как Станек спрашивает:

- Чья каска?

- Моя! - кричала Яна.

Веселый смех Станека:

- Тогда мне наверняка повезет!

Махат смотрел на Яну, испуганную, бледную. 'Провожает своего возлюбленного, на меня даже не взглянет. Повезет, говорит Станек? Ему везет! - Он стиснул зубы. - Но всегда ли будет везти?..'

Снаряды со свистом перелетали через дороги, холмы, леса, проволочные заграждения, окопы, рвались все ближе и ближе. Выстрел! Взрыв! Выстрел! Взрыв!

Яна поглядела на запад. При каждом взрыве снаряда вдали раскрывался желтый веер. В его сиянии были видны взлетающие в воздух черные обломки. Пока они туда доберутся, артподготовка кончится, но как знать, когда и куда немцы перенесут огонь, что, где и когда будет происходить.

Колеса машины все глубже зарывались в липкий чернозем. Цельнер и Блага не могли сдвинуть джип с места. Позвали на помощь Ержабека.

- Раз, два, взяли!

- Подождите! - орал запыхавшийся Леош. Он трусил к машине с тяжелым грузом оружия: в обоих руках он держал автоматы - свой и Станека.

Солдаты дружно рассмеялись.

- Немцы тебя как завидят, сразу перепугаются, Леош! - приветствовал его Цельнер. - Два автомата, гранаты, черт побери! Только пушки не хватает.

Солдаты втолкнули нагруженного Леоша в машину. Леош уже из кузова машины презрительно процедил:

- Завидуете, потому что должны дома сидеть, троглодиты?

Солдаты навалились на джип, и он наконец поехал.

- Пан надпоручик, - гнусавил Леош в затылок Станеку. - Я тут!

- Откуда ты взялся, шельма?

- Я решил: наступление - уж наверняка вам пригожусь.

Станек помахал Яне рукой. Она улыбнулась. Храбро и как-то тоскливо. Но он не видел этой улыбки: джип был уже далеко.

Яна вернулась к себе на пункт. Негромко затрещал зуммер. На коммутаторе выскочил штекер - 567. Начальник связи майор Давид! Яна моментально, опередив отца, взяла трубку:

- 'Снежка', 'Снежка'!

Услышала короткое:

- Говорит пятьсот шестьдесят седьмой, соедините с 'Нептуном', 'Фьордом', 'Кармен'.

Прежде чем соединить майора, Яна доложила, что надпоручик Станек уже звонил во все батальоны, и сообщила результаты его переговоров с ними.

Начальник тем не менее строго потребовал:

- Мне срочно нужны 'Нептун', 'Фьорд', 'Кармен'! Живо, девушка, живо!

Яна соединяла его с требуемыми абонентами. Давид спрашивал, не перешел ли противник в наступление на участках первого и танкового батальонов и восстановлена ли связь со вторым батальоном. Положение, оказывается, не изменилось. Батальон Рабаса по-прежнему оставался без связи. 'Нептун' и 'Фьорд' докладывали то же, что и раньше: на наших участках спокойно. 'Фьорд', кроме того, доложил, что немцы перешли в атаку против его соседа слева, русских.

- Соедините меня с 'Яной', - потребовал майор. - Я хочу:

Яна перебила майора:

- Извините:

Панушка испуганно поднял руку, словно желая остановить ее. Но Яна уже сообщила майору, что Станек с телефонистами находится на пути к 'Кармен'.

Майор удивился:

- Опять сам пошел на линию?

Яна передала ему все, что поручил ей Станек. Начальник повесил трубку.

Немецкая батарея заканчивала разведку боем. Станек со своими людьми пробирался к долине.

Давид с тревогой думал о нем: отчаянная голова, однако дело знает! Линия к Рабасу сейчас самая важная. В душе майор одобрял его, ибо знал, что на месте Станека он поступил бы точно так же.

Он подошел к приколотой на стене карте. Задумался. Да, положение сложное: противник проводит разведку на широком участке фронта сразу в нескольких местах. Но лишь где-то на одном участке будет пытаться прорвать нашу оборону. На позициях Рабаса немцы, по всей вероятности, проверяют стыки наших и советских войск. Там самое слабое место. На этом отрезке линия фронта очень неровная и вклинивается достаточно глубоко в устье долины. Галиржу срочно необходимы данные о силах противника, атакующих Рабаса, чтобы вовремя оказать помощь второму батальону.

Давид ткнул тупым концом карандаша в долину, по которой был проложен кабель к 'Кармен'. Немцы пережидают, пока над обстрелянным районом развеется дым, - глянул в окно, уже смеркается, - осветят этот район ракетами и атакуют Рабаса:

Успеет ли Станек наладить связь с 'Кармен'? Майор повел карандаш вверх до резкого выступа на передовой, где сейчас расположился батальон Рабаса. Забеспокоился. От 'Снежки' до них добрых одиннадцать километров. Если немцы серьезно повредили кабель и находятся где-то поблизости от него, если по каким-либо причинам от 'Кармен' навстречу Станеку не сможет выйти ремонтная группа, то Станеку не миновать столкновения с немцами.

Да, обстановка серьезная! Впрочем, она всегда серьезная, да и какой ей быть в этой войне? Майор уже был но рад, что надпоручик сам пошел на линию.

- Отзываются?

- Махат выходил на связь. Сообщил, что они на второй точке и продвигаются дальше.

'Только на второй точке!' - ужаснулся Панушка. Но не сказал ни слова. Не хотел пугать дочь. Видел: сидит бледная, напряженная.

Трещали зуммеры, абоненты вели переговоры. Яна сосредоточенно переключала штекеры. Настойчивые, нетерпеливые голоса сбегались к ней со всех сторон, становясь с каждой новой фразой, новым словом все настойчивее, нетерпеливее.

Панушка, устроившись рядом с Яной, помогал ей регистрировать разговоры. Следил за ее работой. Сам - как на дыбе, а у нее ни голос, ни рука не дрогнут. Посмотрел на лицо: губы плотно сжаты, брови сдвинуты, между ними резкая складка.

Яна огромным усилием воли заставляла себя говорить спокойно и четко. Идет бой. Волнением делу не поможешь. Но в самом сердце испуганный голос настойчиво вопрошал: когда же позвонит Иржи?

Галирж поспешно, без свойственной ему тщательности наносил на карту свежие данные, принесенные Вокроуглицкий. Телефон молчал. Тогда Галирж сам вызвал 'Снежку'.

В ответ услышал, что Станек со своими связистами выехал на линию 'Кармен'. Капитан медленно, словно во сне, положил трубку. На вопросительный взгляд Вокроуглицкого сказал:

- Уехал. Представь себе, поехал туда, в эту долину.

- Что ты думаешь делать?

- А что я могу сделать?

- Надо что-то делать. Ведь речь идет о его жизни.

- Не паникуй! - Галирж лихорадочно соображал вслух. - Те немцы в долине - это, скорее всего, разведгруппа. А разведчики никогда первыми не полезут в бой - так же, как связисты. Они стараются выполнить свое задание как можно незаметнее и так же незаметно возвратиться.

Вокроуглицкого одолевали сомнения:

- А вдруг там произойдет нечто похожее на то, о чем рассказывал четарж Шима?

- Подожди. Два парня Шимы нарвались на немцев - это трагическая случайность. Не надо было им лезть в этот погреб. У немцев там, видно, была рация, они по ней передавали сведения о нас.

Вокроуглицкий, сжигаемый нетерпением, чтобы остановить рассуждения Галиржа, демонстративно посмотрел на часы.

- :им ничего не оставалось, как убить наших прикладом. Надо уметь анализировать ситуацию, - добавил капитан самоуверенно. И махнул рукой - словно стряхнул с себя остатки сомнения: - А теперь эти немцы давно ушли из долины. Или ты будешь утверждать, что они ждут, пока их уничтожит огонь собственных орудий?

Вокроуглицкий строго смотрел на него.

- Ты здорово убеждаешь сам себя: но если там что случится? Ведь в опасности люди и твой друг, который спас тебе жизнь.

Галирж платком вытер вспотевший затылок. Конечно, что-то надо предпринимать. Но что? Ведь он уехал уже давно, прошло много времени.

- Он не так давно уехал, - сказал Вокроуглицкий. - Я взял бы джип: - Он показал на карте: - Попробовал бы перехватить его вот здесь:

'Телефон более оперативен. Вызвать его, когда он выйдет на связь с линии?' - размышлял Галирж.

- Я бы мчал, не разбирая дороги:

'Но когда он позвонит?'

- Я догнал бы его:

'Не оставит ли он меня опять на бобах, когда узнает, что это я?..'

- Я предупредил бы его:

- Джип! - крикнул Галирж в приоткрытую дверь. Принимая от Галиржа бинокль и карту, Вокроуглицкий благодарно сжал ему руку.

Галирж смотрел вслед удалявшемуся джипу и машинально выстукивал по стеклу морзянкой: скорее, скорее, скорее:

15

Защитного цвета машина, замаскированная хвойными ветками, быстро приближалась к деревьям. Вот уже ветви деревьев цепляются за кузов, с размаху бьют по нему, царапают. Солнце зашло, и все вокруг стало серым. Дорога, по которой ехала машина со связистами, словно закрылась кисеей тумана.

После вражеской канонады снова наступила тишина. Было только слышно, как колеса разбрызгивали лужи.

По дну кузова катались, подскакивая, катушки с проводом.

Первые три точки стыковки кабеля телефонисты нашли быстро. 'Снежка' отзывалась сразу, 'Кармен' по-прежнему молчала. Машина доехала до перекрестка.

- Сворачивайте! - скомандовал Станек.

Теперь машина шла по раскисшему проселку в направлении долины. Еще полкилометра. Станек остановил машину, приказал телефонистам:

- Четвертую точку, ребята! - И стал изучать карту. Солдаты повыскакивали из машины. Махат руками шарил в траве. В нескольких шагах от него то же самое делал Млынаржик. Калаш то и дело спрашивал Махата:

- Ну что, не нашел?

Озираясь по сторонам, Махат пытался сориентироваться. До перекрестка он легко находил кабель; он тянул его на одинаковом расстоянии вдоль шоссе. Но здесь, в долине, где проселочная дорога петляла, Махат ради безопасности старался держаться от нее подальше. Иногда кабель приходилось перебрасывать через небольшую речушку, извивавшуюся по долине. Сейчас Махат испуганно бегал из стороны в сторону, щупал землю руками, ногами раздвигал траву, пристально всматривался.

- Ну, что? Не нашел? - не отставал Калаш.

- Сейчас, сейчас, - успокаивал его Махат, все больше нервничая. Под ногти набилась грязь, рукава намокли. Наконец он наткнулся на провод.

'Кабель! Вот он, сволочь!' Теперь оставалось найти стыковочный узел. Ведя рукой по кабелю, Махат шел вдоль него, пока не отыскал нужное место. Отогнув изоляцию, он расстыковал кабель и соединился с 'Кармен'. Молчание. Соединился со 'Снежкой':

- Говорит ремонтная группа. Махат. Мы на четвертой точке.

Млынаржик схватил Махата за плечо:

- Долго не трепись, пошли. Мучительно напряженный голос Яны:

- Что с вами? Говори быстро.

- Да ладно тебе, - дернулся Махат. И уже громче в трубку: - Продолжаем двигаться по линии:

- Это была Яничка, да?

- Ты ее тоже слышал, Млынарж?

- Я слышал твой медовый голос. Ну и упорен же ты, старина.

Теперь Млынаржик вел рукой по кабелю, а Махат трусил рядом.

- Упорен, говоришь? В мирной жизни такое упорство было бы курам на смех. Но тут решающее слово принадлежит войне, случаю:

Млынаржик шагал быстро. Местами кабель царапал ладонь.

- Убить, конечно, может любого: Но не стоит, Здена, этого накликать:

- Что ты! - Махат и сам испугался страшного смысла вырвавшихся у него слов. - Я ничего такого Станеку не желаю. Я не дерьмо. Я только жду. Ни больше, ни меньше: только жду.

- Стой! - глухо вскрикнул Млынаржик. - Здесь кто-то прячется. Лежит.

- Этот нам уже не страшен. - Махат судорожно глотнул. - Пошли скорее, Млынарж.

Они пустились бегом. Катушки били по спине, автоматы - по груди.

- Знаешь, что значит встретить убитого? - спросил Махат.

- Ничего особенного, - ответил Млынаржик.

- Ничего особенного, это ясно: - задыхаясь на бегу, не унимался Махат. - Где фронт, там и убитые. Но никому ничего не надо накликать, понял?

Они были уже в двух шагах от машины. Станек торопил.

- Живее в машину, ребята. Поспешите. Очень вы копаетесь.

Колеса зачавкали в непролазной грязи. Машина не слушалась руля, задние колеса занесло. Пытаясь выровнять, водитель судорожно крутил руль вправо. Машина заскользила в другую сторону.

Станек напряженно наблюдал, как джип сражается со скользким грунтом. Пробуксовка за пробуксовкой. Они теряли драгоценное время.

- Останови! - крикнул Станек. - Вылезайте! А вы возвращайтесь назад, - обратился он к шоферу.

Жалобно скуля и брызгая во все стороны, машина направилась к перекрестку.

У всех, кто остался, екнуло сердце, как это всегда бывает, когда расстаются с близкими, а впереди их ждут только опасности. Екнуло сердце и у Станека. 'Правильно ли я поступаю, что тащу туда ребят? Если что случится, семейный среди нас только Млынаржик', - горько утешил он себя:

Обмотав руку тряпкой, чтоб не поцарапаться, Калаш шел по кабелю. Идущий вслед за ним Махат следил, не наткнется ли он на какое-нибудь повреждение. Вдруг рука Калаша провалилась в пустоту: Он стал искать другой конец кабеля, но безрезультатно. Не находили его и Махат с Млынаржиком. Все трое то разбегались в разные стороны, то снова сбивались в кучу, искали в траве, в зарослях вербы, в грязи и воде.

- Здена, ты же клал кабель! - взорвался Калаш. - Где он может быть?

- Где-то здесь: наверняка здесь: - уверял Махат.

Млынаржик тоже разозлился:

- Теперь мы застрянем тут из-за твоей дырявой памяти.

- Отстань, - пробурчал Махат.

- Ты, садовая твоя голова, думаешь, что немцы отложат атаку, пока ты не найдешь этот кабель?

- Отвяжись, черт побери, - снова буркнул Махат, прерывисто дыша от усталости и волнения.

Пригнувшись к земле, шаря руками в осоке, он двинулся дальше. Калаш и Млынаржик то тащились вслед за ним, то отходили в стороны - искали, теряя всякую надежду.

Небо осветили две зеленые ракеты. Станек дрожал от нетерпения. 'Что будет, если мы не восстановим связь? Немцы наверняка начнут атаку. Ракеты были сигналом'.

Он еще раз оглядел местность: широкая долина, посредине петляет речка с заболоченными берегами, справа холмы, покрытые лесом, слева рельеф почти пологий. Он сравнивал раскинувшийся перед ним пейзаж с тем, 'нарисованным' тогда Рабасом. Было ясно, что они на заднем плане этой 'картины'. Поблизости от позиций второго батальона. Линия окопов уже недалеко, а вот здесь, начиная от кустов шиповника, Рабас прикрыл свой фланг минными заграждениями. Из болота торчал высокий вяз, о котором говорил Карел. Казалось, будто само болото подняло вверх голую черную руку.

Станек прислушался. За его спиной, на лугу, в нескошенной спелой траве шуршали шаги Калаша, Млынаржика и Махата.

От волнения Махат уже почти ничего не помнил. Он закапывал кабель в нескольких местах. Но где они? Впереди или их уже проскочили?

Леош не спускал со Станека глаз. Сердце гулко колотилось, словно его кто-то дергал:

- Пан надпоручик, случилось что-нибудь?

- Нет, ничего, - успокоил его Станек и направился к зарослям шиповника.

Джип мчался, не разбирая дороги.

- Нельзя ли быстрее, пан Дворжачек?

Хотя условия местности и не позволяли, но Дворжачек все-таки прибавил газу, с опаской объезжая старые окопы и вымоины. Вдруг под левым передним колесом осела земля, он не успел вывернуть руль и машина сползла в окоп.

Вокроуглицкий потирал ушибленное колено:

- У вас все в порядке?

У Дворжачека со лба текли пот и кровь.

- Думаю, да. - Он вылез из джипа. - Плохо вот с машиной.

Джип, накренившись резко набок, торчал из бесформенного окопа, словно из гигантской беззубой пасти сказочного животного.

Вокроуглицкий пересел за руль. Включил мотор. Опершись о стенку окопа, Дворжачек пытался плечом вытолкнуть машину вверх. Бесполезно. 'Время, время, время', - стучало в голове Вокроуглицкого.

- Хватит. Это бессмысленно. - Он снял шинель. - Бросьте под колеса. Вот еще брезент.

Джип рванулся и выкарабкался наверх. Они приближались к шоссе. Впереди в туманной мгле темнел силуэт машины.

- Это они! - воскликнул Вокроуглицкий. Однако Дворжачек разочарованно произнес:

- Но машина стоит на месте:

Они подъехали. Водитель рассказал Вокроуглицкому, что Станек со связистами вынужден был идти дальше пешком: нельзя проехать.

- Во что бы то ни стало надо проехать. Я должен их догнать, - сказал Вокроуглицкий.

- Вы напрасно на это надеетесь, пан поручик. На машине дальше, чем я, не проберетесь, а догнать их по этой слякоти пешком? Исключено.

- Не могли же они уйти далеко, - напустился Вокроуглицкий на шофера, сообщившего ему столь неприятные вести.

Но тот, искренне желая им добра, упорно объяснял, что торчит тут уже давно и что связисты теперь прошли километров пять-шесть. Если пан поручик хочет им что-то сообщить, то лучше всего поехать на основной пункт связи: у каждого стыковочного узла они выходят на связь, вернее, должны выходить:

Вокроуглицкий махнул рукой:

- Дворжачек, едем дальше!

Дворжачек подчинился. За перекрестком машина забуксовала. Вокроуглицкий выскочил. С трудом сделал несколько десятков шагов, скользя и увязая в грязи. Посмотрел в бинокль. Нигде ни души. Его охватил ужас: не поздно ли?

'Если я поеду на основной пункт связи, то, быть может, поймаю его хотя бы по телефону'.

Калаш помогал Махату вспомнить:

- Смотри, вон несколько деревьев неподалеку от леса. Может, вы подвесили кабель на эти дубы, а мы, как олухи, бегаем где-то под ним?

- Ну, ну, говори же! Правильно мы идем? - наседали на него.

- Нет, нет, - выдохнул Махат, измученный безрезультатными поисками. Что? Несколько дубов? И вдруг вспомнил. - Правильно, - сказал он. - Здесь, в этой котловине, были русские. Они еще выглядывали оттуда и кричали мне 'стой!'. Похоже, что сейчас там никого уже нет. В чем дело? Пойдемте, ребята, посмотрим, что с ними. - Махат побежал, громко крича: - Свои, свои!.. - Никакого ответа. - Ушли!

Солдаты переглянулись: русские вышли из-под артобстрела; теперь, в случае чего, никто их не прикроет. Махат повернулся и побежал.

- Ты что, спятил! - заорал Калаш. - Вернись!

- Мне надо вон туда! - Махат мчался к зарослям шиповника. Калаш за ним.

Станек крикнул:

- Ко мне. Оба!

В руке он держал тот злополучный кабель, который они так долго искали.

Махат присел на корточки и попытался связаться с 'Кармен'. Увы, это был по-прежнему мертвый кабель. Калаш хотел было тащить его назад к кабелю 'Снежки', но Станек остановил связиста:

- Не хватает куска. Надо надставить.

Он принялся за работу. Отмотав кусок кабеля из катушки Махата, он стал соединять его с найденным концом. Махату и Калашу приказал быстро проложить новый кабель к стыковочному узлу 'Снежки'. Катушка на спине Махата закрутилась.

За лесистым холмом послышалась стрельба. В небе засверкали отблески огней. Немецкая пехота пошла в атаку.

Махата раздражала мысль, что именно Станек держит кабель, который разматывается с катушки за его спиной. Невольно приходило в голову: 'Не кабель, а меня держит в руках этот страшный человек. Держит душу мою и тело, как в упряжке, как в петле виселицы'.

- Ну не идиотизм ли, - ворчал Млынаржик, - возиться с этой чепухой, когда: - Он оглянулся в сторону холма. - Слышишь, Здена?

Стрельба за лесом усиливалась. Где-то гудело, грохотало. Становилось тревожно, жутко.

- Сюда приближаются. Я чувствую.

Подошли к месту стыковки кабеля. Калаш подал сигнал надпоручику. Станек, закончив свою операцию, бежал к ним помочь соединить концы кабелей. Леош, обвешанный оружием, спотыкаясь, не отставал от Станека.

Вдруг все замерли, прислушались. Грохот орудий раздавался теперь и справа и слева - все отчетливее, сильнее, ожесточеннее. Связистов обуял страх. Настороженно, с тревогой глядели они туда, где были немецкие позиции.

- Пан надпоручик, - прогнусавил Леош. - Так уж нам необходим этот кабель: если: ведь это же начало?

Станек понял, что не только Леош, все охвачены страхом. Да и самому ему было не по себе.

- Это еще далеко, ребята. - Он старался говорить как можно убедительнее. - Давайте поспешим - надо состыковать!

Калаш подтянул кабель 'Снежки' вплотную к Станеку. Внимательно прислушиваясь к перестрелке, Станек пытался открыть складной нож, но дрожащие пальцы не слушались, и он никак не мог вытащить лезвие. Глубоко вдохнув мглистый воздух, он почувствовал, как запершило в горле.

- Вот мой. - Млынаржик протянул раскрытый нож. Содрав изоляцию, Станек обнажил стальную и медную жилы кабеля.

- Давайте второй!

Он связал оголенные концы и обмотал их изоляционной лентой. Махат засунул иглы от телефона под слой изоляции:

- Говорит ремонтная группа: Продолжаем двигаться по линии. Отключаюсь!

Яна перебила его:

- Погоди! Дай триста седьмой.

Махат, ни слова не говоря, протянул трубку Станеку.

- Ты мне хочешь что-то сообщить, Яна?

- Я только хотела услышать тебя.

- Хорошо. Мы спешим. Выйдем на связь еще раз.

Одиночные винтовочные выстрелы и разрывы снарядов сливались постепенно в сплошной гул. Уже не существовало ни правого, ни левого флангов, немецкая атака устремилась прямо на них по всей ширине долины. А телефонисты шли ей навстречу. И не потому, что их вела туда линия связи и неумолимый Станек. Было что-то такое, что влекло их вперед: ни за что на свете не могли они оставить без связи своих товарищей.

Леош, душа которого давно переместилась в пятки, ни на шаг не отставал от Станека. Невидимый враг пугал его еще больше, чем зримый. Глаза шарили по окутанной туманом местности. Немцы, уж верно, ползут сюда, в высокой траве, в зарослях камыша, в кустарнике:

Современная война, с ее мощной техникой и тщательно разработанной тактикой, отвратительна. Леош сожалел, что родился в такое время, которое разрушило его романтические представления о войне. Как великолепны были битвы минувших времен, о которых он читал в книгах! Уже издалека видна туча войска. Она надвигается, как самум. В глазах рябит от мелькания тысяч и тысяч конских ног, несущихся к месту предстоящей битвы: лес поднятых копий, разноцветные знамена, развевающиеся плащи, белые камзолы, отороченные серебром и золотом: Туча все ближе и ближе, вот уже видны отдельные детали, выпученный глаз коня, поднятая вверх рука с саблей наголо.

Леошу казалось, что он и в самом деле видит, как затянутая туманом долина кишит серо-зелеными фигурами. Ему чудилось, что несколько немцев выныривают из тумана и бросаются на него. Он широко раскрывал глаза - и немцы вдруг исчезали. Куда? Он отчетливо видел их. Видел? Может, они обошли его, чтобы наброситься сзади?

За спиной что-то звякнуло. Он обернулся. Это Млынаржик и Махат соединяли разорванный кабель. К 'Кармен' опять не добрались, поиски продолжались. Над долиной с воем пролетел снаряд и разорвался где-то позади связистов.

- Черт побери, - выругался Махат.

Солдаты замерли.

- Скорее, ребята, скорее, - поторапливал их Станек.

Связисты двинулись дальше. Станек шел впереди и все оглядывался на них, делая вид, что всматривается в ту сторону, куда упал снаряд. Он успокаивал их, говорил, что скоро они встретятся с ремонтной группой, идущей по кабелю со стороны 'Кармен'. А сам шел все быстрее и быстрее.

Махат внезапно остановился.

- Вот еще стыковка, - ткнул он пальцем в землю и стал подсоединять телефон.

'Кармен' не отзывалась. Переключил на 'Снежку'.

- 'Снежка'? Ремонтная группа. Махат. Шестой стыковочный узел.

В дрожащем голосе Яны впервые слышалось волнение:

- Дай немедленно триста седьмой. Будет говорить О. В.

Махат держал телефонный ящик в руках, чтобы Станек мог разговаривать стоя.

- Триста седьмой слушает.

Вокроуглицкий после каждого слова глотал слюну, смачивая пересохшее горло. Станек спросил:

- На какой высоте они были? Четыреста пятой? Вовремя же, черт побери, вы сообщаете. - Придерживая трубку у уха, он разглядывал долину. - Что? Назад? Из-за горстки немцев? Оставьте лучше при себе ваши запоздалые советы. Отключаюсь. - Станек возвратил трубку Махату.

Однако сообщение Вокроуглицкого не выходило у него из головы. Высотку 405 они уже миновали и на немцев до сих пор не наткнулись. Он взял бинокль и еще раз внимательно осмотрел долину. Ничего подозрительного. Правда, немцы могли здесь где-нибудь укрыться и ждать подходящего момента. Но не поворачивать же назад!

- Вперед, ребята, будьте только осторожны!

Станек пошел первым.

Махат чувствовал, как ненавидит он Станека и как, вопреки всему, восхищается его отвагой и мужеством.

Откуда-то издалека донесся вой снаряда. Связисты залегли. Леош спрятал лицо в мокрую траву. Все его молодое существо призывало высшую справедливость, карающую злых и вознаграждающую добрых. Снаряд разорвался, просвистели осколки, посыпались комья глины.

Все поднялись, двинулись дальше. Рука Калаша опять провалилась в пустоту. Снова нужно было надставлять перерезанный кабель. Солдаты поспешно взялись за работу.

И вдруг Станек услышал, что от перекрестка - там, где шоссе пересекал проселок, - доносятся выстрелы. Отрезаны от своих! Несколько залпов. Пауза. Опять несколько залпов. И снова пауза. Стрельба несильная, но много ли на пятерых надо! Вокроуглицкий, конечно, был прав; впрочем, какое это имеет значение, когда они уже в самом пекле?

Он попытался подробнее разобраться в сложившейся обстановке. Когда туда проникли немцы? Вероятно, до артподготовки. А они прошли прямо у них под носом. Теперь там бой. 'Мы не должны ввязываться в драку. Быть может, на обратном пути нам удастся отыскать щель, через которую мы проскользнем к своим'.

Словно затравленный зверь, он искал пути к спасению. На лесистом холме русских уже нет. Бой идет дальше, за холмом. Оттуда помощи ждать нечего. Слева, где окопался Рабас? Зачем обманывать себя: он отлично знал, что поблизости ни своих, ни русских не было.

Взгляд Станека остановился на печной трубе, одиноко торчавшей среди пепелища. Там был дом и наверняка есть погреб. Укрыться в нем? Он сразу же отбросил эту мысль. Ведь это значило бы сменить одну ловушку на другую, более тесную. Неизвестно, кто придет сюда раньше - немцы или наши. Остается одно: выполнить задание и пробиваться к своим. Но когда они его выполнят? Уже давно пора встретить ремонтную группу, которая вышла из расположения второго батальона. Видно, парням тем приходится несладко, если они до сих пор не появились. Он посмотрел на своих ребят, склонившихся над проводом. Нужно во что бы то ни стало восстановить связь с 'Кармен' и - назад. Стрельба усиливалась. Скоро положение еще более осложнится. Может, не ждать, пока будет совсем плохо, оставить 'Кармен' в покое и быстро отходить к своим? Ну нет! Теперь это невозможно. Они обязаны восстановить связь.

Леош держал кабель, сгибал его и так и эдак, пытаясь унять дрожь в пальцах, но ничто не помогало. Вокруг них - жестокий, безжалостный мир, мир, от которого бессмысленно ждать пощады.

Стрельба приближалась. Вдруг Махат вскрикнул:

- Ура-а-а!

Калаш вырвал у него трубку:

- 'Кармен'? 'Кармен'? Говорит ремонтная группа. Передаю трубку. Пан надпоручик! На проводе 'Кармен'. - И выдохнул с чувством облегчения: - Победа, это ж настоящая победа!

Леош, как шальной, бормотал:

- Люди, люди, эх, люди:

Станек присел к аппарату, взял трубку. У телефона был Рабас. Станек спросил:

- Как дела, Карел?

- Они выбили с позиций мою правофланговую роту, Ирка. Но мы выстоим. Лишь бы была огневая поддержка.

- Это не отступление на всем участке фронта?

- Чепуха! Они проникли ко мне со стороны третьей траншеи. Вломились частью ко мне, частью к русским. - Голос Рабаса гремел: - Дай мне Джони.

- 'Снежка' тебя с ним соединит, - торопливо ответил Станек. - Как только она отзовется, говори быстро. Линия под угрозой. Здесь рвутся снаряды. Отключаюсь.

- Подожди, - задержал его Рабас. - Разве ты не на пункте связи? Где же ты?

- У того вяза. Отключаюсь.

- Боже мой, в долину валят немцы! Они будут там с минуты на минуту. Ирка! Как же ты вырвешься?

- Отключаюсь.

Тревожный выкрик Рабаса: 'Ирка! Как же ты вырвешься?' - услыхала уже 'Снежка' - Яна. Она соединила 'Кармен' с Галиржем. Рабас скороговоркой отрапортовал, какими силами атакуют гитлеровцы и по какой высоте должна вести огонь артиллерия.

Станек встал. Долину, над которой уже спускалась ночь, осветила ракета: немцы осматривали местность, по какой им предстояло двигаться. Станек нагнулся, помазал лицо грязью, чтобы кожа предательски не белела в темноте, и приказал сделать то же солдатам. Потом направился к зарослям шиповника. Они могли бы быть идеальным прикрытием для отхода.

Кончиками пальцев он осторожно ощупывал землю. Вдруг резко отдернул руку. Потом прополз на коленях немного вправо, чуть влево - всюду мины. Он горько усмехнулся: Рабас поработал на совесть. Сейчас, пожалуй, 'выгоднее' обойтись без этого 'картофеля'. Он вытер измазанную руку о траву, выпрямился, покрепче затянул ремешок Яниной каски и большим пальцем подвинул его дальше под подбородок. Надпоручику стало ясно: другого пути нет, назад придется возвращаться долиной.

- Ну, ребята, - сказал он как можно беззаботнее, - а сейчас назад, к перекрестку. - Взяв у Леоша автомат, скомандовал: - Все вперед, я - замыкающий.

Они пустились по косогору между речкой и грядой шиповника. Не успели сделать и десятка шагов, как от перекрестка опять раздалось несколько выстрелов. Связисты дрогнули, остановились. Калаш сказал:

- Но ведь там стреляют:

- Слышу, слышу. - Станек огляделся. Со всех сторон световые вспышки. Нетерпеливо прикрикнул: - Шевелитесь, черт побери. Я знаю, что делаю.

Калаш, Махат и Млынаржик, неуверенно ступая, брели в затылок друг другу. Шеи вытянуты вперед, спины под катушками сгорблены. Пока впереди была ясная задача - наладить связь с 'Кармен', усталость и опасность отходили на второй план. Теперь, на обратном пути, все изменилось.

Леош плелся позади Станека. Его опять преследовали призраки: из тумана возникают длинные шинели, бескровные лица под низко надвинутыми касками, нацеленные на него винтовки: Но они исчезали, как только он к ним приближался. Леош был уверен, что это немцы. И раньше это были они - проползли совсем рядом. Он видел их. И сейчас видит. Вот еще появилась группа. Вон там. И там! Бегут прямо на него.

'Дева Мария!' Леош остановился. Он увидел, как Станек спокойно идет дальше, идет им навстречу, идет сквозь них: Это не немцы, догадался Леош, но не мог двинуться с места.

- Беги! Не стой! - крикнул ему надпоручик.

Леошу показалось, будто его подтолкнул не голос, а рука самого Станека. Он уже не оглядывался назад, но слышал, как за его спиной приближается стрельба. То, что было сзади них, двигалось так же быстро, как и они, быстрее, чем они, неумолимо теснило их к немцам на перекрестке.

В сумерках, замутненных белесым туманом и прерывисто освещаемых вспышками выстрелов, Леошу опять стали мерещиться фигуры гитлеровцев. Они бесшумно крались к нему. Их шаги приглушает луг, пропитанный водой? Или это опять только тени, которые вот-вот рассеются?

Страх уже был невыносим. Леош терял рассудок, он думал лишь об одном: кто не убьет, будет убит. Не зевай, пусть это будет он, а не ты. Леош вглядывался в туманный сумрак. Тени не исчезают. Чем они ближе, тем отчетливее их очертания. То, что он видит, не галлюцинация. Это живые люди. Серо-зеленые шинели. Низко надвинутые на лоб каски. Рука потянулась к спусковому крючку автомата.

- Ложись! - крикнул Станек.

Калаш с Махатом бросились на землю. Но обезумевший Леош был уже не в состоянии реагировать на приказ командира. Застрочил из автомата.

Станек кинулся к нему:

- Болван! - Зло ударил его по щеке. Связисты поднялись. Станек опять скомандовал:

- Ложись!

'Ах, что этот остолоп натворил! Хуже не придумаешь'. Прижавшись лицом к земле, Станек ждал. Секунда. Другая. Третья - и немцы на перекрестке открыли огонь в ответ на автоматную очередь Леоша.

'Как же ты вырвешься?' - вспомнился вдруг Станеку вопрос Рабаса. Отступать перед немцами, находящимися у перекрестка, некуда. Повернуть назад нельзя: на минное поле за кустами шиповника но полезешь. Наперерез через долину - тоже не годится.

- Это конец, да? - простонал Леош.

- Цыц! - оборвал его Станек.

Оставался один-единственный выход: идти прямо на немцев, прорываться к болоту и - вброд через речку.

- Слушай мою команду! - приглушенно крикнул он. - Осторожно спуститься к речке. Подальше друг от друга: Еще дальше.

Млынаржик, покосившись на Калаша, сбросил со спины катушку. Калаш заметил это и оглянулся на Станека. Тот махнул рукой: черт с ней, с этой катушкой! Солдаты поползли по косогору вниз.

- Лезем фрицам прямо на мушку, - тихо сказал Махат.

Доползли до места, где речка разливалась в топкое болото. Низко пригнувшись, потащились дальше. Их прикрывали редкие заросли камыша, кое-где ивняка. Канадки тут же промокли и стали тяжелыми. Станек с усилием вырывал ноги из трясины. Беспокоился за ослабевших ребят.

- Скорей, ребята, скорей. В речку.

Пули со свистом пролетали у них над головой.

Станек опять поднял солдат. Немцы слышали, как хлюпает что-то в болоте, но никого не видели. Им и в голову не приходило, что это возвращаются связисты противника, они были уверены, что отрезаны от своих и находятся под перекрестным огнем. Поэтому стреляли наугад в направлении звуков. Одна шальная пуля задела Леоша по каске; вторая прострелила у Станека рукав полушубка. Телефонисты приближались к немцам.

Леоша мучило сознание, что всему виной он, его автоматная очередь. Он тихо стонал:

- Я больше не могу, я больше не могу.

Станек прошипел!

- Ты должен.

Надпоручик решил обмануть немцев, убедить их в том, что отряд его значительно больше, чем есть на самом деле. Махат, Калаш и Млынаржик шли немного впереди.

Станек остановил их:

- Будем стрелять попеременно, с разных позиций. Одни стреляют, другие тем временем ползут вперед. Начнем с вас. Ступайте вперед, мы с Леошем вас прикроем. - И уже Леошу: - Встань сюда и стреляй.

Автомат Станека застучал в нескольких метрах от Леоша. Потом Калаш, Махат и Млынаржик посылали автоматные очереди туда, откуда раздавались выстрелы, а Станек и Леош брели по колено в воде. Остановились. Теперь их черед. У Станека кончились патроны. Он быстро заменил диск. 'Останусь я навсегда тут'. При мысли о Яне у него тоскливо заныло сердце.

Яркие вспышки взметнулись над районом расположения бригадной батареи. Грохот заполнил всю долину.

Станек воскликнул:

- Еще немного! Это наши!

От радостного волнения связисты забыли о том, что артиллерия бьет по врагу, находящемуся далеко отсюда, и, следовательно, их судьба от нее не зависит.

За лесистым холмом поле утюжили танки - рота гвардии капитана Федорова. Они вели интенсивный огонь, и эхо на все лады разносило грохот по всей долине.

Кучку немцев, застрявшую в долине, охватила паника. Они снова открыли беспорядочный огонь. Рой свинцовой саранчи, прошелестев в камышах, вернул телефонистов к действительности.

- Далеко еще до перекрестка? - спросил Станека Калаш.

- Держитесь! Еще немного - и мы вне опасности.

Страшна была не усталость ног - ее можно было превозмочь, не нагрузка на легкие - можно дышать часто и неглубоко. Страшна была усталость сердца: оно стучало с перебоями, болезненно сжималось. И боль все росла и росла. Телефонисты уже не бежали, они едва волочили ноги. Когда заговорили орудия бригадной батареи, солдатам на мгновенье показалось, что они спасены. Но теперь еще яснее стала безысходность их положения.

Махат, вскрикнув, упал: груз, который был на нем, - сплошной металл, тянул его в болото. Калаш бросился к нему, вытащил на берег и опустил на землю. Станек приказал Млынаржику и Леошу вести по немцам непрерывный огонь.

Очнувшись, Махат увидел над собой Калаша и похолодел: последняя услуга товарищу. Калаш склонился над ним еще ниже, стараясь осмотреть рану.

- Не трогай меня! - крикнул Махат.

- Я тебе помогу.

Махат понял: 'Как и Боржеку'. Он не сводил испуганного взгляда с рук Калаша. Потом услышал голос Станека:

- Тяжелая рана, Калаш?

- Никакой раны. Оставьте меня. Со мной ничего не случилось.

Неимоверным усилием он заставил себя приподняться и, никем не поддерживаемый, встал.

Цепочка из пяти человек брела по воде. У Леоша иссякали последние силы, он уже не мог тащить всего, что было на нем навешено. Тайком от Станека он снимал с ремня ручные гранаты и незаметно бросал их в грязь.

- Не могу, больше не могу, - выдыхал он чуть слышно, словно извиняясь.

Млынаржик оглянулся, дал несколько очередей в сторону немцев и догнал Махата. У Махата стекала с рукавов вода, бежала по пальцам. Он чувствовал, что с правого рукава текло что-то теплое.

- Млынарж, кажется, меня все-таки зацепило.

Млынаржик дотронулся до его руки:

- Кровь:

Махат быстро сказал:

- Молчи, это пустяки. Хуже, что я где-то посеял автомат:

Леош украдкой стаскивал с себя тяжелый автомат. Он еще колебался, бросить его или нет: 'Какой ужас: когда я не должен был стрелять, я стрелял, а теперь, когда мне надо стрелять, у меня уже нет сил'. Он держал автомат за ремень, медленно опуская его к воде.

Махат заметил это. Он выхватил у Леоша автомат, крикнул:

- Бегите!

Потом повернулся и, направив автомат туда, откуда немцы вели огонь, давил на спусковой крючок до тех пор, пока не расстрелял весь диск.

16

Сюда, на основной пункт связи, слетались голоса со всех командных пунктов бригады. Приказы, просьбы, проклятия! Беспрерывно щелкали клавиши, выскакивали штекеры, пульт коммутатора от напряжения вибрировал и дребезжал.

После артподготовки Рабас перешел в наступление с юга. Красноармейцы, поддерживаемые танковой ротой капитана Федорова, ударили с севера. Они отрезали немцам, вырвавшимся ночью в долину, путь к отступлению.

Группа Станека молчала. С той минуты, когда Яна услышала в трубке тревожный вопрос Рабаса: 'Как же ты вырвешься?', никаких сведений о Станеке не было.

Вошел Шульц:

- Иди отдохни, Яна.

Она не хотела уходить от аппарата, но Панушка строго приказал ей это сделать.

Яна умоляюще посмотрела на Шульца:

- Если отзовутся:

- Конечно, конечно, - пообещал тот, - я тут же тебе сообщу.

Она поднялась в свою комнату. Не зажигая коптилки, не раздеваясь, прилегла на постель. Сна не было. Яна лежала, судорожно прижав руки к губам. В ночи грохотали взрывы. Через незатемненное окно комната ярко освещалась вспышками. Она встала, распахнула окно и, высунувшись как можно дальше, окунулась в ночь. 'Так я ближе к тебе. Если нам нельзя быть вместе под одной крышей, то, по крайней мере, мы с тобой под одним небом'. Ветер ласкал ее лоб и щеки своей влажной холодной ладонью.

Шульц с трубкой в руке выпрямился:

- Да, такой приказ есть. Немедленно звонить вам. - Он, прикрыв трубку рукой и повернувшись к Панушке, тихо произнес: - Майор Давид. - Заглянул в журнал донесений. - Никак нет. Пока ничего. В последний раз выходили на связь в двадцать тридцать.

Панушка тяжело вздохнул.

- Да, - тихо сказал Шульц, - три с половиной часа от них нет никаких известий.

Ротный, словно загипнотизированный, смотрел на металлический корпус коммутатора. Шульц то растягивал, то отпускал часовую пружинку, которая издавала свистящий звук.

- Да перестань ты! - крикнул Панушка. И вдруг потребовал: - Дай 'Кармен'. - Взял трубку. Поговорил. Затем повернулся к Шульцу: - Во втором батальоне их нет.

- Это значит: - поднял голову Шульц.

- Не болтай!

Панушка засновал по комнате, но та же мысль, что и у Шульца, не покидала его.

- Что еще мы могли бы предпринять, пан ротный?

- Ничего. Ждать.

- Не надо терять надежды, - сказал Шульц.

- Когда говорят о надежде:

Панушка остановился. Свет от низко стоявшей лампы исказил черты его лица. Трясущийся подбородок казался безобразно огромным.

- Да: надежда: от этого разит карболкой: даже известью: разумеется, бывают исключения, - проговорил Шульц.

- Не надо каркать - еще беду накличешь. Правда, странно, что они не подают голоса.

- Откровенно говоря, пан ротный, это очень странно. Ведь обычно звонят то и дело. Я был уверен, что сегодня будут звонить чаще.

- Почему чаще?

- Ну: я полагаю, что пан надпоручик наверняка звонил бы чаще, позволяй ему хоть немного обстоятельства. - Осмелевший Шульц воздел глаза кверху, к комнатке Яны. Напряженная ситуация располагала к большей взаимности. - А вы, пан ротный, против, что ли?

- Тут, среди всего этого:

Шульц возразил Панушке:

- А я думаю, что для Янички так даже лучше. По крайней мере, ей легче переносить тяготы войны. А наш Старик, что бы там ребята ни говорили, отличный парень.

Панушка смотрел на коммутатор, но тот молчал, словно все подведенные к нему кабели были порваны.

- Отличный, говоришь? Отличный? А что, если он уже 'был отличный'? - горячился Панушка. - По-твоему, любовь к Станеку помогает Яне легче переносить тяготы войны? Наоборот, из-за любви эти тяготы еще невыносимее. Сколько было пролито слез, видимых и невидимых, я уже объяснял тебе все это. И теперь, когда в ее глазах опять слезы, быть может, не напрасные слезы, ты считаешь, что я должен радоваться этой любви? - Панушка всю боль свою и гнев обрушил на Шульца: - Да понимаешь ли ты отцовские чувства, дубина? Ни черта не понимаешь. Вы, молодые, только посмеиваетесь надо всем.

- Пан ротный, я - никогда!

Но Панушка так разошелся, что не мог остановиться:

- Говоришь, Яна не так ощущает тяготы фронта. А знаешь ли ты, что однажды пережитое человеком остается с ним навсегда? Оно как бы припаяно к тому новому, чем он живет в данную минуту, и одно от другого нельзя оторвать, как бы ты этого ни хотел.

Было слышно, что кто-то топчется под окном. Шульц нырнул под брезентовую занавеску.

- Пан поручик Вокроуглицкий, - сообщил он.

- Уже опять здесь?

- Вернее, еще здесь. - Шульц снова сел к аппарату. - Но ведь вы раньше говорили:

Затрещал зуммер. Шульц нетерпеливо схватил трубку:

- 'Снежка' слушает.

Но выражение его лица сразу стало равнодушным. Он соединил оперативный отдел с начальником штаба. Панушка закашлялся:

- Про Броумов? Про одинокую скалу? Где уж там! Теперь моя дочка на такой скале. Тащим ее за собой по всяким дырам, и, где бы ни остановились, всегда это лишь голая скала, а не родной дом.

Шульц выбежал из хаты и тут же вернулся, досадливо качая головой. Пришли Ержабек и Цельнер, устранявшие неполадки на внутренних линиях связи. Шульц сел к коммутатору:

- Но ведь раньше вы говорили:

Ничего Панушка раньше не говорил, но понимал, чего хочет добиться Шульц своими вопросами: облегчить томительное ожидание. Он вздохнул.

- Такое радостное детство, а молодость?..

Вошел Вокроуглицкий. Он уже третий раз заходил на пункт связи. И в третий раз услышал: Станек не отзывается. Он прикурил от окурка новую сигарету. Вдруг его осенило:

- Вы звонили в медсанбат?

- Звонили, пан поручик, - ответил Шульц. - Медики сказали, что среди раненых никого из наших нет.

- А среди: - Вокроуглицкий запнулся. - Получены списки из похоронной команды?

- Не знаем.

Вокроуглицкий стал звонить. В одной руке плотно прижатая к уху трубка, в другой - сигарета, о которой он уже забыл. Панушка и Шульц видели, как подергивается телефонный шпур.

- Пока не имеете, - проговорил Вокроуглицкий и повесил трубку.

Подрагивающий шнур коснулся руки Панушки, мороз пробежал у него по коже, он отдернул руку. Вокроуглицкий посмотрел на Панушку:

- Если что-нибудь будет, немедленно звоните нам. - Он отбросил потухшую сигарету и вышел.

Шульц поднял сигарету, с изумлением показал ее ротному:

- Почти целая. - И, указав глазами на потолок, спросил: - Спит?

- Сомневаюсь, - слабо улыбнулся Панушка.

Опершись локтем на немой коммутатор, он весь сгорбился, глухо покашливал и в душе казнил себя и жену за то, что отпустили Яну на фронт. Не хотели отпускать, но Яна настояла на своем. Пришлось уступить.

Мимо прогромыхали грузовики с боеприпасами. Панушка почти кричал:

- Мы хотели, чтобы у девочки жизнь была лучше нашей. Но у нее нет даже такой, какая была у нас. А мы ей столько всего насулили:

- Быть может, все еще наладится: - робко вставил Шульц.

- Нет, парень, Яна уже давно выкинула из головы наши посулы, теперь она сама: да ты знаешь. - Панушка с ненавистью смотрел на немой аппарат. Его душил кашель, но он все говорил: - Тот Олдржих, потом Януш в Кракове - все это было несерьезно, тогда она была почти ребенком, но сейчас:

Сверху послышались быстрые шаги. Яна: Панушка никогда ее такой не видел - беспокойные, тревожные глаза смотрели на них с тоской и надеждой.

- Уже звонили?

Панушка еще ниже склонился над аппаратом, делая вид, что целиком поглощен работой. Яна перевела взгляд на Шульца. Тот сгорбился возле Панушки.

Яна стала медленно подниматься по лестнице, но вдруг, резко повернувшись, выбежала на улицу. По шоссе тарахтела телега, на ней везли раненых. Она бежала рядом с телегой, выискивая среди раненых Станека. Расспрашивала о нем возницу. Тот, не останавливаясь, стегнул лошадь кнутом:

- Не знаю, кого везу.

Она еще какое-то время бежала за телегой, потом отстала. И пошла по шоссе в направлении долины.

Луна в легкой вуали поднимавшихся от земли паров не посылала сегодня серебристых длинных лучей, а широко разливала вокруг себя ровный матовый свет. Этот свет залил всю долину, где изредка слышались одиночные выстрелы угасавшего боя. Но они страшили сильнее непрерывной канонады: одиночный выстрел всегда нацелен в определенного человека:

Яна пыталась разглядеть в белесой пелене группу из пяти солдат, настороженно прислушивалась к каждому звуку. Мимо нее прогромыхала еще одна телега, прошла колонна пленных немцев, слышались команды на русском языке. Все, словно призраки, брели мимо. Иржи не было нигде. Она спешила навстречу тем, кто возвращался с поля боя, догоняла джипы и грузовики, двигавшиеся с потушенными фарами к линии фронта.

Перекресток: Не зная, куда идти дальше, она в растерянности остановилась.

Связисты возвращались из долины. Калаш с Леошем шагали впереди. За ними, немного поотстав, тащился раненый Махат в сопровождении Станека и Млынаржика. Станеку было неприятно, что несчастье случилось именно с Махатом:

- Вам очень больно?

- Нет, нисколько.

- Ну, не говорите так. Конечно, больно.

- Не-боль-но.

Станека задела подчеркнутая нарочитость пауз между слогами, словно Махат рубил ответ по частям.

- Млынаржик, вы знаете, где перевязочный пункт?

- Да, пан надпоручик, - сказал Млынаржик, поддерживавший Махата и пожатием руки призывавший его успокоиться.

- Проводите туда Махата и добейтесь, чтобы его немедленно осмотрел врач.

Махат опять сорвался:

- Благодарю за столь любезное внимание к моей ничтожной персоне.

Тон этой фразы уже не вызывал сомнения:

- Вы что-то имеете против меня?

- Я? - рассмеялся Махат. - Что я могу против вас иметь, пан надпоручик? Разве я плохо прикрывал вас?

- Отлично. Вы вели себя геройски. Несмотря на ранение в руку.

- К ранам я уже привык.

Млынаржик обвил здоровую руку Махата вокруг своей шеи, обнял его за пояс, и они медленно, слегка покачиваясь, двинулись дальше.

Станек спешил поскорее сообщить в штаб о своем возвращении. От усталости у него гудело в ушах, болели мышцы всего тела. У перекрестка - ему показалось - он увидел Яну. Он напряг утомленные глаза. Фигура с расплывчатыми, как у привидения, очертаниями, без шинели, волосы разметались вокруг головы. Откуда здесь взяться Яне? Одной? Ночью? Совсем недавно тут шел бой. Он не верил глазам своим и все-таки направился прямо к этому привидению.

Она бежала навстречу.

- Иржи! - Яна плакала и смеялась. - Почему ты так долго не отзывался? Я чуть не умерла:

От радости, что это в самом деле она, у него захватило дух.

- Телефон: мы его утопили: где-то в болоте: но оружие из рук не выпустили.

Она дотрагивалась до него, словно желая убедиться в том, что он вернулся к ней, живой, невредимый, гладила его плечи. И снова плакала и снова смеялась.

По дороге в деревню он целовал ее волосы. Не замечал, что опирается на нее. А она не чувствовала тяжести его тела, знала лишь, что он вернулся к ней. Подставляла плечо, чтобы ему было удобнее.

Еще недавно он пробивался сквозь вражеский огонь, теперь идет с Яной. С Яной: Ему казалось, это сон. Даже пейзаж был нереальным: его очертания потеряли четкость, были размыты белесым туманом, подсвеченным луной.

Перед его домиком они остановились. Прижались друг к другу губами. Но это не был прощальный поцелуй. Наоборот: они знали, что лишь теперь состоится их свидание, настоящее, не мимолетное, то, о котором они всегда мечтали. Нет, он не отпустит Яну. И она не могла высвободиться из его объятий. Три часа утра, зачем прощаться? Они вошли в домик.

Станек зажег керосиновую лампу и направился к телефону.

- Кому ты хочешь звонить?

- Майору.

- Он был недоволен, что ты пошел с ребятами в долину.

Станек нахмурился: 'Не хочется звонить, портить настроение, но что поделаешь. Здесь ты сам себе не хозяин'. Он быстро закрутил ручку телефона. Сообщил о возвращении и о том, что Махат ранен. У Яны захватило дыхание. Это ее вина. Олдржих, потом Януш - это могло быть случайностью. Но Махат? Это уже не случайность. Роковая цепь. Махат пришел из второго батальона только ради нее. 'За что мне выпала такая доля? Я приношу лишь несчастье'. Глаза ее наполнились слезами: кто будет следующим?

Она напряженно вслушивалась в объяснения Станека:

- Сквозная рана, кость не задета, нет, пан майор, он наверняка быстро поправится:

'Этот поправится. Наверняка. Ведь я его не люблю', - с ужасом думала Яна.

Станек с серьезным выражением лица слушал майора:

- Хорошо. Но я хотел бы поговорить с вами об обязанностях командира: - Он поднял на Яну утомленные глаза, и вдруг они весело засияли. Он положил трубку и рассмеялся: - Мне никуда не надо. Майор отложил головомойку на завтра. Я пока умоюсь сам.

Он стряхнул с себя тяжелый, намокший полушубок и кинул его на стул. Разделся до пояса. Пригоршнями плескал воду на грудь, на лицо, на шею. Скорее прогнать противную усталость, противную внутреннюю дрожь, ощущение, что под ногами по-прежнему еще зыбкая почва, как там, в болоте.

Яна заметила на левом рукаве полушубка круглое отверстие. Похолодела от ужаса:

- Что это? Прострелено?

Станек оглянулся:

- Понятия не имею.

Он ощупал плечо: никакой боли. Яна вглядывалась в плечо: следов крови нет. Осторожно, словно открытую рану, она ощупывала на полушубке дырку с изнаночной стороны. Он догадался, она думает: я - третий. Опять ее преследует этот кошмар. Там, в долине, в том ливне свинца он и сам не раз думал: я - третий.

- Лило как из ведра! - попытался он шуткой развеять Янины страхи. - Но Рабас утверждает, что я непромокаемый, ну а если вдобавок надеваю твою каску: на счастье:

Но она уже не могла освободиться от мысли, что роковая цепь потянется и дальше.

- На сантиметр ближе и:

- В бою часто решают именно сантиметры. - Холодная вода благодатно действовала на его усталое тело. - Зачем об этом думать? Я здесь, с тобой, мы одни:

Но они уже были не одни. Здесь, рядом с ними, возникли тени Олдржиха и Януша, сюда проникла долина с ее ужасами; а за ней - вся война, фронт.

Перед Яной белела голая, без окон, стена, по ней, словно мраморные прожилки, разбегались трещины. Ржавые крюки и светлые прямоугольные пятна на пыльной стене напоминали о висевших когда-то здесь фотографиях. На стенах же - автографы солдат, побывавших в этой комнате. Под каждой фамилией дата. Яна содрогнулась: как стена колумбария с именами усопших. Крюки ждут, когда родственники повесят на них венки, на ленте - золотом выведенная надпись:

Столбики имен - колонны солдат. Сколько из них не дошло до цели, сколько дойдет? Они - живые и мертвые - сходили со стены в комнату и оставались тут, рядом, как Олдржих, как Януш, как страх. Яну била дрожь. Ведь в следующий раз может не хватить сантиметра:

Наедине с Иржи они были впервые. В ее воображении часто рисовались эти минуты. Всякий раз по-иному, но всегда прекрасные и счастливые. Все в них было чистым, светлым, и сама Яна излучала какое-то сияние. К чему дворцы над заливом? Когда Махат говорил ей об этом, она представляла себя и Станека. Любая бедная хата будет милее: Нет. Не любая. Не эта. Здесь они не одни. Даже Махат, внезапно возникший перед ней, уже не исчезал. Махат, простой парень, готовый на все ради любви и мести.

Станек закончил мыться.

- Теперь выпьем, чтобы согреться. - Глаза его сияли: - За нашу любовь!

Он сделал несколько больших глотков. Яна едва пригубила:

- Хорошо ли это для нас, что мы любим друг друга? На фронте?! В мирное время наша любовь наверняка была бы иной!

Он подумал: у любви, во всяком случае, больше прав на существование, чем у войны. Даже на войне.

- Конечно, иной. Здесь один день можно приравнять к году обычной жизни, понятно? Поэтому любовь здесь сильнее. - Он погрузил свои руки в копну Яниных волос. Пальцы согревались в ее теплых волосах. Целовал ее.

Она, вся дрожа от испуга и страсти, прижималась к нему.

- Ты все еще боишься?

- Мы тут не одни.

- Вздор. Мы одни.

Он снова принялся ее целовать, но вместе с ответными поцелуями к нему переходили ощущения, наполнявшие Яну. Теперь и ему стало казаться, что они здесь не одни. Чьи там тени? Он не желал, чтобы они принимали свое подлинное обличье. Надо разогнать эти призраки! Он взял Яну на руки и понес.

Все вокруг нее закружилось: эта кошмарная комната, полная живых и мертвых, стена со столбиками имен, источенный жучками стол, за которым сидят какие-то незнакомые люди, рамки с фотографиями погибших, лампа с желтым конусом света, сундук. Он опустил ее на кровать, застланную армейским войлочным одеялом, и, примостившись с краю, заглянул ей в лицо.

В его глазах до сих пор отражался пережитый им ужас, они были здесь не одни, сама Смерть стояла где-то рядом, он отгонял ее, как мог, улыбался:

- Маленькая ты моя! Сколько я мечтал об этой минуте:

Но глаза не улыбались, еще не могли улыбаться, смотрели, словно в пустоту. Он ласкал ее. Она была счастлива и несчастна. Он понимал ее. И не понимал. Что это юное существо видело в жизни? Только жестокость. Только то, что отнимает у человека всякую радость. Он нежно гладил ее.

Она закрыла глаза. 'Не буду ждать, пока война отнимет его у меня. Я должна отнять его у войны. Он мой, я - его. И этим я его спасу'. Она притянула Иржи к себе.

Он расстегивал ей гимнастерку нетерпеливо, поспешно.

- Ты прямо замурована этими пуговицами.

Рука его скользнула под гимнастерку. Она молчала, но он чувствовал, как под его ладонью сильно бьется ее сердце. Напряжение, которое передавалось ему от нее, постепенно слабело. Он хотел подавить его. В себе. В ней.

- Я хочу, чтобы ты была счастлива, очень счастлива.

Она лежала, оцепенев. Пальцы судорожно впились в одеяло. Такая минута бывает лишь однажды в жизни. 'Я еще никого не любила так, как Иржи. Спасу ли я его сегодня, или наоборот - из-за этого потеряю?'

Он увидел страдальческое выражение ее лица. Весь пыл, вся его страсть к ней моментально угасла. Все это время, пока они были вместе, он боролся с усталостью, но теперь она сразу одолела его. Он застегивал Яне гимнастерку. Она хотела задержать его руку, но он упрямо снова замуровывал ее зелено-бурыми пуговицами. Потом встал. Присел к столу и закурил.

Она осталась лежать на кровати. Тени, которые так мучили ее, исчезли. Теперь она видела только Иржи. Они были одни.

- Я люблю тебя, Иржи: Я люблю тебя: - повторила она жалобно.

- А разве я тебя нет?

Она почувствовала недобрую перемену в его тоне, но не хотела верить, что это надолго:

- Иржи:

Он молчал, стараясь побороть дурное настроение, курил.

Она испытывала ненависть к сигарете, словно та отдаляла их друг от друга и окутывала дымкой все то, что могло быть таким прекрасным, таким страшным и все-таки еще более прекрасным. Она желала, чтобы это повторилось.

Он смял недокуренную сигарету и надел полушубок. Она испытывала ненависть к этому полушубку, словно в нем Иржи уже окончательно изменился.

Одетый, он подошел к ней. Нежно погладил ее пальцами по щеке:

- Пойдем. Я провожу тебя.

Она поднялась.

- А когда мы увидимся? - Губы застыли в выжидательной улыбке.

Он спокойно ответил:

- Через несколько часов на пункте связи.

- Да, на пункте, - глухо повторила она. - Там мы наверняка увидимся. - Она направилась к двери.

Он поспешил за ней:

- Ты сердишься на меня?

- Нет.

- Но я же вижу - сердишься. Ты не должна так от меня уходить - ведь я: пойми меня: но ты придешь опять, правда, придешь?!

- Не знаю.

- Ты придешь. Обещай, что придешь! Иначе я не выпущу тебя отсюда!

Зазвонил телефон. Станек видел, как Яна открывает дверь.

- Подожди меня! - крикнул он, поднимая трубку. - Слушаю, слушаю:

Звонил начальник штаба. Станек не мог прервать разговор.

Яна выбежала.

Махат и Млынаржик возвращались с перевязочного пункта.

- Именно, меня угораздило под пулю, черт подери! Мало мне одной раны:

Млынаржик утешал Махата:

- Зато полежишь в лазарете, отдохнешь недельки три.

- Не хочу! В лазарет я не пойду.

- Ну, это как врач решит.

- Ты, Млынарж, уже видишь меня безруким, да? Как ту украинку, ту Лидочку, которая прибилась к нам в Киеве:

- Опять у тебя какие-то сравнения.

- Здорово мне не повезло, лишусь руки, как она.

- До чего ж ты надоел со своими сравнениями!

Махат не унимался, говорил о Лиде с такой болью, словно речь шла о нем самом. Сначала ей в пылу атаки казалось, что рана не опасна. Офицер перетянул ей ремешком от бинокля вены, чтобы она не теряла кровь, привели пленного немецкого врача, и тот оперировал ее.

- А после удачной операции - гангрена. И ампутация: - горько ухмыльнулся Махат. - Руку по самое плечо отмахнули.

- Говорю тебе, заткнись.

Но Махат повернул вдруг по-другому:

- Ну и что? Все ерунда. Случится или не случится - кому я тут нужен?

В свете луны из хаты Станека вышла Яна. Махат увидел ее и с такой силой сжал ладонь в кулак, что заныла рана. Огнестрельная. Но та - в душе - еще сильнее.

- Видишь? От него. Одна. Ночью:

'Пожалуй, этого достаточно, чтобы Махату все стало ясно', - подумал Млынаржик.

Достаточно и недостаточно: Махат оперся о дерево, мимо которого только что прошла Яна. Тяжело вздохнул. Казалось - еще пахло 'Белой сиренью'. Казалось - он еще видит Яну в желтом свитере. Махат почти физически ощущал ее губы, словно с ним, а не с Иржи, она делила счастье. Из его груди вырвался стон.

- Болит? - участливо спросил Млынаржик.

- Ран без боли не бывает, - проворчал Махат и снова пошел, чтобы не потерять Яну из виду.

- Первый день всегда тяжело, но уже завтра:

Слова товарища доносились до Махата откуда-то издалека. С самого детства он должен был вымаливать любовь, как подачку. Все были несправедливы к нему, никто не пригрел его. Он посмотрел на небо: 'Ничего лучшего у моей звезды для меня не нашлось. - Его взгляд остановился на одной. - Вот эта моя. Ко мне доходит сквозь толщу пустоты только ее мерцание. Сама давно уже погасла'.

Млынаржик ощутил на своей щеке горячее дыхание Махата:

Того ждала Яна. А я к кому возвращаюсь?

- По крайней мере, тебе теперь все известно и выкинь ее из головы.

Махат всматривался в темноту, пока снова не обнаружил в ней Яну.

- Откуда ты знаешь, что будет дальше!

Млынаржик понял, что упорство Махата не сломлено.

Такой не остановится ни перед чем. Он будет добиваться своего любой ценой. Млынаржику было страшно за него; он сказал, не щадя Махата:

- Что будет, не знаю. Но знаю, что есть. Сегодня Яна приняла окончательное решение.

- Она - возможно! Но не он! - выпалил Махат с каким-то злорадством. - Началось, и страшно началось. Он будет водить ее к себе на ночь, пока не пресытится, а потом вышвырнет, как тех, что были у него раньше.

Махат цеплялся за любую надежду, но эта представлялась ему наиболее реальной: Станек покинет Яну, и Махат будет рядом с ней. Он получит ее жестоко наказанной. Она будет ему благодарна, если он пойдет с ней под венец, всю жизнь будет благодарна.

Силуэт девушки исчез в темноте. Махат напрягал зрение и все быстрее увлекал за собой Млынаржика:

- Пойдем, Млынарж.

Он не хотел, чтобы Яна шла ночью одна, без провожатых. Тревожно искал ее тень. Земля шаталась у него под ногами. Била лихорадка. Кипела злоба. Охватывали жалость и отчаяние. У него вырвалось:

- Сделал из нее девку.

- Ты несправедлив к нему, Здена. А к ней - еще больше. Они любят друг друга. - Млынаржик уже не щадил Махата. - Чего же ты хочешь? Что плохого в том, что они любят друг друга? Я тоже:

- Перестань! - крикнул Махат, не выдержав правды, в которой он так долго не признавался сам себе.

- Я тоже со своей женой уже до свадьбы: Это было для нас самое прекрасное время. А теперь это прекрасное время наступило для них.

- Перестань, говорю! - исступленно крикнул Махат.

Он гнался за Яниной тенью по грязи, по лужам. Яростно топтал коваными ботинками эти зеркальные островки, разбивал их на кусочки. 'Разбить! Все разбить! И эту мою потухшую звезду:'

17

Несколько голов поднялись над соломенными тюфяками: в дверях стоял Махат. Шинель наброшена на плечи, рукав куртки разрезан; рука в свежих бинтах, на перевязи, белела, словно кусок известки.

Тяжело дыша, Махат прислонился к дверному косяку. Никого и ничего из того, что было вокруг, он не видел. Перед глазами стояло совсем иное.

На него были устремлены сочувственные взгляды:

- Ну, как рука?

- Оставьте его, ребята! Ему надо поспать, - сказал Млынаржик. - Проходи, Здена.

Он подвел Махата, будто слепого, к тюфяку, снял у него с плеч шинель. Махат опустился сначала на колени, потом медленно, придерживая здоровой рукой раненую, перевернулся на спину и, как только Млынаржик подсунул ему под голову скатанную шинель, моментально уснул.

Все прислушивались к его прерывистому дыханию, выспрашивали Млынаржика:

- Как дела у него? Что говорит доктор?

- Оставьте нас обоих в покое! - рявкнул Млынаржик. - Или вы думаете, что я двужильный? - Он улегся рядом с Махатом и, прежде чем заснуть, бросил в тишину: - Неизвестно, чем все это кончится. Рану не удалось зашить. И у него высокая температура.

- Я дам ему аспирин: - вызвался Блага.

- Он уже принимал. Он страх сколько всего напринимал. Ему уже достаточно.

Все затихли. Уснули. Бодрствовала только незагашенная коптилка.

Махат проснулся от собственного крика. Отекшая рука нестерпимо ныла, все тело отяжелело, во рту металлический привкус. 'Эти двое пойдут дальше, вперед, а мне валяться по вонючим госпиталям'. Он представил себе больничную палату, вплотную друг к другу железные кровати с жесткими матрацами и на одной из них - он. 'А на каких перинах будет нежиться Станек?!' Он застонал.

В тот же миг около него на корточках присел Цельнер:

- Что-нибудь надо, Здена?

'Злорадствуют, шкурники. Или они в самом деле любят меня?..'

- Пить.

Фляга звякнула о его зубы. 'Знаю, любят меня. Вероятно, потому, что я, как и они, отвергнут Яной'. Он успокоился и уснул:

Все давно уже были на ногах: после утренней зарядки завтракали.

Махат то просыпался, то снова засыпал. Окончательно пробудился он от легких ударов по укрывавшему его войлочному одеялу. Какой-то солдат, склонившись, сыпал ему на колени пачки сигарет и торжественным тоном повествовал о том, как Станек выпросил для Махата у майора Давида самый лучший сорт, который получают лишь офицеры.

Махат резким толчком сбросил пачки на пол:

- Не хочу! От него ничего не хочу! Собери все и швырни ему в морду!

Связисты принялись поднимать разбросанные сигареты, - с явной неохотой возвращая их Махату. Посыльный тоже отказывался принять их обратно:

- Не могу же я принести все обратно.

- А это что? - Цельнер поднял вверх консервную банку, лежавшую на тюфяке рядом с Махатом.

- Английский компот для раненого.

- Апельсины в сахаре?! - причмокнул Цельнер. - Бери, Здена! Пусть друзья тоже немного полакомятся:

- Нет! Нет! Отдайте все назад, ребята! - Махат повернулся к посыльному: - Передай Станеку, пусть жрет сам!

У всех захватило дух. Ну и дурак же, этот Здена! Что за характер у парня!

Посыльный наклонился к Махату:

- Погоди, ты же всего не знаешь. Ты должен взять подарки Старика. Иначе ты потеряешь больше, чем сигареты и компоты. Я видел на столе у майора рапорт Старика в штаб. Получишь нашивку за ранение. А знаешь, что там еще было? Он представил тебя к награде за храбрость. Точно, - обернулся посыльный к телефонистам, - получит медаль 'За храбрость'. За то, что, несмотря на ранение, вел огонь по немцам, прикрывая отход товарищей.

Кровь бросилась Махату в лицо. 'Медаль 'За храбрость'! Такая награда красноречивее всяких слов. Там, на родине, всякий поймет, что он не трусил на фронте. А отчим? Небось, его отпрыск не заслужил такого отличия в борьбе с оккупантами, да и сам он, пожалуй, тоже. Я вернусь другим, совсем не похожим на прежнего. Мама расплачется от радости:'

- Вот видишь, Здена, - упрекнул Млынаржик. - Старик о тебе помнит:

'Награда, возвращение, родина. Я бы еще мог: Не могу! Ревность, зависть, злоба, да, безусловно, это так, но все равно я прав'.

- Я не позволю заткнуть себе рот апельсином и даже металлическим кругляком!

- Это твое последнее слово? - заикаясь, спросил посыльный.

Махат опустил голову на скатку и закрыл глаза. Молчал, не двигался. Только вздрагивали веки.

- Ты соображаешь, что ты делаешь? - накинулся на него Млынаржик. - Опомнись, ради бога!

Махат хорошо представлял себе последствия своего отказа, сознавал всю серьезность своего положения: он надолго выбыл из строя, выбыл отовсюду.

- Я уже давно опомнился. От Станека не хочу ничего! - И бросил посыльному: - Проваливай!

Солдат в тягостной тишине сгреб сигареты, консервные банки и вышел.

Махат и раньше 'выкидывал номера', неприятно поражавшие связистов, но этот поступок всех испугал. Слыханное ли дело, чтобы солдат отказывался от награды?! Такого еще никогда не бывало. Добром это не кончится. Если раньше все нападки по адресу Станека, которые позволял себе Махат, да и Цельнер с Благой, оставались только 'достоянием' их подразделения, то теперь все дойдет до начальства, до высшего начальства.

Махат кивком головы показал на раненую руку, лежавшую рядом с ним на тюфяке, словно посторонний предмет:

- Я уже заработал благодаря ему порцию металла.

На бинтах, ослепительная белизна которых резала глаза возбужденных связистов, сгрудившихся вокруг Махата, проступала алая кровь.

Майор бросил беглый взгляд на полку, где лежали сигареты и банки компота, которые Станек выпросил у него для раненого Махата. Странно: на столе - представление солдата к награде, а здесь - доказательство, что солдат все, что от Станека, отвергает.

- О вашем представлении позже. Где вы были вчера во время атаки немцев, пан надпоручик?

'Почему он спрашивает об этом? Ведь он же хорошо знает, где я был'.

- Восстанавливал связь с 'Кармен'.

- Это все? Больше вы ничего не желаете добавить?

Станеку было жарко в полушубке, туго стянутом офицерским ремнем.

- Не желаете, - констатировал майор. - А вы представляли себе, куда вы шли вчера со своими людьми?

- По уже проложенной линии, пан майор!

Давид резко поднялся:

- Карту!

Станек потянул из планшета карту, вслед за ней показался лист нотной бумаги. Станек быстро сунул его назад в планшет.

'Так, так. Вот у него какая карта. Ноты, - подумал майор. - На кого ни глянешь, никто до войны не думал быть солдатом. Рабас собирался быть художником, я - архитектором. Сколько же тут неосуществленных замыслов! Но зато здесь рождаются новые мечты. Я мечтал строить мосты, туннели, стеклянные дворцы - и, в конце концов, я не так уж уклоняюсь в сторону. Ведь армия - это тоже грандиозное сооружение. Однако у этого молодого человека, сдается мне, юношеская мечта разгорается сильнее и сильнее'.

- Удается ли вам, уважаемый маэстро, ваша соната?

Воротник полушубка жег Станеку шею, голова под ушанкой пылала.

- Впрочем, я не уверен, соната ли это? Быть может, кантата, - не унимался Давид.

- Так, наброски:

- Наброски? Тоже неплохо. Я полагал, когда гремят пушки, музы молчат, а вас - вижу - война вдохновляет. - Давид склонился над картой и повел по ней пальцем. - Скажите, а какое вдохновение затащило вас с солдатами сюда?

- Нужно было спешить, паи майор!

- Отлично, - наигранно довольным тоном сказал майор. - Нужно было спешить! Тем более, такой пустяк: легкий, безопасный маршрут, слева рота Рабаса, справа нас защищают русские. Так вы рассуждали?

- До того, как очутились в долине: - неохотно начал Станек.

- А там никого ни справа, ни слева, - закончил за него майор. Он подсунул ладонь под карту и поднес ее поближе к лицу Станека.

Станек отвел взгляд в сторону.

- Лезть немцам в пасть вы не боялись, а проследить за своими фокусами по карте боитесь?

Майор видел, как побагровевшего Станека душит овчинный полушубок, но не предлагал ему раздеться. 'Пусть попотеет, если ему было недостаточно той долины, кишевшей немцами'.

- Кто вам приказал туда идти? Я? Начальник штаба? Командир бригады? Кто?

- Я не мог ждать приказа, пан майор. - Станек забывал, что с командиром нельзя вступать в пререкания. - Ведь наша задача не только в том, чтобы связь была, главное - чтобы она была вовремя! И мы вовремя восстановили линию к 'Кармен'. И живы.

- Позвольте! - повысил голос майор. - Живы! Разве это оправдание? Вам просто дьявольски повезло, дружище! - Высокий, худой майор стоял против такого же худого и высокого Станека. Глаза в глаза. - Ваша удача с 'Кармен' - это только половина правды. Я хочу слышать от вас и вторую, которую вы скрываете. Почему вы сами пошли на задание?

- Кому же, как не мне, быть там, где сложнее всего, пан майор?

- А где было сложнее всего? В той долине или еще где-то?

Станек расстегнул крючок полушубка и, сунув палец за воротник кителя, оттянул его от шеи. В памяти мгновенно возникла сцена в домике связистов: тогда его тоже душил воротник, когда он вдруг заметил, как враждебно смотрят на него ребята, с каким нежеланием выполняют его приказания.

'Вчерашнее не было случайностью, - размышлял майор. - Этот человек поступает всегда одинаково: всякую сложную ситуацию решает тем, что сам идет на задание. Уже целая цепочка таких случаев: Соколово, Киев. Правда, бои за украинскую столицу были для нас первой наступательной операцией, и я его поэтому не слишком упрекал. Но сейчас, в этой долине?! Я был уверен, что его личное участие было вызвано создавшимся положением, как он пытается доказать, но его вынудило пойти на этот шаг что-то другое'.

Станек пытался подавить беспокойство: все это было вчера, сегодня Калаш наверняка уже навел порядок.

- Вы послали вчера четаржа Калаша, Махата и Млынаржика. Этого могло быть достаточно, - резко сказал майор. - Вы им не доверяете? - И добавил после минуты молчания: - Или, быть может, они перестали верить вам?

Станек испугался. Снова вспомнил Калаша. Еще час назад он должен был получить от него рапорт о моральном состоянии взвода. До сих пор его нет. Почему?

Майор встал и из груды возвращенных Махатом вещей взял пачку сигарет 'Кэмел'.

- Закуривайте, пан надпоручик!

Что-то в голосе Давида настораживало. Поколебавшись, Станек вытащил сигарету и без охоты сунул ее в рот.

Майор сам зажег ему спичку:

- Приличный табак, не так ли? В Америке хорошие сигареты, но десятник Махат возвратил мне это ароматное сокровище. Здесь на полке лежит все, включая апельсины в сахаре.

Станек выдернул сигарету изо рта, бросил на пол.

- Мне передали, что награду, к которой вы представляете Махата, он тоже не примет. - Майор приказал: - Теперь объясните!

Станек знал, почему этот парень, с которым он столько нянчился, так враждебно относится к нему. Ревнует. Но что же остальные, не понимал Станек. Они тоже ревнуют? Да и с Калашем тоже не все просто. Почему? Неужели причина кроется в несчастном Боржеке? Стыдясь майора и самого себя, он удрученно сказал:

- Вчера впервые мои ребята мне не понравились.

- Поэтому вы и пошли в долину?

- Да, пан майор, - признался Станек.

- Не получается ли так, что ваши ребята перестали вам верить?

У Станека потемнело в глазах: командир, теряющий доверие своих людей, теряет все. Майор пристально смотрел на него:

- Суворов говорил: солдат в бою во всем следует своему командиру. Вы своих солдат учили, вы их воспитывали, вы вели их на операции. И если они ничему не научились у вас, значит тут что-то не в порядке, и я вынужден буду:

Станек проговорил:

- Пан майор:

- Пан надпоручик, - нахмурился майор, - ваши обязанности совсем иные, нежели у рядового связиста. Мне трудно было бы найти другого офицера с такими же качествами. Я доверяю вам, как себе. Но и вы должны быть так же уверены в ваших солдатах. Есть же среди них такие, в ком вы уверены, как в самом себе? Ну, думайте, И назовите мне!

Станек мысленно переводил взгляд с одного связиста на другого, взгляд этот порой цеплялся за Махата, но все же остановился на Калаше.

Калаш маялся над составлением рапорта, который давно уже пора было отдать Станеку. Время летело, но дело дальше заглавия не двигалось. О чем писать? Кого винить? Ребят? Скорее, самого себя. Даже родителям Боржека он до сих пор не ответил. Не мог.

Вошла Яна.

- Я не понимаю тебя, Калаш! Ты - наш командир, а держишься в стороне. Ты хорошо знаешь, что Станек взял Боржека не из мести, и не можешь за него вступиться. Махат все искажает:

- Не все: - прервал ее Калаш.

- И поэтому не возражаешь против того, что искажает?

- Кто меня будет слушать? Я кричу:

- Я слышу их, а тебя не слышно.

- Это, наверно, кричит мое сердце: - сказал он смутно. - Да, я в стороне. А что я могу? Ничего - если это касается Боржека:

Яна придвинулась к Калашу:

- Странно все-таки: столько наших погибло, а ребята говорят только про Боржека.

- В мирные дни всегда спрашивали, отчего умер человек, - проговорил он. - А на войне? Здесь тоже спрашивают. И если среди тысяч и тысяч был хотя бы один, кто не должен был погибнуть:

Яна отпрянула от Калаша:

- То же сказал и Махат. А что если: Боржек мог выжить?

- Все это так сложно, Яна: Люди хотят остаться не только живыми, у них должна сохраниться вера в людей, они не хотят прийти с войны опустошенными и разочарованными. И на войне человек особенно чуток к тому, как к нему относятся. - Он уже желал во всем исповедаться. Не любому. Но Яна, бывшая санитарка, поймет его лучше, чем телефонисты. - Поэтому Махат все время и толкует о Боржеке: а что если участь Боржека постигнет кого-то из них? Миллионы жертв ради общего великого дела? Никто и глазом не моргнет. - Взгляд Калаша был направлен мимо Яны куда-то вдаль. - Но одна-единственная напрасная:

- Ему действительно уже нельзя было:

- Я теперь ничего не знаю.

- Ты не знал и все-таки стрелял?

Он вздохнул.

- Так узнай хотя бы сейчас. Это еще важнее, чем раньше!

- Мне и так и так будет плохо. Ничего не хочу знать.

- Ты боишься правды больше, чем наказания?

- Наказание любое я перенесу, а вот история с Боржеком: Пойми меня!

Вдруг в нем ожило воспоминание детства: маленький мальчик, калека с костыльком, не сумел тянуть змея против ветра так быстро, чтобы тот смог подняться вверх. Змей волочился по земле. И здесь появился маленький Йоза. Калека, боязливо, с опаской поглядывая на Йозу, накручивал бечевку на кусок деревяшки, чтобы подтянуть змея к себе, в безопасное место, но не успел этого сделать. Калаш наступил на физиономию змея: и потом только увидел искаженное болью лицо калеки.

До сих пор воспоминание об этом обжигало сердце.

Калаш смотрел куда-то в угол и беззвучно шевелил губами: 'Растоптанный змей: Пустяк по сравнению с тем, что я сделал Боржеку'.

- С этим змеем: я не понимаю, почему я это сделал. Ведь я даже не хотел. Но Боржека: я сознательно.

'Остаться человеком здесь, - он опять только шевелил губами, - на фронте, дьявольски нелегко. Не сделать этого было бы бесчеловечно. Сделать - тоже бесчеловечно. Где выход?'

- Это клеймо. Я сам себе его поставил. Оно отравит мне всю жизнь! - 'Но ведь я пошел к Свободе, чтобы стрелять в гитлеровцев, а первый и пока единственный человек, кого я застрелил, - мой товарищ, возлюбленный моей сестры'. - Боржек теперь потянется за мной. Когда бы ни заговорили о войне, во мне отзовется Боржек.

Яна не просила, она приказывала:

- Беги в санчасть и узнай, как с ним было!

- Не могу:

- Ты из-за мертвого живых не видишь!

- Вижу. И хорошо вижу. Если в санчасти подтвердится, что я поспешил Боржека: Как потом Эмча? Пойми меня! - Его цепкие пальцы впились в Янино плечо. - Я не могу туда идти: там Эмча. Она еще ничего не знает. Из-за нее я все скрывал.

- Итак, ни одного имени?

- Все, пан майор, - выпалил Станек.

- Все?

- В бою - все, - сказал Станек.

- А не в бою? - резко спросил майор.

- Не в бою:

Надпоручик стоял перед майором, с трудом держась прямо, его худое лицо, залитое потом, еще больше осунулось. Майор видел, как трудно Станеку, но не отступал:

- Немедленно и обстоятельно ознакомьтесь с положением в подразделении Калаша! Хорошенько все продумайте и сегодня же принесите мне в письменном виде ваши соображения.

Станек поднял на майора потухшие глаза:

- Слушаюсь, паи майор!

- Идите!

Надпоручик вышел. Майор даже не глянул ему вслед.

18

Эмча резала большой кусок марли на салфетки для обработки ран и складывала их стопкой. А мыслями была с Боржеком. Когда она вспоминала о счастливых днях, проведенных с ним, ей казалось, что он погиб давным-давно, когда же думала о проплаканных ночах, то выходило, будто он погиб лишь вчера:

- Одна-единственная ночь:

Медсестра Павла щипцами брала только что прокипяченные инструменты и шприцы.

- И мне ох как было нелегко, - сказала она. Инструменты звякали о стеклянный лоток, в который их складывала Павла. - В Испании и тут:

Она увидела, что к ним бежит Яна. Молодая. Красивая. Губы Павлы горько сжались.

- Совсем забыть нельзя, - продолжала она. - Заживет, притупится только резкая, первоначальная боль, а ноющая, тупая останется навсегда.

Каштановые волосы Павлы с белой прядью выбились из-под шапочки. Яне показалось, что эта прядь еще белее. Голос у Павлы, как всегда, ласковый и ровный:

- Как отец? Доволен, что ты на пункте связи? Я еще спрашиваю! Конечно, доволен, ты же теперь с ним.

Яне слышалось: и со Станеком. Ее пальцы беспокойно ощупывали ремень, впивались в большую квадратную пряжку, словно искали, за что ухватиться:

- У вас такая тишина:

Павла улыбнулась:

- Это все говорят. Капитан Рабас считает, что мы - курьез войны. Это, говорит, как детская кроватка на колесиках да еще в придачу материнская ласка.

'И ко мне Павла относилась по-матерински', - подумала Яна.

- А у нас так страшно, - сказала Яна с нескрываемым ужасом и повторила: - Мне страшно, Павла.

- Трудно в это поверить, - заметила Павла.

Яна стала расспрашивать. Павла внимательно слушала, потом переспросила:

- Ты хочешь уточнить, в каких местах была санчасть, когда немцы под Киевом остановили батальон Рабаса?

Яна утвердительно кивнула головой и описала ей место, где погиб Боржек.

- Кто этим интересуется?

- Связисты: - Она не выдала Калаша.

- А зачем им это знать?

- Можно ли было оказать Боржеку еще помощь после того снаряда:

- По-вашему, мы что-то не доглядели?

- Нет. Речь не о том.

- О чем же?

Выяснять пришла Яна, а получалось, что допрашивали ее.

'С Боржеком было двое'.

Эмча перестала резать салфетки и застыла в каком-то страшном предчувствии.

- Солдат, - сказала Яна. - Тот, который хотел, чтобы Боржек долго не мучился.

- И сделал это?

- Да, чтобы он долго не мучился: - Яна дотронулась рукой до груди. - В сердце:

Из рук Эмчи выпали ножницы.

- Но ведь каждый раненый, - сказала Павла, - принадлежит нам. Как он решился? Солдаты идут в бой с уверенностью, что мы всегда придем им на помощь. У них ни малейшей мысли не должно быть о том, что кто-то их добьет.

- Он хотел, как лучше, чтоб немцы не терзали его, - уверяла Яна. - Поверь хотя бы ты мне, Эмча, главное, ты мне верь, Эмча!

Глаза Эмчи наполнились слезами:

- Боржек всегда шутил: если фашист продырявит меня, прибежит Эмча, откроет сумочку с красным крестом: А этот солдат: это преступление.

Яна вскрикнула:

- Не говори так! Не надо! Он хотел избавить Боржека от надругательств.

- Эмча права: это преступление, это убийство. - Павла была непримирима.

Яна пришла в ужас: 'Преступление!.. Убийство!.. Обе, как сговорились, твердят одно. Эмча мучается, страдает, как мучилась и страдала Павла в Испании. А что для них я? Я счастлива. Как будто из-за этого я не пойму муки других'.

- Ты только подумай, при каких обстоятельствах:

- Не знаю обстоятельств, которые давали бы ему такое право, - сказала Павла. - Никакой консилиум врачей во всем мире не отважится принять подобного решения. Врачи не смеют неизлечимо больного человека лишать жизни. Они избавляют его от боли. И какой-то самонадеянный тип принимает решение за всех! А ты защищаешь его словно ангела-спасителя!

Она напомнила Яне про Соколове. Под пулями и снарядами Павла с Яной ползли по льду, помогая раненым. Они ведь рисковали жизнью даже ради смертельно раненных.

Эмча ухватилась за возникшее вдруг предположение: Яна готова защищать только одного человека, даже если он не прав, - Станека.

- Я знаю, кто был тот солдат! - произнесла она.

- Нет, не Иржи! - горячо воскликнула Яна.

'Это сделал не Станек, - с ужасом поняла Эмча, - значит, Йоза. Он! Вот почему он избегает меня после Киева. С тех пор, как нет Боржека, я словно и брата лишилась'.

Воцарившуюся тягостную тишину нарушало лишь равномерное тиканье будильника на полке.

Эмча потянулась к мягкой белоснежной марле. Отдернула руки. Стерильный бинт для перевязок. Боржек не дождался бинта на свою рану. Получил вторую - и, возможно, именно она была смертельной. 'Йоза! Как ты мог?'

'Вероятно, я ничем не помогу Эмче, если выясню все точно. Калашу - тоже. Но это лишь два человека. А другие? Их больше, и они должны знать все', - подумала Павла. Она направилась к врачу.

Павла с врачом рассматривали боевую карту Киева. Еще раз проверяли размещение сестер и врачей в тот момент, когда у батальона Рабаса был оголен левый фланг. Там тогда было больше всего работы, туда все стягивались: Нашли место, где пролегала линия связи с 'Андромедой'. Но от нее медпункт был далеко.

Врач вынул из дела справку об убитом.

- Ничего чрезвычайного. Случай абсолютно бесспорный, - и прочел: - Взрывом снаряда оторвана половина лица - вены вскрыты. Смертельное ранение.

- Других ран не было?

- Да. Позже, еще одна рана. Прямое попадание в сердце. Но смерть наступила раньше, после первого ранения. - Он сунул справку в папку, захлопнул ее. - Теперь я вспомнил: доктор Эмлер говорил, что парню повезло - долго не мучился.

- Солдату всегда везет, - грустно улыбнулась Павла. - Если ранен легко - повезло, что не тяжело; если ранение тяжелое - хорошо, что не смертельное; если солдат убит, то, как сказал доктор Эмлер, повезло, что недолго мучился.

Павла вернулась к Эмче и Яне:

- Выстрел Йозы был уже ни к чему.

Эмча не могла держать раскалывавшуюся голову. Подперла ее ладонями. Слабым голосом проговорила:

- Все-таки, зачем Йоза: зачем?

Павла сказала, утешая:

- Умирающего человека нельзя оставить: он не должен покидать мир один. Такого нужно взять за руку, проводить его - ты же знаешь. Но ни Станек, ни Йоза не могли этого сделать. А если бы Боржек умер в руках у фашистов: ты видела, что они творят. Я это видела уже под Мадридом.

Эмча смотрела на Павлу, глаза ее были влажны.

- Мы дрожим над каждой искоркой жизни, тлеющей в человеке, - сказала Павла. - Я знаю, тебе тяжко, ты любила его. Но и Йоза поступил так потому, что любил его. И не он убил Боржека, а немцы.

Влажные глаза по-прежнему были устремлены на Павлу:

- Сколько у нас с Боржеком было счастливых минут! Правда, урывками:

- Урывками, да? Знаешь, Эмча, что говорит герой 'Белых ночей' Достоевского? 'Боже мой! Целое мгновенье счастья! Да разве этого мало, даже на всю жизнь?'

В Павле оживало пережитое в Мадриде, Сьерра Гвадарраме, погибший возлюбленный, оживали редкие минуты счастливых встреч со Станеком.

Слезы текли по лицу Эмчи.

- Прощаешь Йозу?

Яна долго смотрела на Эмчу, улыбаясь, словно хотела перенести эту примирительную улыбку со своих губ на губы Эмчи. Только спустя минуту Яна услышала:

- Я уже простила его.

Весть о том, что брожение среди телефонистов начинает волновать уже не только Станека, но и самого начальника связи Давида, вползла в их комнату, словно что-то одушевленное.

- Я никогда не был против нашего Старика, - сказал Шульц. - Суровый, безжалостный: Да вы забыли, как он заботится о нас? Притащимся на новое место - он сразу же беспокоится, чтобы нам не выделили какие-нибудь лачуги, где продувает и подтекает.

Махат блуждал по комнате мутными глазами. Он не знал, что теперь хуже: то, что говорят ребята, или то, что Цельнер и Блага молчат.

- Опять какая-нибудь паршивая линия порвется, - раздраженно начал он, - надпоручик прикажет, и ты пойдешь в этот ад. Но, учти, не каждого ранит только в руку.

- И здесь так же было, - не слушая Махата, вспоминал Зап. - Уже темнело, штабисты давно в тепле, а он по грязи и слякоти обошел с квартирьером все хаты, пока нас как следует не разместил.

Махат не унимался:

- Сперва Боржек, потом я, теперь пусть готовится кто-то из вас.

- А еще он помогал нам подпереть потолок балкой, - продолжал свое Шульц.

- Это не всякий офицер стал бы, - добавил Ержабек.

Млынаржик, нахмурившись, посмотрел на Махата:

- И не всякий солдат оценит.

- У меня уже все позади, - сказал Махат подавленно. - Но вас это ждет. Вы несчастные. Скольких из вас он и Калаш не приведут с задания назад! - Махат повысил голос. - Командир, не имеющий ни на йоту сочувствия к солдату, устраивает для своих подчиненных настоящий ад. И в этом аду вы сгорите один за другим:

Млынаржик бросил на чашу весов в пользу Станека новые ботинки, которые тот ему раздобыл:

- А ботинки?! Они здесь ценятся не меньше, чем оружие.

Шульц полушутливо поддержал:

- В этих ботинках он теперь дотопает до своей Спаленой улицы.

Воцарилась тишина.

- Так, так, - посмеивался Махат, немного успокоившись. - Ботинки - а дальше и крыть нечем.

- Смейся, смейся! - В ногах у Махата стоял Калаш. - Но стоило над этим делом слегка приподнять краешек:

'Краешек? Какой краешек?' - Махат задумался.

- Довольно ты наживался на живых и мертвых. Сегодня этому конец. - Калаш подробно рассказал всем, как все случилось с Боржеком. - Для меня было бы лучше не стрелять. Но вам следовало бы спросить тех умирающих, что для них лучше: когда к ним приближается фашист-фанатик с тесаком в руке или: Только мой выстрел был уже не нужен.

- Значит, Боржека нельзя было спасти? - спросил кто-то из солдат.

- Да, врач подтвердил.

Махат чувствовал, что через 'приподнятый краешек' к нему проникает обжигающий воздух, от которого жжет грудь. Нет, ледяной воздух. Его начало трясти. Над тюфяком Махата уже склонились ребята. Он не разбирал, где кто стоит, видел над собой одни разгневанные глаза.

- Здена, - кричал Цельнер. - Я думал, ты все точно знаешь.

- Все это ты затеял из-за своей сумасшедшей ревности.

- Ложные обвинения!

- Клевета!

Злые глаза, злые голоса, злые руки всюду вокруг него, и все-таки Махат собрался с духом:

- Нет, не ложь! Я был уверен, что я прав!

Калаш по-прежнему стоял у него в ногах:

- Что Станек убил, что Калаш убил - я знаю, такое тебе на руку: тебе лишь бы обвинить. Ведь на войне самое страшное - убить своего. - Калаш посмотрел на Махата. В его взгляде было что-то такое, что заставляло Махата отводить глаза. - Но Боржека убил не я и не Станек. Его убил снаряд. Станек выбрал Боржека и объяснил, почему выбрал. Но мог ли он предвидеть, что и снаряд выберет Боржека? Разве снаряд не мог убить меня? Или Станека? Надпоручик шел вместе с нами, хотя мог этого не делать, даже должен был этого не делать: А вчера в той долине он запросто мог получить пулю вместо тебя. И, может быть, не только в руку - вот это единственное, в чем ты прав. А знаешь ли ты, что ложное обвинение кого-нибудь в убийстве наказуемо? Знаешь ли ты, что все мы должны снова идти в ад, о котором ты говоришь и к которому нас так блестяще, черт возьми, готовишь? Не я, не Станек, а ты опасен для нас. Ты ставишь нас под угрозу. Всех! Всех до одного!

Махат молчал.

- Ну вот, теперь ты знаешь правду, теперь вы все ее знаете, - сказал Калаш. Он подошел к столу и принялся составлять тот злополучный рапорт, который никак не давался ему.

Млынаржик сел на скатанный войлок неподалеку от Махата. Рассуждал спокойно, будто не обращаясь к Махату:

- Эти ботинки, которые достал мне Старик, сами до Спаленой улицы меня не донесут. Но без Старика я не хочу идти дальше. Для меня несомненно, что к своему Вашику я дойду скорее с ним, чем без него.

- Паи надпоручик требует рапорт о личном составе, - крикнул Панушка из двери, - Калаш, готово у вас?

- Сейчас закончу, пан ротный. Сейчас - Калаш не успел договорить - дверь уже закрылась.

- Йоза, - бросился Цельнер к Калашу. - Обо мне тоже будешь писать?

- Не бойся, никого не пропущу, - сказал Калаш.

Ержабек смотрел, как строка к строке растет рапорт.

Он подсел к Калашу и тихо, так, чтоб его слушал только четарж, сказал:

- Йоза, ты подумал о том, к каким это приведет неприятностям? Ты подумал о том, что пережил Станек и что ему после этого еще придется пережить? Он хочет того же, что и мы, того же, что и партия, и ради этого - придет время - он много сделает. Так же, как для своего 'паука'.

- Я выполняю его приказ, - отрезал Калаш.

- Я вижу, что ты выполняешь. Но не будет ли это: - снова спросил Ержабек, - не будет ли это лишь завершением несправедливости, если этой бумагой ты усложняешь его положение?

- Я выполняю его приказ, - повторил Калаш, посмотрел на часы и быстро закончил рапорт на Махата, на ребят, которые поддались его влиянию, и, значит, на самого себя.

- Ну, если ты выполнишь его таким образом, дело это потом так просто в архив не сдашь. А ты должен был бы его выполнить так, чтобы рапорт в конце концов годился лишь для архива.

Калаш поднял глаза от бумаги, Ержабек, наоборот, над ней склонился.

- Что у тебя ушей что ли нет? Есть? Почему же ты не слушаешь, что тебе говорят?

- Ты меня задерживаешь!

- Этого я и хочу. Почему ты здесь пишешь только о том, что было? Почему ты сначала не убедишься в том, что есть сейчас?

Калаш быстро схватил бумагу, чтобы перевернуть.

- Минутку, Йоза. Ты не против, если я поговорю с ребятами?

Калаш оставил рапорт на столе.

- Только быстро.

Ержабек задавал солдатам вопрос за вопросом:

- Кто еще верит тому, в чем Махат обвиняет Станека? Кто хочет подать на Станека жалобу по примеру солдат в Англии, как советует Махат? Никто?.. Ты берешь назад все, что говорил по его адресу, Цельнер?

- Беру.

- Ты, Блага?

- Тоже.

- Ну а остальные? Будет ли кто-нибудь из вас еще утверждать, что Станек бесчеловечен?

Молчание. Долгое. Тягостное. И вдруг, приподнявшись над тюфяком, Махат сказал:

- Я!

Калаш разорвал бумагу с рапортом:

- Ты прав, Ержаб. Я писал о брожении, а его нет. Сегодня все выглядит иначе. Только Махат:

Оставшись в полном одиночестве, Махат упорно стоял на своем:

- Почему я должен менять взгляды? - медленно цедил он слова: - Я, дорогой Йоза, никогда не отступал перед врагом.

- Что? Станек - враг?! - ужаснулся Калаш.

Вся комната замерла.

- Станек - враг?!

Голос у Махата звучал нетвердо, но желание не покориться было твердым:

- Враг! Для меня навсегда. Я с ним вместе дальше идти не хочу.

- А мы не хотим без него! - закричали солдаты.

- Ну если вы так мечтаете о могиле: А я хочу другого командира. - Рот Махата скривился: - Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую? Я такого не признаю. Око за око. Чтобы не дождался ни моих, ни ваших похорон.

Шульц кричал:

- Здена, замолчи!

- Поставят тебя к стенке! - сквозь слезы сказал Зап.

- К стенке! Ну нет, - сказал Калаш, который вдруг принял решение действовать. - Будет по-твоему, Здена. Ты со Станеком дальше не пойдешь. У тебя другой будет командир, раз тебе хочется, - в штрафной роте.

Здоровая рука, на которую опирался Махат, подломилась.

- Что? Штрафная рота? Туда вам меня не упечь! - а закричал он: - Я не трус и не дезертир!

- Ты не дезертир, - сказал Калаш сурово. - Ты хуже. Дезертир отвечает сам за себя. В его лице армия теряет только одного и к тому же скверного солдата. Но ты, Здена, заражаешь всех вокруг, даже самых лучших. Поэтому тебя надо удалить.

Солдаты, онемев, смотрели на Махата, бессильно откинувшего голову. Калаш чувствовал, что свое решение ему надо получше обосновать. 'Я не могу здесь оставить Махата. Его озлобленность будет постоянно источать яд'. Вслух сказал, обращаясь уже не к Махату, а к Ержабеку:

- Я могу ручаться за порядок, если у нас не будет Махата. А иначе - нет. Лишь штрафная рота его образумит.

Ему показалось, что Ержабек не одобряет его решения, и он снова обратился к Махату:

- Мне, Здена, это не доставляет удовольствия. Но у тебя есть время. Ты сам можешь себе помочь. Если бы ты честно во всем признался Станеку: если бы его попросил:

Махат упорствовал:

- Не старайся! Я не кающаяся Магдалина, а он не Христос. Никакого покаяния не будет.

Калаш все стоял возле Махата.

- Здена, послушайся меня! Пара слов - и опять все будет хорошо!

На рубашке у Махата проступило пятно пота. Калаш отошел.

- Черт побери, - говорил Цельпер Благе, - хоть бы на один день так безумно влюбиться, как Здена. Я завидую ему.

Махат тяжело дышал. Цельнер шептал Благе:

- Тебе не кажется, парень, что рядом с Махатом чувствуешь себя каким-то пустым? Ведь на фронте, собственно говоря, не живешь. Откладываешь жизнь до дома. А он? Он всего себя отдает - просто страшно, вплоть до самоуничтожения. Он несчастен - но, я тебе скажу, он и счастлив, счастлив, как никто из нас:

19

Махату уже не принадлежал даже этот соломенный тюфяк, этот тесный мир! Выгонят!

Не выгонят! Он избежит надругательства. Он знал, что Цельнер тайно прячет у себя парабеллум, взятый у убитого немца. Следя за окнами и дверью, он вытащил пистолет из вещмешка Цельнера. Лег. Под одеялом вынул магазин, проверил, есть ли патроны. Левой рукой было несподручно, правая, забинтованная, неуклюже помогала. Нащупал: магазин наполовину полон. Вдруг шаги в коридоре. Быстро засунул пистолет под одеяло.

Вошла Эмча. Он, не сопротивляясь, проглотил лекарство. Позволил измерить температуру.

- Что-нибудь хочешь, Зденек?

- Нет.

Первый раненый, который ничего не желает.

- Тебе положено усиленное питание. Я постараюсь:

- Я ничего не хочу, - сказал он решительно.

Эмча поправила одеяло. Он испугался: вдруг обнаружит пистолет. Сунул потихоньку под одеяло здоровую руку: все в порядке. Слабо улыбнулся.

- Все-таки кое-что я хочу, Эмча.

Она ожила:

- Ну скажи!

- Причеши меня.

Она причесывала его осторожно, едва дотрагиваясь, боялась причинить боль, спрашивала все время: - Тебе не стало хуже?

- Мне лучше.

Он остался один. Состояние аффекта, в котором он мог бы быстро и без душевных терзаний покончить с собой, прошло. Теперь ему уже трудно было решиться на это. Странно: на фронте смерть всегда рядом с солдатом, но стоит пожелать самому покончить счеты с жизнью, как смерть отдаляется и, чтобы приблизить ее снова, нужны нечеловеческие усилия.

Жить он не хотел, но думал о живых, о том, каким увидят они его, что скажут. Ему казалось неприличным, если потом он, солдат, будет бос или в грязных портянках. Он надел сапоги. 'Было бы неплохо ради проверки выстрелить:'

Испугался, что сам себе врет. 'Выстрелить ради проверки', - это значит позвать Яну. Нет: Именно ради нее нужно сделать все без сучка и задоринки. И опять испугался: а вдруг не сразу придет конец. Ведь и такое случается, стрелять-то он будет левой, промахнется, а врач из лучших побуждений сделает самое страшное: продлит его муки. Иногда человеку с простреленной головой продлевают жизнь на целую неделю, а то и больше. Он огляделся. Здесь этого делать нельзя. Он напялил ушанку, набросил на плечи шинель и вылез в окно.

Что-то влекло его в ту болотистую долину: там он был ранен, пусть там и оборвется его жизнь. Уже издалека он стал высматривать место. Нужно, чтоб не нашли его раньше времени, чтоб не успели в случае промаха оказать помощь. А может, как раз вблизи дороги, чтобы его нашли и похоронили, прежде чем здесь опять что-нибудь произойдет? Он не мог избавиться от предчувствия, что его мучения сегодняшним днем не кончатся. В памяти всплывали случаи, когда самоубийцы не погибали тут же на месте.

Он вытянул левую руку перед собой. Она сильно тряслась. Когда он возьмет в нее пистолет, будет еще хуже. А если опереться о дерево?

Махат представил, что будет потом, когда его найдут. Ведь он будет существовать еще какое-то время. Останется здесь лежать, но это будет все еще он - десятник Махат. Его станут переворачивать, раздевать: Кто-то о нем пожалеет. Эмча, быть может, всплакнет над ним. Что будет чувствовать Яна? Запоздалые угрызения совести? Но его смерть все равно станет между ней и Станеком. Пусть станет между ними!

Он не заметил, как очутился посреди долины: речка, болото, по правой стороне лес, по левой - шиповник. Как здесь спокойно. Тишина. Махат направился к лесу. Там свершится:

Ничто его теперь не остановит.

Он сошел с дороги на траву.

Давид вызвал Станека и Калаша к себе. Спрашивал Калаша:

- Когда же Махат начал все это?

- С Киева:

Станек, которому Калаш по дороге рассказал все, перенесся моментально назад, в Киев. Среди выстрелов, гремевших тогда, прозвучал и тот, которым Калаш избавлял Боржека от мучений. 'Калаш завершил то, что начал я, взяв Боржека с собой', - подумал Станек.

- Ну а вы? - спросил майор.

Надпоручик вздрогнул, но майор обращался к Калашу.

- Я все время пытался его усовестить, - сказал Калаш, - но он, словно глухой:

- Пытались усовестить?.. Я правильно слышал - усовестить? - Майор наслаждался этим словом. - С самого Киева? А тем временем вы пишете в рапортах о здоровом моральном духе личного состава. - Давид повернулся к Станеку. - Он докладывал что-нибудь вам, пан надпоручик?

Не только не докладывал. Исказил истинное положение дел. Но Станек лишь сказал:

- Нет, пан майор.

- Вы, пан четарж, ничего не предприняли за весь этот долгий период, вплоть до сегодняшнего дня?

Калаш утвердительно наклонил голову.

- У вас есть какое-нибудь оправдание?

- Есть оправдание! - поспешно сказал Станек.

- Вас я не спрашиваю, пан надпоручик. - И резко Калашу: - Есть?

Калаш думал о том же, что и Станек, но сказал:

- Нет:

- Нет. Довольно. Вы будете наказаны. Можете идти.

На обратном пути Калаш мысленно продолжал мучительный разговор с майором: 'Оправдания мне нет. Есть объяснение. Я думал о Боржеке. Думал днем и ночью. А сегодня придет Эмча благодарить за то, что я сократил ему предсмертные мучения! А мои муки? Что она об этом знает? Не она спустила курок, она будет только оплакивать Боржека. Время залечит ее раны. А я? Я даже теперь, когда она сказала, что ему все равно нельзя было помочь, не могу избавиться от этого ужаса. Стригунок, я не избавлюсь от этого до конца жизни'.

- Какое оправдание, по-вашему, у Калаша?

- Человеческое, пан майор. - И Станек рассказал, что Калаш только что признался ему, как он выстрелил в сердце смертельно раненного Боржека, жениха своей сестры Эмчи. - Признался, что из-за нее он утаил это и от меня.

Давид взвешивал поступок Калаша с различных точек зрения. Безусловно, он решился на это потому, что речь шла о близком ему человеке. Не думал о последствиях для себя, им руководило чувство гуманности. 'Он взвалил на себя тяжкое бремя, - размышлял майор. - Нес его все это время в одиночестве, сгибался под его тяжестью, и это стало причиной того, что он утратил контроль над своими ребятами'.

На листе бумаги Давид написал: 'Приказываю отстранить четаржа Калаша от должности командира взвода. Основание: терпел во вверенном ему подразделении попытки подорвать авторитет вышестоящего командира, что оказало негативное влияние на моральное состояние солдат'.

Майор пододвинул лист к Станеку.

У Станека желваки заходили на скулах.

- С чистой совестью я не могу подписать этого. Калаш - один из моих лучших солдат.

- Я сам подпишу это с чистой совестью, - сказал майор. - Лучший солдат? Возможно. Но плохой командир. Действовать так, как он, командир не имеет права.

Станек упорно защищал Калаша:

- Конечно, он заслуживает наказания, но смещать?!

Майор иронически улыбнулся:

- Калаш сегодня сделал то, что должны были сделать вы - разобрался наконец-то во всем. Впрочем, особой его заслуги в том нет. Будь вы плохим командиром или будь солдаты ваши из рук вон плохи, Калаш не справился бы с ними. Судите обо всем как военный.

- Я и сужу как военный, пан майор, - хмурился Станек, не желавший допустить, чтобы его подразделению был нанесен урон. - И потому мне не безразлично, ведь я теряю двух телефонистов.

- Калаша вы не теряете.

- Это равносильно потере! Он ожесточится. Он ведь уверен, что сегодня положение выправилось: никаких недоразумений между солдатами и командиром уже не возникнет.

На столе перед майором лежала карта с нанесенной на нее сетью связи. Давид через маленькую лупу рассматривал долину, пестревшую массой точек: ими были отмечены места обстрела.

- Да, страшного ничего не случилось. Но лишь потому, что вы сами пошли с ребятами! - Майор помолчал, затем продолжил: - Нет, Калаша вы не потеряете. Если он и вправду один из лучших ваших солдат, то поймет, что наказан справедливо, и останется таким, каким был. А Махата потеряете. - Он прочел из рапорта Калаша: - Штрафная рота.

Станек вскочил.

- Сидите!

Надпоручик сел.

- Штрафная рота? Не согласен! На это не могу согласиться!

- Странный вы человек, Станек! - усмехнулся майор. - Калаш оправдал вас в глазах ребят, но с его наказанием вы в конце концов согласились. - Он посмотрел на сжатые кулаки надпоручика. - А по поводу Махата, который всячески оговаривал вас, хотите спорить?

- Штрафная рота - это ж почти смерть! - выкрикнул Станек и уже не мог остановиться: - Как я могу желать его смерти? Я? Именно я? Ведь он взъелся на меня за то, что я оказался счастливее его.

- В любви?

- В любви.

Зазвонил телефон. Давид выслушал, повесил трубку.

- Не волнуйтесь, вы не будете палачом, Махат исчез.

- Я не понимаю, пан майор.

- Дезертировал.

Махат уже миновал болото и продирался сквозь искореженный лес, словно больной зверь, уползавший в предчувствии близящейся смерти в самое глухое место. Он выбрал кряжистый дуб и подумал: 'Здесь!' Оперся о ствол, чтоб отдышаться.

Вдали слышалась редкая перестрелка. А тут, рядом с ним, война ни звуком не напоминала о себе. В прошлогодних листьях зашуршала мышь. 'Зачем ты явилась сюда именно сейчас? Чтоб сказать мне, что на войне чем меньше ты заметен, чем тише ты живешь, тем спокойнее и легче? Ну-ну, смейся надо мной! Это единственное, что будет сопровождать меня в последний путь'.

По старой траншее, прорытой на лесистом холме, пробирались трое немцев, надеявшихся на чудо. Главным образом в чудо верил самый молодой из них - ефрейтор Оскар Линге, вымуштрованный еще в гитлерюгенде и нашпигованный его заповедями (немецкие мальчики должны быть как молодые хищники). Он еще верил, что военное счастье улыбнется ему.

Линге знал, что очутился на территории неприятеля, но не растерялся. План его был прост: по траншеям уйти к лесу и там переждать до темноты, а ночью проползти назад к своим. Два пожилых солдата в удачное осуществление этого плана слабо верили. Воевать, это да. Умирать? Ну, уж нет. Была б на то их воля, они с поднятыми руками вылезли бы из траншеи и сдались бы в плен первому же солдату. Но они знали, что ефрейтор не задумываясь пристрелил бы их.

Оскару Линге тоже не хотелось умирать. Но гордость и присутствие двух солдат заставляли его не забывать о том, что вдалбливали ему в гитлерюгенде: большевикам нельзя попадаться в руки живым. Таким образом, все трое представляли смертельную опасность друг для друга уже тем, что были вместе.

Один из солдат кашлял. Синея от натуги, он старался подавить кашель. Линге долбил его в спину:

- Проклятая свинья, заткни пасть!

Второй солдат был более крепким; он, пригнувшись, терпеливо шаг за шагом продвигался по узенькой траншее. А из головы не выходили беспокойные, бунтарские мысли: 'Вот погибнем мы тут, кто виноват? Нацисты, большевики? Конечно, наци. Не большевики же погнали нас в Россию. И этот сопляк ефрейтор:'

Махат вытащил пистолет. Он пытался побороть мелкую дрожь, охватившую все тело. Приказывал себе: 'Сосредоточиться! Рука должна быть твердой'.

Но сосредоточиться никак не мог. Все думал, а что будет потом! 'Твоя жизнь принадлежит не тебе одному, - продолжал он мучительный разговор с собой. - Она принадлежит также и воинскому подразделению, в которое ты добровольно вступил. И сейчас, и потом: Сгниешь тут, а в списках бригады останешься, лишь отметят там: не выдержал, дезертировал на тот свет. Даже с этого света так просто не убежишь: смерть - не конец человека'. Рука дрожала, да и все тело била дрожь. 'Ты, Зденек Махат, останешься в памяти людей трусом, дезертиром, хотя ты никогда им не был. Не в твоей это натуре. - Рука с пистолетом опустилась. - Ты никогда не был тихим и робким, как эта мышка. Ты всегда много шумел и многого хотел. Вырвать у Станека Яну, подразделение: - Вздохнул. - Родители Боржека спрашивали о последних минутах своего сына. Что скажет Калаш моей матери, когда она однажды придет спросить его обо мне? Неужели скажет: 'Ваш сын - слепой ревнивец. Из-за этого докатился до клеветы и ненависти. Я вынужден был отправить его в штрафную роту. У него не хватило мужества достойно нести наказание''.

Махат снова поднял руку с пистолетом. Ему показалось, что его уже не так трясет. Огляделся по сторонам - проститься с белым светом.

Сосны, раздетые догола снарядами. Голые дубы, голые березы. Вместо крон обрубки, культи. Ветер бесчинствовал среди этих скелетов и свистел, словно кого-то искал. И вдруг в его свисте Махат явственно услышал кашель. Он переводил взгляд с дерева на дерево. Контур каски виднелся из окопа. Только что этой каски тут не было. Он впился в нее острым взглядом. Немецкая! Шевельнулась: 'Немец видит, что я держу пистолет, и выстрелит первым!'

Каска немного приподнялась над окопом. Махат увидел вымазанное глиной лицо, прицелился, нажал на спусковой крючок. Промазал.

Линге заорал:

- За мной, вперед!

Выскочил из траншеи, размахнулся гранатой.

Махат выстрелил еще раз, еще.

Линге поднял вверх обе руки и рухнул ничком в мягкую подстилку из листьев. Граната тоже куда-то упала, но не взорвалась.

Линге, собравшись с силами, пытался приподняться на колени. Махат заметил в окопе еще двух солдат. Какое-то мгновенье колебался, в кого стрелять. Солдаты не двигались. Тогда он опять прицелился в ефрейтора. После выстрела залег.

Оскар Линге схватился за живот.

- На помощь! На помощь! Камрады!

'Что будет? Эти два сейчас кинутся на меня?'

Но эти бывалые солдаты соображали лучше ефрейтора. Зачем перестрелкой привлекать дополнительные вражеские силы? Тогда конец и крохотной надежде проползти ночью к своим и реальной надежде попасть живыми в плен.

Ефрейтор корчился от боли.

- На помощь! Гуго! Вольфи! Позовите полковника! - хрипел он.

Махат вздрогнул. 'Так тут еще и полковник скрывается!' Он приподнялся и заглянул в траншею. Две каски мелькали уже далеко: Перед Махатом блестели глаза Линге. В них догорала жизнь. Ефрейтор молил:

- Прошу: камрад. Санитара. Я ведь солдат:

'Короткая у тебя память, парень! Только что стрелял в меня, а теперь я должен оказывать тебе помощь? Нет уж! - усмехнулся Махат. - Я подстрелил тебя, а ты мне продлил жизнь. - Махат лежал рядом с умирающим гитлеровцем. - Вот сейчас окончится эта схватка со смертью. Верно, так же будет и со мной. Буду извиваться, стонать'.

- Мама! Мама! - кричал Линге. - Твой Оскар умирает:

'Может, ему все-таки помочь?' - раздумывал Махат. Но, взглянув на свастику, отказался от этой мысли, В его лихорадочной памяти вставали другие встречи с другими немцами. С теми, в лагере, которые вместе с заключенными из оккупированных стран однажды ночью давали торжественную клятву: все силы на борьбу с фашизмом!

'После войны они встретятся, чтобы рассказать о том, как они ее выполняли. Я был в лагере единственный чех. И на этой встрече меня не будет. Они решат, что я совершил что-то значительное в борьбе за освобождение всех народов Европы. Скажут, отдал жизнь:'

Махат осторожно приподнялся. В траншее - никого, взгляд умирающего угасал.

Нет! Он не убьет себя: Не обращая внимания на боль в раненой руке, он побежал, еще не зная, куда и зачем. Он летел стремглав, перепрыгивая через поваленные стволы и пустые окопы. Выбежав из лесу, он без передышки помчался по лугу. Силы покидали его. Махат невольно замедлял бег. И наконец потерял сознание.

Очнулся в грузовике. На поворотах и ухабах его подбрасывало, будто неодушевленный предмет. Что-то гремело и стучало под ним, рядом с ним, толкало в спину. Потом опять он впал в забытье; ему чудилось: он в черешневом саду, который отчим снимал в аренду. Сад красный от зрелых плодов. К деревьям приставлены лестницы. Всюду сборщики плодов в видавших виды соломенных шляпах. Тяжелые корзины на крючках. У шоссе деревянная будка, там весы. Отчим руками, перепачканными фиолетово-черным соком, накладывает собранное и взвешивает. Вокруг вьются и жужжат пчелы, осы, мухи: Порой ему казалось, что это не жужжание насекомых, а равномерный рокот мотора.

Солдат, скрытый брезентовым навесом, наблюдал за Махатом. 'Кто такой? Раненый, шатается всюду. Странно'.

Черешню собирает мать Махата. Теплый ласковый ветер раздувает ее юбку, открывает сильные смуглые ноги. Она прижимается к лестнице, и губы ее, измазанные черешневым соком, скорбно улыбаются: 'Зденечек!' - 'Мамочка!' - Махат взволнован. Статная сорокалетняя женщина опирается теперь не на лестницу, а на сына. Это расставание. У нее подгибаются колени, она повисает на нем. 'Зденечек! Береги себя, чтобы тебя не убили!' Голос, полный слез, пробуждает Махата от видений. 'Меня убьют? Я сам хочу: Нет, уже не хочу'.

- Куда вы меня везете?

- Не волнуйся, везем куда надо.

'Понятно. Вот и наказание'. Махат приподнялся. Увидел слабый огонек сигареты. Нащупал плечо солдата, руку, закричал:

- Стойте! Везите сперва в штаб! Живее!

Солдат курил. Ждал, когда Махат кончит.

- Ты слышишь меня? - Махат дергал солдата за руку.

- Конечно.

- Я наказан, я не могу: Солдат вздрогнул.

- Но ты ступай в штаб и скажи, что в лесу укрылись немцы. - И Махат рассказал солдату все, что видел. - Не думай, что это бред. Я говорю святую правду. Там даже есть полковник!

- Какое наказание ты получил?

Солдат загасил сигарету о бочонок с селедкой.

- Ведь вы же меня туда везете!

- Да нет! - рассмеялся солдат. - Мы не из этой команды. Мы везем жратву: говядину, мармелад, селедку. Так что же тебе дали?

- Штрафную роту!

- Ого! Суровое наказание!

- Ничего подобного! - выпалил Махат упрямо, и впервые штрафная рота не только не пугала, но даже привлекала. - Меня этим не накажешь! Я иду туда не из-за трусости, а как раз потому, что никого и ничего не боялся. Понял? Меня хотят наказать тем, что будут посылать в самые опасные места. Промахнулись!

Солдат в скупом свете, проникавшем сквозь щели брезентовой крыши, пытался разглядеть лицо Махата.

- Да, - сказал он, - парня, который ничего не боится, штрафной ротой не испугаешь.

Гитлеровский полковник, уходя от преследования наших автоматчиков, бросал все, что ему мешало бежать: шинель, фуражку, оружие. Он проваливался в окопы и воронки, выкарабкивался из них и снова бежал. Растерзанный, расстрелянный лес швырял ему под ноги ветки и целые стволы. Полковник чувствовал, как сокращается расстояние между ним и преследователями, он уже слышал за спиной их тяжелое дыхание. Ужас поднял его руки вверх.

Пленный был доставлен в разведотдел.

Галиржа в разведотделе не было: его вызвал к себе полковник Свобода. В комнате, соседней с той, где находился пленный, Галиржа ждали Рабас и Вокроуглицкий.

- Атмосфера: - говорил Вокроуглицкий. - Вы же знаете это, пан капитан:

Рабас устремил на него взгляд из-под нависших бровей.

- Идите вы к черту со своей атмосферой! Аргументы! Вот что решает!

- А если их, извините, нет? Если их и в самом деле нет! - возражал Вокроуглицкий. - Против меня нет никаких аргументов. Только эта неблагоприятная атмосфера.

Рабас потер пальцы.

- Кофе в пакетиках, помните, поручик, уже кончился?

'И о чем только эта бездонная бочка думает! Джони вот-вот вернется, а я буду возиться с кофе'.

- Нет! Нет! - приветливо воскликнул Вокроуглицкий. - Немного осталось. Сейчас я вам приготовлю.

Рабас толстыми пальцами скреб небритую щеку.

- Пожалуйста, - услужливо предложил поручик металлический стаканчик, из которого поднимался ароматный пар.

- О чем бы вы говорили со своим приятелем, встретившись с ним спустя несколько лет? О себе, о своих впечатлениях, не правда ли? - Вокроуглицкий легонько постучал себя в грудь: - И я тоже рассказал Махату свою историю. Я офицер: но вместе с личным составом выступил против старших по званию.

'Это так, - подумал Рабас, - только к чему он завел этот разговор?'

- Я хочу честно сражаться и, конечно, по мере своих возможностей помогать командирам, - Вокроуглицкий помолчал. - Я буду тщательно следить за тем, чтобы ваш батальон, пан капитан, своевременно получал от нас донесения.

Рабас чувствовал: что-то тут неладно.

- Уничтожить фашизм: искоренить его полностью: ради этого мы здесь все без исключения.

Рабас немного подался назад:

- Да разве в этом кто-нибудь сомневается?

- Во мне могут сомневаться, - проговорил поручик. - Я влип в неприятную историю.

- Вы - в историю?..

- Да, да. В историю. Как только пан надпоручик узнает, что я невольно повлиял на Махата:

Рабас перестал потягивать кофе.

- От кого он это узнает?

- От меня.

И поручик объяснил, что Махату грозит штрафная рота, но, как тут ни крути, в какой-то степени виноват и он, Вокроуглицкий: он рассказал Махату об инцидентах в Англии, а тот ухватился за это.

- Я не могу допустить, чтобы парень так жестоко пострадал в сущности из-за меня. Мы с ним друзья детства: Я в этом отношении особенно чувствителен. - Вокроуглицкий, пытливо вглядываясь в лицо Рабаса, старался угадать, что тот думает, и не дожидаясь, пока пораженный Рабас обретет дар речи, доверительно сказал: - Вы, пан капитан, объективный человек. А пан надпоручик горяч и вспыльчив, поэтому я хочу попросить вас:

- Да, он вспыльчив, но справедлив, трудно тут сдерживаться. Я, поручик, сделаю все, что в моих силах. Хотя никаких гарантий не даю. - Рабас нахмурился: - Эта ваша паршивая атмосфера и впрямь подыграла. Должен признать, в незавидную историю попали вы.

Вошел Станек, направился к Вокроуглицкому и протянул ему руку:

- Я слышал:

- Но не все.

- Все. Вы искали меня в долине:

Лицо Вокроуглицкого покрылось красными пятнами.

- Я вас не догнал:

- Ну и что? Но вы шли на помощь. И добрая воля, очевидно, здесь была.

- Добрая воля со мной всегда, хотя не все кончается добром.

Сбивчиво он принялся объяснять. Но едва Вокроуглицкий дошел до того, как без всякого умысла он невольно подбросил Махату идею 'бунтарства', горячность Станека сразу же затмила чувство благодарности:

- Так это вы вдохновитель? Отплатили за 'Андромеду'?

- Стой, Ирка! - Рабас уже оттаскивал Станека от побледневшего Вокроуглицкого.

Вошел Галирж. Извинился.

- Подождите, пожалуйста, друзья. После допроса пленного я в вашем распоряжении. Идем, Ота.

Дверь закрылась не плотно, осталась небольшая щель.

Галирж устанавливал личность пленного. Он внимательно осматривал его форму, петлицы, награды, перелистал воинскую книжку и стал диктовать Вокроуглицкому:

- Франц Вебер, тысяча девятьсот первого года рождения, Вюрцбург:

Машинка равномерно застрекотала.

- Какая дивизия? - спросил Галирж. - Номер?

'Смотри-ка, новый номер, новая дивизия! Откуда? Наша разведка до сих пор ее не обнаружила'. Как выяснилось, полковник прибыл раньше своей дивизии и присоединился к разведке, а в долине они были отрезаны от своих. 'Так, а теперь получить данные о составе дивизии, когда она прибудет, какие ей отведены позиции и какие поставлены задачи: обороняться или наступать, если наступать, то где главное направление:'

Станек меж тем возмущался:

- Какой мерзавец! Ничтожество! Морду набью!

- Молчи! - Рабас потянул Станека: - Сядь сюда и - тихо!

- Сидел бы ты тихо, если б кто-то подбивал против тебя твоих солдат!

Из двери громко донесся голос пленного полковника:

- Я тоже знаю Прагу, герр капитан:

Не Рабас, слово 'Прага' заставило Станека умолкнуть. Он стал слушать.

- Прага, герр капитан, прекрасна. Как наш Нюрнберг. Но я ее уже не увижу. Вы расстреляете меня?

- Пленного? - удивленно протянул Галирж.

- Но и вы, господь свидетель: и вы Прагу уже не увидите!

Станек уловил в его тоне непреклонную веру в то, что говорит. Он подошел к двери.

- Почему же и мы не увидим Прагу? - строго спросил Галирж.

Немец был от Станека близко, в двух-трех шагах, но голос его звучал словно откуда-то издалека.

- Вы думаете: великая Германия - это разбитые бомбами города, опустошенные деревни, нищета и голод? Как вы заблуждаетесь! Ведь мы ведем бои на чужой территории. Вам еще далеко до границ Польши, далеко до наших главных укреплений, но как только вы на них натолкнетесь, тогда и познакомитесь с тем, что мы для вас приготовили:

- Фау один или два? - спросил Галирж иронически.

Тон ответа был тоже ироническим:

- Откуда мне знать номер?

В тишине постукивала пишущая машинка. Рабас тоже подошел к двери.

- Вы забыли, что произошло после первой мировой войны? - спросил язвительно Франц Вебер. - Разве вы не убедились еще, что и Англии и Америке ближе наша система мышления, нежели большевистская? Мне жаль вас. Вы не учились у истории: пером и кровью скрепляете с русскими дружеский договор и тем самым, собственно говоря: Вы понимаете, не так ли?

Станек и Рабас в оцепенении слушали. Голос Галиржа:

- А вы учли уроки истории?

- Разумеется. Прежде чем направиться на Восток, мы, покорив всю Европу, обеспечили прочный тыл.

Галирж усмехнулся:

- Вы замечательные стратеги, господин полковник. Однако вы с такой 'нежностью' заботитесь об этом тыле, что в настоящее время это скорее наш тыл, чем ваш.

- Не стоит выдавать желаемое за действительное, герр капитан. - Полковник прикрыл глаза. - Но у нас и на этот случай есть средства. Газовые камеры, например: Я мог бы об этом рассказать:

- Нет, благодарю, - остановил его Галирж. - Мы солдаты. Нас интересуют другие данные. Правда ли, что группа армий 'Центр' планирует еще до рождества вернуть назад Киев:

- Почему бы ей этого не сделать? На то она и армия.

- Откуда возьмете дополнительные силы?

- На это вы могли бы найти ответ в моей философии, герр капитан.

- Говорите яснее!

- Перемещением дивизий из районов относительного затишья в районы, где решается судьба войны.

20

Рабас не стал дожидаться окончания допроса полковника и увел с собой Станека - подальше от Вокроуглицкого. Он понимал, что значит для надпоручика эта история с подстрекательством его солдат. Никакие объяснения Станека не убеждали, напротив, даже упоминание о Вокроуглицком еще больше распаляло его. Рабас боялся за Станека: 'Схватится еще с поручиком, дойдет до рукоприкладства. За это и разжаловать могут. Или в тыл отправят, - Рабас от досады заскрипел зубами, - а я и товарища лишусь, и надежной связи в критическую минуту - в этом деле Ирка не имеет равных. Нет, я не допущу, чтобы эти двое нынче встретились друг с другом. Но как задержать Ирку?'

Рабас проводил надпоручика до его домика и, хоть тот и упирался, втолкнул его в дверь.

Станек сыпал ругательства, но, увидев Леоша, замолк. Рабас с нескрываемой радостью приветствовал Леоша:

- А, пан шеф-повар! Ну-ка покажи свое умение и подай нам на серебре шницель по-венски и мельницкое вино. К шницелю, разумеется, красное.

Леош бросил косой взгляд на своего сумрачного командира, но поддержал радостный тон Рабаса:

- Осмелюсь доложить, пан капитан, шницель будет. - И в ответ на удивленный взгляд Рабаса добавил: - Подрумяненные шницелечки, но из колбасы.

- Сойдет! - Рабас скинул полушубок.

Станек ворчал:

- Ты надолго тут расселся?

- Будем пировать, - объявил Рабас - Исчезли призраки. Разве это не повод для праздника?

Станек еще противился, но Рабас силой усадил его на стул и погладил по голове:

- Опять тебе, душа моя, придется носиться с кабелем к моему батальону.

- Пошел ты к черту!

Появился Леош с угощением. Серебро заменяли закопченные солдатские миски. Вместо скатерти - листки бумаги с устаревшим кодом.

- Вода для чая кипятится, - прогнусавил Леош.

Рабасу, озабоченному тем, как 'с наименьшими потерями' ликвидировать конфликт, было безразлично, что приготовит Леош, но он не подавал виду и старался быть в глазах Станека прежним, разбитным малым.

- А воду где брал? В пруду? - допытывался он. - Учти, я головастиков и тритонов есть не буду.

Леош вдруг выставил на стол бутылку самогона.

- Тоже неплохо, - подмигнул Станеку Рабас, бросая в рот подрумяненные кружочки колбасы. - Как ты считаешь, Ирка?

Станек принялся за еду. Сумерки сгущались. В небе было тихо, только белые осветительные ракеты, медленно спускаясь, освещали стол и лица двух офицеров.

Рабас, конечно, не думал, что ему удалось успокоить Станека. Он следил за ним краешком глаза и соображал, чем его занять, чтобы он не вспоминал о Вокроуглицком. Что на фронте наиболее интересно? Сам фронт.

- Чудно, Ирка, - говорил он. - Вчера, бьюсь об заклад, ты меня проклинал: я торчал на самом краю и по чистой случайности меня не угробило, но я ничего не замечал, был как пьяный. А сейчас сижу вот с тобой в тиши, пью водку и как стеклышко трезвый: - Рабас возвращал Станека назад в бой. - Ты же знаешь, как там это выглядит. Что росло годами - пусть это человек, или дерево, или дом, - за секунду все на куски. Но целый день после боя - и нет такого солдата, который бы от этого избавился - в ушах гремит, в глазах молнии, огонь, кровь, сердце замирает: - Теперь, после экскурса в долину, он вернулся опять к своему маленькому празднику: - Но когда этот ад позади, когда ты придешь в себя, то опять все воспринимаешь трезво: эта колбаса вполне еще годится, эти остекленевшие кусочки жира в ней:

Рабас говорил с набитым ртом, запивал самогонкой и в своих рассуждениях упорно вел надпоручика от прозы жизни к высшим материям, которые должны были подействовать на Станека, хочет он того или нет. Он ткнул ему в грудь пальцем, словно изгоняя из его сердца злость на Вокроуглицкого.

- Не случись той неприятности, ты б никогда не узнал, как твои служаки преданы тебе. - Он опять ткнул ему в грудь. - Без тебя, говорят, они никуда. Ты должен прыгать до неба от радости.

Станек нетерпеливо слушал Рабаса. А тот старался вовсю:

- Вот тут и проявилась еще одна сторона проклятого фронта. Ведь что бывает в мирной жизни? Стоит одному кинуть в тебя камень, как тут же найдутся еще желающие, и бывает, что добьют.

Станек задумался над рассуждениями Рабаса и забыл о Вокроуглицком.

Но Рабас все хорошо помнил. Он отвлекал Станека то на то, то на другое.

- А что поделывает твоя красавица? Не будь это ты, Ирка, я бы приволокнулся за ней.

В темноте Станек не видел выражения лица Рабаса.

- Я бы не удивился, ведь ты такой ловелас, - раздумчиво проговорил Станек.

Голос Рабаса был настойчив:

- А разве для тебя это прелестное создание не радость?

Станек уже не помнил о тенях и призраках, которые испортили ему ту встречу с Яной. В душе осталось только что-то очень хорошее.

Самозваный собутыльник становился в тягость. Станек ответил раздраженно:

- Нет.

Рабас почувствовал, что надпоручик ускользает от него.

- Но это непростительная ошибка, Ирка! Неужели ты в этом так мало смыслишь? А то смотри, моя Ружена за семью горами, и кто знает, есть ли она еще у меня. Может, ты переведешь эту девочку ко мне?

- Ишь чего захотел!

Рабас рассмеялся и решил сменить тему, увести Станека от Яны:

- Освободители родины! Уж никогда мы не будем испытывать более возвышенных чувств, чем здесь. Здесь, на войне!

Станек слушал, слушал: И вдруг ударил ладонью по столу так, что все на нем подскочило.

- Хватит! Ты что, изображаешь проводника по солдатскому сословию? Очки миража - на нос? На морду - узда? А напоследок еще смирительную рубашку?

- Ее в 'Лабириптс' Коменского{14} не было, - замялся Рабас.

- Это ты меня таскаешь по лабиринту, - распалялся Станек, - чтобы я не нашел дороги к этому прохвосту Вокроуглицкому, потому что он тебе нужен. Расписываешь 'прелести' фронта, чтоб охладить мою голову! Не охладишь!

Влетел Леош:

- Пан майор! - Завесил окна одеялами и назад.

- Не охладишь! - орал Станек. - Я ему покажу!..

Вошел майор Давид. Леош нес за ним, словно дароносицу, зажженную керосиновую лампу. Рабас, только теперь понявший, что он не добавил Станеку ни грамма благоразумия, призвал майора на помощь:

- Иди сюда, Владимир, иди! Вот стул, вот стопка.

Майор без всякого предисловия сказал Станеку:

- Нарушитель объявился.

Станек напрягся.

- Значит, все-таки палачом быть придется?

- Почему?

- Бегство усугубляет вину Махата.

- И смягчает, - улыбнулся майор. - При определении меры наказания вы должны учесть, что это он вывел нас на след немецкого полковника.

- Махат? - удивился Станек.

- О чем вы тут спорили? - поинтересовался майор.

- О Вокроуглицком, пан майор, - сказал надпоручик. - При определении наказания Махату я учту также, пан майор, что он подстрекал Махата, что он основной виновник, и привлеку его к ответственности!

Рабас вопросительно посмотрел на майора. На фитиле лампы образовался нагар, пламя дрожало и чадило. Майор прикрутил фитиль.

- Подстрекатель, говорите, но ведь это лишь домыслы.

- Это не домыслы, - вмешался Рабас. - Вокроуглицкий признался мне и Иржи. Только рассказывал-то он Махату о том, что случилось с ним в Англии.

- Но зачем он ему это рассказал? Сознательно! Со злым умыслом! - перебил Станек. - Дал ему инструкции. Галирж не знал, как со мной рассчитаться за 'Андромеду', выручил помощник:

- Это не так. - У Рабаса от волнения прерывался голос. - Вокроуглицкий не способен на низкую месть. Он хороший товарищ. И ты сам, Иржи, говорил, что он тебе нравится:

- Я в нем ошибся. Что один, что другой, из-за уплывшей награды готовы любого подвести под монастырь, - в гневе чернил Станек Галиржа и Вокроуглицкого. - Это два сообщающихся сосуда, и я рассчитаюсь с ними обоими!

Майор положил вытянутые руки на стол.

- Хотите открыто заявить об этом, основываясь только на подозрении? Склока между командирами?! Вы это хотите преподнести полковнику Свободе? - Он посмотрел на Станека так, что тот невольно встал. - Никаких распрей! Вы можете себе представить, что бы произошло? - Майор закончил: - Я желаю, пан надпоручик, чтоб вы помирились с капитаном Галиржем и поручиком Вокроуглицкий!

Станек смотрел не на майора, а куда-то в сторону. Помедлив, выдавил:

- Слушаюсь!

- Это приказ, - выразительно подчеркнул майор. - А что вы намерены делать с Махатом?

- Сначала пусть ему вылечат руку, - начал Станек медленно, словно взвешивая каждое слово. - А как поправится, откомандирую его, скажем, к Карелу как телефониста:

- Давай его, давай! - нетерпеливо проговорил Рабас, хотя Станек только еще спрашивал согласия майора.

- Тогда в выборе наказания я все-таки был не согласен с четаржем Калашем: - сказал майор.

- С этим Махатом, друзья мои, чем дальше, тем интереснее, - развеселился Рабас - У него, пожалуй, больше защитников, чем обвинителей. И самые ярые - Ирка и Вокроуглицкий. Ну, конечно, конечно, - говорил он, обращаясь главным образом к Станеку. - Вокроуглицкий-то говорил с ним с глазу на глаз, без свидетелей, и признался только потому, чтобы твой и, надеюсь, вскоре и мой Махат не попал в штрафную роту. - Рабас впервые от всего сердца искренне рассмеялся: - Так что вы, сами того не ведая, дружно тянули за один канат.

Кровь прилила к лицу Станека. Что было бы, если б Махат, защищая себя, выдал Вокроуглицкого? 'Было б плохо. Сказали бы, нападает на одного офицера, теперь кидается на другого. Да, это так, Вокроуглицкий мог без опасений обо всем умолчать, несмотря на то, что здесь такие сообщения из Англии появились уже раньше. Он отдался в мои руки только ради Махата. А я? Я?'

- Если вы все-таки сумеете доказать в чем-нибудь их вину, - заключил майор, - то посчитаетесь с ними после войны.

Станек поспешно налил в стопку самогонки и выпил.

- Пан майор, - после войны я счеты сводить не стану! После войны я возвращаюсь в консерваторию.

Майор, ждавший этих слов, притворно удивился:

- Что? Я думал, ваша музыка - это только забава. Вы оставите армию?! Вы! Станек? Вы?!

- Как это - оставить армию? Я музыку оставил ради армии.

- Вы кадровый офицер! Вы давали присягу! Скоро же она у вас выветрилась из головы.

- 'Клянемся, - повторил слова клятвы Станек, - что не покинем свои войска и готовы отдать, если понадобится, и жизни ради защиты отечества и его свободы:' - И стал подсчитывать: - Два года академии, пять лет службы, еще год, и мои обязательства перед армией кончаются. Еще год - и я отслужил свой срок. Если будет необходимо, я, пан майор, отдам армии не только остающийся год, отдам и больше. Но только до первого дня свободы. Потом - точка.

Майор мысленно видел Станека рядом с собой и после войны. Он знал, что бригада станет ядром новой армии и опыт боевого офицера будет очень полезен этой армии. 'Сейчас мы сражаемся вместе с Советами против фашистов, но создавать новую чехословацкую армию будем мы сами - Станек, Рабас, я:'

- Не забывай, Владимир, - сказал Рабас, - что подлинное призвание Ирки - музыка. Он хочет вернуться к тому, что любит.

Майор, однако, и мысли не допускал, что потеряет Станека. Он пока еще не ушел из армии, а там поглядим:

Но Станек решительно заявил:

- Дважды военная служба отрывала меня от музыки. В третий этого не будет! В третий раз, пан майор, это никому не удастся, даже вам!

Станек остался один, придвинул поближе бутылку и пил стопку за стопкой.

За дверью послышался чей-то голос. Дверь распахнулась:

- Слава богу, что я застал тебя, Ирка. Иначе не сомкнул бы сегодня глаз:

'Да? Отчего же? Совесть мучает?'

- Ну-ну, проходи, Джони.

'Так любезно?.. - в свою очередь насторожился Галирж. - Было б понятно, если б он встретил меня иначе'.

Станек увидел на его шинели капли дождя, спросил:;

- На улице льет?

'Уклоняется от серьезного разговора. Я должен исправить то, что подстроил ему Ота, навредив тем самым и мне'. Галирж заморгал.

- Дождь. Погодка скверная.

Станек нащупал стул и пододвинул его Галиржу. Галирж сел. 'Конечно, Ирка будет связывать все случившееся с 'Андромедой' и решит, что мы с Отой были заодно'.

- Мы с тобой, Ирка, в этой суете - два сообщающихся сосуда. Или нет?

'Мы - сообщающиеся сосуды? - Станек чуть не подскочил. В голове мелькнуло: - Не имею права! Должен мириться!' Он налил самогонку в стопки.

- Ну что? Выпьем?

- Твое здоровье, Ирка! - Галирж поднял стопку.

'Я желаю, чтобы вы помирились', - слышался Станеку голос майора. Но душа противилась этому. Не помогало даже опьянение. Из алкогольного тумана опять донеслось: 'Не имею права вспоминать прошлое! Я не должен!' Но не совладал с собой:

- Сегодня за мое здоровье: а в Киеве? Этот, который у тебя на побегушках:

Галирж поставил стопку:

- Ты думаешь, что Ота против тебя?.. - Галирж стиснул пальцы. - Я ему все время твержу: не распускай язык с солдатами! Ведь никогда неизвестно, кто из этого и какие сделает для себя выводы.

Станек молчал.

Галирж не знал, как отнестись к его молчанию, нервничал:

- Ота против тебя? Нож в спину? Нет, нет! Безрассудство - допускаю. Это от профессии: вечно парит, даже будучи на земле. В этом весь Ота. Поступает опрометчиво. - Галирж разжал пальцы. Как многоопытный оппонент, он нацелился на ахиллесову пяту Станека: - Ведь и ты, Ирка, порой опрометчив. - Он видел по выражению лица Станека, что тот это сознает, и продолжал смелее: - Я тогда из себя выходил: хочу тебя информировать, какие опасности подстерегают тебя в долине, а ты бросаешь трубку. Разве это не опрометчиво? Ведь ты запросто мог не вернуться из этой долины! У тебя идея фикс, что только я нуждаюсь в твоих кабелях. Нуждаюсь. Но и ты нуждаешься во мне:

Станек крутил в руке стопку.

- Больше я уж не поступаю опрометчиво. Ты понимаешь меня?

- Я понимаю тебя, Ирка. Я представляю, как это на тебя подействовало. Но все из-за Махата, твоего врага.

Станек крепче сжимал стопку.

- А Ота тебе такой же друг, как и я!

Стопка треснула. Галирж вздрогнул. Он потянулся рукой к груди, нащупал под кителем записную книжку и быстро опустил руку на пояс, к ремню.

- Не веришь? Я представлю тебе доказательства!

- Доказательства, доказательства: - повторял Станек, постукивая пальцем по краю стола.

Галирж глубоко вздохнул:

- Видел бы ты его вчера! Летел за тобой:

- Хороший пилот, - рассмеялся Станек. - Владеет всеми видами полета: не только скоростным, но и штопором. Выкручивается по-всякому:

- Смеешься? - возмутился Галирж. - Ведь по той дороге можно было сломать шею: а когда не догнал тебя, всю ночь названивал, узнавал, что с тобой:

- И ты тоже?

- Ты и во мне сомневаешься? - испугался Галирж. Станек отстукивал пальцем:

- Доказательства: доказательства:

'Даже не накричал на меня. Разве это Станек? Доказательства! Доказательства! Остается одно:'

- Хочешь еще доказательство? - Галирж встал. - Ты его получишь.

Он поднял трубку и вызвал 'Дельфина'.

''Дельфин'? Это же канцелярия командира бригады, - подумал Станек. - Черт побери!' Он встал. Почувствовал, как от выпитого теряет равновесие. Расставил пошире ноги.

'Нехорошо все это, - подумал Галирж. - Но что остается! Ради доброго дела:'

- Я передал вам представление на поручика Вокроуглицкого. Оно у вас под рукой? Да? - Он смотрел значительно на Станека. - По серьезным причинам я прошу не давать ему ход и вернуть его мне. - Повесил трубку и пояснил: - Я представлял Оту на повышение, он имеет на это право. Теперь с этим конец.

Станек видел беспокойство в глазах Галиржа. Галирж почему-то качался. Догадался: 'Это я стою нетвердо'. Ухватился за стул. Сказал:

- Ты: ты: нанес ему предательский удар:

- Теперь ты веришь?

Станек впился пальцами в спинку стула. Медленно, оттеняя каждое слово, произнес:

- Ведь ты сам утверждал, что Вокроуглицкий не виноват! Зачем же ты это сделал?

Галирж торопливо объяснил:

- Конечно, неприятно брать назад свое представление. Он мой друг. Но ты, ты мне еще ближе. У тебя не должно оставаться ощущения, будто тебя обманули: - Он терял контроль над собой, и язык все выдал: - Я ведь тоже в этом замешан: - И сразу смолк.

Поздно.

- Я понял, - сказал Станек, - не мы с тобой, вы с ним - сообщающиеся сосуды!

- Ну, нет! Никогда! - воскликнул Галирж возмущенно. - Ты не должен так думать!

- Не должен, не должен, - повторил Станек и подумал: 'Я не должен понимать, что он ловкий дипломат. Я должен: должен: что я, черт побери, должен?' Он отпустил стул и махнул рукой: - Ота: Ота: а, бог с ним! Я уже о нем забыл.

'Значит, он думает обо мне!'

- Ты великодушен, Иржи! - Галирж думал о себе, но потому все настойчивее говорил о Вокроуглицком. - Я знаю Оту. Приостановленное повышение! Это здорово его пришпорит, сам убедишься. - Капли дождя уже давно впитались в шинель, капли пота выступили на его лбу, изборожденном морщинами. - Я сделаю из него настоящего товарища по оружию, который будет служить нам, будет предан до последнего вздоха. Мне, тебе, всей бригаде.

Бригада: Капля в море войск восточного фронта. Станек уже не слушал излияний Галиржа. Он вспоминал. Пленный полковник. Стена с подписями солдат стала вдруг прозрачной, и за ней появились степи Украины, по которым маршируют свежие гитлеровские дивизии.

Забеспокоившийся Галирж легонько дотронулся до его плеча.

- Ирка! Ты меня не слушаешь?

Станек очнулся:

- А, ты еще здесь?

- Ну, конечно. Что с тобой? Помнишь, о чем мы говорили? Помнишь, ты простил Оту?

- Да, - сказал Станек. - Но этого мало, остается:

- Что еще ты хочешь? - заторопился Галирж.

Станек притянул Галиржа к себе.

- Ты!.. Джони!.. Этот полковник: Ну и кутерьма будет, Джони: - Станек говорил тихо и задумчиво: - Что я должен был: сделано. Но я должен больше: чем должен:

Голос в порядке, но о чем он говорит? Галирж не стал переспрашивать. Станек резким движением протянул ему руку.

- Вот моя рука, Джони. Порядок, мы снова вместе.

Галирж благодарно пожал ему руку.

- Мы всегда будем друзьями, добрыми друзьями, Ирка. До самой смерти: - Заметил, как при последнем слове щека Станека слегка дрогнула.

21

Бригада вдруг получила приказ передислоцироваться в Васильково. Ожидалось, что сюда прибудет верховный главнокомандующий президент Бенеш, прилетевший специальным самолетом в Москву и подписавший там договор о дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом. Точная дата визита пока не была известна.

На фронте продолжались ожесточенные бои. Но бригада очутилась в оазисе тишины. Днем она готовилась к торжественному смотру, вечером - концерты, лекции, кинофильмы. Это была почти мирная гарнизонная жизнь.

По мостику через речку перебирался джип. Яна увидела, что в нем сидит Иржи, он возвращался со строевых занятий. Она побежала ему навстречу. Джип остановился, из него выскочил Станек:

- Давно ждешь?

Она ждала почти час, но сказала:

- Нет.

Они пошли по берегу речки. Голый ольшаник сплетался над поверхностью воды в готический свод, в бесконечную галерею.

У Яны дежурство в девять утра. У Иржи, она знала, свободное время до одиннадцати вечера, потом он тоже будет дома, нельзя отлучаться от телефона. У них масса времени: после обеда, целый вечер и, вероятно, часть ночи.

Она показала на сплетенные ветки:

- У нас в саду тоже была беседка, но не из ольшаника, а из яблонь. И от беседки к дому шла уложенная плитками дорожка.

Улыбнулась ему. На губах застыл невысказанный вопрос: а куда мы придем по этой дорожке?

Он остановился у большого дерева, прислонился к стволу, притянул Яну к себе.

Над их головами скрипел, раскачиваясь на ветру, надломленный сук. Вверх, вниз, вверх, вниз. Он боялся, что это напомнит Яне о превратностях войны: радость, горе, радость, горе.

- Слышишь? - сказал он веселым голосом. - Качели. Как у нас на праздник. Только оркестра не хватает:

Едва слышные раскаты канонады долетали сюда из бесконечной дали, а порывистый ветер относил их еще дальше.

- Тебе не холодно?

Она озябла. Но сказала:

- Нет.

Он не поверил. Вел дальше, согревая ее руки в своих.

На одном дереве в ветвях - большие гнезда. Они подошли ближе - посмотреть. Не гнезда, это были пучки омелы. Созревшие ягоды белели среди листьев.

Яна сказала:

- Я видела омелу только позолоченную. Мама всегда доставала ее к рождеству. Приносит счастье: - Тепло ладоней Станека согревало холодную руку Яны. - Где мы будем на это рождество? Вдруг останемся здесь до рождества и придем сюда за омелой?

Он взглянул на дерево. Ольха, пьющая живительную влагу речки, подняла омелу, казалось, к самому небу.

- Слишком высоко, - проговорил Станек.

Яна была счастлива. Ее рука в руке Иржи. Она ладонью погладила его ладонь.

День кончался. Холодное солнце зашло. Они пошли в город.

Показались первые раскиданные тут и там хаты, словно выбежавшие из города в поле и на луг. Холодный ветер гулял по пустым, необработанным полям.

Хаты приближались. Из печных труб вместе с дымом летели искры, кружась над крышами, как рои светлячков. Хаты обещали тепло. Манили. Яна и Станек шли все медленнее, все неувереннее. Все крепче, все покорнее прижималась к Станеку Яна.

Он локтем толкнул калитку. Она спросила:

- Где мы?

- Здесь я живу.

Он вел ее через палисадник. Говорил быстро и тихо.

- Я приготовлю чай. Ты вся закоченела:

Вошли. Он снял с нее шинель. Усадил за стол. А сам принялся за чай. Нашел сахар.

Леош пришел спросить, может ли он пойти в кино. Разумеется. Затопали сапоги. Дверь хаты весело стукнула. Потом стукнула калитка, словно кто-то хлопнул в ладоши.

Станек принес флягу с дневной порцией водки. Пайковый ужин разделил на две части. Одну положил на тарелку и протянул Яне:

- Ну, маленькая, не заставляй себя упрашивать.

- Маленькая, согрейся, кушай! Маленькая? Я уже давно не маленькая!

Улыбнулся:

- Как же не маленькая? Ты моя маленькая! И жизни еще боишься.

- Жизни боюсь, ты прав: Пять лет у меня нет дома, пять лет кочую с места на место, чего я только не перевидела! Боюсь жизни, это правда. Маленькая? Нет, Иржи! Потому и боюсь, что уже многое видела, многое потеряла. - Она грустно посмотрела на него: - Не такой я представляла свою жизнь. Я всегда о чем-то мечтала. Мечтала после окончания школы поглядеть мир. Это исполнилось даже раньше. Я увидела мир, но какой? - Она посмотрела на завешенные окна: - Я не хочу этой слепой жизни! Она пугает меня. Лучше бы я умерла:

- Не говори так, Яна. Мне не нравится, когда ты такая.

- Я не была такой - это потом пришло.

- Ничего не говори! Я все знаю.

- Я несчастна.

- У тебя разве нет тут никого, кто вместе с тобой несет твой груз?

- Папа?

Он слегка улыбался:

- Ты никого не знаешь, кто любит тебя сильнее, чем он?

Голос ее вдруг окреп:

- Мне надоели все мои страхи! Хочу немного радости. Могу я этого хотеть?

Он знал, почему она спрашивает. 'Я третий. Я на очереди. Что нее мне руководствоваться ее страхами, а не своей любовью?' Он подошел к ней.

- Теперь я - твой мир, а ты - мой. Так говорят влюбленные уже тысячи лет. Согласись, они правы. - Он обвел нетерпеливым взглядом ее лицо, ища согласия. Губы. Глаза. Опять губы. Не дожидаясь, ответил за нее - Ты так хочешь, правда, хочешь?

- Я хочу того, что хочешь ты.

В перерыве между частями Леош вышел из кинотеатра. Достал из кармана кусок газеты, свернул самокрутку. Фильм был о любви. Леош думал о нем и вспоминал деревню, где высшая справедливость дала ему возможность вкусить любовного наслаждения с Мици. Он со смаком затягивался и мечтал: война кончится, мой первый маршрут - к Мици. Бычок уже обжигал пальцы, он бросил его в грязь. Затоптал.

- Боже мой, - спохватился он.

Побежал назад в кинотеатр, на свет. Поспешно ощупал карманы. Неужели он свернул цигарку из листочка, где Мици написала свой адрес?! Он вытаскивал из карманов свое барахло: нож, пуговицы, копейки, вывернул все карманы - листочка с адресом не было.

Он вошел в зал. Печаль всей своей тяжестью придавила его к стулу.

В комнате уже не появлялось ни теней павших, ни теней живых. Здесь был только Иржи, и еще Яне казалось, что вокруг разливается яркий свет - невидимый, но яркий. Война одарила ее этим удивительным светом, озарением, но Яна забыла о войне.

Он почувствовал тепло ее дыхания:

- Иржи.

- Ты моя: - и умолк, целуя ее, не отрывая губ.

На улице пошел снег. Снежники падали беззвучно. Большая, тяжелая сразу же прилипала к маленькой и сливалась с ней. Они кружились, опускаясь все ниже и ниже.

- Почему это не произошло раньше? - вздохнул Станек.

Только своими самыми прекрасными минутами человек хотел бы наполнить все грядущие дни и все минувшие. Многие годы вперед и многие годы назад наполнить ими. Не знать, когда они начались, не знать, когда кончатся.

- Но теперь так будет всегда, - сказал он.

К югу от Василькова грохотали орудия. Их грохот долетал сквозь падающий снег к самому домику, барабанил в окна.

- Когда мы будем дома, Иржи? Через год? Через два?

- Год? Два? И думать нечего! Скоро конец войне, очень скоро. Я сегодня был на допросе пленного полковника. - Он совсем иначе повернул его слова: - Германия вся разбита, сожжена. Союзники ежедневно бомбят ее, всюду развалины, голод, саботаж, даже их собственные офицеры теряют надежду на победу. - Вспомнил о предсказаниях полковника: вы тоже, бог свидетель, уже не увидите Прагу, и закончил упрямо: - Скоро мы увидим Прагу, поверь мне!

Снежинка за снежинкой, городок обрастал ими, словно белым мехом. Они падают в безветренной тишине - воздушные песочные часы. Много секунд, много минут, несравнимо более богатых здесь, на фронте, чем там, в мирной жизни.

- Любишь меня?

- Люблю, люблю:

В затемнении появилась светлая щель. Утро. Не хотели расставаться. Только мысль: вечером будут опять вместе, примирила их с утром. Они сняли светомаскировку. Белым-бело. Не видно никаких дорог. С яблони за окном осыпались комочки снега, оставляя на белом меху ямки. Предатель-снег!

- Мои следы поведут от тебя к нам. Все увидят! Что скажет папа? Всю ночь! - Она обежала взглядом нетронутую поверхность снега. - Отпираться бесполезно.

- Зачем отпираться?! Мы же любим друг друга! Сегодня знаем только мы, что принадлежим друг другу. Но пусть знают все. Я уже вижу, что иначе покоя не будет.

- А что скажет майор?

- Майор однажды сказал: счастливый солдат - самый лучший солдат.

Станек стоял на крыльце и смотрел, как ленточка следов в снегу тянется за Яной словно кабель. Он весело рассмеялся: 'Новая линия связи. Отпечатки валенок на снегу как сигналы морзянки: люб-лю, люб-лю. Эти ямки с фиолетовой тенью на донышке ведут от меня. Пусть скорое ведут ко мне!'

Панушка закашлялся. Потом сел на тюфяке.

- Я была у Иржи, - быстро сказала Яна, предупреждая его расспросы.

У Панушки были свои принципы, но все они годились для мирной жизни. Но на войне? Никто не может видеть столько красоты в мирной жизни, сколько солдат-фронтовик. Он мечтает о ней. Хочет иметь ее хоть чуточку и в окопах. Он по себе это знает: уже пять лет таскает за собой броумовский рай, хотя понимает, что он навсегда потерян. А что же говорить о молодых?

Панушка озабоченно думал. Станек горяч. В бою безрассуден. Не безрассудно ли отдается он и любви? А если посмотреть с другой стороны, - Яна счастлива. Что же еще желать своей дочери? Подождите до свадьбы? А кто скажет, когда у них будет возможность сыграть свадьбу? В этом году, в будущем или никогда?

Жилистой рукой - пальцы дрожали - он гладил Яну по волосам. Она замерла, взволнованная. Вспомнила Броумов: папа в мыслях по-прежнему живет там вместе со мной и мамой. Ходит по дому, по саду, осматривает камни, принесенные им туда со всех концов Чехии, а среди этих каменных объятий цветет ее альпинарий. Но она уже не вернется туда. Она рассталась с родным домом, теперь ее мечтания отделились от мечтаний отца.

Панушка страдал. Сейчас, когда все солдаты тянулись к дому, к семье, дочь покидает его и уже в мыслях своих ушла из отцовского дома куда-то в неизвестность. К своей любви.

Панушке кажется, что вздувшиеся вены на его руке еще больше вздулись, что пальцы, почерневшие от возни с кабелями, изоляцией, инструментом, коченеют. Что-то внутри горит, плавится. Он не может отключить ток, для себя у него нет изоляции, он только тихо, безропотно страдает. Уже не гладит дочь по волосам: не решается, ведь эти волосы нынче ночью гладил человек, которого Яна любит сильнее отца.

22

Серое небо, под ним ослепительная белизна. Фронт - и нигде ни живой души, только белизна. Березовая роща казалась миражем. Деревья, с их белыми стволами, почти растворились в заснеженном пространстве.

Танкисты в белых маскхалатах топтались возле своих машин, перекрашенных в белый цвет: заводили моторы, прислушиваясь к их работе, тут подтянут болт, там прикрутят гайку.

- За машинами нужен глаз да глаз. Иначе шутки плохи, подведут в самый неподходящий момент, - рассуждал старик Ефимыч.

Слова Ефимыча вытянули из недр командирского танка водителя Сашу, который укрывался там от ветра. Он уже проверил свою машину, но время от времени снова осматривал то одно, то другое и все приговаривал:

- Морозец: Это ты, мой дорогой, не любишь. Ну, ладно, не сердись, сейчас я пущу мотор, согреешься. - И он опять запускает мотор.

Командир танковой роты Дмитрий Иванович Федоров переходил от одной машины к другой. Он с удовлетворением отметил, что Саша опять прогревает мотор. До Саши донеслась похвала капитана:

- Молодец, мальчик.

Белый маскировочный халат капитана развевался на ветру. Он обходил своих людей. С каждым обязательно поговорит; тому даст совет, с этим пошутит, а кого и пожурит.

Все было, как и раньше, и в то же время какую-то перемену почувствовали танкисты в своем командире. Они пристальнее вглядывались в его лицо. Оно было обычным: когда он смеялся, собирались веселые морщинки вокруг глаз. Солдаты и не подозревали, что смех этот, как и халат, - маскировка.

На дне ложбины, среди разбросанных повсюду танков, горел костер. Его пламя окрашивало в розовый цвет снег и белые халаты. Кто управился с делами, был уже здесь. Кто жарил на штыке кусок баранины, кто просто пришел поболтать: на фронте тоскливое чувство одиночества появляется у солдат, стоит им на десять шагов отойти от своих.

Ефимыч с баяном в руках сидел у костра. После обхода пришел сюда и капитан. Увидев Ефимыча, рассмеялся. Старик оглядел себя.

- А что смешного, товарищ капитан?

- Огонь лижет вам руки и ноги, словно собаки языками.

- Это одно и то же. Костер - верный друг солдата и музыканта. - И Ефимыч ухарски растянул свой баян.

Капитан присел на ящик от гранат. Глаза Ефимыча, мягкие и ласковые, устремились вверх, к стоявшему рядом Беляеву. Это уже не был красавец Онегин из ленинградской оперы. Обгоревшее, обезображенное лицо обтянуто багровой бугристой кожей, незалеченные подбородок и шея плотно забинтованы. Беляев убежал из госпиталя, из безопасного места, сюда, на передовую, где опасность подстерегала на каждом шагу.

Между двумя танками стоял радист-стрелок Петр Петрович. На сплошной белизне - халат и капюшон сливались со снегом - смуглым пятном выделялось лишь его лицо. Сибиряк Петр Петрович, сын охотника, пошел по стопам отца. Теперь, на войне, очень пригодились сноровка и навыки охотника, его выносливость, ловкие руки, орлиное зрение.

Капитан вдруг заметил, что собравшиеся у костра замолкли. Исподтишка огляделся: глубокие, протяжные звуки баяна, запах жареной баранины - и глаза, задумчиво смотревшие на языки пламени. Не у всех. У сибиряка и Беляева - настороженные.

- Ну что, воскресший баритон? У нас лучше, чем в затхлом лазарете? - пошутил капитан.

Беляев весело, в тон ему, пытаясь улыбнуться неровными от ожогов губами, сказал:

- Конечно, Дмитрий Иванович, баян Ефимыча вздыхает помелодичнее, чем больные в палате.

Баян ворковал. Мясо на штыках шипело, жир капал на огонь, трещал, из костра вылетали искры. Беляев перевел взгляд туда, где был радист. Возле него уже стояла Варвара. Беляева вдруг охватила такая тоска, какой он никогда прежде не испытывал. Обожженное лицо его болезненно перекосилось.

В лощину съехал танк, из-за ремонта прибывший позже. Приподнялся люк, и из башни вылез Леонтий. Выпрыгнул на снег и скорее к костру. И тут же с восхищением стал рассказывать:

- Эта чехословацкая бригада дает! Численностью невелика, но парни там что надо. Особенно этот наш знакомый - Иржи Станек. Когда немцы во время той разведки боем вклинились между нами и чехами, он устранял повреждение в самом опасном месте. - Леонтий начертил на снегу зубчатые дуги: советские и чешские позиции. Сквозь них провел большую стрелку: прорыв немцев.

Ефимыч наклонился, не переставая тихонько наигрывать на баяне. Леонтий пальцем провел пунктир - тут шел Станек со своими связистами.

- Чертовщина какая-то, - проговорил Ефимыч. - Ведь он лез прямо фрицам в лапы.

- Точно, - ответил Леонтий. - Мы, правда, ударили тут, а чехи с другой стороны: - Он всей ладонью вырыл в снегу две сжимающиеся клешни, - но он еще должен был пробиваться сюда:

Ефимыч поднял глаза на капитана, желая найти в них хоть какое-то участие: чех, судя по всему, человек отважный.

Капитан сказал:

- Этот их телефонный командир думает: не будь его - войны не выиграть.

- Так, Дмитрий Иванович, должен думать каждый солдат. Без этого трудно победить, - сказал Беляев.

- Возможно: - буркнул капитан.

- Не понимаю тебя. - Глаза Беляева, без ресниц и бровей, смотрели строго. - Ты ведь умеешь оценить солдата. А теперь? Почему ты несправедлив к этому чеху, ожесточен? - Он взглянул на рисунок на снегу, представил себе, как торопливо шагает Станек в поисках повреждения линии. Поймал себя на том, что видит чешского офицера все время в движении, словно он вообще не останавливался с той минуты, когда без шапки и пальто, со складным ножом отца покинул родной дом. - Ты потому не хочешь изменить свое мнение, что грубо обошелся с ним тогда в землянке? - выпытывал он у капитана.

- Дался вам этот тип! - разозлился Федоров. - Дело не в нем! Пусть вам наконец будет ясно, что я вообще знать не желаю никаких чешских офицеров.

Беляев стоял на своем:

- Несправедливо! Я тебе подсказывать ничего не могу: ты командир. Но следовало бы отыскать Георгия:

- Да, да, - поддержал его Ефимыч. - Пару слов потеплее:

Дмитрий резко бросил:

- Нет! И кончим об этом!

Беляев замахал обеими руками перед своим лицом, словно защищаясь от пламени:

- Если бы ты был на моем месте!

- Я понимаю, он вытащил тебя из горящего танка, - сказал Дмитрий. - Ты благодарен ему. А будь ты, Андрей, на моем месте: Ты бы не так заговорил. Да что там! - Он махнул рукой.

Варвара и Петр Петрович в узком проходе между танками говорили о чем-то. Шинель на Варваре была расстегнута, капюшон маскхалата откинут, коса упала на грудь, щеки разрумянились. После каждого слова Петра Петровича она заливалась звонким смехом.

Капитан сказал:

- Вам с этим чехом только бы брататься, вы не думаете о том, что их солдаты уже были однажды на нашей земле:

У костра воцарилась тишина. Баян смолк. Дмитрий медленно, слово за словом выкладывал то, что хранилось в тайниках его души:

- Теперь моя очередь спросить: у кого-нибудь из вас чехи убили отца? - В тишине слышалось потрескивание костра. - Ни у кого! А у меня убили! Ты, Андрей, называешь меня черствым, несправедливым, Ефимыч хочет, чтобы я обнимал, может быть, сына того, кто в гражданскую бесчинствовал в нашей деревне: - Голос Дмитрия дрожал. - Я знаю, что у чехов были и красные отряды. Но в нашу деревню ворвались другие. Схватили всех мужчин: расстреляли:

Танкисты стояли, не шелохнувшись.

- Я был тогда пацаном. Мне не довелось узнать, что такое отец. Но я на себе испытал, что значит не иметь его. И я тогда еще решил - первого же чеха:

- Да при чем здесь:

- Я знаю, Андрюша, - вяло сказал Дмитрий. - Когда он свалился к нам в землянку, я подумал: вот он, чех: Но теперь я понял, что все мои тогдашние мысли - чепуха. - Он смотрел перед собой, словно загнанный зверь. - А вот забыть о гибели отца не могу, и потому душа у меня к ним не лежит.

- Я бы тоже не мог, товарищ капитан, - взволнованно согласился Ефимыч.

- Мой отец до сих пор жив, - сказал Беляев. - Но могу себе представить, что значит с раннего детства потерять его. Не знаю, Дмитрий Иванович, как бы я вел себя, окажись я на твоем месте:

- Ну вот, - глухо сказал Дмитрий. - То, что вы из меня вытянули, я вам говорить не хотел.

- Чехи на днях подписали с нами договор о дружбе, - сказал Леонтий.

Ветер усиливался. Сметал с заснеженных полей смерзшиеся мелкие льдинки и бросал их пригоршнями в котловину. Они кололи Дмитрию лицо, как иголки, но он стоял, устремив взгляд вдаль, не двигался.

Леонтий рассказал, что президент Бенеш сейчас в Москве, что он подписал договор и свободовцы будто бы ожидают его приезда сюда, на фронт. Неделю назад они были в Василькове, может быть, и сейчас там.

- Васильково?.. - переспросил Ефимыч и добавил: - Значит, они совсем рядом.

- Рядом, - подтвердил Леонтий. - Километра два на юго-восток.

Он показал в том направлении, но смотрел при этом не на Ефимыча, а на капитана.

Тот по-прежнему стоял, не двигаясь, но внутри его непримиримое 'нет' начинало переплавляться в еще неопределившееся 'да'. Впереди бой с немцами. Времени мало.

А если этот бой последний для него? Умереть и оставить после себя недобрую память?

- Кто из вас, - неожиданно сказал он, - может часа на два отпустить одного солдата из экипажа?

Командиры танков, Беляев и Леонтий, ничего не понимая, смотрели на него. Он пояснил:

- Пойдет в Васильково с поручением к Станеку!

- Дмитрий Иванович! - Голос Беляева дрожал. - После всего, что ты нам сказал, ты хочешь:

Глаза Федорова сузились: быть может, именно отец Станека был среди тех, кто тогда бесчинствовал в их деревне:

- Я не спрашиваю вашего мнения о том, что делаю, - сказал он непреклонно. - Я спрашиваю, кто пойдет!

- Никто, - выпалил Беляев. - Кто ж теперь захочет.

- Эх вы, а еще минуту назад сами рассказывали, как Станек воюет!

Капитан не хотел еще что-либо объяснять и приказал:

- Выделите двух солдат!

Ефимыч подмигнул Леонтию:

- Отпустишь меня на часок?

Одобрено. Леонтием и капитаном.

- Кто еще?

Варвара, стоявшая в стороне, вдруг очутилась перед капитаном.

- Ты?

Взгляд Дмитрия переходил от Варвары к сибиряку, потом опять к ней, словно по невидимой ниточке.

Беляев смотрел на них и думал о себе, о своем возвращении: 'Как встретит меня Соня, когда я с изуродованным лицом:' Он представлял себе ее расширенные от ужаса глаза, и кровь холодела в жилах.

- Не отправляй ее, Дмитрий Иванович! - неожиданно взмолился он. - Не годится, чтобы такая женщина говорила от имени капитана гвардии!

- Какая такая? - возмутился сибиряк. - Потрудитесь объяснить, товарищ лейтенант.

- Ты бы уж молчал! - крикнул ему Беляев. - Знаешь, что замужняя, а пристроился:

- Вы в наши дела не суйтесь, товарищ лейтенант! - Варвара встала между ними. - Вас это совсем не касается.

- Касается! - Лицо Беляева стало фиолетовым. - Я тоже женат, тоже далеко от своей жены, как твой муж от тебя. А этот стрелок?! Как подумаешь, что ему подобный у меня в Ленинграде: Это подлость!

- При чем тут подлость! Я люблю его.

- Тем хуже! - Беляев настоятельно потребовал - Дмитрий Иванович, прекрати это!

- Такие перекати-поле и в гвардейской роте: - накинулся на Варвару капитан. - Я тебя уже предупреждал!

Варвара в белом маскхалате искоса посмотрела на него, белки глаз сверкнули, словно и они были куском белоснежного полотна.

- Предупреждал? Очернили вы меня, товарищ капитан!

Беляев смотрел на нее тяжелым взглядом, но видел Соню: молодую, красивую, как Варвара. Прикрыл глаза. Залезть в танк, это лучшая маска для обезображенного лица. И стрелять! Стрелять! Мстить за павших, за изувеченных, за самого себя.

Варвара наступала на капитана: пусть вспомнит! Очернил ее именно в глазах чешского офицера. Поэтому она хочет пойти к нему вместе с Ефимычем. Рассказать, что и как.

- Иначе он будет думать, что в вашей роте дурные женщины. И с этим он приедет на родину. Вы ведь не хотите этого, товарищ капитан? А если хотите, ваше слово - и я никуда не пойду!

- Иди! - сказал Дмитрий. - Я с тобой разберусь, когда вернешься. Но с ним говори лишь за себя. От моего имени будете говорить вы, Алексей Ефимович.

- Не беспокойтесь, я все хорошо скажу, - заверил Ефимыч.

Беляев приказал солдату принести из его танка вещевой мешок. Вынул оттуда серебряную стопку, покрытую снаружи эмалью тонкой работы, внутри позолоченную. Протянул Ефимычу:

- Ефимыч, это подарок для Станека. Поцелуй за меня Георгия. Основания для этого веские, сам знаешь.

Ефимыч вертел в пальцах стопку:

- Подарок, как говорится, к месту. Иржи выпьет из него за нашу дружбу. - Глаза его хитро блеснули: - Бутылка у меня уже в кармане.

Варвара затянула тесемки капюшона и уже торопила старика:

- Алексей Ефимович, в путь!

Тот замурлыкал:

- Хорошая мы с тобой парочка - гусь и гагарочка! - Взял ее под руку, и они пошли.

Танкисты выпили водки, закусили бараниной и разошлись по своим машинам. Некоторые забрались в землянки. Поспать, если выдалась минутка, солдату всегда полезно: никогда не знаешь, будет ли на то время завтра.

Остались Беляев, Леонтий и капитан.

С шоссе долетал гул моторов. Двигалась колонна советских танков.

Дмитрий тихонько напевал.

- И ты еще поешь, Дмитрий Иванович? - укоризненно сказал Беляев.

- А почему бы нет? - капитан широко раскинул руки, словно для объятий. - Хорошо на белом свете, ребята! - Рассмеялся: - И ты, Андрюша, как свидетельствует твоя стопка, тоже радуешься возвращению к жизни.

Беляев оставался серьезен:

- Иногда - да. Иногда - нет. Но ты был сегодня чересчур уж веселый.

Капитан оглянулся: нет ли кого поблизости. Но своего тона не оставил:

- Смех - лучший фермент жизни.

Леонтий наклонился к нему:

- Пленные говорят, что немцы стягивают крупные силы:

- А мы разве не стягиваем? Послушайте! - Капитан кивнул головой в сторону шоссе. Блеснул зубами в улыбке: - Нас много.

Беляев приглушил голос:

- Изображаешь перед ребятами хорошее настроение, это я понимаю, я ведь артист. Но зачем ты играешь и перед нами?

Капитан старательно подгребал к огню несгоревшие ветки и молчал.

- Что же вы молчите, товарищ капитан? - встревоженно спросил Леонтий. - Думаете, мы боимся услышать правду? Или сами чего-то боитесь?

Капитан улыбнулся мягко и печально:

- Я думал о твоих малышах, Леонтий.

- Дмитрий Иванович, - возмущенно заговорил Беляев.

- Не сердись! Сейчас скажу вам все. - Он притянул командиров поближе к себе, понизил голос. Они, конечно, знают, сколько тут, на правом берегу Днепра, может быть наших. А немцы тем временем сосредоточили в районе Белой Церкви, Гребенки и Кагарлыка танковые дивизии СС 'Райх', 'Мертвая голова', 25-ю и 7-ю танковые дивизии, несколько пехотных дивизий. Перебрасывают сюда войска со всех концов Европы. Они вооружены 'тиграми', модернизированными танками T-IV, самоходными орудиями 'фердинанд'. Все здесь радовались, когда попытка немцев взять обратно Киев к 28 ноября, как приказывал фюрер, провалилась. Но разве может он, Дмитрий Федоров, утаить от своих, что этот приказ остается в силе?! Он веткой подгребал пепел в кучу. Затрещали угли. Он отбросил занявшийся прут. - Немцы из последних сил будут пробиваться назад, к Днепру.

- Ну и что? - коротко спросил Беляев.

- Нам будет нелегко.

- Что ж это, впервые?

Капитан не взглянул на него:

- Нет. Не впервые:

Ну так что тогда? - нетерпеливо спросил Леонтий.

Капитан сказал:

- Наши должны переправить через Днепр весь украинский фронт.

- Ну, хорошо, переправят: - согласился Беляев.

Капитан поднял голову и посмотрел на товарищей:

- Да. Только вопрос: когда. И второй вопрос: не перейдут ли немцы в наступление раньше.

Они начинали понимать. Капитан говорил теперь торопливо, хотел поскорее закончить этот разговор. Сводилось все к следующему: они остаются тут как заслон до тех пор, пока боеприпасы, горючее и все, что необходимо, не будет переброшено через Днепр.

Колонна удалялась. Капитан повторил:

- До тех пор:

Все молча смотрели на догорающий костер.

- Значит: - прервал молчание Леонтий.

Капитан остановил его:

- Не начинай! Знаю, будешь, как перед каждым боем, плакаться, папочка: наверняка сложу тут голову, не увижу своих детишек. А потом будешь стыдиться за такое настроение.

Беляев чувствовал, как мороз пробирает до костей. Затопал по снегу:

- Спасибо за доверие, Дмитрий Иванович. Скажи, когда выступаем?

- До рассвета. В четыре тридцать.

23

В Василькове было не настолько безопасно, чтобы туда мог приехать глава государства: поэтому идея посещения президентом Бенешем бригады прямо на фронте была отвергнута. Однако советское командование хотело все-таки дать возможность бригаде встретиться со своим верховным главнокомандующим. Несмотря на тяжелое положение на фронте, оно отдало приказ свободовцам передать линию обороны Красной Армии и ночью переместиться в Киев. Там бригада должна будет ждать президента.

По бесконечным коридорам артиллерийского училища имени Фрунзе постукивали кованые ботинки и сапоги, помещения наполнились голосами. Телефонисты были разделены на три группы: одна еще на местности, под Васильковом, сматывала кабели, вторая здесь, в Киеве, налаживала подключение к центральной городской станции, третья находилась в казармах.

Яна сидела у окна, на коленях лежала шинель, она пришивала пуговицы. Млынаржик принес гимнастерку:

- У меня тоже оторвалась. Пришьешь?

Зап протянул к ней руки. Из рукавов торчали лишь кончики пальцев.

- Хорошо бы укоротить. Как по-твоему?

- У Ержабека дырка на локте. Может, подлатаешь?

- Несите все, что у кого есть, - сказала Яна. - Чтобы не осрамиться на смотре.

В соседнем здании бригадный оркестр репетировал марш. Дребезжащий звук медных тарелок долетал даже сюда.

- Я представляю себе этот парад, - загорелся Цельнер. - То-то мы помаршируем.

Не только Цельнер, все уже видели это торжество; перед глазами президента Бенеша проплывут знамена, прогрохочут орудия, проревут танки. А он будет дивиться! какая здесь у него боеспособная, организованная армия, к которой не очень-то благоволил Лондон.

Яна оторвалась от шитья, обвела глазами двор казармы и опять наклонилась над обмундированием. Станека нигде нет. А говорил, что они пойдут посмотреть город. Киев - город рождения их любви, а они не знают, каков он. Они ночью с боями проходили этот город, и языки пламени скорее скрывали его от них, а не освещали.

Вошли Шульц и Блага, устанавливавшие связь с центральной станцией.

- Что нового? - спросили солдаты.

- Все обсыпано снегом, как сахаром, - сказал Шульц.

- Ничего себе сахар, - возразил Блага. - Скорее, как бинт и вата на ране:

Шульц обратился к Цельнеру:

- Лучше расскажите, что тут. Прихорашиваетесь?

- Здесь главная цель - парад, - сказал Цельнер. - Яна латает наши мундиры, чтобы мы соответствовали песенке 'Парни как цветы'.

Ержабек, ставший командиром взвода вместо Калаша, приказал Шульцу:

- Вы были в городе, вы и рассказывайте! То и дело слышишь: Киев, мол, как Прага. Это верно?

- Верно. Днепр - Влтава, лавра - Градчаны, Крещатик - Вацлавская площадь.

- Но никто бы не желал, чтобы они во всем были подобны, - сквозь зубы пробормотал Блага: - Лавру немцы разбили. Самый красивый храм - развалины:

Перед глазами солдат возникла панорама Праги.

- Крещатик в руинах, - продолжал Блага. - Куда ни глянешь - всюду развалины, камня на камне не осталось:

Все мысленно перенеслись на Вацлавскую площадь. Конец войны сливался у них с представлением о параде на этой площади при всеобщем восторге и криках 'слава'.

- А если и там не останется камня на камне! - тихо прошептал Зап.

Млынаржик мысленно крался к Спаленой улице. Шульц продолжал:

- И вокруг Крещатика все мертво, огромное кладбище.

- А сколько людей погибло! Тысячи! - говорил Блага. - А во что обошлась оккупация нам?

Зап думал о родителях, маленькой Греточко, Арноштике:

- Молчи! Молчи! Я не хочу тебя слушать!

Киев был для них как бы пророчеством Праги, но никто не знал, в какой степени уже осуществленным.

- Меня торжественный смотр не очень радует! - Цельнер горько рассмеялся: - Наш смотр уже позади, Шульц и Блага только что об этом позаботились.

В двери появился Леош. Глядя на Яну, он передал, что Станек едет на санях к линии фронта посмотреть, все ли кабели смотаны. Яна должна попросить у каптенармуса маскировочный комплект. Поедет со Станеком.

Яна не трогалась с места.

Цельнер, словно за Махата кто-то должен был высказать его недоброжелательство, не без ехидства произнес:

- Ну и жизнь у тебя, Яни!

Яна колебалась: ее ждала прогулка с Иржи, а тут остаются оборванные ребята. Опустив глаза, она спросила, обращаясь ко всем:

- Мне надо ехать?

Боялась поднять глаза, потом услышала Благу:

- Почему же тебе не ехать? Конечно, поезжай! Посмотришь на более приятные картины, чем видели мы:

Цельнер 'смилостивился':

- Не хмурься, Яни. Мы рады, что у тебя над адом войны голубое небо с золотыми звездочками:

- А шитье мне тут оставьте, я вернусь: Я поеду.

Зап проводил Яну до двери:

- Ну, вот и хорошо. Хоть одна душа счастлива.

Варвара вела Ефимыча по свежевыпавшему снегу, срезала углы, стараясь скорее выйти на шоссе. Ефимыч шел след в след, предоставив ей выбирать путь на Васильково. Его разбирало любопытство. Начал сладко:

- Шустрая ты женщина, Варенька, все умеешь. Только скажи, как ты извернешься перед этим чехом:

- Извернусь? Я врать не собираюсь! - сказала она и прибавила шагу, чтобы он немного поотстал.

Но и Ефимыч поднажал.

- Ведь ты, я думаю, не будешь ему объяснять, что оставила дома больного мужа, а сама тут с другим любовь крутишь. Может, дать тебе какой-нибудь совет? Я-то человек бывалый.

- Не нуждаюсь! - Она припустила почти бегом. Чертыхалась. 'Будет мне тут всякий лезть в душу'. Кричала через плечо: - Вы что, хотите удержать меня в супружеском хомуте? А что вы знаете о моем муже? Тьфу!

Патруль. 'Стоп! Хоть отдышусь', - воспрянул Ефимыч. Куда там!

Патрульный выкрикнул 'Пароль!' Варвара ответила, затем спросила, как выйти на шоссе. Туда? Хорошо. И снова устремилась вперед. Теперь уже шли в горку. Ефимыч что-то говорил. Варвару вдруг словно прорвало. Позорит танкистов? И при чем тут Беляев? Какое ей дело до жены Беляева? Почему тот сравнивает ее со своей Соней? Вопросы так и сыпались.

- Если его Соне нравился ее Онегин или Дон-Жуан в шелке и кружевах, то я тут при чем? Где вы там плететесь? Смотрите! - закричала она. - Воронка от снаряда. Не скатитесь в нее. Костей не соберете.

И опять сломя голову вперед. Наконец шоссе. Показался грузовик. Варвара проголосовала.

- В Васильково?

- Нет.

Ефимыч кипел злобой. Не только за Беляева, но и за себя. Его сын потерял на фронте ногу. Они поменялись местами: старый был здесь вместо сына, сын вместо старого - в колхозе.

- Странный был бы порядок, если б сы?нова Марфа стала бегать за другим, кого война пощадила! За каким-нибудь ветрогоном, вроде Петра Петровича. Я бы ее задушил к чертовой матери! - ругался он в обледеневшие усы.

Варвара разозлилась:

- Почему вы решили, что я подлая, бездушная? Разве я бросила бы искалеченного ради забавы? С чего вы это взяли? И Соня, и Марфа никогда бы такого не сделали. - Варвара остановилась, повернула злое лицо к Ефимычу. - Если бы Беляев был моим мужем, я за то, что он пережил, клянусь вам: любила бы его больше, чем того, прежнего обольстительного баритона. Или ваш сын: Но что меня возмущает, это ваше желание вмешиваться во все, поучать, ни в чем как следует не разобравшись:

Огромная побеленная пушка, которую тащил на буксире грузовик с боеприпасами и расчетом, надвинулась на них.

- В Васильково?

- Да, - крикнули из грузовика солдаты и втащили в кузов старика и Варвару.

Ефимыч все наставлял ее:

- Видишь, девочка, видишь, как ты правильно говоришь. Вот, Варя, и пообещай капитану, что уже никогда с Петром Петровичем:

- Что вы, дед! Опять мораль читаете? Не с Петром Петровичем - с мужем разойдусь!

- Варвара! - строго прикрикнул Ефимыч.

- Что вы обо мне знаете? Что я замужем. А за кем? Об этом не спрашиваете! - Варвара сжалась, опустила голову и замолчала. Потом вдруг снова набросилась на Ефимыча: - Это вы виноваты, что я разлюбила мужа! Вы все в роте! Беляев, Леонтий, наш капитан:

Старик всполошился:

- Болтай, сумасшедшая! Будешь теперь валить на всю роту.

У Варвары от непрерывной тряски стучали зубы.

- Беляев мог бы и до сих пор нежиться в госпитале. Обожженный. Так нет, не хочет! Капитану предлагали после трех ранений быть инструктором в военной академии. Не хочет! Он в Берлин хочет! - Она сжала зубы, чтобы они не так лязгали. - Любой из вас в роте лучше моего мужа. А Петр Петрович к тому же любит меня!

Ефимыч не мог прийти в себя:

- И этого, этого: - повторял он, - этого достаточно, чтоб изменять мужу?

- Достаточно. Даже чересчур. - Голос Варвары был теперь скорее скорбным, чем резким. Она думала, что хорошо знала мужа. Нет, не знала. Только война показала, какой он на самом деле. - Его брат погиб под Сталинградом. Вот вы, пожилой человек, пошли на фронт вместо выбывшего из строя сына. Георгий, чех, сражается за свою землю на чужой земле, да как! А мой Коля не в состоянии защищать даже свою собственную. - Голос Варвары посуровел: - Нашел у себя целую кучу болезней: желчный пузырь, сердце, нервы: Но меня на фронт отпустил. Все-таки кто-то в его семье участвует в Великой Отечественной. Для больного это большая жертва, не так ли?

Ефимыч понял. Он был спокоен за сына, спокоен за Беляева. Его волновала Варвара. Он молча взял ее руку и прижал к своей груди, словно выпавшего из гнезда неоперившегося птенца.

- Но муж пишет тебе! А ты ему. Все время. И такие длинные послания.

Варвара глядела назад на убегавшее шоссе.

- У меня дети, еще маленькие. - В глазах ее блеснули слезы. - Пишу мужу, и он мне. Каждое его письмо перечитываю по многу раз, пока не придет новое - он пишет о моих ребятах. Как иначе я могла бы здесь выдержать, скажите, как? - Лицо Варвары стало нежным от легкой улыбки. - Танечка писать еще не умеет, а Володя пишет немножко. Печатными буквами. 'Дорогая мамочка, я и Таня крепко тебя целуем'. - В Варваре что-то надломилось. - Оставьте меня в покое.

Замелькали первые домики Василькова. Ефимыч с Варварой спрыгнули с грузовика. Опять патруль. Проверил документы, просмотрел бумагу, которая должна была обеспечить им доступ в расположение бригады Свободы, и скомандовал:

- Кругом и назад!

- Мы должны явиться к старшему лейтенанту, связисту! - кричит Варвара.

- Ищи его, свищи! Их бригада передислоцировалась.

- Куда?

- Не знаю! А вам дальше нельзя.

К югу от Василькова полыхали зарницы, оттуда долетали отчетливые залпы орудий.

Варвара с Ефимычем возвращались пешком.

- Ну, как? - встретил их вопросом капитан.

Ефимыч вытащил из кармана позолоченную стопку.

Беляев, колеблясь, взял свой подарок обратно.

- Не принял?

- Переместились.

- Далеко?

- Никто не знает. - Ефимыч повысил голос: - Но мы снова с ними встретимся, снова они нам подсобят, а мы им. И будет это еще много раз.

Для могучего коня низкие сани были словно скорлупка. Он почти их не ощущал. Несся галопом по замерзшим болотам, по льду, по полям. Цок-цок. Снег летел из-под копыт.

Эту поездку Станек придумал сам. Знал, что русские уже проложили свой кабель. Но хотел посмотреть, не натолкнулись ли его телефонисты в поле на неожиданные трудности и успешно ли продвигается демонтаж всей сети.

- Айда, Ветерочек! Гей!

Они летели, сплошь белые: сани побеленные, Ветерок белой масти. Станек и Яна тоже в белом: полушубки белые, белые валенки, ушанки из белой овчины.

Яна прислонила голову к плечу Станека:

- Я так мечтала:

- О чем?

- Вот об этом.

Ветерок объезжал окопы и воронки от снарядов, заранее угадывая их по глубоким, зеленовато-голубым теням.

'Вот об этом', - размышлял Станек. Возле саней - воронки. Под снегом - мертвые. Едут по полям сражения. По полям смерти.

Яна прижалась к нему теснее. Он все перевернул в ее сознании. Раньше он был ее мечтой, а война была реальностью. Теперь для нее существовал только он один, все остальное превращалось в нечто нереальное. Искрящиеся зернышки льда светились как тысячи крохотных фонариков. Перед Яной вдруг засветился иной фонарик, иной светлячок. Она посерьезнела:

- Иметь бы ребеночка!

- Что? - выпалил он. - Здесь, на фронте? - В Станеке все бурлило. Он представил себе, как женщина-солдат с ребенком у сердца тащит во время походов тяжелое снаряжение, от которого устают до изнеможения даже мужчины, к тому же еще зима, плохое питание, страх за жизнь. Чем больше он об этом думал, тем сильнее охватывало его раздражение. А рожать как? Полные лазареты, даже тяжелораненых некуда класть. А ребенок? - Такое могут позволить себе только сумасшедшие!

- Сумасшедшие - это точно. - Яна улыбалась. - Но мы, Иржи, тоже ведь были сумасшедшими. А что если я сумасшедшая?

Станек откинулся назад. Резко дернул вожжи. Ветерок остановился.

- Ты?.. Ты?..

Привычное 'маленькая' застряло у него в горле, пугало его теперь. Глаза с беспокойством и любовью оглядывали Яну; да выдержит ли она в таком положении все тяготы войны? Выдержат ли их еще не родившееся дитя?

Яна сняла варежку и молча гладила его.

- Яна! Яна! - говорил он взволнованно. - Если бы так - все сделаю! На руках носить буду! - Впервые за все время на фронте почувствовал, как беспомощен против войны. Он глушил в себе это чувство. - Природа, Яна, мудра, - напускал он на себя веселость, - она порой заставляет человека сходить с ума, правда, не всегда в самое подходящее время.

- Думаешь, Иржи? - протянула она удивленно. - Если речь о нас, ты полагаешь, что все в порядке?

- Разве у нас не будет лучших времен? - Он заметил, что они стоят. Напустился на Ветерка. - Но, но! Устал? Ах ты, лентяй! Ну, пошел! По-ше-ел! - кричал он и смеялся: - Странная мы армия! Полковник Свобода ведет домой целые семьи, как когда-то праотец Чех. И мы уже почти целая семья: старик отец, молодые Станеки, а по дороге домой, быть может, и дитя увидит свет. - Мысль о том, что он мог бы стать отцом, его воодушевила. Веселье, не наигранное, как раньше, а настоящее веселье уже охватывало его. - Браво, Ветерок, браво! Но, но, лети! Краса фронта!

Ветерок припустил галопом. Сани, казалось, летят уже не по снегу, а по воздуху. Станек и Яна вихрем неслись к окопам, как снежное облако, из глубин которого доносилось цоканье копыт и дребезжание колокольчиков. Ветерок не успел свернуть перед воронкой, и сани опрокинулись.

Яна лежала, не двигаясь, на снегу, с раскиданными в стороны руками. Станек присел рядом с ней на корточки: - Ты не ушиблась?

Он заметил лукавинку в се глазах. Наклонился к со лицу, так, что между ними не было ни мороза, ни ветра.

Там, где они лежали, под снегом было незасеянное поле да мертвые глубоко в земле.

- Знаешь, Яна, я бы хотел: - Целовал ее.

Она целовала его.

- Ты до сих пор не знал, как я тебя люблю?

- Я терял голову! Теперь я в самом деле ее потеряю.

Солнечные лучи гасли у самого горизонта. Пейзаж застывал словно алебастровый. Станека прохватывал мороз. Он вскочил, поднял Яну.

- Нам надо ехать, - сказал он.

Отдохнувший Ветерок фыркал заиндевелыми губами и чуть пританцовывал:

Станек гнал коня вдоль линий связи и заставал врасплох своих ребят. Белая упряжка на фоне снега не была видна издали. Но вот звенели колокольчики - и она появлялась рядом с ними словно видение. Ребята мучились, сматывая кабель, выкапывали из снега и оторванные куски, чтобы все катушки были полными. Завидев Станека и Яну, обступали их с катушками на груди, с шестами и лопатками. Это уже не был пан командир, теперь это был Старик, который не оставил их в одиночестве и тогда, когда другие наводят глянец перед парадом в теплых киевских казармах.

Что надо было видеть, увидел. Выслушал рапорт. То, что захватил им для согревания, роздал.

Упряжка набирала скорость и, как видение, исчезала. Взвихренный снег вился вокруг Яны, окутывал ее вуалью и шлейфом тянулся позади.

Ветерок галопом мчался по всему участку обороны, который бригада передала русским. Ветерок летел от одной группы телефонистов к другой, потом понесся к самой дальней деревне, которая относилась еще к фронтовому району. А фронт, как свирепый хищник, спящий днем и пробуждающийся к ночи, начал на склоне дня подавать голос. Раскаты орудий доносились с юга все отчетливее.

Стемнело. В ночи гудели моторы самолетов. Орудия искали их своими жерлами и стреляли. В небе перекрещивались лучи прожекторов: старались поймать самолеты. Били зенитки. Грохотали разрывы снарядов. С обеих сторон фронта батареи палили друг в друга. Световые снаряды вздымались высоко к небу. В темноте вырастали; цветные шатры, арки - синие, красные, желтые: Со свистом взвивались сигнальные ракеты и своими звездочками затмевали звезды настоящие. Осветительные ракеты медленно опускались с неба на землю, разливая вокруг белое сияние.

Атака и оборона превратили ночь в праздничный фейерверк.

- Как красиво, Иржи, - вздохнула Яна восхищенно.

- Красиво. - На небе красиво, но каково на земле? Там новые поля смерти. Хорошо, что Яна порой забывает об этом. Наконец-то он нашел для своего ощущения необходимые слова: - Если бы не ты, не твоя любовь, чего бы стоила моя жизнь?

24

Станек пересек двор. Вокруг тьма: фронт был недалеко от Киева, налеты на него продолжались, и светомаскировку не отменяли. Особенно строго предписывалось выполнять ее бригаде, разместившейся в бывшем артиллерийском училище неподалеку от Печерской лавры и нового моста, который немцы все время бомбили.

Едва Станек вошел в здание штаба, как на плечи его опустились руки Рабаса с такой силой, что он пошатнулся:

- Ну, иди-ка сюда, иди! А то из-за своих проводов не увидишь Москвы! Ты в составе делегации, дружище. Я тоже! - Рабас, не останавливаясь ни на мгновенье, выпаливал все новости: - Смотр отменяется! Никаких парадов! Президент в Киев не приедет. Свобода и пятнадцать избранных повезут бригадное знамя в Москву, к нему. Ты не очень замерз? Так слушай, это тебя согреет! Торжественный акт вручения будет происходить в нашем посольстве, мы получим там медали для всех награжденных, а твою президент приколет тебе сам. Ты не оттаял? Тогда слушай еще! За русскими наградами пойдем прямо в Кремль! - Голос Рабаса гремел, у Станека тряслись руки: - Что ты на меня уставился? Соображаешь, какая это для нас честь?!

Станек прикидывал, сколько времени они пробудут в Москве. По меньшей мере, неделю.

- А что будет с бригадой?

- Ничего.

Рабас торопливо объяснял, что Свобода попросил советское командование не направлять бригаду на фронт, пока он с делегацией не вернется из Москвы.

'Яна будет в безопасности', - успокоился Станек и восторженно проговорил:

- Карел, я увижу Большой театр?

Рабас рассмеялся.

- А я тебе все о медалях. Дурачина, забыл, что для тебя самое главное - музыка!

Станек стоял с Рабасом в скупо освещенном коридоре, который его фантазия превратила в театральные кулуары. Рабас теребил его:

- Теперь спустись на землю. Возьми парадную форму, пару чистых рубашек. У тебя есть?

Станек мысленно покидал кулуары и вступал в огромный зрительный зал, сплошной пурпур и золото.

- Прямо с поля на паркетный пол не годится, Ирка, - поучал его Рабас. - Захвати сапожный крем, щетку:

Занавес тоже золотой, сцена открывается, и к Станеку несутся первые звуки оркестра: Чайковский, Бородин, Мусоргский, Прокофьев - кого ему посчастливится услышать?

- Майор Давид хочет с тобой поговорить. - Рабас взял размечтавшегося Станека под руку и повел.

Но, очутившись перед майором, Станек по-прежнему видел перед собой прославленную на весь мир сцену Большого театра и говорил растроганно:

- Я знаю, что это вы, пан майор, замолвили словечко за меня:

- Я рад за вас, - улыбнулся Давид. - Знаю, что мимо Большого театра не пройдете.

Рабас наблюдал за ними. Почему Давид так внимателен к Станеку? Не музыкальные же склонности надпоручика волнуют майора. В чем тут дело?

У Станека сомнений не возникало. Он вспомнил, как кричал майору: в третий раз я не дам оторвать себя от музыки! В третий раз это никому не удастся, даже вам, пан майор! Подумать только! Не обиделся. Наоборот.

- Благодарю за понимание:

- Теперь нам пригодилась ваша одержимость, - одобрительно сказал майор. - Большой театр! 'Пиковая дама'! 'Борис Годунов'! Кто из наших офицеров может лучше вас оценить это!

'Ласковые слова, приманка', - подумал Рабас.

- В Москве вы услышите и другую музыку, - сказал майор. - Многие и ее не смогут так прочувствовать, как вы.

- О чем вы, пан майор?

Давид по привычке, словно объяснял ему план расположения связи, водил пальцем по столу:

- В Москве вы встретитесь с видными политическими и военными деятелями. Там вы услышите, как будет устроена новая республика. И какой будет новая армия.

Все в Станеке ощетинилось.

- Почему именно я должен об этом слышать?

Майор нахмурился:

- Первый день мира - и вы видите уже конец всех хлопот. Но как нельзя без крепкой армии выиграть войну, так нельзя без нее обеспечить мир. - Майор заговорил вдруг о Галирже и Вокроуглицком. - Они ведь вам знакомы. Что вы против них возразите? Скажите! Ну, пришли из Англии, так что в этом особенного? Это не основание для разделения. Галирж - прекрасный штабной работник. Серьезный офицер. Не позволяет себя оттеснить, заботится о карьере? Это ведь характерно для многих: И опять-таки в этом ничего плохого нет.

Станек затаил дыхание. Сильная армия, которая будет опорой мира:

- А Вокроуглицкий? Ну, летчик! - улыбнулся майор. - Лучше на милю впереди, чем на пять позади. И вот оба они будут костяком армии? Может быть, они еще проявят себя с лучшей стороны!

'Крепкая армия, опора: А могут ли быть Галирж и Вокроуглицкий опорой крепкой армии? Они в армии останутся - я нет'.

- Почему вы мне это говорите, пан майор? - тревожно спросил Станек.

- Чтоб вы спокойно ходили в театр, на концерты и не думали о будущем. - Он посмотрел на Станека как человек, сознающий, что говорит напрасно. - Вы в первый же день мира побежите в консерваторию и оставите все армейские заботы нам, а мы их разделим как-нибудь с этими разведчиками.

Станеку стало не по себе от иронии майора. Он понял, что речь идет о смысле всей его жизни. Запальчиво сказал:

- Теперь я знаю, почему вы посылаете меня в Москву. Понять значительность того, что будет после войны. Потом вы отдадите приказ, чтобы я остался в армии, не правда ли, пан майор? - Станек подступил к Давиду: - Могу ли я вам сказать, что означал бы для меня такой приказ? Крушение мечты всей моей жизни, пан майор! Жизнь для меня потеряла бы настоящий смысл.

- Приказ? Нет. Я больше ценю то, что делается добровольно.

Добровольно? Станеку вспомнилось: добровольно забросил музыку, добровольно пришел в бригаду. На собственной шкуре он испытал, что все это стоило ему больше, чем то, что он делал по приказу. Станек сжал ладони, словно хотел задержать что-то, проскальзывающее сквозь пальцы.

- Вы мне не верите? - спросил майор.

Станек мрачно молчал.

- Не верите! Могу ли я быть откровенен? - Давид сделал паузу. - Ведь вы же не были каким-то салонным виртуозом. Вы играли не на концертах в зале имени Сметаны, а по корчмам в пригородном оркестрике. Дирижером был железнодорожник, - сухо перечислял Давид. - Тромбонист - слесарь, а половина оркестрантов - безработные музыканты. Я правильно говорю?

Напоминание майора о его прошлом возмущало Станека. Но он промолчал.

- Вы играли на танцульках до утра за две кружки пива и сто граммов зельца, так?

Кровь приливала к голове. Насмехается над ним, что ли?

- Никакого приказа не будет! Ни от меня, ни от штаба, который посылает вас в Москву! - заявил майор. - Вы сами решите, к чему вас лучше подготовили полуголодный оркестрик и несколько лет армейской, фронтовой службы - к музыке или к армии.

Рабас помогал Станеку собирать вещи. Заметил, как тот аккуратно кладет на дно чемодана пачку нотных листов.

- Ноты? Твоя соната?

- Симфония или соната, как угодно, - усмехнулся невесело Станек. - В любом случае - 'Неоконченная'.

На Рабаса нахлынуло печальное воспоминание - он складывал свои краски и кисти, чтобы больше никогда не взять их в руки. Оба наклонились над чемоданом. Туда еще надо упаковать парадную форму. Засовывали ее вместе. Согнувшийся Рабас скосил на Станека печальные глаза.

- Сам, мол, решишь, говорит, а при этом яснее ясного, что тащит тебя в новую армию руками и ногами.

- Это я буду решать сам, - произнес Станек.

Рабас пригладил китель Станека, придавил его ладонями. Потом опустил крышку и защелкнул замки.

В коридоре им встретились Галирж и Вокроуглицкий. Москва! Они принесли поздравления делегатам. Галирж отступил на шаг, чтобы оглядеть Станека со всех сторон.

- Ну, так туда нельзя, Ирка! В этом овчинном полушубке!..

Станек пристально смотрел на Галиржа и его помощника, словно впервые видел их. Значит, эти двое будут в нашей новой армии. Быть может, оба еще проявят себя с наилучшей стороны. Он продолжил свою мысль: а я в это время, как пятнадцатилетний мальчик, буду начинать в консерватории:

- Это легко исправить! - продолжал Галирж. - Однажды я тебе уже одалживал пальто, помнишь? Когда мы вместе переходили польскую границу: А теперь одолжу шинель. С удовольствием.

- Не хлопочи зря! - запротестовал Станек. - Ничего я не буду одалживать. Что есть, того и довольно.

Во дворе уже ждали автомобили с синими маскировочными фарами. Солдаты грузили чемоданы. Рабас снял с себя шинель.

- Слушай, Ирка, скинь этого барана, вот моя шинель. Будет тебе в самый раз. У меня в машине еще одна, я ведь так в грязи не вожусь, как ты.

Станек послушался. Правда, шинель была далеко не в самый раз. Широка, даже очень.

- Это из-за моего живота, - бурчал Рабас, рассматривая Станека в синем свете фары. - Ничего! Затянешься ремнем. Так. Красота! Как на тебя сшита.

Станек попросил Рабаса:

- Когда надо будет выезжать, задержи на минутку!

Он бросился в темноте к зданию, отведенному для женщин.

Яны не было. Побежал в другое здание, в диспетчерскую. Тут был один Панушка.

- Где Яна?

- Куда-то побежала.

- Куда?

- Ну, куда ей бежать? К вам, молодой человек, прощаться. Я вам тоже желаю всяческих успехов и счастливого возвращения:

Дальше он не слышал, выбежал во двор. Конец. Моторы гудели. Полковник Свобода и сопровождающие его члены делегации садились в машины. Глухо хлопали дверцы. Первая машина тронулась.

Станек впотьмах нацарапал что-то на листке, вырванном из блокнота.

- Леош! Передай это Яне!

Наконец тронулась машина Станека и Рабаса.

Кто-то сказал Яне, что Станек искал ее в женском общежитии. Девушки шептались здесь о том, что и медсестра Павла едет с делегацией в Москву как представительница женщин, первых женщин-солдат со времени гуситских войн. Яна показалась в дверях. Ее спросили:

- Не ревнуешь к Павле? Она тоже едет.

Одна девушка вздохнула:

- С милым в Москву, это была бы сказка.

Яна выбежала. Двор был пуст. Она пошла к отцу, в диспетчерскую. В коридоре ее поджидал Леош.

- Яничка! У меня кое-что для вас есть! - Он протянул листок. - Не горюйте, Яничка! Зато выспитесь хорошенько. Рождество будете встречать вместе. - Видел, как затряслись ее плечи: - А в этом году у нас будет веселое рождество. Получим особые пайки, я принесу елку под самый потолок.

Она прочитала записку и медленно направилась в диспетчерскую.

- Нашли вы друг друга?

- Нет.

Яна пожелала отцу спокойной ночи. Ложась спать, она слышала отдаленный грохот орудий. Сама думала: как было бы хорошо, если бы она могла поехать в Москву вместе с Иржи. Долго не могла уснуть. 'Рождество будете встречать вместе', - сказал Леош. Но и эта мысль не приносила покоя.

Фронт не мог соблюдать рождественских традиций: мир людям доброй воли. Бригаду не оставили поджидать возвращения делегации. Еще перед праздниками ее подняли по тревоге, выделили участок обороны и определили задачу - не допустить проникновения врага в Киевскую область с юга и юго-востока.

25

Первый эшелон бригадного штаба торчал под открытым небом, если, конечно, не считать жалкого укрытия - растерзанного соснового лесочка. Офицеры штаба сидели, где кто устроился: на вещмешке под деревом, на вывороченных корнях, на подножке машины. Карты раскладывали на коленях, цветными карандашами царапали влажную бумагу при свете фонариков.

Галирж приказал связному принести ему раскладушку и спальный мешок. Потом залез в него, чтоб согреться.

Связной с винтовкой через плечо вышагивал в отдалении - чтобы не мешать - вокруг него защитный круг. В этом круге очутился и окоп, из которого торчали спины радистов и виднелась антенна. Из-за орудийного грохота и стрельбы почти ничего не было слышно. Радисты ловили зашифрованные донесения 'за коготок'. Слово: ничего, опять слово: и вновь пусто.

Галирж до боли вытягивал шею к их окопу.

Первому эшелону штаба завидовать не приходилось. В тот момент, когда он снялся со старого места расположения и переходил на новое, первый батальон неожиданно остановился. Штаб должен был остановиться на полпути и выжидать, пока батальону не удастся опять двинуться вперед и обеспечить необходимый интервал от линии фронта.

Из окопа выскочил радист. Наконец! Галирж с карманным фонарем наносил на карту полученные данные. Первый батальон отброшен контратакой назад! Из-за этого у русских оголился левый фланг. И такое должно случиться, когда полковник в Москве! А они тут как потерпевшие кораблекрушение! Случайно дойдет до них куцее донесение, которое нельзя уточнить вопросом по телефону. Разве можно так руководить боем? А что стоят эти сообщения? Пока долетят с грехом пополам по радио, уже устаревают и не годятся.

Все-таки Галирж сделал кое-какие выводы и послал через связного свое предложение оперативному отделу. Опять забрался в мешок. Время от времени вздрагивал от одиночного выстрела. Не взрыв ли это? Нет, только кажется.

Вокроуглицкий, обведя глазами все вокруг, выискал в полутьме раскладушку Галиржа. Ветки затрещали под его ногами, и он уже склонился над Галиржем:

- Ты выбрал подходящую минуту и подходящее место для отдыха. Со всеми удобствами! Прямо 'Парк-отель'.

- Завидуешь?

- Нет, Джони. Ни капли. Смешно. 'Парк-отель'? Офицер нежится, словно в 'Парк-отеле', во время вражеской атаки?

- Послушай, Ота, - сказал Галирж. - Этот твой 'Парк-отель' - очередная шутка? Что-то вроде а ля пикник?

- Мы не на похоронах, почему бы не пошутить?

- Не обладаю твоей молодостью, твоим здоровьем: - ворчал на Вокроуглицкого Галирж из своего мехового мешка, обтянутого парашютным шелком. - Получить воспаление почек и загнуться на фронте не от пули, а от болезни?!

- Грейся, грейся, чтобы этого не случилось: но время ли сейчас валяться?

Связной неутомимо делал вокруг Галиржа круги, охраняя его. Но слова Оты 'время ли сейчас валяться' разрушили у Галиржа ощущение безопасности. Он напряженно вслушивался в звуки ночи. Ему показалось, что орудийный грохот приближается. 'Но тогда, значит, это не наша батарея, а немецкие снаряды. И я не могу распознать, выстрел это или взрыв? Оглох от вечного грохота? Хорошенький сувенирчик я привезу отсюда! - Тяжело вздохнул. Потом успокоил сам себя: - Нет. Это потому, что голова засунута в мех'. Он приподнялся.

- Где ты был так долго? - спросил он Вокроуглицкого.

- Выполнял твой приказ. Добывал сведения.

- Есть хоть что-нибудь?

- Штаб получил с передовой приятное донесение.

Галирж насторожился.

- Батальон Рабаса, отличные там ребята. Поторчим здесь самое большее два часа, пока там все стихнет, а потом спокойно переберемся на новое место, - подбадривал поручик.

Его беспечность действовала Галиржу на нервы:

- Я без связи, как слепой, но, по-моему, все обстоит иначе: без крови не обойдется.

- Прошу тебя, Джони, не надо кровавых видений.

Вокроуглицкий сострадательно смотрел на Галиржа, вертевшегося в спальном мешке на узенькой раскладушке.

Снова донеслись взрывы.

- Извини, дорогой, - сказал Вокроуглицкий. - В двух шагах отсюда есть отличная воронка. Я пойду туда. Здесь слишком продувает.

Новое месторасположение штаба - это прежде всего организация связи. Она уже была налажена - и вдруг неожиданное перемещение батальона Рабаса нарушило сеть, связисты бросились ее восстанавливать, двигаясь за батальоном с катушками. Снаряды рвали кабели. Телефонисты исправляли повреждения, проверяли слышимость. Ремонтные группы и те, кто тянул кабели, не могли со всем справиться. Работа штаба была парализована, штаб требовал скорейшей связи, сроки на установку даны были очень жесткие, и преемник Калаша, Ержабек, вынужден был подключить к работе и обслуживающий персонал пункта связи. Но не мог решить, кого взять. Яну ему посылать не хотелось.

Яна это заметила. Быстро натянула на себя катушку, взяла ящик с телефоном:

- Куда идти?

На самый трудный участок, ко второму батальону, Ержабек послал Цельнера. Яну - на менее опасный: восстановить линию к предполагаемому месту расположения КП, к 'Альбатросу'.

Галирж лежал, вытянувшись во весь рост, в своем теплом мешке. Неожиданно у него возникло отвратительное ощущение, будто он лежит не на раскладушке, а на операционном столе. Это ощущение переходило в страх: он распластан на смертном ложе. Он встал. Позвал Оту.

Вокроуглицкий медлил - не хотелось мазаться в мокрой глине и снегу, выбираясь из воронки. Но Галирж позвал снова, настойчивее. Ота неохотно пошел к нему.

Над искореженными деревьями поднялся сноп огненных языков. Сосняк затрясся и исчез в клочьях удушливого дыма. Галирж упал, сунул голову в запорошенный снегом куст. Вокроуглицкий увидел лежащего на земле Галиржа.

- Джони! - крикнул он испуганно.

- Где ты? - не поднимая головы, отозвался Галирж.

- Я здесь, - сказал Вокроуглицкий, - но хотел бы не быть здесь.

Он хорошо понимал создавшуюся ситуацию. 'Немцы поняли, что наши пушки ведут огонь по их батарее, и стали бить сюда. Ну и свистопляска! Черт побери эти кровавые видения Джони!'

- А куда ты, собственно говоря: - сказать 'идешь' он не мог, а 'ползешь' не хотел.

- К тебе. Закурить, - лгал капитан.

Немцы накрывали в сосняке квадрат за квадратом. Взрывы, взрывы, взрывы. В воронке Галирж и Вокроуглицкий держались вместе.

- Ты здесь в таком дерьме, Джони, - сказал Вокроуглицкий, - а Станек, наверно, сейчас в Большом театре.

Галирж молчал, делая вид, что эта тема его не волнует. А самого точила зависть.

'Наше посольство! Я тут должен при каждом выстреле кланяться до земли да сидеть в воронке весь в грязи. А Станеку президент будет вручать награду'. Галирж ухватился за обнажившийся корень сосны, чтобы не скатиться на дно воронки, где стояла вода.

- Как ты думаешь, Джони, Станек после войны уйдет из армии или нет?

Галирж глубоко затянулся.

- Ирка непрактичный, он определенно сядет за парту в консерватории.

- Значит, ты полагаешь:

- Погоди! Музицирование - так он представляет свою жизнь, но он знает также, что наша главная забота будет состоять в том, чтобы сохранить мир, а для этого нужна армия, сильная, хорошо организованная. Ирка это принимает близко к сердцу, так близко, что может отказаться от своей мечты и остаться в армии.

- Мне это тоже приходило в голову.

- И сдается мне, что вы рука об руку пойдете не только по армейской линии. Говорят, что ты уже сейчас здесь обхаживаешь коммунистов. Удивительно, Ота, что у тебя еще нет партийного билета.

- А что? Мне их программа по душе.

- Куда ветер, туда и ты.

- Было бы странно, если б в компартию хотел вступить ты. Но я - что ж тут удивительного?

Капитан должен был признать справедливость его слов: сам Галирж сформировался как сторонник Града{15}, тогда как Ота никогда раньше политикой не занимался.

- Ота, - сказал он, - ты слишком спешишь! Видно считаешь, что после войны ослабнет наше влияние и усилится влияние коммунистов. Но и англо-американская армия тоже пробьется до самой Праги!

Галирж размечтался: 'Войска союзников будут тоже освободителями. И с ними вернется наше правительство, президент, министерство, мой тесть. Мы будем сильнее'.

- Ты полагаешь, например, что Ирка поднимается в гору: собирает награды, братается с русскими, едет в Москву! Но не начало ли это падения?! - Галиржа вдохновляла эта мысль. - А тот, кто сохранил верность, пойдет в гору:

- Понимаю! - сказал Вокроуглицкий. - Ты хочешь напугать меня: тогда, мол, вся моя карьера лопнет. Но если твой Бенеш протягивает руку красным, почему не могу и я? - От быстрой речи сигарета прыгала в губах. - Получается, что ты, Джони, принципиальнее самого президента, честь тебе и слава, но ты и консервативнее его. Политика требует гибкости, иначе тебя ждет то, что ты предсказываешь мне.

Галирж молчал. Он услышал вдруг совсем близко голос штабного адъютанта:

- Пан капитан! Пан поручик! Это вы?

Они вздрогнули. Слышал ли адъютант, о чем они говорили? Решили не отвечать.

- Стой! Стрелять буду! - Адъютант выкрикнул пароль: - Танк!

- Тыл, - ответил Галирж отзывом. - Ты спятил? Это ж мы!

Солдат взволнованно докладывал: они должны собраться и выйти к дороге за лесом, где их будут ожидать машины. Галирж и Вокроуглицкий вылезли из воронки.

- Где мой связной? - спросил Галирж.

Солдат помрачнел:

- Здесь, пан капитан. Залез в ваш спальный мешок.

- Ну и нахал! Спит, конечно?

Голос солдата стал вдруг приглушенным:

- Да. Вечным сном.

Галиржа затрясло. Совсем недавно там лежал он.

Президент приколол к кителю Станека орден.

- Поздравляю вас, пан надпоручик. - Маленькая рука сжала руку Станека. - Как вам служится?

До Станека едва доходил смысл слов. Заикаясь, он проговорил:

- Спасибо: Так, хорошо, пан президент.

Президент со своей свитой удалился. Станек все еще стоял по стойке 'смирно'. Услышал громкий шепот Рабаса:

- Оратор из тебя, Моцарт, неважный!

Вечером съехались гости. Огромный зал чехословацкого посольства гудел. Станек с восхищением смотрел на белый, цвета слоновой кости рояль с золотыми ампирными украшениями. Наверное, какая-нибудь великая княжна музицировала на нем. Пианист во фраке ударил по клавишам. Мусоргский! 'Тоже военный и композитор', - подбадривала в свое время мама. Станек засмотрелся на пианиста. С восторгом слушал его виртуозную игру. 'Так я никогда не смогу! - Сжимал и выпрямлял пальцы. Негнущиеся, жесткие, твердые. - Если Рабас не может такими рисовать, то как же я смогу играть?' На душе стало тяжко. Он начал продвигаться к дверям. Пока он был на фронте и с Яной, он верил, что все наверстает. Здесь же, лицом к лицу с великой музыкой, он терял эту веру. Он вышел в соседнюю комнату. Увидел сидящего за столиком Рабаса. Тяжело опустился рядом. Рабас налил ему кахетинского.

- После каждой рюмки ты этажом выше. Глотни. Я уже на седьмом. Тебе надо поработать, чтобы меня догнать.

Станек слышал только последние слова. Догнать!

- Никогда уже не догоню, Карел. Никогда. - Он отпил из бокала и взволнованно продолжал: - В мои-то двадцать шесть? Что я могу? Бренчать на фортепьяно вот этими грубыми пальцами! Посмотри на них. Видишь? - показывал он Рабасу. - Из олова, как твои! А сочинять? Пара дилетантских композиций, больше ничего! - взволнованный тон сменился унылым: - Война украла у меня молодость. Не шесть! Одиннадцать лет я потерял! Понимаешь это? Всего вместе одиннадцать лет!

- Оставь ты эти подсчеты, Иржи, - отмахнулся Рабас. - У нас ордена на груди, а ты ноешь. - Рабасу было жаль Станека. Знал, что тот говорит горькую правду, но хотел умерить эту горечь. - Ты вернешься к своей музыке. Увидишь!

Станек взорвался:

- Как я могу вернуться в молодость? Как? Я должен начинать с того, с чего начинают в пятнадцать лет.

- Ты сможешь, Иржи, - уверял его Рабас. - Я верю в тебя!

- Я в себя уже не верю! Война засосала меня целиком.

Рабас сочувственно погладил его руку, но сказал твердо:

- Не говори так! Ты не должен стать вторым Рабасом!

- Я уже стал им. Война отняла у меня музыку. Я разбит, опустошен. Вот как мне служится, пан президент!

Из зала донеслись аплодисменты. Из дверей выходила публика. Зал готовили к танцам. С середины были убраны ковры. Музыканты рассаживались вокруг белого рояля.

В траншее у дороги за лесом оба разведчика пригнулись. За дорогой расстилалось широкое ровное поле. Белизна снега оттесняла тьму. Снаряды, падавшие раньше в лес, разрывались теперь в поле.

Галирж заметил вдалеке на белом поле белую фигуру. Она понемногу росла, приближалась. Солдат? Одни? Человек шел с трудом, проваливаясь в снег. Галирж затормошил Вокроуглицкого:

- Видишь?

- Ну и смелый!

- Заблудился? - размышлял Галирж.

Вокроуглицкий видел, что солдат в белом маскировочном халате идет медленно, отставив в сторону руку, и эта рука словно держится за поручни.

- Это связист, Джони! Готовит для нас новый КП.

Галирж взял бинокль. И впрямь связист. Ведет рукой по кабелю, ищет место разрыва. Нашел. Сгибается, шарит в снегу. Взрыв, верно, отбросил второй конец куда-то далеко в сторону.

В поле опять разорвался снаряд.

- Боже, как близко! - прошептал Вокроуглицкий, с ужасом наблюдая за связистом, не прерывавшим своей работы.

Со стороны фронта высоко над полем закружил вражеский самолет-разведчик. Сбросил на парашюте огромную лампу. Поток ослепительного света лился вниз.

Вокроуглицкий сказал:

- Фонарь!

В его слепящем сиянии далеко было видно каждый стебель чертополоха, каждую травинку, торчащую из-под снега. Поле, залитое резким светом, казалось удивительно безжизненным.

- Какая красота, Джони. Посмотри! Эта серебряная равнина перед нами! Словно сияет весь мир!

В зале сияют хрустальные люстры. Их мерцание отражают венецианские зеркала. Блестит натертый паркет. На серебряных подносах хрустальные бокалы, в них пенится вино, стекло нежно звенит. Тосты: русская, чешская, английская, французская речь: Приподнятое, праздничное настроение.

Снаряды рвутся над равниной. Они ищут бригадную батарею, перелетают через нее, но разведывательный самолет вот-вот скорректирует огонь немецких орудий.

Галирж в бинокль наблюдает за продвижением связиста. Фонарь в миллион ватт обдает его светом, над головой кружит самолет-разведчик, но связист идет, идет по серебряной равнине к батарее, мимо которой проложен кабель к новому бригадному КП.

- Страшно! Это безумец! - ужасается Вокроуглицкий.

Галирж замечает с восхищением:

- Просто не верится! Не глядит по сторонам - на спине катушка с кабелем, на шее телефон, - спокойно идет себе дальше: - И с завистью: - Ну и ребята у Станека!

Станек танцует с молодой супругой французского дипломата, который до войны бывал в Праге. Хрупкая красавица в шелковом платье, обнаженная спина, на шее тяжелое золотое колье. Иностранка плавно и точно повторяет па Станека в танго. Он не чувствует ее в объятиях.

- Джони! Боже мой! Это ж Яна. Куда она идет! Почему ее никто не остановит?!

Очередной снаряд, не найдя своей цели - батарею, опять разрывается на равнине. Офицеры припадают к земле. Огонь, осколки, комья глины взлетают в воздух.

Вокроуглицкий первым поднимает голову. Яна исчезла в облаке дыма. Через некоторое время он снова увидел ее: ведет рукой по кабелю и движется дальше. Деревня, из которой она вышла, уже далеко позади нее, лесок, где укрылся первый эшелон штаба, еще далеко от нее! Фонарь разгорелся вовсю - шипит, потрескивает, льет вниз поток ослепительного света. А Яна идет. Снаряды падают на мертвое поле уже беспрерывно. Все ближе и ближе. 'Как я малодушна! Стыдно так бояться. Но Иржи говорил, что он тоже боится. И все-таки всегда идет, даже если ему это не положено'. И Яна тоже идет, идет с трудом, с усилием вытаскивая из снега валенки с сосульками налипшего снега.

Лакированные туфельки постукивают по паркету рядом с канадками Станека.

- Я очень, очень люблю чешский народ: Чехи: comment dit on cela?.. courage?s?..{16}

Станек отвечает не сразу. Потом, возвращаясь мыслями откуда-то издалека, говорит:

- Merci, madame, de votre bonte?: - На любезность - любезность. - Мы восхищаемся французами, они мужественные ребята, vos maquis!{17}

Станек смотрит поверх гладкой прически своей партнерши в зеркала, где мелькают, сменяя друг друга, лица и канделябры. Она чувствует, что в мыслях он не здесь, не с ней. Участливо спрашивает:

- Вы женаты?

- Почти, мадам: еще нет:

- Понимаю. Вы так далеко от votre amie:{18}

- Далеко. Не настолько, как вы думаете, но во время войны и это очень далеко.

Яна ведет окоченевшей рукой по кабелю. Его холод проникает сквозь обледеневшие рукавицы. Изнурительная дорога и тяжелеющие с каждым шагом инструменты отнимают последние силы. Цель приближается медленно, страх растет быстро. Задыхаясь, превозмогая себя, девушка идет дальше.

Иностранка, задыхаясь от стремительного танца, просит:

- Не так быстро, mon cher{19}.

Станек наконец осознает, что танцует с таким воодушевлением, словно хочет вырваться из объятий своей партнерши и улететь к Яне. Он замедляет темп.

- Война отняла у вас bien-aime?e?{20}

- Нет, нет. - Станек опять забывается и резко кружит партнершу: - Это единственно прекрасное, что она мне дала.

- Если у человека есть любовь, у него есть все. Верьте мне, мосье.

Станек верит. И он спокоен. Яна сейчас в Киеве. Там она в безопасности. И я скоро буду рядом с ней.

- Медленнее, je vous prie{21}. Скоро: - улыбается француженка и продолжает, - скоро все кончится. Я слышала, что русские готовят большое наступление.

- Готовят?

- Non. Vous voyez comme je parle mal le tche?que!{22} - Она выразилась точнее: - Уже подготовили.

Станек останавливается:

- Подготовили?

- Vraiment{23}, и ваша бригада наверняка пойдет вместе с ними.

- А когда?

Француженка пожимает плечами:

- Я слышала, со дня на день:

У Станека от страха замирает сердце. Он быстро вторгается с партнершей в гущу танцующих. 'Почему я так пугаюсь? Ведь Яна будет осторожна. И там с ней отец'.

У опушки леса офицеры штаба в бессильном отчаянии наблюдают за Яной в бинокли. Отчего она не вернулась сразу же, как только там начали рваться снаряды? Теперь положение все хуже и хуже, и они уже ничем не могут Яне помочь. Поздно. Вокроуглицкий не в состоянии бездеятельно смотреть дальше на эту ужасную картину.

- Яна! - кричит он. - Яна!

- Оставь ее, Ота, теперь это не имеет смысла, - говорит Галирж сдавленным голосом. - Ее спасет лишь случай.

Яна чувствует опасность. Идет пригнувшись, старается ускорить шаг, но страх связывает ей ноги. Она слышит свист снаряда. Ложится - комочек страха, придавленный катушкой.

Потом встает, ноги отказываются слушаться, но она идет. Рукой держит кабель, словно спасительную ниточку. Бескрайняя равнина. Яна глотает слезы: 'Я должна дойти. - Спотыкается. Ветка шиповника цепляется за ее халат острыми колючками. Яна освобождается от колючек и говорит, обращаясь к кусту: - Пусти меня! Со мной ничего не случится. Если б Иржи не уехал, то ему пришлось бы идти тут. - Она улыбается и чувствует прилив новых сил. - Это хорошо, что я иду вместо него: со мной ничего не случится'.

Станек провожает свою даму на место. Навстречу им движется элегантный мужчина во фраке. Каблучки француженки стучат по паркету и вдруг затихают на плюшевом ковре.

Снаряды рвутся все ближе и ближе к батарее. Ближе и ближе к Яне. Бригадная батарея посылает ответный огонь к позициям немецкой батареи, и теперь вовсю гремит артиллерийская дуэль.

Вокроуглицкий поднимается и бежит по равнине к Яне. Снаряд. Вокроуглицкий бросается на землю. Зарывает лицо в снег. Спустя мгновение, поднимает голову. Видит, как Яна встает со своим грузом, ее валенки опять оставляют следы на снегу - темные ямки на белой равнине. Небо рвется на части. Снаряды летят навстречу снарядам. Заснеженная равнина усиливает свечение фонаря. Светло как днем.

Яна идет сквозь это сияние и град снарядов. Она боится полностью открыть глаза, прижмуривает их. Но снаряды уже не так густо падают вокруг нее. 'Дойду, Обязательно дойду. Когда Иржи вернется и станет меня ругать, я скажу ему: 'Ведь я шла вместо тебя''.

Артиллерийская дуэль слабеет. Последние снаряды разрыли равнину. Последний из последних упал вблизи от Яны.

Вокроуглицкий смотрит, где Яна. Видит, она поднимается. Но только на колени - и упала лицом в снег.

Фонарь на парашюте медленно относит ветром. С него капает горячая сверкающая слеза.

Вокроуглицкий сломя голову бежит к Яне. Скорее, скорее. Сто метров, задыхается, еще сто: Наконец он рядом с ней:

- Яна, что с вами?

Она не узнает его.

- Иржи:

Он стаскивает с нее катушку и телефон. Нигде не видно ран. Но рука, которую он взял в свою, бессильно упала.

- Яничка, что у вас болит? - Не отвечает. Он берет ее на руки и бежит с ней к лесу. - Санитары! - кричит. - На помощь!

Какие-то солдаты показывают ему дорогу. Он замедляет бег. Чувствует, как Яна с каждым шагом тяжелеет, а он с каждым шагом становится слабее. Он видит солдата, который копает яму.

- Где перевязочный пункт? - кричит Вокроуглицкий.

Солдат перестает копать.

- Перевязочный пункт? - переспрашивает он с удивлением и смотрит на Яну.

- Быстрее, шевелись! - от злости сипит Вокроуглицкий. - Где врач? Эта девушка нуждается в немедленной помощи!

Солдат дотрагивается до безжизненно висящей руки Яны, смотрит на белое лицо с открытыми глазами.

- Положите ее под ту вон сосну!

- Там уже кто-то лежит: - говорит Вокроуглицкий сдавленно.

- Лежит. Ведь, кажется, здесь стреляют, так?

Вокроуглицкий смотрит на неподвижного пехотинца под сосной, с которого уже сняли обувь. Он готов к походу, где обувь ему не потребуется.

- Это же ведь:

- Эта девушка тоже: - отвечает солдат.

И сразу тело Яны так тяжелеет, что он больше не в силах его держать. Он опускает Яну себе на колени и осторожно кладет под сосну.

- Кто она? - спрашивает солдат и принимается обыскивать ее.

- Что вы делаете?

- Это моя обязанность.

- Вы из санчасти?

- Нет, - отвечает солдат и показывает на лопату.

Вокроуглицкий стоит, словно оглушенный.

- Но ведь она: почему же вы? - Он дергается всем телом. Слышит рев машин. Вспоминает, что должен немедленно возвращаться назад. Набрасывается на солдата. - Я должен назад - бегите за доктором! Того закопать еще успеете, а вот:

Солдат раскрывает воинскую книжку. Поворачивает ее к последним лучам фонаря и читает вслух:

- Яна Панушкова, - присвистывает. - Девушка Станека, смотри-ка?

- За доктором! - кричит Вокроуглицкий. - Может, она лишь потеряла сознание, может, она еще жива:

Солдат почесывает густую щетину.

- Шевелитесь, дружище! Бегите!

- Бегите сами, пан поручик. Вам надо спешить, - успокаивает его солдат. - Не беспокойтесь, я все что надо сделаю, не беспокойтесь!

Вокроуглицкий беспомощно смотрит на неподвижное тело Яны и бросается к дороге у леса, бежит к машине, прыгает в нее, и она тотчас же трогается с места.

Раздается команда:

- Вперед!

Моторы гудят на земле и в небесах. Бригада переходит в атаку. Все устремилось вперед.

Тут, под сосной, время остановилось. Солдат засунул воинскую книжку Яны в свой нагрудный карман. Посмотрел на выкопанную яму и пошел к Яне. Нагнулся, чтобы снять валенки. Не удалось. Руки не слушались.

Он взглянул на белое лицо Яны. Маленькая, нежная, почти еще ребенок. 'Нет. На эту девушку я не смогу бросить ни кома глины'.

Примечания

{1} «Петроф» — старейшая чешская фирма (основана в 1864 г.) по производству музыкальных инструментов. — Здесь и далее примечания переводчика.
{2} Якуб Ян Рыба (1765–1815) — выдающийся чешский композитор и педагог.
{3} «Где родина моя!» — песня из пьесы Йозефа Тыла «Фидловачка» (1834), ставшая чешским национальным гимном. Музыка Франтишека Яна Шкроупа.
{4} Йозеф Сук (1874–1935) — выдающийся чешский композитор. Его фортепьянная пьеса «Песнь любви» (1893) пользовалась широкой популярностью.
{5} «Протекторат Чехия и Моравия» был провозглашен Гитлером после захвата Чехословакии немецко-фашистскими войсками в марте 1939 г. Протекторат означал установление в стране режима национального порабощения и колониальной эксплуатации.
{6} Через тернии к звездам (лат.).
{7} Совершив многодневный марш, 1-й чехословацкий отдельный батальон прибыл 3 марта 1943 г. в район села Соколово под Харьковом и принял непосредственное участие в боевых действиях против гитлеровцев. Это событие имело большое политическое значение и возвестило миру о том, что на территории Советского Союза образовалась чехословацкая боевая часть, которая начала сражаться за независимость своей родины.
{8} До второй мировой войны в Броумове, как и в ряде других пограничных чешских городов, большинство жителей составляли немцы, а коренное чешское население находилось на положении так называемого национального меньшинства.
{9} «Сокол» — массовое культурно-спортивное патриотическое общество, созданное в 1862 г. выдающимся чешским педагогом М. Тыршем.
{10} «Красная помощь» — форма материальной поддержки красных профсоюзов, активно отстаивавших в 30-е годы интересы рабочего класса.
{11} Ян Неруда (1834–1891) — крупнейший чешский поэт и прозаик. Карел Гинек Маха (1810–1838) — выдающийся чешский поэт-романтик; поэма «Май» является одной из вершин чешской поэзии XIX в.
{12} При формировании в Бузулуке 1-го чехословацкого отдельного батальона был создан и его военный печатный орган — «Наше войско в СССР».
{13} Ярослав Врхлицкий (1853–1912) — известный чешский поэт, драматург, переводчик.
{14} «Лабиринт света и рай сердца» — философский трактат Яна Амоса Коменского (1592–1670) — великого чешского педагога-гуманиста и общественного деятеля. В этом трактате символический Всюдубыл проводит героя по лабиринту жизни.
{15} Град — пражский кремль, расположенный на возвышенном берегу Влтавы; резиденция президента.
{16} Как бы вам это сказать?.. храбрые?.. (франц.)
{17} Благодарю, мадам, за вашу доброту… ваши маки (франц.).
{18} Вашей подруги… (франц.)
{19} Друг мой (франц.).
{20} Возлюбленную (франц.).
{21} Прошу вас (франц.).
{22} Нет, нет. Вы уже убедились, как плохо я говорю по-чешски (франц.).
{23} Да, да (франц.).
Титул