Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Нравы американской казармы

... Я сидел в засаде с гранатометом и тут вдруг увидел людей. Несколько женщин бежали через открытое поле к полусгоревшей хижине. Сержант крикнул мне: «Эй, приятель! Вон бегут гуки{1}, вышиби-ка из них дух!» Я прицелился и открыл огонь. В хижину попало по меньшей мере четыре гранаты, и на ее месте образовалась глубокая воронка. Мы с сержантом подошли и увидели, что какая-то старуха еще шевелится. Сержант разрядил в нее половину магазина, потом для верности швырнул гранату.

... Около двух часов ночи полицейский, стоявший около входа в отделение банка в Сан-Диего, увидел двух подозрительных парней. Он решил было вызвать патрульную машину, как вдруг один из парней неожиданно метнулся к нему и ударил по голове. Полицейский упал, а налетчики взломали дверь, влезли в банк и, похитив около 50 тысяч долларов, скрылись. Полиция арестовала их на следующий день в Сан-Клементе. Парни отчаянно сопротивлялись.

... Более двух лет продолжался в городе Паха на Окинаве судебный процесс над капралом Джеймсом Бенджаменом, зверски убившим японского рабочего с американской военной базы. Хотя вина обвиняемого была полностью доказана, американские власти добились от японского суда передачи им убийцы на поруки. Свое решение они мотивировали тем, что преступление совершено Бенджаменом в состоянии шизофренического припадка на почве злоупотребления наркотиками. [5]

Эти происшествия (а список можно было бы продолжить), «героями» которых являются американские военнослужащие, имели место в разные годы и в разных уголках земли, в США и за их пределами, там, где дислоцируются американские войска, в годы войны и в мирное время. И хотя они различны по своему характеру, у них есть одна общая черта - они были совершены военнослужащими морской пехоты, теми самыми морскими пехотинцами, которых американские милитаристы, реакционная пропаганда именуют не иначе как «бравыми», «отважными», «неустрашимыми», «спасителями отечества».

Корпус морской пехоты считается в США особо надежным, способным провести любую операцию, самым проверенным компонентом вооруженных сил. Как писала ноябре 1975 года, в канун 200-летия морской пехоты, флотская газета «Нэйви таймс»,

«на протяжении всей истории Соединенных Штатов морским пехотинцам всегда доверялось выполнение самых ответственных и щекотливых заданий, проведение боевых операций, где требовалась максимальная решительность, а главное - абсолютная надежность и уверенность, что задание будет выполнено любой ценой».

Морская пехота - главная карательная, жандармско-полицейская сила в составе военной машины американского империализма. Хотя номинально она и входит в состав ВМС, но в действительности является полусамостоятельным видом вооруженных сил, используемым прежде всего в качестве мобильного орудия агрессии при проведении заморских авантюр, вооруженных провокаций, инструмента подавления национально-освободительных сил в зависимых странах, трудового парода и национальных меньшинств в своей стране. Недаром в США морскую пехоту часто именуют «главным военным полицейским», а ее солдат «псами дьявола».

Характерно, что в соответствии с действующим американским законодательством морская пехота является единственным компонентом военной машины США, который президент может направить для проведения заморских авантюр и карательных операций даже без формальной санкции конгресса. И Вашингтон широко пользуется этим реакционным правом.

«Если вы хотите узнать, - писал английский философ Бертран Рассел, - где в ближайшее время произойдут опасные для мира события, следите за передвижениями [6] американского флота и морской пехоты».

Для выполнения роли «главного военного полицейского» американского империализма морская пехота имеет соответствующие силы и средства, этой задаче подчинена система комплектования и подготовки ее личного состава.

Морская пехота США имеет в мирное время в строю более 190 тысяч человек. В ее составе есть три дивизии и три авиационных крыла, а также ряд отдельных бригад, полков и других частей. Одна дивизия с приданным ей авиакрылом постоянно находится вместе с 7-м оперативным флотом США в западной части Тихого океана, угрожая здесь миролюбивым странам Азии и Дальнего Востока. Усиленный батальон морской пехоты постоянно базируется на кораблях другого «серого дипломата» Белого дома - 6-го флота США в бассейне Средиземного моря.

Помимо этих сил в составе морской пехоты имеются также специальные гарнизонные и охранные части и подразделения, в задачу которых входит охрана важных государственных и правительственных объектов, в том числе всех посольств и миссий США, а также несение полицейской службы на крупных кораблях флота и в военно-морских базах, выполнение патрульных функций при увольнении моряков на берег. На этой почве между моряками и морскими пехотинцами в США издавна существует непримиримая вражда, стычки и драки между ними являются буквально притчей во языцех в Америке.

Такая роль, отводимая морской пехоте правящими кругами, дает ответ на вопрос, почему эта элита Пентагона всегда находится в привилегированном положении, почему столь тщательно отбирается в нее личный состав и так изощренно организуется его воспитание и подготовка.

Главное внимание при отборе кандидатов в морскую пехоту уделяется их политической благонадежности, готовности беспрекословно повиноваться и выполнять любые приказы. Командование смотрит порой сквозь пальцы на то, что некоторые новобранцы до прихода на военную службу участвовали в молодежных бандах, задерживались полицией. Не придается особого значения образовательному уровню будущего солдата, его физическому состоянию- считается, [7] что все это можно поправить в процессе подготовки. Политическое же лицо проверяется самым тщательным образом, и тут уж никаких послаблений не допускается.

Завербованные в морскую пехоту рекруты-новобранцы направляются для прохождения первоначального обучения в учебные центры (в США их именуют рекрутскими депо). Срок обучения здесь - 11-12 недель. Крупнейшие центры - Пэррис-Айленд (штат Южная Каролина) Сан-Диего (штат Калифорния).

Первостепенная задача учебных центров - привить новобранцу привычку к слепому, абсолютному повиновению. Для этого используются безжалостная муштра, грубость, издевательства. Главное действующее лицо в этом обучении - сержант-инструктор, или, как принято в рекрутских депо, «эс-ин». Он заставляет солдат делать никому

не нужную работу, выполнять унизительные приказы и распоряжения, издевается над ними, всячески третирует и подавляет их. На любой вопрос солдат имеет право ответить только «так точно, сэр» или «никак нет, сэр». Ему запрещено глядеть в лицо «эс-ину», стоять перед сержантом иначе как по стойке «мирно», задавать вопросы. Иными словами, как сказал американский писатель У. Сароян,

«здесь делается все, чтобы в короткий срок выбить из солдата все человеческое и «превратить его в человекообразную обезьяну номер такой-то».

Физическое подавление сопровождается повседневным моральным и психологическим гнетом. Новобранцу с утра

до ночи вбивают в голову, что он теперь «человек другого сорта», что ему «посчастливилось» попасть в «самое отборное воинство» и что он должен платить за это рабской покорностью, а главное - готовностью «убивать всех, кого прикажут».

«Когда мы прибыли в рекрутское депо, - вспоминает солдат Терри Уитмор, - нам показалось, что мы попали в сущий ад. Единственное, что мы слышали с утра до ночи, это - убей! Каждый вечер перед отбоем инструкторы выстраивали нас и заставляли орать что есть мочи только одно слово «убей!», «убей!», «убей!». Даже молитвы которую мы читали на сон грядущий, - молитва морского [8] пехотинца - заканчивалась словами: «Убей! Убей! Убей!» А еще нам приказывали просить у бога, чтобы он почаще посылал войны, ибо только на войне морской пехотинец может показать, что он - настоящий убийца».

Система беспощадного подавления и угнетения людей, методы, рассчитанные на превращение людей в нерассуждающих убийц, садизм специально вышколенных по этой части сержантов-инструкторов - это тщательно продуманная система, действующая в морской пехоте США. На протяжении тех нескольких недель, которые новобранец проводит в рекрутском депо, он живет в атмосфере вечного страха, ожидания грубого окрика, пинка, зуботычины. Над ним постоянно висит кулак злобного «эс-ина». Недаром в морской пехоте давно уже стали чем-то вроде пословицы слова одного из «отцов морской пехоты» генерала С. Батлера, любившего повторять, что «солдат должен идти в бой не потому, что этого требует долг или велит совесть, а просто потому, что так приказал сержант».

Даже среди снискавших себе недобрую славу учебных формирований вооруженных сил США особо выделяется рекрутское депо Пэррис-Айленд. Оно давно уже стало в Америке синонимом насилия над человеческой личностью, грубости и произвола сержантов и офицеров, бесправия простого парня, одетого в солдатский мундир. В американской печати многократно сообщалось о том, какими особо безжалостными методами пользуются здесь всесильные «эс-ины» для того, чтобы «выбить гражданский дух» из «желтобрюхих слабаков» и «паршивых червей», как они именуют новобранцев. Не раз дело заканчивалось увечьями и даже гибелью рекрутов, не выдержавших этой чудовищной системы подавления человека. Иногда случаи такого рода были настолько вопиющими, что командование, обычно старающееся ни в коем случае «не выносить сэр из избы», оказывалось вынужденным начать расследование и даже отдать наиболее рьяных садистов под суд. Но, как правило, в конце концов дело спускается на тормозах, прячется под сукно - дикие правы в учебных центрах насаждаются в первую очередь командованием, а оно, разумеется, не собирается признавать себя виновным.

Именно к такому финалу пришло дело сержанта-инструктора Маккеона, который «в порядке приучения к дисциплине» завел свой взвод ночью в топкое болото, в результате чего погибли шесть новобранцев. Отделались [9] выговором сержанты Д. Пейн и Дж. Томпсон, виновные в систематических издевательствах и нанесении побоев солдатам. К условному наказанию был приговорен сержант-садист Дж. Янач, доведший систематическими избиениями до смерти рядового Бартоломео. Вышел сухим из воды штаб-сержант К. Кориелисон, чья вина в гибели солдата была неопровержимо доказана на следствии. Случаев такого рода только за последние пять-шесть лет известно более десятка.

Рекрутское депо Пэррис-Айленд сегодня как бы олицетворяет наиболее мрачные стороны американской казармы, наглядно иллюстрирует царящие здесь правы. То, что происходит в этом учебном центре, характерно для вооруженных сил США в целом, типично для любой империалистической армии.

Предлагаемый вниманию советского читателя роман Роберта Флэнагана рассказывает именно об этих нравах. Об этом написанном остро и увлекательно произведении современного американского писателя следует сказать прежде всего самое главное: здесь все - истинная правда. Фактически, кроме фамилий и имен персонажей, здесь все документально, взято из самой жизни, срисовано с натуры. Роберт Флэнаган как бы открывает перед читателем «глазок», сквозь который мы вместе с ним заглядываем в рекрутскую казарму, наблюдаем ее обитателей, переживаем за судьбу одних, возмущаемся трусостью или нерешительностью других, ненавидим третьих. Автор помогает нам воочию увидеть тот бесчеловечный процесс, с помощью которого, как цинично заявил бывший командующий морской пехотой генерал Пуллер, «из мягкой и податливой человеческой глины лепятся настоящие морские пехотинцы». «Черви» - остросюжетное, динамичное, захватывающее читателя произведение. И для достижения той цели его автору даже не потребовалось сгущать краски или искусственно нагнетать трагическую атмосферу - нравы Пэррис-Айленда достаточно жестоки и трагичны сами по себе.

В правдивости, злободневности, искренности - особая ценность романа «Черви». Его автор - начинающий писатель. Поэтому, может быть, у него не всегда достаточно глубоко прорисовываются персонажи, иногда встречаются повторы, порой немного длинноваты размышления героев и авторские отступления. Но это - частные недостатки.

Главные действующие лица, особенно сержант-инструктор Магвайр, нарисованы мастерски; это живые люди, из плоти и крови, именно такие, каких много в Пэррис-Айленде. Типичность и реалистичность образов, правдивость сюжета в целом и всех его деталей, острота авторского обличения - вот главные положительные черты романа.

Прочитав роман Роберта Флэнагана «Черви», советский читатель узнает немало поучительного и интересного о том, как американская военщина готовит свой личный состав для участия в агрессивной войне, карательных операциях и расправах с трудовым народом, еще раз убедится, на каких морально-психологических дрожжах заквашивается боевой дух, формируется моральный облик солдат и матросов вооруженных сил США, в первую очередь элиты Пентагона - корпуса морской пехоты.

Капитан 1 ранга Т. К. Белащенко

Дальше