Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

VI

Призрачная в лунном свете, подгоняемая первыми порывами берегового бриза, скользила "Лидия" по заливу. Хорнблауэр не поставил паруса, дабы с далекого корабля в море не приметили их отблеск. Барказ и тендер буксировали корабль, промеряя по пути дно, в приглубые воды за островом у входа в залив - Эрнандес, когда Хорнблауэр набросал ему свой план, сказал, что остров называется Мангера. Час потели на веслах матросы, хотя Хорнблауэр, как мог, помогал им, стоя подле штурвала и по возможности используя ветровой снос, вызываемый давлением бриза на рангоут "Лидии". Наконец они достигли новой стоянки, и якорь плеснул о воду.

- Привяжите к якорному канату буй и приготовьтесь отцепить его, мистер Буш.

- Есть, сэр.

- Подведите шлюпки к борту. Пусть матросы отдохнут.

- Есть, сэр.

- Мистер Джерард, оставляю палубу на вас. Следите, чтоб впередсмотрящие не уснули. Мистер Буш и мистер Гэлбрейт спустятся со мной вниз.

- Есть, сэр.

Корабль кипел молчаливым возбуждением. Все догадывались, что задумал капитан, хотя детали, которые Хорнблауэр излагал сейчас своим лейтенантам, были по-прежнему неизвестны. Те два часа, что прошли с вести о приближении "Нативидада", Хорнблауэр напряженно шлифовал свой план. Нигде не должно случиться осечки. Все, что можно сделать для достижения успеха, надо сделать.

- Все понятно? - спросил Хорнблауэр наконец. Он встал, неловко пригибаясь под палубными бимсами занавешенной каюты. Лейтенанты вертели в руках шляпы.

- Так точно, сэр.

- Очень хорошо, можете идти, - сказал Хорнблауэр. Однако через пять минут тревога и нетерпение вновь выгнали его на палубу.

- Эй, на мачте! Видите неприятеля?

- Только-только появился из-за острова, сэр. Корпус еще не видать, только марсели, сэр, под брамселями.

- Каким курсом он идет?

- Держит круто к ветру, сэр. На этом курсе он сможет войти в залив.

- Кхе-хм, - сказал Хорнблауэр и снова ушел вниз. Часа четыре, по меньшей мере, пока "Нативидад" войдет в залив и можно будет действовать. Хорнблауэр, ссутулившись, заходил по крошечной каюте и тут же яростно себя одернул. Хладнокровный капитан его мечты ни за что не довел бы себя до такого исступления, пусть даже четыре часа спустя утвердится или рухнет его профессиональная репутация. Надо показать всему судну, что и он может стойко сносить неопределенность.

- Позовите Полвила, - бросил он, выходя из-за занавеса и обращаясь к стоящим у пушки матросам. Когда Полвил появился, он продолжал: - Передайте мистеру Бушу мои приветствия и скажите - если он может отпустить мистера Гэлбрейта, мистера Клэя и мистера Сэвиджа, я был бы рад поужинать с ними и сыграть партию в вист.

Гэлбрейт тоже нервничал. Мало того, что он ждал боя - над ним все еще висел обещанный выговор за дневную стычку. Он теребил сухощавые шотландские руки, его скуластое лицо пылало. Оба мичмана были смущены и ерзали на стульях.

Хорнблауэр настроился изображать радушного хозяина, в то время как каждое произносимое слово должно было укреплять его славу человека абсолютно невозмутимого. Он извинился за скудный ужин - при подготовке к бою тушили все огни и вследствие этого еду подавали холодной. Но вид холодных жареных цыплят, жареной свинины, золотых маисовых пирогов и фруктов разбудил в шестнадцатилетнем мистере Сэвидже здоровый мальчишеский аппетит и заставил его позабыть смущение.

- Это получше, чем крысы, - сказал он, потирая руки.

- Крысы? - переспросил Хорнблауэр рассеянно. Как ни старался он выглядеть внимательным, мысли его были на палубе, не в каюте.

- Да, сэр. В последние месяцы плаванья крысы сделались излюбленным блюдом мичманской каюты.

- Именно, - подхватил Клэй. Он отрезал солидный ломоть поджаристой свинины и вдобавок положил себе на тарелку пол жареного цыпленка. - Я платил этому плуту Бэйли по три пенса за отборную крысу.

Хорнблауэр отчаянным усилием оторвал свои мысли от приближающегося "Нативидада" и перенесся в прошлое, когда сам был полуголодным мичманом, снедаемым тоской по дому и морской болезнью. Его старшие товарищи за милую душу уплетали крыс, приговаривая, что откормленная крыса куда вкуснее соленой говядины, два года простоявшей в бочке. Сам Хорнблауэр так и не преодолел своего отвращения, но не собирался сейчас в этом признаваться.

- Три пенса за крысу немного дороговато, - сказал он. - Не припомню, чтоб в бытность свою мичманом платил столько.

- Как, сэр, вы тоже ели крыс? - спросил изумленный Сэвидж.

В ответ на прямой вопрос Хорнблауэру оставалось только солгать.

- Конечно, - сказал он. - Мичманские каюты мало изменились за двадцать лет. Я всегда считал, что крыса, отъевшаяся в хлебном ларе, сделала бы честь королевскому, не то что мичманскому столу.

- Разрази меня гром! - выдохнул Клэй, откладывая нож и вилку. До сего момента ему и в голову не приходило, что его суровый несгибаемый капитан был когда-то мичманом-крысоедом.

Оба мальчика восхищенно воззрились на капитана. Этот маленький человеческий штрих совершенно их покорил - Хорнблауэр знал, что так оно и будет. На другом конце стола Гэлбрейт шумно вздохнул. Сам он ел крысу три дня назад, но отлично знал, что, сознавшись в этом, ничего не приобрел, а скорее потерял бы в глазах этих мальчиков - такого уж сорта он был офицер. Хорнблауэр постарался ободрить и Гэлбрейта.

- Ваше здоровье, мистер Гэлбрейт, - сказал он, поднимая бокал. - Должен извиниться, это не лучшая моя мадера, но я оставил две последних бутылки назавтра, чтобы угостить испанского капитана, нашего пленника. За наши будущие победы!

Они выпили; скованность исчезла. Хорнблауэр сказал "нашего пленника" и "наши победы" - большинство капитанов сказало бы "моего" и "мои". Строгий капитан, ревнитель дисциплины, на мгновение приоткрыл свою человеческую сущность и показал подчиненным, что они - его собратья. Любой из трех молодых офицеров сейчас отдал бы за капитана жизнь - и Хорнблауэр, оглядывая их раскрасневшиеся лица, об этом знал. Это и льстило ему, и одновременно раздражало - но впереди бой, возможно - отчаянный, и он должен знать, что команда будет сражаться не за страх, а за совесть.

Еще один мичман, молодой Найвит, вошел в каюту.

- Мистер Буш свидетельствует свое почтение, сэр, и сообщает, что с палубы неприятельское судно видно уже целиком.

- Оно по-прежнему держит курс на залив?

- Да, сэр. Мистер Буш говорит, через два часа будет на расстоянии выстрела.

- Спасибо, мистер Найвит. Можете идти, - сказал Хорнблауэр.

Стоило напомнить, что через два часа ему сражаться с пятидесятипушечным кораблем, и сердце его снова заколотилось. Судорожным усилием он сохранил невозмутимый вид,

- Вдоволь времени, чтобы сыграть роббер, джентльмены, - сказал он.

Один вечер в неделю капитан Хорнблауэр играл со своими офицерами в вист. Для последних - а для мичманов в особенности - это было тяжким испытанием. Сам Хорнблауэр играл превосходно, этому способствовали наблюдательность и пристальное внимание к психологии подчиненных. Однако многие офицеры плохо понимали игру и путались, не запоминая вышедших карт - для них вечерний вист с Хернблауэром был сущей пыткой.

Полвил убрал со стола, расстелил зеленое сукно и принес карты. С началом игры Хорнблауэру легче стало позабыть о надвигающейся битве. Вист был его страстью и поглощал целиком, что бы не происходило вокруг. Только в перерывах между игрой, пока подсчитывали и сдавали, учащалось сердцебиение и к горлу приливала кровь. Он внимательно следил за ложащимися на стол картами, помня ученическую привычку Сэвиджа ходить с тузов, и что Гэлбрейт неизменно забывает показать короткую масть. Роббер закончился быстро; на лицах троих младших офицеров было написано чуть ли не отчаяние, когда Хорнблауэр протянул колоду, чтоб еще раз определить партнеров. Сам он хранил неизменное выражение лица.

- Вам, Клэй, следует запомнить, - сказал он, - что имея короля, даму и валета, вы должны идти с короля. На этом построено все искусство захода.

- Есть, сэр, - отвечал Клэй, шутовски косясь на Сэвиджа. Хорнблауэр посмотрел строго, и Клэй поспешно сделал серьезное лицо. Игра продолжалась и всем казалась нескончаемой. Однако и она подошла к финалу.

- Роббер, - объявил Хорнблауэр, подводя счет. - Я думаю, джентльмены, нам почти пора подниматься на палубу.

Общий вздох облегчения. Все завозили под столом ногами. Хорнблауэр чувствовал, что любой ценой должен показать свою невозмутимость.

- Роббер не кончился бы, - сказал он сухо, - если б мистер Сэвздж следил за счетом. Счет был девять. Чтобы спасти роббер, мистеру Сэвиджу и мистеру Гэлбрейту хватило бы непарной взятки. Посему мистер Сэвидж на восьмом ходу должен был не резать, а крыть червовым тузом. Признаю, если бы прорезывание оказалось успешным, он получил бы две лишние взятки, но...

Хорнблауэр продолжал вещать, остальные трое корчились на стульях. Однако, когда он пошел впереди них по трапу, они переглянулись, и в глазах их было восхищение.

На палубе стояла мертвая тишина. Матросы лежали на боевых постах. Луна быстро садилась, но как только глаза привыкли к темноте, стало ясно, что света еще достаточно. Буш отдал капитану честь.

- Неприятель по-прежнему направляется к заливу, сэр, - сказал он хрипло.

- Пошлите снова команду в тендер и барказ, - ответил Хорнблауэр. Он взобрался по бизань-вантам до крюйс-стень-рея. Отсюда он видел море за островом, еще в миле, на фоне садящейся луны отчетливо различались паруса "Нативидада". Испанский корабль круто к ветру входил в залив. Борясь с возбуждением, Хорнблауэр старался предугадать действия испанского капитана. Очень маловероятно, чтобы в темноте с "Нативидада" различили стеньги "Лидии" - на таком допущении и основывался весь план. Скоро испанцы повернут оверштаг и новым галсом двинутся к острову, быть может, они предпочтут пройти его на ветре, но навряд ли. Чтоб войти в залив они вынуждены будут повернуть оверштаг - и тут вступит "Лидия". Паруса "Нативидада" посветлели и почти сразу опять потемнели - судно поворачивало. Оно направляется в середину прохода, но ветровой снос и отлив неминуемо погонят его обратно к острову. Хорнблауэр спустился на палубу.

- Мистер Буш, - сказал он. - Пошлите матросов наверх, приготовьтесь отдать паруса.

Босые ноги тихо зашлепали по палубе и по вантам. Хорнблауэр вынул из кармана серебряный свисток. Он не потрудился спросить, все ли проинструктированы в своих обязанностях: Буш и Джерард - толковые офицеры.

- Сейчас я пойду на нос, мистер Буш, - сказал Хорнблауэр. - Я постараюсь вернуться на шканцы вовремя, но если нет, вы знаете мои приказы.

- Так точно, сэр.

Хорнблауэр торопливо прошел по переходному мостику, мимо карронад на полубаке, мимо орудийных расчетов, и залез на бушприт. С блинда-рея он мог заглянуть за остров. "Нативидад" шел прямо на него. Хорнблауэр видел фосфоресцирующую пену под водорезом и чуть ли не слышал плеск рассекаемой воды. Он судорожно сглотнул, и тут же возбуждение прошло, осталось ледяное спокойствие. Он забыл про себя, его мозг, как машина, просчитывал время и расстояние. Он уже слышал голос лотового на руслене "Нативидада", хотя еще не разбирал слов. Корабль подходил все ближе. Теперь Хорнблауэр слышал гул голосов. Испанцы по обыкновению беспечно болтали, никто не смотрел как следует, никто не заметил голые стеньги "Лидии". Потом с палубы "Нативидада" донеслись приказы: судно поворачивало оверштаг. При первом же звуке Хорнблауэр поднес к губам серебряный свисток и дунул. На "Лидии" вмиг закипела работа. Паруса на всех реях были подняты одновременно. Отцепили якорный канат и шлюпки. Корабль спускался под ветер. Хорнблауэр на бегу столкнулся с матросами, тянувшими брасы, упал, вскочил с палубы и побежал. "Лидия" набирала скорость. Он оказался у штурвала вовремя.

- Прямо руль! - крикнул он рулевому. - Немного лево руля! Еще чуть-чуть! Теперь, руль круто направо!

Так быстро все произошло, что испанцы только-только успели закончить поворот и набирали скорость на новом галсе, когда из-за острова вылетела "Лидия" и проскрежетала о борт. Месяцы учений не прошли для английской команды втуне. Едва корабли соприкоснулись, пушки "Лидии" громыхнули одним сокрушительным бортовым залпом, осыпав палубу "Нативидада" градом картечи. Марсовые пробежали по реям и накрепко сцепили корабли. Атакующие с громкими криками высыпали на переходный мостик левого борта.

На палубе испанца царило полное смятение. Только что все выполняли маневр, и вот в следующую минуту неизвестный враг взял их на абордаж. Вспышки неприятельских пушек разорвали на куски ночь, повсюду падали убитые. На палубу с жуткими воплями хлынули вооруженные люди. Самая дисциплинированная и опытная команда не устояла бы перед таким натиском. Все двадцать лет, что "Нативидад" курсировал вдоль тихоокеанского побережья, не менее четырех тысяч миль отделяло его от любого возможного противника на море.

Однако нашлись бравые моряки, и они попытались оказать сопротивление. Офицеры вытащили шпаги; на высоких шканцах стоял вооруженный отряд - оружие выдали в связи со слухами о восстании на берегу; кое-кто из матросов похватал шпилевые вымбовки и кофель-нагели. Однако с верхней палубы волна атакующих с пиками и тесаками смыла их почти мгновенно. Лишь раз прозвучал пистолетный выстрел. Тех, кто сопротивлялся, либо убили, либо оттеснили вниз; остальных согнали вместе и окружили.

На нижней палубе испанцы метались в поисках вожаков, которые организовали бы защиту судна. Они собирались в темноте готовые противостоять неприятелю и оборонять люки, когда за спинами у них оглушительно заорали. Две шлюпки под командованием Джерарда подошли к левому борту, и матросы, с помощью рычагов выломав орудийные порты нижней палубы, хлынули внутрь, оглашая корабль дикими воплями в полном соответствии с приказом. Хорнблауэр наперед знал: чем больше шума поднимут нападающие, тем вернее деморализуют неорганизованных испанцев. Внезапная атака окончательно сломила сопротивление верхней палубы.

Предусмотрительность Хорнблауэра, отрядившего две шлюпки для отвлекающего удара, полностью себя оправдала.

VII

Капитан "Лидии", как обычно, гулял утром по шканцам своего корабля. Испанские офицеры, завидев его, сунулись было с церемонными приветствиями, но их оттеснили матросы, негодуя, что какие-то пленники потревожат освященную многими месяцами прогулку.

Хорнблауэру было о чем поразмыслить. И впрямь, за множеством осаждавших его проблем, некогда было ликовать об одержанной победе, хотя прошлой ночью его фрегат, захватив двухпалубный корабль и не потеряв при этом ни одного человека, совершил беспримерный в обширных анналах британской военно-морской истории подвиг. Думал же он о том, что делать дальше. Устранив "Нативидад", он сделался властелином Южного моря. Он отлично знал, что наземное сообщение сильно затруднено, и вся торговля - можно сказать, вся жизнь - полностью зависит от каботажных перевозок. Теперь же без его ведома не пройдет ни одна лодка. За пятнадцать военных лет он усвоил, что значит власть на море. Теперь, по крайней мере, есть шанс с помощью Альварадо разжечь в Центральной Америке настоящий пожар - испанское правительство еще проклянет день, в который решило связать свою судьбу с Бонапартом.

Хорнблауэр ходил взад и вперед по присыпанной песком палубе. Перед ним открывались и другие возможности. Северо-восточнее от них лежит Акапулько, куда приходит и откуда отправляется ежегодно галион, везущий на миллион стерлингов сокровищ. Захватив галион, он в одночасье сделается богат - тогда он купит в Англии поместье, целую деревню и заживет сквайром, и чтобы селяне приподымали шляпы, когда он будет проезжать мимо них в экипаже - Марии бы это понравилось, хотя Мария в роли знатной дамы будет выглядеть диковато.

Хорнблауэр оторвался от созерцания Марии, пересаженной в деревенскую усадьбу из меблированных комнат в Саутси. На востоке Панама, с перуанским золотом, с жемчужной флотилией, с золотом алтарей, который не дался в руки Моргану, но достанется ему. Ударить сюда, в средоточие межматериковых сообщений, наиболее благоразумно стратегически, равно как и потенциально наиболее выгодно. Он постарался собраться мыслями на Панаме.

На баке рыжеволосый ирландец Саливан взгромоздился со скрипкой на платформу карронады, а вокруг него человек шесть матросов, ударяя в палубу мозолистыми ступнями, энергично наступали на партнеров. Гиней по двадцать на брата, самое меньшее, получат они за трофей, и в воображении они уже тратили эти деньги. Хорнблауэр посмотрел туда, где покачивался на якоре "Нативидад". Его шкафут чернел от команды, согнанной на верхнюю палубу. На старомодном полуюте и шканцах Хорнблауэр видел красные мундиры и кивера морских пехотинцев. Видел он и направленные на шкафут карронады, и матросов с горящими фитилями подле них. Джерард, которого он оставил призмастером на борту "Нативидада", служил в свое время на ливерпульском работорговце. Уж он-то знает, как держать в повиновении полный корабль враждебно настроенных людей - прочем, Хорнблауэр, забрав от них офицеров, не ждал с их стороны неприятностей.

Надо еще решить, что делать с "Нативидадом" и особенно с пленными. Нельзя поручить их человеколюбивым милостям Эль Супремо, да и команда этого не потерпит. Хорнблауэр напряженно думал. Мимо пролетала цепочка пеликанов. Они летели безукоризненным строем, ровнее, чем Ла-Маншский флот на маневрах. Птица-фрегат, величественная, с раздвоенным хвостом, кружила над ними на неподвижных крыльях и, решив, очевидно, что пикировать не стоит, полетела к острову, где усердно промышляли рыбу бакланы. Солнце уже припекало, вода в заливе синела, как море над ней.

Хорнблауэр проклинал солнце, пеликанов и птицу-фрегат, мешавших ему сосредоточиться. Он мрачно прошелся по палубе еще раз пять-шесть. Тут на пути его встал мичман Найвит и козырнул.

- Что за черт? - рявкнул Хорнблауэр.

- Лодка подходит к борту, сэр. На ней мистер... мистер Эрнандес.

Этого и следовало ожидать.

- Очень хорошо, - сказал Хорнблауэр и спустился на шкафут, чтобы приветствовать Эрнандеса. Тот не стал тратить время на поздравления. На службе Эль Супремо даже латиноамериканцы становились деловиты и немногословны.

- Эль Супремо желает немедленно видеть вас, капитан, - сказал Эрнандес. - Моя лодка ждет.

- Вот как, - сказал Хорнблауэр. Он отлично знал, что многих британских капитанов взбесило бы такое бесцеремонное требование. Он подумал, как славно было бы отослать Эрнандеса к Эль Супремо с предложением самому явиться на корабль, если тот желает видеть капитана. Впрочем, глупо из самолюбия ставить под удар жизненно важные отношения с берегом. Победитель "Нативидада" может сквозь пальцы смотреть на чужую наглость.

Компромисс напрашивался сам собой: заставить Эрнандеса часок-другой подождать и тем утвердить свое достоинство. Но здравый смысл отверг и эту уловку. Хорнблауэр ненавидел компромиссы, а этот (как почти все компромиссы) лишь разозлил бы одну сторону, ничего не принеся другой. Гораздо лучше спрятать гордость в карман и отправиться сейчас же.

- Конечно, - сказал он. - Мои обязанности позволяют мне ненадолго отлучиться.

По крайней мере, на этот раз нет нужды облачаться в парадную форму. Не надо требовать лучшие шелковые чулки и башмаки с пряжками. Захват "Нативидада" будет говорить за него красноречивей, чем любая шпага с золотой рукоятью.

Только отдавая последние приказания Бушу, Хорнблауэр вспомнил, что победа дает ему достаточные основания не пороть заблудших Дженкинса с Пулом и не объявлять выговор Гэлбрейту. Это, во всяком случае, большое облегчение. Эта мысль помогла развеять депрессию, обычно накатывавшую на него после каждой победы. Эта мысль подбадривала его, когда он садился на низкорослую лошадку, ехал мимо зловонных, сваленных в кучи потрохов, мимо столбов с привязанными к ним мертвецами, к дому Эль Супремо.

Эль Супремо восседал на помосте под балдахином, так, словно просидел неподвижно четыре дня (казалось - месяц) с их последней встречи.

- Вы исполнили мою волю, капитан? - были его первые слова.

- Этой ночью я захватил "Нативидад", - сказал Хорнблауэр.

- И ваши запасы, насколько я понял, укомплектованы?

- Да.

- Значит, - сказал Эль Супремо, - вы сделали, что я хотел. Так я говорил с самого начала.

Перед лицом столь безграничной самоуверенности возражать было невозможно.

- Сегодня после полудня, - сказал Эль Супремо, - я приступлю к исполнению моих планов по захвату города Эль Сальвадор и человека, который называет себя главнокомандующим Никарагуа.

- Да? - сказал Хорнблауэр.

- Здесь есть некоторые сложности, капитан. Вам, вероятно, известно, что дороги между этим местом и Эль Сальвадором не так хороши, как дорогам надлежит быть. На одном отрезке тропа состоит из ста двадцати семи ступеней, вырубленных в лаве между двумя расселинами. По ней тяжело пройти мулу, не говоря уже о лошади, а злонамеренная личность, вооруженная ружьем, способна причинить большой ущерб.

- Представляю, - сказал Хорнблауэр.

- Однако, - продолжал Эль Супремо, - от порта Ла Либертад до Эль Сальвадора всего лишь десять миль по хорошей дороге. Сегодня после полудня я с пятьюстами людьми на двух кораблях выйду к Ла Либертаду. До него меньше ста миль, и я буду там завтра на заре. Завтра вечером я буду ужинать в Эль Сальвадоре.

- Кхе-хм, - сказал Хорнблауэр. Он ломал себе голову, как бы получше изложить те затруднения, которые он видел.

- Вы ведь убили очень мало из команды "Нативидада", капитан? - спросил Эль Супремо, вплотную подходя к одному из тревоживших Хорнблауэра вопросов.

- Одиннадцать убитых, - сказал Хорнблауэр, - и восемнадцать раненных, из которых четверо скорее всего не выживут.

- Значит, осталось достаточно, чтоб управлять судном?

- Вполне, сеньор, если...

- Это мне и нужно. Да, капитан, простые смертные, обращаясь ко мне, не употребляют слово "сеньор". Оно недостаточно почтительно. Я - Эль Супремо.

Хорнблауэр в ответ мог только поклониться. Удивительные манеры Эль Супремо были, как каменная стена.

- Офицеры, ответственные за судовождение, еще живы? - продолжал Эль Супремо.

- Да, - сказал Хорнблауэр и, поскольку предвидел впереди трудности и желал свести их к минимуму, добавил:

- Супремо.

- Тогда, - сказал Эль Супремо, - я беру "Нативидад" к себе на службу. Я убью строевых офицеров и заменю их собственными. Остальные вместе с простыми матросами будут служить мне.

В том, что говорил Эль Супремо, не было ничего принципиально невозможного. Испанский флот, действуя, как и во всем по-старинке, поддерживал строгое разделение (в английском флоте почти исчезнувшее) между офицерами, которые ведут судно и теми господами, которые им командуют. И Хорнблауэр не сомневался, что выберут матросы и штурманы из двух зол: мучительная смерть или служба Эль Супремо.

Нельзя отрицать, что в предложении Эль Супремо много разумного: перевезти пятьсот человек на "Лидии" было бы трудновато; одна "Лидия" не смогла бы приглядывать за всем тысячемильным побережьем - два корабля доставят противнику более чем двойные неприятности. Однако передать "Нативидад" повстанцам значит вступить с Лордами Адмиралтейства в бесконечную и скорее всего безуспешную тяжбу о призовых деньгах. И он не может со спокойной совестью предать испанских офицеров на уготованную им казнь. Думать надо быстро.

- "Нативидад" - трофей моего короля, - сказал он. - Возможно, король будет недоволен, если я его уступлю.

- Он конечно будет недоволен, если узнает, что вы отказали мне, - сказал Эль Супремо. Брови его сошлись, и Хорнблауэр услышал позади шумное дыхание Эрнандеса. - Я и прежде замечал, капитан, что ваше поведение в моем присутствии граничит с непочтением, извинительном лишь в чужестранце.

Хорнблауэр лихорадочно соображал. Еще немного сопротивления с его стороны, и этот безумец прикажет его казнить, после чего "Лидия" уж наверняка не станет сражаться на стороне Эль Супремо. Это и впрямь будет крайне затруднительное положение. "Лидия", не имея друзей ни среди повстанцев, ни среди правительственных сил, скорее всего вовсе не доберется до дома - особенно под командованием неизобретательного Буша. Англия потеряет отличный фрегат и упустит отличную возможность. Придется пожертвовать призовыми деньгами, той тысячей фунтов, которой он намеревался поразить Марию. Но жизнь пленникам надо сохранить любой ценой.

- Несомненно, винить надо мое чужеземное воспитание, Супремо, - сказал он. - Мне трудно передать на чужом языке все необходимые оттенки смысла. Как можно заподозрить, что я питаю недостаточное почтение к Эль Супремо?

Эль Супремо кивнул. Занятно было видеть, что безумец, уверенный в своем всемогуществе, в реальной жизни склонен принимать за чистую монету самую грубую лесть.

- Корабль - ваш, Супремо, - продолжал Хорнблауэр.

- Он был вашим с той минуты, как мои люди ступили на его палубу. И в будущем, когда огромная армада под водительством Эль Супремо будет бороздить Тихий океан, я желал бы только, чтоб помнили: первый корабль этого флота был отбит у испанцев капитаном Хорнблауэром по приказу Эль Супремо.

Эль Супремо снова кивнул, потом повернулся к Эрнандесу.

- Генерал, - сказал он, - подготовьтесь к погрузке на корабли пятисот человек в полдень. Я отбываю с ними. Вы тоже.

Эрнандес отвесил поклон и удалился; легко было видеть, что подчиненные не дают Эль Супремо поводов усомниться в своей божественной сущности. Он не знает, что такое непочтительность или нерадение. Малейший его приказ, касается он тысячи свиней или пятисот человек, исполняют мгновенно. Хорнблауэр тут же сделал следующий ход.

- "Лидии" ли, - спросил он, - уготована честь доставить Эль Супремо в Ла Либертад? Моя команда высоко оценит это отличие.

- Несомненно, - сказал Эль Супремо.

- Я почти не осмеливаюсь попросить об этом, - сказал Хорнблауэр, - но можем ли мы с моими офицерами надеяться, что вы отобедаете с нами перед отплытием?

Эль Супремо немного поразмыслил.

- Да, - сказал он, и Хорнблауэр подавил едва не вырвавшийся у его вздох облегчения. Залучив Эль Супремо на борт "Лидии", он будет разговаривать с ним более уверенно.

Эль Супремо хлопнул в ладоши, и тут же, словно сработал часовой механизм, стук в окованную бронзой дверь возвестил о появлении темнокожего мажордома. Ему было односложно приказано перевезти двор Эль Супремо на "Лидию".

- Возможно, - сказал Хорнблауэр, - теперь вы позволите мне вернуться на корабль, чтобы подготовиться к вашему прибытию, Супремо.

Ответом ему был кивок.

- Когда мне встречать вас на берегу?

- В одиннадцать.

В патио Хорнблауэр с сочувствием вспомнил восточного визиря, который, выходя от своего повелителя, всякий раз проверял, на месте ли его голова. На палубе "Лидии", как только смолк свист дудок, Хорнблауэр отдал приказы.

- Немедленно отведите этих людей вниз, - сказал он Бушу, указывая на пленных испанцев. - Заприте их в канатном ящике и поставьте охрану. Позовите оружейника, пусть наденет на них кандалы,

Буш не пытался скрыть изумления, но Хорнблауэр не стал тратить время на объяснения.

- Сеньоры, - сказал он проходящим мимо испанцам, - с вами обойдутся сурово, но поверьте, если вас хотя бы увидят в один из следующих дней, вас убьют. Я спасаю вам жизнь.

Затем Хорнблауэр вновь повернулся к первому лейтенанту.

- Свистать всех наверх, мистер Буш. Корабль наполнился шлепаньем босых ног по сосновым доскам.

- Матросы! - сказал Хорнблауэр. - Сегодня к нам на борт прибудет местный князь, союзник нашего милостивого короля. Что бы ни случилось - запомните мои слова, что бы ни случилось - к нему надо относиться с почтением. Я выпорю каждого, кто засмеется, или не будет вести себя с сеньором Эль Супремо, как со мной. Вечером мы отплывем с войсками этого господина на борту. Вы будете обходиться с ними, как если б они были англичане. И даже лучше. Вы бы стали подшучивать над английскими солдатами. Первого же, кто попытается сыграть шутку с кем-нибудь из этих людей, я прикажу немедленно выпороть. Забудьте, какого цвета у них кожа. Забудьте, во что они одеты. Забудьте, что они не говорят по-английски, помните только, что я вам сказал. Прикажите играть отбой, мистер Буш.

В каюте Полвил добросовестно ждал с халатом и полотенцем, чтобы проводить капитана в душ - согласно расписанию это должно было произойти два часа назад.

- Достаньте опять мой лучший мундир, - бросил Хорнблауэр. - В шесть склянок кормовая каюта должна быть готова к торжественному приему на восьмерых. Идите на бак и приведите ко мне кока.

Дел много. Надо пригласить на обед Буша и Рейнера, первого и четвертого лейтенантов, Симмондса, лейтенанта морской пехоты, штурмана Кристэла и предупредить их, чтоб они явились в парадных мундирах. Надо продумать, как разместить на двух фрегатах пятьсот человек.

Хорнблауэр как раз глядел на "Нативидад" - тот покачивался на якоре, белый английский военно-морской флаг реял над красно-золотым испанским - и думал, как поступить с ним, когда от берега к нему резво заскользила лодка. Новоприбывших возглавлял довольно молодой человек, невысокий и худощавый, гибкий, как обезьяна, с улыбчивым, полным неистребимого добродушия лицом. Он больше походил на испанца, чем на индейца. Буш провел его туда, где нетерпеливо расхаживал по палубе Хорнблауэр. Сердечно поклонившись, гость представился:

- Я - вице-адмирал дон Кристобаль де Креспо.

Хорнблауэр не удержался и смерил его с головы до пят. Вице-адмирал носил золотые серьги, его расшитый золотом сюртук не скрывал ветхость серой рубахи. По крайней мере он был обут. Его латанные белые штаны были заправлены в сапоги из мягкой коричневой кожи.

- На службе Эль Супремо? - спросил Хорнблауэр.

- Разумеется. Позвольте представить моих офицеров. Линкор-капитан Андраде. Фрегат-капитан Кастро. Корвет-капитан Каррера. Лейтенанты Барриос, Барильас и Серна. Гардемарины Диас...

Под этими звучными титулами скрывались всего-навсего босоногие индейцы. Из-за алых кушаков в изобилии торчали пистолеты и ножи. Офицеры неловко поклонились Хорнблауэру; лица одного-двух выражали звериную жестокость.

- Я прибыл, - сказал Креспо дружелюбно, - чтоб поднять свой флаг на моем новом судне "Нативидад". Эль Супремо желает, чтоб вы салютовали ему одиннадцатью выстрелами, как приличествует вице-адмиральскому флагу.

У Хорнблауэра слегка отвалилась челюсть. За годы службы он помимо воли проникся глубоким уважением к деталям показного флотского великолепия, и ему совершенно не улыбалось салютовать этому голодранцу, словно самому Нельсону. С усилием он подавил раздражение. Если он хочет добиться хоть какого-нибудь успеха, то должен доиграть этот фарс до конца. Когда ставка - империя, глупо проявлять излишнюю щепетильность в вопросе церемониала.

- Конечно, адмирал, - сказал он. - Для меня большая радость одним из первых поздравить вас с назначением.

- Спасибо, капитан. Остается уладить кое-какие мелочи, - сказал вице-адмирал. - Дозвольте спросить, строевые офицеры с "Нативидада" здесь или еще на "Нативидаде"?

- Премного сожалею, - ответил Хорнблауэр, - но сегодня утром после трибунала я выбросил их за борт.

- Действительно, очень жаль, - сказал Креспо. - Эль Супремо приказал мне вздернуть их на реях "Нативидада". Вы не оставили даже одного?

- Ни одного, адмирал. Сожалею, что не получил от Эль Супремо соответствующих указаний.

- Что ж, ничего не попишешь. Без сомнения, найдутся другие. Тогда я отправляюсь на борт моего корабля. Не будете ли вы так любезны сопроводить меня и отдать приказы вашей призовой команде?

- Конечно, адмирал.

Хорнблауэру любопытно было взглянуть, как подручные Эль Супремо намерены привести к присяге команду целого судна. Он поспешно приказал артиллеристу салютовать флагу, когда тот будет поднят на "Нативидаде", и спустился в шлюпку вместе с новоявленными офицерами.

Вступив на борт "Нативидада", Креспо с важным видом поднялся на шканцы. Здесь стояли штурман и его помощники. Под их изумленными взглядами Креспо подошел к изображению мадонны с младенцем возле гакаборта и столкнул его в воду. По его знаку один из гардемаринов спустил испанский и британский флаги. Потом Креспо обернулся к штурману и помощникам. Это была исполненная драматизма картина. Ослепительно светило солнце, британские морские пехотинцы в красных мундирах стояли ровной шеренгой, приставив ружья к ноге. Британские матросы с тлеющими фитилями замерли у карронад, ибо приказа еще никто не отменял. Джерард подошел и встал рядом с Хорнблауэром.

- Кто тут штурман? - спросил Креспо.

- Я - штурман, - пролепетал один из испанцев.

- А это ваши помощники? - мрачным голосом произнес Креспо и получил утвердительный кивок.

С лица Креспо исчез всякий налет добродушия. Казалось, оно излучает гнев.

- Ты, - сказал он, указывая на самого младшего. - Сейчас ты поднимешь руку и провозгласишь свою веру в нашего повелителя Эль Супремо. Подними руку.

Мальчик повиновался, как зачарованный.

- Повторяй за мной. Я клянусь... Мальчишеское лицо побелело. Он пытался оглянуться на старших, но взор его был прикован к свирепым очам Креспо.

- Я клянусь, - повторил Креспо еще более угрожающе. Мальчик открыл рот и без единого звука его закрыл. Потом он судорожно сбросил с себя гипнотическое оцепенение. Его рука вздрогнула и опустилась, он отвернулся от указующего перста Креспо. В тот же миг левая рука Креспо метнулась; движение было столь молниеносно, что все не сразу заметили в ней пистолет. Прогремел выстрел, и мальчик, с пулей в животе, в судорогах повалился на палубу. Не обращая внимания на его извивающееся тело, Креспо повернулся к следующему.

- Теперь клянись ты, - сказал он.

Тот поклялся сразу же, дрожащим голосом повторяя за Креспо слова. Пяток фраз был примерно на одну тему: в них провозглашалось всемогущество Эль Супремо, утверждалась вера говорившего, и в одной кощунственной фразе отвергалось существование Бога и девственность Божьей Матери. Остальные последовали его примеру. Один за другим повторили они слова клятвы, не обращая внимания на умирающего у их ног мальчика. Креспо снизошел до того, чтоб его заметить, только когда церемония закончилась.

- Выбросьте его за борт, - сказал он коротко.

Офицеры лишь мгновение колебались под его взглядом, потом один поднял мальчика за плечи, другой за ноги, и перебросили еще живое тело через борт.

Креспо подождал всплеска, потом подошел к облупившимся, некогда позолоченным шканцевым поручням. Толпа на шкафуте тупо слушала его зычный голос. Хорнблауэр, всматриваясь в матросов, понял, что проповеднические усилия Креспо едва ли встретят сопротивление. В команде не было ни единого европейца. Вероятно, за долгую службу "Нативидада" в Тихом океане первоначальная команда полностью вымерла. Только офицеров присылали из Испании; матросов набирали из туземцев. Меж ними были и китайцы, и негры, и люди с незнакомой Хорнблауэру наружностью - филиппинцы.

Своей пятиминутной речью Креспо покорил их всех. Он не разъяснял им божественность Эль Супремо, только упомянул его имя. Эль Супремо, сказал он, возглавляет движение, поставившее своей целью свергнуть испанское владычество в Америке. Через год весь Новый Свет от Мехико до Перу будет у его ног. Придет конец притеснениям, жестокостям, рабству на рудниках и в полях. Всем дадут землю, свободу и счастье под милосердным правлением Эль Супремо. Кто пойдет за ним?

Похоже было, что все. В конце речи слушатели разразились приветственными криками. Креспо подошел к Хорнблауэру.

- Спасибо, капитан, - сказал он. - Я думаю, теперь присутствие вашей призовой команды излишне. Я и мои офицеры разберемся с попытками неподчинения, ежели таковые возникнут.

- Думаю, так, - сказал Хорнблауэр немного горько.

- Кое-кто из них может не так легко принять просвещение, когда до этого дойдет, - сказал Креспо с ухмылкой.

Возвращаясь на "Лидию" Хорнблауэр с горечью вспоминал об убийстве штурманского помощника. Это преступление он обязан был предотвратить - он поднялся на борт "Нативидада" в значительной степени для того, чтоб не допустить зверств, и это ему не удалось. И все же он сознавал, что такого рода жестокость не скажется дурно на его матросах, как было бы в случае хладнокровной расправы над офицерами. Команду "Нативидада" против воли принудили служить новому хозяину - но то же самое сделали вербовщики с тремя четвертями команды "Лидии". Порка или смерть ожидали англичанина, если тот откажется подчиниться офицеру, узурпировавшему над ним власть - английские моряки вряд ли будут негодовать на даго в сходной ситуации, хотя со свойственным английскому простонародью отсутствием логики возмутились бы, если б Креспо с соблюдением всех формальностей повесил офицеров.

Мысли Хорнблауэра неожиданно прервал пушечный выстрел с "Нативидада", тут же подхваченный "Лидией". Он едва не подпрыгнул на кормовом сиденье барказа, но глянул через плечо и успокоился. Новый флаг развевался теперь на флагштоке "Нативидада", синий с желтой звездой посередине. Грохот пушек раскатился по всему заливу; когда Хорнблауэр поднялся на борт "Лидии", салют еще не смолк. Мистер Марш, артиллерист, расхаживал по палубе полубака, бормоча себе под нос - Хорнблауэр распознал профессиональную присказку.

- Не будь я круглым дураком, ноги б моей не было здесь. Огонь, семь. Я оставил жену, я оставил детей, увижу ли их, Бог весть. Огонь, восемь.

Через полчаса Хорнблауэр на берегу встречал Эль Супремо. Тот прискакал пунктуально, минута в минуту. За ним тянулась оборванная свита. Эль Супремо не потрудился представить капитану своих приближенных, только поклонился и сразу шагнул в барказ. Те, по очереди подходя к Хорнблауэру, сами называли свои ничего не говорящие ему имена. Все они были чистокровные индейцы, все - генералы, исключая двух полковников, и все очевидно преклонялись перед своим повелителем. Их манера держаться, всякий их шаг выдавали не просто страх - в них было восхищение, можно даже сказать - обожание.

На переходном мостике фалрепные, боцманматы и пехотинцы приготовились встречать Эль Супремо пышными воинскими почестями, но тот, поднимаясь по трапу, вновь изумил Хорнблауэра, когда мимоходом бросил:

- Меня полагается приветствовать двадцатью тремя выстрелами, капитан.

Это - на два выстрела больше, чем причиталось бы Его Величеству королю Георгу, если б тот поднялся на борт "Лидии". Хорнблауэр минуту смотрел прямо перед собой, судорожно придумывая, как бы отказать, и наконец успокоил свою совесть, сочтя, что такое количество выстрелов будет лишено всякого смысла. Он поспешно отправил посыльного к мистеру Маршу с приказом сделать двадцать три выстрела - странно, как юнга в точности воспроизвел реакцию Хорнблауэра: сперва уставился на него, потом взял себя в руки и поспешил прочь, успокоенный мыслью, что отвечает не он, а капитан. Хорнблауэр с трудом подавил улыбку, представив изумление Марша и раздражение в его голосе, когда он дойдет до "Не будь я круглым дураком, ноги б моей не было здесь. Огонь, двадцать три".

Эль Супремо вступил на шканцы и рассматривал их с пристальным любопытством, но стоило ему заметить на себе взгляд капитана, как интерес исчез с его лица, уступив место прежнему отвлеченному безразличию. Он казалось, слушал, но смотрел поверх голов Буша, Джерарда и прочих, пока Хорнблауэр их представлял. Когда Хорнблауэр спросил, не желает ли Эль Супремо осмотреть корабль, тот молча покачал головой. Наступило неловкое молчание, которое прервал Буш, обратившись к своему капитану:

- "Нативидад" поднял еще один флаг на ноке рея, сэр. Нет, это не флаг, это...

Это было человеческое тело. Черное на фоне голубого неба, оно медленно поднималось, дергаясь и крутясь в воздухе. Через мгновение второе тело подтянули к другому ноку рея. Все глаза неосознанно устремились на Эль Супремо. Он по-прежнему смотрел вдаль, ни на чем не фокусируя взгляда, но все знали, что он видел. Английские офицеры в поисках указаний поспешно взглянули на капитана и, подчиняясь его примеру, неловко притворились, будто ничего не заметили. Дисциплинарные меры на корабле иной нации - не их ума дело.

- Обед будет вскоре подан, Супремо, - сказал Хорнблауэр, сглотнув. - Соблаговолите пройти вниз?

Все так же молча Эль Супремо спустился по трапу. Внизу его малый рост стал еще заметнее - ему не приходилось нагибаться. Голова его слегка касалась палубных бимсов, но их близость не заставляла его пригнуться. Хорнблауэр поймал себя на глупом чувстве - он подумал, что Эль Супремо и не пришлось бы нагибаться, что палубные бимсы скорее поднялись бы, чем святотатственно ударили его по голове - так действовало на него молчаливое достоинство Эль Супремо.

Полвил и помогавшие ему вестовые, в лучших одеждах, придерживали занавески, по-прежнему заменявшие убранные переборки. У входа в каюту Эль Супремо на мгновение остановился и, впервые со своего появления на борту, разжал губы.

- Я буду обедать здесь один, - сказал он. - Пусть мне принесут еду.

Никто из свиты не усмотрел в этих словах ничего странного - Хорнблауэр, наблюдавший за их лицами, был совершенно уверен, что их спокойствие отнюдь не напускное. Они удивились не больше, чем если бы Эль Супремо просто чихнул.

Конечно, возникло множество затруднений. Хорнблауэру и остальным гостям пришлось обедать за наскоро организованным в кают-компании столом. Его единственная льняная скатерть и единственный набор льняных салфеток, равно как и две бутылки старой мадеры остались у Эль Супремо в кормовой каюте. Не скрашивала трапезу и царившая за столом напряженная тишина. Приближенные Эль Супремо отнюдь не отличались разговорчивостью, Хорнблауэр же единственный из всех англичан мог объясняться по-испански. Буш дважды предпринимал героические попытки вежливо заговорить с соседом, добавляя к английским словам "о" в надежде превратить их в испанские, но, натолкнувшись на непонимающий взгляд, сбился на невнятное бормотание и сник.

Обед еще не кончился, никто еще не зажег коричневые сигары, доставленные на борт вместе с остальными припасами, когда с берега прибыл посыльный, и оторопелый вахтенный офицер, не поняв его тарабарщины, провел его в кают-компанию. Войско готово к погрузке. С облегчением Хорнблауэр отложил салфетку и вышел на палубу, остальные за ним.

Те, кого партиями доставляли с берега корабельные шлюпки, были типичные центрально-американские солдаты, босые и оборванные, с темной кожей и матовыми волосами. Каждый имел при себе блестящее новенькое ружье и толстый подсумок, но все это им прежде передали с "Лидии". Почти все держали в руках полотняные мешочки, видимо, с харчами - некоторые к тому же несли дыни и банановые гроздья. Команда согнала их на главную палубу; солдаты с любопытством озирались и громко переговаривались, но послушно устроились на корточках между пушек, куда их подтолкнули ухмыляющиеся матросы, собрались в кучки и принялись оживленно болтать. Многие жадно накинулись на еду - Хорнблауэр подозревал, что они едва не умирают от голода и поглощают рацион, рассчитанный на несколько дней.

Когда последний солдат поднялся на борт, Хорнблауэр взглянул в сторону "Нативидада" - похоже, там уже всех погрузили. Вдруг шум на главной палубе стих, и воцарилась гробовое молчание. В следующий момент на шканцы вышел Эль Супремо - его-то появление в дверях кормовой каюты и стало причиной тишины.

- Мы отбываем к Ла Либертаду, капитан, -сказал он.

- Да, Супремо, - ответил Хорнблауэр. Он был рад, что Эль Супремо вышел именно сейчас - еще немного, и корабельные офицеры увидели бы, что их капитан ждет распоряжений. Это было бы совершенно недопустимо.

- Мы поднимем якорь, мистер Буш, - сказал Хорнблауэр.

VIII

Поездка на берег завершилась. Ла Либертад пал, Эль Супремо с его людьми исчез среди вулканов, обрамляющих город Спасителя. Вновь ранним утром капитан Хорнблауэр расхаживал по шканцам Его Британского Величества тридцатишестипушечного фрегата "Лидия", и лейтенант Буш, стоя на вахте подле штурвала, стойко его не замечал.

Хорнблауэр смотрел по сторонам и полной грудью вбирал воздух. Он улыбнулся про себя, поняв, что впитывает сладкий воздух свободы. На время он вырвался из-под кошмарного влияния Эль Супремо и его смертоубийственных методов. Он испытывал невыразимое облегчение. Он снова сам себе хозяин, он волен без помех расхаживать по шканцам. Небо было голубое, море - серебристо-синее. Хорнблауэр поймал себя на старом сравнении моря с геральдическим лазурно-серебряным щитом и понял, что вновь стал самим собой. Он снова улыбнулся, просто от полноты сердца; впрочем, не забыв повернуться в сторону моря - не след подчиненным видеть, что их капитан, гуляя по шканцам, скалится чеширским котом.

Легчайший ветерок с траверза подгонял "Лидию" со скоростью три или четыре узла. Из-за горизонта с левого борта торчали верхушки нескончаемых вулканов, слагающих костяк этой отсталой страны. Быть может, Эль Супремо все же осуществит свою мечту и завоюет Центральную Америку; быть может, надежда открыть сообщение через перешеек - не такая и пустая. Если Никарагуанский вариант окажется неосуществимым, возможно, удастся возле Панамы. Мир в корне переменится. Морской путь свяжет землю Ван Димена{4} и Молуккские острова с цивилизованным миром. Англичанам по пути в Тихий океан не придется огибать мыс Горн или мыс Доброй Надежды. Великий океан, куда лишь изредка проникал фрегат, увидит эскадры линейных кораблей. Испанская империя в Мексике и Калифорнии приобретет новое значение.

Хорнблауэр поспешно сказал себе, что все это пока лишь мечты. Чтоб наказать себя за пустые бредни, он решил по косточкам разобрать свои недавние действия и строго взвесить мотивы, побудившие его двинуться к Панаме. Он отлично знал что главным из них было желание освободиться от Эль Супремо но пытался хоть как-то оправдаться в своих глазах.

Если атака Эль Супремо на Сальвадор не увенчается успехом, остатки его армии поместятся и на "Нативидаде". Присутствие "Лидии" никак не повлияет на ход событий. Если же Эль Супремо победит, полезно, пока он будет завоевывать Никарагуа, нанести удар по Панаме и не дать испанцам собрать все силы в один кулак. К тому же будет только справедливо если команда "Лидии" обогатится на жемчужных промыслах Панамы. Это возместит весьма вероятную утрату уже заслуженных призовых денег - платы за "Нативидад" из Адмиралтейства уже не вытянешь. Покуда "Лидия" в заливе, испанцы не смогут перевезти войска из Перу. Кроме того, Адмиралтейство будет довольно, если он исследует Панамский залив и Жемчужные острова - карты Энсона их не захватывали. И, как ни убедительны были все эти доводы, Хорнблауэр знал, что на самом деле бежал от Эль Супремо.

Большой плоский скат, размером со стол, вдруг выпрыгнул из воды совсем рядом с бортом и звонко шлепнулся плашмя, снова выпрыгнул и исчез на глубине, на мгновение блеснув под водой влажной розовато-коричневой спиной. Летучие рыбы мелькали повсюду, и каждая оставляла на поверхности мгновенную темную борозду. Хорнблауэр беспечно наблюдал за ними, радуясь, что может рассеяться и не думать беспрестанно об одном и том же. Корабль наполнен припасами, команда довольна недавними приключениями - ему совершенно не о чем беспокоиться. Пленные испанцы, которых он спас от Эль Супремо, лениво грелись на полубаке.

- Вижу парус! - разнеслось с мачты.

Все незанятые столпились у фальшборта, глядя вдаль поверх коечных сеток. Драившие палубу матросы исподтишка замедлили темп, чтоб не пропустить новости.

- Где? - крикнул Хорнблауэр.

- Слева по курсу, сэр. Люггер, сэр. Думаю, он направляется к нам, но он прямо против солнца...

- Да, люггер, сэр, - тонким голосом завопил мичман Хукер с фор-брам-стеньги-салинга. - Двухмачтовый. Прямо на ветре, идет на нас под всеми парусами, сэр.

- Идет на нас? - озадаченно переспросил Хорнблауэр. Он вскочил на платформу ближайшей шканцевой карронады, из-под руки глядя против солнца и ветра. С палубы еще ничего было не разглядеть.

- Идет прежним курсом, сэр, - пронзительно выкрикнул Хукер.

- Мистер Буш, - сказал Хорнблауэр, - обстените крюйсель.

Возможно, это жемчужный люггер из Панамского залива, не ведающий о присутствии в здешних водах британского фрегата; с другой стороны, возможно, он послан Эль Супремо - маловероятно, судя по его курсу, но это можно как-нибудь объяснить. Когда корабль приподнялся на волне, Хорнблауэр различил сверкающий белый квадрат, который на секунду выглянул из-за далекого горизонта и тут же исчез. Минуты проходили, паруса показывались все чаще и чаще. Наконец с палубы стал виден уже почти весь люггер. Он под взятыми на гитовы за середину парусами мчался на фордевинд, указуя бушпритом прямо на "Лидию".

- Он несет испанский флаг, - сказал Буш, не опуская подзорную трубу. Хорнблауэр заподозрил это уже некоторое время назад, но не поверил своим глазам.

- Все равно, они его спускают, - отозвался он, радуясь, что первый это заметил.

- И впрямь, сэр, - удивился Буш и ту же добавил: - А вот опять поднимают, сэр. Нет! Что вы там видите, сэр?

- Белый флаг над испанским, - сказал Хорнблауэр. - Это означает переговоры. Нет, я им не доверяю. Поднимите флаг, мистер Буш, и пошлите матросов на боевые посты. Выдвиньте пушки. Пленных пусть отведут вниз и охраняют.

Он не собирался попадаться на какую-нибудь испанскую хитрость. Возможно, люггер полон вооруженными людьми, и те потоком хлынут на ничего не ожидающее судно. Когда орудийные порты "Лидии" открылись и она показала зубы, люггер лег в дрейф на расстоянии чуть больше пушечного выстрела.

- Они спускают шлюпку, сэр, - сказал Буш.

- Вижу, - отрывисто бросил Хорнблауэр. Ялик с двумя гребцами плясал на волне. По трапу на переходный мостик взобрался человек - какие только странные личности не поднимались по этому трапу в последнее время. Новоприбывший был в парадном мундире испанского флота, эполеты его сверкали на солнце. Он поклонился и приблизился.

- Капитан Хорнблауэр? - спросил он.

- Я капитан Хорнблауэр.

- Рад приветствовать в вашем лице нового союзника Испании.

Хорнблауэр с усилием сглотнул. Это могла быть военная хитрость, но с первого же слова он интуитивно почувствовал: испанец говорит правду. Мир, который только что казался радостным, померк. Хорнблауэр разозлился: похоже, безответственные политики ввергли его в целую пучину затруднений.

- Мы получили новости четыре дня назад, - продолжал испанец. - В прошлом месяце Бонапарт похитил у нас нашего короля Фердинанда и объявил своего брата Жозефа королем испанским. Правительственная хунта подписала с Его Британским Величеством договор о вечном союзе и дружбе. Для меня большая радость сообщить вам, что все порты Его Католического Величества открыты для вас после вашего многотрудного путешествия.

Хорнблауэр стоял, как громом пораженный. Все это может быть ложь, военная хитрость, призванная заманить "Лидию" под пушки испанских береговых батарей. Лучше бы это была ложь. Это было бы лучше, чем те бесчисленные сложности, которые ожидают его в противном случае. Испанец усмотрел в его молчании недоверие.

- Вот письма, - сказал он, вынимая их из кармана. - Одно от вашего адмирала с Подветренных островов, присланное сюда через Порто Белло, другое от Его Превосходительства вице-короля Перу, и еще одно от английской леди из Панамы.

Он с поклоном вручил письма, и Хорнблауэр, пробормотав извинения - беглый испанский изменил ему вместе с сообразительностью - начал их вскрывать. И тут же себя одернул - на палубе, под взглядами испанского офицера, не место изучать эти документы. Вновь пробормотав извинения, он спустился вниз и укрылся в своей каюте.

Плотный парусиновый пакет флотских приказов производил впечатление подлинного. Хорнблауэр внимательно изучил обе печати; непохоже, чтоб их вскрывали. Пакет был честь по чести подписан на английском. Хорнблауэр аккуратно разрезал пакет и прочитал приказы. Они не оставляли сомнений. Подпись была - Томас Трубридж, контр-адмирал, баронет. Хорнблауэр раньше видел подпись Трубриджа и теперь узнал ее. Как и следовало ждать от Трубриджа, приказы были кратки. Между правительствами Испании и Его Величества заключен союз, капитану Хорнблауэру указывается и предписывается воздержаться от враждебных действий против испанских владений, и, получив от испанских властей необходимые припасы, проследовать со всей поспешностью в Англию для получения дальнейших указаний. Документ был несомненно подлинный. Он был помечен "копия ? 2" - вероятно, другие копии разосланы в другие части испанских владений, чтоб он наверняка получил хоть одну.

Следующий пакет был снабжен вычурными печатями и подписан изящным почерком с завитушками. Это было приветственное письмо вице-короля Перу. Тот заверял, что вся Испанская Америка в распоряжении Хорнблауэра, и выражал надежду, что он воспользуется всеми предоставленными возможностями для наискорейшего возвращения на родину, где сможет содействовать испанскому народу в его святой миссии и в том, чтобы загнать французского узурпатора обратно.

- Кхе-хм, - сказал Хорнблауэр. Испанский вице-король еще не знает о судьбе "Нативидада" и новом предприятии Эль Супремо. Вряд ли он будет столь же сердечен, узнав, какую роль сыграла "Лидия" в этих событиях.

Третье письмо было запечатано простой облаткой и подписано женской рукой. Испанский офицер говорил про письмо от английской леди из Панамы - каким ветром занесло туда английскую леди?

Хорнблауэр развернул письмо и прочел.

Панама, Цитадель.

Леди Барбара Велели приветствует капитана английского фрегата и просит его любезного дозволения проследовать вместе с горничной на его корабле в Европу, ибо вспыхнувшая на Испанском материке желтая лихорадка не позволяет ей вернуться на родину более коротким путем.

Хорнблауэр сложил письмо и в раздумье постучал по нему пальцем. Конечно, эта женщина просит невозможного. Переполненный фрегат, огибающий мыс Горн, не место для особ слабого пола. Она, по видимости, так не считает, напротив, явно рассчитывает на безусловное выполнение своей просьбы. Имя Велели, конечно, вполне это объясняет. Леди, вероятно, сестра или тетка двух знаменитых Велели - досточтимого маркиза Велели, кавалера ордена св. Патрика, бывшего генерал-губернатора Индии, а ныне члена кабинета министров, и генерала, досточтимого сэра Артура Велели{5}, кавалера ордена Бани, победителя при Ассайе, на которого указывали, как на величайшего солдата Англии после сэра Джона Мура. Хорнблауэр видел его однажды и запомнил надменный орлиный нос и властные глаза. Если женщина - той же крови, она будет ждать послушания как чего-то само собой разумеющегося. И не зря. Капитан фрегата, не имеющий ни связей, ни гроша за душой, счастлив будет оказать услугу члену этой семьи. Мария будет радоваться, хотя и ревновать немного, узнав, что он общался с дочерью графа, сестрой маркиза.

Но сейчас не время думать о женщинах. Хорнблауэр запер письма в стол и выбежал на палубу. С вымученной улыбкой он подошел к испанскому капитану.

- Приветствую нового союзника,- сказал он.- Сеньор, я горд вместе с Испанией сражаться против корсиканского тирана.

Испанец поклонился.

- Мы очень боялись, капитан, - сказал он, - что вы встретите "Нативидад" раньше, чем узнаете новость, поскольку на нем ее тоже не получили. В таком случае ваш прекрасный фрегат мог бы понести большой ущерб.

- Кхе-хм, - сказал Хорнблауэр. Да, угодил он в переплет. Обернувшись, он приказал вахтенному мичману. - Приведите пленных из канатного ящика живее!

Мальчик убежал, Хорнблауэр вновь повернулся к гостю.

- С сожалением должен сообщить вам, сеньор, что по несчастливой случайности "Лидия" встретилась с "Нативидадом" неделю тому назад.

Испанец не скрыл своего изумления. Он оглядел корабль, педантичный порядок во всем, исправный такелаж. Даже испанский капитан мог видеть, что в последнее время кораблю не доводилось сражаться.

- Но ведь боя не было, капитан? - начал он. - Возможно...

Слова замерли у него на губах - он увидел, что по переходному мостику к ним движется скорбная процессия. Он узнал капитана и лейтенантов с "Нативидада". Хорнблауэр лихорадочно начал объяснять их присутствие; но не так легко было втолковать испанскому офицеру, что "Лидия" захватила вдвое превосходящий ее испанский корабль, не потеряв при этом ни единого человека, не получив ни единой пробоины. Еще труднее было объяснить, что "Нативидад" теперь в руках повстанцев, намеренных покончить с испанским владычеством в Новом Свете. Испанец побледнел от гнева и уязвленной гордости. Он повернулся к капитану "Нативидада" и получил из уст несчастного подтверждение всему сказанному. Тот горестно ссутулился, повествуя о событиях, означавших для него неминуемые трибунал и крах.

Постепенно гость с люггера узнал обо всех последних событиях - о захвате "Нативидада" и успехах Эль Супремо. Он понял, что испанское владычество в Америке висит на волоске. Тут же ему представился новый и тревожный аспект сложившегося положения.

- Манильский галион в море! - воскликнул он. - Его ждут в Акапулько через месяц! "Нативидад" его перехватит!

Раз в год от Филиппин отходил корабль, везущий не менее чем на миллион стерлингов сокровищ. Его утрата окончательно бы подкосила и без того нищее испанское правительство. Три капитана обменялись взглядами - Хорнблауэр понял, почему Эль Супремо так легко отпустил "Лидию" на юго-запад: он без сомнения намеревается отправить "Нативидад" на северо-запад добывать ему богатство. Испанцам потребуются месяцы, чтоб провести вокруг мыса Горн судно, способное померятся силами с "Нативидадом"; тем временем Эль Супремо будет пользоваться всеми преимуществами владычества на море, которые Хорнблауэр предвкушал для "Лидии". Мятеж укоренится прочно, и его уже не удастся выкорчевывать, особенно, если (а это представлялось весьма вероятным) испанцы в Испании окажутся втянуты в долгую смертельную борьбу с Бонапартом и не смогут уделить Америке ни судов, ни людей. Хорнблауэр ясно видел свой долг.

- Очень хорошо, - коротко объявил он. - Я вернусь, чтоб сразиться с "Нативидадом".

Испанские офицеры взглянули облегченно.

- Спасибо, капитан, - сказал офицер с люггера. - Вы зайдете в Панаму, чтоб прежде посоветоваться с вице-королем?

- Да, - коротко отвечал Хорнблауэр.

В мире, где новости путешествуют месяцами, а коренные изменения в международных отношениях не только возможны, но и вероятны, лучше поддерживать тесные связи с сушей, как Хорнблауэр уже убедился на собственном горьком опыте. Сознание, что все его неприятности произошли от строгого следования приказам, ничуть не уменьшало его страданий, и он знал, что точно также это обстоятельство не повлияет на мнение лордов Адмиралтейства о капитане, заварившем такую ужасную кашу.

- Тогда, - сказал капитан люггера, - позвольте пока откланяться. Если я первым доберусь до Панамы, то смогу подготовить вашу встречу. Быть может, вы позволите моим соотечественникам меня сопровождать.

- Нет, - отрезал Хорнблауэр, - и вы, сударь, извольте держаться с подветренной стороны от меня, пока мы не бросим якорь.

Испанец пожал плечами и покорился. В море не особо поспоришь с капитаном, чьи пушки выдвинуты и одним бортовым залпом способны разнести твое суденышко в щепки, тем более если все англичане безумны и властолюбивы как Эль Супремо. У испанца не достало проницательности понять, что Хорнблауэр все еще втайне опасался: вдруг это лишь уловка, призванная заманить беззащитную "Лидию" под пушки Панамы.

IX

Это была не уловка. Утром, когда "Лидия" с попутным трехузловым бризом вошла на Панамский рейд, пушки палили только приветственно. Полные шлюпки ликующих жителей вышли встречать англичан, но ликование вскоре сменилось горем при вести, что "Нативидад" в руках Эль Супремо, Сан Сальвадор пал, и вся Никарагуа охвачена мятежом. В треуголке и при шпаге с золотой рукоятью ("шпага ценой в пятьдесят гиней", дар Патриотического Фонда капитану Хорнблауэру за участие в захвате "Кастильи" шесть лет назад) Хорнблауэр готовился ехать на берег с визитом к губернатору и вице-королю, когда ему объявили о прибытии еще одной лодки.

- Там на борту дама, сэр, - сказал Грей, один из помощников штурмана - он и принес сообщение. - Похожа на английскую леди, сэр. Она хочет подняться на борт.

Хорнблауэр вышел на палубу. У борта покачивалась большая гребная лодка. На шести веслах сидели смуглые латиноамериканцы с голыми руками и в соломенных шляпах. Еще один - на носу - держал в руках багор и, задрав кверху лицо, ожидал разрешения зацепиться. На корме сидела негритянка в наброшенном на плечи ярко-алом платке, а рядом с ней - английская леди, о которой говорил Грей. Пока Хорнблауэр смотрел, баковый зацепился, и лодка подошла вплотную. Кто-то поймал шторм-трап. В следующее мгновение леди, точно рассчитав время, перескочила на него и через две секунды была на палубе.

Несомненно, она была англичанка. Вместо извечной мантильи - широкополая шляпа с розами, голубовато-серое шелковое платье куда изящнее черных испанских. Кожа светлая, несмотря на золотистый загар, глаза - голубовато-серые, того же неуловимого оттенка, что и шелк ее платья.

Длинное породистое лицо - такие называют иногда "лошадиными" - портил густой загар, нос с горбинкой был несколько великоват. Хорнблауэр увидел в ней одну из тех решительных мужиковатых дам, которых особенно не жаловал - он всегда считал, что предпочитает трогательную беспомощность. Женщина, которая может перебраться с лодки на корабль на открытом рейде и без посторонней помощи влезть по веревочной лестнице, слишком мужественна на его вкус. Мало того, англичанка должна вовсе позабыть про свой пол, чтоб оказаться в Панаме без сопровождения мужчин. Термин "кругосветная дама" со всей его уничижительной подоплекой не был еще изобретен, но в точности соответствовал тому, что почувствовал тогда Хорнблауэр.

Пока посетительница оглядывалась, Хорнблауэр держался в сторонке. Не хватало только броситься ей на помощь. Дикий визг из-за борта возвестил, что негритянке трап дался не так легко. Так и есть: на палубу она вылезла по пояс мокрая, с черного платья ручьями текла вода. Леди не обращала внимания на злоключения своей горничной. Грей стоял ближе всего, и она обратилась к нему.

- Будьте любезны, сэр, - сказала она, - поднять из лодки мой багаж.

Грей колебался. Он через плечо посмотрел на Хорнблауэра, который стоял на шканцах, напряженный и непреклонный.

- Капитан там, мэм, - сказал Грэй.

- Да, - ответила леди. - Пожалуйста, поднимите мой багаж, пока я буду с ним разговаривать.

В душе Хорнблауэра шла борьба. Он не любил аристократов - ему и сейчас больно было вспоминать, как он, сын доктора, вынужден был приподымать шляпу перед сквайром. Ему было тягостно и неловко от надменной самоуверенности родовитой богачки. Его раздражала мысль, что, обидев эту женщину, он может загубить свою карьеру. Ни золотой позумент, ни наградная шпага не придавали ему уверенности. Он попытался найти защиту в холодной вежливости.

- Вы капитан этого корабля, сэр? - спросила она приблизившись. Без тени смущения она прямо и открыто посмотрела ему в глаза.

- Капитан Хорнблауэр к вашим услугам, мэм, - ответил он с резким кивком, который при желании можно было счесть за поклон.

- Леди Барбара Велели, - был ответ, сопровождаемый более чем сдержанным реверансом. - Я послала вам записку, прося вас доставить меня в Англию. Надеюсь, вы ее получили.

- Получил, мэм, но думаю, что со стороны вашей милости было бы безрассудно избрать для путешествия это судно.

Два "судна", неудачливо столкнувшиеся в одной фразе, отнюдь не прибавили Хорнблауэру уверенности.

- Позвольте спросить, почему, сэр.

- Потому, мэм, что мы вскорости отправляемся искать неприятеля с целью дать ему бой. А затем, мэм, нам придется возвращаться в Англию в обход мыса Горн. Вашей милости разумно было бы проехать через перешеек. Из Порто-Белло вы легко доберетесь до Ямайки и наймете каюту на Вест-Индском пакетботе, более приспособленном для перевозки пассажирок.

Брови леди Барбары приподнялись.

- В письме, - сказала она, - я сообщала вам, что в Порто-Белло желтая лихорадка. За прошлую неделю там умерли тысяча человек. Когда началась эпидемии, я переехала из Порто-Белло в Панаму. Здесь она может вспыхнуть со дня на день.

- Могу я спросить вашу милость, как вы оказались в Порто-Белло?

- Потому, что приспособленный для перевозки пассажирок Вест-Индский пакетбот, на котором я находилась, был захвачен испанским капером и приведен туда. Сожалею, сэр, что не могу сообщить вам фамилию кухарки моей бабушки, но с радостью отвечу на любые другие вопросы, которые может задать благовоспитанный джентльмен.

Хорнблауэр моргнул и, к своему раздражению, почувствовал, что краснеет. Его неприязнь к надменной аристократии выросла, чтоб не сказать больше. Нельзя было однако отрицать, что представленные объяснения вполне удовлетворительны - в Вест-Индию любая женщина может съездить, не забывая про свой пол, а из Порто-Белло в Панаму она явно перебралась не по своей воле. Теперь он был более склонен удовлетворить ее просьбу - собственно, он уже намеревался это сделать, странным образом позабыв про надвигающийся поединок с "Нативидадом" и путешествие вкруг мыса Горн. Он вспомнил о них, уже открыв рот, в результате сказал не то, что намеревался, и потому запнулся.

- Н-но мы выходим в море, чтобы сражаться, - сказал он. - "Нативидад" вдвое мощнее нас. Это будет оп-пасно.

Леди Барбара рассмеялась - Хорнблауэр отметил приятный контраст между золотистым загаром и белыми зубами. У него самого зубы были плохие.

- Лучше быть на борту вашего судна в бою, - сказала она, - чем в Панаме с vomito negro.

- Но мыс Горн, мэм?

- Я не знакома с вашим мысом Горн, но в бытность моего брата генерал-губернатором Индии дважды огибала мыс Доброй Надежды и заверяю вас, капитан, даже не знаю, что такое морская болезнь.

Хорнблауэр все запинался. Ему не хотелось пускать на борт женщину. Леди Барбара угадала его мысли - и ее изогнутые брови сошлись вместе, странным образом напомнив ему об Эль Супремо, хотя глаза ее, смотревшие на него, по-прежнему улыбались.

- Еще немного, капитан, - сказала она, - и я подумаю, что вы не рады видеть меня на борту. Мне трудно поверить, что джентльмен, находящийся на королевской службе, может быть невежлив с дамой, тем более - с дамой, носящей такое имя.

В этом вся загвоздка. Не может безвестный капитан безнаказанно оскорбить Велели. Хорнблауэр знал, что в таком случае он уже никогда не получит судна, и они с Марией до скончания жизни будут бедствовать на половинном жалованьи. В тридцать семь лет он едва поднялся на восьмую часть капитанского списка. Расположение Велели может сохранить его на действительной службе до достижения им адмиральского чина. Оставалось только проглотить обиду и всячески добиваться этого расположения, дипломатично извлекая преимущества из своих затруднений. Он постарался нащупать нужный тон.

- Моим долгом, мэм, - сказал он, - было указать вам на опасности, которым вы можете подвергнуться. Мне же ничто не доставит большего удовольствия, чем ваше присутствие на борту.

Леди Барбара присела куда ниже, чем в первый раз. В этот момент подошел Грей и козырнул.

- Ваш багаж на борту, мэм.

Весь скарб втащили горденем, пропущенным через блок на ноке грота-рея, и составили на переходном мостике - кожаные чемоданы, окованные железом ящики, сводчатые сундуки.

- Спасибо, сэр. - Леди Барбара вынула из кармана плоский кожаный кошелек и достала золотую монету. - Не будете ли вы так любезны отдать это лодочникам.

- Сохрани вас Бог, мэм, незачем давать этим голодранцам золото. Хватит с них и серебра.

- Дайте им это, и спасибо за вашу доброту. Грей поспешил прочь, и Хорнблауэр услышал, как он по-английски торгуется с лодочниками, не знающими другого языка, кроме испанского. Угроза сбросить в лодку ядро заставила их наконец отвалить - впрочем, возмущенные выкрики доносились еще долго. В душе Хорнблауэра волной поднялось раздражение. Его уорент-офицеры носятся у женщины на побегушках, у него самого дел по горло, а он вот уже полчаса стоит на солнцепеке.

- В вашей каюте не хватит места и для десятой части этого багажа, мэм, - буркнул он. Леди Барбара печально кивнула.

- Я и прежде жила в каюте, сэр. В этом сундучке все, что мне понадобится в пути. Остальное можете поставить, где хотите - до Англии.

Хорнблауэр от гнева едва не топнул ногой по палубе. Он не привык, чтоб женщины обнаруживали такую практическую сметку. Его бесило, что ее невозможно смутить. И тут она улыбнулась. Он догадался, что борьба чувств написана у него на лице, понял, что смешон, снова покраснел, повернулся на каблуках и без единого слова повел ее вниз.

Леди Барбара с чуть капризной улыбкой осмотрела капитанскую каюту, но ничего не сказала.

- На фрегате вы не увидите таких роскошеств, как на индийце, - с горечью сказал Хорнблауэр. Ему было горько, что бедность не позволила ему приобрести даже тех скромных удобств, которые доступны большинству его собратьев.

- Когда вы заговорили, я как раз подумала, - сказала леди Барбара мягко, - возмутительно, что королевские офицеры живут хуже, чем жирные торговцы. Но я должна попросить у вас еще одну вещь, которой не вижу.

- Какую же, мэм?

- Ключ для замка от двери каюты.

- Я прикажу оружейнику изготовить для вас ключ. Но у дверей днем и ночью будет стоять часовой.

Намек, который Хорнблауэр прочел в просьбе леди Барбары, вновь его разозлил. Она порочит его самого и его корабль.

- Quis custodiet ipsos custodes?{6} - сказала леди Барбара. - Не из-за себя, капитан, я прошу ключ. Я должна запирать Гебу, если не вижу ее перед глазами. Мужчины притягивают ее, как огонь - мотылька.

Маленькая негритянка при этих словах расплылась в улыбке, демонстрируя не раскаяние, а изрядную долю гордости. Она покосилась на Полвила, в молчании стоящего рядом.

- Где же тогда она будет спать? - спросил Хорнблауэр, вновь приходя в замешательство.

- На полу в моей каюте. И попомни мои слова, Геба, если однажды ночью я тебя здесь не обнаружу, так излупцую, что спать будешь на животе.

Геба все улыбалась, хотя явно знала, что ее хозяйка не грозит попусту. Что Хорнблауэра смягчило, так это легкая оговорка в речи леди Барбары - "пол" вместо палубы. Это доказывает, что, в конце концов, она все-таки слабая женщина.

- Очень хорошо, - сказал он. - Полвил, отнесите мои вещи в каюту мистера Буша. Передайте мистеру Бушу мои извинения и скажите, что ему придется разместиться в кают-компании. Проследите, чтоб у леди Барбары было все необходимое, и от моего имени попросите мистера Грея распорядиться погрузкой ее багажа в мою кладовую. Вы меня извините, леди Барбара, но я уже запаздываю с визитом к вице-королю.

Х

Боцманматы привычно дудели в дудки, морские пехотинцы взяли "на караул". Капитан "Лидии" вернулся на борт. Ступал он осторожно: только что прибывшие из Европы хорошие новости усугубили навязчивое гостеприимство вице-короля, а известие о первых случаях желтой лихорадки в Панаме - его тревогу, так что Хорнблауэр волей-неволей выпил лишний бокал. Убежденный трезвенник, он злился, что ноги его не слушаются.

Как обычно, едва ступив на палубу, он пристально огляделся. Леди Барбара сидела на стульчике с парусиновым сиденьем - кто-то уже успел смастерить. Кто-то натянул на бизань-вантах миниатюрный тент, и она сидела в тени, Геба на палубе у ее ног. Она выглядела свежей и спокойной и при виде Хорнблауэра с готовностью улыбнулась - но он отвернулся от нее. Не мог он говорить с ней, пока в голове не прояснится.

- Все наверх, с якоря сниматься и ставить паруса, - сказал он Бушу. - Мы отбываем немедленно.

Он пошел вниз и с раздражением остановился, заметив, что по привычке направился не к той каюте. Новая его каюта, откуда выселили Буша, была еще теснее прежней. Полвил ждал, чтобы помочь переодеться, и при виде его Хорнблауэр вспомнил о новых трудностях. Когда леди Барбара поднялась на борт, он был в лучшем своем сюртуке с золотым позументом и в белых бриджах, но нельзя носить их постоянно, чтобы совсем не затрепать. В будущем он вынужден будет появляться в старых штопаных сюртуках и дешевых парусиновых штанах. Она посмеется над его бедностью и убожеством.

Снимая мокрую от пота одежду, он проклинал незванную пассажирку. Тут он вспомнил еще одно неудобство. Придется ставить Полвила на страже, пока он будет мыться под помпой, чтобы леди Барбара не увидела его голым. Надо будет отдать команде соответствующие приказы, чтобы щепетильные женские взоры не оскорбил малоприкрытый вид, каким они привыкли щеголять в тропиках. Он причесался, досадуя на непокорные вьющиеся волосы и особо отметив увеличившиеся залысины на лбу.

Потом он поспешил на палубу; к счастью, обязанности по судну не позволяли ему встретиться с леди Барбарой глазами и увидеть, как она восприняла его убогий наряд. И все равно, руководя подготовкой к отплытию, он затылком чувствовал ее взгляд. Полвахты у шпиля упирались всем телом в вымбовки, а босыми ногами - в главную палубу, Гаррисон выкрикивал понукания и угрозы, подбадривая неповоротливых ударами трости. На полубаке сумасшедший скрипач Салливан, два морских пехотинца с горнами и двое барабанщиков наяривали веселенький мотив - для Хорнблауэра все мотивы были одинаковы.

Канат медленно полз внутрь, юнги со стопорами провожали его до комингса и тут же поспешно бежали назад, чтоб вновь прихватить канат и кабаляринг. Но размеренное клацанье шпиля все замедлялось и, наконец, совсем стихло.

- Навались, ублюдки! Навались! - орал Гаррисон. - Эй, на полубаке, давайте сюда. Ну, навались!

Сейчас на вымбовки налегало больше двадцати человек. Их совместные усилия заставили шпиль еще раз клацнуть.

- Навались! Разрази вас гром, навались! - Трость Гаррисона взметалась и падала на чьи-то спины.

- Навались!

По кораблю пробежала судорога, шпиль закрутился, матросы у вымбовок попадали один на другого.

- Лопнул кабаляринг, сэр, - крикнул Джерард с полубака. - Я думаю, якорь нечист, сэр.

- Тысяча чертей! - сказал Хорнблауэр про себя. Он был уверен, что женщина на парусиновом стульчике смеется над его незадачей. На глазах у всей Центральной Америки якорь застрял в грунте. Но он не оставит испанцам якорь и якорный канат.

- Замените кабаляринг малым носовым канатом, - приказал он.

Это означало, что двум десяткам матросов придется изрядно попотеть: размотать малый якорный канат и вручную протащить его от канатного ящика к шпилю. До шканцев понеслись крики и проклятия боцманматов - уорент-офицеры не менее остро, чем их капитан, сознавали, в каком недостойном положении оказался корабль. Из боязни встретиться с леди Барбарой глазами, Хорнблауэр не мог пройтись по палубе. Он стоял на месте, с досадой вытирая платком потные шею и лоб.

- Кабаляринг готов, сэр! - крикнул Джерард.

- Поставьте к вымбовкам матросов, сколько поместится. Мистер Гаррисон, проследите, чтоб они не ленились!

- Есть, сэр!

Ба-ра-ра-ра-рам. Бам! Ба-ра-ра-рам. Бам! - бил барабан.

- Навались, сукины дети! - орал Гаррисон, молотя тростью по склоненным спинам.

Клац! - щелкнул шпиль. Клац-клац-клац. Палуба у Хорнблауэра под ногами немного накренилась.

Натяжение каната опускало нос корабля, а не поднимало якорь.

- Бога... - начал Хорнблауэр, и не договорил. Из пятидесяти ругательств, вертевшихся у него на языке, ни одно не подходило к случаю.

- Отставить на шпиле! - крикнул он. Потные матросы расслабили ноющие спины.

Хорнблауэр потянул себя за подбородок, словно хотел его оторвать. Он должен на парусном ходу вытащить якорь из грунта - маневр деликатный, сопряженный с опасностью для мачт и парусов. Он вполне может кончиться позорным фиаско. До сего момента лишь немногие знатоки в Панаме догадались, какая незадача произошла с кораблем, но в ту минуту, когда поднимут паруса, с городских стен на него устремится множество труб, и, если маневр пройдет неудачно, все увидят и посмеются. В довершение "Лидии" придется задержаться на несколько часов, чтобы устранить поломки. Но он не бросит якорь и канат.

Он посмотрел на флюгер, на воду за бортом. Хорошо хоть ветер поперек отлива. Он тихо отдал приказы, тщательно скрывая волнение и стойко держась к леди Барбаре спиной. Марсовые побежали наверх отдавать фор-марсель; им и контр-бизанью можно будет придать судну задний ход. Гаррисон стоял у шпиля, готовый сперва потравить, а как только судно двинется вперед - молниеносно выбрать канат. Буш поставил матросов к брасам, а все свободные от дел собрались у шпиля.

Канат загромыхал через клюз: судно набирало задний ход. Хорнблауэр врос в палубу, чувствуя, что отдал бы неделю жизни за возможность пройтись, не встретившись с леди Барбарой глазами. Сощурившись, он наблюдал за продвижением судна, мысленно прокручивая десяток факторов разом - натяжение каната, приложенное к носу корабля давление ветра на контр-бизань и обстененный фор-марсель направление отлива, растущую скорость заднего хода, длину каната, которую еще оставалось потравить. Пора.

- Руль круто направо! - рявкнул он рулевому у штурвала, потом матросам на баке: - Пошли брасы помалу!

Руль встал поперек судна, и оно немного развернулось. Повернулся фор-марсель. Молниеносно поставили кливера и фор-стаксели. Судно дрогнуло и начало уваливаться под ветер. Движение назад прекратилось. Корабль вначале заколебался, а затем весело двинулся в бейдевинд, постепенно набирая скорость. Хорнблауэр отрывисто командовал поднять все паруса. Заливисто щелкал шпиль - люди Гаррисона бежали вокруг него, вновь выбирая канат.

Пока корабль набирал скорость, Хорнблауэр напряженно соображал. Если он просчитается, натяжение каната развернет судно прямо против ветра. Чувствуя, как быстро колотится сердце, он наблюдал за грот-марселем - не заполощет ли. Отдавая команды рулевому, он с трудом сдерживал дрожь в голосе. Канат быстро уходил внутрь - приближался следующий критический момент. Сейчас либо якорь выдернется из грунта, либо "Лидия" останется без мачт. Хорнблауэр внутренне приготовился, рассчитал время и крикнул, чтоб убрали все паруса.

Не зря Буш так долго и мучительно муштровал команду. Нижние прямые паруса, марсели и брамсели убрали в несколько секунд. Как только исчезла последняя полоска полотна, Хорнблауэр отдал новый приказ, и судно развернулось, носом по ветру, к скрытому под водой якорю. По инерции оно медленно двигалось вперед. Хорнблауэр напрягал слух.

Клац-клац-клац-клац.

Гаррисон гонял и гонял своих людей вокруг шпиля.

Клац-клац-клац.

Корабль двигался заметно медленнее. Пока не ясно - удался маневр или кончился позорным провалом. Клац-клац.

И вдруг дикий вопль Гаррисона:

- Якорь чист!

- Поставьте все паруса, мистер Буш, - сказал Хорнблауэр.

Буш не пытался скрыть, что восхищен этим блестящим образчиком мореходного искусства. Хорнблауэру стоило больших усилий говорить размеренно и сурово, будто он вовсе не ликует и с самого начала не сомневался в успехе маневра.

Он задал компасный курс и, когда корабль развернулся, последний раз хозяйским глазом окинул палубу.

- Кхе-хм, - сказал он и нырнул вниз, где мог перевести дух не на виду у Буша - и леди Барбары.

Дальше